Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЖАЛОВАННЫЕ ГРАМОТЫ КРЕМЛЕВСКОГО АРХАНГЕЛЬСКОГО СОБОРА 1463-1605 ГОДА

Архангельский собор — один из древнейших и почитаемых храмов московского Кремля. Точная дата его основания не известна. Ряд исследователей, в том числе знаток истории Москвы И. Е. Забелин, допускает возможность построения самой первой церкви во имя святого архистратига Архангела Михаила князем Михаилом Ярославичем Храбрым в 1247 году 1. Наиболее же ранние упоминания в летописях относятся к 1303 г. — статья о смерти и похоронах великого князя московского Даниила Александровича; под 1326 годом сообщается о погребении на «десной» стороне храма убитого в Орде его сына, великого князя Юрия Даниловича 2. Таким образом начиная с XIV века и на протяжении более чем четырех столетий Архангельский собор становится усыпальницей великих и удельных князей, княжичей, а также царей и царевичей — потомков Ивана Калиты и дома Романовых.

Особым положением собора среди придворных церквей можно объяснить неоднократные упоминания о нем в летописях, а в XVIII-XIX вв. многочисленные описания в работах по истории московского Кремля. Специально различным аспектам истории храма посвящены статьи в периодике и отдельные издания 3. Их авторами достаточно полно учтена канва внешних событий связанных с храмом — погребения знатных особ, пожары, строительные и реставрационные работы. Подробно исследуются особенности архитектуры и интерьера, описаны богослужебные предметы, книги соборной библиотеки. Из всех вопросов оказалась наименее изученной история архива, практически ничего неизвестно о древнейших актах собора и о его землевладении. Историки Архангельского собора объясняли пробелы своих работ трудностями в розыске [24] первоисточников. Круг привлекавшихся документов ограничивался хронологически XVII-XIX вв., что было связано, по мнению исследователей, с утратой соборного архива в московский пожар 1737 г. и расхищением соборных бумаг французскими солдатами в 1812 г. 4

Исследовать эту проблему в полной мере пока не представляется возможным, поскольку не разысканы описи церковного и вотчинного архивов, не собраны свидетельства очевидцев об условиях хранения и гибели соборных документов. Версия об утрате какой-то части грамот в многочисленные пожары столицы, во время неоднократных нашествий иноземных захватчиков и при народных волнениях довольно логична. Однако известны факты небрежного отношения к архивам самих их владельцев, в том числе и духовных корпораций. Особенно становится заметным это со второй половины XVIII в. после изъятия земельных владений у духовенства и передачи недвижимого имущества церквей и монастырей в ведение Коллегии экономии. В новых экономических условиях был потерян интерес к хранению и учету древних грамот, использовавшихся некогда для подтверждения имущественных прав и привилегий. С конца XVIII—начала XIX вв. старинные документы начинают ценится как исторические источники и одновременно становятся товаром, предметом купли-продажи на антикварном рынке. Именно через торговцев стариной московским купцом и собирателем Ф. Ф. Мазуриным были приобретены относящиеся к архиву Архангельского собора подлинная жалованная грамота Василия II и список жалованной грамоты Ивана Грозного 5. К его же собранию восходят три архангельских акта 1507-1570 гг., ныне находящиеся в коллекции Н. П. Лихачева в Архиве СПб. ФИРИ 6. Копия еще одной жалованной грамоты 1582 г. имеется в одном из собраний ОПИ ГИМ 7. Но наибольшее количество документов Архангельского собора сохранило делопроизводство Поместного приказа и Правительствующего Сената.

