Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

УСПЕНСКАЯ ИЗОСИМИНА КЛИНСКАЯ ПУСТЫНЬ

№ 1

1488 г. января 30. – Жалованная данная грамота в. кн. Ивана Ивановича иг. Усп. монастырька-пустыни Изосиме («Зосиме») на д. Стервище в Клине.

Список з жалаванной грамоты слово в слово.

Се яз, князь великий Иван Иванович, дал есми Успенью Святыя Богородицы в дом деревню Стервище в свой монастырь на пустынку на реце на Сестрице и на Сосновце игумену Зосиму з братьею. А молити им Бога за отца моего здоровье, великаго князя Ивана Васильевича всея Русии, и за нашу матерь и за весь наш род.

А дана грамота во Тфери, лета девятдесят шестаго, генваря в 30 день. [62]

У подлинной грамоты печать приложена чернаго воску. У той же грамоты назади пишет: Князь великий 1.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Клину, № 188/39630. Л. 1006. Список 1681 г.

Публ.: Леонид, арх. Клинская Изосименская пустынь и ее акты // Чтения ОИДР. 1876. Кн. 2. Смесь. С. 86 (по невыявленному списку); АСЭИ. М., 1964. Т. 3. № 62 (по публ.).

Примечание:

1. В публ. арх. Леонида удостоверительная подпись передана так: Князь великий Иван Иванович.

№ 2

1494/95 г. – Меновная Захария Юрьева сына Еропкина иг. Усп. пустыни Изосиме и старцу Андреяну на д. Кушалово с поч. за д. Дягилево с сщщ. в Клине.

Список с меновной слово в слово.

Се яз, Захарья Юрьев сын Яропкин, променил есми свою вотчину деревню Кушалово да и починок Кушаловской своей братье игумену Изосиме да Ондреяну. А выменил есми их вотчину деревню Дягилево да селищо Чешково да селище Резанцово. А отвод тем землям – куды ходил топор, соха, коса.

А на то послуси Семен Юрьев сын Яропкин – брат наш, да Петр Чешигузов, да Влас Голявин, да Петруша Оболта, да Назар Голявин сын, да Иван Степанов сын Помелова.

А писана грамота лета 7003-го.

А сю грамоту меновную писал Иван Петров сын Спячева.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Клину, № 188/39630. Л. 1007. Список 1681 г.

№ 3

1531 г. февраля 9. – Указная грамота в. кн. Василия Ивановича Якову Федорову сыну Ушакова о расследовании тяжбы между Усп.-Изосим. пустынью и Григорием, Степаном и Василием Абросимовыми детьми Гласкова, крестьянами кн. Семена Бельского, о земле д. Гласковское в Клине.

От великаго князя Василья Ивановича всея Русии Якову Федорову сыну Ушакова. Били ми челом игумен Иона, да казначей Денисей, да старец Мисайло и во всей братии место Изосиминскаго монастыря на Гридю да на Степанка да на Васюка на Обросимовых детей Гласкова на княж Семеновых крестьян Бельскаго. А сказывают, что де у них живут в монастырской деревне Гласковской сильно, землю де пашут и луги косят и лес секут. А Гридя де да Степанко да Васюк сказывают, что де оне живут не в монастырской деревне, а живут де в той деревне в Гласковской за вотчичи. И ты, взяв с собою соцких и десятцких и людей добрых тутошних старожильцов с обе стороны, да к ним бы еси на ту землю ехал да того бы еси досмотрил и обыском обыскал, чья то деревня изстарины. А о чем ся они сопрут, и ты б их судил да суд свой и обыск, написав 1 на [63] список подлинно, скажи мне, великому князю, постави передо мною обоих истцов с очей на очи.

Писан на Москве, лета семь тысяч тридцать девятаго, февраля 20.

Подлинник писан на столбце, внизу печать чернаго воску.

На обороте надпись:

Князь великий всея Русии.

Леонид, арх. Клинская Изосименская пустынь и ее акты // Чтения ОИДР. 1876. Кн. 2. Смесь. С. 86, 87 (по подлиннику ?).

Подлинник: Архив СПб. ФИРИ. Колл. 110. № 41.

Примечание:

1. В публ. ошибочно: написал.

№ 4

1535 г. июня 7. – Указная грамота в. кн. Ивана Васильевича Филиппу Леонтьеву сыну Брюхатого о расследовании тяжбы между иг. Усп.-Изосим. пустыни Иевом с братьею и Тимофеем Константиновым сыном Хлуденева, Иваном-Чибикой Федоровым сыном Змеева, конюхом Кочураном Тупицыным, Ариной, вдовой сытника Курбата (Третьякова), с сыном Постником, Злобой Дмитриевым сыном Грибанова, Нечаем Семеновым сынам и Юрманом Прокофьевым сыном – Бодронскими, Митей и Васюком Костиными детьми Коромолина и егорьевским попом Михаилом о землях по pp. Сестрице, Ламе, рчч. Городенке и Черной в Клинском у.

От великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Филипу Левонтьеву сыну Брюхатово. Били ми челом от Успенья Пречистые Изосимины пустыни игумен Иев, да келарь Васьян, да казначей Феогнаст, да старцы Мисаил да Герасим и во всей братьи место Изосимины пустыни на Тимофея на Костянтинова сына Хлуденева, да на Ивана на Чибику на Федорова сына Змиева, да на Кочюрана Тупицына на конюха, да на Курбатовскую жену сытникова на Оринку да на ее сына на Постника, да на Злобку Дмитреева сына Грибанова, да на Нечайка Семенова сына да на Юрмана на Прокофьева сына Бодроньских, да на Митку да на Васюка на Костины дети Коромолина, да на егорьевъского попа на Михаила: А сказывают, что деи тот Тимофей Хлуденев вступается в манастырскую землю и в почынки, перелезшы к ним за речку за Дубовою, лес сечет и сено косит сил-но, а называет ту манастырскую землю и починки к своему поместью к селцу к Розногузову. А Иван деи Чибика вступаетца у них в манастырскую ж землю, перелезшы к ним за речку за Городенку, починки ставит и лес сечет и сено косит силно, а называет ту манастырскую землю к своему поместью к селу к Олферьевъскому. А Кучюр деи вступаетца у них в манастырскую землю, перелезши к ним за реку за Городенку, почынки ставит и лес сечет и сено косит силно, а называет деи ту манастырскую землю к своему поместью к селу к Молахову. А та деи Курбатовская жена Оринка да сын ее Постник, перелезшы через реку Сестрицу, да выметали из их из манастырсково починка крестьянина Ивашка Понура силно да на том починке и двор себе поставили, и землю пашют, и лес секут, и сено косят, и починки ставят, а называют ту манастырскую землю к своему поместью к деревне х Крутому. А Злоба деи вступается у них в манастырскую же землю в починок в Копытав, а называет тот почынок к своей вотчынной земле к селцу х Крибанову. А Нечай деи да Юрман вступаются в [64] манастырскую ж землю, перелезшы за речку за Черную 1-да за реку за Сестрю -1, землю пашют и лес секут и сено косят силно, а называют их манастырскую землю к своей вотчынной земле к селцу к Бодрону. А Митя деи да Васюк Коромолины, перелезшы к ним за ручай с Желтово болота, манастырскую землю пашют и лес секут и сено косят силно, а называют ту манастырскую землю к своему поместью к деревне к Бернице. А поп деи Михайло, перелезшы к ним за реку за Ламу, землю манастырьскую пашет и лес сечет и сено косит силно. Да кто будет у них и в ыных местех в ых манастырские земли вступаетца. И как к тебе ся грамота приидет, и ты б, взяв с собою сотцких и десятцких и людей добрых тутошних старожылцов с обе стороны, да к ним бы еси на те земли ехал да того бы еси досмотрил и обыском обыскал, чья то земля изстари. А о чем ся сопрут, и ты б их в тех землях судил да суд свой и обыск, написав 2 на список подлинно, скажи мне, великому князю, поставя передо мною обоих истцов с очей на очы.

Писана 1-на Москве -1, лета 7043, июня в 7 день.

На обороте:

Князь ве[ликий всея Русии] 3.

РГАДА. Ф. 281. Клин. № 2/5633. Подлинник: 140 X 365. На лицевой стороне грамоты в середине нижнего поля приложена круглая черновосковая печать (диаметр приблиз. 20) со стершимся изображением.

Примечания:

1. В ркп. вписано над строкой.

2. В ркп.: насписав; последний слог исправлен из: -сок.

3. Оборот грамоты заклеен плотной бумагой при реставрации; на просвет видна только начальная часть удостоверительной подписи.

№ 5

1539 г. марта 31. – Указная грамота в. кн. Ивана Васильевича Гавриле Федорову сыну Заболоцкого и Ртищу Васильеву сыну Унковского о передаче Усп.-Изосим. пустыни по суду тверского дворецкого Ивана Юрьевича Поджегина почч. Понурин, Илейкин и Федосков в Клинском у., высылке из починков Арины, вдовы сытника Курбата (Третьякова), с сыном Посником и даче пустыни правой грамоты.

Список з грамоты слово в слово.

От великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Гаврилу Федорову сыну Заболотцкого да Ртищу Васильеву сыну Унковского. Что есте судили в земле зосиминских старцов казначея Фегнаста с таварищи с Курбатовскою женою сытникова с Оринкою да с 1 сыном с Курбатовым с Посником и перед нашим дворецким тверским перед Иваном Юрьевичем Поджегиным судной есте список клали, и дворецкой наш Иван Юрьевич зосиминских старцов Фегнаста с товарыщи велел вам по судному списку оправить и починки и землю велел вам присудити в монастырь игумену Иеву з братьею. И как к вам ся грамота придет, и вы бы часа того ехали в Ызосиминскую пустыню да по судному списку Оринку Курбатовскою жену и сына ее Посника выслали из монастырских починков в ых поместье, а на монастырские бы есте починки по судному списку, починок Понурин, да починок Илейкин, да починок Федосков отдали в монастырь и землю и луги и лес по судному списку игумену Иеву з братьею да и правую им на Оринку и на сына ее на Посника по судному списку дали, а в досталных землях в ызосиминских по моим, великого князя, грамотам з детми боярскими их [65] судили. И хто у них учнет в ых монастырскую землю вступатися в ыных в которых местех, и вы их судите же да списки бы есте суда своего клали перед нашим боярином перед князем Иваном Васильевичем Шуйским.

Писан на Москве, лета 7047-го, марта в 31 день.

А у подлинной грамоты печать приложена.

У той же грамоты назади пишет:

Князь великий всея Русии.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Клину, № 188/39630. Л. 1010. Список 1681 г.

Примечание:

1. В ркп. пропущено.

№ 6

1539 г. мая 15. – Правая грамота, с докладом тверскому дворецкому Ивану Юрьевичу Поджегину, суда Гаврилы Федорова сына Заболоцкого и Ртища Васильева сына Унковского казначею Усп.-Изосим. пустыни Феогносту с братьею по тяжбе между пустынью и Ариной, вдовой сытника Курбата (Третьякова), с сыном Посником о земле почч. Понурин, Ильин и Митькин в Клинском у. В состав правой грамоты включен текст следующих документов: 1) 1518 г. ноября 24. – Жалованная данная и заповедная (нарывную ловлю и леса) грамота в. кн. Василия Ивановича иг. Усп.-Изосим. пустыни Кириллу нар. Сестрицу и лес в Клинском у. в Тверской земле, с подтверждением в. кн. Ивана Васильевича 1534 г. февраля 22; 2). 1529 г. мая 12. – Указная грамота в. кн. Василия Ивановича подьячему Леонтию Глебову о расследовании тяжбы между т. Усп.-Изосим. пустыни Кириллом и сытником Курбатом (Третьяковым), Иваном Чибикой Федоровым сыном Змеева и др. о земле поч. Понурин (Крутой) в Клинском у.; 3). 1532 г. марта 13. – Указная грамота в. кн. Василия Ивановича Якову Федорову сыну Ушакова о расследовании тяжбы между иг. Усп.-Изосим. пустыни Ионой и сытником Курбатом (Третьяковым), Иваном Чибикой Федоровым сыном Змеева и др. о земле поч. Понурин (Крутой) в Клинском у.; 4) 1535 г. июня 7. – Указная грамота в. кн. Ивана Васильевича Филиппу Леонтьеву сыну Брюхатого о расследовании тяжбы между иг. Усп.-Изосим. пустыни Иевом с братьею и Тимофеем Константиновым сыном Хлуденева, Иваном Чибикой Федоровым сыном Змеева, конюхом Кочураном Тупицыным, Ариной, вдовой сытника Курбата (Третьякова), с сыном Постником и Злобой Дмитриевым сыном Грибанова о земле поч. Ивана Понура в Клинском у.; 5) 1507 г. февраля. – Жалованная данная (поместная) и несудимая грамота в. кн. Василия Ивановича сытнику Курбату Третьякову на почч. Крутой, Пристанин, Топоров и Железов в вол. Залесье Клинского у. в Тверской земле.

/Л. 1/ [По государя великаго князя Ивана Васильевича всеа Русии грамоте, сий суд судили судьи Гаврило Федоров сын Заболотцкаго да Ртище Васильев сын Унковскаго, став на спорной земли в Клинском уезде у трех починков, у починка у Понурина, да у починка у Ильина, да у почин]ка 1 у Миткина [на] 1 реке на Сестрице меж манасты[рских деревень Зоси]мина 1 манастыря деревни Кулижные [и] 1 деревни Мелникова и меж Курбатовых [сытниковых по]местных 1 деревень, деревни Крутово починка, деревни Пристанина починка, деревни [66] Топ[орова, деревни] 1 Железова. Тягались Изосимина манастыря старцы казначей Фегнаст, [да] 1 Гурей Коростков, да Варлам крылошанин [и во] 1 всей братьи место Изосимина манастыря с Курбатовскою женою с сытниковою [с Ориною да с ея сы]ном 1 с Постником.

Тако рекли Изосимина манастыря ст[арцы казначей Феогност с товар]ищы 1 и во всей братьи своей место: Жалоба нам, господине, на [О]ри[ну на Курбатовскую жену сытникову] 1 да на ее сына на Постника. Перелезши, господине, за старую [межу за реку за Сестрицу от св]оего 1 поместья на манастырскую землю, да освоили у нас [починок Понурин силно] 1 и крестьянина нашего Ивашка Понурина ис того починка выметали вон, да к тому ж починку к Понурину поставили они на манастырском же лесу два починка [межу игумен]ов 1, починок Илейкин да починок Миткин, и землю пашют, и луги косят, и лес секут [сильно ж, а назы]вают 1 тое нашу землю манастырскую и починки к своему поместью к [деревни х Крутому почи]нку 1. А как освоили тое манастырскую землю и те починки поставили] 1 – тому пятнатцать лет.

И в Оринино Курбатовы жены и в сына ее место в Постниково отвечал прикащик их Сидорик Останин, а сказал: Манастырские, господине, земли государыня моя Орина и сын ее Постник силно не пахивали, и лугов не кашивали, и лесу не секали, и починка Понурина не осваивали, и крестьянина манастырского из их починка, Ивашка Понурина, не выметывали, и починков на их на манастырской земле силно не ставливали. Ни знаем, ни ведаем; тем, господине, государыню мою Орину и сына ее Постника всем клеплют. А то, господине, земля, на которой стоим, изстари государей моих поместная деревни Крутово починка. И та деревня, что они называют Понуриным, изстари государей моих деревня поместная Крутой починок, а не Понурино. И те два починка Илейкин да Миткин поставили государи ж мои на своей ж на поместной земле к той деревне х Крутому починку, а не на манастырской земле.

И судьи спросили ищей старцов Фегнаста с товарищы: Почему тое землю называете своею манастырскою землею, и есть ли у вас на тое землю какие крепости.

И старцы Фегнаст с товарищы сказали: Есть, господине, у нас на тое землю великого князя грамота жаловалная, а се, господине, грамота пред вами.

И в грамоте пишет:

Се яз, князь великий Василей Иванович всеа Русии, пожаловал есми в своей отчине в Тферской земле в Клинском уезде Пречистые Успенья Изосимины пустыни игумена Кирила з братьею, или по нем кто в том манастыре иный игумен будет, дал есми им к манастырю реку Сестрицу и с лесом по обе стороны тое реки, вверх по Городенку, а вниз по Ламу по реку. И на ту реку к ним мои, великого князя, селчане, и митрополичьи, и владычни, и княжие, и боярские, и манастырские, и черные, и все без омены, чей хто ни буди, рыбы ловити не ходят, и езов не бьют, и лесу по той реке не секут. Також и опричь тое реки, что будет у них манастырского лесу и манастырской земли Изосимины пустыни, и в тот лес тферичам, и клиняном, и волочаном, и гороцким людем, и моим, великого князя, /Л. 2/ селчаном, и митрополичьим, и владычним, и княжьим, и боярским, и манастырским, и всем без омены, чей хто ни буди, и грамотчиком, у кого будет мои, великого князя, грамоты жаловалные на лес на пустынской, и им в тот лес в пустынской не ездити и лесу не сечи. А где будет и двор мой лучитца ставити, и наши прикащики в их лесу не секут пять лет. А хто учнет в манастырском в пустынском лесу сечи, и кого поймают, и они того поставят на Москве [67] перед нашим дворедцким перед Тферским да, уличив того, возмут на том заповедь два рубля.

А грамота дана лета 7020 седмаго, ноября в двадесят четвертый день.

А на грамоте подписано:

Князь великий Иван Васильевич всеа Русии по сей грамоте пожаловал Изосимины пустыни священников и всю братью, или хто у них в Ызосимине пустыни игумен или строитель будет, сее у них грамоты рушити не велел никому ни чем, а велел у них ходити о всем по тому, как в сей грамоте писано. Лета 7000 четыредесят втораго, февраля в двадесят вторый день.

А у грамоты печать великого князя.

А подпись диака Федора Мишурина.

И судьи, выслушав грамоты, спросили старцов Фегнаста с товарищы: А сверх тое грамоты кому то у вас ведомо, что та земля, на которой стоим, изстари ваша манастырская, и те починки поставлены на вашей ж манастырской земле, и преж того бивали ль есте челом на них о той земле великому князю.

И старцы Фегнаст с товарищы сказали: А сверх, господине, тое грамоты ведомо то у нас людем добрым старожилцом Власу Пятому Титову сыну, Борису Никифорову, Лазарю Фомину, Тереху Левонову, Фоме Юрьеву, что та земля, на которой стоим, изстари наша манастырская, и те три починки поставлены на нашей ж на манастырской земле. А се, господине, те наши старожилцы Влас Пятой с товарищы перед вами. А на них, господине, в том и шлемся.

И Оринин приказщик Сидорик на них послался.

