Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

№ 29

1595 г. мая 26. – Жалованная тарханная грамота ц. Федора Ивановича иг. Благ. м-ря Сергию на вкладную вотчину Виняиса Михайлова сына Щукина пуст. Погарцы в Муромском у.; с подтверждениями: 1) ц. Бориса Федоровича 1599 г. января 1 иг. Сергию; 2) ц. Михаила Федоровича 1614 г. января 21 иг. Сергию; 3) ц. Михаила Федоровича 1623 г. июля 31 иг. Сергию; 4) ц. Алексея Михайловича 1647 г. июля 20 иг. Иоакиму.

Се яз, царь и великий князь Федор Иванович [всеа Русии, пожаловал] есми Благовещения Пречистые Богородицы что в Муроме на посаде с старого городища, где лежат муромские чюдотворцы князь [Констянтин и чада его князь Михайло и князь Федор, игумена Сергия] з братьею, или кто по нем в том монастыре иный игумен будет. Били нам челом, а сказали, в 85-м деи году дал к нам в монастырь муромец сын боярской Виняй Михайлов сын Щукин свою отчиную пустошь Погарцы по своих родителех для вечных благ. А в сошном деи писме по книгам та пустошь написана [на] тритцать чети. И они деи тое пустоши роспахали в одном поле дватцать чети, а в дву по пятиннатцать чети. А опричь деи тое пустоши иных земель, и рыбных ловель, и сенных покосов, и иных никаких угодей у них нет. И нам бы [Благовещ]енья Пречистые Богородицы что в Муроме на посаде игумена Сергия з братьею пожаловати тою пустошью Погарцыным, велети владети по-прежнему для церковные вседневные службы и с монастырских людей и со хрестьян с их, которые учнут жити в той пустоши нашие дани, и полоненичных, и охотничих подможных денег, и посох, и иных всяких податей имати не велети. А в приказе Болшого приходу в муромских книгах писма князя Михаила Мезецкого да подъячего Данила Прокофьева 85-го году та пустошь Погарцы написана впусте. И яз, царь великий князь Феодор Иванович всеа Русии, благовещенского игумена Сергия з братьею, или кто по нем в том монастыре иный игумен будет, пожаловал, велел им тою пустошью Погарцыным владети по-прежнему для церковные вседневные службы, на воск и на фимьян. И кто у них [в] той пустоши учнет жити хрестьян или монастырьских людей, и тем монастырьским людем и хрестьяном наших данных, и полоненичных, и охотником подможных, и прогонных денег, и посох, и иных наших никоторых податей не давати, и у хрестьян их, которые в той пустоши в Погарцыне учнут жити, наши посланники и гонцы не ставятца и кормов своих и конских у тех их хрестьян силно не емлют, и в целовалникех у наших ни у каких податей не сидят, и подвод и проводников никому не дают.

А коли явят сю нашу жаловалную грамоту [наместником нашим муромским и их] тиуном, и они с нее явки [не дают ничего].

[Дана грамота] на Москве, лета 710[3-го, маия в 26 день].

На обороте:

Царь и великий князь Феодор Иванович всеа Русии.

[Божиею милостию мы, великий Государь царь и великий князь Борис Феодорович всеа Русии самодержец и сын наш царевич князь Федор Борисович всеа Русии, по сей грамоте Благовещенского монастыря что в Муроме игумена Сергия з братьею, или хто по нем в том монастыре иный игумен] будет, пожаловали, сее у [79] ни[х грамоты рушати не велели никому ни чем и о всем] велели ходити по тому, как в сей грамоте писано. Лета 7107-го, генваря в 1 день. А подписал государя царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии диак Андрей Арцыбашев.

Лета 7122-го году, генваря в 21 день, царь и великий князь Михайло Феодорович всеа Русии сее грамоты слушал, а выслушав сю грамоту Благовещенсково монастыря что в Муроме на посаде игумена Сергея з братьею, или хто по нем в том монастыре иный игумен будет, пожаловал, велел им сю грамоту подписать на свое государево царево и великого князя Михаила Феодоровича всеа Русии имя и сее у них грамоты рудити не велел никому ни чем, а велел у них ходити о всем потому, как в сей грамоте писано. А подписал государев царев и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии диак Добрыня Семенов.

