Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

71

1607 г. марта 9. — Соборное уложение о крестьянах и холопах 9

Лета 7115 марта в 9 день государь царь и великий, князь Василий Иоанновичь всея Русин с отцом своим святейшим Гермогеном патриархом, со всем освященным собором и со своим царским сигклитом, слушав доклада Поместной избы от бояр и дьяков, что переходом крестьян причинилися великия кромолы, ябеды и насилия немощным от сильных, чего де при царе Иоанне Васильевиче не было, потому что крестьяне выход имели вольный; а царь Федор Иоаннович по наговору Бориса Годунова, не слушая совета старейших бояр, выход крестьяном заказал, и у кого колико тогда крестьян было, книги учинил (сии имеют быть по татарах первыя книги, о котором выше § 164 хотя упомянуто, но не ясно.), и после от того началися многия вражды, кромолы и тяжа; царь Борис Федоровичь, видя в народе волнение велие, те книги оставил, и переход крестьяном дал, да не совсем, что судьи не знали, како по тому суду вершити (сие я на тот закон § 166 лит. г. напомнил, и подлинно разуметь было не льзя.); и ныне великия в том учинились разпри и насилия, и многим раззорения и убивства смертныя и многие разбои и по путем грабления содеяшася и содеваются. Сего ради приговорили есми и уложили по святым великим соборам и по правилам святых отец (выше сие уже показано, что ни соборы, ни святые отцы о беглых говорить нужды не имели, § 168 лит. е.) [97]

Которые крестьяне от сего числа пред сам за 15 Лет в книгах 101 году положены, и тем быть за теми, за кем писаны. А буде те крестьяне вышли за кого инаго, и в том: есть на крестьян тех или на тех, кто их держит, челобитье, и те дела не вершены, или кто сентября по 1 число сего года будет бить челом, и тех крестьян отдавати по тем книгам со всеми их животы тем, за кем они писаны, до сроку Рождества христова 116 года без пожилаго; а не отдаст кто на тот срок, ино на нем брата за приим и пожилое по сему уложению. А не было о которых крестьянах челобитья по сей день и сентября по 1 не будет, и. тех после того срока по тем книгам не отдавати, а написати их в книги за кем они ныне живут, и впредь за 15 лет о крестьянах суда не давати (о сроке беглым крестьянам в печатном уложении глава II ст. 1 и 2 о срочных летах упомянуто; но можно сказать, что сочинители уложения, ничего впредь не думая, настояще токмо разумели, и весьма лучшее прежних разсуждение и узаконение не право отвергнута), и крестьян не вывозити (не возвращати).

А буде которые отныне и за кого вышед перейдут к иному кому бы то ни было, и тот примет противо сего нашего соборнаго уложения, и у того, крестьянина взяв, перевести ему со всеми того крестьянина пожитки, откуда он перебежал; а двор, естьли тот крестьянин строил, заплатит чего судит, а двора не возити; да с него же на царя государя за то, что принял противо уложения, доправити 10 рублев (сие за прием в казну, а пожилые отчиннику весьма изрядно положено, и мню его императорское величество Петр Великий по сему же за прием от пожилых отличал, но по нем оное превратили): не принимай чужаго, да с него же за пожилое тому, чей крестьянин, за двор на всякой год по з рубли, и за холостаго тоже на год по 3 рубли.

А придет к кому крестьянин нанятися в работу на лето или на зиму или на весь год, а не семьями, и кто наймет не дале года, о том не винити за прием и пожилаго не правити, потому что его государь сведом, где он живет (по сему разумеет работы в ближних местах, или с покормежными; иначе мог бы беглой, переходя, по году в разных местах жить, а ниже о беглом узаконено, естьли 7 дней у кого проживет, править за прием).

А побежит жонка или вдова или девка в чужую отчину и выдет замуж, и того мужика, которой женится на чужей жонке, отдати тому, чья жонка, со всеми его животы и с детьми, кои от тоя беглыя родились; а буде у того мужика дети есть от первой жены, и до тех дела [98] нет, с мачихою не отдавать; а буде они малы, то пустити с отцом, доколе коему минет от роду 15 лет (в печатном уложении положено отдать со всеми детьми точно противо сего, но странное включение, что мужика пожитков не отдавать, с справедливостью не согласно).

