Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРОТИВОСТОЯНИЕ МИТРОПОЛИЧЬЕЙ И ВАССИАНОВСКОЙ КОРМЧИХ НАКАНУНЕ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ 1531 ГОДА

(Основу настоящей статьи составляет текст сообщения автора на Всесоюзных Тихомировских чтениях 1980 года в Новосибирске)

Сложные политические маневры московского митрополита привели во второй половине 20-х гг. ХVI века к расколу в стане его противников. Даниил Рязанец сумел подставить под удар собственного дьяка Федора Жареного, боярского сына Петра Карпова по прозвищу Муха и боярина Берсеня Беклемишева - и заполучил в свои руки приезжих греков: будущего обличителя Вассиана Патрикеева ученого грека Максима (Михаила Триволиса) и его соотечественника, Новоспасского архимандрита Савву. До падения "великого временного человека," которым все еще являлся Вассиан, оставалось совсем немного, но, видимо, одними наговорами добиться желаемого никак не удавалось. Нужны были неопровержимые аргументы, осажденные канонической традицией, ибо если репутация чужеземца и "незнаемого человека" Максима сама по себе была сомнительной, то один из самых родовитых Гедиминовичей, чернец поневоле и советник Василия III, вполне мог расчитывать на благосклонное внимание и защиту великого князя.

Прошлые столкновения Вассиана с лагерем иосифлян в 10-х годах ХVI века оставили нам образцы сиюминутной полемики, "татратки" с обличительными "кусательными" посланиями, аналогичными политическому памфлету западных литератур, но не развернутую программу и не подробное изложение идеологических баталий. И вот теперь противоборствующие группировки вынуждены заняться поисками канонического обоснования своих позиций, юридических прецедентов, наиболее благоприятных древних толкований святоотеческих правил.

Всегда, с самого начала, с первых правовых документов Древней Руси, авторитетность любого утверждения определялась ссылкой на "грецькой номоканон”, а судьи принимали решения, "разогнув" книгу правил, поэтому и теперь [24] детальной идеологической программой борющихся лагерей стали специально составленные редакции кормчих книг.

Вассиан Патрикеев начал собирать материалы для своей кормчей задолго до доставления Даниила, но уже в условиях, начавшейся полемики с Иосифом Саниным - в 1515 году, и первая редакция его компендиума была закончена к 27 мая 1619 года (сохранилась в неполной копии цервой половины 20-х гг. ХVI в. - ГБЛ, Пискарев 39). 1 В дальнейшем, уже при участии Максима Грека, начальный текст был пересмотрен, и создана вторая редакция (кирилло-белозерский список 30-х-40-х гг. XVI в.: ЦГАДА, ф. 181, № 1597, далее - ЦГАДА; описок 60-х гг, ХVI в., более полного вида, частично отражающий материалы 3-ий редакции; ГПБ, П. 74, далее - ГПБ). 2 В рукописи Владимиро-Суздальского музея-заповедника (ВСМЗ, В 5636/399) мне удалось опознать список заключительной, третьей редакции вассиановской кормчей, причем именно оригинал одного из авторских списков середины - второй половины 20-х. гг. ХVI в.

Кормчая Вассиана в основной своей части ("Изложение правилом апостольским и отеческим...") опирается на систематическое изложение Сборника ХIV титулов кормчей сербской редакции. 4 Но и в этом традиционном тексте видны следы редакторского карандаша: значительно расширен тематический указатель за счет внесения в текст Алексея Аристина толкований из кормчих русской и сербской редакций, где эти толкования расположены в приложении к Сборнику ХIV титулов и даны хронологически, по порядку вселенских и поместных соборов. В отдельных случаях составитель выписывает из своих источников сразу по два различных толкования на одно и то же правило, не удовлетворяясь текстом основного кодекса - кормчей сербской редакции 5. Особенное разнообразие, увеличивающееся от пискаревского списка к списку всю, отличает состав добавочных статей (в кормчих традиционного состава этот раздел называют Синтагмой; впрочем, термин не является общепринятым), присоединенных к "Изложению правилом" - находим здесь и сочинения самого Вассиана, и переводы Максима Грека из греческой кормчей, некогда принадлежавшей митрополиту Фотию 6, и другие юридические и полемические [25] произведения.

Кормчая опального Гедиминовича, вопреки выводу Н. В. Синицыной 7, сохранилась в полном виде (лишь в списке ВСМЗ вырвана одна глава под названием "произволникы"), и даже с материалами, позволяющими поэтапно проследить складывание этого обширного юридического кодекса.

Окончательный вариант юридического сборника, вышедший из симоновской кельи Вассиана, уже очень далеко отстоит от современных ему кормчих традиционного вида, статьи его подобраны по тематическим группам, а их разнообразие напоминает состав византийских флорилегиев. Добиваясь этого, Вассиан сумел преодолеть разрозненный и порой противоречивый характер канонов, синопсисов и схолий, превратив весь свой обширный труд в огромный канонический трактат, в авторское сочинение, где собственно авторского текста немного, но все решает подбор статей, редакторский карандаш - миниатюрной моделью такой работы является, например, одна из статей его кормчей - "Собрание некоего старца". 8

Важная историографическая проблема - сопоставление вассиановых трудов с аналогичными начинаниями противников опального князя - приобрела актуальность лишь в самое последнее время, когда Б. М. Клосс окончательно атрибутировал Сводную кормчую не Макарию, а Даниилу, следовательно, именно в Сводной кормчей нужно искать следы антагонизма Даниила и Вассиана. Прежде высказывалось мнение, что вассиановской кормчей противостояла кормчая волоколамского игумена Нифонта Кормилицына (А. С. Павлов) или вовсе не ставился вопрос о сравнении канонических штудий борющихся группировок Ш. А. Казакова).

Волоколамский игумен (с 1513/14 года), а впоследствии московский митрополит (с февраля 1522 года) Даниил Рязанец взялся за составление собственной выписи из правил еще в монастырской библиотеке - известна копия последней четверти ХVI века, сделанная с его рукописи, датированной февралем 1522 года, то есть последними днями игуменства Даниила (ГИМ, Воскр. бум. 28) 9. Здесь представлены одни дополнительные статьи, место которым - после Сборника ХIV титулов и [26] изложения соборных правил. Неминуемое столкновение с Вассианом и слухи о канонических предприятиях опального князя вынудили митрополита возглавить авторский коллектив Сводной кормчей. Этот компендиум создавался в страшной спешке, в конце 20-х - 1531 году в митрополичьей канцелярии (оригинал - ГБЛ, Унд. 27), причем Даниилу удалось воспользоваться переводами Максима Грека, сидевшего под арестом в Волоколамском монастыре и даже заставить взяться за перо недавних литературных сотрудников Вассиана - например, Исака Собаку. 10

Даниил поостерегся разрушать сложившуюся структуру кормчей: сохранив, насколько возможно, порядок статей, он сосредоточил все свое внимание на комментировании, на схолиях к помещенным текстам - он как бы опередил ученых Нового Времени, снабдив свое "издание" кормчей огромным количеством справочного аппарата. Начинается митрополичья кормчая с наложения апостольских правил, некоторые из которых даны с чрезвычайно расширенными толкованиями за счет статей самого различного, далеко не одного юридического, содержания. Первая подборка апостольских правил (л. 13-68) доходит лишь до 20-го правила (из 85-ти), и на этом обрывается. Н. П. Попов совершенно неосновательно видел в первой подборке отражение работы самого Иосифа Санина 11, - но сам не привел и мне неизвестны какие-либо аргументы в пользу этой гипотезы. С л. 68 вновь начинается изложение апостольских правил, но теперь уже без расширенных толкований к ним. Вплоть до 20-го правила (пропуская правила 15-19) митрополичья кормчая излагает материал близко к тексту кормчих традиционного состава. Затем, начиная с толкования на 21-е правило, апостольские "дидаскалии" сильно разбавлены выписками из различных книг - например, пояснения к 27 правилу, посвященному мерам наказания за согрешения, занимают в Сводной кормчей 40 дестевых листов убористого текста (л. 81-120).

На л. 168 заканчивается "вторая подборка" апостольских правил. За ней следуют правила ап. Павла, Петра и Павла, всех апостолов "купно" (л. 169-186 об.), правила вселенских Никейского (л. 187-222 об.): Константинопольского, (л. 223- 229 об.), Ефесского (л. 230-234 об,), Халкидонского (л. 238 - [27] 288) соборов. Пятый вселенский собор, не оставивший после себя правил, представлен 7-ю повестями о соборе (л. 288-293 об.). Шестой и Седьмой вселенские соборы даны полным изложением их канонических материалов (л. 474-527). Затем следуют правила двукратного поместного собора в Константинополе, которых должно быть 17, но текст митрополичьей кормчей оборван на расширенных толкованиях к 9 правилу. Вот и все, что мы имеем в руках. Утрачены все остальные каноны поместных соборов (Анкирского, Новокесарийского, Гангрского, Антиохийского, Лаодикийского, Сардикийского, Карфагенского, Константинопольского).

