Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НОВОНАЙДЕННАЯ ЖАЛОВАННАЯ ГРАМОТА ИВАНА III И ВАСИЛИЯ III 1504 г. СПАССКОМУ ВАЛААМСКОМУ МОНАСТЫРЮ

(Авторы приносят искреннюю благодарность Елизабет Лёфстранд за присылку ксерокопии шведского текста грамоты и копии водяного знака рукописи, содержащей этот текст.)

Возрождение в недавнее время Спасо-Валаамского монастыря привело к активизации поисков новых архивных документов о нем. Архивист Валаамского монастыря о. Онуфрий, занимающийся разысканием первоисточников, освещающих историю этой корпорации в архивах России и за рубежом, работал, в частности, в Стокгольме в Государственном архиве (Риксархив) и других хранилищах. У него установились дружеские научные связи со шведскими историками и архивистами, в результате чего ему прислали ксерокопию хранящегося в Риксархиве шведского перевода грамоты апреля 1504 г., выданной Валаамскому монастырю великими князьями Иваном III и Василием III.

Этот текст был найден шведской исследовательницей Елизабет Лёфстранд (Elisabeth Lofstrand) в так называемых "сундуках Делагарди". Грамота находится в фонде Extranea, 156. I. Она написана на двух согнутых ненумерованных листах (условно — Л. 1-2 об.) форматом в лист (in-2°). Размер их по нижнему и верхнему краям — 21-22 см, по корешку — 32,5-33 см. С правого края листов 1 и 2 бумага частично оборвалась или выкрошилась, имеются отдельные лакуны в тексте.

Грамота писана позднеготическим курсивом светлокоричневыми чернилами одним основным почерком с небольшими вкраплениями другого, латинизированного почерка (подробнее см. ниже, в примечаниях к тексту). Л. 1 содержит 37 строк, средняя длина строки — 16,2 см, ширина левого поля — 5 — 5,2 см, правого поля практически нет; от первой строки до верхнего края листа — 2,1-2,2 см; от последней строки до нижнего края листа — 5,1 см. В л. 1 об. — 38 строк, средняя длина строки — 15,5-15,7 см; ширина правого поля — 5,2-5,5 см, левого поля нет; от первой строки до верхнего края листа — 1,6-1,9 см, от последней строки до нижнего края листа — 4,7-5 см. В л. 2 насчитывается 37 строк, средняя длина строки — 16 см; левое поле составляет 5-5,1 см, правого поля нет; от первой строки до верхнего края листа — 1,6 см; от последней строки до нижнего края листа — 5 см. На л. 2 об. — К) строк основного текста и две дополнительные строки, расположенные на 9,3 см ниже 10-й строки; длина основных строк — 15,4 — 15,7 см; длина дополнительных 11-й и 12-й строк — соответственно 5,8 и 3,7 см.; ширина правого поля — 5,1 — 5,4 см, левого поля нет; от первой строки до верхнего края листа-1,5-1,9 см, от последней, 12-й строки до нижнего края листа — 14- 14,1 см.

Водяной знак рукописи, по данным Е. Лёфстранд, — "замок с двумя зубчатыми башнями", т.е. то, что в филиграноведческой литературе определяется обычно как "крепостные ворота". Знак этот ближе всего к филиграни того же типа, относящейся к 1617 г. (см.: Лауцявичюс Э. Бумага в Литве в XV-XVII вв. Вильнюс, 1967. № 718).

Листы, содержащие перевод грамоты 1504 г., находятся, по информации, полученной от Е. Лёфстранд, в папке, где хранятся 46 документов, написанных на разных языках (по-русски, по-шведски, по-немецки, на латыни). Текст их, как правило, довольно краток. [420]