Да старцы же Фегнаст с товарищы сказали: А и преж того, господине, о той ж земле бил челом государю великому князю Василью Ивановичу всеа Русии на Курбата игумен Кирил. И государь князь великий дал ему судью подьячего Леонтья Глебова. И Леонтей, господине, на той земле тогды был и в той земле их судил и список судной на Москве перед дворетцким перед князем Иваном Васильевичем Оболенским у доклада клал. И князь Иван, господине, списка слушал да управы не учинил, потому что в те поры государь князь великий игумена Кирила послал в Можаеск в манастырь к Пречистой в Лужки на архимандритство. А после его в те поры бити челом было великому князю некому. А после, господине, игумена Кирила государь князь великий прислал к нам в манат стырь игумена Иону. И игумен, господине, Иона на тое ж землю имал судью Якова Федорова сына Ушакова. И Яков, господине, на той земле был и с Курбатом нас в той земле судил же да списка судного на Москве перед дворетцким у доклада не клал, потому что его в те поры послали на великого князя службу в Смоленеск на годовую. А в те поры Курбата в животе не стало, и Якову, господине, потому не случилось того судного списка перед дворетцким у доклада положити. И игумен, господине, Иев после того бил челом государю великому князю Ивану Васильевичу всеа Русии на тое на Курбатову жену на Орину да на ее сына на Постника в той ж земле. И государь князь великий пожаловал, дал было судью Филипа Левшина. И Филипа, господине, в те поры в животе не стало. А се, господине, розъезжие грамоты перед вами.

И в разъезжжей грамоте пишет:

От великого князя Василья Ивановича всеа Русии подьячему Леве Глебову. Бил ми челом Изосимины пустыни игумен Кирил з братиею на Ивана на Чибйку на Федорова сына Змиева, да на конюха на Кочюрана Тупицына, да на Курбатка на сытника, да на Злобу на Грибанова. А тот деи Курбатко, перелезши к ним за реку за Сестрицу; да выметал из их манастырского починка [68] хрестьянина их манастырского Ивашка Понура, да двор себе на том их починке поставил, землю де их манастырскую пашет, траву косит и лес у них сечет силно, а называет деи тот их Понурин починок Крутым поместным починком. И ты б, ехав, в том их судил и обыском обыскал, да сказал свой суд мне, великому князю.

Писана на Москве, лета 7000 тритцать седмаго, маия во вторый на десять день.

А в другой грамоте пишет:

От великого князя Василья Ивановича всея Русии Якову Федорову сыну Ушакова. Бил ми челом игумен Изосимина манастыря Иона да казначей Денисей и в братьи своей место на Ивана на Чибику на Федорова сына Змиева, да на конюха на Кочурана Тупицына, да на Курбата на сытника, да на Злобу на Грибанова. А тот де Курбатко, перелезши за реку за Сестрицу, да выметал из их починка хрестьянина Ивашка Понура да собе на их земле двор поставил, а называет деи ту их землю Крутым. И ты б, с собою взяв сотцких и десятцких людей добрых тамошних старожилцов да к ним бы еси на ту землю ехав, судил их и обыском обыскал, да скажи свой суд мне, великому князю.

Писана на Москве, лета 7000 четыредесятого, марта в третей на десять день.

А в третьей грамоте пишет:

От великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Филипу Левонтьеву сыну /Л. 3/ Брюхатого. Били ми челом Успенья Пречистыи Зосимины пустыни игумен Иев, да келарь Васьян, да казначей Фегнаст во всей братьи место Изосимины пустыни на Тимофея на Костянтинова сына Хлуденева, да на Ивана на Чибику на Федорова сына Змиева, да на Кочюрана Тупицына на конюха, да на Курбатовскую жену сытнакова на Оринку да на ее сына на Постника, да на Злобу на Дмитреева сына на Грибанова. А та деи Курбатовская жена Орина да сын ее Постник, перелезщи за речку за Сестрицу, да выметали из их манастырского починка хрестьянина Ивашка Понура силно, да на том починке и двор себе поставили, и землю пашут, и лес секут, и сено косят, и починки ставят, а называют ту их манастырскую землю к своему поместью к деревне х Крутому. И ты б, взяв с собою сотцких и десятцких тутошних людей добрых да ехав, их судил и обыском обыскал, чья та земля изстарины, да скажи свой суд мне, великому князю.

Писана на Москве, лета 7000 четыредесят третьяго, июня в седмый день.

И судьи, выслушав розъежжих грамот, спросили ответчика Оринина человека да сына ее Постникова Сидорика Останина: А ты почему тое землю и починки называешь к государей своих поместью; и есть ли у государей у твоих на тое землю и на починки великого князя грамота поместная или иные какие крепости.

И Сидорик сказал: Есть, господине, у государыни у моей у Орины на тое землю великого князя грамота жаловалная поместная. А тот починок Крутой у государей у моих в грамоте в поместной. И та грамота поместная нынеча лежит на Москве, а се, господине, з грамоты список.

И в списке пишет:

Се яз, князь великий Василий Иванович всеа Русии, пожаловал есми своего сытника Курбатка Третьякова во Тверской земле в Клинском уезде в волости в Залесье Михайловские слободки Тютчева починком Крутым да отводными починки Михайловых детей Кутузова Пристаниным, да Топоровым, да Железовым и со всем с тем, что х тем починком потягло изстарины. И хто у него в тех починкех учнет жити людей, и наместницы наши клинские и волостели [69] Залесские волости и их тиуны Курбатка и тех ево людей не судят ни в чем, опричь душегубства и разбоя и татбы с поличным, а праведчики и доводчики на них поборов своих не берут и не въежжают к ним ни по что, а ведает и судит Курбатко свои люди сам во всем или кому прикажет. А случитца у них суд сместной и тем его людем з городцкими людми или с волостными людми, и наместницы наши клинские и волостели залесские и их тиуны тех его людей судят, а Курбатко иди его приказщик с ними ж судит, а присудом делятца по половинам. А кому будет чего искати на Курбатке или на его приказщике, ино их сужу яз, князь великий, или мой дворедцкой.

А дана грамота на Москве, лета 7000 пятое на десять, февраля.

И судьи, выслушав списка з грамоты, спросили ответчика Оринина да Постникова человека Сидорика: Есть ли у государей у твоих на тое землю какие иные крепости; и преж того те судьи подъячей Левонтей Глебов, да Яков Ушаков, да Филип Левшин на той земле были ли и в той земле государя твоего Курбата с старцы судили ли; и кому то у тебя ведомо, что та земля, на которой стоим, изстари государей твоих поместная.

И Сидорик сказал: Опричь, господине, грамоты великого князя поместные иных крепостей никаких на тое землю у государей у моих нет. А преж того, господине, те судьи на той земле были да управы не учинили. А ведомо, господине, у нас людем добрым старожилцом Ивашку Гоголеву да Офоне Карамышеву, что та земля, на которой стоим, изстари государей моих, и тот починок Крутой государей же моих, а не Понурин починок и не манастырской, и те два починка Илейкин и Миткин поставил государь мой Курбат на своей ж на поместной земле х тому х Крутому починку. А се, господине, те мои старожилцы Ивашко Гоголев да Офоня Карамышев перед вами ж. А на них, господине, в том и шлемся.

И старцы казначей Фегнаст с товарищы на них послалися ж. Да старцы ж казначей Фегнаст с товарищы сказали: А что, господине, Оринин человек Курбатовские жены Сидорик положил перед вами список з грамоты с поместные, и в списке, господине, у них написано за Ориною четыре починки, а нынеча, господине, у них семь починков и с теми с нашими с манастырскими починки, что Курбатовская жена Орина с сыном своим с Постником освоили у нас силно три починки – починок Понурин, починок Ильин, починок Миткин. А называют те починки к своему поместью силно.

И судьи спросили ищеиных манастырских старожилцов Власка Пятого с товарищы: Скажите по великого князя крестному целованью, чья та земля изстари, на которой стоим; и те три починки на чьей земле поставлены, и хто их ставил, и как тем починкам прозвища.

И ищеины манастырские старожилцы Власко Пятой с товаришы сказали по великого князя крестному целованью: Яз, господине, Власко, помню за шестьдесят лет, коли та земля еще вся была за великим князем за тферским. И после того, господине, князь великий /Л. 4/ Иван Васильевич пожаловал игумена Изосиму, дал ему тое реку Сестрицу к манастырю, вверх по Городенку, а вниз по Ламу по реку, и с лесом по обе стороны реки. И на тое реку, ни в лес без явки не ходил нихто, а кому было в тот лес ходити, и они являлись игумену Изосиме.

А мы, господине, Бориско да Лазарик, помним за полпятадесят лет. А мы, господине, Терех Левонов да Фомка Юрьев, помним за сорок лет. А все, господине, знаем и помним, что та земля, на которой стоим, изстари манастырская [70] Изосимины пустыни, и тот починок Понурин поставил Ивашко Понура за игуменом за Изосимою на манстырском 2 лесу на стари, а тому, господине, тритцать лет. И Курбат, господине, сытник, перелезщи от своего поместья от починка от Крутого за старую межу за реку за Сестрицу на манастырскую землю, да тот починок Понурин освоил за себя силно и крестьянина манастырского Ивашка Понуру ис того починка выметал вон, а назвал тот починок Крутым починком. И тот, господине, починок изстари Понурин манастырской, а не Крутой. А Крутой, господине, починок и нынеча за Курбатовскою женою за Ориною да за ее сыном за Постником за рекою за Сестрицею за Черною грязью. А те починки Илейкин да Миткин поставил Курбат же к тому ж починку к Понурину, а на манастырской ж земле, а тому пятнатцать лет. А нынеча теми манастырскими починки владеет Курбатова жена Орина с сыном своим с Постником, и земли пашут, и луги косят, и лес секут силно ж. А поедте, господине, за нами, и мы вам тое манастырскую землю и те починки от Курбатова поместья отведем и межу вам старую укажем.

