Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСЛЕСЛОВИЕ

о. Онуфрий

ОБ ИСТОРИЧЕСКИХ ИЗЫСКАНИЯХ ВАЛААМСКОГО МОНАСТЫРЯ

В третьем десятилетии XVIII в. началось постепенное возрождение Валаамского монастыря после длительного запустения его во второй половине XVII и первые годы XVIII в. Восстановление монастыря на прежнем месте связано с деятельностью строителя Иосифа Шарова. Ему принадлежит и заслуга в собирании документов монастырского архива. В 1728 г. строитель Иосиф представил в Вотчинную коллегию жалованные грамоты Спасского Валаамского монастыря 1. В 1736 г. эти документы были направлены в Святейший Синод 2. По-видимому, Иосиф, уроженец Старой Ладоги, привез грамоты на остров из Васильевского Староладожского монастыря, служившего в течение предыдущих ста лет прибежищем для братии, покинувшей Валаам в начале XVII в. Можно также высказать предположение, что вместе с грамотами Иосиф привез и синодик Валаамского монастыря, находящийся в настоящее время в музее г. Куопио 3.

С 1749 по 1782 г. монастырь возглавлял игумен (до 1767 г. — строитель) Ефрем, чья хозяйственная и церковная деятельность заложила фундамент будущего расцвета обители. Приняв находившийся в крайне плачевном состоянии монастырь, новый игумен за 30 лет в значительной степени восстановил его благосостояние, а также провел ряд мероприятий по укреплению авторитета обители. В частности, им был восстановлен древний культ почитания основателей монастыря Сергия и Германа. Именно при Ефреме был создан самый ранний из дошедших до нас образов валаамских чудотворцев, записаны чудеса преподобных. Под непосредственным руководством игумена на архипелаге был создан целый культовый ансамбль, посвященный Сергию и Герману и состоявший из пещеры на острове Святом, где якобы они жили, и построенной на их мощах Преображенской церкви. По словам современных исследователей истории Валаама A. M. Спиридонова и О. А. Ярового, "на древней и богатой историческими событиями земле... игумен соотносил легендарную память о прошлом монастыря с одной из валаамских местностей и строил здесь культовые сооружения". Подобная практика была обусловлена "отсутствием на архипелаге древних сооружений и рукописных памятников, документировавших исторический путь монастыря и его миссию в Карелии" 4.

В конце XVIII — начале XIX в. волна общественного интереса к истории и древностям российским не обошла стороной и Валаамский монастырь. В 1791 г. [444] игуменом Назарием был обнаружен летописный текст, рассказывающий о походах шведского короля Магнуса Эриксона в Приладожье в 1370-х годах 5. Согласно этой рукописи, король Магнус после череды военных и политических неудач бежал из Швеции и достиг Валаама, где принял православие, постригся в монахи и через три дня скончался. Список с этого документа — "Рукописания Магнуша" — был отправлен в Санкт-Петербург в качестве приложения к рапорту, где говорилось об открытии на острове могилы Магнуса. Таким образом, в глазах общественности история монастыря обогатилась еще одной документальной подробностью 6.

В начале XIX столетия валаамскими монахами были предприняты новые попытки выявления существующих источников по истории острова. Сохранились три рукописи — "История Валаамского монастыря" 7, принадлежащая перу неизвестного автора (датируется по бумаге 1809 г.) 8, "Историограф Валаамского монастыря или разыскание о его древности и показание настоящаго его положения" иеромонаха Мисаила (1811 г.) 9 и анонимное "Краткое описание Валаамского общежительного монастыря как о древности онаго, так и новейших достопамятностях. Собрано из разных печатных летописцев и древних рукописей, хранящихся в монастыре" (1819 г.) 10. В качестве источников авторами данных исторических обзоров были использованы жития святых и жалованные грамоты, копии которых, по-видимому, хранились в архиве монастыря 11.

