Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЕТОПИСНЫЙ СВОД 1488 Г. ИЗ СОБРАНИЯ Н. И. ЛИХАЧЕВА

Источниковедческие поиски, обнаружение и определение рукописей, содержащих летописные тексты, время от времени пополняют круг источников для изучения истории создания общерусских летописных сводов в последней четверти XV в.

Так, в 1928 г. был найден Московский летописный свод 1479 (1480) г. в списке 1530-х годов — рукопись ГИМ, собр. Уварова, № 1366. Эта чрезвычайно важная находка академика М. Н. Тихомирова поставила рядом с поздней копией XVIII в. — рукописью Эрмитажного собрания № 416б — список более близкий ко времени создания свода, но с признаками редактирования его в конце XV в. и к сожалению весьма неполный. Поэтому при издании утраченный его текст восполнен по Эрмитажному списку 1. А после издания рукописи собр. Уварова, № 1366, нашлись еще 11 листов из нее — рукопись ГБЛ, О, № 751.

В 1950-х годах А. Н. Насоновым был определен и введен в научный оборот Летописный свод 1497 г. в списке XVII в. — рукопись ГИМ, собр. Уварова, № 592 2. Вскоре затем была проанализирована близость к нему двух рукописей ГИМ: собр. Уварова, № 188, первой половины XVI в. и Син., № 645, 1540-х годов, созданных на основе тех же, общих со сводом 1497 г., первоисточников 3. В результате сопоставления текстов эти два списка получили название отдельного Летописного свода 1518 г. и изданы раздельно от Летописного свода 1497 г. 4 (Я. С. Лурье считает все три рукописи ГИМ списками одного и того же свода, двух его редакций.) 5

Сейчас к перечисленным трем новооткрытым сводам следует добавить еще один, соприкасающийся с ними, но до сих пор неизвестный исследователям. Мы имеем в виду рукопись из собрания академика Н. И. Лихачева, № 365, хранящуюся в ЛОИИ. Она приобретена Н. И. Лихачевым в 1904 г. у книготорговца И. П. Шибанова (за высокую цену 225 рублей), а до этого времени была собственностью известного коллекционера Ф. О. Плигина, включившего ее в свое собрание в 1872 г.

Рукопись Лихачева, № 365, в 4-ю долю листа, на III + 859 листах, написана несколькими почерками полууставом конца XV — начала XVI в. В XIX в. она заключена в переплет поморской работы. На всем протяжении рукописи чередуются две основные филиграни: 1) единорог — знак, сходный: Лабар I, № № 3986 — 3988, 1503 г., а также Лихачев, № 106, 1479-1480 гг. и № 105, 1500 г.; 2) пасхальный агнец без нимба — Лихачев, № 3388, 1491 г. Кроме того, несколько тетрадей в середине рукописи сшиты из бумаги со знаком семиконечная звезда — Брике, № 6056, 1481-1498 гг.; на одной тетради бычья голова — сходна: Лихачев, № 1179, 1493 г.

В рукописи содержатся всего два произведения: на лл. 1-548 об. Хроника Георгия Амартола в «болгарском» ее переводе («Временник впросге от различных хронограф же и сказатель») и на лл. 549 об. — 852 об. Общерусский летописный свод, доведенный до 1488 г. Между лл. 548 и 549 недостает двух листов из последней тетради Хроники Георгия Амартола (отсутствует небольшой отрывок в самом конце текста) и одного или двух начальных листов летописи, с ее заглавием и началом летописного повествования.

Сохранившийся текст летописного свода начинается известием 898 г.: «В лето 6406 угри идоша мимо Киев и пришед сташа на великих горах вежами». Заканчивается он описанием события 6996 [1488] г.: «Того же месяца авгоуста 13, после обеда на девятом часоу, в среду загорелася церковь Благовещенье на Болоте и от того погорело от града до Коулишки, мало не дошло до Всех святых, да до Покрова в садех да по Неглимну; а всех церквей згорело 42». Большая часть летописного свода, на лл. 549- 823, написана одной рукой; на л. 823, [29] на середине 6985 [1477] г. почерк и цвет чернил меняются и письмо приобретает более небрежный, как бы черновой вид; вторая смена чернил и почерка на более крупный и с более поздними начертаниями букв имеется на л. 847, после 6988 11480] г.