Следовательно, список Унд. 27. как это уже было отмечено А. X. Востоковым и А. С. Павловым 12, неполон: нет в нем большинства правил поместных соборов, нет и дополнительных к правилам статей (если таковые имелись, а не были растворены в текстах толкований основной части кормчей). Это наблюдение несколько сокращает возможности анализа митрополичьей Сводной кормчей и требует осмотрительности в окончательных выводах.

Редакторская работа Вассиана и Даниила полностью оригинальна - и тот, и другой вышли за рамки канонической традиции и смело приступили к созданию новых правовых кодексов, значительно более полных, чем подобные начинания сербских книжников ХIV в. (до последнего времени приписывалось Ивану Волку Курицыну 13), пермского поповского сына Василья Гавриловича Кылдашева 14, волоколамского игумена Нифонта Кормилицына. 15 К концу 20-х гг. ХVI века в Москве существовало два различных и несходных с традиционными свода юридических текстов - митрополичьей кафедры и симоновского чернеца Вассиана Патрикеева (его кормчая к этому времени уже лежала в великокняжеской канцелярии), и только освященный собор русской церкви мог вынести окончательное суждение о сравнительных достоинствах этих компендиумов; Вассиановская кормчая имела то преимущество, что ее автор, приступая к собиранию правил, залучился благословением "малого" собора: митрополита Варлаама (был близким знакомцем Вассиана по Симонову монастырю), ростовского архиепископа Вассиана Санина, [28] суздальского епископа Семиона Стремоухова и крутицкого владыки Досифея Забеллы. 15а Историки пишут порой о кормчих "официальной редакции", - это неточность, потому что до суда 1531 года, впервые в русской традиции рассмотревшего список вассиановской кормчей, любые списки и редакции законных книг имели свободное хождение и равно освящались традицией.

Противостояние кормчих, материал которых отобран и дополнен оригинальными сочинениями в соответствии с полярно противоположными взглядами составителей, дает нам незаменимые суждения о спорах, затушеванных или направленных в иное русло позднейшими полемическими "тетрадками". Это наше исследование обладает достаточной мерой беспристрастности, ибо ни суждения судей 1531 года, ни специальные публицистические сочинения (среди них лишь 2 извлечены из вассиановской кормчей - "Собрание некоего старца" - А. С. Павловым и "Слово о еретиках" - Н. А. Казаковой) непосредственно на него не влияют. Противоречия между Даниилом и Вассианом, прежде исчерпывавшиеся взаимными "кусательными" выпадами, значительно уясняются в результате последовательного сравнения конкурирующих кормчих - так мы уточним протяженность "линии фронта" между враждующими сторонами.

Начнем с вассиановской кормчей. Порядок "Изложения правилом" повсюду следует систематическому изложению Сборника ХVI титулов, за исключением 23 главы, которая расширена (это - общая примета редакторской манеры Вассиана) и помещена на место 21 главы, а так же появившейся главы оригинального содержания под номером 23. Вот заголовок оригинального текста: "О поставляемых епископех или клирицех, помощию и насилием властелскым дръжащим церквы". Речь идет о святителях, вступивших на престол по воле светской власти, основу изложения составляют 30-е апостольское правило и 3-е правило VII вселенского собора. Глава не содержит собственных сочинений Вассиана, но в подборе материала вполне самостоятельна, Вассиан явно размышляет о том, как политические интересы великокняжеского дома определяют "кедровую политику" церкви. Вспомним о последующих событиях о судьбе покровителя Вассиана митрополита Варлаама, уступившего [29] кафедру великокняжеской креатуре - Даниилу. Сам опальный Гедиминович не воспользовался близостью к трону и князем церкви не стал: 32 года он проходил в монашеской рясе и остался простым чернецом, даже не священником.

Начиная с 24 главы "Изложения правилом” устанавливается соответствие вассиановской кормчей Сборникам ХIV титулов традиционного состава - порядок глав совпадает, но и при этом условии развернутое изложение юридических установлений, внесенных Вассианом на место синопсисов, дает яркие примеры переосмысления исходного материала. Наибольший интерес представляет 26-я глава Сборника ХIV титулов. В кормчих русской (например, ГБЛ, Рум. 235) и сербской (например, ГБЛ, Рогожек. 252) редакций 26-я глава посвящена переходам священнослужителей из града в град, но уже в первой редакции вассиановской кормчей добавлено: "И како сводится епископ в поповскую честь, и о их женах, и по поставлении епископом не прощати жити с женами" (ГБЛ, Пискарев 39, л. 101 об.)

Оглавление 26-й главы "Изложения правилом" второй и третьей редакции вассиановской кормчей еще дальше уводит нас от традиционного Сборника ХIV титулов и значительно расширяет дополнительный материал первой редакции:

ЦГАДА, л. 23 об.; ГПБ, л. 27

О том, яко не подобает епископу преходити из града в град, ни презвитеру, ни диакону. И како сводится епископ в поповьскую честь. И по поставлении епископом не прощает жити с женами 12 правило 6 собора, В правиле 71 в сей главе, иже в Карфагени. И о праздном епископе, како възводится на престол, и како удалятися от житниц своих причетником.

ВСМЗ, л. 37 об.-38.

О том, яко не подобает епископу преходити от града в град, ни презвитеру, ни диакону. И о праздном епископе о изгнаном, како возводится на престол, о сем же эри в 8-й грани в 2-й главе и 28-м слове Изложение царя Костянтина и Романа, и како сводится епископ в поповьскую честь. И не о гладе хлебном, но о гладе словес божиих. И по поставлении епископом не прощает жити с женами 12 правило 6-го собора, в правиле 71-м [30] в сей главе, иже в Карфагене. И о праздном епископе, како възводится на престол, и како удалимся от жен своих причетником, и о разъвращение правил от еретик: а9-я грани в 14 главе собора, иже во Ефесе, правила, и 12 грани в 3 главе, и 71 правило в Карфагени, о сем же в сей главе. а (а-а Вынос на поля киноварью ВСМЗ) О сем же в предсловие Никоньскиа книги, и о вожех слепых и о учителех. И сребролюбие и о отрицании сребролюбия ради, собора в Карфагени правило 71 в 1 грани в 26 главе. бИ о заповедех божиих, и обращая свет во тму и тму во свет. б (б-б Вынос на поля киноварью ВСМЗ)

Уже одно оглавление позволяет судить, как изменяется характер 26-й главы "Изложения правилом" в соответствии с замыслом Вассиана. Из лапидарной справки по поводу оставления священнослужителями своих приходов глава становится своеобразным каноническим трактатом, нацеленным на князей церкви, смеющих преступать заповеди. Оглавление кормчей ЦГАДА отстает от авторской работы составителей, не учитывает всех сочинений, помещенных в 26-й главе. В основном тексте полностью раскрыты пункты оглавления (ЦГАДА, л. 77-82), затем приведено толкование Федора Вальсамона на 14 апостольское правило с указанием, что статья переведена Максимом Греком (л. 82-03) Вслед за ней переписан текст того же правила с толкованием из кормчей русской редакции (источник статьи прямо укачан в списке ВСМЗ: "из рускых правил", л. 139-140; этот же текст, но без указания источника см.: ГПБ, л. 101 — 101 об.). В третьей редакции кормчей Вассиан снабжает эту статью замечанием: [31] "Се же правило скровено есть, ибо 16 правило сбора, иже в Антиохии, писано в сей грани в 13 главе назади...", то есть 16-е правило Антиохийского собора, которое традиционно кормчая помещает в 13-й главе систематического изложения Сборника ХIV титулов, Вассиан считает необходимым использовать в 26 главе своего "Изложения правилом". В заключение главы приведено толкование на 71 карфагенское правило.

Оглавление кормчих ГПБ и ВСМЗ не только перечисляет помещенные в составе главы статьи, но и дает дополнительные ссылки на канонические тексты: оглавление как бы идет впереди общей работы составителя. Эта особенность характерна для исследовательской манеры Вассиана, о которой мы можем судить по расположению материала в различных редакциях кормчей: все нарастает текст "связок", перекрестных отсылок, собственных сочинений Вассиана - подобно тому, как разрастается справочный подстрочный аппарат современных исследователей. Вассиан был одним из крупнейших канонистов своего времени, сам до пострижения в монахи судил и выносил приговоры, и немалый интерес представляет выпавшее на нашу долю путешествие по следам его юридических разысканий.

