Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДРЕВНИЕ ГРАМОТЫ И АКТЫ РЯЗАНСКОГО КРАЯ,
собранные А. Н. Пискаревым.

Издание книгопродавца В. А. Терскова. С.-Петербург. 1854 г. на 8° — VIII и 171 стр.

Нечего говорить о том, в какой степени важно в настоящее время издание различных местных материалов, и какое право на благодарность имеет всякий трудолюбивый собиратель. Во время трех-летнего пребывания своего в Рязани, г. Пискарев, как сам он говорит в предисловии, имел случаи собрать значительное количество старинных свитков и бумаг, относящихся к истории Рязанского края — и некоторые из них издал в этой книжке. Г. Пискарев в своем предисловии исчисляет все в акты, касающиеся Рязанского края, которые когда-либо были у нас изданы: из его исчисления оказывается таковых не более 40; книжка, им изданная, представляет их 60 или собственно 58, — ибо четыре № перепечатаны по ошибке дважды (№. 17 45 15 и 48). Акты, им изданные, наиболее относятся к юридическому быту и отчасти к церковной истории, но расположены в порядке хронологическом:

№№ 1, 2 и 3 (начало XV века) жалованные грамоты Великих Князей Рязанских Солотчинскому монастырю, с обыкновенными признаками таковых грамот, т.-е. с определением межей и границ по жилым урочищам, («и по Мощенке вверх по враг, и по врагу к заповедному лесу на дубу грань и знамя V, а от дуба клен и две ямы...»). Жалуются земли и угодья...с виною (Т.-е. с вирою; переход слова: вира, вера в слово «вина» очевиден во многих актах) и с поличным и с татинным рублем». (№ 2). В другой грамоте, льготы выражены следующим образом. «А Волостель мой в ево (игумена) уезд не въезжает ни боровщик, ни бобровник, ни закосник, ни бортник. А резанка и вина, [54] «поличное и татшгь рубль из ево села и уезда Волостелю моему «не идет, что учинитца татьба в ево уезд, промежь ево людей».

№ 4, Купчая запись второй половины XV века на село Недоходовское «с нивами и с пожнями и со всем с тым, что к «тому селу из старины потягло, поколе Васьков (прежнего собственника) серп и коса ходила».

№ 5. Того же времени — Дарственная Солотчинскому монастырю жены Прокофья Давыдовича Настасьи с братьею «в память по своем мужи» на село Калялинское, и № 6 — на тоже село Подтвердительная запись.

№№ 7 и 8 — жалованные грамоты В. Княгини Рязанской Анны Солотчинскому монастырю на Михайловскую борть и на село Четуевское: последняя с дозволением призывать к себе людей с иных сторон, «а ково призовет к собе людий на то место с иных сторон, и тым людем тягость моя никоторая ненадобе на пять лет».

№№ 9, 10, 11 и 12 — записи князей и частных лиц на взятые ими у Солотчинского монастыря в оброчное содержание земли — относящиеся к XVI столетию — с условием, чтобы оброчникам тех деревень «не освоивать, не окняживать, не продавать» — с обозначениями по жилым урочищам, — из которых замечателен «Боянов колодезь» встречающийся еще и в других актах. Срок оброка — Николин день вешний.

№ 13. — Список с весьма любопытного судного дела 1520 года «о грабеже и пожоге», которого начальный лист к сожалению потерян.

«Левон Филатов — да Олешка Голыга — да Ивашко Резвой — так начинается этот важный юридический документ — «у поле не стали. И мы, Господине, у поле стояли три недели, а их таки нет, ижо будет так, как пристав Злоба Кузьмину сыну Онтипину сказывал; и потому Василей Ондреевич Васюка Васильева сына Борзева да Илейку Климова сына оправил, а Левона Филатова сына, да Олешку Голыгу, да Ивашко Резваго Шатилова сына обвинил, и велел на них приставу Злобе Кузмину, сыну Онтипина, ищеям Васюку, да Илейке, за их грабеж, шесть рублев доправити. А на суде были у Василея Ондреевича Диаки дворцовые Федор Ходака, Григорьев сын, да Страмило Олександров сын. А к сей грамоте Василей Ондреевич печать свою приложил, лета семь тысяч седьмаго надесять Августа. А подпись в грамоте Великого Князя Дьяка Ермолы Давыдова; да на затылке у грамоте написано: «по сей правой грамоте Левон Филатов сын, да Олешко [55] Голыга, да Ившко Резвой Шатилов сын шесть рублен заплотили да и убытки все». И судья, выслушав грамоту, испросил ево Филатова да Ивашко Резваго: был ли вам таков суд перед Василеем Ондреевичем, как в сей грамоте писано? И Лева и Ивашко тако ркли: суд нам, Господине, перед Василеем Ондреевичемь не бывал, как в той грамоте писано. И судья вспросил ево Филатова да Ивашка Резваго: шлетесь вы на Васильеву Ондреевича печать и на дьячью подпись? И Лева и Ивашко Резвой тако ркли: шлемся, Господине. И о сем судья рекся доложить Государю Великого Князя или человека старейшаго».