На л. 852 об., под последней строкой свода, начинаются приписки, продолженные на лл. 853-854 и определяющие место нахождения рукописи в XVI в.

На лл. 852 об. — 853: «Лето 7037 [1529]. Был князь великии Василеи Ивановичь всея Руси в Кирилове и с великою княгинею с Оленою декабря 17. А бояре с ним были: князь Дмитреи Федоровичь Бельской да князь Иван Васильевичи Шуйской да князь Иван Васильевичь Оболеньскои, а дворецкои Ондреи Александровичь Квашнин (пять последних слов зачеркнуты. — В. Л.). А дворян с ним: был князь Семен Федоровичь Бельской да князь Ондреи Ивановичи Холъмъскои да князь Иван Даниловичь Пенков и многие князи и дети боярские. А перед великим князем ездил в околничих князь Юрье Михаиловичь Булгакова Голицын, а с ним ездил Микита Карпов. А приехал в Кириллов (два слова зачеркнуты. — В. П.) князь велики в монастырь в вторы час дни в чет[верток], молебна слушал да обедни. Того дни кормил братью, а назавтрие молебна слушав поехал из монастыря на четвертом часу дни». На л. 853 об.: «В лето 7038 [1530] августа 25, на память святых апостол Варфоломея и Тита, родися великому князю Василию Ивановичи) всея Руси сын князь Иван от великие княгины Елены. В лето 7039 [1531] у Кирилова монастыря, на горе где крест чюдотворцов Кирилов и где чюдотворцова первая келья была в горе, велел князь велики Василеи Ивановичь всея Руси ставить церковь камену во имя Иоанна пророка и предтечи, честна его усекновения главы, а другая служба Кирил чюдотворець. А почали делати августа в 3, на память преподобных отец наших Исакия, Далмата и Фавъста, в четверток в 2 час дни. Да того же лета, августа 20, по великого князя велению Василья Ивановича всея Руси, почали делати в Кирилове монастыре церковь камену под колоколы в неделю в вторыи час дни во имя архистратига Гавриила, а придел в той церкви царя Костянтина и матери его Елены». На л. 854: «В лето 7040 [1532] августа. 1 у. чюдотворцова гроба у Кирилова поставили лампаду и зажгли того дни в чет[верток] в первы час дни на молебне, священник Иосиф зажегл».

Таким образом, перед нами одна из «кирилловских» рукописных книг, возможно и написанная в Кирилло-Белозерском монастыре, завершенная во всяком случае раньше 1529 г., а пи палеографическим показателям филиграней и почерков близкая к рубежу XV и XVI вв. По аналогии с названиями других сводов, зависящими от хронологических границ их текстов, свод из собрания Лихачева может называться Летописным сводом 1488 г., а так как по старшинству списков он древнейший, то сопоставление с ним более поздних списков других сводов последней четверти XV в. должно представить особый интерес.

Каков же состав нашего Летописного свода 1488 г.? Параллельное прочтение рукописи Лихачева, № 365, и изданных сводов 1497 г. и 1518 г. сразу же выявило полное совпадение всех трех текстов на отрезке с начала летописи по 1417 г. и одинаковую их близость к Ермолинской летописи 6. Одновременно здесь наблюдается последовательное и очень большое расхождение с Московским летописным сводом конца XV в.: отличия как в подборе известий, так и в изложении и освещении совпадающих событий. Сделанные для специальных целей великокняжеского летописания при создании Московского свода 1479 г. многочисленные новые пересказы и пространные повести с публицистической окраской естественно отсутствуют в сводах 1488 г., 1497 г. и 1518 г.; они остаются верны традиционному направлению и лаконичности летописного повествования своих предшественников, Ростовских владычных сводов XV в.

Далее в рукописи Лихачева, № 365, на протяжении 1418-1477 гг. находится текст, общий не только для трех сопоставляемых сводов, но также и для Московского летописного свода конца XV в., который временно сближается с группой сводов 1488 г., 1497 г. и 1518 г., обратившись к одному и тому же общему первоисточнику. Непосредственной же прямой связи здесь нет, поскольку одна из главных частей Московского свода конца XV в., большая повесть 1437 г. «О Сидоре митрополите, како прииде из Царяграда на Москву», с гневным осуждением его униатской деятельности, не вошла [30] ни в один из остальных сводов. Общий текст 1477 г. заканчивается описанием сильного заморозка 31 мая словами: «и всяк овощь поби огородной и садовой». Рубеж этот в рукописи Лихачева, № 365, отмечен сменой почерков; в своде 1497 г. тем, что здесь в летопись вставлен перечень русских князей, после чего свод продолжается уже по другим источникам; в своде 1518 г. внешних границ перехода нет, но начиная с 1478 г. он сближается с Типографской летописью; в Московском своде конца XV в., после слов: «и всяк овощь поби огородной и садове и все обилье» — идет новая часть летописи.

