Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НОВЫЕ АКТЫ XV ВЕКА ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА АЛФЕРЬЕВЫХ

Публикуемые акты дошли до нас в списках в одном из столбцов так называемых «вотчинных дач», случайно попавшем в столбцовый комплекс Поместного приказа по Брянску. От всего дела, в связи с которым они были скопированы, сохранилось лишь пять листов: на первом разместилась концовка приказного изложения сути вопроса, на втором и третьем находится текст самих документов (второй акт без конца), на четвертом и пятом помещен отпуск жалованной вотчинной грамоты от 17 сентября 1635 г. (без начала). Насколько можно понять, документы были представлены в Поместный приказ суздальцами Костеевыми, которые просили выдать им грамоту на перешедшую к ним вотчину Ивана Алферьева – сельцо Стремянка, располагавшееся в Опольском стане Суздальского уезда 1. Видимо, акты из семейного архива прежнего владельца должны были подтвердить права Костеевых на эти земли. Так в нашем распоряжении оказались два уникальных документа, восходящих к архиву старинных суздальских вотчинников Алферьевых.

Перед нами частные акты, фиксирующие внутрисемейные сделки Алферьевых на свое вотчинное сельцо Стремяческое, которое, судя по упомянутому выше отпуску жалованной грамоты 1635 г., а также писцовым книгам 1628–1630 гг., находилось неподалеку от Суздаля 2. В первом документе речь идет о покупке Иваном Михайловым сыном Алферьева у своего брата Александра жеребья сельца, во втором – он же и его племянники Гридя и Еля Семеновы дети Михайлова приходят к согласию после тяжбы между ними и делят сельцо на три равные части. В обоих случаях сделки докладываются официальной инстанции в лице некоего князя Семена Ивановича, чей административный статус не определен, хотя, как [20] видно из первого текста, запись доклада велась великокняжеским дьяком 3. Формулярные особенности актов (доклад, отсутствие дат, архаизмы) и упоминание вторым из них, более поздним, известного дьяка Василия Долматова (чья деятельность в аппарате великого князя приходилась на 1474–1494 гг. 4) позволяют предварительно их датировать последней третью XV в.

О суздальцах Алферьевых нам известно следущее. В 40-х гг. XV в. трое из них – Михаил, Климентий и Наум Алферьевичи были на докладе у суздальского владыки Авраамия при оформлении меновной князя А. А. Ногтева и властей Спасо-Евфимьева монастыря на земли близ Суздаля. По-видимому, младший из них – Наум Алферьев был митрополичьим дворецким, производившим обмен владений кафедры в Костромском уезде в 1465–1466 гг. Не исключено, что некий «Мишко Васильев сын Олферьева», который тоже служил митрополиту и присутствовал на мене в том же уезде в 1467 г., имеет отношение к названным братьям Алферьевичам 5. Такое отождествление Алферьевых представляется тем более вероятным, если вспомнить, что митрополичью кафедру тогда занимал Филипп, бывший до этого суздальским владыкой и, возможно, ранее архимандритом местного Спасо-Евфимьева монастыря. Говоря иначе, Филипп, ставший митрополитом в 1465 г., прибыл в Москву со своим окружением, в которое вошли Алферьевы, связавшие еще ранее свою судьбу с Суздальским владычным домом. Сын Климентия – Алексей был заметной фигурой в суздальской среде в 70-80-х гг. XV в. 6 Скорее всего, упомянутые в публикуемых актах Иван и Александр Михайловы дети, их племянники Гридя и Еля Семеновы дети Михайлова и другие представители рода Алферьевых были детьми и внуками Михаила Алферьевича. Следует отметить, что эти Алферьевы не имеют отношения к Нащокиным, одна из ветвей которых стала писаться Алферьевыми лишь с середины XVI в. и чьи представители позднее вошли в состав Боярской думы.