Ответчики возражали, что «по грехом, недельщик Злоба, Кузьмин сын Онтипина, сроком их оболгал, — но так как показания их вообще не подтвердились, то «по Великого князя слову.... Василия Ивановича всеа Руси и Григорья Федоровича с товарищи по докладному их списку Перевитского наместника Ивана Васильевича Хаборова Тиун ево Билдя ищеи Степанка Сидорова сына, да Зеню Гридина сына, Тихона да Бориса Гаврилова дети, да Бобыню Окулина сына, да Ивашку Присягу Якимовых детей, и крестян Душилова оправил; а ответчиков Леву да Оцифора Филатовых детей, да Ивашка Резвого да Дениска Григорьевых детей Шатилова, да их крестьян Митку да Соболку обвинил и дал на них правую грамоту, и исцов иск на них доправливали, лета 7028».

№ 14. Третейская запись старца Солотчинского монастыря Иова и Федора Яковлева Замятиина о размежевании спорной их сечи и леса. «Третьими» для решения спора о земле выбраны тяжущимися: старцем Иевом — который действует во архимаидриче и во все братьи место Солодшинского монастыря и Замятниным Великого Князя дети боярские: Олександр Семенов сын Кондырев да Ярец Кашкалдеев. В заключении сказано: «А стати перед Третьими на той спорной сечи и лесу в тот же день по Юрьеве дни по вешнем лета 7040; а не станут на тот срок перед Третьими яз Иев Старец или в мое место старец или слуга в монастырской, или став старожильцов своих не поставят, или старожильцы став не жеребьют, или жеребей их выметца и они с иконою не пойдут межи указати, или Третьих не послушают, и Федору по сей записи взяти на мне на Иеве пятнадцать рублевь денег. А не станут на тот срок перед Третьими язь Федор, или в мое место приказчик, или став старожильцов своих не поставит, или старожильцы став не жеребьют, или жеребей их выметца, и они с иконою не [56] пойдут межи указати, или Третьих не послушают, и Иеву старцу по сей записи взяти на мне на Федор пятнадцать рублев денег. А Третьих нам обоим истцом слушати, а не будет наших Третьих одного, а один будет которой из них ни буди, и нам одного Третьего слушати обоим истцом. А запись есми излюбили и верячи положили за Ивана за Семенова сына Глебова, а Ивану сю запись отдати нашим Третьим в город Переславле. А на то послусн Иван Дементьев сын Румянцова да Харлампей Никитин сын да Петр Иванов сын Гореншин. А запись писал Гриша Иванов сын своею рукою лета семь тысяч четыредесатого».

№ 15. Челобитная прихожан села Федотъева об исключении из оклада приходской их церкви (1682-1687 г.). Близь села Федотьева на пол явилась чудотворная Икона Богоматери, (1487 г.), которая принесена в Рязань и поставлена с подобающею честью в соборной церкви: список с оной в 1611 году, Феодорит архиепископ Рязанский и Муромский «також с подобающею честию проводить указал в село Федотьево, и священником с причетники тоя ради вины взятые святые чудотворные Богоматери иконы пожаловал свою архиерейскую грамоту, что с них церковные дани и оброков и всяких податей не имать и до кончины века». На этом основании прихожане и требуют исключения из оброка, в который церковь велел описать митрополит Рязанский и Муромский Иосиф, «не справясь с книгами казенного своего приказу».... «А жалованная, государь, архиерейская грамота, — заключают просители.... во граде Рязани была у Протопопа у Григория для бережения, и волею Божиею сгорала в дом ево протопопов в прошлых же годах. И в твоем Архиерейском Приказ в данных книгах о том написанож: во 447/1639 году пожалованной грамот Феодорита архиепископа Рязанского и Муромского для Чудотворного образа Пресвятые Богородицы дани и всяких оброков имать не велъно. Милостивый Государь Пресвященный Павел Митрополит Рязанский и Муромский, пожалуй нас, не вели, Государь, ту церковь в дани и в оброк и во всякие подати класть, и вели, Государь, о том дать свою Архиерейскую грамоту, справясь с прежними казенными книгами. Государь смилуйся.