В 1827 г. известный коллекционер и фальсификатор древностей А. И. Сулакадзев в письме администрации монастыря сообщил о том, что в его коллекции находится источник, проливающий свет на древнейшую историю Валаама, — написанная на старославянском языке "Оповедь". Через некоторое время Сулакадзев был приглашен на остров, где ему предоставили возможность ознакомиться с материалами, хранящимися в библиотеке и архиве монастыря, с тем, чтобы он на основании всех имеющихся источников (в том числе и местных преданий и легенд) составил историческое описание Валаама. Результатом этого труда явилось сочинение "Опыт древней и новой летописи Валаамского монастыря на Ладожском озере и о преподобных чудотворцах Сергие и Германе, обители сея начальниках, собранной из разных преданий о сем острове с присовокуплением хронографического и статистического онаго описания" — талантливое собрание выдумок и небылиц, почерпнутых автором из им же самим изготовленных "источников", относимых к первым векам нашей эры.

Возведение истории монастыря к столь давним временам показалось монастырским властям весьма привлекательным, и легенды о посещении острова ап. Андреем Первозванным, об экономических связях Валаама с Римом времен Каракаллы и ряд других были широко растиражированы в таких популярных по своему характеру изданиях, как "Описание Валаамского монастыря", "Валаамское слово о Валаамском монастыре", "Валаамский монастырь и его подвижники". Только в пятое издание "Описания..." (1904 г.) эти легенды не были включены. [445]

С конца 1830-х годов исторические изыскания монастыря координировал и направлял игумен Дамаскин, состоявший в переписке со многими крупными учеными того времени (А. Х. Востоковым, И. П. Сахаровым, С. В. Соловьевым). Весьма примечательно его письмо С. В. Соловьеву, который взялся разыскивать материалы о монастыре в Финляндии: "Милостивый государь Сергей Васильевич! В прошедшем году, в конце, я имел честь препроводить к Вам страховое письмо. Молчание Ваше на него побуждает меня повторить изъясненную в нем просьбу. Обрадуйте святую Валаамскую обитель доставлением материалов для ее истории, она так скудна ими, самое малейшее исполнение пробелов ея минувшего она примет с искренним благодарением. Если же их не имеете Вы вовсе, в таком случае полный экземпляр Ваших дорогих сочинений вознаградит ту похвальную ревность обители, которую выразила она перед Вами столько лет тому назад. Развяжите достойно Вашей славы гордиев валаамский узел, вселюбезнейший Сергей Васильевич, соберитесь, всепокорнейше прошу, сами на Валаамские горы, при посредстве паровых машин — это так близко, одна неделя может быть временем пути в оба конца и двухдневного пребывания в нашей тихой пустыни... 5 июля 1862 года" 12. Но ответа отец Дамаскин так и не получил.

4 августа 1862 г. Валаамский монастырь посетил митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Исидор. На следующий день он побывал во Всехсвятском скиту. Архипастырь советовал настоятелю составить описание обители: изложить в нем судьбу монастыря, жизнь настоятелей, братии и замечательные события 13. Заняться историей монастыря изъявил желание П. В. Хавский. 17 января 1863 г. игумен Дамаскин благодарил его за намерение написать историю Валаамской обители. "Благодарю и недоумею, как благодарить Вас и за святое и многорадостное Ваше усердие — написать историю Валаама: Господь всесильный, молитвами Преподобных Отец наших, да поможет Вам в Вашем драгоценном труде и да благословит его полнейшим успехом на радость святой Обители и на вечное благодарение Вам" 14. В другом письме игумен выражал удовлетворение деятельностью историка: "Радуюсь душевно и премного, что дорогой труд Ваш по истории Валаама быстро зреет под благословением Божием. Дай Бог Вам полного успеха! Признательная Обитель, в порыве чувств искренней благодарности приняв дорогое Ваше приношение, не преминет внести любезное имя Ваше для вечного поминовения в свои диптихи и не останется в долгу у Вашей любви и в отношении материальном" 15. В письме от 27 октября 1863 г. отец Дамаскин писал Хавскому: "И так все ляжет на Вашу заботливость. Молю Господа и прошу убедительнейше Вас не отяготиться этой заботливостью, святая обитель глубоко чувствует все незабвенное и дорогое к ней Ваше усердие" 16. В ответ П. В. Хавский писал: "Заботиться будем два старика: я и Кс. Васильевич Прохоров. Молитвы отца Дамаскина достигнут до Господа, чтобы в Троицын день при-весть книгу на Валаам и слушать молитвы, призывая имя Божие" 17.

