Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НОВЫЙ СПИСОК СКАЗАНИЯ «О ЧЕЛОВЕЦЕХ НЕЗНАЕМЫХ»

Как известно, лучшее является опасным врагом хорошего. А стремление к совершенству может стать главной помехой на пути любого исследования. В истории средневековых литератур упорное стремление к совершенству (perfectionism, according to the American Heritage Dictionary) нередко принимает форму погони за всеми сохранившимися списками изучаемого сочинения. Погоня эта не лишена азарта, однако далеко не всегда приносит желанные плоды, ибо ведется не в лесу — но в дебрях публичных библиотек и архивов, которые то закрыты, то плохо описаны, то и вовсе секретны. Начиная свое исследование Сказания «О человецех незнаемых», автор потратил годы труда и извлек на свет четырнадцать списков этого сочинения, опубликовал две статьи (1987, 1992) 1, комментарии к «Запискам» Герберштейна (1988) 2, и небольшую книжку, посвященную анализу Сказания (1993) 3. Как и следовало ожидать, четырнадцать списков не исчерпывали всей рукописной традиции статьи «О человецех незнаемых». Уже после того, как книжка вышла из печати, в сентябре 1994 г., заведующая рукописным отделом Государственного исторического музея Елена Ивановна Серебрякова указала мне еще одну рукопись, содержащую Сказание.

Сказание «О человецех незнаемых» является драгоценным источником, рассказывающим о начале продвижения русских за Урал, в Восточную страну. Сказание сохранило отрывки устных преданий тех угро-самодийских народов, с которыми встретились русские военные отряды и купеческие экспедиции на исходе XV столетия. Обширная земля, открывшаяся русским за Уралом, не была известна христианским космографам, и нигде в мире невозможно было отыскать карты или портоланы с описанием хорографии этого круглящегося и отступающего вдаль пространства. Спускаясь [118] с восточных склонов Уральских гор, русские принесли с собой практическую сметку и трезвый опыт традиционного землеведения, и потому начали свое познание новой страны как акт розыскного дела, опрашивая через толмачей всех местных инородцев. Записи подобных опросов (вероятно, в 1484/85 г.) и послужили материалом для Сказания «О человецех незнаемых». Забелинский список Сказания никогда прежде не изучался и не был издан, и наша статья впервые вводит его в круг ранних известий о начале русской истории Сибири.

Забелинская рукопись не имеет печатного описания и хранится в ГИМ в собрании И. Е. Забелина под номером 419, в четвертку, на 153 листах. Все статьи сборника скопированы одним писцом, который работал вскоре после 1561 г. (дата на л. 115; маркировочные знаки бумаги — «тиара» трех типов, один из них на л. 47-48 идентичен Piccard IX, 152, 1561) 4. Сборник представляет собой коллекцию статей, восходящую, вероятно, к архиву ростовского и ярославского архиерейского дома (к моменту создания сборника кафедру занимал Никандр, бывший игумен Троице-Сергиева монастыря) 5. В составе забелинского сборника находим «Стословец» патриарха Геннадия (л. 1-15 об.), «Четыредесятисловец» Иоанна Златоуста (л. 16-31), толкования образа Софии Премудрости Божией (л. 31-33), фрагменты из Пчелы, из сочинений Иоанна Златоуста и другие статьи (л. 33-36 об.), «Слово» Феодорита о крещении (л. 36 об.-37), отрывки славянского перевода византийского чина поставления императора и его брата-соправителя (л. 38-41 об.), фрагмент чина поставления константинопольского патриарха (л. 41 об.), покаянная молитва (л. 42-42 об.), «Исповедание» Каллиста Ксанфопула (л. 43-53 об.), оригинальный рассказ о приезде будущего ростовского и ярославского архиепископа Тихона Малышкина на поставление в Москву 15-17 января 1489 г., с росписью всех дач и поминков участникам поставления и великокняжеской семье (л. 54-56) 6, «Исхождение» Авраамия Суздальского (л. 60-67) 7, Повесть об Афонских монастырях (л. 67 об.-69 об.), интересующее нас Сказание «О человецех незнаемых в Восточной стране» (л. 74-77), отрывок из [119] поучения митрополита Петра (л. 84-84 об.), фрагмент послания новгородского архиепископа Василия Калики тверскому епископу Федору о рае (л. 91-91 об.), отрывок с датой 1548/49 г., фрагмент ярлыка Сунулбека и известие о казанских князьях (л. 94-96 об.) 8, духовная грамота митрополита Алексея 1378 г. (л. 110 об.-111) 9, разрешительная грамота священноиноку Закхею, выданная киевским митрополитом Иосифом II Солтаном, 1508-1522 гг. (л. 112-113 об.) 10, рассказ об афонском посольстве в Москву в 1561 г. (л. 115-116 об.) и «Сказание о святей горе Афонской известно и достоверно» (л. 117-153).

