Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПСКОВСКАЯ ПОЛНАЯ ГРАМОТА 1511 г.

(Автор приносит сердечную благодарность Е. Н. Кушевой, В. М. Панеяху и Е. И. Колычевой за помощь в подготовке этой статьи)

Полные грамоты, оформлявшие продажу свободных людей в полное холопство, стали известны в науке уже давно. Изложение их содержания находится в новгородских записных книгах старых крепостей, составленных в соответствии с уложением 1597 г. в конце 1597 — начале 1598 г. Записные книги старых крепостей большей частью опубликованы. Часть актов из новгородской записной книги старых крепостей по Шелонской пятине 1 (так называемая книга Лакиера) увидела свет еще в 1855 г. 2, часть записной книги старых крепостей холоповладельцев Водской пятины — в 1898 г. 3 А. И. Копанев в 1966 г. завершил издание записной книги старых крепостей по Шелонской пятине, опубликовав первые две части этой книги из Библиотеки АН (текущие поступления, № 98) и Архива ЛОИИ, № 1092 4. Две книги и часть книги по Водской пятине остаются пока не опубликованными 5. Все записные книги происходят из Новгорода, однако в них попали и копии полных грамот, написанные в других городах — Пскове и Москве.

К настоящему времени все полные грамоты тщательно собраны и систематизированы 6. Исследователи полного холопства С. П. Валк, которому принадлежит основополагающая работа о полных грамотах, и Е. И. [69] Колычева установили время возникновения этих грамот, точные даты их написания, изучили формуляр полных грамот и его эволюцию во времени, местные особенности формуляра и на основе этого выяснили этапы развития полного холопства 7.

Однако до сих пор полные грамоты были известны только в изложении записных книг конца XVI в. Первый подлинный экземпляр полной грамоты находится в бывшем Рижском городском архиве (ныне Центральный государственный архив Латвийской ССР) в фонде внешнего архива Рижского магистрата, откуда происходит подавляющее большинство грамот внешних сношений Новгорода и Пскова 8, Полоцка 9 и Смоленска 10, начиная с XIII и кончая XVI в.

В бумагах Рижского магистрата сохранилось много грамот, касающихся внешних сношений Риги с русскими городами — Смоленском, Полоцком, их городскими советами, купеческими старостами или наместниками относительно различных торговых вопросов. В фонде преобладают послания Полоцкого городского совета, часть которых издана в первой и второй сериях «Ливонских, эстляндских и курляндских грамот» 11.

Грамота была послана сыном холоповладельца псковским купцом Юрием Константиновым в 1517 г. в Ригу в связи с тем, что его холопы Семен и еще один, вероятно, унаследованные им от отца, бежали в Ригу. Рижский городской совет, опираясь на заявление беглецов, назвавших себя полочанами, долго не желал возвращать их хозяину 12. Ссылаясь на показания полной грамоты 1511 г., Юрий Константинов требовал возвращения холопов.

Псковская полная грамота относится к переломному периоду истории города, когда он только что был присоединен к Русскому государству. Присоединение Пскова сопровождалось значительной ломкой всего прежнего уклада жизни 13. Не случайно именно на 1510 и последующие за ним годы приходится наибольшее количество сохранившихся до нашего времени полных грамот. Из 12 грамот, составленных в Пскове в течение 23 лет (с 1510 по 1533 г.) и сохранившихся до нашего времени, в одном только 1510 г. было оформлено 3 продажи в полное холопство 14.

Псковская полная грамота точно датирована 1511 (7020) годом 4 декабря. Она написана спустя почти два года после присоединения Пскова к Русскому государству и дает довольно полное представление обо всех назначенных великим князем псковских властях. Она упоминает наместника Петра Васильевича Великого Шестунова. Бывший дворецкий Ивана III 15 князь Шестунов находился в Пскове в 1507 и 1509 гг., еще до формального его присоединения 16. Наместником же он был назначен на следующий год после присоединения 17. Сразу же после присоединения [70] ямским дьяком, в обязанности которого входило писать полные и докладные, был назначен Андрей Никифорович Волосатый: «Да во Пскове же велел быти дьяку Мисюре Муняхину ведати и приказные дела, а ямских дьяках велел быти Андрею Никифорову сыну Волосатого, писати ему полные грамоты и докладные» 18. В этой должности он вероятно находился 16 лет подряд 19.

В грамоте есть еще несколько имен. Это таможники Федор Рюмин и Иван Резанец. По именам названы и послухи и пристав. Обращает на себя внимание тот факт, что среди названных в полной лиц очень много московских сведенцев или выходцев: таможник Иван Резанец, послух Данило сын Тульников, пристав Исуп Шушлевин. Единственными несомненными псковичами в грамоте были продававшийся в полное холопство Семен Федков и его мать.

Формуляр полной грамоты обнаруживает характерные черты и особенности псковских грамот, которые сохраняются и при изложении полных в записных книгах. Сравним формуляр данной грамоты и изложения другой псковской полной, также написанной ямским дьяком Андреем Волосатым 19 октября 1510 г. и занесенной в записную книгу старых крепостей — так называемую книгу Лакиера:

Грамота 1511 г.

