Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

“Шед пономарь и ударит в великое било трижды”

Список Студийского устава. Конец XV — начало XVI в.

Древнерусский список Студийского устава 1, датируемый концом XV—началом XVI в., хранится в Синодальном собрании отдела рукописей Государственного исторического музея (ОР ГИМ. Син. 905). В нем отражена литургическая традиция византийских монастырей, принятая на Руси во второй половине XI в. игуменом Киево-Печерской обители Феодосием 2. Переведенный на русский язык, Студийский устав византийского монастыря Алексия Студита 3 регулировал церковное богослужение на Руси на протяжении четырех столетий, до ХV—XV вв. — времени, когда Русская православная церковь перешла на Иерусалимский устав.

Рукопись принадлежала Иосифо-Волоколамскому монастырю 4, основанному в 1479 г. видным церковным деятелем Иосифом Волоцким 5. История ее [207] написания связана с острой полемикой начала XVI в. двух идеологов русского монашества — Иосифа Волоцкого и Нила Сорского о типах монастырского устройства Вмешательство в этот спор государственной власти, акцентировавшей внимание на монастырском землевладении, привело к тому, что обсуждение проблемы было вынесено на церковный Собор 1503 г. Победа, одержанная сторонниками Иосифа, была обусловлена опорой идей Волоцкого игумена на предшествовавшие традиции монашества на Руси. Для чего при его личном участии и был переписан более ранний Студийский устав, ныне известный как рукопись Син. 905. В дальнейшем этот список неоднократно использовался в процессе формирования других монастырских уставов на протяжении всего ХVІ в. Так, например, данная рукопись послужила одним из источников для создания нового сборника в Кирилло-Белозерском монастыре в XVI в. 6

Публикуемые фрагменты рукописи Син. 905 посвящены уставным правилам церковного “ударения” — древнего способа монастырского призыва на богослужение, трапезу, крестные ходы, послушания, погребение и иные случаи. Призыв совершался посредством ритмичных ударов специальной колотушкой в большой прямоугольный деревянный брус — “древо” (в славянской интерпретации — “било”) (рис. 1). Начиная с VІ в., в христианских монастырях использовалось несколько видов этих инструментов: деревянное, металлическое (клепало) и ручное, которое инок возлагал на левое плечо, а правой рукой производил по нему удары. С конца IX в. в монастырях Византии “ударение” приобрело особую литургическую значимость. Внутренняя жизнь крупнейших обителей империи регламентировалась при помощи целого комплекса бил, о чем красноречиво говорят их названия: “сборное”, “великое”, “малое”, “будильное”, “трапезное” и др. Используя разные тембры, динамику, ритм и темп монах производил различные вариации “ударения”. Это привело к формированию особых “чинов”, применяемых на будничные, праздничные, постовые, пасхальные богослужения и внутримонастырские обряды.

Непосредственным продолжением и дальнейшим развитием восточно-христианской традиции церковного призыва на русской почве стал колокольный звон. Так, “будильное” било заменил будильный колокол, великое било — большой колокол-благовестник, малое клепало — полиелейный или праздничный колокол. Однако, слова “клепание” и “ударение” до сих пор используются в богослужебных изданиях по отношению к колоколам и звону, что говорит о жизнеспособности, а также особом почитании древневосточных литургических установлений.