Абстрактно-правовые ситуации в 26-й главе перетасованы Вассианом так, что редкий современник не связал бы их с ситуациями реальными, с злободневной политической полемикой. Первая ассоциация - переход епископа, пресвитера или дьякона "от града в град" - и политический маневр Иосифа Санина, нашедшего спасение под юрисдикцией великого князя (ср.отражение того же мотива в послании новгородского архиепископа Серапионя Курцева). Естественно присоединение к этой основной теме 26-й главы нового, оригинального мотива: "Како сводится епископ в поповьскую честь"- за этим чрезвычайно редким на Руси прецедентом догадливый читатель мог рассмотреть соборное осуждение и сведение с кафедры архиепископа Сераписна за поспешный интердикт, наложенный на Иосифа, настоятеля монастыря и простого священника. Ничего не сказано прямо, однако ясно выражено пристрастное внимание Вассиана к обстоятельствам ссоры Иосифа с Серапионом. Напомню, что до сих пор мы не располагали бесспорными доказательствами участия [32] опального князя в подобной полемике: так, к аргументу "ex silentio" прибегла Н. А. Казакова в споре с А. А. Зиминым по поводу авторства "Ответа на послание Иосифа Волоцкого И. И. Третьякову" 16. Теперь же мы знаем о непрерывных незатихающих спорах, силящихся рассудить Иосифа с Серапионом: начало им было положено а 1509 году, в 10-х годах этот вопрос напряженно толковали друзья и недруги волоколамского игумена, в 20-х годах Вассиан Патрикеев и митрополит Даниил продолжали собирать историко-юридические обоснования спорного вопроса с тем, чтобы передать его в руки позднейших агиографов и летописцев. 17

Следующая оригинальная тема 26-й главы - "о развращение правил от еретик" - напоминает о полемике по поводу кормчих, составившей основу судебного разбирательства 1531 года, к которому каждая партия пришла со своей редакцией Номоканона.

"Сребролюбие и о отрицании сребролюбия ради" вызывает в памяти дело сведенного за симонию архиепископа Геннадия Гонзова, союзника Иосифа. Симония была одним из тех вопросов, где нормативные тексты хронически не сходились с социальной действительностью: споры о взимании платы за поставление и совершение церковных треб начались в раннехристианских общинах, занимали целые эпохи в истории византийской церкви, волновали и русских книжников - например, Макарий включил в Великие Минеи компилятивное рассуждение о благотворности симонии. 18

Очередной пункт оглавления - "по поставлении епископом не прощает жити с женами" - относится к толкованию на 71-е правило Карфагенского собора, где высказываются наиболее резкие обвинения в адрес нечестивых иерархов и цитируется евангельская притча "о вожех слепых". Тем самим названное, толкование, перенесенное сюда Вассианом из правил Карфагенского собора, подводит итоги целого направления полемики, отразившегося в составе 26-й главы. Однако для того, чтобы принять такое объяснение, нужно смириться с неожиданным, на первый взгляд, поворотом темы: толкование посвящено каноническим проблемам безбрачия - а этот поворот явно [33] выходит за рамки современник представлений о круге противоречий между иосифлянами и "нестяжателями" первого поколения. И все же острый характер полемики позволяет подозревать не менее острую предысторию вопроса ускользнувшую от исследователей.

Первое замечание, которое необходимо сделать, касается происхождения самого толкования на 71-е правило Карфагенского собора. О нем ничего не знает византийская каноническая традиция, нет его и в южнославянских списках кормчей сербской редакции. Находим интересующее нас толкование лишь в составе позднейших: русских списков второй половины ХV века, восходящих к "суздальским правилам", то есть списку кормчей сербской редакции, вывезенному епископом Евфимием из Брянска (после 1460 г.) и хранившемуся в канцелярии Суздальской епископии. 19 Значит, вероятнее всего подозревать в нашем сочинении оригинальную русскую или западнорусскую статью ХV века, не выявленную исследователями и потому не подвергнутую специальному анализу.

Нам еще предстоит внимательно прочитать это толкование и даже обнаружить в его тексте редакторское вмешательство Вассиана Патрикеева, но не будем забегать вперед, а вернемся к юридическим предприятиям иосифлян. Как ми уже знаем, Сводная кормчая в современном виде утратила правила Карфагенского собора, так что неизвестно, включил ли Даниил толкование на 71-е правило в свой компендиум. Нет толкования и в составе расширенных схолий сохранившейся части митрополичьей кормчей. Однако по тому, что эта кормчая обнаруживает особенный интерес составителя к вопросу епископского безбрачия (а именно ему и посвящено 71-е правило), и обширный комплекс выписок на эту тему сохранился, но и там нет даже упоминания о толковании на 71-е карфагенское правило, мы можем заключить, что исследуемое сочинение не было признано Даниилом и даже, более того, вызвало резкие возражения митрополита, как это выясняется после внимательного знакомства с материалами, предложенными взамен толкования на 71-е карфагенское правило.

Подборка текстов о браке в Сводной кормчей помещена как [34] комментарий к 5-му апостольскому правилу. Начинается подборка с толкования Иоанна Зонары, затем следует толкование Алексея Аристина, оригинальное сочинение составителей кормчей ("Ино толкование тому же"), отрывок послания Никиты Стефата к латинам, оригинальное или, возможно, принадлежащее Дмитрию Хоматину толкование, схолии Иоанна Зонары на 3-е и 4-е правила Карфагенского собора, фрагмент 30-го послания Никона Черногорца к монаху Василию. 20 Замыкает комплекс статей о браках сочинение "преподобного игумена Иосифа", никогда не привлекавшееся для анализа его наследия. Это сочинение лишь с очень большой натяжкой может считаться юридической справкой, потому что главная его цель - полемика. Разбирается вопрос о том, должен ли новопоставленный епископ "отлучаться" от своей жены. Напомню, что именно 5-е апостольское правило не настаивает на обязательном безбрачии епископов и даже допускает сохранение семьи у лиц епископского сана. Но это узаконение противоречит последующей практике, постепенно сложившейся в православной церкви, где уже с ХIV века епископ обязательно должен всходить на кафедру в монашеском кукулии.

Разбираемое сочинение "преподобного Иосифа" является компиляцией, соединившей фрагмент 11-го слова "Просветителя" ("Аще кто глаголет ~ и вся исправишася" 21) и толкования Алексея Аристина на 4-е правило Карфагенского собора ("Се же повелеша ~ священническое строение" 22). Объем собственно редакторского текста невелик ("Тако же и о иноческом образе ~ с женами жити"; "И тоже творяща ~ душам нашим спасителна"). В "Просветителе" Иосиф отводит аргументы противников монашества, помнивших, что первые иерархи христианской церкви не были монахами (это зафиксировано в 5-м апостольском правиле). Такое развитие полемики вполне естественно, ибо оно продолжает споры по исподу отсутствия монахов в апостольском кругу, - ответ же "Просветителя" ни на какие канонические постановления не опирается, и объясняет позднее появление института монашества не вдруг совершаемым христианским подвигом, а постепенным преодолением "немощей человеческих". Составитель Сводной кормчей добавил к "историческому" [35] аргументу Иосифа канонические основания: решение 6-го вселенского собора, запретившего мирянам носить архиерейский сан. В благочестивых умах такое противоречие между канонами - 6-м апостольским и 12-м Трульского собора - могло вызвать сомнения и замешательства, но составитель Сводной кормчей, воспользовавшись текстом, который, как удалось установить, восходит к толкованию Аристина на 4-е правило Карфагенского собора, объяснил: "Се же повелеша не на отвержение, ни на развращение преже взаконеным апостольским правилом, но на спасение и на лучшее поспешение людем промышляв: ни дати никоего же порока на священническое строение" (Унд. 27, л. 46 об.; процитированная выписка не обозначена редактором как цитата и растворена в авторском тексте статьи).

Теперь попробуем рассудить, вправду ли перед нами - неизвестное сочинение Иосифа Санина, или эта атрибуция - плод редакторской работы Даниила, прибегнувшего к авторитету своего патрона? Думаю, более вероятно второе предположение, потому что разъяснения к выписке из 11-го слова "Просветителя" уже совсем далеки от аргументации Иосифа и опираются на иные канонические тексты, не используемые Иосифом в противоеретической полемике; это ответ на совершенно иные обвинения. Противники составителя Сводной кормчей, как видно, монашества не отрицали (в отличие от новгородско-московских еретиков), однако сильно сомневались в каноничности отдельных соборных постановлений в отношении монашества, оставаясь в рамках православной ортодоксии. Иосиф в безусловно атрибутируемых ему сочинениях таких противников не знает, зато Даниил только о них и думает, подбирая доводы против чернеца из рода Гедиминовичей.