Забелинский список Сказания «О человецех незнаемых» оказывается шестым по старшинству среди всех ранее обнаруженных списков этого сочинения. Напомню, что древнейший список был найден в сборнике 1495-1498 гг., составленном в окружении пермского епископа Филофея, вероятно, во владычном городке Усть-Вым 11. Сборник Забелина № 419, начала 1560-х гг., принадлежит к тому же типу сборников, куда вошли материалы одной из святительских кафедр, в данном случае — ростовской и ярославской. Составителя сборника мало увлекала практическая идея собрать под одной обложкой формуляры церковных грамот — его интересовали занимательные статьи, богословские темы, разные описания событий церковной истории. Забелинский сборник представляет собой коллекцию переходного типа — от известных церковных формулярников, обычно создаваемых при владычных кафедрах и в больших монастырях взамен или в подспорье кафедральному архиву 12 — к сборникам космографического содержания, особенно популярным в XVII столетии.

Статья «О человецех незнаемых», рассказывающая о диковинных чудесах Восточной страны (так обычно называли ту территорию, которая впоследствии получила название Сибири), помещалась среди церковно-исторических статей по той причине, что она сама была создана при кафедре пермского епископа в декабре 1484 — августе 1485 г. 13 и отражает древнейший этап миссионерского интереса русских к языческим народам Восточной страны — Сибири. [120]

Забелинский список (далее: 3) безусловно относится ко второй редакции Сказания: в нем есть известие (2) о линной самояди 14. Проследим те особенности списка, которые позволяют определить его место среди прочих списков второй редакции. Заголовок 3 сходен с заголовками списков Попов 59 (П), Синод. 272 (Син), ф. 181, № 591 (Ц): «на Восточней стране» (I, 1) и дополнение «о языцех розных» (I, 2). Отметим и другие безусловные приметы близости 3 спискам П Син Ц: доб. «окияном» (I, 6), «а межи» вместо «да межи» других списков (I, 12), «в землю его» (I, 20), «товар у них» вместо «товар их» (I, 30), «за теми же людьми над морем же живут» (I, 32), «месяц июнь» (I, 37), «изходят» (I, 46), «за теми же людьми над морем же» (I, 47), «словут» (I, 65), «изыдет» (I, 90), «сопля» (I, 91), «поперег ея ехати день летний» (II, 16) и т.д. В одном случае 3 обнаруживает особую близость к рукописи Попов 59: «аще ли не» (I, 99).

Таким образом, ясно, что забелинский список восходит к протографу трех известных ранее списков РГБ, Попов 59 (середины XVII в., келейная книга ростовского и ярославского митрополита Ионы Сысоева), ГИМ, Синод. 272 (конца 30-х — начала 40-х гг. XVII в., кодекс был вложен в Воскресенский Истринский монастырь патриархом Никоном в 1657 г.), РГАДА, ф. 181, № 591 (40-х гг. XVII в., был переписан Никоном Ушаковым и впоследствии бытовал в Вологде), и набором своих статей напоминает состав этих сборников 15. Забелинский список не просто входит в эту группу, но и оказывается самым старшим из названных кодексов, что позволяет отнести время складывания архетипа всех четырех списков ко времени не позднее начала 1560-х гг. Местом создания архетипа, вероятно, была ростовская и ярославская владычная кафедра. Судя по совпадению состава статей и текстуальной близости, можно думать, что именно к забелинскому сборнику или копии с него восходит позднейший кодекс Попов 59.