[Лета 7131-го, июля в 31 день], мы, великий государь царь и великий кня[зь Михайло Федорович всеа Русии самодержец и отец нага государев великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии, сее грамоты слушав, указали подписати вновь на наше государское имя, а сее жалованную грамоту указали, подписав на наше же государское имя, отдать Благовещенского монастыря и муромских чюдотворцов игумену Сергею з братьею впредь для спору вотчинных земель и всяких вотчинных крепостей, а о всем указали ходити по тому, как в нашей в новой государской жалованной грамоте нынешнего 131-го году написано. А подписал государев царев и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии диак Прокофей Пахирев.

155-го, июля в 20 день, мы, великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии самодержец, сее грамоты слушал, а выслушав, из Мурома Благовещенского монастыря игумена Иоакима з братьею пожаловал, велел подписать на свое государево царево и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии имя, а сее грамоты рудить никому не велел ни чем, а велел ходить во всем по тому, как в сей грамоте писано. А подписал государев царев и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии диак Иван Федоров].

Муромский историко-художественный музей. № 29330/811 (М. 9822). Подлинник (крайне ветхий): 300 X 360. Утраченные части восстановлены по списку из ГАВО.

Списки: РГИА. Ф. 834. Оп. 3. Д. 1917. Л. 113-114 об. 1740-е гг.; ГАВО. Ф. 1094. Оп. 1. Д. 1. Л. 2 об.–4. XVIII в.; РГБ. Ф. 256. Оп. 1. Д. 60. Л. 1, 2. XIX в.

Публ.: Владимирские губернские ведомости. 1877. № 46.

№ 30

1597 г. мая 29. – Указная с прочетом грамота ц. Федора Ивановича в Муром Ивану Сумарокову о передаче иг. Благ. м-ря Сергию «для пространства осадного» расположенных у монастырской ограды посадских дворовых мест в Муроме, с подтверждением ц. Михаила Федоровича 1623 г. июля 31 иг. Сергию.

От царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии в Муром Ивану Суморокову. Бил нам челом из Мурома старого городища Благовещенского монастыря и муромских чюдотворцев князя Констянтина и чад его князя Михаила и князя Феодора игумен Сергей з братьею, а сказали, меж де монастырские их ограды и Старые ямские улицы местечко пустое, а было де на том месте посадцкое [80] дворишко, да з другую де сторону монастыря меж монастырские ж ограды и Бутулины улицы два местечка пустые, а были де на тех местечках посацкие ж два дворишка, да двор жилой, а живет де в нем посацкой молодчей человек Ромашко прасол з братьею. А пришли де те пустые местечка и Ромашково место просола по обе стороны монастыря к монастырской ограде, и к игуменской келье и к брацким кельем о стену, и к монастырскому кладбищю. И им де вышед ис кельи, укрытись немочно, а ограда де около монастыря, строенье наше, огнила и опала. И в прошлом де в 103-м году // по их челобитью послана в Муром наша грамота к губному старосте к Семену Черткову, а в 104-м году по их же челобитью послана в Муром наша грамота к тебе, Ивану, а велено тебе те посацкие местечка очистить. И вы де с тово Ромашково места хоромишек и по ся места снести не велели и того места не очистили. И нам бы их пожаловати, велети б им те пустые места и Ромашково место прасола придать к их монастырю и велети б им те места очистить и пригородить к монастырю для пространства осадного 1. И мы игумена Сергея з братьею пожаловали те пустые места и Ромашково место прасола велели к их Благовещенскому монастырю очистить безданно.

И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б по прежней и по сей нашей грамоте те пустые места, которые подошли к Благовещенскому монастырю, велел очистить, и посацкому человеку Ромашку прасолу велел хоромы снести на иное посацкое пустое место, и вперед на том месте посацким и иным никаким людем дворов ставит не велел, и велел тем местом вперед владети Благовещенского монастыря игумену з братьею безданно; пригородити ему то место к монастырю, а крестьян ему однолично на том месте не сажати.

А прочет сю нашу грамоту и списав с нее противень слово в слово, отдал бы еси ее назад игумену Сергею, и он ее держит у себя вперед для иных наших приказных людей.

Писан на Москве, лета 7105-го, маия в 29 день.