Составители "Стоглава" доказали, что и в дальнейшем обращение к авторитетному имени Иосифа Санина позволяет решать сходные вопросы. Безбрачие епископов и существующие по этому вопросу противоречия в правилах разбираются в 79-й главе - "О тех же вдовых попех и дияконех, преподобнаго игумена Иосифа Волоцаго (тяк!), самобывшаго на соборе в Москве, при царе Иоане". Единственный аргумент и пользу авторства Иосифа - указание его имени в заголовке. Однако [36] это сочинение неизвестно в рукописной традиции вне "Стоглава" и, главное, нет его ни в одном иосифлянском сборнике. Приемы, к которым прибегает автор (прямые неточности цитации) не имеют ничего общего с трудами Иосифа. Цель главы - не решить проблему священнических браков, а оспорить тезис о неканоничности решений московского собора 1503 года, и для достижения этой цели автор не гнушается любых, самых рискованных ссылок на церковные законодательные акты (фальсификация источников 79-й главы разобрана Д. Стефановичем 23). Путаница в голове автора статьи настолько удивила многоопытного Е. Е. Голубинского, что он не удержался от замечания: "Человек консервативнейший, каков Иосиф, из желания оправдать собор, впадает в крайний радикализм!" 24

Приведу наиболее очевидный пример того, что Е. Е. Голубинский осторожно называет "радикализмом". Иосиф Санин в 1492/93 году написал будущее 8-е слово "Просветителя", где подробно изложил свои взгляды на исчисление лет и миротворный круг, утвержденный I вселенским собором. Волоцкий игумен опирался в своем изложении на разыскания ученого грека Дмитрия Траханиота и трактаты своего духовного сюзерена Геннадия Гонзова. 25 Сведения Иосифа по календарным вопросам могут быть признаны безусловно каноническими, а вот "Стоглав" вкладывает в его уста странное утверждение, будто Никейский собор установил празднование христианской пасхи в один день с иудейской пасхой, и лишь через 16 лет неправильное решение Вселенского собора было отменено поместным Антиохийским собором! 26 Я думаю, что об авторстве Иосифа применительно к 79-й главе "Стоглава" не может быть и речи, потому что проблематика главы не имеет аналогий в ранней антиисофлянской полемике, зато явно напоминает о спорах середины ХVI в.: именно против каноничности любых церковных постановлений, принятых после 7-го вселенского собора (значит, и каноничности решений собора 1503 года) выступал, например, Феодосий Косой. 27

Безбрачие епископов обсуждается составителями "Стоглава" в опоре на 51-е апостольское правило - в этом подходе видим явное отличие от известной нам полемики 20-х гг. ХVI в., [37] однако разъяснение 51-го правила напоминает о Сводной кормчей; "Стоглав" цитирует знакомое толкование на 4-е правило Карфагенского собора. А объединение в "Стоглаве" вопросов безбрачия церковных иерархов с вопросами переходов епископа из града в град заставляет вспомнить и о 26-й главе вассиановской кормчей (там эти проблемы были объединены). Автор 79 главы "Стоглава" не заботится о безусловной сохранности соборных постановлений, оказываясь тем самым на стороне Вассиана, а не на стороне его судей: "Мнози святии отцы, - читаем в "Стоглаве", - из правил апостольских и отеческих оставите, что есть на вред церкве и на соблажнение християнству”. 28

Гораздо любопытнее для нашей темы черновые заметки выученика Даниила, волоколамского игумена Нифонта Кормилицына, чудом сохранившиеся в конволютном сборнике ГБЛ, Волок. 571, 50-х гг. ХVI в. Нифонтовские листочки (лл. 166-169 об., 20-х - 30-х, гг. ХVI вв.) - подготовительные материалы к его кормчей. Нифонтовская кормчая писалась, как известно, "по граней, а не по соборам", за что Нифонту пришлось выслушать немало нареканий. Митрополит Даниил, почитав "собрание" своего преемника, говорил: "по себя де еси писал, а тако де не недобе писать", а митрополит Макарий заметил еще более категорично: “только де так писати, и еретики де все роскрадут". 29 В оригинале нифонтовского "собрания" есть толкование на 71-е карфагенское правило, оно переписано рукой самого Нифонта (ГБЛ, Егоров 156, л. 105 об.-106 об., 1 св.) и Нила Полева (л. 105-105 об.), но никакими комментариями не сопровождается. Зато черновые выписки Нифонта следуют тексту "Ина толкования" 5 апостольского правила - оригинальной схолии Сводной данииловской кормчей (см. Унд. 27, л. 42-42 об.). Редакторы митрополичьего компендиума и волоколамский игумен разбирают правило , служившее камнем преткновения для канонистов 80-х гг. ХVI в. Иосифляне вынуждены полемизировать с "нецими любомудръствующими", которые в страхе перед авторитетами готовы прибегнуть к иносказанию, символически видеть в единственной жене, дозволенной епископу 5 ап. правилом и отнятой у него 12 правилом Трульского собора, саму церковь! Жених - епископ, а жена - церковь, - за этой попыткой улизнуть от [38] споров можно угадать следы раскола в лагере противников Вассиана.

Откроем вассиановскую кормчую, 71-е правило Карфагенского собора и толкование на него исправлены Вассианом. Из четырех списков схолии (пискаревский ЦГАДА, ГПБ и ВСМЗ) один, пискаревский, представляет дословный список соответствующего места кормчей сербской редакции - именно в таком же первоначальном виде переписали его и Нифонт Кормилицын с Нилом Полевым. Одно разночтение пискаревского списка отличает его от всех традиционных списков толкования на 71-е правило: "сего" (писк.) - "она" (другие списки), но это разночтение последующие 3 списка вассиановской кормчей не повторяют. Несколько индивидуальных чтений отличает пискаревский список, а вместе с ним и 3 других списка вассиановской кормчей от традиционных кормчих: "епископом" - "епископу", "раздерзает” или "разверзает" - "разрезает", пропуск - "разрешение". ' одном случае пропуск двух слов ("хотя святительства") объединяет списки вассиановской кормчей с одним из списков традиционного "собрания" - с ГБП, Муз. 4843.

Если пискаревский список воспроизводит традиционный текст схолии на 71-е карфагенское правило, то последующие 3 списка содержат уже текст переработанный. Они включают толкование на 12-е правило Трульского собора - это толкование, дословно совпадающее с приведенным в кормчих сербской редакций 30, помещено в ЦГАДА, ГПБ, ВСМЗ не на месте, внутри толкования на 71-е карфагенское правило. Второе значительное отличие списков ЦГАДА, ГПБ, ВСМЗ - появившаяся в них история исповедника Пафнутия, выступившего на Никейском соборе в защиту епископского брака. Наличие этих текстов не только способствует полноте аргументации, но даже приводит к переосмыслению использованных источников, поэтому считаю возможным видеть в списках ЦГАДА, ГПБ и ВСМЗ особую вассиановскую редакцию анонимного толкования на 71-е карфаганское правило. Внутри этой редакции явно выделяются два извода: первый, представленный списками ЦГАДА и ГПБ, и второй, позднейший, представленный списком ВСМЗ, [39] Совпадающие чтения ЦГАДА и ГПБ говорят о существовании общего протографа у этих списков: "И по тем до днешняго дне церкви пребывает и справится" - вместо правильного "правится" в пискаревском, ВСМЗ и списках традиционных редакций. Но ГПБ не может непосредственно восходить к ЦГАДА, так как некоторые индивидуальные чтения ЦГАДА список ГПБ не повторяет: "обещал ли ся" всех списков против "отвечал ли ся" ЦГАДА. Переписчик ВСМЗ допускал ошибки или неудачно переосмысливал текст ("изветом" вместо "известо") расширял известную евангельскую цитату ("и аз взлюблю, и взлюблен будет отцем моим, иже есть на небесех..."), давал более подробные ссылки на каноны (внутренняя отсылка: "в сей грани 21 главе"), менял название схолии, но его работа никак не отразилась в прочих списках.