Особая ценность рукописи Син. 905 заключается в подробном освящении в ней традиции церковного призыва, существовавшей в византийском монастыре Феодора Студита. Воссоздание уставного “ударения” свидетельствует о желании преп. Иосифа донести до современного ему монашества древний способ “звуковой” регламентации монастырской жизни. Это тем более интересно, что в начале XVI в. в Волоцкой обители существовала также и колокольня, до наших дней, к [209] сожалению, не сохранившаяся 7. Уникальность публикуемого источника заключается не только в освящении студийской традиции призыва, но также в особой форме подачи уставных правил церковного “ударения”, адаптированной для русских монастырей. Так, в рукописи отсутствует начало богослужебной главы, где описаны местно-студийские традиции церковного призыва (время и порядок “ударения” на утреню), “студийские” названия средств церковного призыва (“горнее” и “дольнее” била), а также варианты их расположения в монастыре (“горнего” — на верхних галереях монастырской гостиницы, “дольнего” — в церковном дворе) 8. Однако вместе с обрядовыми особенностями опущено и описание уникального “будничного” “чина” пробуждения братии на утреннее богослужение. Вместе с тем, целиком приводится вторая часть “чина” на пробуждение трудников (рабочих) монастыря, что, видимо, объясняется отсутствием в то время в русских монастырях особого призыва на пробуждение лиц, не подчинявшихся ритму монастырской жизни. Косвенным подтверждением этого является отсутствие данного “чина” в других известных письменных источниках рассматриваемого времени. Можно полагать, что пропуск “чина” пробуждения братии на утреннее богослужение связан с тем, что его описание в подробном изложении приводится в источнике XV в. — “Четвертом Послании Феодосия Печерского к инокам” 9. При этом, следует отметить, что оно отличается от студийского “чина” произнесением иноками особого псалма во время призыва и указанием двух серий “ударения”: “Билу бо удареющя (первое “ударение”. — М.И.) не лепо ны лежати, но въстати на молитву, якоже ны богоносивый и Феодор учи и давидское оно слово во уме имеющий глаголати: "Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое". Да егда второму клепанию кончевающеся, тогда и своя ногы вготовим на сшествие церковное” 10. Подчеркнем, что в текстах “Поучения” и “чина” пробуждения трудников в рукописи Син. 905 говорится о двух видах бил — “великом” и “малом”, которые, судя по всему, в XV—XVI вв. составляли основные виды средств церковного призыва большинства русских монастырей.

Несмотря на подробную историческую и источниковедческую характеристику описываемого источника в статье Е. В. Ухановой, рукопись до сих пор так и не была опубликована 11. В нашем случае представлен не весь текст списка, а лишь та его часть, в которой говорится о правилах церковного “ударения”. На основании данных материалов можно выделить следующие “чины” церковного призыва, существовавшие на Руси в конце XV — начале XVI в.:

— в первую и последнюю недели Великого поста;

— в праздники Вербного воскресения и Благовещения; [211]

— на пасхальное богослужение и крестный ход;

— на литургию;

— на будничную утреню;

— на дневную и вечернюю трапезы;

— во время трапезы;

— на пробуждение монастырских рабочих;

— на погребение;

Интересно отметить, что в конце рукописи приведены дисциплинарные взыскания клепачу - монаху, отвечавшему за своевременность “ударения”, причем, взыскания относятся и к той части братии, которая не радеет к церковным службам.

Не вызывает сомнений, что списание Студийского устава Иосифом Волоцким на рубеже XV—XVI вв., сопровождалось введением в возглавляемой им обители подобной схемы “ударения”.

Как пример, подтверждающий “популярность” традиции церковного “ударения” на Руси в XV в., приведем миниатюру из Радзивилловской летописи (рис. 2). На ней иллюстрируется сюжет, связанный с обретением мощей Феодосия Печерского в 1091 г. Летопись повествует, что за три дня до праздника Успения Богородицы игумен Киево-Печерской обители повелел вскрыть пещеру, где был погребен Феодосии. Мощи преподобного были обретены нетленными около полуночи, в тот час, когда в монастыре “удариша в било” к утрени 12. В правой части миниатюры изображен монах с киркой в руках, раскрытая пещера и радость сидящего игумена по поводу нахождении святыни. В левой части миниатюры — другой монах готовится совершить первый удар в било на утреню. Бильная конструкция нарисована весьма выразительно. Следует отметить символичность рисунка, выражающуюся в сходстве постамента, на котором закреплено било, с престолом — главной святыней храма. Подобная параллель является прямым указанием на сопричастность “ударения” к литургическому действу. Не случайно, в печатных редакциях Киево-Печерского патерика слово “било”, которое в тексте именуется Церковным, пишется с прописной буквы 13. Обращает на себя внимание, что форма бильной конструкции представлена художником как Крест. В этой связи вспоминается, что еще в VIII в. Константинопольский патриарх Герман (ум. 730) в своем толковании православного богослужения указывал на символическую связь била с моментом Распятия 14.