А летописный свод 1488 г. в рукописи Лихачева, № 365, с середины 1477 г. теряет свое близкое сходство со сводами 1497 г. и 1518 г. и вплотную примыкает к Московскому летописному своду конца XV в. Вслед за сообщением о морозе 31 мая, после двух-трех переходных предложений в рукописи Лихачева, № 365, начинается подробный рассказ о походе князя Ивана III и о покорении им Великого Новгорода, составленный для этого Московского свода и целиком из него заимствованный вместе с последующими известиями до описания пожара в Москве 9 сентября 6988 (1479) г. включительно. Весьма вероятно при этом, что протографом для этой части летописного свода 1488 г. был Московский свод 1479 г. в его первоначальном виде, так как и в списке Уварова, № 1366, и в рукописи Лихачева, № 365, словами: «на пятом же часе в соборныих церквех начата литургисати, сиречь обедню пети» — кончается часть, написанная более ранним почерком, и далее следует в каждом своде свое продолжение, написанное другим почерком (рукопись Лихачева, № 365, до 1488 г., а в списке Уварова, № 1366, до 1492 г., — далее утрачено).

Самая последняя, дополнительная, часть Летописного свода 1488, начиная с продолжения 1479 г. и до конца, отличается своей близостью к Симеоновской летописи 7, но по сравнению с нею повесть о приходе татар на реку Угру в 1480 г. переписана в рукопись Лихачева, № 365, с большими пропусками, и часть этих сокращений совпадает с текстом Типографской летописи 8. Поэтому вопрос о протографе для конца свода 1488 г. остается пока нерешенным. Последнее известие свода, как уже сказано выше, — пожар в Москве 13 августа 1488 г.

Необычная компиляция Летописного свода 1488 г., присоединившего к своду 1477 г. (совпадающему до 1417 г. с Ермолинской летописью) последнюю часть Московского великокняжеского свода 1479 г. и законченного по источнику, близкому к Симеоновской летописи, несомненно заинтересует исследователей летописания, и рукопись Лихачева, № 365, будет ими детально изучаться и рассматриваться с различных точек зрения.

В частности важно, что в рукописи Лихачева, № 365, находится самый старший из трех списков свода 1477 г. Полное сопоставление с ним соответствующего текста из сводов 1497 г. и 1518 г. позволит проверить различные суждения о степени их самостоятельности. Пока при сверке отличительных особенностей обоих сводов по перечню А. Н. Насонова й К. Н. Сербиной получается, что к рукописи Лихачева, № 365, в отдельных случаях ближе то один, то другой текст. Например: в рукописи Лихачева, № 365, сходно со сводом 1497 г., но вопреки своду 1518 г., князю Михаилу Тверскому в 1318 г. в Орде поставлено в вину «княгиню Юриеву уморил еси», а в 1325 г. сказано, что князь Юрий Даниловий «положен в церкви архангела Михаила», хотя мощи его потом, в 1472 г, «выняша из стены в церкви святого Дмитрия» (это последнее сообщение одинаково во всех списках). В рукописи Лихачева, № 365, и в своде 1497 г. город Серпухов в 1374 г. заложил «князь великий Дмитрии», а не Владимир Андреевич, как это утверждает свод 1518 г. Но в рукописи Лихачева, № 365, и в своде 1518 г., под 1396 г. в списке ростовских епископов последним назван Трифон, а не Тихон, как в своде 1497 г. В своде 1497 г. много небольших пропусков по сравнению с рукописью Лихачева, № 365, и сводом 1518 г.; год 1305, наоборот, значительно полнее в своде 1497 г., чем в рукописях Лихачева,. № 365, и в списках свода 1518 г. Неточность датировок отдельных событий присуща только своду 1497 г. Конечно, на основе выборочных сравнений решать сложный текстологический вопрос нельзя, да это и не входит в задачу нашего информационного сообщения о летописном своде 1488 г.