С именем князя Семена Ивановича связана серьезная проблема, ибо в последней трети XV столетия действовали два одноименных титулованных лица, и оба они происходили из князей Ряполовских – Семен Иванович Хрипун и его племянник Семен Иванович Молодой 7. Если наиболее ранние сведения могут быть смело отнесены к Семену Хрипуну, а поздние – к Семену Молодому, то четко развести факты, по времени относящиеся к концу жизни первого и началу служебной карьеры второго, иссследователям так и не удалось 8. Однако, более внимательное наблюдение над формой написания их имен в актах и [21] разрядных записях, помноженное на точно установленные факты их биографий, приводит нас к следующему убеждению. Семен Хрипун в названных источниках всегда именовался без фамильного прозвища, в то время, как Семен Молодой везде фигурирует с таковым. Данное наблюдение подтверждается показаниями Государева родословца, где первый также не упоминается с прозвищем «Ряполовский», а второй, напротив, именуется с ним 9. Так мы получаем возможность довольно точно описать жизненный путь двух одноименных князей.

Известно, что князь Семен Хрипун вместе с братьями Иваном и Дмитрием были активными сторонниками Василия II в событиях 1446–1447 гг., когда Дмитрию Шемяке удалось на короткий срок занять московский великокняжеский стол. В 1458 г. князь Семен ходил воевать Вятку, а в 1477–1478 гг. возглавлял суздальские и юрьевские полки в походе на Новгород 10. Семен Хрипун был старшим в роду Ряполовских князей, поэтому за ним, как за главой всей старод убской княжеской служилой корпорации, был закреплен так называемый «старейший путь», представлявший собою совокупность владений в округе Стародуба Ряполовского 11. В своем «старейшинстве» он обладал определенным набором прав в административной, судебной и финансовой сферах – у него были свои «городцкие» наместники, он имел право суда и взимания дани. Так, сохранились две жалованные грамоты, выданные им Троице-Сергиеву монастырю в 1467–1474 гг. на пустошь Тезобино и в 1474–1478 гг. на деревню Всегодичи в его «старейшинстве» в Стародубе Ряполовском 12. Судя по упоминанию описи архива Спасо-Евфимьева монастыря, такую же «жалованную» грамоту на бортный лес за рекой Нерлью получила и эта суздальская обитель 13. Между 1472 и 1479 г. он дважды менялся с властями Спасо-Евфимьева монастыря землями в Суздальском уезде 14. На каком-то этапе своей карьеры Семен Хрипун был суздальским наместником 15. Скорее всего, это имело место в 70-х гг. XV в., поскольку именно тогда он возглавлял полки суздальцев и юрьевцев и примерно тогда же оптимизировал свои суздальские владения. В сентябре [22] 1478 г. он был третьим воеводой на Вятке 16. В событиях 1480 г., когда удельные братья Ивана III попытались поднять мятеж, князь Семен Хрипун, очевидно, не проявил должной лояльности, за что попал в опалу 17. Однако, вскоре она была снята, и в июле 1482 г. он уже в чине боярина стоял с войсками в Нижнем Новгороде, прикрывая границу от казанских татар 18. На этом известия о нем обрываются. На рубеже XV-XVI вв. бывшие послужильцы-холопы князя Семена Хрипуна и некоторых других знатных особ были распущены и испомещены на вновь присоединенных новгородских землях 19.

Князь Семен Молодой впервые упомянут в качестве послуха в данной В. Б. Тучка (Морозова) Троице-Сергиеву монастырю на земли в Костромском уезде, акт по игуменству Спиридония датируется 1467–1474 гг. Затем, уже где-то в 70-х гг. XV в. он выступает послухом при сделке двух великокняжеских дьяков на земли в Московском уезде, в 1491 г. он был душеприказчиком А. М. Плещеева 20. Служебная карьера князя Семена Молодого росла стремительно: в 1487 г. он возглавлял передовой полк в казанском походе, 20 сентября 1491 г. он принимал участие в аресте князя Андрея Васильевича, в 1492/93 г. он упомянут среди великокняжеских воевод, зимой-весной 1494 г. он уже в чине боярина участвует в русско-литовских переговорах, а затем посылается в Литву для заключения мира, в январе 1495 г. он возглавлял боярскую делегацию, которая отвозила в Литву сосватанную дочь Ивана III – княжну Елену, в августе того же года он в числе других бояр ездил с великим князем в Новгород, по весне 1497 г. и в сентябре 1498 г. он снова ходил походом на Казань, возглавляя большой полк 21. Женат он был на дочери виднейшего боярина того времени – князя И. Ю. Патрикеева, чьей матерью, а следовательно бабкой супруги Семена, была дочь великого князя Василия Дмитриевича – Мария 22. Таким образом, князь Семен породнился с великокняжеским семейством. Но вскоре сиятельные тесть и зять оказались в центре заговора против супруги Ивана III Софьи Палеолог и княжича Василия, за что дорого поплатились. В январе 1499 г. они были арестованы, первый насильно пострижен, а второй 5 февраля того же года казнен 23. Так трагично оборвалась жизнь князя Семена Молодого.