№ 16. «Грамота Царя Ивана Васильевича на Рязань князю Ивану Ивановичу Дулову, по челобитью Солотчинского игумена Нифонта о высылке Григория Коренева с братиею вон из села Глинищ и деревни Иванчиной, принадлежавших Богословскому монастырю», — за то что они «с того селища и деревни [57] никаких податей к монастырю не платят, а живут сильно, да то сельцо и деревню пустошать».

№ 17. «Доезд Входа-Иеpyсалимского попа Моисея да боярского сына Артемия Уразова в деревню Лушки для осмотра писем в доме Василия Михайлова Колачева». (То же самое, вероятно по ошибке, перепечатано в книге под № 45). Этот Доезд — один из самых важных документов, напечатанных в книжке г. Пискарева, едва-ли в своем роде не единственный, представляет своею загадочностью обширное поле для гипотез на счет церковной юрисдикции, ее пределов и мер предварительного следствия. Позволяем себе вполне сообщить его читателям.

«Лета 7187 марта в 15 день по указу Преосвященного Иосифа Митрополита Рязанского и Муромского и по наказной памяти из Духовного Приказу, Переславля Рязанского Входоиерусалимской поп Моисей да домовой сын боярской Артемей Уразов да Духовного Приказу подьячей Тимофей Внифантьев ездили мьи в деревню Лушки в дом к Василью Михайлову сыну Колачову. А велено нам у него Василья в дому пересмотреть всякие ево письма, и будет в тех ево Васильевых письмах объявятся которые письма не пристойные, и те письма велено нам взять в Переславль Рязанской. И мы у него Василья Колачова в дому всякие письма пересматривали, и нашли мы только у него Василья в письмах тетрать в десть скорописная: сказание о птицах, четыре листа, да маленькая тетрадочка канон Михаила Молеина на шести листах, да письмо о прении жидовина со крестьяны полпята столбца, и те мы письма привезли с собою и подали в Митрополичьем Духовном Приказе судиям. То нам и доезд. А в понятых были с нами села Старого Льгова Николаевской поп Харитон, да села Старые Резани Спасской поп Прохор. А доезд писал я Тимофей Внифатьев».

№№ 18, 19, 20 — «Выписи из рязанских писцовых книг о владениях Богословского монастыря», весьма сходные содержанием и формою с другими писцовыми книгами.

№ 21. «Грамота бояр Трубецкого и Заруцкого и всей земли пронскому воеводе Родиону Петровичу Федорову, о переписке ямщиков и назначении им содержания». На пронском яму в это смутное время «от войны от крымских и от Ногайских Татар и от Литовских людей» осталось ямских охотников только десять человек — и подвод им «под посланников и под гонцов взяти негде». И потому, бояре «по совету всей земли» приговорили1 «а велели пронских ямских охотников собрав, подмогу с [58] пронского и рязского уезду дати по прежнему, пока место московское государство очистится, и в Рязском велели ям устроити. И как к тебе ся грамота придет, и ты б, господине, пронского яму ямских охотников велел собрати, а собрав переписати по имя-нам и их жен и детей и братью и племянников и суседей и подсуседков и захребетников, и сколько у которого ямского охотника для ямские гоньбы лошадей, а переписав пронского яму ямских охотников, послал бы в пронской и в рязской уезд пушкарей и затинщиков и рассылщиков, сколько человек пригоже, а велел сошным людям быти к себе тотчас».

№22. "Грамота Царя Миха /ла Федоровича Рязанскому" Воеводе князю Федору Ивановичу Лыкову о выдаче денег в Аграфенину пустынь на свечи, ладан, воск и церковное вино». Деньги велено давать Воеводе «из переславских из таможенных из кабацких изо всяких доходов».