И судьи спросили ответчиковых Курбатовы жены Орининых и сына ее Постниковых старожилцов Ивашка Гоголева да Офонки Карамышева: Скажите вы по крестному целованью, чья та земля изстари, на которой стоим; и те три починки на чьей земле поставлены, и хто их ставил, и как тем починкам прозвища; и опричь того спорного починка инде манастырская деревня Понурино есть ли.

И ответчиковы Оринины старожилцы Ивашко Гоголев да Офоня Карамышев сказали по крестному целованью: Та, господине, земля, на которой стоим, изстари Курбатовы жены Оринина да сына ее Постникова поместья починка Крутого. А тот починок Крутой снесен из-за реки из-за Сестрицы. А преж того тот починок Крутой был на той стороне реки Сестрицы, а поставил его Михайло Тютчев до Курбата. А как тот починок Крутой достался Курбату в поместье, и Курбат, господине, его с того места перенес к лесу за реку за Сестрицу, и двор себе поставил, и лес розсек, и пашню учинил. И те два починка Илейкин да Миткин поставил Курбат к тому ж своему починку х Крутому. А как он перенес тот починок Крутой за реку за Сестрицу и те два починка Илейкин да Миткин поставил – тому дватцать лет. А что, господине, Оринина да сына ее Постникова деревня Черньцово за Черною грязью, и манастырские, господине, старожилцы тое деревню называют Крутым починком. И та, господине, деревня Черньцово, а не Крутой починок. А деревни, господине, манастырские Понурина здесь не знаем. А поедте, господине, за нами, и мы вам тое Оринину Курбатовы жены и сына ее Постникову поместную землю и починки от манастырские земли отведем и межу старую укажем.

И судьи велели по меже итти ищеиным манастырским старожилцом Власку Пятому с товарищы.

И повели ищеины манастырские старожилцы Власко Пятой с товарищы от устья речки Городенки рекою Сестрицею вверх пошед немного к устью ж Волчьево ручья, да через реку, а от реки от Сестрицы направо Волчьим ручьем вверх к Черному болоту, а от Черного болота к Черной грязи, да Черною грязью вниз привели к Желтому болоту к верховью, да сказали: Направе, господине, земля и луги и лес по ручей по Волчей и по Черное и по Желтое болото манастырская Изосиминского манастыря починка Понурина, да починка Илейкина, да починка Миткина, что поставил те починки Курбат на манастырской ж земле, перелезщи за межу, силно. А налеве, господине, за Черною грязью земля [71] и луги и лес Оринины да Постниковы поместные деревни Крутово починка, что называют его Черньцовым.

И ответчиковы Курбатовы жены Оринины да сына ее Постниковы старожилцы Ивашко Гоголев да Офонка Карамышев сказали: То, господине, манастырские старожилцы Власко с товарищы – лживые, накупные, вели вас негораздо по государей моих по поместной земле, а называют тое их поместную землю и починки к Изосиминскому манастырю и Оринину деревню Черньцову называют Крутым починком лживо. Дайте нам, господине, с ними в том божью правду, целовав крест, да лезем с ними на поле битись.

И ищеины манастырские старожилцы Власко Пятой с товарищы за поле с ними поималися ж.

И судьи велели ответчиковым Орининым старожилцом Ивашку Гоголеву да Офоне Карамышеву по меже итти.

И повели ответчиковы Оринины старожилцы Ивашко да Офоня от деревни от Крутого починка рекою Сестрицею вверх к устью речки Городенки, где впала в реку в Сестрицу, да сказали: Манастырские, господине, старожилцы Власко Пятой с товарищы тое речку называют Городенкою, ино, господине, изстари та речка словет Роговенка, а не Городенка. Направе, господине, земля и луги и лес по реку по Сестрицу и по речку по Роговенку /Л. 5/ Оринины Курбатовы жены да сына ее Постникова поместья починка Крутово да починка Илейкина.

А от реки от Роговенки повели за реку за сестрицу, а от реки от Сестрицы к ручью к Волчьему, да ручьем Волчьим вверх тем же отводом, что шли манастырские старожилцы, от реки от Сестрицы привели к тому ж месту к болоту к Черной грязи, х которому месту привели манастырские старожилцы, да тут став, сказали: Направе, господине, земля и луги и лес Орины Курбатовы жены да сына ее Постникова поместная починка Крутого, да починка Илейкина, да починка Миткина. А налеве земля и луги и лес Курбатовы ж жены да сына ее Постникова поместья починка Черньцова, что называют его Крутым, да Тимофея Хлуденева.

И манастырские старожилцы Власко Пятой с товарищы сказали: Те, господине, Оринины да сына ее Постниковы старожилцы Ивашко Гоголев да Офоня Карамышев – лживые, накупные, вели вас негораздо по манастырской земле; а называют тое манастырскую землю и починки к Оринину да к Постникову поместью лживо. Дайте нам, господине, с ними в том божью правду, целовав крест, да лезем с ними на поле битись.

И Оринины да Постниковы старожилцы Ивашко Гоголев да Офоня Карамышев за поле с ними поималися ж.

И судьи спросили ищей старцов Фегнаста с товарищы: А сверх тех ваших старожилцов иным опричним людем кому то у вас ведомо ли, что та земля, на которой стоим, ваша манастырская, и те три починки поставлены на вашей ж на манастырской земле.

И старцы Фегнаст с товарищы сказали: А сверх, господине, тех наших старожилцов ведомо то у нас людем добрым же великого князя крестьяном иных волостей – Буегородцкого села старосте Софону Щетеву, Мите Ильину сыну Дуденева, Василью Тарасову сыну Каменского, Ивану Борову Фомину сыну, Якову Можаеву, Лобану Ревневу, Мите Никонбву сыну Топоровского, Оксенку Меринову, Ондрею Федорову сыну Софонову, да Осифовского манастыря крестьяном Перше Иванову, Ондрею Данилову сыну Соколовского, да Василковской слободки крестьяном Василью Семенову сыну Телешевского, Нечаю [72] Григорьеву сыну Жукова, Алексею Жоге Овдокимову сыну, Третьяку Кузмину, Левону Григорьеву сыну Кропалову – что та земля, на которой стоим, изстари наша манастырская, и те три починки поставлены на нашей ж на манастырской земле, а поставил их Курбат, перелезщи за межу, силно, и тот починок Понурин, а не Крутой, а Крутой починок Оринин поместной за Черною грязью в отводном конце, что называют его Черньцовым. А се, господине, те люди добрые великого князя крестьяне староста Софон с товарищы перед вами. А на них, господине, в том шлемся.

И ответчик Оринин да Постников человек Сидорик на них послался ж.

И судьи спросили ответчика Оринина человека Сидорика: А у тебя сверх твоих старожилцов иным опричным людем кому то ведомо ли, что та земля, на которой стоим, и починки государей твоих поместья; и та речка словет Роговенка, а не Городенка; и опричь того спорного починка Понурина инде манастырская деревня Понурино здесь есть ли.

И Сидорик сказал: У меня, господине, сверх тех старожилцов иным опричним людем не ведомо никому, не молвят по нас нихто, и манастырские деревни Понурина здесь не ведаю. А здесь, господине, опричь тое речки Роговенки иные речки Городенки не ведаю ж.

И судьи спросили ищеиных манастырских обыскных людей старосты Софона Щетева с товарищы: Скажите по великого князя крестному целованью, чья та земля изстари, на которой стоим; и те три починки на чьей земле поставлены, и хто их ставил; и как той речке прозвищо, что впала в реку Сестрицу близко ручья Волчьево.

И ищеины манастырские обыскные люди староста Софон с товарищы сказали по крестному целованью: То, господине, земля, на которой стоим, и луги и лес изстари Изосиминского манастыря. И те три починки поставлены на манастырской ж земле, а ставил тот починок Понурин крестьянин Ивашко Понурин на манастырской земле Изосиминского манастыря, а тому тритцать лет. И Курбат, господине, сытник, перелезщи от своего поместья от починка от Крутого за старую межу за реку за Сестрицу на манастырскую землю, да тот манастырской починок Понурин освоил за себя силно межу игуменов и того крестьянина манастырского Ивашка Понуру ис того починка выметал вон и двор себе в том починке поставил, а назвал его Крутым починком. А те, господине, два починка Илейкин да Миткин поставил Курбат же на манастырской земле силно к тому ж починку к Понурину, что называют его Оринины старожилцы Крутым. А как он освоил тое землю за себя и те починки Илейкин да Миткин поставил – тому пятнатцать лет. А после, господине, Курбата теми починки владеют и землю пашут Курбатова жена Орина с сыном своим с Постником. А Курбатовы, господине, жены и сына ее Постниковы поместные деревни – деревня Крутой /Л. 6/ починок за рекою за Сестрицею и за Черною грязью в отводном конце, что называют его Черньцовым. А то, господине, речка впала в реку Сестрицу изстари словет Городенка, а не Роговенка; а Роговенки речки здесь и нет. А и преж того, господине, изосиминской игумен Кирил о той ж земле бил челом на Курбата великому князю да и судью на тое землю имал подъячего Леонтья Глебова. И Леонтей, господине, на земле был и в той земле их судил и список судной на Москве перед дворедцким перед князем Иваном Васильевичем Оболенским у доклада клал. И дворедцкой, господине, того списка слушал да им в том управы не учинил, потому что князь великий в те поры игумена Кирила послал в Можаеск в манастырь в Лужки на архимандритство. И после того [73] князь великий послал в манастырь Изосимину пустыню игумена Иону. И игумен, господине, Иона в тои ж земле имал судью Якова Ушакова. И Яков, господине, на той земле был у них и в той земле их с Курбатом судил да списка судного у доклада перед дворедцким не положил, потому что его тогды послали на великого князя службу на годовую в Смоленеск. А в те ж поры Курбата в животе не стало. И после того, господине, бил челом великому князю Изосиминского манастыря игумен Иев з братьею на Курбатову жену на Орину да на ее сына на Постника о той ж земле. И князь великий дал им судью Филипа Левшина. И Филип, господине, у них на той земле не был, потому что его тогды в животе не стало. По тому, господине, им и по ся места в той земле бояре управы не учинят.

