Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДВЕ КУПЧИЕ XV ВЕКА НОВГОРОДСКОГО НИКОЛО-ОСТРОВСКОГО МОНАСТЫРЯ НА ЗЕМЛИ В СТАРОЙ РУССЕ

Основной комплекс актов Николо-Островского монастыря периода новгородский независимости дошел до нас в составе копийной книги 1688 г. документов монастырей, приписанных к Новгородскому архиерейскому дому.1 Здесь содержатся тексты шести грамот. 2 Еще один акт 3, сохранившийся в списке, на основании пометы XVIII в. также причисляется к архиву этого монастыря.

Публикуемые купчие извлечены из описных книг церковных и монастырских земель Старой Руссы, составленных в сентябре 1650 г. воеводой Афанасием Козьмичем Чеглоковым и подьячим Дружиной Протопоповым с выборными людьми. 4 Документ был составлен в связи с отпиской «на государя» посадских земель, принадлежавших церкви. Земли в нем описаны по отдельным монастырям и церквам. Формуляр книги включает описание земель по писцовой книге Старой Руссы 1624 г., расспросные речи игумена, на основании каких документов владеет посадской землей, и в заключение – тексты этих документов. Описная книга 1650 г. сохранилась в списке, датированном 1722 годом. 5 Публикуемые купчие находятся в ней на листах 17–18 об.

Обе грамоты составлены от имени игумена Сергия, в них совпадают имена двух послухов – Никиты Леонтьевича и Семена Васильевича, формуляры обоих документов чрезвычайно сходны, наконец, грамоты оформляют приобретение смежных земельных участков. Все это свидетельствует, что оба акта были составлены практически одновременно.

Формуляр грамот типичен для новгородских купчих XV в. 6 Описание печати, скреплявшей вторую из грамот 7, определенно указывает на утверждение этой [4] грамоты в период до ликвидации новгородской самостоятельности и прерогатив новгородского архиепископа по контролю за сделками с недвижимостью.

Игумен Сергий, кроме этих грамот, фигурирует еще в трех актах 8. В истории новгородской литературы он известен как рассказчик ряда повестей: «Повести о посаднике Добрыни» (в конце которой сказано: «Сия ми поведа игумен Сергий Островьскаго манастыря от святого Николы, отець Заикхиев, нынешнего игумена хутиньского»), «Повести о Благовещенской церкви» и, возможно, ряда других 9. С учетом того, что Закхей известен в качестве хутынского игумена в начале XVI в. 10, время игуменства Сергия относят к концу XV в. Рубеж начала его игуменства определяется рассказом Летописи Авраамки о чуде – явлении Николая чудотворца одному из старцев Николо-Островского монастыря, происшедшем в апреле 1464 г.: игуменом в этом рассказе назван Досифей 11. Поэтому начало игуменства Сергия следует относить к более позднему времени 12.

Один из послухов комментируемых купчих – Никита Леонтьевич – упоминается также в качестве послуха и в купчей Николо-Островского монастыря на двор в Новгороде на улице Рогатице 13. Он известен как купеческий староста в 1487 г. 14

Таким образом, публикуемые грамоты датируются временем между серединой 60-х годов XV в. и концом новгородской независимости, то есть, 1465–1478 годами. Впрочем, нам не известно, с какого времени прекращается удостоверение сделок с недвижимостью печатью владычного наместника; если эта практика не была ликвидирована в 1478 г., то нижнюю (познейшую) дату грамот следует продлить до времени боярских выводов из Новгорода.

Объектом продажи в первой грамоте является «земля в Русе Старый Городок». Местоположение ее уточняется: «где святыи Иван стоит». Участок второй грамоты располагался «за Старым Городом за греблею», то есть, примыкал к первому участку.

В Старой Руссе известна единственная церковь святого Ивана – церковь Иоанна Предтечи. На плане-реконструкции топографии Старой Руссы, составленном В. Г. Мироновой и В. Н. Суховаровым, эта церковь помещена на левом берегу реки Перерытицы при впадении ее в реку Полисть 15. В дозорной книге [5] Старой Руссы 1611 г. эта церковь упоминается на Щенячьей улице. На Щенячьей и проходившей рядом с ней Чертове улицах, согласно этой книге, находилась земля Николо-Островского монастыря, на которой располагались 75 дворов и дворовых мест 16. Писцовая книга 1624 г. зафиксировала новую топографическую ситуацию: в 1611/12 г. на этой территории шведы поставили острог, под который отошло 53 дворовых места Николо-Осторовского монастыря, часть монастырской территории осталась за пределами острога 17. Сведения писцовых книг начала XVII в. о владельческой принадлежности участка подтверждают локализацию Старого Городка на мысу при впадении реки Перерытицы в реку Полисть 18.