А которое люди держат рабу до 18 лет девку, а вдову после мужа более дву лет, а парня холостаго за 20 лет, а не женят и волн им не дают, и той вдове или девке или парню итти к казначею; а казначею, опытав о том, и доведут, что им те лета минули, а государь их не женит, ино тем дата отпускныя в Москве казначею, а в иных городах наместником и судьям; а будет государь их бити челом о краже или сносе, и ему в том отказати и суда не давати: не держи неженатых над закон божий и правила святых отец, да не умножится блуд и скверно деяние в людех. (Сие ни в уложении, ни в последовавших оному законах не находится, однакож не иначе, как благоразсудно, справедливо и к пользе государства узаконено; сколько бо видим таких неразсудных господ, которые, не разумея ни закона божия, ни своей собственной пользы, держат служителей безбрачных, якобы для лучшей услуга, но сколько от того блуда, сквернодеяния, болезней и блудно прижитым детям убивств происходит, того их ум не постизает: я бы мог точно о некоторой отчине показать, где госпожа девок держит для шитья, но каждогодно по два и более ребят мертвых в оной находя.)

А которые после сего уложения крестьяне или холопи или раба побежит от своего государя и придет к иному, и государю искати своего холопа и рабу и крестьянина в 15-ти летах от побега, а за 15 лет не искать.

А в городах воеводам и дьякам и всяким приказным людем наведыватись во всем их уезде чрез старост и сотских и священников, нет ли где пришлых людей вновь; и где ему скажут, оных брати и спрашивати накрепко, чей он, откуда, когда бежал, и где сколько жил, и не подговорил ли его кто; и буде скажет кто подговорил и доведет на него, н того подговорщика казнити торговою казнию и взять с него поруку, что ему того беглаго отвести к его государю, да с него же в казну взяти пени, 10 рублев; а с приемщиков, со всякого, кто его принимал и в селе более 7 дней держал, доправити в казну по 10 Рублев за двор и за одинакаго мужика, а за бабу и за девку по 3 рубли за прием. (За прием здесь положено по 10 рублев, видится мало, но по тогдашнему состоянию довольно, а паче, что и без челобитчика по допросу велено править было страшняе, нежели ныне 100 рублев, токмо в указе положенныя, а ни с кого доднесь не взыскиваны и не доправлены.

Сверх сего потщуся елико можно из выписанных из архив указы законые выбрать и изъяснить, и для любопытных паче же для пользы отечества к ведению и разсуждению о законах всем сообщить, есть ли бог силы оне и возможности к тому подаст.) [99]

А примут чьего холопа или крестьянина или рабу в царевы и великого князя села или волости или в черный волости или в патриярши и святительския и монастырския села, ино за прием правити на волостелях или на приказщиках и на старосте, кто ту волость или село тогда управлял и пришлаго принял, а пожилыя и за дворы имати на тех селах и волостях, а в городах на всех посадских по сему уложению.

А которой наместник или судья или дьяк и иной приказной человек о пришлых в его уезде проведывать и сыскивать и допрашивать не будет и за прием деньги брать не станет, а доведут на него в том, и с него те денги доправити вдвое и от дела отбросити и впредь ему ни у какова государева дела не быти. (NB Есть ли я прочил дела, поступки и нравы царя Василия Иоанновича Шуйского и царя Алексея Михайловича по истории разсмотрю, то никакого сравнения нет; ибо во всей царя Василия жизни и во всех его делах ничего почти не нахожу, что б было хвалы и памяти достойно, так в житии царя Алексея Михайловича дел хвалы и памяти достойных множество. Он умом, состоянием твердым, храбростию, правосудием, милостию, прилежностию в экономии и умножении польз государственных далеко не токмо онаго царя Василия, но многих предков своих превозходил; но когда сей закон Шуйскаго хочу с уложением печатным сравнить, то уже проявное нахожу и не могу верить, чтоб царь Василий столько в сем многорудном деле смысла имел; да из министров при нем не знаю, разве Мстиславекий, Воротынский и Михайло Салтыков, которых историки, а наипаче князя Михаила Скопина, не токмо наши, но и чужестранные высокого ума люди прославляют, и может их разумом сие сочинено. Противно тому при сочинении уложения печатного сей пред собою имея, да неразсудно нужное и полезное оставили, а другое превратили, чего государь сам разсмотреть, понятно за другими делами времени не имел; а Петр Великий о сем законе ведал, и ныне ежели пожелают о беглых обстоятельной закон сочинить, то сей всех доднесь изданных в разсуждении не отстает.)

Судебник, изданный Татищевым, изд. 2, стр. 240-246.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.