На подлинной жалованной грамоте пишет тако:

Диак Семенка Сумороков. //

Лета 7131-го, июля в 31 день, мы, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии самодержец и отец наш государев великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии, сее грамоты слушав, указали по нашему государскому уложенью переписати вновь на наше государское имя, а сее жалованную грамоту указали, подписав на наше же государское имя, отдати Благовещенского монастыря и муромских чюдотворцов игумену Сергею з братьею впредь для спору вотчинных земель и всяких вотчинных крепостей, а о всем указали ходить по тому, как в нашей в новой государской жалованной грамоте нынешнего 131-го году написано. А подписал государев царев и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии диак Прокофей Пахирев.

РГИА. Ф.834. Оп. 3. Д. 1917. Л. 114 об.-115 об. Список 1740-х гг.


Комментарии

1. В ркп.: одного.

№ 31

1599 г. февраля 20. – Указная грамота ц. Бориса Федоровича в Муром городовому приказчику Ивану Апраксину об обеспечении владельческих прав [81] иг. Благ. м-ря Сергия на захваченные посадскими людьми Стадижерские пожни близ Мурома.

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии в Муром городовому прикащику Ивану Опраксину. В прошлом в 104-м году, июня в 13 день били челом государю блаженные памети царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии из Мурома старого городища Благовещенского монастыря муромских чюдотворцов благоверного князя Констянтина и чад его Михаила и Феодора игумен Сергей з братьею, а сказал в Муромском де уезде за Окою рекою в Сетчинских лугех пожни пустые Стадижерские, а бывали де те пожни Стадижерские на оброке за муромцом за торговым человеком за Семенкою Попядкиным, и те де Стадижерские // пожни лежат от мору пусты и лесом поросли, и не владеет ими никто. И блаженные б памяти государь царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии Благовещенского монастыря его, игумена Сергея, з братьею пожаловал, велел те пожни отдати им в монастырь и велел бы им теми пожнями владети безоброчно. И по их челобитью дана им государева блаженные памяти царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии грамота на твое, Иваново, имя, а в государевой грамоте написано: Буде так, как Благовещенского монастыря игумен Сергей з братьею бил челом, а те буде Стадижерские пожни лежат впусте, на оброке и на лготу не отданы никому, и не владеет ими нихто, и к поместным буде землям, и к нашим черным волостям, и к дворцовым селам не приписаны, и оброку буде с них в нашу казну не идет ничего, и тебе по той нашей грамоте велено ехать тех Стадижерских пожен досмотрите и сметити, сколко на тех пожнях ставится копен сена, и что четвертные пашни, и иных каких угодей, и что с тех пожен наперед сево плачивали оброку в нашу казну; а досмотря и сметя, велено тебе то все нанисати в книги подлинно порознь земскому или церковному дьячку, да по тем дозору своего книгам велено тебе те пожни отдати в Благовещенской монастырь, и велено им теми пожнями владети безоброчно; а как те пожни в монастырь отдашь, и тебе о том велено отписати и 1 дозору своего книги прислать блаженные памяти ко государю парю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии к Москве в четверть диака нашего Семенки Суморокова.

И нынешнего 107-го года, генваря в 9 день бил нам челом Благовещенского монастыря игумен Сергей з братьею, а сказал, что ты по той блаженныя памяти // государеве Цареве и великого князя Федора Ивановича всеа Русии грамоте в 104-м году на те луга не ездил, потому что в наших денгах стоял на Москве на правеже, а в 106-м году был на нашей службе на Москве ж. А как де ты с нашие службы с Москвы приехал, и ты деи, взяв с собою сторонних людей, тех пожен дозирати ездил и стороних людей спрашивал, по ка места тем пожням межа, чтоб тебе их мочно сметити. И сторонние де люди тем пожням указали межу, что тем пожням межа Стадижерская прорва из Болшие реки в Старою реку. И ты де им в монастырь тех пожен по ту межу не отказал, потому что перелезчи ту межу муромцы посацкие люди Митка Мокрищев, да Петрушка Онцыфоров, Да Смирка Суворов, да Фомка да Юрка Жадены, да Осташко серебреной мастер, да Смирка Жегало и все посадские люди косят насилством два годы. Да и ты де о том на посадцких людей в насилстве к нам писал же. И нам бы Благовещенского монастыря игумена Сергея з братьею пожаловати, тех у них пожен посадцким людем насилством, перелазя через межу, косити не велети. А что [82] посадские люди те у них пожни насилством косили два годы, и в том бы им велети указ учинити.

