Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Книга ключей и долговая книга Иосифо-Волоколамского монастыря XVI века.

Под редакцией М. Н. Тихомирова и А. А. Зимина. Издательство Академии наук СССР. М.-Л. 1948. 169+(2) стр. (Институт истории Академии наук СССР).

В труде И. В. Сталина «О диалектическом и историческом материализме» с исчерпывающей ясностью указано, чем отличается марксистско-ленинская историческая наука от дворянской и буржуазной: «...историческая наука, если она хочет быть действительной наукой, не может больше сводить историю общественного развития к действиям королей и полководцев, к действиям «завоевателей» и «покорителей» государств, а должна, прежде всего, заняться историей производителей материальных благ, историей трудящихся масс, историей народов» («История ВКП(б). Краткий курс», стр, 116. 1938.). Основным производящим классом в период феодализма является крестьянство. Естественно, что на историю этого класса и должны обратить своё внимание советские исследователи, изучающие развитие феодальных отношении.

Для успешной разработки ряда монографических тем по истории русского крестьянства в условиях феодализма чрезвычайно важно расширение круга исторических источников, рисующих положение непосредственных производителей. Громадное количество этих источников XV-XVIII вв. хранится в вотчинных архивах русских монастырей, являвшихся крупнейшими феодальными организациями. После Октябрьской социалистической революции были по-настоящему введены в научный оборот архивные фонды таких экономически и политически мощных феодальных Корпораций, как Троице-Сергиев и Соловецкий монастыри, московская митрополичья кафедра, акты боярина Морозова и др. Материалы этих вотчинных архивов были использованы в целом ряде исследований советских историков, занимающихся изучением социально-экономических явлений XV-XVIII веков. Но в печати документов по истории феодального хозяйства и зависимого крестьянства появилось всё же сравнительно Мало.

Тем более нужно приветствовать выпуск Институтом истории Академии наук СССР двух интереснейших памятников из архива Иосифо-Волоколамского монастыря: «книги ключей и денежных оброков» 1547-1561 гг. и «долговой книги» 1532-1534 годов. Опубликованные документы дают очень ценный материал для характеристики методов экспдоатации непосредственных производителей в феодальной вотчине XVI века. «Ключом» именовался комплекс монастырских владений, «пожалованный» в кормление кому-либо из монастырских слуг. Пожалование в качестве «ключа» определённого села с. деревнями передавало в руки слуги вотчинные права в отношении сельского населения (суд, явка, довод, розвинское и т. д.). «Книга ключей и денежных оброков» и содержит данные о раздаче «ключей» монастырскими властями. Приведение в систему и разработка этих данных позволят исследователям составить отчётливое впечатление об эксплоатации зависимого крестьянства методами внеэкономического принуждения. В той же книге указана выдача «оброка» (денежного «жалованья») монастырским слугам, ремесленникам, детёнышам, причём очень полно и детально перечислен обслуживающий персонал монастырской вотчины. Здесь исследователь получит важный материал Для изучения вотчинного ремесла и социального состава населения монастырских феодальных владений. Получающие «оброк» монастырские «сторожа», «конюхи», «истопники» и т. д. — не холопы, но и не люди, работающие из найма. Перед нами какая-то своеобразная форма кабальной зависимости. Монастырские феодалы прибегали к раздаче денег в «оброк» под поручительство в целях закабаления слуг и ремесленников. В «долговой книге» имеются записи долговых обязательств крестьян Иосифо-Волоколамского монастыря своему феодалу-владельцу. Они дают яркую картину задолженности крестьянства и позволяют установить причины этого явления. Во второй части «долговой книги» находим роспись оброка монастырских крестьян и указание на поборы с сельского населения в пользу приказчиков и ключников. Это — ценное дополнение к «книге ключей» позволяющее уточнить характер крестьянских повинностей. В качестве приложения в рецензируемом издании помещена указная грамота властей Иосифо-Волоколамского монастыря в монастырскую вотчину — село Бужарово — 1591 года. В ней детально перечислены все виды поборов с крестьян, о которых в более общей форме говорят «книга денежных ключей и оброков» и «долговая книга».

О ценности опубликованных материалов можно судить по тому, что она уже были использованы в ряде монографий и статей советских учёных, занимающихся социально-экономической историей России в XVI в. (см. монографию Б. Д. Грекова «Крестьяне на Руси». М.-Л. 1946, и его статью «Монастырские детеныши». «Вопросы истории» № 5-6 за 1945 г.; статью С. В. Бахрушина «Предпосылки всероссийского рынка», «Учёные записки Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова». Вып. 87-и. 1946, и т. д.). Теперь советский читатель получит в свои руки полный текст документов.

Подготовка текста к изданию выполнена тщательно, с соблюдением должных правил советской археографии. К «книге ключей и денежных оброков» помещено введение М. Н. Тихомирова, к «долговой книге» — введение А. А. Зимина. Общее предисловие ко всему изданию написано М. Н. Тихомировым. В предисловии и обоих введениях [127] дана общая оценка публикуемых документов в качестве исторического источника для изучения положения зависимого крестьянства в феодальной вотчине и обоснованы приёмы публикации памятников. К текстам обеих книг приложены географический и терминологический указатели. «Книга ключей и денежных оброков» снабжена кроме того указателем именным. Все указатели составлены А. А. Зиминым.