№№ 23, 24, 25, 26, 27. — Выписи из разных писцовых и межевых кних. Из них особенно замечательна в статистическом отношении Выпись (№ 23) о состоянии города Сапожка церквей, священнослужителей, казаков и пушкарей.

№ 28. Грамота Царя Михаила Федоровича Воронежскому Воеводе князю Василью Григорьевичу Ромодановскому о возвращении назад Переславль-Рязанских ямских и сошных подвод, назначенных под посольство в Царьград. № 29. Список с грамоты того же Царя другому Воеводе Рязанскому Мусину-Пушкину, которой велено с монастырских вотчин Солотчинского монастыря ямские деньги платить, не в Переславле Рязанском, «от того де крестьянам их чинятся убытки великие», а «по Москве в Ямском приказе на срок на Рождество Христово» — ибо, как сказано в начале грамоты, еще при Михаиле Федоровиче «велено Рязанского уезда с монастырских вотчин ямские деньги платить на Москве в Ямском приказе и воеводы-де тоей нашией грамоты не слушают». (NB. формы — тоей и нашией

№ 30. Челобитная Архиепископа Рязанского Мисаила святейшему патриарху Никону, 1655 года, о том чтобы патриарх выдал ему благословенную грамоту ехать в Касимов, Шацк и Тамбов для крещения Мордвы и Татар. Еще прежде, как видно из челобитной, ревностный пастырь ездил в эти города и крестил там четыре тысячи двести человек, а «еще осталось, — говорит он, — в моем же владычестве в Шацком уезде «некрещеной Мордвы двесте пятьдесят дворов, а в них «по числу будет две тысячи слишком человек, да в [59] Кадосмком уезд татарских и мордовских пять сот двадцать дворов, а по числу будет четыре тысячи двесте человек. Смилуйся Великий Государь и отец наш Святейший Никон Патриарх Московский, всеа Великие и Малые и Белые Росии, сотвори, Государь, совет по благодати, данной ти от Святаго Духа, с возлюбленным своим сыном благоверным и благочестивым и христолюбивым Государем Царем и Великим Князем Алексеем Михайловичем всеа Великие и Малые и Белые Росии Самодержцем, пожалуй меня Богомольца своего благослови ехати моево владычества в Касимов и в Шацкое и в Танбов Татар и Мордву крестить, и пожалуй мне...». Конец этой челобитной, составлявшей начало целаго дела о крещении Мордвы и Татар, к сожалению, оторван.

№ 31, 54, 58. Настольные грамоты патриархов Московских Архиепископам и Митрополитам Рязанским, а именно: № 31. Патриарха Никона, Илариону Архиепископу Рязанскому и Муромскому; № 54. Патриарха Иоакима Рязанскому митрополиту Аврамию; № 58. Адриана Патриарха — Стефану. Яворскому, Митрополиту Рязанскому и Муромскому. При единстве и так сказать ОФФициальности содержания, грамоты значительно разнятся формами изложения. Необыкновенною величавостью речи отличается Настольная патриарха Никона. Приводим начало ее:

«Никон Божиею Милостию Архиепископ царствующего великаго града Москвы и всеа Великия и Малыя и Белыя России и всеа Северные страны и Помория и многих государств Патриарх.