А ты к нам писал нынешнево ж 107-го году, декабря в 8 день, а в отписку твоей написано то ж, что и в челобитной Благовещенского монастыря игумена Сергея з братьею написано, что ты в том году, как к тебе прислана блаженны памяти // государева царева и великаго князя Федора Ивановича всеа Руси грамота по челобитью Благовещенского монастыря игумена Сергея з братьею, на те пожни не ездил, потому что ты в наших пошлинных денгах стоял на правеже, а в 106-м году был ты на нашиея службе на Москве. А как с нашие службы с Москвы в Муром приехал, и ты на те луга, взяв с собою сторонних людей, ездил, потому что ты тех Стадижерских Семеновских лугов не знал. И как де, они тебе те дуги указали, и ты их спрашивал, по ка места тем пожням межа, и как бы тебе на тех пожнях сметити мочно, сколко на тех пожнях станет копен сена. И сторонние де люди сказали тебе, что тем Стадижерским пожням межа Стадижерская прорва из Болшия реки в Старую реку изтоком. И тебе де тех лугов сметити было не мочно, потому что те луги, перелезчи через межу, муромцы посадския люди у игумена з братьею косят насилством неведомо по чему. И нам бы тебе о том велети указ свой учинити.

И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б муромцем посадским людем Микитке Мокрищеву с товарыщи, которыя в сей нашей грамоте имяны писаны, Благовещенского монастыря у игумена Сергея з братьею вперед в те пожни вступатись не велел, а велел теми пожнями владети по прежней и по сей нашей грамоте Благовещенсково монастыря игумену Сергею з братьею. А по ка места им теми пожнями по старым межам по роспросу сторонних людей владети велишь, и ты б им на те пожни дал отделную // за своею рукою и меже тем пожням в отделную написал подлинно, чтоб у них вперед с посадскими людми в тех пожнях спору не было. А что муромцы посацкие люди Митка Мокрищев с товарыщи те их пожни, перелазя через межу, насилством косили два года, и ты б Благовещенсково монастыря игумена Сергея з братьею в том с посадцкими людми судил и сыски всякими сыскал, да по суду своему и по сыску меж ими и управу учинил безволокитно. А в чем буде тебе меж ими управы учинити не мочно, и ты б, суда своего и сыску список, и обоих исцов за поруками, и по них поручныя записи прислал к нам к Москве в четверть диака нашего Семенки Суморокова.

Писан на Москве, лета 7107-го, февраля в 20 день.

На подлинной грамоте подписано тако:

Диак Семенка Сумароков.

РГИА. Ф.834. Оп. 3. Д. 1917. Л. 115 об.-118 об. Список 1740-х гг.


Комментарии

1. Вркп. пропущено.

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ СОБОР В МУРОМЕ

№ 32

1597 г. августа 3. – Жалованная подтвердительная данная тарханно-несудимая, двусрочная и заповедная (от ездоков) грамота ц. Федора [83] Ивановича протопопу Рожд. собора Ивану на сц. Новое с дд., пустт. и угодьями в Муромском у.

Список з государевы з жаловалные грамоты слово в слово.

Се яз, царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии самодержец, и наша царица и великая княгиня Ирина Федоровна всеа Русии пожаловали есми соборные церкви Рожества Пречистые Богородицы и муромских чюдотворцев благоверного князя Петра и благоверныя княгини Февронии что в Муроме протопопа Ивана з братьею. Били они нам челом, а сказали, дано де им блаженныя памяти отца нашего великого государя царя и великого князя Иванна Васильевича всеа Росии жалованья селцо Нове на речке на Ушне, деревня Новошино, пустошь что была деревня Маланд[а]ка, пустошь что была деревня Суворово, пустошь Васильевская, деревня Малошево, деревня Диаконова пуста, пустошь Карпова в хлебные руги место. А в живущем де в том селце и в деревнях было пятсот семнатцать чети с осминою. А в денежной де руги место дана была им муромская тамга и замытная пошлина. И как де был в Муроме писец наш Михайло Колычев, и ту де их вотчинную землю написал в сошные книги с тяглыми сохами, а таможенную и замытную пошлину отписал на их. А ис тое де тамги указал давати на весь собор тринатцеть рублев да ключарю полтора рубли. А на понамари, и на сторожи, и на свечи, и на ладон, и на вино церковное не указал ничево. И та де их богородицкая вотчина от тяглых и ото всяких подат[ей] запустела, и наше богомолье бес пения стояло много лет. И по дозору князь Михаила Мезетцкого в 97-м году в той богородицкой вотчине в селце Нове и в деревнях в живущем стало толко сто чети. И протопоп Иван з братьею били челом, чтоб нам та богородицкая вотчина велети у них отписати на себя, а в тое б вотчин место пожаловати протопопа Ивана з братьею, денежною и хлебною ругою, как и по иным городом идет к соборным церквам протопопу и священником наше жалованье денежная и хлебная руга.