Глядя на эти биографии, становится ясно, что фигурирующий в актах Алферьевых князь Семен Иванович – это, несомненно, Хрипун, а сами акты [23] были составлены во время его наместничества в Суздале, то есть примерно в 1470-х гг. Для уточнения этой датировки важны сведения о других фигурантах публикуемых документов. Как уже отмечалось, дьяк Василий Долматов появляется на великокняжеской службе только с 1474 г. До этого он был дьяком у дмитровского князя Юрия Васильевича, который умер 12 сентября 1472 г. 24 Также сохранилось известие об одном из послухов купчей – Булгаке Петрове: между 1472 и 1479 г. он присутствовал на докладе у нижегородского или суздальского наместника князя И. В. Горбатого при оформлении сдаточной записи властей Спасо-Евфимьева монастыря Г. И. Киселеву на земли в Нижегородском уезде 25. Сопоставив эти данные с фактами биографии князя Семена Хрипуна, мы датируем оба акта 1473–1477 гг.

В заключение обратим внимание на ряд весьма любопытных черт публикуемых документов. Во-первых, это язык, котрым они написаны. Например, выражение «канались» в смысле «спорили» как будто бы встречается впервые. Вообще, перед нами самый ранний образец такой разновидности частной документации, как мировые записи. Интересна ситуация с указными грамотами, которые Михаил Алферьевич посылал своим сыновьям: по-видимому, находясь вдали от родовой вотчины, он не мог лично участвовать в сделках. Также любопытно упоминание о том, что одна из крепостей Алферьевых утерялась у великокняжеского дьяка Василия Долматова, – оказывается, и в XV столетии такое могло произойти. Наконец, обращает на себя внимание особая местная мера измерения земельных участков – «великого князя кол метный». Показательно, что подобные, специфические суздальские меры («кол» и «ужище») упомянуты в меновной представителя того же семейства – А. К. Алферьева и властей Спасо-Евфимьева монастыря 1472–1479 гг. 26 Несомненно, найденные и публикуемые ниже акты займут достойное место в ряду документальных источников XV века.


№ 1

1473-77 гг. – Докладная купчая, с доклада суздальскому наместнику кн. Семену Ивановичу (Хрипуну Ряполовскому), Ивана Михайлова сына Алферьева у своего брата Александра Михайлова сына Алферьева на жеребий сц. Стремяческое в Суздальском у.

Список с купчие слово в слово.

Се яз, Иван Михайлов сын 0[лферь]ева, купил есми у своего брата у Александра е[во] жеребей земли Стремячского селца по своим делов[ым гр]амотам, з двором и с пожнями и с конопляники, ку[да п]луг и коса ходила, как было за [24] Олександром. А в[зял е]сми на ней восмь рублев и одиннатцеть алтын, по [отц]а своего грамоте по указной, да овцу попо[лнка]. А купили есми ту землю собе и своим детем впро[к] без выкупу.

А на то послуси Иван Молодой Ива[нов] сын Олферьева да Булгак Петров, да Вашута [Д]урносопов.

А грамоту купчюю писал Бориско О[...]ев 27 сын.

А назади подлинные купчие написано:

Ста[в пе]ред князем Семеном Ивановичем, Александр Михайлов сын [Ол]ферьева сказал, что брату своему Ивану свой жеребей зе[мли Стре]мячского сельца по своим по деловым грамотам продал [и] восмь рублев одиннатцеть алтын у Ивана на той земле по отца [св]оего грамоте по указной взял да овцу пополнка, [и] сю ему грамоту купчюю на ту землю отдал. И по т[ому кня]зь Семен Иванович к сей грамоте и печать свою при[ло]жил. А подписал дияк великого князя Алексей Мелен[тьев] 28.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Брянску, № 274/31809. Б/п. Список 1635 г.

№ 2

1473-77 гг. – Докладная мировая запись-обязательство, с доклада суздальскому наместнику кн. Семену Ивановичу (Хрипуну Ряполовскому), Григория и Елизария Семеновых детей Михайлова Алферьева и их дяди Ивана Михайлова сына Алферьева о полюбовном разделе сц. Стремяческое в Суздальском у.

