Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КАШИНСКИЙ СРЕТЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ В ДОКУМЕНТАХ XV – НАЧАЛА XVII ВЕКА

Кашинский Сретенский девичий монастырь относится к древнейшим обителям края, возникшим в период политической независимости великого княжества Тверского. Располагался он на южной окраине города Кашина у Московской дороги на берегу реки Кашинки. Когда и кем основан монастырь неизвестно. Исследователи считают, что он возник в начале XV в. 1 Однако конкретных источников, подтверждающих эту ориентировочную дату нет. Одна из легенд приписывает построение первого монастырского храма во имя Сретения Господня с пределами Рождества Иоанна Предтечи и Анастасии Римляныни тверскому великому князю Юрию Александровичу на месте встречи с супругой Анастасией, объявившей ему о рождении сына Ивана. По другому преданию монастырь основан также великим князем Юрием во время эпидемии моровой язвы на Тверской земле. Следуя примеру византийского императора Юстиниана, установившего для прекращения заразной болезни в VI в. празднование Сретения Господня, великий князь строит в Кашине девичий монастырь, посвященный этому двунадесятому празднику 2.

О князе Юрии Александровиче известно очень мало. Он занимал тверской великокняжеский престол в течение нескольких недель и умер 26 ноября 1425 г. во время эпидемии оспы, свирепствовавшей на Руси в 1424-1427 гг. 3 К этому времени Кашинское княжество еще составляло сомостоятельный удел и принадлежало двоюродному деду Юрия, князю Василию Михайловичу. Во время предыдущего же мора на Тверской земле, в 1417 г. тверской великокняжеский престол занимал дед Юрия, князь Иван Михайлович. Таким образом приписываемое легендами князю Юрию Александровичу основание Сретенского монастыря противоречит исторической канве событий. Вместе с тем, предположение об основании обители в самом начале XV в. представляется очень вероятным. Едва ли монастырь мог быть основан ранее 1318 г., когда Кашин впервые становится центром удельного княжества. Так, в XIV в. известен только один кашинский городской монастырь – Успенский, в котором в 1368 г. была похоронена жена тверского великого князя Михаила Ярославича Анна. Ее внук кашинский князь Василий Михайлович II, участник Куликовской битвы, умер в 1382 г. и [46] похоронен в соборной церкви Кашина. После смерти бездетного князя Василия его удел перешел во владение тверских князей. В 1399 г. по духовной грамоте Михаила Александровича Кашин вместе с городом Коснятиным становится совместным владением его сына князя Василия Михайловича и внука Ивана Борисовича 4. По-видимому именно с этой ветвью тверских князей и следует связывать основание Сретенского монастыря. Под 1401 г. летописи сообщают о том, что великий князь Иван Михайлович отнял у своего родного брата кашинского князя Василия Михайловича слободку Вход Иерусалим, которая позднее принадлежала Сретенскому монастырю (см. документ № 1), и озеро Лукое и отдал их племяннику князю Ивану Борисовичу 5. Данный факт свидетельствует о том, что в самом начале XV в. Иерусалимская слобода находилась еще в княжеской, а не в монастырской собственности. Последнее однако не означает, что в 1401 г. Сретенский монастырь не мог существовать вообще. Известно, что на первых порах и в течение длительного времени многие русские обители не располагали земельной собственностью, они получали денежную ругу и пользовались «натуральными» пожертвованиями – продуктами питания и вещами. Окончательно уточнить вопрос о дате основания Сретенского монастыря помогут только результаты археологических раскопок.

История монастыря за XV-XVII вв. практически не изучена, что связано с весьма ограниченным кругом источников. Очевидно, вместе с городом обитель пережила погромы поляков 1609 и 1612 гг. и опустошительный пожар 1676 г. 6 Несмотря на пережитые невзгоды, монахиням Сретенского монастыря удалось сохранить сравнительно немало документов XV–XVII вв. Правда, следует отметить, что дошедшие до нас описи монастырского архива 1668 и 1702 г. практически не дают представления о численности и содержании древнейшего документального комплекса обители 7. После проведения секуляризационной реформы монастырский вотчинный архив оставался в стенах обители, где и был впоследствии обнаружен П. М. Строевым. Древнейшие из найденных им грамот были изданы в «Актах Археографической экспедиции» 8. В середине 1880-х гг. по запросу Тверской ученой архивной комиссии с подлинных монастырских актов XV–XVII вв. были сделаны копии 9. После 1917 г. значительная часть документов Сретенского монастыря поступила на хранение в Государственный архив Тверской области 10.