Отец Дамаскин горел желанием увидеть уже готовый труд о Валаамской обители и просил прислать его незамедлительно: "Вы простите меня... и поймите мое доброе любопытство. Покуда идет между нами переписка о материи, позвольте мне порадоваться духу Вашего труда: с первой почтою, по получении, я поспешу его к Вам возвратить, тогда, Вы согласитесь, я буду покоен. Ничто меня в жизни суеты не интересует, кроме Валаама: поэтому все, касающееся его, особенно в письмени, трогает меня до глубины души" 18. П. В. Хавский отвечал: "Я еще и сам не знаю, что делаю и что вложит Бог в мое сердце: Сила Божия [446] совершается в немощи. Ум мой есть нуль, а единица с левой стороны (т.е. сердце по анатомии) есть помощь и сила Божия. 11 ноября 1863 года... Ваш Петр Хавский" 19.

Плодом работы П. В. Хавского стали небольшая брошюра "Валаамский миротворный круг" и вышедшая в 1864 г. книга "Валаамский монастырь".

Годом ранее, в 1863 г., было создано оставшееся неизданным сочинение иеромонаха Пимена: "Описание Валаамского монастыря. Составлено тщанием и усердием Настоятеля игумена Дамаскина с братию. Соч. иеромонаха Пимена. 1863" 20.

В начале XX в. Валаамский монастырь проявил интерес к шведским архивам, надеясь найти в них что-либо из недостающих письменных источников. Игумен Маврикий обратился к финляндскому генерал-губернатору Зейну с письменной просьбой о содействии в получении архивных материалов по истории монастыря: "Валаамский монастырь, находясь на окраине России, в соседстве Швеции, во времена кровавых распрей между русскими и шведами не раз подвергался совершенному разорению, не раз губительная рука войны орошала Валаамскую почву кровью святых тружеников и сравнивала с землею здания монастыря. В те печальные времена св. обитель утратила всю свою письменность и теперь она почти вовсе лишена исторических данных о своем минувшем, а, главное, не имеет не только жития, но даже и кратких сведений о своих первоначальниках". Речь шла о документах, касающихся монастыря и находящихся в Государственном архиве Швеции в г. Стокгольме. На эту просьбу генерал-губернатор прислал игумену шведские правила пользования архивными материалами.

В 1916 г. вышла в свет брошюра Н. П. Паялина — последняя дореволюционная публикация о монастыре. Посетив монастырь в 1911 г., исследователь осмотрел священные памятники, познакомился, насколько это было возможно, с устройством и организацией обители. Ему, как он пишет, посчастливилось беседовать с иноками. Он узнал, что они высоко ценят все, что касается обители, дорожат ее прошлым и скорбят, что их страдания, труды и расходы по отысканию и собиранию исторических документов монастыря не встречают сочувствия у лиц, к которым они обращались. Монастырские насельники были лишены возможности заполнить важные пробелы в истории своей древней обители. С 10 июня 1911 г. Н. П. Паялин начал работу по выявлению утраченных обителью старинных письменных памятников 21.

К сожалению, "труд Н. П. Паялина по собиранию материалов для составления истории Валаамского монастыря, — пишет монах Иовиан, — закончился одним первым выпуском. Предполагаемый выход в свет дальнейших выпусков материалов по истории сего монастыря вследствие разных превратностей судьбы не состоялся, к великому сожалению любителей письменных памятников русской заветной старины. Валаам, Канцелярия. 20 февраля 1920 года" 22.

Спустя немного времени после Октябрьской революции монастырь эвакуировался вглубь Финляндии. В 70-х годах XX в. заканчивается история Старого Валаама и наступает время Нового Валаама. История монастыря становится предметом научных споров историков. Уже два десятка лет ведется научная баталия между двумя учеными — Хейки Киркиненом и Джоном Линдом. Но отсутствие новых исторических материалов не позволяет прийти к какому-то определенному мнению. В 1996 г. Н. А. Охотина-Линд опубликовала открытый ею памятник — "Сказание о Валаамском монастыре". Но публикация "Сказания" не только не привела историков к единому мнению, но и поставила еще больше вопросов.