Список с купчие слово в слово.

Доложа князя Семена И[ван]овича, се яз, Гридя, да яз, Еля, Семеновы дети Мих[айл]ова, да яз, Иван Михайлов сын Олферьева, канались есм[я], господине, меж собя в том деле, что мы, господине, я, Гр[ид]я, да я, Еля, искали на дяде своем на Иване дяд[и с]воего жеребья Елизарова Стремяческово [сель]ца, что, господине, купил Иван у Спаского монастыр[я] по указной грамоте отца своего при отце, придал, господине, на ней пятнатцать рублев, и та, господине, грамота купчая утерялася у великого княз[я] диака у Василья у Долматова, и мы ся ему, [г]осподине, того жеребья во всех трех полях пос[тупи]ли, ни в круглых, в поле в великого князя кол в метной. А что, господине, купил Иван же у дяди нашев[а] у Олександра другой жеребей того же селца по отца ж своего грамоте по указной, а дал н[а] нем восмь рублев и одиннатцать алтын, и нам, господине, тот жеребей Александров с своим дядко во [в]сем розделить по половинам, земля и пожн[и], а денги нам, господине, платить по купчей грамо[те]. [А] жеребьи нам, господине, все три, наш, Гридин [д]а Елин, да Иванов да Олександров, изровняти поровну. Да Олександров нам, господине, жеребей розделити по половинам. А делити нам, господине, земля вся в великого князя кол в метной. А что, господине, поораны пожни и селища, и нам, господине, то в пожни и делити, а не в пашную землю. А к Елизаровскому, господине, жеребью пожни и селища те же отделити, которые истарины потяглу. А выставитись нам, господине, от своего дяди от Ывана на Софьино селище; против нам, господине, Софьина селища [25] отступитись дя[де] своему Ивану своего одворья вмен, на котор[ом] есмя, гоподине, сидели. А земля нам, господине, себе отделити ся все три поля с одново к Софьину селищю одною межею от оврага к Болшому селищю. И мы, господине в том деле с своим дядею с Ываном помирилися. А боле нам того, господине, не искати ни одному ни на одном. А за пристава есмя, господине, за великого князя за Митю Семенова сына Бородатого подмялися по половинам.

И князь Семен Иванович въспросил Ивана Михайлова: Таков ли меж вами мир.

И 29 Иван тако рек: Таков, господине. Искали на мне, на Иване, братаничи мои Гридя да Еля брата мо[его] жеребья Елизарова Стремячского селца, а что яз, господине, купил у Спаского... 30

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Брянску, М 274/31809. Б/п. Список 1635 г.


Комментарии.

1. Найденные листы собраны вместе и помещены под указанным при публикации архивным шифром.

2. Приводим выдержку из суздальских писцовых книг 1628–1630 гг. в части описания вотчин Опольского стана: «За Юрием Осиновым сыном Костесвым старинная вотчина жеребей в селце Стремянке. А жеребьи того селца за Данилом Ивановым сыном да за Микитою Молчановым сыном – Кастеевыми, да за вдовою Ненилою Федоровскою женою Кастеева з детми, с сыном Кузкою да з дочерью з Доммицею, да за Максимом Волоховым <...> А писана та старинная вотчина за вдовою Ненилою да за Данилом, да за Микитою, да за Юрьем Кастеевыми по старым купчим за приписью дьяков Алексея Мелентьева да Василья Долматова, да по купчей за рукою Гриди Семенова сына Михайлова» (РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 11317. Ч. 2. Л. 934 о6.-936).

3. Приведенная выше цитата из суздальских писцовых книг заставляет думать, что среди крепостей, представленных Костеевыми в 1635 г. в Поместный приказ, помимо найденных двух документов, была и купчая 1. С. Михайлова-Алферьева, близкая по времени к первым двум актам.

4. Алексеев Ю. Г. У кормила Российского государства. Л., 1998. С. 196–199.

5. АСЭИ. М., 1958. Т. 2. № 441; АФЗХ. М., 1951. Т. 1. № 152, 250.

6. Назаров В. Д. Акты XV века из архива Суздальского Спасо-Евфимьева монастыря // РД. М., 1998. Вып. 4. С. 13, 14.