Что же касается заимствования, сделанного сводом 1488 г. из Московского [31] летописного свода 1479 г., то здесь тождество текстов позволяет с достоверностью восстановить по рукописи Лихачева, № 365, два утраченные отрывка рукописи Уварова, № 1366: 1) пропуск между л. 442 об. и 443-в ПСРЛ, т. XXV заменен текстом Эрмитаж, № 416б, и 2) пропуск между л. 457 об. и 458 — в издании не восстановлен. Наше восстановление см. в конце сообщения.

Рукопись Лихачева, № 365, следует поставить в один ряд с другими «кирилловскими» списками летописей 9 и поискать прямых или косвенных связующих нитей между ними. Это поможет уточнить и раскрыть саму рукопись, а также дополнит имеющиеся сведения о Кирилло-Белозерском монастыре как об одном из центров общерусского летописания, где создавались вновь и переписывались летописные своды определенной ориентации.

Первоочередной задачей, однако, является непременное издание рукописи Лихачева, № 365, в «Полном собрании русских летописей», так как до этого всякая текстологическая работа над нею и широкое сопоставление ее с другими летописями будут крайне затруднены.


Отрывок из рукописи Лихачева, № 365, лл. 831-832

(соответствует тексту, утраченному в списке Уварова, № 1366, между л. 442 об. и л. 443)

«явистеся к нам. И за то не възмогли есмы терпети вам и злобу свою и поход ратью положили есмя на вас, по господню словеси: «Аще согрешит к тебе брат твои, шед обличи его пред собою и тем единем. Аще послоушает тебе, приобрел еси брата твоего; аще же не послоушает тебе, поими с собою два или три, да при оустех двою или триех сведетельствуеть всяк глагол; аще ли и тех не послушает, повеждь церкви; аще ли и о церкви нерадити начнет, боуди ти яко язычник и мытарь». Мы же, великие князи, посылали к вам, своей отчине: престаните от злоб ваших и злых дел, а мы по преднему жалованию своему жалоуем вас, свою отчину. Вы же не въсхотесте сего, но яко чужи вменистеся нам. Мы же положивше оупование на господа бога и пречистую матерь его и на всех святых его и на молитву прародитель своих, великих князей роускых, и пошли есмя на вас за неисправление ваше». По сем Иван Борисовичи начат глаголати к нимъ: //«Князь велики тебе владыце, богомолцю своему, посадником и житиим се глаголеть: «Били есте челом мне, великому князю, о том, что бы яз нелюбье свое сложил своей отчине, и вы поставили речи о боярех иовогородских, на который преже сего въсполелся есми, и мне бы тех жаловати отпустит. А ведомо тебе, богомолцоу нашему владыце, да и вам, посадником и житиим и всему Новугороду, что на тех бояр били челом мне, великому князю, вся моя отьчина Велики Новъгород, что от них много лиха починилося отчине нашей Великому Новугороду и властем его: наезды и грабежи, животы людьскии отнимая и кровь крестьянскую проливая. А ты Лоука Исаков сам тогды был в истьцех, да и ты Григореи Кнприянов от Никитины оулици. [32] И яз, князь велики, обыскав тобою же своим богомолцем владыкою, да и вами, посадникы, и отчиною своею Великим Новым городом, что много зла чинится от них отчине нашей, и казнити их хотел есмь; ино ты, владыка, и вы, отчина наша, добили естя челом и яз казни им отдал; и вы нынеча о тех винных речи въставли-ваете, и коли не попригожу бьете нам челом, и как нам жаловати вас». По всех же сих речех князь Иван Юрьевичь рече: «Князь велики глаголеть вам: «Въсхощет нам, великим князем, своим государем, отчина наша Новъгород бити челом и они знают, отчина наша, как им нам,// великим князем бити челом». По сем владыка и посадники и житии били челом великому князю».