Восстановление Спасо-Преображенского Валаамского монастыря в конце 1980-х годов сопровождалось возобновлением его деятельности по изучению и организации изучения истории Обители. [447]

В 1991 г. по приглашению игумена монастыря отца Андроника на Валааме проводились археологические раскопки. Руководителем их был кандидат исторических наук П. Е. Сорокин. В 2000 г. при содействии игумена Панкратия археологические исследования были продолжены.

Памятуя о загадочных сундуках Якоба Понтуса Делагарди, монастырь в 1996 г. обратился к своему другу, Ирине Сундвигст, проживающей в Стокгольме. Ее попросили посодействовать в поиске документов по истории обители. В ответ Ирина пригласила нас в Стокгольм. По благословению игумена Панкратия автор настоящей статьи отправился в Швецию. В Стокгольме ему удалось посетить несколько исторических архивов. Но самым главным было знакомство с исследовательницей Елизабет Лёфстранд. Сейчас она занимается изучением делагардиевских сундуков. Узнав о нашей работе, она пообещала нам свое содействие. Через месяц пришла посылка, в которой находилась ксерокопия грамоты на старошведском языке. Долгое время мы не могли найти переводчика, чтобы перевести ее и заинтересовать ученых. В 1999 г. мы познакомились с профессором, членом-корреспондентом РАН С. М. Каштановым. Благодаря Сергею Михайловичу, история монастыря обогатилась новыми историческими фактами. Монастырь продолжает поиск материалов также и в отечественных архивах.


Комментарии

1. Архив Санктпетербургского Института истории РАН. Колл. 183. Карт. XIV. № 895.

2. Там же. Колл. 238. Он. 2. № 319/1.

3. Музей Финской Православной церкви, г. Куопио (Финляндия). № SOKK-67. Синодик Валаамского монастыря.

4. Спиридонов A. M., Яровой О. А. Валаам: от апостола Андрея до игумена Иннокентия. М., 1991. С. 81.

5. "Рукописание Магнуша, короля свейского" включено в Софийскую I, Новгородскую IV, Никоновскую летописи и другие своды (Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1989. Вып. 2, ч. 2. С. 313-315).

6. В действительности Магнус Эриксон скончался в Норвегии. A. M. Спиридоновым и О. А. Яровым была высказана гипотеза, согласно которой приписываемая Магнусу могила на самом деле принадлежит строителю монастыря Иосифу Шарову (см.: Спиридонов A. M., Яровой О. А. Указ. соч. С. 93-97).

7. РГБ. Ф. 178. № 9359 (Житие и молитва Валаамских чудотворцев). Л. 8-12.

8. Охотина Н. А. Сказание о Валаамском монастыре. СПб., 1996. С. 11.

9. РГБ. Ф. 96. № 17.

10. Архив Ново-Валаамского монастыря (г. Куопио, Финляндия). Материалы по истории Валаамского монастыря. № 15. Без шифра. (Далее: АНВМ).

11. Подобнее см. Охотина Н. А. Указ. соч. С. 11-12.

12. АНВМ. ОВ-3. Письма игумена Дамаскина за 1862 год. Л. 72.

13. Валаамский монастырь и его подвижники. СПб., 1903. С. 403-404.

14. АНВМ. Еа:40. Дело № 3 за 1863 г. Л. 9.

15. Там же. Л. 15.

16. Там же. Л. 37 об.

17. Там же.

18. Там же. Л. 35.

19. Там же. Л. 38.

20. Там же. № 8252; ср. № 8239.

21. Там же. Еа:133. Дело № 25 за 1916 г. Л. 12.

22. Там же. Л. 55.

Текст воспроизведен по изданию: Новонайденная жалованная грамота Ивана III и Василия III 1504 г. Спасскому Валаамскому монастырю // Археографический ежегодник за 2000 год. М. 2001

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.