«Право и благочинно подобает яже по нам деятися и управлятися, да не бесправильне деемая и бесчинне смятению и непостоиянию виновна будут. Отнюду же и человеческое изображение Делатель Владыко и всего Создатель создав, яко изрядный и всех преизящный уд, главу на высоком и благозрачном месте тела всего водрузи и пятьми чувствы украси: зрением всех лучших, слышанием, обонянием, вкусом и осязанием; яко меньшие же уды руки нижае причини, и по сих вся уды даже до ног последних сущих. Правитель же сим ум постави души совершенное правити и устроити телесное смешение, от него же ведущии и мудрии вины приемше положиша и во общем человъческаго естества состоянии чины различные вельможных место начальных князей и прочих достолепных достоинств: прежде всех яко вящшие и царя да благочинно человеческая деются, а не правильне и согласия евене, идеже бо начало, ту и благочиние, и безначалие есть вина несогласия и разрушения но Святителю [60] Григорию Богослову. Тому же всячески благочинию и красоте подобаше убо быти и в церковном благолепии, яко сущим и мирского причта лучшем, и наипаче подобает имети благочинное и краснейшее. Тем же чины уставиша Богопроповедницы и блажении Отцы наши и учителие во Святейшей Соборной и Апостольстей Церкви Архиереем и управителем быти и яко оком всему Христоименитому исполнению и главам менших и духовным пастырем к составлению духовного стада. Отнюду же и смирение наше духовного корабля Христовы Церкви кормилом уверившеся тщание не упросимое показует везде сущим под вами церквам духовных пастырей, лишаемых достойных и различными добродетелми в тех поставиша. Отнюду же и святейшей Архиепископии Резанской без правильного оставлшейся пастыря, яко Мисаилу Архиепископу в ней здешний живот оставльшу, и ныне та святейшая Архиепископия законного лишается пастыря и Архиерея. Не мало убо попечение име смирение наше обрести тояжде предстательство и пастырьский священный чин восприяти хотящего без предстателя пребыти и церковным ее службам нерадив и всуе носитися, и тамошним Господним Христоименитым людем душевно вредитися. Тем соборне сразсмотривше о ней, обретохом Печерского монастыря, что в Нижном преж бывшего Архимандрита Илариона достойна и ведуща в предстательство людей и устроение, и правильным убо жребием бывшим от зде обретшихся Преосвященнейшего Питирима, Митрополита Сарского и Подонского, и священнейшего Филарета, Архиепископа Суздальского и Торуского, во Святом Дусе сынов и сослужебников нашего смирения, и честнейших Архимандритов, Игуменов, и пред всеми избравшегося реченного Илариона, сего смирение наше законного Архиепископа градом Резани и Мурому постави». За сим следуют, как и в других грамотах, наставления поставленному, относящиеся до церковного управления и благочиния. — К этому же роду актов относится и № 36. Жалованная грамота Патриархов Паисия Алексаидрийского, Макария Антиохийского и Иосифа Московского Архиепископу Рязанскому Илариону, на митрополитское достоинство и саккос, в которой замечательны следующие слова, относящиеся явно к возникшим тогда с особенною силою ересям и расколам, вследствие исправления книг церковных при патриархе Никоне.

«Занеже истинны супостат и нашего православного исполнения ненавистник диавол, завидствуя воздвиже на святые восточные церкви Христовы многих простых и невежд, беснующеся [61] отверзающе незагражденная своя уста, и хульными словесы отрыгнули на благочестивно утвержденна Православия, елико отец лжи сатана возшепта во ушеса их, ко прелести простым. Обаче человеколюбивый Бог, попущая убо временем наказатися: не пущая бо во-всеконечно треволнением погрузитися корабль своих учеников, сиречь Святую Церковь. Но и Петры показует глаголющие: «спаси нас, учителю, погибаем».

№ 32. Грамота Митрополита Илариона в Шацк Воину Каллиниковичу, 1657-1673, о том, чтобы он давал митрополичьему казначею приставов, для приведения попов и диаконов к послушанию. № 33. Грамоты Царя Алексея Михайловича 1662 года Стольнику и Воеводе Рязанскому князю Василью Васильевичу Крапоткину, о сбор с вотчин Солотчинского монастыря полоняничных подводных и конных денег и о присылке их в Москву. № 34. Поручная запись по Воронежском соборном попе Евтропие 1664 года, данная Акатовой пустыни Алексеев с на то монастыря игумном Иосифом и пятью священниками, в том, что по челобитью Покровского Девичего монастыря игуменьи Агафии «ему попу Евтропию стати за нашею порукою в Переславле Рязанском на Архиепископом дворе в Судном приказе духовных дел перед старцем Иовом да перед приказными людьми, перед Львом Тереховым да перед дьяком Афонасьем Коротковым». № 35. Благословенная грамота Митрополита Рязанского и Муромского Иосифа, 1665 г., на построение церкви во имя Успения Пресвятые Богородицы в Успенской слободе города Воронежа.