И яз, царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии самодержец, и наша царица и великая княгиня Ирина Федоровна всеа Русии муромского протопопа Ивана з братьею, или хто по нем у тое церкви иный протопоп будет, пожаловали тою вотчиною селцом Новом з деревнями и с пустошми по-прежнему в хлебные руги место и в прибавку к денежной нашей годовой руге, и озером Велетмою, и озером Беловощем з глухими озерки по Теше по реке по Семен-голову, и з бортными Кишкинским и с Семипудным ухожием по Велетме речке, и по Теше реке двема езы велели владети по-прежнему, как было истари у Пречистой Богородицы и у чюдотворцев.

Также есмя протопопа Ивана з братьею пожаловали, которые у них люди и крестьяне в том селце и в деревнях живут и на пустошах учнут жити, и тем их людем и крестьяном не надобет наша дань, ни полоняничные, ни охотничьи подможные, ни прогонные денги, и иные наши никакие подати, ни явка, ни мыт, ни тамга, ни померное, ни роговое, ни пятенное, и городового ни ямчюжного дела не делают, и посох, даточных конных и пеших и к денежным збором целовалников не дают, и перевозов не платят, и мостов не мостят, и с тяглыми людми ныне и впредь ни во что не тянут.

Также есми протопопа Ивана з братьею пожаловали, наши писцы их пречистенской земли к тяглым сохам не приписывают и в сошные книги не пишут для того, что им то селцо з деревнями и с пустошми дано в хлебные место руги и в [84] прибавку в денежную нашу ругу, что им идет нашего жалованья денежной руги протопопу, да протодиякону, да четырем священником, да двем дьяконом тринатцеть рублев, да ключарю полтора рубли.

Также есми протопопа Ивана з братьею пожаловали, как наши грамоты приидут в Муром к приказным людем о даточных // людех и о посохах из Розряду, и о городовом деле, и 1 из Болшого приходу о денежном зборе, и о ямском строении, и о иных наших податех, а в грамотах пишут «и с тарханщиков», и протопоп з братьею тех наших грамот не слушают, а приказные наши люди тое у них жаловалные грамоты не рудят ни в чем, потому что им то селцо Ново з деревнями и с пустошми дано в хлебные руги место и в прибавку к денежной годовой руге.

И наши муромские наместницы и их тиуны их людей и крестьян на поруки не дают и не судят их ни в чем, опричь татбы и разбоя с поличным, а праведчики и довотчики поборов своих на них не емлют и не въезжают и не всылают к ним ни по что, а ведают и судят своих людей и крестьян протопоп з братьею или кому прикажет. А лучится суд сместной и людем их крестьяном з городскими людми или с волосными, и наши муромские наместницы, и всякие приказные люди, и волостели, и их тиуны тех их людей и крестьян судят, а протопоп з братьею или их приказщик с ними ж судят. А прав будет или виноват протопопа Ивана з братьею человек или крестьянин, и он в правде и в вине протопопу з братьею, а наши муромские намесницы и их тиуны и всякие приказные люди в их людей и крестьян в праваго и в виноватого не вступаются ни в чом. А кому будет чего искати на протопопе Иване з братьею и на их людех и на крестьянех, а возмет по них пристава данаго, и пристав им пишет два срока в году – лете Петров день, а зиме Крещение Христово, а иных сроков на них не наметывают. А хто на них срок накинет силно, и мы им к тому сроку ездити не велели. А хто на них не по тем сроком возмет безсудную, и та безсудная не в безсудную. А судит протопопа з братьею наш боярин и дворецкой Болшаго дворца.

Также есми протопопа Ивана з братьею пожаловали, муромские патриарши, или митрополичьи, и архиепископьи, и епископьи десетилники в их села и в деревни не въезжают, и пошлин своих на них не емлют, и протопопа Ивана з братьею не судят ни в чем.

А учинится у них в том селе и в деревнях душегубство, а не доищатся 2 душегубца, и они дадут намеснику смотреного четыре алтын, а доищутся душегубца, и они его 1 дадут намесником и их тиуном, а богородицкому протопопу Ивану з братьею в том веры и продажи нет.