Отрывок из рукописи Лихачева, № 365, лл. 844-845

(соответствует тексту, утраченному в списке Уварова, № 1366, между л. 457 об. и л. 458)

«въ приименитом граде Москве п(рео) священным митрополитом Геронтием всея Русии. (Бе)ахоу же с ним на священии архиепископ ростовский Васиян и епископ соуздальскии Евфимии и сарскы епископ Прохор и архимандрити и протопопи и игоумени московский и со всем освященным собором. Тогда соущу ту и благ (о) — // верному великому князю Ивану и брату его князю Андрею Меншому и бояре их велможи, и вси православнии христиане. Священне же бывши церкви, бысть радость велика в граде Москве, понеже бо буже по первыя церкве разобрании миноуло 7 лет и четыре месяци. Князь же велики того дни повеле раздати милостыню на весь град Москвоу и на окроужняя монастыри священником и иноком и всем нищим. А митрополит сь епископи, архимандрити с ним на обеде у него ядоша и пиша, и вси бояре его и велможи, а с бояри вси 7 на его же дворе в дроугои храмине ядоша и пиша.

В новоую церковь внесение мощей святых.

Того же месяца князь велики к отцоу своему, митрополитоу глаголя, что бы призвал к себе епископ и архимандритов и прочих священников объмыслити, како в кии день быти пренесению, иже во святых отца нашего пресвященного митрополита чюдотворца и прочих святитель. Митрополит же, созва к себе реченных епископ и священник, их же и преже писахом, и помыслив с ними, что чюдотворца Петра ис каменаго гроба выняти и положити в ракоу древяноу еще в той же церкви, в ней же лежаше в Иоанне под колоколы. А в 23 день того же месяца, пред вечернею, певшим молбен тамо да внести целбоносныя мощи чюдотворца Петра в новоую великоую церковь святыя богородица и поставити его среди церкви тоя, и пети вечерня и молбен и оутреняя о блаженней. И как боудет время быти литоргии, ино // и пев молбен 24 того же месяца, дапринесе поставити его н(а) оуготованном емоу месте, оу святого жертвеника навер(х) мостоу, а не закласти ничем, и тако быти литор(гии). А о тех святитель, прежереченных митрополит роуских, Фиогност(е) и Киприане и Фотии и Ионне и Филиппе тако умыслиша, что того же месяца 27, в пяток пред вечернею, пренести всех их в новоую церковь на оуготования им мес(та), и отпев вечерню, понахида нети по них, а и оутрени в (соу)ботоу с епископи и с прочими священники литоургия по ним. И с тем посла митрополит к великому князю, и князь вели(ки) положи все на его воли, как оумыслил с своими детми и (слу)жебникы, епископы и священникы. Того же месяца 23 де(нь), в понеделник пресвященныи митрополит Геронтие и с ним архиепископ ростовский Васиян и суздальский епископ Евфимии и сарскы».


Комментарии

1. ПСРЛ, т. XXV. Московский летописный свод конца XV в. М, — Л., 1949.

2. А. Н. Насонов. Летописные памятники хранилищ Москвы (Новые материалы). — «Проблемы источниковедения», т. IV. М., 1955, стр. 251 — 252; А. Н. Насонов. Материалы и исследования по истории русского летописания. — «Проблемы источниковедения» т. VI. М., 1958, стр. 252 — 255; К. Н. Сербина. Из истории русского летописания конца XV в. (Летописный свод 1497 г.). — «Проблемы источниковедения», т. XI. М., 1963, стр. £91-428.

3. К. Н. Сербина. Летописный свод 1518 года. — «Вопросы историографии и источниковедения истории СССР», вып. 5. М.-Л., 1963, стр. 587-608.

4. ПСРЛ, т. XXVIII. Летописный свод 1497 г. Летописный свод 1518 г. (Уваровская рукопись). М, — Л., 1963.

5. Я. С. Лурье. Новые памятники русского летописания конца XV в. (К выходу в свет 27 и 28 тт. ПСРЛ). — «История СССР», 1964, № 6, стр. 118 — 119 и 125 — 131.

6. ПСРЛ, т. XXIII. Ермолинская летопись. СПб., 1910.

7. ПСРЛ, т. XVIII. Симеоновская летопись. СПб., 1913.

8. ПСРЛ, т. XXIV. Типографская летопись. Иг., 1921.

9. См. Р. П. Дмитриева. Светская литература в составе монастырских библиотек XV и XVI вв. (Кирилло-Белозерского, Волоколамского монастырей и Троице-Сергиевой лавры). — ТОДРЛ, т. XXIII, 1968, стр. 143-157.

Текст воспроизведен по изданию: Летописный свод 1488 г. из собрания Н. П. Лихачева // Памятники культуры: новые открытия. Письменность, искусство, археология. Ежегодник, 1974. Л. Наука. 1975

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.