Публикуемый ниже текст подготовлен к печати согласно общепринятым правилам для исторических публикаций документов XVI—XVII вв. Вышедшие из употребления буквы кириллического алфавита заменяются современными, выносные буквы вносятся в строку без оговорок, титлы раскрываются. Буква “ъ” в конце слов опускается. Текст дается с современной пунктуацией. Полужирным шрифтом обозначены подзаголовки, прописанные киноварью.

Публикацию подготовила М. А. ИВАНОВА. [212]


[Устав Студийский] 15

Месяц март рекомы. [...] Месяца того ж в двенадцатое Благовещение Пресвятыя Богородица 16. [] При пятом же чесе дне ударяют в било трижды, сбираются в церковь вси и, вземше кресты, идят поюще “День спасению нашему” обиходят манастырь възврашьшимся крестом, клеплют и поют вечернюю 17. [...]

В понедельник первой недели поста 18. [...] Вечерня же клеплет и чтению бывающю. На девятом часе по скончании “Блажен” октения. И биют в мале било. Ти тако скончающю вечерню. По скончании входят братия на трапезу 19 [...]. По востаньи же мало поседети, клеплют павечерницю прежде захода солнцю. В устав [...] и прочей службе [...] подобывает в вторник же, и в среде, и в четверг клеплют заутреню в конец третьяго часа ночи 20. [...]

В пяток первой недели поста клеплют заутренюю в конец шестого часа 21. [...]

Неделя цветная в субботу вечер 22. [...] Ведети есть, яко тое недели [...]; по отпущении же утреня в второй час дне ударяет в било трижды, събираются в церковь вси, бывшю начатью по кресте ити. Вземлюще кресты, поющее общее въскресение; обиходят всь манастырь. По възвращении же с кресты, клеплют, и начинаюся божественная литургия 23 [...] В вторник великия недели [...] в вторый час клеплют собравшимся в церковь, и поется третий час 24. [...] В Великий четверг [...] клеплют, и поется девятый час по единому псалму, яко же и прочий 25.

О божественем умовении 26 [...]. По пении девятого часа в время чтения клеплют вечернюю. 27 [...] По скончании [...] умовению [...], малому билу ударившю входят вси внутрь церкве, начинающее вечерню 28. [...] В святый Великий пяток клеплют утреню в конец третьего часа нощи 29. [...] В [...] святую Великую субботу клеплют вечерню в 11 часов дне 30. [...]

О святей велице недели 31. [...] Ведети есть, яко по пришествии третья стража нощи, падает знамение водяных часов. И по сем въстает понамарь и обиходит, възбуждая братью, с свещею, вещая ясным гласом: “Христос воскресе”, се же не единою, но многажде. И по престаньи же того ударяют в било утреню; и взбираются братия в паперть церковный; и молящимся тихо 32.[...] Ведети же есть, яко в тот день при втором часе дни клеплют в било три краты и збираются вся братия в церковь [...]; и бывает начатие, сиреч по крестех. По сем, ходящее с кресты, обиходят около манастыря, поющее “Христос въскресе” и аще и в гроб с “Господи помилуй”. Внегда же си бывают клеплют, и крестом възврашьшимся начинается литургиа 33.[...]

Неделя всех святых 34. [...] Начинающю третьему часу дне, клеплют достойное клепание литургии. [...] По скончании же ея, клеплет и поется 9[-й] час 35. [...]

Уставник о брашне же 36. [...] Егда убо на часех не бывает пения псалтырнаго, буде же день свят, яко Бог Господь, пет на утрьнь уставленыя псалмы, на литургии купно свщеною свершити службу и благословениа братия приятии и ударяют в било трижды. Абие же на трапезу приходят 37. [...] И абие подаст един о предстоящих предстоящему лжим цю, ею же ударяют оному же вземшю и ударившю. Абие стареиши и възгласит “Господи благослови”. [...] По таковем же гласе к игумену кутник пришед от оного молитву приим объходят около братии с убооухою чашею и дают комуждо в чашю кождо вина. [...] Бывает же ударение черпает первое убо то реченое по внесении варива, а второе по внесении сочива, третье по ядении сочива. [...] По скончании же последняго почерпания положит на то олученое блюдо стареишии к краеви первыя трапезы, удари в не трижды лжицею великою 38. [...]

О второй трапезе. [...] По вечерни ударяем в било трижды, сбирается вси на тряпезуницю 39 .(...]