Также есмя протопопа Ивана з братьею пожаловали, наши князи, и бояре, и воеводы ратные, и посланники в их вотчине и в городе на их дворех не ставятся и кормов и подвод и проводников у их людей и крестьян не емлют. А кому у них лучится стати в том селе и в деревнях, и оне корм свой и конской купит по цене, а в городех ямщиков на ям и по дорогам подвод и проводников у них не емлют.

Также есми протопопа Ивана з братьею пожаловали, к Пречистой Богородицы и к чюдотворцем на темьян, на ладон, и на вино церковное, и на прасфиры по обыску и по дозору по нашей грамоте осадного головы Ивана Суморокова да городовых приказщиков Ивана Опраксина да Федора Нагирина в Муроме за Окою рекою в Сетчинских лугех пустые луги, которые были до мору за муромцы и за детми боярскими и за дворяны на оброке. Да в тех же лугех покос Фоминской, а был на оброке за протопопом Иваном з братьею, а оброку [85] платили дватцеть алтын да пошлин алтын. И яз, царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии, и наша царица и великая княгиня Ирина Феодоровна всеа Русии пожаловали те луги к Пречистой Богородицы и к чюдотворцем безоброчно для воску, и ладану, и вина церковного.

А ково аз пожалую, велю дати на грамотчики грамоту, а на сю нашу царскую жаловалную грамоту грамоты нет, потому что селцо з деревнями и с пустошми дано в хлебные руги место и в прибавку денежной годовой руге, а не в тарханы.

Также есми протопопа Ивана з братьею пожаловали, тое их богородицкую вотчину ис тяглых ис сошных книг велели // выписать, чтоб ныне и впредь от наших приказных людей и от посланников продаж и убытков не было никаких, чтоб нам протопоп Иван з братьею ныне и впредь о том нам не били челом.

А кому явят сю нашу царскую жаловалную грамоту, и они с нее не дают ничего.

Дана сия наша царская жаловалная грамота в царьствующем граде Москве, лета 7105-го, августа в 3 день.

А у подлинные грамоты припись диака Смирнова Васильева 3.

РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. № 40642. Л. 7–9. Список первой половины XVII в.


Комментарии

1. В ркп. пропущено.

2. В ркп.: доидущатся.

3. В ркп. на обороте л. 7–9 рукоприкладства протопопа Федора, протодьякона Андрея, ключаря Стефана и еще пяти церковнослужителей.

№ 33

1607 г. марта 30. – Жалованная подтвердительная тарханно-несудимая, двусрочная и заповедная (от ездоков) грамота ц. Василия Ивановича протопопу Рожд. собора Ивану на церковную вотчину сц. Новое с дд., пустт. и угодьями в Муромском у., с подтверждениями: 1) ц. Михаила Федоровича 1615 г. января 31; 2) ц. Михаила Федоровича 1623 г. октября 15 протопопу Ивану; 3) ц. Алексея Михайловича 1647 г. июля 21 протопопу Василию.

Се яз, царь и великий князь Василей Иванович всеа Русии самодержец, пожаловал есми соборные церкви Рожества Пречистые Богородицы и муромских чюдотворцов что в Муроме протопопа Ивана з братьею, или хто по нем у тое Церкви иный протопоп будет. Били они нам челом и положили перед нами жаловалную грамоту блаженные памяти великаго государя царя Федора Ивановича всеа Русии на их церьковные села и на деревни для того, чтоб нам их пожаловати, велети тое грамоту переписати на наше царьское имя, а при Ростриге де у них та грамота была переписана. А в прежней жаловалной грамоте блаженные памяти великого государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии написано: Что у них в Муромском уезде село Новое на реке на Ушне, деревня Новошино, пустошь что была деревня Маландака, пустошь что была деревня Суворово, пустошь Васильевская, деревня Малышово, деревня Дияконова пуста, пустошь Карпова, а четвертные пашни в том селе и в деревнях и в пустошах 97-го году в живущем сто чети без полтретника; да у протопопа ж з братьею по муромским писцовым книгам князя Михаила Мезетцкого с товарыщи 85-го го-ДУ озеро Велетма 1 да озеро Беловощь з бортными ухожей с Кишкинским и с Семипудным по Велетме речке и з глухими озерки по Теше по реке по [86] Семен-голову, как было исстари у Пречистые Богородицы и у чюдотворцов, да на Теше реке два еза; и которые у них люди и крестьяне живут в том селе и в деревнях, и хто учнет жити на пустошах, и тем их людем и крестьяном не надобет наша дань, ни полоненичные, ни охотничьи в подможные и в прогонные денги, ни иные никоторые подати, ни явка, ни мыт, ни тамга, ни померное, ни роговое 2, и городового и ямчюжного дела не делают, и посох даточных людей конных и пеших и к денежным збором целовалников не дают, и перевозов не платят, и мостов не мостят, и с тяглыми людми ни во что не тянут. И яз, царь и великий князь Василей Иванович всеа Русии самодержец, слушав грамоты блаженные памяти великого государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии, муромского протопопа Ивана з братьею пожаловал, велел тое старую грамоту переписати на наше царьское имя.