Текст Сказания публикуется с сохранением всех орфографических особенностей; титла раскрыты, использование киновари отмечено полужирным шрифтом; необходимые [121] дополнительные буквы помещены в круглых скобках; выносные буквы внесены в строку и обозначены курсивом 16.


Забелинский список 2 редакции Сказания «О человецех незнаемых в Восточней стране»

Публикуется по рукописи:

ГИМ. Собрание Забелина 419. Л. 74-77.

/л. 74/

О ч(е)л(ове)цех незнаемых на Въсточнеи стране и о юзыцех розных. [1]

На Всточнеи стране за Югорскою землею над морем-окианом живоут люди самоед, зовомы молгоньзеи. А ядь их масо оление да рыба, а межи собою дроуг дряга ядят. А гость к ним откоуды приидет, и они дети своа закалают на гостей, да тем кормят. А которой оу них гость оумрет, и они того снедают, а в землю его не хоронят, а своих тако ж(е).

Се же люди невеликы возрастом, плосковиды, носы малы, но резвы вельми и стрелцы скоры и горазди. А ездаят на оленех и на собаках. А плат(ь)е носаят соболие и оление. А товар оу них соболи. [2]

В той ж(е) странe /л. 74 об./ за теми же люд(ь)ми над морем же живят инаа самоед такова ж(е), линнаа словет. Лете м(е)с(я)ць июнь живят в мори, а на сясе не живят того деля м(е)с(я)ца, занеж(е) тело на них трескается. И они тот м(е)е(я)ць в воде лежат, а на берегъ не исходят. [3]

В той ж(е) стране за теми же люд(ь)ми над морем же есть инаа самоедь: по пяп люди мохнаты до доля, а от пята вверх как и прочии ч(е)л(ове)цы. А ядь их рыбы да мясо. А торг их соболи да песцы, да пыжи, да оленьи кожы. [122] [4]

В той ж(е) стране за теми люд(ь)ми над тем же морем инаа самоедь такова. В верхоу словоут рты: рот на темени, а не говорят. А видение в пошлиноу ч(е)л(ове)че. А коли /л. 75/ ядят, и они крошат мясо или рыбоу, да кладоут под колпак или под шапкоу. И как почноут ясти, и они очима (Первоначально было: плечима, затем исправлено основным почерком) движют вверх и вниз. [5]

В той же стране за теми людми и есть инаа самоедь: как и прочии ч(е)л(ове)цы, но зимe оумирают на два м(е)с(я)ца. Оумирают же тако: как которого где застанет в тем м(е)с(я)цы, той тоуто и сядет, а оу него из носа вода изыдет, как от потока сопля, да возмерзнет к земли. И кто ч(е)л(ове)к иные земли невидением поток той отразит оу него, и сопхнет с места, и он оумрет, то оуже не оживет. Аще ли не сопхнет с места, той оживет. И познает и речет емоу: о чем мя еси, дроуже, по /л. 75об./ оуродовал? А иные оживают, как с(о)лнце на лето поворотится. Тако на всякии год оживают и оумирают. [6]

В той ж(е) страна верхя оби реки великиа поперек ея ехати д(е)нь летнеи, есть такова земля, Баид именуется. Леca на ней нет, а люди на ней — как и прочии ч(е)л(ове)цы, живоут в земли. А ядят мясо соболие. А иного оу них зверя никоторого нет, опроче соболи. А носят платье все соболие, и роукавицы и ногавицы. А иного платия нет оу них, ни товароу никоторого. А соболи же оу них черны вельми и велики: шерсть оу живово соболи по земли с(я) волочить. [7]

В той же стране есть такова самедь: в пошлиноу аки ч(е)л(ове)цы, но без головъ. Рты оу них /л. 76/ межоу плечьми, а очи в гроудех. А ядь их головы оленьи сырые. И коли им ясти, и они головы оленьи возметывают себe в рот на плечи, и на дроугии д(е)нь кости измещят из себе тоуда же. А не говорят. А стрелба же их такова — трябка [123] железна в ряце, а в дрягои стрелка железна. Да стрелкоу тоу вкладает в троубкоу тоу, да бьет молотком в стрелкоу тоу. А товара оу них никоторого нет. [8]