И перед дворедцким тферским перед Иваном Юрьевичем Поджегиным судьи Гаврило Федоров сын Заболотцкого да Ртище Васильев сын Унковского сей список положили и обоих истцов ищею Зосимина манастыря старца Фегнаста и в товарищев его место Гурья Коростка да Варлама крылошанина и ответчиков Курбатова сына сытникова Постника и в матери его место в Оринино да человека их Сидорика поставили.

И дворедцкой Иван Юрьевич, выслушав сей список, вспросил обоих истцов: Был ли вам таков суд, как в сем списку писано.

И ищея Изосимина манастыря старец Фегнаст и в товарищев своих место сказал, что ему суд был таков, как в сем списку писано. А ответчики Курбатов сын Постник да человек его Сидорик сказали, что им суд не бывал. А в другие Постник и его человек Сидорик тут же, не сшед, сказали, что их судили Гаврило Ртищо силно, и суд им перед ними был, да не таков, как в сем списке писано; да слались с судьями на судные мужи на Буегородцкого села ключника на Труфана на Никитина и на его товарищи, которые в сем списке писаны.

И дворедцкой Иван Юрьевич велел неделщику Васке Ивереневу ехати на правду по судных мужей по ключника по Труфана по Никитина, да по Василья по Ильина, да по Кармана по Обернина, да по Михаля по Собаку по Семенова, да по Истомку по Казакова, да по Нестерика по Олферова, да по Федка по Ондреева сына Чюриловского, да по Сенку по Костина, а велел ему их подавати на поруку да поставити перед собою.

И после суда в десятой день перед дворетцким Иваном Юрьевичем неделщик Васка Иверенев, поставя Курбатова сына сытникова Постника да человека его Сидорика, сказал: Велел ми еси, господине, в Ызосимина манастыря ищей старцав Фегнаста с ответчики с Курбатовым сыном с Постником да с его человеком с Сидориком в земленом деле по судному списку ехати на правду по судных мужей. И по ответчикех, господине, по Курбатове сыне сытникове по Постнике да по его человеке по Сидорике в правде поруки нет. А се, господине, Курбатов сын Постник да человек его Сидорик пред тобою.

И Курбатов сын Постник да человек его Сидорик и сами перед Иваном сказали, что по них в правде поруки нет, не ручает их нихто, и добыта им по себе поруки немочно, и на судные мужи не шлютца.

И по великого князя слову Ивана Васильевича всеа Русии, дворедцкой Иван Юрьевич Поджегин по сему списку судей Гаврила да Ртища оправил и судьям велел по сему списку ищей Изосимина манастыря старцов Фегнаста, да Гурья Коростка, да Варлама крылошанина и во всей братьи место Зосимина манастыря оправити и землю спорную починок Понурин, да починок Илейкин, да починок Миткин велел судьям по сему списку присудити к манастырю [74] Изосимины пустыни по та места, куды вели их старожилцы Влас Пятой Титов сын с товарищы, а ответчиков Курбатовскую жену сытникову Орину да сына ее Постника да человека их Сидорика дворедцкой Иван Юрьевич велел судьям по сему списку обвинити. Потому, что Постник Курбатов сын да человек его Сидорик перед Иваном сказали, в том им деле с Ызосиминскими старцы с Фегнастом и с его товарищи перед Гаврилом и перед Ртищем им суд не бывал, да туто ж, не сшед, они ж в другие перед Иваном сказали, что Таврило и Ртищо судили их силно, и суд им перед ними был, да не таков, как в сем списку /Л. 7/ писано, да слалися с судьями на судные ж мужи на Буегородцкого ключника на Труфана на Никитина и на его товарищы, которые в сем списку писаны. Да и потому, что они сей список лживили, а опосле в правде поруки по себе не сказали, а сказали, добыти им в правде поруки по себе немочно, и не ручает их нихто, и на судные мужи не шлютца, и суд им таков был, как в сем списке писано. Да и потому, что их же старожилцы Ивашко Гоголев да Офоня Карамышев перед судьями сказали, починок Крутой ставил Михайло Тютчев по ту сторону реки Сестрицы от Курбатовых починков, что ему в поместье досталось, и Курбат тот Крутой починок после перенес к лесу на другую сторону реки Сестрицы и двор поставил, и пашню учинил, и к тому новому починку поставил те два починка Илейкин да Миткин, а в великого князя Василья Ивановича всея Русии жаловалной грамоте в манастырской Зосимина манастыря написано: «пожаловал игумена Зосиму с братиею рекою Сестрицею и лесом по обе стороны, вверх по Городенку, а вниз по Ламу реку», и та спорная земля в великого князя жаловалной в грамоте в манастырской есть. Да и потому, что у Курбатовы жены Орины и у ее сына у Постника в их жаловалной грамоте написаны четыри починки, а ныне за ними и с теми спорными починки семь починков. Да и потому, что сверх старожилцов перед судьями сказали по крестному целованью ищеиных обыскных людей тутошних жилцов Буегородцкой староста Софон Щетев с товарищы шестнатцать человек в истцовы ж в старцовы в Фегнастовы и в товарищев его и в старожилцов их речи, и Курбатовы жены Орины да сына его Постников человек Сидорик с ними поля не просил, а у себя, опричь старожилцов, обыскных людей не сказал никого, а сказал, что сверх старожилцов не ведомо у них никому, и не молвит по них нихто.

И которым местом вели ищеины манастырские старожилцы Влас Пятой с товарищы, и судьям тем местом ямы копати, и грани класти, и межа учинити, и разъезжжие им грамоты подавати на обе стороны. А судьям на ответчикех пошлину взяти по уставной грамоте. А не будет грамоты, и судьям на них пошлина своя взяти по Судебнику.

И дворедцкой Иван Юрьевич к сему списку и печать свою приложил, лета 7000 четыредесят седмаго, марта в четвертый день.

А подписал диак Данило Выродков.

И по дворетцкого слову Ивана Юрьевича Поджегина, судьи Гаврило Федоров сын Заболотцкого да Ртище Васильев сын Унковского ищей Изосимина манастыря старцов Фегнаста, да Гурья Коросткова, да Варлама крылошанина и во всей братьи место Изосимина манастыря оправили и землю спорную починок Понурин, да починок Илейкин, да починок Миткин судьи по сему списку присудили к манастырю Изосимины пустыни по та места, куда вели их старожилцы Влас Пятой Титов сын с товарищы, и межу манастырской земли и починком с Курбатовские жены с Орининым и сына ее с Постниковым поместьем з деревнею с Крутым починком, да з деревнею с Пристаниным починком, да з [75] деревнею с Топоровым, да з деревнею з Железовым учинили и ямы покопали. А ответчиков Курбатовскую жену сытникову Орину да сына ее Постника да человека их Сидорика по дворедцкого слову Ивана Юрьевича по сему списку обвинили.

К сей правой грамоте судьи Гаврило Федоров сын Заболотцкого да Ртище Васильев сын Унковского и печати свои приложили.

А грамота дана лето 7000 четыредесят седмаго, маия в 15 день.

РГАДА. Ф. 281. Клин. № 4/5635. Л. 1-7. Подлинник: 280 X (320+385+380+385+375+390+350). На лицевой стороне грамоты (на л. 7 ) в середине нижнего поля приложена круглая черновосковая печать (диаметр прибл. 15) с изображением человека, держащего в правой руке меч (?).

Публ.: Акты, относящиеся до гражданской расправы древней России / Собрал и издал А. Федотов-Чеховской. Киев, 1860. Т. 1, № 49. С. 57–64 (по подл.); Леонид, арх. Правая грамота Клинской Изосиминой пустыни 7047 (1539) года // Чтения ОИДР. 1876. Кн. 4. Смесь. С. 1–14 (по невыявленному списку).

Примечания:

1. В ркп. утр.; восстановлено по публ. арх. Леонида.

2. В ркп.: мастырском.

№ 7

1540 г. января 5. – Жалованная на данного пристава, односрочная и заповедная (на лес) грамота в. кн. Ивана Васильевича иг. Усп.-Изосим. пустыни Иеву на монастырские вотчины, с подтверждением в. кн. Ивана Васильевича 1542 г. ноября 18 иг. Иеву с назначением нового данного пристава Василия Григорьева сына Иверенева.