Суммируем наши наблюдения над вассиановским текстом толкования на 71-е карфагенское правило следующей стеммой:

В списках вассиановской редакции толкование на 71-е кар фагенское правило получило особый заголовок: "О отложении жен епископом. Из Бытии, в I-м соборе" (ЦГАДА и ГПБ) и "А у в Бытие о сем же, о женах, в I соборе" (ВСМЗ). "Бытие", то есть книга "Бытия", упомянутая в заголовке, - это, должно быть, "Временник" Георгия Амартола, где содержится единственный в славянской традиции (и не отраженный в традиционных кормчих) рассказ об обсуждении епископского безбрачия на Никейском соборе: [40]

"Приде же во т чин и божествныи Пафнотии, муж егуптянин, чюдотворец и исповедник, ему же десное око Максимьянь изверте, т сбору правило бысть: Аще хощете, да криликь не поимаеть жены, яко тяжько слово повеле, да единемь епископом т образ дасть хранити, рекше, да жен не поимаеть..." 31

Пафнутий, лишившийся правого глаза за непреклонное следование вере и приобретший немалый авторитет как девственник и исповедник (впервые группа исповедников появляется среди участников Иерапольского собора 70-х гг. II века 32), у Амартола только упоминается среди присутствующих, но ни о каком его выступлении на соборе не сказано ни слова. Между тем 3 списка вассиановской кормчей цитируют специальную речь Пафнутия:

"Въсхотевшим же святым отцемь всему причту церковному без жен быти, Пафнутии же исповедник възбрани тому быти, рек: Не налагати тяжкаго ярема на христовы иереа! Они же послушавше, единем епископом бежженном быти уставиша..." 33

Источник распространенных сведений о Пафнутии находим в другой книге "Бытия" - в Русском Хронографе (так называемый Хронограф редакции 1512 года). Именно здесь содержится специальный рассказ "О отложении жен епископом", название которого точно совпадает с названием вассиановского трактата - схолии на 71-е карфагенское правило, а текст соответствует знакомому нам изложению речи Пафнутия:

"Восхотеша убо снятии отци всему причту без жен быти. Пафнутие же исповедник возбрани тому быти, рек: Не налагайте тяжкого ярма на христовы иерея: честен брак и ложе нескверно! Они же послушаша его, единем епископом без жен быти уставиша..." 34

Мы видим, что Вассиан Патрикеев воспользовался сводкой сведений автора Русского Хронографа - Досифея Топоркова, племянника Иосифа Санина. Это неудивительно, ведь опальный Гедиминович и волоколамский монах в 20-х гг. ХVI в. некоторое время жили бок о бок в московском Симоновом монастыре, скорее всего, в годы архимандритства Герасима Замыцкого (1520-1526), связанного с иосифлянами и отправившегося на покой в Волоколамский монастырь. 35 На суде 1531 года [41] Вассиан признавался, что Досифей у него "в келье бывал многожды" а племянник Иосифа в письменных показаниях и устно вспоминал о том, как симоновский чернец делился с ним сомнениями относительно строки Толкового Евангелия: "было у него на мысли, - жаловался Досифей, - хотел мя по своей злоумие привести". Досифей, несмотря на отговоры жившего тут же, в Симонове, волоколамского старца Ионы Пушечникова, по прозвищу Голова ("не говори, уморит тя"), вступил в спор с Вассианом и привел в опровержение его мудрствований фразу из "Временника” Амартола - ту самую, где упоминается Никейский собор и Пафнутий ("и я почел 6 ним бранитися - изложение вере" 37). В цитате, приведенной Досифеем, еще нет упоминания о специальной речи Пафнутия, но совершенно очевидно, что между Досифеем и Вассианом обсуждались обстоятельства Никейского собора и, надо думать, обсуждались в гораздо менее "кусательном" тоне, чем представлял на суде Досифей: иначе вряд ли Вассиан в мае 1531 года назвал своего оппонента "великим" и "добрым" старцем. Вероятнее всего, именно в это время совместных бесед и параллельной книжной работы (Вассиан редактировал заключительную редакцию своей кормчей, а Досифей трудился над Хронографом) опальный князь прямо процитировал в своем трактате досифееву книгу.

Откуда же Досифей Топорков сумел почерпнуть сведения, заинтересовавшие разборчивого Вассиана? Славянская книжность не знает о речах Пафнутия на Никейском соборе; сообщение о них носит легендарный характер и впервые появляется у Созомена (кн. 1, гл. 22) 38, откуда, по-видимому, попадает в византийский лексикон Свиды 39. Сам Досифей, как это убедительно показано И. М. Смирновым 40, греческого языка не знал, зато соответствующую статью Свиды перевел на русский язык Максим Грек - и именно его переводом воспользовался Досифей:

"Пафнутей, единого града горних Фиваид епископ, муж благочестив и чюдотворец; его же в время гонениих око вывертели гонителие... Хотящим же епископом съборне нов закон в церковь внести, яко... епископом, презвитером и диаконом, и иподиаконом не съжительствовати женами... [42] Пафнутей вопиаше силно не наложити тяжко иго освященным мужем, честне быти женитве... И послушала весь събор епископов словес Пафнутиевых и еже с сем взыскание замолчали, произволению хотящих жен ошаятися оставивше." 41

Максим в конце 10-х - первой половине 20-х годов некоторое время жил в Симоновом монастыре, рядом с Досифеем, и перевел статью лексикона Свиды "***" для племянника Иосифа Волоцкого, вероятно, по просьбе Досифея и в связи с работой последнего над Хронографом. Не случайно статья о Пафнутии не была присоединена к основному комплексу переводов из Свиды, связанному с именем В. М. Тучкова (авторская редакция I комплекса, нач. 50-х гг. ХVI в.: ГБЛ, Рум. 264; редакция второй четверти ХVI в., восходящая к первоначальному виду переводов 1-2 комплекса: РИМ, Муз. 1948, ГПБ, F. ХVII. 13), а сохранялась в иосифлянской среде и влилась в прочие переводы Свиды, в 1-2 комплекс, лишь в середине ХVI в. под пером Дмитрия Лапшина (Q.I.219, сборник, извлеченный из Волоколамской библиотеки в 1817 г. П. М. Строевым и проданный Ф. А. Толстому; ныне хранится в ГПБ).

Теперь предстоит уточнить время, когда пересеклись пути трех выдающихся книжников - Максима, Досифея и Вассиана. Наиболее спорным остается вопрос датировки одного из памятников, отразивших их сотрудничество - Русского Хронографа. А. Д. Седельников первым предложил конъектуральное чтение предисловия к Хронографу, позволяющее ограничить время работы Досифея над Хронографом 1516-1522 годами; к этой точке зрения присоединился Б. М. Клосс, укрепивший гипотезу А. Д. Седельникова указанием на конволютный сборник ГБЛ, Волок. 583 (составлен, судя по бумаге, в конце 10-х - начале 20-х гг. ХVI в.), где содержатся черновые и - добавим от себя - сделанные собственноручно Досифеем выписки из "Временника" Амартола, использованные в Хронографе. 42 Обращение к черновым выпискам Досифея, где находятся и материалы к 120-й главе Хронографа с рассказом о Пафнутии, дает нам основание утверждать, что Вассиан процитировал в своем трактате не окончательный текст Хронографа, а предварительные заметки Досифея, дословно совпадающие с текстом [43] вассиановской кормчей: "О отложении жен епископом, (киноварный заголовок статьи был вписан Досифеем уже после того, как основной текст был закончен - А. П.) Въсхотевъшим же святым отцеп всему причту церковному без жен быти. Пафнутие же исповедник възбрани тому быти, рек: Не налагати тяжкаго (последнее слово вынесено на нижнее поле - А. П.) ярма на христовы иерея. Они же послушавше, единем епископам безъжженном быти уставиша." (ГБЛ, Волок. 583, л. III).

Досифей мог получить статью о Пафнутии, использованную в 120-й главе Хронографа, не ранее 4 марта 1518 года, когда толмач Максим впервые прибыл в Москву. Вассиан, обратившийся к черновым выпискам Досифея, процитировал их не позднее августа 1522 года, когда Хронограф приобрел окончательный вид, ибо в последующие годы логичнее было бы ждать реминисценций уже законченного досифеева труда. Следовательно, статью о Пафнутии Максим перевел между мартом 1518 и августом 1522 года, тогда же ею воспользовался Досифей и вскоре, из рук Досифея, Вассиан. Предложенное построение вполне согласуется и с седельниковской датировкой Хронографа (сам Досифей указывал, что создание Хронографа растянулось на 6 лет 43), и с гипотезой Д. М. Буланина, согласно которой Максим переводил статьи Свиды лишь в 1518-1525 гг., а перед майским судом 1525 года греческая книга Свиды была у него отобрана 44, и с датировкой второй редакции вассиановской кормчей (где находится ссылка на черновые материалы Досифея) 1518-1525 гг., предложенной Н. А. Казаковой. 45

Специальные канонические разыскания Вассиана по поводу 5 апостольского правила и экскурсы Досифея Топоркова в историю Никейского собора позволяют связать с той же ветвью полемики одно из сочинений Максима Грека, не поддающееся датировке - "Слово к хотящим оставляти жены своя без вины законный и ити во иноческое житие". "Слово" Максима трактует сходные вопросы - в защиту достоинства брака цитируются слова апостола Павла: "Честна бо женитва и ложе нескверно" 46, - а именно эта фраза была вложена Свидой в уста Пафнутия и повторена в трактатах Досифея и Вассиана. Пафос "Слова" - в обличении пороков духовенства, [44] характерном для "нестяжательства" Максима и Вассиана, Прежде чем "разрешиться" от законных жен и идти в монашеское житие (откуда уже открыта дорога на высшие ступени церковной иерархии), Максим призывает "разрешить себе от всякия злобы, неправды, лукавства, лихоимания, хищения чужих имений..." Здесь - прямая перекличка с решением канонической проблемы брака в вассиановской кормчей. Если учесть, что "Слово" обращено к одному из ближайших друзей Максима (философ называет его "предобрым другом”), открывшему греку "некую часть" своего помысли, - то логично предположить, что адресатом этого "Слова" был Вассиан Патрикеев, а написано оно в конце 10-х - начале 20-х гг. ХVI века.