Древнейшим из дошедших до нас актов Сретенского монастыря является жалованная грамота тверского великого князя Бориса Александровича. У исследователей нет единого мнения относительно даты выдачи этой грамоты. В «Актах Археографической экспедиции» она датируется 1437–1461 гг., И. А. Голубцов датирует ее более конкретно – около 1450 г. 11, А. В. Антонов (см. в настоящем сборнике) – между 1440 и 1461 г., причем во всех случаях [47] основания датировки нет. Следует отметить, что определить дату документа по едва просматривающемуся небольшому фрагменту филиграни не представляется возможным. Тем не менее, на наш взгляд, есть основания отнести датировку грамоты к более раннему времени.

Как известно, князь Борис Александрович занял тверской великокняжеский престол при весьма необычных обстоятельствах. В течение 1425 г. во время эпидемии последовательно умирают в начале тверской великий князь Иван Михайлович (21 мая), затем его сын Александр, а 26 ноября внук Юрий Александрович. После этой чреды смертей на престоле утвердился брат Юрия, князь Борис Александрович, правивший до 1461 г. 12 Одним из важнейших событий начального периода правления Бориса Александровича следует считать окончательную ликвидацию Кашинского удела. Вмешательство тверских князей в кашинские дела было всегда активным, но особенно оно усиливается при великом князе Иване Михайловиче. Известно например, что один из кашинских князей Василий Михайлович практически постоянно пребывал в изгнании, а судьба другого, Ивана Борисовича, находилась в полной зависимости от расположения к нему тверского князя. Князь Иван Борисович, по-видимому, погиб в 1412 г. во время осады Кашина князем Василием Михайловичем. Буквально перед смертью великий князь Иван Михайлович примирился со своим братом кашинским князем Василием. Однако приемник великого князя, Борис Александрович в 1426 г. «поймал» князя Василия, после чего сведения о кашинском князе в источниках обрываются 13.

Естественно, что появление нового суверена над кашинскими землями требовало подтверждения владельческих прав и льгот монастырским властям. Подтвердительный характер в грамоте прямо не указывается, но проистекает из ее содержания. На момент выдачи грамоты монастырь уже владел слободкой и, по-видимому, определенным комплексом льгот. Обратим внимание, что грамота Сретенскому монастырю является единственной из известных грамот Бориса Александровича, где он особо подчеркивает нахождение монастырских земель в составе Тверского великого княжества – «в моей вотчине великом княженее». В позднейших жалованных грамотах, например Калягину монастырю, подобное уточнение отсутствует 14. Считаем, что приведенные данные свидетельствуют в пользу более ранней датировки грамоты и позволяют предположить, что она была выдана в самом начале правления Бориса Александровича, в скором времени после ликвидации Кашинского удела, около 1426 г.