В материалах Поместного приказа отложились списки пяти грамот конца XV — начала XVII вв., предъявленных соборными властями в связи земельными тяжбами с соседними землевладельцами Московского уезда 8. Часть этих документов была обнаружена еще В. И. Корецким и впоследствии один из них был опубликован 9. Одиннадцать неизвестных ранее жалованных грамот Архангельского собора XV-XVII вв. дошли до нас в составе сенатского дела 1732-1733 гг., возникшего в связи с прошением архангельского протопопа Якова Михайлова об освобождении причта от взыскания денежного сбора на нищих и наказании церковных крестьян Боровского и Калужского уездов, уклонявшихся от уплаты оброка 10. К публикации нами подготовлены только не появлявшиеся ранее в печати восемь жалованных грамот 1463-1605 гг. Первые семь грамот [25] публикуются по сенатским спискам. Последний, восьмой документ по единственно известному списку из Поместного приказа. Отметим, что находящиеся в Поместном приказе более ранние списки жалованных грамот 1585 и 1601 гг. (см. 5, 7) не передают подтвердительных записей на грамотах, поэтому в основу публикации были положены сенатские списки, не имеющие, кроме сказанного, существенных разночтений с первыми.

В духовных грамотах великих князей Московских XIV в. сведений о земельных пожалованиях Архангельскому собору нет. Так, посмертное распоряжение Ивана Калиты представляет собой чрезвычайно общий наказ наследникам «раздать по попьям» и «по церквем» серебряные пояса, сто рублей денег и часть одежды. Лишь Успенскому собору во Владимире персонально предназначалось серебряное блюдо 11. Но уже в духовной его сына великого князя Ивана Ивановича, составленной около 1358 г. выделяются вклады храмам московского Кремля — «А костки московьские дал есмь на Москве к святей Богородици и к святому Михаилу, в память по своем отце, и по своей братьи, и по собе, то им руга» 12. Аналогичный вклад зафиксирован в первой духовной его сына великого князя Дмитрия Ивановича 13. Было бы логичным считать, что пожалование костками (вид торговой пошлины) в качестве руги было закреплено недошедшими до нашего времени жалованными грамотами. Другие упоминания о пожаловании руги, денежных дачах Архангельскому собору, как это было принято на темьян, ладан, вино, воск и т. д. не известны. Поскольку поминальные вклады первых великих князей московских делались вещами и деньгами, то можно предположить, что земельными владениями вплоть до XV в. Архангельский собор не обладал.

Самое раннее из известных земельных пожалований Архангельскому собору состоялось около 1433 г. и упоминается в духовном завещании княгини Елены Ольгердовны, вдовы серпуховского и боровского князя Владимира Андреевича — «А святому арханьилу Михаилу, где лежит князь мой и дети, дала есми села княжы Ивановы, Микульское на Десне да Губъкино, да Немьцово» 14. Эти села находились в Московском уезде 15. В позднейших сводных грамотах Архангельского собора 1601 и 1605 гг. (см. № 7,8) они не упоминаются. В этих же грамотах отсутствуют сведения о данном собору верейским и белозерским князем Михаилом Андреевичем селе Якимовском с деревнями в Малоярославецком уезде и даче рузского князя Ивана Борисовича — селе Зубарево в Рузском уезде 16. Вероятно к началу XVII в., времени выдачи сводных жалованных грамот, эти земли либо запустели, либо вообще вышли из состава церковной вотчины путем продажи, обмена или отписи на государя.?

Известный к началу XVII в. вотчинный комплекс Архангельского собора в основном составили великокняжеские и царские пожалования на поминания самих вкладчиков и их ближайших родственников. В XV в. таковы известные По упоминаниям сводных жалованных и других грамот дача Дмитрия Шемяки на село Климетино в Боровске, дача Василия II на село Росторопово в [26] Боровске, его же дача на село Банское в Московском уезде и дача Ивана III на село Плотничье в Московском уезде. География пожалований второй половины XVI в. — Боровский, Рузский, Калужский, Клинский, Юрьевский и Московский уезды. Где-то около 1550 г. царь Иван Васильевич дает Архангельскому собору по душе своих родителей Василия III и Елены Глинской сельцо Михайловское с деревнями в Боровском уезде. В 1550 г. Иван IV, с некоторым опозданием выполняя духовное завещение своего дяди дмитровского князя Юрия Ивановича, дает собору село Коренево и сельцо Сокольниково с деревнями в Рузском уезде (см. № 2). В 1564 г. после смерти своего брата Юрия, Иван IV дает по его душе село Андроновское с деревнями в Калужском узде. В этом же году на вновь пожалованные земли собор получает тарханную грамоту (см. № 3). Около 1567 года собор получил несколько деревень в Боровском уезде, данные вероятно самим Иваном IV, по душе казанского царя Александра (Утемиш-Гирея). В 1582 году состоялось самое большое из известных пожалований Архангельскому собору. Спустя почти пять месяцев после убийства собственного сына Иван Грозный жалует по его душе огромные дворцовые вотчины — село Новое Завидово с комплексом деревень и починков в Клинском уезде и село Фролищево с деревнями в Юрьевском уезде (см. № 4). В 1585 г. уже по душе самого Ивана Грозного собор получает село Отцы Святые с деревнями и пустошами в Московском уезде (см. № 5). Между 1598 г. и 1601 г. царь Борис Федорович дал по душе «брата» царя Федора Ивановича село Каменское с деревнями и пустошами в Боровском уезде.