Изложение грамоты 1510 г.

Се яз Костентин Коняев сынъ Кожевников купил есми Семенца Федкова сына псковитина себе и своим детем в полницю. А мати Семенцова сказала, что ее сынъ Семенец живет о себе. Купил Семен Васильев сын Сеславина Васюка Гридина сына ноугородца себе и своим детем в полницу,
Дал есми на нем рубль московскии. а дал на нем рубль московскии.
От великого князя Василия Ивановича всея Руси тамгу и осминичье взяли таможници Федор Рюмин да Ивашко Резанец. Ото князя Петра Васильевича наместьника псковского приходил пристав Исуп Шушлевин. На то послуси: Данило Григорьев сынъ Тулников да Степан Говрилов сынъ 20. От великого князя Василия Ивановича всеа Русии тамгу и осмничее взяли таможницы.
А грамоту писал дьяк емский Ондреи Воласатои лета 7020 декабря 4. Полную писал дьяк ямской Ондреи Волосатои лета 7019 октября в 19 день.

У полные печать, писано в кругу спи 21.

В начале грамоты, как и в изложении полной, указано имя покупателя и имя покупавшегося холопа. Как всегда в новгородских и псковских грамотах, в полную занесено место рождения холопа, или, вернее, место его жительства. Точно указан тип зависимости, в которую поступает холоп: «купил... в полницу», и сумма денег, которая за это уплачена. Записано также, что тамга и осмничее были получены таможниками, имена которых указаны в данной грамоте и опущены в изложении другой. В полной 1511 г. указано имя наместника и имя приходившего на сделку пристава наместника. В подлинной полной по именам названы и послухи. Эта [71] деталь также опущена в изложении полной грамоты 1510 г. В заключение в обоих документах указано имя писавшего и дата. В изложении полной грамоты 1510 г. за этим следует описание печати, такой же, вероятно, как и в полной грамоте 1511 г. Формуляр этих двух грамот показывает общность многих деталей: указаны послухи, место происхождения продающегося в холопы и денежная система, в которой производилась оплата. Все эти детали, по наблюдениям Е. И. Колычевой, составляют характерные особенности именно псковских и новгородских актов 22.

Почти дословное совпадение формуляра подлинной полной грамоты с изложением содержания полных грамот в записных книгах [72] свидетельствует о том, что изложение полных было точным и почти исчерпывающим текст документа. Эту точку зрения еще в форме предположения высказал около 50 лет назад С. Н. Валк 23. Найденный текст документально подтвердил правильность его мнения. А если это так, то можно считать, что записные книги сохранили вполне надежный материал для изучения полного холопства XV-XVI вв.

Неповторимой особенностью псковской полной грамоты является, по-видимому, показание матери продающегося в холопство Семенца о том, что он живет самостоятельно. Вероятно, это показание должно было удостоверить правомочность Семенца. Речь в данном случае шла не о возрасте продающегося, а о его экономической самостоятельности, что, возможно, было обязательным условием совершения подобной сделки.

Грамота представляет интерес и потому, что снабжена печатью, известной ранее лишь по описанию в записных книгах. Внизу листа под текстом расположены два квадрата, вписанных один в другой, которые в записных книгах называются «кругами». В них написаны вязью три буквы, их невозможно прочитать иначе, чем «СПИ». Вряд ли поэтому можно предполагать иное чтение, чем «СПИ», хотя Н. В. Калачев раскрывал эту аббревиатуру как «ПИС», а И. А. Голубцов, идя вслед за Калачевым, предполагал, что «ПИС» могло значить «писан» или «писчая взята» 24.

В публикуемой в приложении к настоящей статье полной грамоте титла раскрываются, выносные буквы пишутся в строку.


ПРИЛОЖЕНИЕ

№ 1. 1511 г. декабря 4. — Полная грамота Константина Коняева Кожевникова на Семена Федкова

Се яз Костентин Коняев сынъ Кожевников купил есми Семенца Федкова сына псковитина себе и своим детем в полницю. А мати Семенцова сказала, что ее сынъ Семенец живет о себе. Дал есми на нем рубль московскии. От великого князя Василия Иванович[а] всея Руси тамгу и осминичь[е] взяли таможници Федор Рюмин да Ивашко Резанец. Ото княз[я] Петра Васильевич[а] наместьника псковского приходил пристав Исуп Щушлевин. На то послуси: Данило Григорьев сынъ Тулников да Степан Говрилов сынъ. А грамоту писал дьяк емский Ондреи Воласатои лета 7020 декабря 4.

ЦГИА ЛатвССР, Внешний архив Рижского магистрата, ф. 2, ящ. 19, № 77. Бумага. Водяного знака нет. Грамота написана крайне небрежной скорописью. В правом верхнем углу надпись рукой Г. Гильдебранда: «1511 Decembre 4».