О существовании жалованной грамоты Ивана III и Василия III Валаамскому монастырю, выданной в апреле 1504 г., С. М. Каштанову было известно давно, хотя он не предполагал, что текст ее в каком-то виде сохранился. Много лет тому назад Б. Н. Флоря посоветовал ему обратить внимание на шведские дела начала XVII в., хранящиеся в ЦГАДА (ныне — РГАДА). Он говорил, что в них можно найти сведения о несохранившейся жалованной грамоте, кажется, Валаамскому монастырю. И действительно, при просмотре шведских дел удалось обнаружить информацию о жалованной грамоте Ивана III и Василия III Валаамскому монастырю, которая точно датируется в упоминании апрелем 1504 г. Эти сведения содержатся в русском переводе "с писма, каково писмо прислал в Посолскои приказ свеискои посланник Аксель Мартенсон с приставом своим с сотником стрелецким с Советом Башковским генваря в 22 день". Шведский оригинал письма, полученный в Посольском приказе 22 января 1620 г., был отослан Акселю Мартенсону назад все с тем же приставом Советом Башковским 1.

В письме приводится текст "памяти" от 19 октября 1619 г., данной Мартенсону в порубежной деревне Раутеяки. Ему как полномочному посланнику короля Густава-Адольфа поручалось довести до сведения русского правительства и царя Михаила Федоровича шведскую точку зрения и аргументы по вопросу об административной принадлежности д. Пороерви, ставшей объектом спора между шведскими и русскими "межевальными послами". Конкретный автор этой "памяти" не указан, но им являлся, очевидно, руководитель шведских межевщиков в д. Раутеяки.

В "памяти" утверждалось, что русские "межевальные послы" "солгали" царю Михаилу Федоровичу и неверно изобразили дело "о деревне, которую мы называем по-корелски Пороерви, а по-руски Пороозеро" 2. Русские межевщики не хотели согласиться с тем, что эта деревня относилась к Корельскому уезду Водской пятины. Шведы же сообщали, что "мужики сами, которые живут в той деревне, сказывают, что они и их деды, и прадеды с полтораста лет жили под Валамским монастырем в Корелском уезде, о котором меж нас и руских межевалных послов договор был в Каибалскои деревне в Боеве выставке в 27-м числе марта, лета 1618-го году". Русские послы признавали вероятность того, что д. Пороерви (Пороозеро) действительно "с полтораста лет была под Валамским монастырем", но вместе с тем отрицали ее принадлежность к Корельскому уезду, утверждая, что "стояла она в Лопскои пятине, а не в Корелском уезде".

Когда шведы потребовали подтверждения этого тезиса, русские "межеванные послы" "поднесли нам (т.е. шведам. — С. К.) подлинную грамоту, Валамсково монастыря волность, которую к монастырю дал 3 великии князь Иван Васильевичь и сын его Василеи Иванович лета 7012-го числа, апреля, и печать у той утвержденной грамоты была обеих высокоупомянутых великих князей" 4. Русские межевщики "также показали" шведам "роспись и книги Валамсково монастыря вотчины. И мы (шведы. — С. К.) сказали им, что нам вскоре невозможно того их писма выразуметь, и они б дали нам те грамоты перевесть и выразуметь" 5.

Русские обещали прислать "с тово со всего писма с подлинные с полные грамоты и с росписи вотчинам... списки". Свое слово они сдержали, "и к нам (шведам. — С. К.) списки прислали последнего числа марта с сыном боярским с Первым Буйковым. И в грамоте Валамсково монастыря писано слово в слово так же, как сесь посланной список объявит" 6. С документами в руках шведские послы [421] доказали русским, что д. Пороозеро находилась "в Сердоволском погосте под Шуеозерскую выставкою", а не в Селецком погосте Лопской пятины, как утверждали русские межевщики 7. Шведы подчеркивали, что "Валамского монастыря вотчины в тех книгах нигде не объявлялись, окроме тех вотчин, которые в тех двух городах и в уездах, в Корелском и в Ореховском уезде, в тех прежеименованных погостех... а крестьяне, ныне которые живут в Пороозере, знают старинных своих дедов и прадедов, которые в тех земленых книгах именованы" 8.

В самом деле, в писцовых книгах 90-х годов XVI в. фигурирует деревня "Пуроярва". На полях рукописи писцовой книги напротив написанного по-русски названия "Пуроярва" сделана шведская помета: "№ . Puroiarfua" 9.