Также есми протопопа Ивана з братьею пожаловал, наши писцы пречистенской земли к тяглым сохам не приписывают и во сошные книги не пишут для того, что им то селцо з деревнями и с пустошми дано ново хлебные руги место и в прибавку в денежную нашу ругу, что им идет нашего жалованья денежной руги протопопу, да протодьякону, да четырем священником, да двем дияконом тринатцать рублев, // да ключарю полтора рубли.

Также есми протопопа Ивана з братьею пожаловал, как наши грамоты придут в Муром к приказным людем о даточных людех и о посохах из Розряду, и о городовом деле, и из Болшого приходу о денежном зборе и о иных наших податех, а в грамотах наших пишут «и с тарханщиков», протопоп з братьею тех наших грамот не слушают, а приказные наши люди тое у них нашие жаловалные грамоты не рудят ни в чом, потому что им то селцо з деревнями и с пустошми дано в хлебные руги место и в прибавку к денежной годовой руге.

И наши муромские наместницы и их тиуны их, и людей их, и крестьян на поруки не дают и не судят их ни в чом, опричь татбы и розбоя с поличным, а праведчики и довотчики поборов своих на них не емлют и не въезжают и не всылают к ним ни по что, а ведают и судят тех своих крестьян и людей протопоп з братьею сам или кому прикажет. А лучитца суд смесной людем их и крестьяном з городцкими людми или с волостными, и наши муромские наместницы и волостели и их тиуны тех их людей и крестьян судят, а протопоп з братьею или их прикащик с ними ж судят. А прав будет или виноват протопопа Ивана з братьею человек или крестьянин, и он в правде и в вине протопопу з братьею, а наши муромские наместницы и их тиуны в их людей и в крестьян в правого и в виноватого не вступаютца ни в чом. А кому будет чего искати на протопопе Иване з братьею и на их людех и на крестянех, а возмет по них пристава даного, и пристав им пишет два срока в году – лете Петров день, а зиме Крещение Христово, а иных сроков на них не наметывают. А хто на них срок накинет силно, и мы им к тому сроку ездити не велели. А хто на них не по тем сроком возмет безсудную, и та безсудная не в безсудную. А судит протопопа Иванна з братьею наш боярин и дворетцкой Болшого дворца.

Также есми протопопа Ивана з братьею пожаловал, муромские патриаршии, и митрополичьи, и архиепископли, и епископли десятилники в их селах и в деревнях не въезжают и пошлин своих на них не емлют и протопопа Ивана з братьею не судят ни в чом.

А учинитца у них в том селе и в деревнях душегубство, а не доищутца душегубца, и они дадут наместнику смотреново четыре алтыны, а доищутца [87] душегубца и они его дадут наместником и их тиуном, а богородицкому протопопу Ивану в том веры и продажи нет.

Также есми протопопа Ивана з братьею пожаловал, наши князи, и бояре, и воеводы ратные, и посланники силно в их вотчине не ставятца и кормов и подвод и проводников у них не емлют. А кому у них лучитца стати, и он корм свой и конской купит по цене, а в городех ямщиков на ям и по дорогам подвод и проводников не емлют.