Главы церковнаго правило. [...] Когда убо подобает утренюю клепати 40 [...] брату часу постигшю, в коеждо время уставленному встанет [] и идет первее к келии игумени да кланяется до земли, глаголя “благослови и помоли за мя, отче честный” и иному издну рекшю “Бог спаси тя”, абие възбуждает, предистав тоя же кельи, и възгласит гласом велегласно “благословите святи”. По речении его единою абие начнет клепати на горнем гостиньника беле, внегда в не клеплет, обиходит же и будет в келиях, глаголя всем обходом “благословите святи” великым гласом възгласит. По обхождению его по всех келиях, идет понамарь к дольному билу; межю же сим сбираются мниси в церковь, посем клеплют в малое било 41. [...] Ведети же есть, яко от понедельника антипасхы 42 поется едина кафизма на заутрени до Въздвижениа в початие третьяго алуария, поклонився старейшии игумену, рекшю к нему “Бог спаси тя”, шед ударит в великое било трижды, та же в малое трижды, хощет же таковое ударение ремественик възбужати, много бо ти възбужаются, еже достоле почивати смотрением опущено есть, а еже от Въздвижениа и до недели сыропусныя поется две кафизмы, бывает реченное ударение на початье третьего аллуариа вторая кафизма [...], яко от недели Всех святыхъ до Въздвижениа в субботы две кафизмы поется [...], бываеть же ударение; то же ударение в начатье третьего аллуариа первой кафизмы [...], а от Въздвижениа до субботы сыропустныя поются три кафизмы [...], ударение бывает есть в начатие третьяго аллуриаря второй кафизмы 43. [...]

О пении же на часехъ 44 [...]. Абие начнут пети первый час, ему поему смотрит годины понамарь и клеплет литургию, внегда же клеплют. Поются и прочи часи вкупе с первым часом по единому псалму. По скончании же великого клепала, клеплет малое и начинается литургия; и клеплет парамонарь литургию, внегда же клеплет, поют и прочии часы вкупе с первым по единому псалму, по скончании великого клепала, клеплет в малое било и начинают Литургию 45.[...]

О погребении. [...] И тако, вземше одр, поставляют и внутр паперти прямо церковном дверем. Понамареви двоици, ударившю в било, братия сбираются вси в паперть 46. [...]

Преподобнаго отца нашего исповедника Феодора, игумена Студискаго, о останцех црквных правил 47 [...] о клепачи. Вся иже слышав до тех ударениа билъных с тщанием всем не течет в церковь да поклонится 100 48.

ОР ГИМ. Синодальное собрание. № 905. Л. 102-310об. Подлинник.


Комментарии

1. Монастырские уставы представляют собой официальный документ, регламентирующий богослужебную и внутримонашескую жизнь. Структура устава включала две основные части: литургическую и дисциплинарную. В первой оговаривался порядок богослужения, вторая — состояла из свода правил и наставлений относительно жизни и управления монастыря. Студийский устав с начала IX в. регламентировал литургическую жизнь константинопольской обители Феодора Студита (759-826), византийского богослова, реформатора монастырской жизни.

2. Феодосии Печерский (ок. 1036-1074) — игумен Киево-Печерского монастыря, церковно-политический деятель, автор поучений. Родился в состоятельной семье в г. Васильеве (под Клевом), детство провел в Курске, куда, по повелению князя, переселились его родители. В 1055-1056 гг. ушел с паломниками в Киев, где постригся в монахи и поселился в пещере вместе с Никоном Великим и Антонием Печерским. Являлся одним из создателей Киево-Печерского монастыря и был его вторым игуменом (с 1062 г. и до смерти). Под руководством и по инициативе Феодосия были возведены многие монастырские строения, в том числе знаменитый Успенский собор (завершен в 1078 г.).

3. Алексей Студит — Константинопольский патриарх (1025-1043) написал данный устав для своей обители Успения Пресвятой Богородицы в 1034 г. Известно, что некоторое время патриарх Алексей был иноком, а затем игуменом Студийской обители, поэтому прекрасно знал студийские обычаи и строго следовал им в своем уставе, объясняя причины некоторых отступлений от них.