Внизу грамоты слева печать: два вписанных квадрата, надпись «СИИ». Правый нижний угол 2 см ? 2 см вырезан.


Комментарии

1. Классификация записных книг принадлежит В. М. Панеяху, который определил последовательность сохранившихся отрывков записных книг и их принадлежность холоповладельцам различных пятин (см. В. М. Панеях. Новгородская записная книга старых крепостей 1598 г. (Опыт реконструкции). — «История СССР, 1960, № 1, стр. 175-181; он же. Записные книги старых крепостей конца XVI в. — «Проблемы источниковедения», т. XI, 1963, стр. 357 и др.: он же. О классификации и составе записных и кабальных книг старых крепостей. — «Археографический ежегодник за 1962 год», М., 1962, стр. 401; см. также Е. И. Каменцева. Записные и кабальные книги старых крепостей. — «Труды Моск. гос. историко-архивного ин-та, т. II. 1960).

2. «Акты, записанные в крепостной книге XVI в.». Сообщены А. В. Лакиером. Предисловие редактора (Н. Калачова). — «Архив историко юридических сведений, относящихся до России», кн. 2. Первая половина. М., 1855, стр. 31-70.

3. «Записная книга крепостным актам XV-XVI вв.. явленным в Новгороде дьяку Д. Алябьеву. — «Русская историческая библиотека», т. XVII. СПб.. 1898, стр. 1-214.

4. А. И. Копанев. Материалы по истории крестьянства конца XVI — первой половины XVII в. — «Материалы и сообщения по фондам отдела рукописной н редкой книги Библиотеки АН СССР». М.-Л., 1966.

5. ЦГАДА, ф. 1144 (Новгородская приказная изба), кн. 7, 8 и 13.

6. Первая попытка в этом направлении была предпринята семинар[ием Лапко-]Данилевского (см. «Каталог частных актов Московского государства». — «Проблемы источниковедения», т. II. М.-Л., 1936, стр. 333). Полностью эта работа завершена Е. И. Колычевой (Е. И. Колычева. Полные докладные грамоты XV-XVI веков. — «Археографический ежегодник за 1963 год». М., 1963, стр. 41-81.

7. С. Н. Валк. Грамоты полные. — «Сборник статей по русской истории, посвященных С. Ф. Платонову». Пг., 1922, стр. 113-132; Е. И. Колычева. Указ. соч.

8. «Грамоты Великого Новгорода и Пскова», под ред. С. Н. Валка. М.-Л., 1949.

9. К. Э. Напьерский. Русско-ливонские акты. СПб., 1868.

10. «Смоленские грамоты XIII-XIV веков», подг. Т. А. Сумникова, В. В. Лопатин. М., 1963.

11. «Liv-, Est- und Kurlaendisches Urkundenbuch», Abt.. II, Bd. I-III. Riga-Moskau, 1905-1910.

12. Грамоты, касающиеся сношений Пскова с Ригой в конце XV — начале XVI в., автор надеется подготовить для следующего тома «Археографического ежегодника».

13. Подробнее см.: Н. Н. Масленникова. Присоединение Пскова к Русскому централизованному государству. Л., 1955; С. М. Каштанов и А. Н. Робинсон. Две жалованных грамоты 1510 г. псковским монастырям. — «Записки Отдела рукописей ГБЛ», вып. 24. М., 1961, стр. 230-231.

14. Е. И. Колычева. Указ. соч., стр. 49, 68.

15. «Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI веков», подг. Л. В. Черепнин. М. — Л., 1950, стр. 363, 390.

16. «Псковские летописи», вып. 1. М.-Л., 1941, стр. 91-92.

17. Там же, вып. 2. М., 1955, стр. 258-259. П. В. Шестунов и С. В. Курбский сменили первых наместников Г. Ф. Морозова и И. А. Челяднина, вызвавших недоволь ство псковичей. Они пробыли в Пскове четыре года, до 1514 г. Уже в 1514 г. боярин П. В. Шестунов находился в Москве и принимал участие в приеме иностранных послов (Н. П. Лихачев. Разрядные дьяки XVI века. СПб., 1888, стр. 58).

18. А. И. Никитский. Очерк внутренней истории Пскова. СПб., 1873, стр. 304.

19. Известно, что А. Н. Волосатый писал полные грамоты в Пскове в 1515 г. и позднее, вплоть до 1526 г. («Акты, записанные в крепостной книге XVI в.», стр. 33, № 2; Е. И. Колычева. Указ. соч., стр. 69, 72).

20. В грамоте от 17 октября 1515 г. указаны и послухи («Акты, записанные в крепостной книге XVI в.», стр. 31, № 2).

21. Там же, № 1.

22. Е. И. Колычева. Указ. соч., стр. 51.

23. С. Н. Валк. Указ. соч., стр. 131-132.

24. «Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV — начала XVI вв.», т. III. М., 1964, стр. 417-418.

Текст воспроизведен по изданию: Псковская полная грамота 1511 г // Археографический ежегодник за 1967 год. М. 1969

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.