Также есми протопопа Ивана з братьею пожаловали к Перечистой Богородице и к чюдотворцом на темьян, и на ладан, на воск, и на вино церковное, и на просфиры по обыску и по дозору по нашей грамоте осадного головы Ивана Суморокова да городовых прикащиков Ивана Опраксина да Федора Нагирина в Муроме за Окою рекою в Сетчинских лугех пустые луги, которые были до мору за муромцы за дворяны и за детми боярскими на оброке. Да в тех же лугех покос Фоминской, а был на оброке за протопопом Иваном з братьею, а оброку платити в нашу казну на год по дватцати алтын да пошлин алтын. И яз, царь и великий князь Василей Иванович всеа Русии, пожаловал теми луги к Пречистой Богородице к чюдотворцом безоброчно для воску, и ладану, и вина церьковного.

А ково яз пожалую, велю дати на грамотчики грамоту, а на сю нашу царьскую жаловалную грамоту грамоты нет.

А кому явят сю нашу жаловалную грамоту, и они с нее не дают ничего.

Дана ся наша жаловалная грамота на Москве, лета 7115-го, марта в 30 день.

А подписал государев царя и великого князя Василия Ивановича всеа Русии диак Илья Елчин.

На обороте:

Царь и великий князь Василей Иванович всеа Русии самодержец.

Диак Илья Елчин.

25 алтын.

Лета 7123-го, генваря в 31 день, государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии сее грамоты выслушав, велел переписати на свое государево царево и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии имя и рудити ее никому ни в чем не велел, а велел ходити во всем по тому, как в сей грамоте написано. А подписал государев царев и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии диак Богдан Тимофеев.

Лета 7132-го, октября в 15 день, мы, великий государь царь и великий князь Михайла Федорович всеа Русии самодержец и отец наш государев великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии, сее грамоты слушав, указали по нашему государскому уложенью переписати вновь на наше государьское имя, а сее грамоту, подписав, отдати муромскому протопопу Ивану з братьею вперед для спору вотчинных земель и всяких вотчинных крепостей, а о всем указали ходити по тому, как в нашей в новой государской жаловалной грамоте нынешнего 132-го года писано. А подписал государев царев и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии диак Прокофей Пахирев.

155-го, июля в 21 день, божиею милостию мы, великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии самодержец, сее жаловалные грамоты слушал, а выслушав, из Мурома соборные церкви Рождества Пречистые Богородицы и муромских чюдотворцов протопопа Василья з братьею [88] пожаловал, велел сее жаловалную грамоту подписать на свое государево царево и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии имя, а сее у них жаловалные грамоты никому рудить не велел. А что в сей жаловалной грамоте указано было судить их водин на два сроки, и то ныне отставлено, и быть по новому государеву указу. А подписал государев царев и великого князя Олексея Михайловича всеа Русии диак Иван Федоров.

РГАДА. Ф. 281. Муром. № 69/7801. Подлинник на 2-х л.: 310 X (390+390). Внизу на отгибе грамоты на малиновом шелковом шнуре привешена сильно поврежденная круглая красновосковая печать (диамтр ? 50) с фрагментами изображений на одной стороне всадника, на другой двуглавого орла.

Уп.: Тебекин Д. А. Перечень иммунитетных грамот 1584–1610 гг. Ч. 2 // АЕ за 1979 год. М., 1981. С. 247. № 646.


Комментарии

1. В ркп.: Делетма.

2. В ркп.: рогое.

№ 34

1721 г. – Опись вотчинного архива Рожд. собора.

Муром. В соборной церкви:

6960-го году жалованная грамота блаженные памяти великого князя Василья Васильевича о владении к той соборной церкви пустоши, что ныне деревня Малышева.

7105-го году, августа в 3 день жалованная грамота блаженные памяти великого государя царя и великого князя Феодора Ивановича всеа Росии самодержца и блаженные памяти благоверные царицы Ирины Федоровны о вотчинах той соборной церкви, и о пустошах, и о сенных покосех, и об озерах, и о всяких угодьях. А на той вышеписанной жалованной грамоте подписание блаженные памяти великого государя царя и великого князя Феодора Ивановича всеа Росии самодержца.

В той же соборной церкви две жалованных грамоты к той же соборной церкви о тех же вотчинах, о пустошах, и о сенных покосех, и об озерах, и о всяких угодьех, за подписанием блаженные памяти великого государя царя и великого князя Василья // Ивановича да блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Феодоровича всеа Росии самодержцев.

РГАДА. Ф. 248. Кн. 126. Л. 416, 416 об.

Текст воспроизведен по изданию: Муромские монастыри и церкви в документах XVI - начала XVII века // Русский дипломатарий, Вып. 6. М. Памятники исторической мысли. 2000

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.