Теперь у нас достаточно материала для того, чтобы рассудить Вассиана с Даниилом в одном из тех вопросов, которые не были подняты на суде 1531 года, но по которым накануне суда велась упорная скрытая полемика. Даниил, как мы помним, прикрываясь авторитетом своего патрона Иосифа, пытался сгладить противоречия в текстах правил!. "Се же повелеша не на отвержение, ни на развращение преже взаконеным апостолским правилом, но на спасение и на лучшее поспешение людей промышляа". Вассиан же стремился к обратному: явные противоречия между 3-м правилом Никейского собора, 5-м апостольским правилом и 12-м правилом Трульского собора служили ему одним из оправданий критической работы с текстами кормчей. Никейский собор не высказал определенного мнения относительно епископского брака, его участники лишь осудили практику содержания в домах священнослужителей "зазорных" женщин. Лексикон Свиды толковал решения собора так, будто воле каждого клирика, включая епископов, предоставлялся выбор: быть безбрачным или жить брачною жизнью. Вассиан же, переписав рассказ о Пафнутии, констатирует: "Единем епископом бежженном быти уставиша".

Затем в 26-й главе "Изложения правилом" опальный князь цитирует развернутое толкование Аристина на 12-е правило Трульского собора (толкование это отсутствует в составе анонимной схолии на 71-е карфагенское правило в кормчих сербской редакции). Отцы Трульского собора действительно [45] запретили "епископом по поставлении епископьства с своими женами жить". 47 Дальнейший текст 26-й главы, за вычетом мелких поправок, Вассиану не принадлежит. Анонимная схолия на 71-й карфагенское правило начинается с правила Трульского собора (13-го), еще раз подтверждающего требование безбрачия епископа, но в то же время запрещающего архиереям "лишитися своих жен". А страницей ниже прямо указывается, к кому обращено это обличительное сочинение - к тем, кто "вступивше на престол правите святительства", нарушает канонические правила.

Благодаря редакторской работе Вассиана, еще яснее стало противоречие между канонами: с одной стороны, правила запрещают "пущати жены", с другой - "не пращают" епископам жить со своими женами. Замеченное противоречие автор толкования на 71-е правило не спешит сглаживать, и его позицию Вассиан явно разделяет: "Вся бо божественнаа писаниа прошед, - пишет анонимный автор толкования и повторяет за ним Вассиан, - законна убо правила и скоропытне расмотривше, многаа убо в них изъобретше развращениа... их же чьстяще слабии человеци и помрачении умом, не ведяще книг святых разума, ни силы, лежаща в них". 48 Вот где следует искать источник знаменитых смелых слов Вассиана: "Есть в святых правилех супротивно святому Евангелию и Апостолу и всех святых отец жительству...". 49

Историческое объяснение подмеченного противоречия таково, что институт епископов, возникший в христианских общинах во II веке, первоначально не был связан обетом безбрачия: "Епископ должен быть непорочен, - читаем в апостольских посланиях, - одной жены муж..." 50 "Didascalia Apostolorum" также упоминает семейных епископов. 51 Последующая история церковной иерархии падает на период победившей церкви, пастыри которой все более явно уподобляются ангельскому чину, и оттого все настоятельнее звучат требования безбрачия епископата. Эти требования закрепляются решениями Трульского собора 692 года. Однако восточная церковь долго еще хранит в себе реликты прежней традиции - так, вплоть до ХV столетия в Византии были нередки случаи [46] поставления иерархов из немонахов 52, известны такие случаи и на Руси. 53 С этой традицией и спорит анонимный автор схолии на 71-е карфагенское правило. Он вспоминает слова евангельской притчи о слепце, пытающемся вести слепца, слепцы - те, кто находится "на высоте святительства". Сребролюбие церковных иерархов приравнивается к алчности разбойника и гробокопателя, а новопоставленные епископы, недавно принявшие монашеский постриг, оказываются главными виновниками нарушения заповедей: "И тый, коа ради вины отпущаеши жену свои не яве ли, яко сребролюбие ради и похот/и/ имения? Яко да святая и божественна достоаниа святая церкве яко хыщник ограбиши и на свою жену и дети расточиши." Как должное, как канонически утвержденное, рассматривает автор толкования "святые и божественные достояния святой церкви" - но этих слов "нестяжатель" Вассиан в полемическом запале не замечает, переписывает их из кормчей в кормчую.

Дальнейшие рассуждения схолии на 71-е карфагенское правило касаются практики переходов епископов, с одного престола на другой, "множайшу имения и славу и покоя себе ищущи", а так же судьбы "праздных", оставшихся без престолов, епископов. Цитируются 14-е апостольское правило, 16-й канон Антиохийского собора и 17-е правило Трульского. собора. 54 В заключительной части сочинения канонические выписки сменяются экскурсом в нравственное богословие - следуют цитаты из сочинений Исайи, ап. Иоанна, посланий ап. Павла. Автор толкования на 71-е правило, а вместе с ним и опальный князь, обвиняют своих противников в еретичестве (эти обвинения были сторицей возвращены Вассиану на суде 1531 г.: "Ино то еси еретическое мудрование мудровал..." - говорил Даниил 55): цитируются слова апостола Павла - "Братья, облецетися в вся оружиа божиа" 56, и к ним добавлено: "Аще убо к невидимей брани апостол повелевает крепком быти, то кольми паче зде требе есть противу плотским еретиком...". Приведенная цитата из послания Павла ефесянам была использована в "Ответе на послание Иосифа Волоцкого И. И. Третьякову” 57 (возможно, принадлежит Вассиану), однако там автор не спешил со столь радикальными выводами. Неизвестный автор толкования имел в [47] своем арсенале и традиционное для публицистики сравнение "слепых вождей" с неискусными кормчими, потопляющими корабль и во "время тишины" - сравнение это, восходящее к сочинениям Иоанна Златоуста 58, находим и в пространной редакции Духовной грамоты Иосифа Санина 59, и в митрополичьей Сводной кормчей. 60

Обвинения, высказанные в 26-й главе "Изложения правилом" дополняются заключительной частью вассиановского "Собрания некоего старца" во второй редакции (списки ЦГАДА, ГПБ, ВСМЗ). В "Собрании" Вассиан размышляет о том, что "съжительствовати... епископом с женами или игуменом в монастырех или во епископиах, всякого претькновения есть противно" - здесь имеются в виду женщины, живущие в доме епископа, но не связанные с ним узами близкого родства (ср.толкования на 3 правило Никейского собора). Канонические вопросы, затронутые "Собранием некоего старца", в большинстве своем были вполне традиционны, и им немало гневных слов посвятили как лидеры "нестяжательства", так и иосифлянские публицисты. Рассуждения же анонимного автора схолии на 71-е карфагенское правило, переписанные Вассианом, били по самой верхушке немногочисленного епископата, по ставленникам иосифлянской партии. Всякое каноническое правило, регулирующее жизнь христианских иерархов, в греко-римской империи обращено было к тысячам епископов (так, в У веке епископов насчитывалось до 6 тысяч! 61), но на Руси, где число князей церкви не превышало полутора десятков, обличительный пафос канонических текстов усиливался многократно. Перед Вассианом стояли живые люди или же он обращался к памяти недавно умерших владык, и каждый из них был известен поименно: ростовский архиепископ Вассиан Санин, брат Иосифа Волоцкого, коломенский епископ Митрофан, бывший духовником Ивана III и корреспондентом Иосифа, суздальский епископ Семион Стремоухой, тверской епископ Нил Гречин, рязанский епископ Иона, тверской епископ Акакий, постриженик Иосифа, коломенский епископ Вассиан Топорков, племянник Иосифа, сторонник иосифлян Досифей Забелла, крутицкий владыка...

Судьи Вассиана не вынесли ни обсуждение собора 1531 года [48] вопрос о епископском безбрачии, хотя, как мы убедились, ему посвящены специальные разыскания "нестяжательской" и иосифлянской редакций кормчих книг. Здесь Вассиан не спорил с установившейся в православной церкви практикой (как это было с вопросом о каноничности "стяжательских" общежительных монастырей), но смело раскрывал противоречия в текстах правил, бичуя при этом и канонистов-иосифлян, и князей церкви, преступающих заповеди. При этом привлекалось обширное собрание канонических установлений, к которыми на суде Даниил спорить не собирался. Нашла в судном деле отражение заключительная часть "Собрания некоего старца", тематически связанная со схолией на 71-е карфагенское правило. 62

В ответ на выпады Вассиана против высшего иосифлянского духовенства судьи сравнивали наследника Гедимина с цареградским "християнахульником" Нифонтом, который "православных всех законопреступных и грешьных называше, себе же единаго праведнаго глаголаше... потом же разгоръдеся до конца и вся чины церковные похули." Так отвечали бывшему "временному человеку" на "плотских еретиков", оттого и согрешения опального князя подлежали осуждению как еретические - Вассиану платили той же монетой.