Се яз, князь велики Иван Васильевич всеа Русии, пожаловал есми Успения Пречистыя Изосимины пустыни в Клинском уезде игумена Иева с братьею, или кто по нем иные игумени будут. Что ми били челом о том, был у них пристав даной Тихон Кулибаев, и тот деи пристав им не люб, дел манастырских не бережет и старцов и слуг и крестьян манастырских продает. И яз, князь велики Иван Васильевич всеа Русии, игумена Иева с братьею, или кто иные игумени будут, пожаловал, дал им есми пристава даного, которой им люб, Михалка Васильева. И до кого будет игумену и братье и их людем и крестьяном манастырским дело, чего будет на ком искати, на детех боярских, и на моих, великого князя, крестьянех, и на городских людех, и на ком ни буди, или кому будет чего искати на игумене на Иеве и на его братье и на их людех и на крестьянех, и яз велел тому даному приставу Михалку Васильеву тех людей, ищей и ответчиков, давати на поруки да чинити срок перед собя, перед великого князя, по их грамоте жаловалной один в году, в той же день по Крещенье Христове, а иным своим неделщиком по игумена с братьею и по их людей и по крестьян по манастырских ездити не велел никому ни от кого. А кто по игумена с братьею и по их людей и по крестьян приедет мой, великого князя, неделщик, опричь того моего даного пристава Михалка Васильева, и яз им тем неделщиком на поруки даватися не велел. А которой неделщик даст их на поруку и срочную на них накинет силно, и яз им к тому сроку ездити не велел. А кто на них и безсудную грамоту возмет, и та безсудная грамота не в безсудную. [76]

Такъже есми игумена Иева с братьею пожаловал, что их лес манастырской, пожаловал их отец наш князь велики Василей Иванович всеа Русии, и кто у них в тот лес учнет ездити силно по дрова и по берна, а учнет тот лес сечи без игуменского веления безъявочно и без печатей игуменских, и тот наш пристав даной Михалко Васильев тех людей имает, да дает на поруку, да ставит их передо мною, перед великим князем, или перед нашим дворецким тферским. А кого уличив, ино на том взяти заповеди два рубля.

А дана грамота на Москве, лета 7048, генваря в 5.

На обороте вверху:

Князь великий Иван Васильевич всеа Русии.

На обороте же следующее подтверждение:

Князь великий Иван Васильевич всеа Русии по сей грамоте пожаловал Успенья Пречистыя Изосимины пустыни в Клинском уезде игумена Иева с братьею, или кто по нем иные игумени будут. Что ми били челом о том, был у них пристав даной Михалко Васильев, и тот деи пристав им не люб, и мне б их пожаловати, дати им пристава даного Васюка Григорьева сына Иверенева. И яз, князь великий Иван Васильевич всеа Русии, пожаловал игумена Иева с братьею, или кто по нем иные игумени будут, того у них пристава даного Михалка Васильева отставил и дел манастырских делати не велел, а дал есми им на то место пристава даного Васюка Григорьева сына Иверенева и велел есми ему ходити о всем по тому, как в сей грамоте писано. Лета 7051, ноября в 18 день. А подписал дьяк Данило Выродков.

ААЭ. СПб., 1836. Т. 1. № 189. С. 166, 167 (по подлиннику). В публикации о подлиннике сообщается: Подлинник писан столбцем на листе длиною 8, шириною 43/4 вершка. В конце привешена на светлозеленом шелковом шнурке красновосковая государственная печать <...> Получен г. Строевым Воскресенскаго, Новый Иерусалим именуемаго, монастыря от архимандрита Аполлоса.

Уп.: Каштанов С. М. Хронологический перечень иммунитетных грамот XVI в. Часть I // АЕ за 1957 год. М., 1958. С.355. № 411.

№ 8

1541 г. июля 29. – Разъезжая тверских писцов Ивана Петровича Заболоцкого и Михаила Иванова сына Усова Татищева поместной земле Тимофея Константинова сына Хлуденева с сыном Игнатием дд. Пронине и Фролова с землей Усп.-Изосим. пустыни дд. Пантелееве и Жиреево с почч. и пуст. в Клинском у.

По великого князя Ивана Васильевичя всея Русии слову, се яз, тверские писцы Иван Петрович Заболотцкой, с товарищи розъехали есмя землю великого князя [Тимофея Хлуденева] 1 поместья да сына его Игнатья [с Изосиминым] 1 манастырем деревень и починков, меж Тимофеевы деревни Пронина и меж изосиминские деревни Пантелеева ямы покопали и грани поклали.

От дороги, что дорога от Кузмодемьяны к Осифове пустыне, от Курбатовских ям сытникова, от соснового пни, а на пни грань, а у пни ямы, да на сосенку бором, а у нее ямы; да прямо бором же на другую сосенку с елкою, а на сосенке [77] грань, а у них ямы; а от сосенки прямо стопиною долиною через болотцо да на борок на сосенку, а на ней грань, а у нее ямы; да тем же борком по Жолтое болото, а у болота по обе стороны ямы, по мостищо; а от мостища Жолтое болото вдоль по половинам. Направе земля [Изосимина] 1 манастыря, а налеве [земля] 1, лес и болото Тимофея Хлуденева.

Да тем же болотом по Полежаевскую межу Петра Батылдина, а на меже на пожне ямы; да тем жо Жолтым болотом по Коромолиных розвод Василья з братьею их поместья деревни Бердницына с ызосиминскою пустошью Плеханова – ямы копаны и грани кладены; да от того розводу от последних ям до Лешутина починка изосиминского прямо на вымъл, а у вымла ямы; а от вымла прямо возле огороду по Дубовой ручей по дорогу, что дорога от починков к Осифове, меж Изосимина починка Лешутина и Тимофеева починка Дудорова, а у Дудорова ручья по обе стороны ямы; а от того ручья [пото]чиною 1, а ис поточины на сосенку, а у [нее яма] 1; а от сосенки паточиною к дорожке да дорожкою направо к вымлу, а у вымла ямы меж Плеханова селища манастырского и Тимофеева починка Бабина; а от вымла прямо пожне ямы да к воротцом, а у воротец ямы; а от воротец путиком через покос; а от покосов возле лес, а лес в Тимофееве стороне; да через болото возле ж лес, а лес в Тимофееве ж стороне, а тростник в манастырской стороне; да прямо на дубовой пень, а на нем грань, а у него ямы, а пень по конец Клестова починка манастырского; а ото пни в яму, а от ямы ручьем на вымол, а у вымла ямы; а от вымла ручьем возле огороду до улицы Грибанова починка манастырского и Онтушова Тимофеева; а от улицы прямо на олховой пень, а ото пни в ручей; а от того ручья в болшой ручей да тем ручьем в Волчье болото, а болото по половинам; а из Волчья болота в Черную грязь, и ис Черной грязи в Чермной ручей, а из Чермного ручья на сушу на вязок, а на нем грань, а у него ямы; а от вязка на дубовой пень на старую межу на берег на реку на Сестрь меж Игнатовы деревни Тимофеева и меж манастырского зосиминского селца Кушалова; а ото пни за реку за Сестрь, а по обе стороны реки Сестри ямы; да от реки на старую межу да старою межою в роскосы, а в роскосех двои ямы; да через болото прямо на старые ямы и на старую межю меж Тимофеевы деревни Фролова и манастырских деревень Реткина и Жиреева, да во враг, да врагом в Черную речку, а у реки ямы. Направе земля и лес и пожни Изосимина манастыря деревни Жиреева, а налеве земля и лес и пожни Тимофеева поместья Хлуденева да сына его Игнатья деревни Фролова.

К сей розъежжей грамоте писец тферской Иван Петрович Заболотцкой печять свою приложыл.

Писана лета 7000 четыредесят девятаго, июля в 29 день.

На обороте:

Писец тверьской Михайло Иванов сын Усов Татищев руку приписал.

РГАДА. Ф. 281. Клин. № 5/5636. Подлинник: 280 X 370. На обороте грамоты в середине нижнего поля приложена круглая черновосковая печать (диаметр прибл. 20) со стершимся изображением.

Список: РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Клину, № 188/39630. Л. 1011, 1012. 1681 г.

Примечание:

1. В ркп. утр.; восстановлено по списку. [78]

№ 9

1541 г. августа 2. – Разъезжая тверских писцов Ивана Петровича Заболоцкого и Михаила Иванова сына Усова Татищева поместной земле кн. Андрея Михайловича Шуйского д. Осоки с землей Усп.-Изосим. пустыни поч. Елизарков в Клинском у.

По великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слову и по указному списку, се яз, тверские писци Иван Петрович Заболотцкой, с товарыщи розъехали есмя великого князя землю поместную князя Ондрея Михайловичя Шуйскаго с Ызосиминскаго манастыря деревнями.