№ 37. Сказка попов Козловского уезда, села Иловая Сергея и села Кленского Григоръя, 1668 г., о сборе денег венечных похоронных и почеревных. № 38. Список с межевой грамоты 1672 года. № 39. Отрывок из записи о подарках, поднесенных 1674 года митрополитом Рязанским Иосифом Царю и Царице. Любопытно сравнить подарки митрополита Рязанского с подарками, которые делались Никоном митрополитом Великого Новаграда и Великих Лук, (до поставления его в патриархи), и которые обозначены в «Розходной книге», изданной во Временнике Императорского Московского Общества Истории и древностей.

№№ 40, 42, 43, и 46 — акты, относящиеся до построения церквей. № 41. Грамота патриарха Иоакима 1675, о перечислении городов Каширы из Рязанской в Коломенскую епархию, и Епифани-

№ 49. Выпись 4683 г- cs книг Ряженого уезду письма и меры Григоръя Киреевского с товарищи, о состоянии Ряженого Благовещенского собора. № 50. Грамота Царей Иоанна и Петра Алексеевичей 4683 года, Архимандриту Богословского монастыря Иоасафу, о немедленной высылке монастырских конных людей в Переславль Рязанский. «И вам бы — сказано в конце грамоты — ипо указу Великих Государей, монастырских своих служек доб-нрых людей с боем со всею службою и с полными запасы с «крестьянских и с бобыльских со ста дворов по человеку вы«слати с провожатыми в Переславль Залезский часу не мотчав». Как далек еще этот язык от языка указов близкой к нему эпохи! — так же далек в своей простоте, как далека величавая речь Никона или Иоакима от испещренной викториями речи Феофана!

№ 51. Грамота митрополита Павла 1683 г., архимандриту Богословского и келарю Солотчинского монастырей. Эта грамота, весьма любопытная, касается благочиния церковного. «В нынешнем 190 году — пишет митрополит в розных месяцех и числех посещающим нам церкви Божии вверенные нам от Христа паствы в городех и селех, и усмотряющим всякого благолепия церковного и обрядов, и усмотрихом во граде Переславле Рязанском и в Рязанских пределех, в монастырех и в селех во святых Божиих церквах у Архимандритов, и у игуменов и у священников и диаконов Божественную службу и всякие церковные обряды и благолепие не суть состоящим с соборною и апостольскою церковию и с новоизданными московского государства печатными книгами и с соборным чиновником, иже учинен во 183 году повелением Благочестивейшего Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, и Великого господина и отца нашего святейшего Иоакима патриарха Московского и всеа России и всего освященного собора. И сего убо ради благословением Господа Бога наша мерность о вверенной вам пастве душе христианских и о исправлении церковных благочинных дел и согласию во священнослужении, яко да единодушно едиными усты славится Бог, и да не будут по Святому Апостолу Павлу раздоры, но в той же мысли да будут утверждени вси и в том же страсе, тщание презельне полагаем, и вас сынов своих о исправлении тех церковных дел, и о учении душе [63] христианских пастырски посылаем, и учение о тех церковных благолепных делех предлагаем».

Наставления митрополита касаются преимущественно совершения таинств, в особенности таинства брака, при чем сказано о четвертом браке: четвертый брак ниже да именуется; — кроме того митрополит обращается с увещаниями к самим священнослужителям — и сила убеждения, вероятно, не напрасно расточаемая им, свидетельствует в пользу справедливости того, что Посошков говорит о духовенстве в 1-й главе сочинения о скудости и богатстве, а равно и в доношении своем Стефану Яворскому.

№ 52. Список с Царской грамоты 1685 г., Касимовскому воеводе Ивану Андреевичу Оксенову, о невзыскивании денег с крестьянских и бобыльских дворов Андреяновой пустыни по сбору 169 и 170 годов, за даточных конных людей.

№ 53. Патриаршая грамота 1687 года, архимандриту Богословского монастыря Иоасафу, о производстве переписи Рязанской митрополичей ризницы и казны.

№ 55. Выписка из расходной книги Богословского монастыря 1692 года. Весьма сходная с росходною книгою Никона.

Остальные три акта относятся уже к Петровской эпохе. За издание этих 58 памятников г. Пискарев заслуживает большой благодарности: еще большую заслужит он, конечно, когда издаст все, что собрано им по истории Рязанского края, как обещает он в своем предисловии.

Текст воспроизведен по изданию: Древние грамоты и акты Рязанского края // Москвитянин, № 6. 1854

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.