Писцовая книга 1497/98 г. сообщает о трех земельных участках Николо-Островского монастыря в Старой Руссе: в концах Середке, Песьем и Мининском 19. Комментируемые грамоты, несомненно, относятся к земельному владению монастыря в Мининском конце: именно к территории этого конца примыкал участок церкви Иоанна Предтечи, а от территории Середки и Песьего конца его отделял Мининский конец. Согласно писцовой книге, на участке Николо-Островского монастыря в Мининском конце располагалось 16 дворов, в которых проживало 45 человек «людей», плативших в монастырь позема 2 рубля 6 гривен 1 деньгу в год, у четырех из этих дворов отмечены огороды 20. Книга 1497/98 г. показывает значительные изменения состояния земельного участка, происшедшие не более, чем за 30 лет с момента покупки его монастырем.

Топоним «Городок» в сочетании с имевшейся при нем греблей (рвом) с определенностью интерпретируется как указание на расположение на этой территории городских укреплений, острога. Ко времени составления публикуемых грамот эти укрепления уже не существовали: об этом свидетельствует как прилагательное «Старый», так и сам факт продажи территории Старого Городка.

История владения участком, которому посвящена первая грамота, устанавливается из фразы: «А володети игумену <...> по старому володению и по Иванову володению и по Онтанову и по Овдотьину володению и по Матфееву и по Савину володению». Последовательность смены владельцев здесь следующая: старое владение – Иван – Антон (или Антон и Авдотья) – Авдотья – Матвей – Савва. В это последовательности Савва – это продавец Савва Матвеевич, Матвей – его отец, Антон – его дядя; относительно остальных двух упоминаемых здесь лиц, очевидно, можно сказать, что Авдотья – это жена Антона, а Иван – отец Антона (и Матвея). Перед нами – история владения Старым Городком в рамках одного рода на протяжении трех поколений. Скорее всего, к моменту перехода Старого [6] Городка во владение этого рода он не выполнял каких-либо оборонительных функций: едва ли территория крепости могла находиться в руках частного владельца, переход этой территории в частные руки должен был произойти позже утраты ею оборонительных функций.

Относительно времени возникновения крепости «Старый Городок» можно сказать следующее. Старый Городок, как он локализован в настоящей публикации, оказывается топографически приуроченным к мысу при впадении реки Перерытицы в реку Полисть. В то же время, по мнению исследователей, река Перерытица представляет собой искусственно спрямленное русло реки Порусьи 21. Возникновение укрепления «Старый Городок» логично связывать с грандиозными работами по созданию этого спрямленного русла.

В Старой Руссе в конце XV в. известен еще один «Городок»: в писцовой книге 1497/98 г. упоминается церковь Николы «в Городке» («из Городка») 22, локализуемая на правом берегу реки Порусьи (современная река Малашка). Именно на этой территории исследователи помещают старорусские укрепления 23. Публикуемые грамоты усложняют картину развития городских фортификаций в Старой Руссе.


№ 1

1465-78 гг. – Купчая иг. Николо-Островского новгородского м-ря Сергия у Саввы Матвеевича на землю Старый Городок в Старой Руссе.

Се купи игумен Сергии и священницы и все старцы святей Богородицы Покрова и святого Николы Островского монастыря у Савы Матфеевича земле в Русе Старый Городок, где святый Иван стоит, и двор с хоромы, где Сава сам жил, и другой // двор с хоромы дяди ево Онтонов и дворища и зобережъя, и огороды, и берег ево во все, что ни есть того Городка, без вывета. А дал игумен Сергий и священницы и вси старцы Островского монастыря Саве Матфеевичю на земле на всем на Старом Городке и на его дворе и с хоромы, и на другом дворе дяди ево Онтанове и с хоромы, и на дворищах, и на забережьи, и на огородах, и на берегу, и на водосе, на всем без вывета пятнатцеть рублев, а подел рука пять Рублев. А володети игумену и священником и всем старцам святей Богородицы Покрова и святаго Николы Островского монастыря тое землею Старым Городком и двором с хоромы, где Сава жил, и другим двором с хоромы дяди ево Онтановым, и дворищами, и забережьем, и огородами, и берегом, и водосом, всем без вывета по старому володению и по Иванову володению, и по Онтанову и по Овдотьину володению, и по Матфееву и по Савину володению, и по старым // грамотам, и по сей по купчей грамоте в дом святей Богородицы Покрова и великого чюдотворца Николы в монастырь на Островок и в веки. [7]

А на то послухи: владычнь столник Родион Остафьевич, Еремей Козмич, Федор Юрьевич, Микита Левонтиевич, Семен Васильевич.

Архив СПб. ИИ. Ф. 11. Д. 91. Л. 17-18. Список 1722 г.

№ 2

1465-78 гг. – Купчая иг. Николо-Островского м-ря Сергия у Бориса Кирилова на половину нивы за Старым Городком в Старой Руссе.