От Кочюровы от конюховы поместил деревни Иевкова промеж дву починков Трегубова и Шарапкова княж Ондреевых Михайловичя Шуйскаго и промеж починка Железной Наговицы Изосиминскаго манастыря лесом по гранем и по ямам, да на лево по гранем же и по ямам к осеку, что осек промеж починка Шарапкова княж Ондреева и промеж селца Сорочи раменьи Изосиминскаго манастыря; да тем же осеком по ямам, а от осеку прямо лесом по гранем и по ямам промеж починка Шарапкова княж Ондреева и промеж дву починков изосиминских Олексейцова и Вешкина к болотцу к Черной грязи, да прямо через болотцо; а от болотца прямо лесом по гранем и по ямам на белой камень; а от камени прямо лесом по гранем и по ямам да через мошок через Чернышовской; а от мошку прямо лесом по гранем и по ямам промеж деревни Фролкова княж Ондреевы и промеж починка Чернышева изосиминскаго; да через дорогу, что лежит от Яузы к изосиминскому починку к Вешкину; да подле болотечко по ямам, да через поточек по гранем и по ямам направо путиком; да с путика налево лесом по гранем и по ямам на березу да на волху з гранми; а от волхи и от березы лесом прямо по ямам промеж Фролкова княж Ондреевы и промеж починка Елизаркова изосиминскаго на елку з гранми; а от ели на дуб на розсоховатой на сухой; а от дуба подле осек, что осек промеж Фролкова и Елизаркова, по ямам; да тем же осеком направо по ямам до межника поместной деревни Чеченева Кочюровы конюховы; да от осеку от Фролковского налево межником промеж деревни Чеченева и Елизаркова на волху з гранью; а от волхи поточком на камень на белой промеж деревни Осока княж Ондреевы и промеж починка Елизаркова изосиминскаго; да тем же поточком вешним на ель на подчищеную з гранью, а у нее ямы; а от ели через болотечко на два пни на еловой да на олховой з гранми, а у них ямы; а ото пней на ель на подчищеную з гранью, а у нее ямы, да прямо в лес и в болото. Направе земля великого князя поместная князя Ондрея Михайловичя Шуйскаго деревни Осока, а налеве земля манастырская Изосимина манастыря починка Елизаркова, а противу земля, лес и болото великого князя старь.

К сей розъежжей грамоте писец тверской Иван Петрович Заболотцкой печать свою приложил.

А розъежжая писана лета 7040 девятаго, августа в 2 день.

На обороте:

Писец тферьской Михайло Иванов сын Усов Татищев руку приписал.

РГАДА. Ф. 281. Клин. № 6/5637. Подлинник: 245 X 380. Налицевой стороне грамоты в середине нижнего поля приложена поврежденная круглая черновосковая печать (диаметр прибл. 20) с надписью в центре: Иван Заб... [79]

Списки: РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Клину, № 188/39630. Л. 1008, 1009. 1681 г.; там же. № 130/39599. Л. 224. 1690-е гг.

№ 10

1551/52 г. – Купчая (продажная) Степана Захарьина сына Еропкина иг. Усп.-Изосим. пустыни Иосифу на д. Починок в Клинском у.

Се яз, Степан Захарьин сын Еропкина, продал есми Пречистой в дом изосиминскому игумену Иосафу з братьею своей вотчины отца своего благословение и матери деревня Починок портиву 1 изосиминской деревни Чюдинова и Заручнем, поколя соха ходила и коса и топор к той деревенке истари. А взял есми на ней двацеть рублев с четвертию да пополнка вол третьяк. А хто от нашего роду учнет вступатися в ту деревенку, и мне та деревенка очищати.

А на то [по]слуси 2 Юрман Прокофиев сын Тюшина, да Олешка Федоров сын попов земьской дияк, да Никита Констянтинов сын Коромолина.

А купчюю писал Ондрюк Васильев сын Тверитин, лета 7000 шестьдесятого. На обороте:

Степан свою воченую деревеньку продал, руку приложил. Послух Олешка руку приложил.

РГАДА. Ф. 281. Клин. № 14/5645. Подлинник: 130 X 180.

Список: РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Клину, № 188/39630. Л. 1013. 1681 г.

Примечания:

1. Так в ркп.

2. В ркп. в начале слова клякса.

№ 11

1554/55 г. – Мировая полюбовная межевая Никиты Константинова сына Карамалина и иг. Усп.-Изосим. пустыни Антония с братьею карамалинской поместной земле д. Филиппово с монастырской землей д. Глухово и поч. Голышев в Клинском у.

Список з записи слово в слово.

Се яз, Микита Костентинов сын Карамалина, что было мне спор с ыгуменом с Антонием Изосиминой пустыни, да с казначеем Фомою, да с 1 старцом с Касьяном, да с 1 старцам с Феогнастом, да с старцом с Карионом, да с 1 старцам с Трифаном в земле межи моей деревни поместной Филипова да межи монастырской деревни Изосиминой пустыни деревни Глухова и починка Галышева, и мы, став, яз, Микита Костентинов сын Коромалина, и игумен Антоний Изосиминой пустыни з братиею на земли стали на спорной и межу учинили меж себя полюбовно, межи Галыщева починка Изосиминой пустыни да межи деревни Филипова Ворони Микитина Костентинова сына Корамалина положили межу.

С усток от осека по осеку пряма да на пень на сосновой, а у того пня яма з другую сторону от осека; да от того пня да и от ямы да на две елки, а те ельки на одном корени; да на четыре березки, а те березки на одном кореню, а с обеих у тех березок ямы; да с тех четырех березок и от ям на вымолныя ямы Глуховской земли Изосиминой пустыни; а от Глухова яма, а в ней каменье да береска; а от Филиповой деревни Микиты Карамалина яма, а в яме ракитов куст; да от тех ям пошед на зимней всход две ямы с обе стороны; да от тех ям три ямы на [80] дороге на болшой, к огороде и, перелезши через дорогу да через перегороду, в другая поле – на меже сосна, а на ней крест натесан от корени на земли на манастырской, а на Микитиной стороне яма; да от той сосны да от ямы на две ре-бины, да на осину, да на ель подчищену с ысподи и сверху подтесана, а те деревья вместе стоят, а у тех дерев по обе стороны ямы; да на ракитавой куст, а у того куста с обе стороны ямы; да с рокитового куста и от ям по осек да и по сутки до усток на болшую дорогу пряма.

И межу есми положили впрок полюбовна межи Глуховой деревни Галыщева починка Изосиминой пустыни да и меж деревни Филипова Микитинай деревни Карамалина. // И взведу яз, Никита, на ту землю судью с 1 своими крестьяны или за межу залезу с 1 своими крестьяны .монастырской земли деревни Глухова да починка Голышева Изосиминой пустыни, и 1 игумену Антонию, да старцам Касьяну, да Феогнасту, да Каривону, да Трифану, да Фаме казначею и всей братии на мне, на Миките на Констентинове сыне Корамолина, по сей записи да и на моих крестьянех дватцать рублев денег.

А се у нас запись с ыгуменом с Онтонием по противнем.

А на то послуси Юмран Прокофьев сын Трухина, да Левонтей Фомин сын Борадуна, да Ивана Петровича Головина Нечай Иванов сын Беляева, да Меншей Омельян Шестов сын десятцкой губной.

А запись писал Алексеец Федоров сын земской дияк Ламскаго стану, лета 7063-го, апреля 21.

А позади пишет:

Послух Юмран руку приложил.

К сей записи яз, Нечай, послух руку приложил.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Клину, № 188/39630. Л. 1014, 1014а. Список 1681 г.

Примечание:

1. В ркп. пропущено.

№ 12

1555 г. апреля 6. – Жалованная несудимая, заповедная (на лес), на данного пристава, односрочная и проезжая грамота ц. Ивана Васильевича иг. Усп.-Изосим. пустыни Иосифу на монастырские вотчины.

...ем 1 не давали. И яз, царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии приказал дья... 2 сыну Дементьева, а велел им ту свою грамоту переписать, опричь женитфен... 2 и десятилничих пошлин и опричь святительского суда; кому будет чего искати на игумене [Иосифе с братьею] 2, ино их судит богомолец наш епископ Тферский по священным правилом и по Соборно... 2 от священных.

А что их манастырские рощи, а запускали деи себе своих ради для манас... 2 нигде вперед, а пустят рощи на манастырской же земле, и те их манастырские... 2 и тферичи, и клиняне, и волочаня, и митрополичьи, и владычни, и манастырьские, и мои, царевы и великого князя, селчаня не седят и лесу в их рощах силно не секут. А кого они в своих манастырских рощах изымают, и уличив кого, возмут на нем заповеди два рубля. А на которое будет дело на мое, царево и великого князя, которой лес в манастырских лесех Изосимины пустыни понадобитца, и яз о том к игумену з братьею пошлю свою цареву грамоту. А без моее грамоты у них манастырского лесу не сечи никому. А ставят себе починки в своем манастырской лесу где хотят, а емлют на своих манастырских крестьянех свои [81] манастырские пошлины и оброки, и поселского, и доводчиковы, и ключниковы, и всякие пошлины, как и в ыных манастырех.

Также есми их пожаловал, дал есми им в манастырь даного своего пристава певчего дьяка Олешу Шилова. И тот наш даной пристав, или по нем у них ины наш даной пристав будет, дает изосиминских людей и крестьян от них на поруку, а пишет им один срок в году, в той ж день по Крещенье Христове, а опричь того иных сроков на них и от них не наметывает. А хто на них накинет срок не на тот их срок, и яз им к тому сроку ездити не велел. А хто на них не по тому сроку и безсудную возмет, и та безсудная не в безсудную.

Также есми игумена з братьею пожаловал, или хто по нем в том манастыре иный игумен будет, коли пошлют к Москве зиме на дватцати возех или лете на дватцати телегах манастырского запасу одинова в год, или кто, купив на манастырьскую потребу, а не на продажю, с Москвы в манастырь повезут, или поедут старцы и слуги к Москве и с Москвы за манастырьскими делы, а не с торгом, и наши наместничи и волостелины мытчики с них и с их людей и з запасу мыта, и явки, и перевозу, и мостовщины, ни иных никоторых пошлин не емлют. А повезут с собою товар или что учнут продавати, и им с товару и с продажного со всякого мыт, и тамгу, и явку, и всякие пошлины давати по тому ж, как и торговые люди мыт, и тамгу, и явку, и всякие пошлины дают. А кол[и явят сю грамоту нашим наместником тверс]ким 3, клинским и мытчиком и всем пошлинником, и они с нее [я]в[ки]... 4 от меня, от царя великого князя, быти в продаже и в казни... 5

На обороте:

Приказал околничей Алексей Федорович Адашев.