Что касается земельных вкладов частных лиц, то по сводным жалованным грамотам известен лишь один такой вклад, сделанный где-то в 30—50-х гг. XVI в. Н. П. Федчищевым на две деревни в Боровском уезде. Еще несколько вотчин в Боровском уезде были приобретены собором в 60—70-х гг. XVI в. у местных землевладельцев Козодавлевых, Радцовых и Раковых.

Публикуемые грамоты позволяют уточнить персональный состав протопопов Архангельского собора за XV—начало XVII вв. Первый из известных протопопов — это Иоанн, который упомянут во вкладной записи 1439 г. на минеи 17. На имя протопопа Ивана оформлены жалованные грамоты 1456-1463 гг. 18 В 1507 г. в качестве архангельского протопопа упоминается Михаил 19. Список протопопов второй половины XVI—начала XVII вв. получается более полным. Семион — на его имя дана жалованная грамота 1550 г. (см. № 2). Тимофей Яковлев — упоминается в подтвердительной записи 1551 г. на той же грамоте. В 1558 г. он в качестве душеприказчика боярина Г. Ю. Захарьина делает вклады в Троице-Сергиев и Новоспасский монастыри 20. Евстафий — упомянут в грамоте 1564 г. (см. № 3) и во вкладной записи 1564-1565 гг. на прологе 21. Григорий — упомянут в подтвердительной записи 1569 г. на грамоте 1564 г. (см. № 3). Василий — на его имя оформлена жалованная грамота 1585 г. (см. № 5) и подтверждения 1584 г. к грамотам 1564 г (см. № 3) и 1582 г. (см. № 4). В 1593 г. в [27] качестве архангельского протопопа вновь упоминается Григорий. Его имя зафиксировано записью на книге 22. Дмитрий был протопопом в 1601 — 1608 гг. (см. № 7, 8; также см. подтверждения грамот № 2, 7). В 1613 г. архангельским протопопом был Иван (см. подтверждение грамоты № 4).

Уникальным источником является жалованная грамота царя Бориса Годунова архиепископу Арсению на земли в Клинском, Московском и Боровском уездах (см. № 6). Интересен как сам факт пожалования церковных и дворцовых вотчин Арсению, так и сама достаточно известная личность иерарха—мемуариста. Уроженец Греции, еще до приезда в Москву он имел титул архиепископа Елассонского и Димоникского 23. Впервые Арсений посетил столицу Русского государства в 1586 г. по поручению вселенского патриарха. На обратном пути иерарх бал приглашен православной общиной Львова и в течении нескольких лет проживал в этом городе. В 1588 г. архиепископ присоединяется к свите патриарха Иеремии, направлявшегося через Польшу в Москву, участвует в переговорах, а затем в торжествах поставления Московского митрополита Иова в патриархи всея Русии. Он навсегда остается при царском дворе и в начале находится как-бы не у дел. Где-то в конце 1596 г. или начале 1597 г. он был наиминован архиепископом Архангельским 24. Этим титулом Арсений пользуется продолжительное время наравне с титулом архиепископа Елассонского. Архиепископ Арсений был первым по рангу среди так называемых приписных к Архангельскому собору архиереев и до 1615 года «безотступно живет у царских гробов, у Архангела..., служит завсегда по родителех государьских» 25. С 1613 по 1615 г. одновременно со службой при соборе Арсений временно занимал вакантную Тверскую архиерейскую кафедру.