В "памяти" Акселю Мартенсону говорится: "И после того, как мы (шведы. — С. К.) Валомского монастыря книги положили, что в Валомском монастыре вотчины нигде, опричь Вотцкои пятины Корелского и Ореховского уезда, нет, и показали им той вотчины книги, и те книги с теми их списками сс 10 волностных грамот сошлись слово в слово, и оне в те поры на то иного никакого ответу не умели дать" 11.

В "памяти" сообщается о передаче шведам русских документов: "И как оне нам отдали старинных великих князей грамоты, тако ж и монастырские старинные земляные книги, и в том нашего велеможнеишего короля правда объявилась, потому что тем старинным грамотам нам болши мочно верить, неже тех безумных мужиков безделным речем верить, которых руские межевалные послы научили против нас послушествовать" 12.

Можно ли рассматривать этот текст как свидетельство того, что русские передали шведам оригинал жалованной грамоты апреля 1504 г. и подлинник писцовых книг? Ведь до этого говорилось о присылке шведским межевщикам "списков" "с подлинные полные грамоты и с росписи вотчинам" 13. Поскольку подлинные писцовые книги 90-х годов XVI в. со скрепой дьяка Дмитрия Алябьева находятся сейчас в Швеции (см. об этом ниже, приложение), можно думать, что они были переданы шведам именно в связи с межевыми спорами 1618-1619 гг. Вместе с тем ясно, что перевод грамоты Ивана III и Василия III сделан не с оригинала. В шведском переводе Иван III именуется "великим государем" в начале акта, а оба князя называются "великими государями" в некоторых разделах диспозитивной части и в санкции. Это титулование не могло содержаться в подлинной грамоте 1504 г., но вполне могло быть добавлено при создании списка XVII в. Кроме того, в шведском переводе нет никаких упоминаний о печатях грамоты, хотя, как свидетельствует текст "памяти" 1619 г., при подлиннике находились печати Ивана III и Василия III. Поэтому у нас совершенно нет уверенности в том, что в 1618-1619 гг. шведы получили подлинник грамоты 1504 г.

Перевод грамоты 1504 г. на шведский язык был для шведов делом весьма актуальным с точки зрения их порубежных споров с русскими. Недаром в тексте перевода фраза о владениях Валаамского монастыря в Нотебургском (Ореховском) уезде выделена более длинными, чем обычно, интервалами в начале и в конце (см. ниже, примеч. 43, 45 к шведскому тексту). Судя по водяному знаку рукописи шведского перевода, наиболее близкому к аналогичной филиграни 1617 г., мы имеем дело с текстом, составленным как раз в период тяжбы "между русскими и шведскими послами", т.е. в 1618-1619 гг. [422]

Переводчик пользовался бумагой немецкого происхождения: буква "М" в нижней части знака была инициалом фамилии "Mieser". В 1584-1632 гг. изготовлением бумаги этого типа занимался Jerg Mieser (см.: Piccard G. Die Turmwasserzeichen. Stuttgart, 1970. S. 17).

Грамота 1504 г. является наиболее ранней жалованной грамотой Валаамскому монастырю — по крайней мере, из числа известных. До этого в качестве первого иммунитетного акта, пожалованного данной корпорации, фигурировала грамота 1507 г. 14 Грамота Валаамскому монастырю 1504 г. входила в серию иммунитетных актов периода совместного управления Ивана III и Василия III Новгородской землей (1499-1504) 15, и с этой точки зрения она представляет исключительный научный интерес. По своему формуляру грамота 1504 г. Валаамскому монастырю ближе всего к жалованной грамоте Ивана III и Василия III новгородскому Болотову монастырю 1500 г. 16, хотя она и не по всем пунктам с ней совпадает. Видимо, существовала какая-то общая редакция совместных грамот Ивана III и Василия III новгородским монастырям в то время. Вместе с тем формуляр грамоты 1504 г. не послужил основой для позднейших грамот, выданных Валаамскому монастырю в 1507, 1540 и 1578 гг. 17