Вверх тоя же рекы оби великиа в той же стране есть инаа самоедь, ходят по подземелию иною рькою, д(е)нь да ночь со огни. И выходят на созеро, и над тем озером свет пречюден и град велик стоит над тем же /л. 76 об./ озером, а посада оу него нет. И коли поедет кто ко градоу томоу, и тогда шям велик слышети в граде том, как и в прочих градех. И как приидоут в него, ино людей в нем нет, ни шоумю не слышети никоторого, ни иного чего животна. Толико в всяких дворех ясти и пити много всего, и товароу всякого, комоу что надобе. И он, положив цену противю того, да возмет что комоу надобет, и прочь отходят. А кто что без цены возметь и как проч(ь) от(ъ)идет, и товар изгинет оу него и обрящется паки в своем месте. И как проч(ь) отходят ют града того и шоум паки слышети, кал: и в прочих градех. [9]

В Восточной же стране есть инаа самоед зовома каменскаа облежит со коло Югорьские земли, а живют по горам по высоким. А ездят на соленех и на собаках. А платие носят соболие и соление. А ядь их мясо оление да и собачиноу, и бобровиноу сыроу едят. А кровь пьют ч(е)л(ове)чю и всякоую. Да есть оу них таковы люди лекари: оу которого ч(е)л(ове)ка вноутри не здраво, и они брюхо режоут, да ноутро вынимають и очищают, и паки заживляют.

Да в той же самоеди видали, скажоут самоед же старые люди, з горы подле море мертвых своих: идят, плачющих, множество их, а за ними идет великъ ч(е)л(ове)къ, погоняа их палицею железною.


Комментарии

1. Плигузов А. И. Первые русские описания Сибирской земли // ВИ. 1987. № 5. С. 38-50; он же. Сказание «О человецех незнаемых в Восточней стране» // Russian History /Histoire Russe. Vol. 19. № 1-4 (1992). P. 401-432. Ср. предварительную публикацию текста Пространной редакции разрядных книг, рассказывающего о походе 1499/1500 года за Урал: Буганов В. И. Описание похода на Югорскую землю в 1499-1500 гг. // Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца XV в. М., 1960. Позднее эта публикация вошла в основной текст полного издания Пространной редакции разрядной книги: Разрядная книга 1475-1598 гг. Сост. Буганов В. И. М., 1966. С. 25-27.

2. Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988. С. 332-336.

3. Плигузов А. И. Текст-кентавр о Сибирских самоедах. М., 1993.

4. Piccard G. Die Kronen-Wasserzeichen. Stuttgart, 1961.

5. Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российския церкви. СПб., 1877. Стб. 332. (репринт, подготовленный Ф. Б. Поляковым: Bausteine zur Geschichte der Literatur bei den Slaven. Кoln; Wien, 1990. Bd. 35).

6. Текст этого важного известия и комментарий к нему публикуется в моей статье: Pliguiov A. Tikhon of Rostov, or Russian Political Games in 1489 // Russian History/Histoire russe 22. № 3. (Fall 1995). P. 309-320.

7. См.: Казакова H. A. Западная Европа в русской письменности XV-XVI веков. Л., 1980. С. 55-63 (автор знает об «Исхождении» Авраамия в списке Забелин 419).

8. Приведем полностью текст этой заметки: «...или преиначити не ради н(а)шеа кротости, но ради праведнаг(о) соуда оуставленаго праведным Б(о)гом.

Писана в Тоурцех оуложением всея земли тоурецкие, повеленно словом Соуноулъбех Салтановым.

В лиои 7050 седмаг(о) казанские кнези Момаи кнес(ь) в головах и оуланы и молны, афмзы и азии и вси кнези и со темные кнези и десетники и горние люди и арские кнези и все люди б(о)говенчанномоу ц(а)рю г(о)с(у)д(а)рю великомоу кн(я)зю Иваноу Василиевичю всее Роусии самодръжцю изменили.