Писцовых описаний вотчин Сретенского монастыря за XVI в. не сохранилось. По данным переписных книг 1678 г. за монастырем числилось 87 дворов в Кашинском уезде 15. Итог «собирания» монастырской вотчины подводит так называемая «офицерская» опись 1763–1764 гг., составленная подпоручиком Выборгского пехотного полка Савелием Салковым 16. Наиболее ранним из монастырских владений следует считать Иерусалимскую, а позднее [48] Подмонастырскую слободу, располагавшуюся на реке Кашинке в двадцати саженях от самого монастыря и в одной сажени от города Кашина 17. Судя по всему, слобода была пожалована Сретенскому монастырю между 1401 и 1425 г. одним из кашинских князей, наиболее вероятно Иваном Борисовичем. Свое название слобода получила от находившейся в ней одноименной церкви. Между 1509 и 1514 г. в монастырь поступили село Волостка Быково и сельцо Сологощь с деревнями. Не ясно, было ли это пожалованием дмитровского князя Юрия Ивановича (что очень вероятно) или вкладом частных лиц. За монастырем эти владения находились вплоть до секуляризационной реформы 1764 г. Село Быково находилось в Середецком стане Кашинского уезда при реке Медведице в 40 верстах от монастыря 18. В конце XVIII– начале XIX в. по данным «Списка населенных мест Тверской губернии» это село значится в Корчевском уезде на проселочной дороге из Корчева в Бежецк в 55 верстах от уездного города 19. Сельцо Сологощь находилось в Суходольском стане Кашинского уезда и в административном плане тянуло к селу Размесову. К XVIII в. оно стало деревней и называлось Сологовским, располагалось оно в десяти верстах от монастыря 20. В «Списке населенных мест» оно по-прежнему числится в Кашинском уезде по правую сторону Белозерского тракта в 8 верстах от города Кашина 21. Крупным земельным приобретением Сретенского монастыря было село Размесово с деревнями, пожалованное монастырю Иваном IV в 1557 г. по духовной дмитровского князя Юрия Ивановича. По «офицерской» описи село Размесово находилось в двух верстах от монастыря при реке Масленке (Маслятке), а по «Списку населенных мест» в одной версте от Кашина по правую строну от Тверского торгового тракта 22. К этому же селу тянула деревня Федотово, ставшая к XVIII в. пустошью 23.


Комментарии

1. Зверинский В. В. Материалы для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. СПб., 1892. Т. 2. С. 345, 346.

2. Баженов И. Кашинский Сретенский женский монастырь. СПб., 1893. С. 10, 11.

3. Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 по 1505 г. СПб., 1891. Т. 2. С. 506, 507; Зимин А. А. Витязь на распутье. М., 1991. С. 37.

4. ПСРЛ. СПб., 1897. Т. 11. С. 180.

5. ПСРЛ. СПб., 1897. Т. 11. С. 184; ПСРЛ. Пг., 1922. Т. 15. Вып. 1. Стб. 177.

6. Кисловский С. В. Кашинский край. Калязин, 1926. Ч. 1, 2. С. 157-160, 163

7. ГАТО. Ф. 103. Оп. 1. Д. 312а. Л. 117, 117 об., 120; РГАДА. Ф. 237. Д. 57. Л. 184об.– 186

8. ААЭ. СПб., 1836. Т. 1. № 35, 152, 158, 251; Т. 2. СПб., 1836. № 139.

9. Журнал 5-го заседания Тверской ученой архивной комиссии, Тверь, 1886 С. 2; ГАТО Ф. 103. Оп. 1. Д. 312, 312а.

10. История Русской православной церкви в документах региональных архивов России. М., 1993. С. 533.

11. ААЭ. СПб., 1836. Т. 1. С. 27. № 35; АСЭИ. М.,1964. Т. 3. С. 155. № 118.

12. Экземплярский А. В. Великие и удельные князья... С. 504-507.

13. Там же. С. 533–538. По мнению А. А. Зимина «поимание» князя Василия связано с его промосковской политикой (см. Зимин А. А. Витязь на распутье... С. 225. Примечание 30).

14. АСЭИ. М., 1964. Т. 3. № 124-128, 132.

15. Новосельский А. А. Роспись крестьянских дворов // Исторический архив. М.-Л., 1949. № 4. С. 115.

16. РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. Д. 566. Л. 1-150.

17. Там же. Л. 40, 140, 143.

18. Там же. Л. 25 об.– 27, 73-139.

19. Списки населенных мест Тверской губернии. СПб., 1862. С. 239 № 7382

20. РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. Д. 566. Л. 21, 21 об.

21. Списки населенных мест Тверской губернии... С. 213. № 6695.

22. РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. Д. 566. Л. 43 об., 145; Списки населенных мест Тверской губернии... С. 189. № 5943.

23. РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. Д. 566. Л. 25 об.

Текст воспроизведен по изданию: Сретенский монастырь в документах XV – начала XVII века // Русский дипломатарий, Вып. 3. 1998

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.