Комментарии

1. См.: Павлов А. С. Исторический очерк секуляризации церковных земель в России, ч.1. Попытки к обращению в государственную собственность поземельных владений русской церкви в ХVI веке (1503-1580 г.). Одесса, 1871, с, 72, прим. 2; Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев и его сочинения. М.-Л., 1960 (далее: Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев), с. 197, прим. 168; она же. К изучению кормчей Вассиана Патрикеева, - ТОДРЛ, т. 28, Л., 1974, с. 346; Синицына Н. В. Максим Грек в России. М., 1977, с. 126; Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи ХVI-ХVII веков. М., 1880, с, 69, прим. 36.

2. Розенкампф Г. А. Обозрение кормчей книги в историческом виде. М., 1829, с. 76: Макарий. История русской церкви, т. VIII. СПб., 1877, с. 150-159. Лихачев Н. П. Палеографическое значение бумажных водяных знаков, т. 1. СПб., 1899, с. СХХХIII-СXXXVI; Иванов А. И. Литературное наследие Максима Грека. Л., 1969, с. 49-52; Казакова Н. А. К изучению кормчей.

3. Шляпкин И. А. Описание рукописей Суздальского Спасо-Евфимиевского монастыря. СПб., 1080, № 16, с. 53; Плигузов А. И. Текстологическая история "Собрания некоего старца". - В. кн.: Источники по культуре и классовой борьбе феодального периода. Новосибирск, 1982, с. 15 (следует исправить приведенную здесь отсылку к альбому Г. Пиккара: вместо VII, 1352 должно быть VII, 1450-1526 г.).

4. Разъяснение терминов, используемых здесь и далее в статье, а также общий очерк истории канонического права см.: Павлов А. С. Курс церковного права. Сергиев Посад, 1902; Суворов Н. С. Курс церковного права, т.1, Ярославль, 1889; Щапов Я. Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в ХI-ХIII вв. М., 1978; ср. новейшую работу о сербской кормчей: Райнхарт И. Восточнославянское влияние в древне-сербской кормчей. (Венские доклады к IX Международному съезду славистов в Киеве. Институт славистики.) Вена, 1983 (отд. оттиск).

5. ГБЛ, Пискарев 39, л. 90-91 - толкования на 12-е правило Трульского собора из кормчей русской редакции (ГБЛ, Рум. 235, с. 213) и сербской редакции (ГБЛ, Рогожек. 252, л. 211). Атрибуцию списков см.: Щапов Я. Н. Византийское и южнославянское наследие, с. 271-272, 265 и др.

6. Павлов А. С. Курс церковного права, с. 118; Фонкич, Б. Л. Греческо-русские культурные связи в ХV-ХVII вв. М., 1977, с. 12-13.

7. Синицына Н. В. Полемика в русской общественной мысли периода образования и укрепления Русского централизованного государства (конец XV - середина ХVI в.) - В сб.: Русское централизованное государство. Образование и эволюция. ХV-ХVIII вв. Чтения, посвященные памяти академика Л. В. Черепнина. Тезисы докладов и сообщений. М., 1980, с. 56.

8. Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев, с. 190-219; Зимин A. А. Источниковедческие проблемы истории раннего нестяжательства. - Ученые записки Казанского гос.пед.ин-та, вып. 121. Казань, 1974, с. 91-92; Синицына Н. В. Максим Грек, с. 126-130; она же. Нестяжательство и русская православная церковь ХIV-ХVI вв. - В кн.: Религии мира. История и современность, Ежегодник 1983, М., 1963, с. 100; Плигузов А. И. Текстологическая история, с. 5-16.

9. Дату см. на л. 618 об.; ср. Жмакин В. Митрополит Даниил и его сочинения. М., 1881, с. 211, 750-751; Бегунов Ю. К. Корычая Ивана Волка Курицына. - ТОДРЛ, т. 12, М.-Л., 1956, с. 145: Зимин А. А. Из истории собрания рукописных книг Иосифо-Волоколамского монастыря. - Записки, отдела рукописей ГБЛ, вып. 38. М., 1977, с. 20: Щапов Я. Н. Византийское и южнославянское наследие, с. 266-267.

10. См.: Клосс Б. М. Никоновский свод, с. 59-70.

11. Попов Н. П. Афанасиевский извод повести о Варлааме и Иоасафе. - Известия ОРЯС, т. 31, Л., 1926, с. 223, прим. 1.

12. Описание А. Х. Востокова (выполнено по позднейшему списку) см.: Розенкампф Г. А. Обозрение кормчей книги в историческом виде, Изд. 2, СПб., 1839, с. 535-540: Павлов А. С. Курс церковного права, с. 119.

13. Бегунов Ю. К. Кормчая Ивана Волка Курицына; Белякова Е. В. Источники кормчей Ивана Волка Курицына. - В кн.: Древнерусская литература, Источниковедение, Л., 1984, с. 75-83.

14. Леонид, арх. Систематическое описание славяно-российских рукописей собрания А. С. Уварова, ч.1, М., 1893, с. 617-627 Бегунов Ю. К. кормчая Ивана Волка Курицына, с. 145.

15. ГБЛ, Егоров 156.

15а. "Малые" или "неполные” соборы из "прилучившихся" в Москве архиереев нередки в русской истории (ср, "неполный" собор 27 ноября 1492 г., где митрополит Зосима утвердил продолжение пасхалии - ПСРЛ, т. 26. М., 1959, с. 288). В Византии аналогичное явление представляет константинопольский синод до реформы его при патриархе Самуиле, см,: Лапин П. Собор, как высший орган церковной власти (Историко-канонический очерк), Казань, 1909, с. 292-310.

16. Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев, с. 171-175; Послания Иосифа Волоцкого. М.-Л,, 1959, с. 272-273,

17. Плигузов А. И. Вторая редакция минейного жития Иосифа Волоцкого. - В кн.: Исследования по источниковедению истории СССР дооктябрьского периода. М., 1984, с. 29-55.

18. Сочинение это не опубликовано, см.: ГИМ, Синод. 996, л. 623 и Синод. 182, л. 643 об.-644; его источник - послание митрополита Фотия 1416 г. во Псков, в списке ГБЛ, Рум. 204, л. 406 об. - 412 (издан: Русская историческая библиотека, т.6, Изд. 2-е. СПб., 1908, стлб. 365-376), другие известные списки послания Фотия (ГИМ, Синод. 562, Синод 280, Синод, 996 и ГПБ, Соф. 1323) отличает особая группа чтений, не отразившихся а компиляции ”О пошлине" (опубликован список Синод. 562: Казакова Н. А., Лурье Я. С. Антифеодальные еретические движения на Руси ХIV- начала ХVI века. М.-Л., 1955, с. 243-247). Обзор истории споров вокруг симонии см.: Преображенский В. Св. Тарасий патриарх цареградский и VII вселенский собор. СПБ., 1893, с. 115-118; Л/ебедев/ А. П. Материальное состояние духовенства в IV, V, VI и VII веках. М., 1898, с. 23 (отд. оттиск из Московских церковных ведомостей, № № 3-5 за 1898, Доброклонский А. П. Преп. Феодор, исповедник и игумен Студийский, ч.1. Одесса, 1913, л. 160-163 и др.

19. Щапов Я. Н. Византийское и южнославянское наследие, с. 153-154, 266-267; ср. замечание Вассиана о "правилах епископа суздальского Евфимия, что вывез их изо Брянска с собою" (ВСМЗ, л. 4 об.). См, текст толкования: ГБЛ, Рогожек. 252, л. 179 об. - 183 об.; Муз. 4843, л. 136 об.-139; опубликован: Правила св.поместных соборов с толкованиями, ч. 2-я. Изд. 3. М.. 1915., с. 185-189 (с указанием "из славянской кормчей"); Кормчая. Напечатана с оригинала патриарха Иосифа. Перв. пол. М., 1912, л. 143 об. - 148 об., второй пагинации. Текст последнего издания отредактирован справщиками сер, ХVII века и не может быть безоговорочно привлечен для текстологического исследования. В печатной кормчей 1649-1653 гг. фраза "и на свою жену и дети расточиши" читается как "и свою жену и дети расточит". Издатели ХVII века, встретив в толковании ссылку, "И апостольское правило рече...", попытались восстановить источник приведенной ниже цитаты, но ошиблись: вместо толкования на 12 правило Трульского собора должно быть назвало 9 правило собора в Гангре (Кормчая, л. 146 второй пагинации; ср. л. 181 второй пагинации).

20. Розенкампф Г. А. Обозрение кормчей книги, изд. 2, с. 535- 540.