Да послали в Крым бити челом (л. 94об.) крымскомоу ц(а)рю, чтобы им дал Довлет Кирея ц(а)р(е)в(и)ча на Казаньское царство, да х крымскомоу же ц(а)рю послали с теми з своими послы книгоу в поминки, а та книга писана нероускима языком, а имя ей язя и бъехма лоуккать, а по роусски всего мира м(у)дрость, по их боусоурманьскои ереси. И тex послов и татар казаньских ц(а)ря великого князя люди Оурак с товарыщи побил в поли, да тоу книгоу оу них взяли и ярлыки, да прислали к Москве того ж(е) лета 7050 седмаго май в 1 д(е)нь. А ярлыки четыре написаны и в первом ярлыке пишет сице.

(л. 95) Высочаишаго порога великого г(о)с(у)д(а)ря великоую власть дръжащаго и и справедливаго повелителя и победителя царевоу величеству величеству (sic!) Казанские земли Мамай кназ(ь) в головах и оуланы и молны, афизы, и зеи, и все князи и со темные князи и десятники и горские люди и арские князи, и все люди со твоем жаловании челом бьют, а челобитье от г(о)с(у)д(а)ря своего от оупокоиника от Сафагирея царя и до своей см(е)рти отстоупити есмя не хотели. При его щастливом времени тех роусских людей воевати и сечи и осилети оуклонилися были есмя или паки те врази наши на вои(л. 95об.)не нас победят, и мы тем раю достоини были, с такою надежею жили есмя истиннаго Б(о)га соудбами, как отстали есмя его, и н(ы)неча земля твоя на твое имя многодетное моем и со твоем счастьи Б(о)га молим. И н(ы)не, г(о)с(у)д(а)рь, толко похочеш(ь), чтобы тот юрт от тебя не отшол и иномоу бы не достался. И как с сею нашею челобитною грамотою холопи твои Янбарс да Сялкиш доедоут, и ты бы, г(о)с(у)д(а)рь, нашег(о) Довлет Кирея царевича отпоустил и с сеи земли люди мусоулмане о тебе станоут Б(о)га молити и сп(а)с(е)ние себe приимешь и как те люди...» (текст оборван).

9. См.: АСЭИ. Т. III. № 28.

10. Другой список той же грамоты см.: РНБ. Q.XVII.64. Л. 290об.- 291. Публикацию см.: Алмазов А. Тайная исповедь в православной восточной церкви. Опыт внешней истории. Одесса, 1894. Т. III. Прил. III. № 78. С. 77-78.

11. Седельников А. Д. Рассказ 1490 г. об инквизиции // Труды Комиссии по древнерусской литературе Академии Наук. Л., 1932. Т. I. С. 33-57; Кудрявцев И. М. Сборник последней четверти XV — начала XVI в. из Музейного собрания // Записки Отдела рукописей ГБЛ. М., 1962. Вып. 25. С. 220-288; Плигузов А. И. Текст-кентавр. С. 113-115.

12. См. о них: Лихачев Н. П. Из лекций по дипломатике, читанных в императорском Археологическом институте. СПб., 1905/1906. С. 121-122; Черепнин Л. В. Русские феодальные архивы XIV- XV вв. М., 1951. Ч. 2. С. 11-13, 17-25; Плигузов А. И. Предисловие // РФА. Ч. I. С. 3-50.

13. Плигузов А. И. Текст-кентавр. С. 48-67, 141-153.

14. Здесь и далее все сличения списков опираются на номера разделов и разночтений в нашем издании Сказания: Там же. С. 77-106.

15. Характеристику этого протографа см.: Там же. С. 131-132. О составе трех указанных сборников см. С. 122-123.

16. Публикуемый текст был по моей просьбе сверен с оригиналом Н. А. Кобяк.

Текст воспроизведен по изданию: Новый список сказания "О человецех незнаемых" // Исследования по источниковедению истории России (до 1917 г.). М. Институт российской истории РАН. 2001

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.