Мы определяем грамоту Валаамскому монастырю 1504 г. как обельно-несудимую. В ней не содержалось освобождения от государственных прямых налогов и таможенных пошлин. Поэтому ее нельзя считать тарханной. Однако она не была и чисто несудимой. Грамота освобождала от поборов новгородского архиепископа и его администрации, а также от платежей попам Софийского собора. Кроме того, она запрещала новгородским и пригородским наместникам, волостелям и их тиунам взимать с Валаамского монастыря и его крестьян какие-либо пошлины в свою пользу. Несудимая часть грамоты дополнялась установлением одного в году срока вызова монастырских крестьян в суд по так называемым "исковым" делам. Далее в грамоте вводились заповеди против ездоков, незваных гостей и "попрошатаев". Все это в целом делало грамоту обельно-несудимой, односрочной и заповедной.

В настоящей работе публикуется как шведский перевод грамоты по ксероксу рукописи Стокгольмского архива, так и его обратный перевод на русский язык, сделанный нами, а также примерная реконструкция оригинального русского текста с учетом сходных формуляров русских грамот. В публикации шведского текста полностью сохраняется орфография рукописи. Трудным вопросом была для нас передача заглавных букв "I" или "J" и буквосочетаний "ij" или "у". Мы ориентировались на современное звучание слов, при написании которых эти буквы и буквосочетания употребляются, делая в примечаниях оговорки о возможности иных прочтений. Мы старались также сохранить пунктуацию рукописи. Все случаи расхождения с ней оговорены в примечаниях к шведскому тексту.

Авторы работы сочли полезным поместить после шведского текста указатель-словник к нему, который поможет изучению лексики шведского текста и соотношения его с терминологией русских актов (словник составила Е. Е. Матвеева). В конце работы публикуется в качестве приложения фрагмент писцовой книги Водской пятины 90-х годов XVI в... содержащий описание вотчины Валаамского монастыря в Сердовальском и Иломанском погостах Корельского уезда. Текст [423] источника, судя по присланной из Стокгольма ксерокопии, дошел в подлиннике. Передача текста осуществлена по общим правилам издания документов XVI-XVII вв. В публикуемом тексте подчас трудноуловима или вообще неуловима разница между "ъ" и "ь", поэтому некоторые чтения могут показаться спорными.

С. М. Каштанов, Е. Е. Матвеева


Комментарии

1. РГАДА. Ф. 96 (Сношения России с Швецией). Ед. хр. 3. Л. 132.

2. Там же. Л. 134.

3. В ркп. "л" выносное; возможно чтение "дали".

4. РГАДА. Ф. 96. Ед. хр. 3. Л. 135.

5. Там же.

6. Там же. Л. 135-136.

7. Там же. Л. 138.

8. Там же. Л. 136.

9. Писцовая книга. С. 133 (Л. 39) — см. ниже, приложение.

10. Так в ркп.

11. РГАДА. Ф. 96. Ед. хр. 3. Л. 138.

12. Там же. Л. 139-140.

13. Там же. Л. 135.

14. РИБ. СПб., 1875. Т. 2. № 255. Стб. 1095-1097. См. также: Охотина-Линд Н. А. Сказание о Валаамском монастыре. СПб., 1996. С. 7.

15. Подробнее об этих актах см.: Каштанов С. М. Социально-политическая история России конца XV — первой половины XVI в., М., 1967. С. 102-144, 170-188. 218-238.

16. АИ. СПб., 1841. Т. 1. № 111. С. 164-166.

17. См.: РИБ. СПб., 1875. Т. 2. № 255, 256. Стб. 1095-1099; РИБ. Пг., 1915. Т. 32. № 279. Стб. 552-558; Каштанов С. М. Хронологический перечень иммунитетных грамот XVI века [Часть 1] // АЕ за 1937 год. М., 1958. С. 356. № 416; То же. Часть 2 // АЕ за 1960 год. М., 1962. С. 188. № 1042.

Текст воспроизведен по изданию: Новонайденная жалованная грамота Ивана III и Василия III 1504 г. Спасскому Валаамскому монастырю // Археографический ежегодник за 2000 год. М. 2001

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.