4. См.: Уханова Е. В. Новые данные о переводах Студийского устава в первой половине XVI века, происходящие из библиотеки Иосифа Волоцкого // Хризограф. Вып. 2. М, 2005. С. 213; Синицына Н. В. Русское монашество и монастыри. X—XVII вв. // Православная энциклопедия. М.: Церковно-научный центр “Православная энциклопедия”, 2000. С. 318.

5. Иосиф Волоцкий (ок. 1440-1515) — церковно-политический деятель, полемист, писатель. Сын Волоколамского боярина, в 20 лет принял монашеский постриг в Боровском монастыре. В 1479 г. основал Волоколамский Успенский монастырь со строгими правилами общежития, сформулированными в написанном им уставе. Богословски образованный, начал публицистическую деятельность в 1493 г.; вел борьбу с областным сепаратизмом за победу московского единодержавия; выступал против ереси “жидовствующих”; оставил обширное литературное наследие.

6. Уханова Е. В. Указ. соч. С. 226.

7. Бондаренко А.Ф. История распространения колоколов и колокольного дела в средневековой Руси в XI—XVII веках. Дисс. докт. ист. наук. Т. 1. М., 2007. С. 225.

8. ОР ГИМ. Син. 330. Л. 246 об. — 247 об.

9. ОР РГБ. Румянцевское собрание. № 406. Сборник XV в. “Собрание слов поучительных, читаемых от недели мытаря и фарисея до недели Всех святых”. Л. 111 об., 112: “В Пяток Третьей недели Великого Поста святого Феодосия поучение о терпении и смирении”. На русском языке опубликовано митрополитом Макарием (Булгаковым) (См.: История Русской Церкви. В 10-ти кн. Кн. II.: История Русской Церкви в период совершенной зависимости от константинопольского патриарха (988-1240). М., 1995. С. 188—189).

10. ОР РГБ. Румянцевское собрание. № 406. Сборник. Собрание слов поучительных, читаемых от недели мытаря и фарисея до недели Всех святых. XV в. Л. 112.

11. Уханова Е.В. Указ. соч. С. 209.

12. ПСРЛ. Т. 1. М., 1962. Стб. 209—210.

13. ОР ГИМ. Музейское собрание. № 849. Киево-Печерский патерик с дополнениями. 2-я четв. XVIII в. Л. 87 об. —88.

14. Макарова С. Е. Трубы, била и колокола как сакральные музыкальные инструменты (К символическому истолкованию “трубного гласа” и “звона”) // Музыка колоколов: Сборник исследований и материалов / Сост. А. Б. Никаноров. СПб., 1999. С. 18.

15. Название рукописи определено в результате изучения текста.

16. ОР ГИМ. Синодальное собрание. № 905. Устав Студийский. Конец XV — начало XVI в. Л. 102.

17. Там же. Л. 102-103об.

18. Там же. Л. 161.

19. Там же. Л. 161об.

20. Там же. Л. 162.

21. Там же. Л. 162об.

22. Там же. Л. 172об.

23. Там же. Л. 174-174об.

24. Там же. Л. 176.

25. Там же. Л. 177, 178.

26. Там же. Л. 179.

27. Там же. Л. 181 об.

28. Там же. Л. 183-183об.

29. Там же. Л. 184об.

30. Там же. Л. 187об.

31. Там же. Л. 188об

32. Там же. Л. 188об.-189.

33. Там же. Л. 194.

34. Там же. Л. 222.

35. Там же. Л. 222-222об.

36. Там же. Л. 222об.

37. Там же. Л. 223об.

38. Там же. Л. 225, 226об.

39. Там же. Л. 229.

40. Там же. Л. 269.

41. Там же. Л. 270об.

42. Антипасха, или вместо Пасхи, — первое послепасхальное воскресенье, иначе называемая неделя об апостоле Фоме, или Фомина неделя.

43. Там же. Л. 278-278об.

44. Там же. Л. 282.

45. Там же. Л. 289.

46. Там же. Л. 300об.-301.

47. Там же. Л. 309.

48. Там же. Л. 310-310об.

Текст воспроизведен по изданию: “Шед пономарь и ударит в великое било трижды”. Список Студийского устава. Конец XV — начало XVI в. // Исторический архив, № 5. 2008

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.