Се купи игумен Сергии и священники и вси старцы святей Богородицы Покрова и святого великого чюдотворца Николы Островского монастыря у Бориса у Кирилова землю в Руси полнивы за Старым Городом за греблею, что делал Борисей Кирилов тую ниву с Онтаном со Остафьевым по половинам. А дал игумен Сергии и священники и вси старцы Островского монастыря Борису Кирилову на той полуниве три рубли. А обод той земли по старым грамотам и по старому рукописанью. А володети игумену Сергию и священником и всем старцам Островского монастыря тою половиною нивы по старым грамотам и по старому рукописанью по Остафьеву, и по старому володению, и по Борисову володению в дом святей Богородицы Покрова // и святаго чюдотворца Николы в монастырь на Островок и в веки. А старое рукописанье Остафьево у Матруне Онтановои жене у ей дочери. А давати Борису з двора и с огорода, где сам живет, и с другово огорода, что на половине ниве, на всяк год позема по четыре гривны да бочка огурцов, а не будет огурцов, ино бочка капусты.

А на то послухи: Микита Левонтиев, Василеи Григорьев, Семен Васильев. А в конце у подлинои купчей печать свинцовая, а на ней Пресвятая Богородица Воплощение, а на другой стороне крест животворящей.

Архив СПб. ИИ. Ф. 11. Д. 91. Л. 18. 18 об. Список 1722 г.


Комментарии

1. ГИМ ОР. Собр. Уварова. Д. 475 (в лист). Л. 254-257, 266 об., 267.

2. ГВНП. М.-Л., 1949. № 113, 114, 116-118, 120.

3. Там же. № 106.

4. Архив СПб. ИИ. Ф. 11. Д. 91. Обзор содержания книги 1650 г. см.: Рабинович Г. С. Город соли – Старая Русса в конце XVI–середине XVIII вв. Л., 1973. С. 170–172. О публикуемых нами купчих она пишет лишь следующее: «Новгородский Николо-Островский монастырь предъявил две купчие на двор с хоромами и на половину нивы» (С. 171); очевидно, Г. С. Рабинович не опознала в этих грамотах документов XV в.

5. Там же. Л. 134.

6. См.: Андреев В. Ф. Новгородский частный акт XII-XV вв. Л., 1986. С. 74-92.

7. Подобные печати относятся к категории печатей владычных наместников (см.: Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси. М., 1970. Т. 2. С. 51–60).

8. ГВНП. М.-Л., 1949. № 114, 117, 120.

9. Дмитриев Л. А. Житийные понести Русского Севера как памятники литературы XIII– XVII вв. Л., 1973. С. 171.

10. Янин В. Л. Новгородские акты XII–XV вв.: Хронологический комментарий. М., 1991. С. 225; Дмитриев Л. А. Житийные повести... С. 83.

11. ПСРЛ. СПб., 1889. Т. 16. Стб. 215-217.

12. Учет этого обстоятельства позволяет несколько сузить дату грамот ГВНП. М.-Л., 1949. № 114 и 117, установленную В. Л. Яниным (см.: Янин В. Л. Новгородские акты... С. 223, 225), и датировать их не 60-70-ми годами XV в., а серединой 60-х – 70-ми годами. Следует также заметить, что осенью 1466 г. в Новгородской земле началась эпидемия, продолжавшаяся полтора года (ПСРЛ. СПб., 1889. Т. 16. Стб. 219–221); смену игуменов в Николо-Островском монастыре логично связывать именно с этим событием.

13. ГВНП. М.-Л., 1949. № 117.

14. Янин В. Л. Новгородские акты... С. 225. Еще один Никита Леонтьев упоминается как посол Новгорода к можайскому князю Ивану Андреевичу в 1463 г. (см.: ПСРЛ. СПб., 1889. Т. 16. Стб. 214); В. Л. Янин не отождествляет его с купеческим старостой.

15. Миронова В. Г., Суховаров В. Н. Начальная топография Старой Руссы // Становление европейского средневекового города. М., 1989. С. 66. Рис. 5.

16. Государственный архив Швеции (Стокгольм). Ockupationensarchivet fran Novgorod. Ser. I: 49. P. 181-190.

17. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 3. Кн. 17443. Л. 25-28, 30, 31 об.

18. Память о Старом Городке, по-видимому, сохранялась еще в начале XVII в.: в дозорной книге 1611 г. па Щенячьей улице, непосредственно примыкая к владениям Николо-Островского монастыря, располагалась земля старорусского Кречева монастыря, проходившая «по Заднему Городку к полю» (Государственный архив Швеции /Стокгольм/). Ockupationensarchivet fran Novgorod. Ser. I: 49. P. 190; эта же информация содержится и в книге 1624 г.: РГАДА. Ф. 1209. Оп. 3. Кн. 17443. Л. 31 об.).

19. Писцовые книги Новгородской земли / Сост. К. В. Баранов. М., 1999. Т. 1. С. 116,118,129.

20. Там же. С. 129.

21. Миронова В. Г. Итоги и перспективы археологического изучения Старой Руссы // Новгородские археологические чтения. Новгород, 1994. С. 181.

22. Писцовые книги Новгородской земли... Т. 1. С. 112, 120, 121.

23. Миронова В. Г., Суховаров В. Н. Начальная топография Старой Руссы... С. 64–65.

Текст воспроизведен по изданию: Две купчие XV века новгородского Николо - Островского монастыря на земли в Старой Руссе // Русский дипломатарий, Вып. 10. М. Древлехранилище. 2004

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.