В житие архиепископа Арсения указывается, что «царь ему и находящимся при нем подарил на пропитание деревни» 26. Имя царя и время дачи в житие опущены. Судя по всему, грамота 1599 г. (см. № 6) как раз и отражает упоминаемое житием пожалование. Условия, на которых Арсений получил архангельские и дворцовые земли в грамоте не оговариваются. Вероятно земли передавались во временное владение для обеспечения нужд иерарха и его окружения. Уже в 1623 г. все архангельские вотчины, данные Арсению, фигурируют как собственность собора 27. Полученные доходы позволили Арсению развернуть широкое строительство церквей, в том числе и на вновь пожалованных ему землях. В житие отмечено, что церкви были построены в селах Завидово, Никитском и Всехсвятском (Святые Отцы) 28. Публикуемый документ позволяет уточнить географию и хронологию строительства храмов.


Комментарии

1. Лебедев А. Московский кафедральный Архангельский собор. М., 1880. С. 9-13; Извеков Н. Д. Московский придворный Архангельский собор. Сергиев Посад, 1916. С. 3; Забелин И. Е. История города Москвы. М., 1990. С. 79.

2. Бережков Н. Г. Хронология русского летописания. М., 1963. С. 123, 283; ПСРЛ. СПб., 1851. Т. V. С. 217; ПСРЛ. СПб., 1856. Т. VII. С. 199; ПСРЛ. СПб., 1885. Т. X. С. 189, 190; Приселков М. Д. Троицкая летопись. М.-Л., 1950. С. 351.

3. ПСРЛ. Указатель к первым восьми томам. Отд. 2. Указатель географический. СПб., 1907. С. 533, 534; ПСРЛ. Пг., 1918. Т. XIV. Ч. 2. С. 274; Московский Кремль. Указатель литературы (1723-1987). М., 1989. Ч. 1. С. 92-95, 104-106.

4. Лебедев А. Указ. соч. С. 59, 60.

5. АСЭИ. М., 1964. Т. 3. № 49; РГАДА. Ф. 196. Оп. 3. № 1510. Последний документ представлен лишь отрывками.

6. Архив СПб. ФИРИ. Колл. 238.

7. ГИМ ОПИ. Ф. 402. Музеи старой Москвы. Оп. 1. № 423. Л. 1-8.

8. РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Москве. № 726/32991. Л. 309-327; там же. № 728/32992. Л. 249, 250; там же. № 471/32859. Л. 1-10. Благодарю А. В. Антонова за указания на эти списки.

9. АСЭИ. М., 1964. Т. 3. № 50. Приведенный в публикации архивный шифр ныне не действителен.

10. РГАДА. Ф. 248. Кн. 781. Л. 1594-1749.

11. ДДГ. М.-Л., 1950. С. 8, 10.

12. Там же. С. 16, 19.

13. Там же. С. 25.

14. Там же. С. 72.

15. Там же. С. 46.

16. Там же. С. 302, 306, 309, 313, 314, 352.

17. Лебедев А. Указ. соч. С. 369.

18. АСЭИ. М., 1964. Т. 3. № 49; Также см. документ № 1 в нашей публикации.

19. АЮБ. СПб., 1857. Т. 1. Стб. 245-248.

20. Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря. М., 1987. С. 101; Хилков Г. Сборник князя Хилкова. СПб., 1879. № 3.

21. Лебедев А. Указ. соч. С. 371, 372.

22. Там же. С. 373.

23. Дмитриевский А. Архиепископ Елассонский и мемуары его из русской истории. Киев, 1899. С. 200-202.

24. Там же. С. 206.

25. Там же. С. 39, 40, 209; АИ. СПб., 1841. Т. 2. С. 422.

26. Дмитриевский А. Указ. соч. С. 206.

27. РГАДА. Ф. 248. Кн. 781. Л. 1665, 1665 об.

28. Дмитриевский А. Указ. соч. С. 207, 208.

Текст воспроизведен по изданию: Жалованные грамоты Кремлевского Архангельского собора 1463-1605 года // Русский дипломатарий, Вып. 2. М. Археографический центр. 1997

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.