Остановимся на некоторых недостатках издания. Вызывает возражения прежде всего порядок расположения материала. «Книга ключей и денежных оброков», охватывающая более поздний период (1547- 1561 гг.), чем «долговая книга» (1532-1534 гг.), почему-то помещена в первую очередь. Казалось бы, напротив, издание следовало начать с «долговой книги». Вообще издание производит впечатление сборника двух самостоятельных памятников, не объединённых в достаточной мере органически. Для читателя было бы гораздо удобнее, если бы указатели были даны не к каждому памятнику в отдельности, а ко всему изданию в целом. Но если уж остановиться на принятой в издании системе двойных указателей (по числу публикуемых основных источников), то надо пожалеть об отсутствии их унификации. Это обстоятельство приводит к ряду противоречий. Например, в географических указаниях относительно села Ангелова говорится на стр. 102, что оно куплено в 1531-1532 г., на стр. 163 — в июне 1532 года. Про село| Гаврино на стр. 164 читаем, что оно дано в монастырь около 1506-1515 гг.; на стр. 103 — дано до 1517 года. Село Зубово, судя по данным на стр. 103, дано в монастырь в 1517-1518 гг., по сведениям на стр. 164. куплено монастырём в 1517-1518 годах. Имеются и более серьёзные расхождения. Например, в отношении села Успенского один раз сказано, что оно подступило в монастырь в 1503 г. (стр. 106),; в другой раз в октябре 1495 г. (стр. 168). Но уезд (Рузский) и стан (Локнышский) в обоих случаях совпадают. Все примеры (а их можно значительно увеличить) говорят за то, что географические указатели следовало согласовать.

Аналогичное замечание возникает и отвосительно терминологических указателей. А. А. Зимин справедливо указывает, что «роспись поборов» в «долговой книге» помогает нам расшифровать те сообщения «книги ключей» Волоколамского монастыря, в которых говорится о поборах, взимавшихя монастырскими ключниками и приказчиками с крестьян различных сёл и деревень» (стр. 121). Терминологический указатель должен помочь этой «расшифровке». Поэтому желательно, чтобы к обоим памятникам указатель терминов (как и географических названий) был один. Если авторы почему-то предпочли двойной указатель, то его следовало строить так, чтобы обе его части друг друга дополняли, Например, на стр. 111 укаазана монастырская пошлина — «раздвинское». На стр. 170 находим термин «розвинское» уже без указания, что это пошлина, и без пояснения, что перед нами другое написание «раздвинского». На стр. 109 читаем: «довод, монастырская пошлина». На стр. 169 — просто: «довод». Естественно возникает предположение, что во втором случае термин «довод» приведён не в значении пошлины.

Несколько слов о самой системе составления каждого указателя. В личном указателе нет единого принципа. Иногда в качестве основного даётся современное произношение имени, а на старое только делается ссылка (Говрила, см. Гаврила; Горонтей, см. Геронтей; Олександр, см. Александр); иногда же в основном тексте фигурирует произношение памятника: Голактион, Дарафей, Олександров (Ерёмка) и т. д. В личный указатель вкрались элементы терминологического, например; «Дворник в Отчищеве — см. Данила, дворник» (стр. 84). Но ведь «дворник» — это не имя. С другой стороны, в географическом указателе фигурируют элементы личного (буйгородец Пимин, буйгородец Усач, буйгородец Фома — стр. 102 и т. д.), в указателе терминологическом имеются материалы географического (стр. 110 — новлянский дворник и т. д.). Всё это делает структуру указателей слишком громоздкой и нечёткой.

Издание, как нам кажется, выиграло бы, если бы к нему было дано не три предисловия (общее ко всему сборнику и по одному введению к каждому памятнику), а одно. Но хотелось бы, чтобы в этом одном предисловии была дана общая (хотя бы краткая) характеристика разбросанных фрагментов хозяйственного архива Иосифо-Волоколамского монастыря, хранящегося сейчас в пяти учреждениях (стр. 7), и намечена первоочерёдность издания. Сейчас же читателю несколько трудно ориентироваться. В самом деле, на стр. 11 читаем: «Среди документов Волоцкого монастыря в Центральном Государственном Архиве Древних Актов (Москва) древнейшей хозяйственной рукописью является печатаемая здесь «Книга ключей и денежных оброков». Только дойдя до второго введения (на стр. 117), читатель сообразит, что «книга ключей» древнейшая не из вообще сохранившихся волоколамских рукописей, а лишь из рукописей, хранящихся в ЦГАДА.

В предисловии на стр. 3 вызывает возражения ссылка исторического характера: «На основании хозяйственных документов церковных учреждений написаны большие монографии Б. Д. Грекова, А. А. Савича, М. И. Горчакова». Вряд ли можно на одну доску ставить работы Б. Д. Грекова и А. А. Савича и книгу буржуазного историка М. И. Горчакова, слабую даже для своего времени.

Указанные недостатки не снижают большого значения издания, благодаря которому советская историческая наука получила ценные документы по истории крестьянства феодальной эпохи.

Л. Черепнин

Текст воспроизведен по изданию: Крестьянская реформа в Кабарде. Документы по истории освобождения зависимых сословий в Кабарде в 1867 г. // Вопросы истории, № 4. 1949

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.