7. На рубеже XV–XVI вв. на исторической сцене появляются еще двое одноименных князей – сын можайского князя Ивана Андреевича и сын князя Ивана Федоровича Кривоборского, но к нашим актам они отношения явно не имеют.

8. См., например: Зимин А. А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV–первой трети XVI в. М., 1988. С. 40, 41.

9. Приводим соответствующее место из родословной книги М. А. Оболенского (Оболенский I список), которая лучше других сохранила текст Государева родословца: «А у третьево сына у княж Андреева Федоровича // Стародубского у князь Ивана Ряполовского, а у Наговицы, дети: князь Иван Ряполовской да князь Семен Хрипун, да князь Дмитрей Ряполовской – без, да князь Андрей Лобан – без, убит в Белеве. А у князь Ивана Ивановича Ряполовского один сын был князь Семен Ряполовской – без, казнил ево князь великий; и от князь Ивана род не пошел. А у брата князь Иванова Ряполовского у князь Семена Хрипунова дети: князь Федор Хрипун да князь Василей Мних – без, да князь Федор Стрига, да князь Петр Лобан – бездетен. // А у князь Федора у Хрипунова дети: князь Михайло да князь Иван Хилок, да князь Иван Тать. А у князь Михаила Хрипунова сын князь Дмитрей – бездетен» (РГАДА. Ф. 201. Оп. 1. Д. 83. Л. 125-126).

10. ПСРЛ. СПб., 1913. Т. 18. С. 198-200, 202, 256, 258, 259.

11. Назаров В. Д. Акты... С. 10, 11.

12. АСЭИ. М., 1952. Т. 1. № 350, 436 (датируются по игуменствам Спиридония и Авраамия соответственно). Еще ранее он дал Троице-Сергиеву монастырю деревеньку Новую (см.: Там же. № 188).

13. АСЭИ. М., 1964. Т. 3. С. 482. Пункт 5.

14. АСЭИ. М., 1958. Т. 2. № 470, 471 (датируется по игуменству Иоакима).

15. Ему докладывались полные на холопов (см: АСЭИ. М., 1964. Т. 3. № 409, 410).

16. РК 1475-1598 гг. М., 1966. С. 20.

17. Веселовский С. Б. Исследования но истории класса служилых землевладельцев. М., 1969. С. 156–158; Зимин А. А. Формирование... С. 40. Эта гипотеза основана на факте роспуска холопов ряда знатных лиц и глухом упоминании о некой опале в духовной одного из них – В. Б. Тучка-Морозова (см.: АСЭИ. М., 1952. Т. 1. № 612).

18. РК 1475-1598 гг. М., 1966. С. 19.

19. РИБ. СПб., 1908. Т. 22. Стб. 29, 30.

20. АСЭИ. М., 1952. Т. 1. № 374, 415, 562.

21. РК 1475-1598 гг. М., 1966. С. 21, 24, 28; Памятники истории Восточной Европы. М., 1997. Т. 2. С. 51, 53, 57, 58; Зимин А. А. Формирование... С. 41.

22. ДДГ. М.-Л., 1950. № 86. С. 348.

23. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т. 5. М., 1989. Кн. 3. С. 58–61. По другим версиям, опала И. Ю. Патрикеева и С. И. Ряполовского была связана с их пролитовской ориентацией (см. краткий обзор мнений на этот счет: Алексеев Ю. Г. Государь всея Руси. Новосибирск, 1991. С. 201, 202).

24. АФЗХ. М., 1951. Т. 1. № 82; ДДГ. М.-Л., 1950. № 68.

25. АСЭИ. М., 1964. Т. 3. № 497. Наша попытка найти какие-либо сведения о других фигурантах актов Алферьевых, в том числе о великокняжеском дьяке Алексее Мелентьеве, не увенчалась успехом.

26. Назаров В. Д. Акты... С. 19. № 8.

27. В ркп. утр. 3-4 буквы.

28. В ркп. обрыв; восстановлено по упоминанию писцовых книг 1628-30 гг.

29. В ркп. пропущено.

30. В ркп. обрыв.

Текст воспроизведен по изданию: Новые акты XV века из семейного архива Алферьевых // Русский дипломатарий, Вып. 7. М. Памятники исторической мысли. 2001

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.