21. См.наиболее авторитетный список пространной редакции ’’Просветителя"; ГИМ, Епарх . 340, л. 158; ср. ГБЛ, Унд. 27, л. 46.

22. Кормчая, л. 119 об, второй пагинации. Эта же фраза читается в близких Унд. 27 по времени кормчих русской редакции (ГБЛ, Рум. 235, с. 154) и сербской редакции (ГБЛ, Рогожек, 252, л. 158, Егоров 915, л. 138; ГПБ Погод. 242, л. 208 об.). См.публикацию: Правила св. поместных соборов с толкованиями, с. 16-17.

23. Стефанович Д. О. Стоглаве. Его происхождение, редакции и состав. К истории памятников древнерусского права. СПб., 1909, с. 289-262. См.текст 79 главы: Стоглав, Изд. Д. Е. Кожанчикова. СПб., 1863, с. 237-238, 303-308 (напечатанные в данном издании "прибавления" являются частью первоначальной пространной редакции "Стоглава", а положенный в основу издания список несомненно вторичен, принадлежит к краткой редакции, которая, как показал Макарий, возникла в ХVII веке: Макарий, История русской церкви. Изд. 2-е, т. VI. СПб., 1887, с. 230 и сл.). Ср. новейшую публикацию "Стоглава": Российское законодательство Х-ХХ веков, т. 2. М., 1985, с. 242-402, комментарий к гл. 79 на с. 486-487 (здесь текст неудачно откомментирован Н. А. Семидеркиным).

24. Голубинский Е. Е. История русской церкви, т. II, перв. пол. тома. М., 1900, с. 6231

25. Этому вопросу посвящена специальная статья автора, написанная совместно с И. А. Тихонюком (в печати).

26. Ср.; Покровский А.И. Соборы древней церкви эпохи первых трех веков. Историко-каноническое исследование. Сергиев Посад, 1914, с. 169-252; Воронов Л. Календарная проблема. - Богословские труды, т. 7, М., 1971, с. 177-200.

27. Истины показание к вопросившим о новом учении. Сочинение инока Зиновия, Казань, 1863, с. 927.

28. Стоглав, с. 237.

29. Цитируется собственноручная владельческая запись Нифонта на оригинале нифонтовской кормчей - ГБЛ, Егоров 156, л, 10-19, 21-29.

30. ГБЛ, Рогожек. 252, л. 211; публикацию см.: Кормчая, л. 180 об. - 181 второй пагинации.

31. Истрин В. М. Хроника Георгия Амартола в древнем славянорусском переводе, т.1, Пг., 1920, с. 343.

32. Покровский А. И. Соборы древней церкви, с. 129-130.

33. ЦГАДА, л. 83 об., ГПБ, л. 101 об., ВСМЗ, Л .140.

34. ПСРЛ, т. 22, ч.1. СПб., 1911. e. 270; ср. текст Хронографа западнорусской редакции: ПСРЛ, т. 22, ч. 2. Пг., 1914, с. 90.

35. См. псалтырь Герасима Замыцкого, вложенную им. в библиотеку Волоколамского монастыря - ГБЛ. Волок. 152 (конволют конца ХV- 20-х гг. ХVХ в.; л. 240-454 об. почерком Герасима).

36. Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев, с. 296.

37. Там же, с. 296-297; ср.: Розанов С. П. Время составления первоначальной редакции русского Хронографа. -Известия ОРЯС, т. 30, Л., 1926, с. 318; Седельников А. Д. Досифей Топорков и Хронограф. - Известия АН СССР. VII серия, отделение гуманитарных наук, 1929, № 9, с. 760-763.

38. См.: Горский А. В, О сане епископском в отношении к монашеству в церкви Восточной. - Прибавления к творениям св. отец, издаваемые Московской духовной академией, 1862, кн. II; О безбрачии и монашестве по отношению к избранию в сан епископа. - Православное обозрение, 1862, октябрь, с. 140-150; ср. неопубликованный отзыв К. И. Невоструева: ГБЛ, ф. 193, карт. 4, № 7. Zhishman. J. Das Eherecht der Oriental Kirohe. Wien, 1884, S. 780 .

39. Буланин Д. М. Переводы и послания Максима Грека. Неизданные тексты. Л., 1984, с. 176, 171 — 172; о лексиконе см. с. 54-55.

40. Смирнов И. М. Синайский патерик в древнеславянском переводе. Сергиев Посад, 1917, с. 181.

41. Буланин Д. М. Переводы и послания, с. 171-172: о рукописной традиции этой статьи см. с. 53-61; Сборник РИМ, Муз. 1946 указан мне А. А. Туриловьм.

42. Седельников А. Д. Досифей Топорков, с. 757; Клосс Б. М. Никоновский свод, с. 158-159; он же. О времени создания Русского Хронографа. - ТОДРЛ, т. 26, Д., 1971, с. 253-254; ср.: Зиборов В. К. О выкладке лет в Русском Хронографе. - ТОДРЛ, т. 37. I., 1983, C. 411-412; в черновом сборнике Волок. 583 следует указать на листы первого десятилетия ХVI в., исписанные почерком Иосифа Волоцкого - лл. 232-238 об., филигрань - Пиккар, "Р", VIII, 531-533 (1503-1505 гг.); рукой Иосифа переписаны сказание Епифания Кипрского и слово Дорофея Тирского - это наиболее поздний из известных мне автографов Иосифа.

43. ПСРЛ, т. 22, ч. 1, с. 18.

44. Буланин Д. М. Переводы и послания, с. 77 и др.

45. Казакова Н. А. К изучению кормчей, с. 348-349; Плигузов А. И. Текстологическая история, с. 15-16.

46. Сочинения преподобного Максима Грека, ч.II. Изд.Т. Казань, 1860, с. 231-239; Синицына Н. В. Максим Грек, с. 184, 256, 244, 232 (о "Слове" в составе Румянцевского, Хлудовского, Иоасафовского собраний). На это сочинение ссылался Андрей Курбский в примечаниях к переведенной им "Повести" Епифания Кипрского (см.комментарий А. И. Клибанова в кн.: Казакова Н. А., Лурье Я. С. Антифеодальные еретические движения, с, 301, прим. 1, с указанием рукописи ГБЛ, Рум, 193, л. 234 об.), В. И. Жмакин предположительно относил к творчеству митрополита Даниила сочинение на ту же тему: "Слово св.отец к христианом, кто оставляет жену и дети и отходит в монастырь" (Жмакин В. Митрополит Даниил, с. 486, прим. 1 - автору был известен список втор. пол. ХVII в. - Q.I.308, л. 46-48). Однако это сочинение известно в списке ХIV века, где приписано Иоанну Златоусту. Е. Э. Гранстрем предполагает его русское происхождение: Гранстрем Е. Э. Иоанн Златоуст в древней русской и южнославянской письменности XI-ХIV вв.), - ТОДРЛ, т. 35. Л., 1980, с. 364, № 87,

47. Бенешевич В. Н. Древнеславянская кормчая 14 титулов без толкований, т.1. Вып. I-3. СПб., 1906-1907, с. 152.

48. ЦГАДА, л. 84 об., в ВСМЗ против этих слов помета по поле: "Зри прилежно о развращение правил” (л. 142).

49. ВСМЗ, л. 4 (предисловие к кормчей). Эти слова цитировал, на суде 1531 года митрополит Даниил, см.: Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев, с. 287.

50. I-е Тимоф., III. 2; Тит. I, 6-7.

51. Прокошев П. A. Didascalia Apostolorum и первые шесть книги Апостольских постановлений. Томск, 1913, с. 90, приложение с. 18-24.

52. Доброклонский А. П. Преп. Феодор, с. 601; Горский А. В. О сане епископском.

53. Голубинский Е. Е. История русской церкви, т.1, I-я пол. тома. М., 1880, с. 302-307.

54. См. их тексты в кн.: Бенешевич В. Н. Древнеславянская кормчая, с. 64, 260, 157.

55. Казакова, Н. А. Вассиан Патрикеев, с. 293.

56. Ефес, VI, II.

57. Послания Иосифа Волоцкого, с. 340.

58. Миллер Т. А. Обрезы моря в письмах каппадокийцев и Иоанна Златоуста. - В кн.: Античность и современность. М., 1972.

59. Великие Минеи четии. Сентябрь, дни I-13. СПб., 1868, стлб. 574 (со ссылкой на книгу Иоанна Лествичника). Ср. первоначальную редакцию этого текста без указания источника цитаты - ГИМ, Епарх. 248, л. 181 об.

60. ГБЛ, Унд. 27, л. 33-33 об.

61. Лебедев А. П. Материальное состояние духовенства, с. 42.

62. Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев, с. 290.

 

Текст воспроизведен по изданию: Противостояние митрополичьей и вассиановской кормчих накануне судебных заседаний 1531 года // Исследования по источниковедению истории СССР дооктябрьского периода. М. АН СССР. 1985

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.