РГАДА. Ф. 125. Оп. 1. 1547-1560 гг. № 1. Подлинник (без начала и конца): 285 X 250.

Уп.: Каштанов С. М. Хронологический перечень иммунитетных грамот XVI в. Часть II // АЕ за 1960 год. М., 1962. С. 145. № 717.

Примечания: Датируется по упоминанию в описи архива Усп.-Изосим. пустыни 1685 г. (см. № 19. Л. 265 об., 266).

1. В ркп. утр. начало; видны отдельные буквы предыдущей строки.

2. В ркп. утр. треть строки.

3. В ркп. утр. половина строки; восстановлено предположительно.

4. В ркп. утр. половина строки.

5. В ркп. утр. окончание грамоты.

№ 13

1557 г. сентября 23. – Указная грамота ц. Ивана Васильевича в Клинский у. выборному губному старосте Истоме Игнатьеву сыну Ростопчина о размежевании земли Усп.-Изосим. пустыни д. Корцово с почч. и пуст. с землей Известного и Ивана Злобиных детей Грибанова дд. Красное и Глухово с поч. в Клинском у.

Список слово в слово.

От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Ру[си] в Клинской уезд выборному губному старосте Истоме Игнатьеву сыну Ростопчину. Бил мне челом ис Клинского уезда Успенья Пречистые Изосимины пустыни строитель Варлам и во всей братьи место, а сказывает, что де монастырские деревни и починки, починок Овдеев, да деревня Корцова, и починок Резанов, и пустошь [82] Фролково, и Чермной починок сошлись землями и лесом и луги сы Извесново да с Ывановыми деревнями Злобиных детей Грибанова с деревнею Красною да з деревнею Глушковою, что тех деревень преже сего искал к монастырю строитель Варлам перед нашим боярином Михаилом Яковлевичем Морозова на Извесном да на Иване на Грибановых. И в тех деревнях строитель Варлам обвинен, а Извесной да Иван Злобины дети Грибанова оправлены, и правая им грамота на те деревни на Красное, да на Глушково, да на починок на Борок дана. И нынеча де меж тех деревень и монастырских деревень и починков строителю Варламу сы Извесным да с Ываном з Грибановыми меж ими спор. И как тобе ся , наша грамота придет, и ты б, взяв с собою старост, и целовалников, и сотцких, и десятцких, и тутошних сторожилцов людей добрых с обе стороны, хто те деревни и починки монастырские и Извесново да Ивановы изстари знает, да ехал бы еси на те спорные земли да те б еси монастырские деревни и починки и пустошь Фролково сы Извесново да с Ывановыми деревнями з деревнею Красным да деревнею Глушковою розъехал, и розмежевал, и грани поклал, и ямы покопал. А в чем будет строителю Варламу и братье с Ысвесным да сы Иваном в тех деревнях и в починкех меж ими спор, и ты б их в том судил и обыском обыскал по моему, цареву и великого князя, крестному целованью тутошними старожилцы многими людми, хто те деревни и починки и пустоши истари знает, и управу бы еси меж ими учинил безволокитно, чтоб мне строитель Варлам и Извесной да Иван о тех спорных землях вперед не били челом. А в чем будет тобе меж ими управы учинить немочно, и ты б суда своего список за поповскими и за Старостиными и за целовалникоми руками, и за своею печатью, и обоих исцов, дав, на поруку, да прислал к нам на Москву. А посулов бы еси и поминков у строителя и у Извесново и у Ивана от того не имал. А учнешь имать посулы и поминки, и тобе быть от меня, царя и великого князя, кажнену.

Писана лета 7066-го, сентября в 23 день.

У подлинной грамоты позади против главы подписано:

Царь и великий князь всеа Русии.

Да у той же грамоты нанизу печать приложена черного воску.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Клину, № 188/39630. Л. 1016. Список 1681 г.

№ 14

1558 г. декабря 5. – Мировая запись-обязательство старцев Усп.-Изосим. пустыни казначея Фомы Резвецова, келаря Феогноста и др. и Петра Ивановича Головина о размежевании головинской земли поч. Ефима Головина с монастырской землей поч. Артемов в Клинском у.

Се яз, Пречистые Изосимины пустыни старцы старец Фома казначей, да яз, старец Фегнаст киларь 1, да яз, старец Иосиф крылошанин 2, да яз, старец Иона крилошанин 1, что у нас спорная земля с Петром с Ивановичем Головиным промеж починка Ефимова Головина да меж починка Ортемова монастырского, и мы, не взводя судьи Меншего Ростопчина на тое землю, да меж собя учинили межу полюбовно. От Ефимова починка с середнева поля, от заполново старово осека с вымла 3 да на мах 1, пряма у Черньцова Грива положить влеве, да на озера на устье в Сосновец на устье – по тому положити межа и ямы копати и грани класти. А зъехатца нам на тое межу на Петрова заговейна лета 7067-го. И [83] зъехався нам на тот срок на тое межу, межа учинити полюбовну. Или не станем на тот срок или став, межи не учиним, и на нас на старцах на Фоме с товарыщи взяти Петрову прикащику Ивановича Головина Максиму Иванову сыну и ево крестьяном Беляю Фролову сыну, да Ивану Долгому, да Тимофею Игнатьеву сыну Щелканову по сей записи тритцать рублев.

А записи есмя промеж собя написали по противнем.

А на то послуси целовалник Федор Кур Федоров сын, да староста Федор Максимов сын Глуховской, да Митя Бык Максимов сын з Берешку.

А запись писал Гридя монастырской дияк Борисов сын Захариин 1, лета 7067-го, декабря в пятый день.

А у подлинной позади пишет:

Фома Резвецов козначей руку приложил.

Старец Иосиф руку приложил.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Клину, № 188/39630. Л. 1015. Список 1681 г.

Примечания:

1. Так в ркп.

2. В ркп.: клирошанин.

3. B ркп.: мымла.

№ 15

Ок. 1559 г. июня 8. – Полюбовная межевая («запись») Петра Ивановича Головина с приказчиком Максимом Ивановым сыном и крестьянами и иг. Усп.-Изосим. пустыни Филофея головинской земле поч. Ефимов с монастырской землей поч. Артемов в Клинском у.

Список з записи слово в слово.

Се яз, Петр Иванович Головин, что у меня была спорная земля с Пречистые Изасимина монастыря с ыгуменом с Филафеем и з братьею промеж моего починка Ефимова и промеж монастырского починка Ортемова, и мы, не взводя судьи на тое землю Меншева Ростопчина, и яз, Петр, приказал своему прикащику Максиму Иванову сыну да и своим крестьяном старосте Беляю Фролову сыну, да Тимофею Игнатьеву сыну Щелканову, да Ивану Тимофе[еву] сыну Долгому промеж собя межю учинити полюбовна промеж моего починка Ефимова и промеж монастырского починка Ортемова. И яз, Максим, и с своими крестьяны по приказу государя своего Петра Ивановича меж государя своего и монастырские земли межю учинили полюбовна.

От Ефимова починка с середняго осека з заполняю с вымла, у вымла пень сосновой, а на нем грань, а у пня две ямы; да на выскид 1 на сосновую, а на ней грань, и две ямы; да на сосну, а на ней грань, да две ямы; да на березу, а у ней две ямы; да на сосну, а у ней две ямы; да на пень на сосновой, а на нем грань; да на яму на угодною; да налево прямо к озеру на устье Сосновца, что вышел из озера, а Бовыкина болота и Черньцова Грива влеве; а от угодной ямы до озера на просек пущено сосновых дерев и еловых и березовых тритцеть два; а у озера на устье Сосновца стоит сосна, а на ней грань. А от заполняю вымла и до озера налеве земля и лес государя моего Петра Ивановича починка Ефимова, а налеве земля и лес монастырская починка Ортемова.

И мы на той земле были и межю полюбовную учинили, и ямы копали, и деревья на просеке пущали, и грани на них клали от вымла и до озера до устья Сосновца. И записи есмя промеж собя верчие по противнем написали, что мне, Петру, и моему прикащику Максиму и моим крестьяном на игумене на Филофее [84] и на братье тое земли и лесу вперед не отъискивать. А учну яз, Петр, или мой прикащик и крестьяне, которые в сей записи писаны, на игумене на Филофее и на братье тое земли и лесу вперед отъискивать, ино на мне, на Петре, и на моем прикащике и на моих крестьянех взяти игумену Филофею и братье семдесят рублев по сей записи.

А на то послуси Русин Федоров сын Веревкина, да Микалай Дмитреев сын Немирова, да Захарей Иванов сын Кушников, да Петровы крестьяне Курап Иванов сын, да Иван Щап Фомин сын, да Федот Яковлев сын.

А запись писал Софрон Дементьев сын Деткова тферитин... 2

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Клину, № 188/39630. Л. 1020. Список 1681 г.

Примечания:

1. Так в ркп.

2. В ркп. утр. окончание межевой; датируется по предыдущему документу.

Текст воспроизведен по изданию: Клинские акты XV-XVI века // Русский дипломатарий, Вып. 4. М. Археографический центр. 1998

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.