Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Лета 7088, Августа в 25 день, по Литовским вестем, как Литовской Стефан Король перемирье поруша, и пришел ко Государеву граду к Лукам, приговорил Государь Царь и Великий Князь с сыном своим со Царевичем Князем Иваном Ивановичем и с Бояры послати наскоро к Рудельфу Цесарю и в Рим к Папе от себя с грамотами в Гонцех Истому Шевригина, а отпуск Истомин к Папе писан в Папиных книгах.

[От Р. Х. 1580] Такова грамота послана от Государя к Рудельфу Цесарю с Истомою Шевригиным.

Тройце пресущественная и пребожественная и преблагая, праве верующим в тя истинным Крестьяном дателю премудрости, преневедомый и пресветлый и крайний верх направи нас на истинну твою, и настави нас на повеления твоя, да возглаголем о людех твоих по воде твоей, сего убо Бога нашего в Тройце славимого милостию и хотеньем и благоволением удержахом скифетр Российского Царствия мы Великий Государь Царь и Великий Князь Иван Васильевичь всея Руссии, Владимерский, Московский, Ноугордский, Царь Казанский, Царь Астараханский, Государь Псковский и Великий Князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных Государь и Великий Князь Новагорода Низовские земли, Черниговский, Резанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белоозерский и Государь отчинный земли Лифлянской Немецкого чину, Удорский, Обдорский, Кондинский и всея Сибирские земли и северные страны повелитель и иных многих земель Государь дражайшему и любезнейшему брату нашему Рудельфу Божию милостию избранному Цесарю Римскому, всегда прибавителю, Немецкому, Угорскому, Чешскому, Долматскому, Кроатскому, [124] Шлевонскому и иных Королю и Арцы Князю Аустрейскому, Князю Бургунскому, Брабанскому, Стырскому, Каратынскому, Корниольскому и иных Малграфу Муравскому, Князю Луцемборскому, вышние и нижние земли Шлейскому, Вертемборскому, Князю Швебскому, Грабеаушпорскому, Тирольскому, Фератскому, Кибирскому, Игорецкому, Ланкграбе Алсицкому, Монархе Римского Царствия, Бурбунскому, вышние и нижние земли Люсацкому, Государю Мархинскому, Склавонскому и иных земель Государю: преж сего меж нас ссылки после прежнево докончанья о братстве и о любви ото многих лет не бывало, и мы с отцом твоим блаженные памяти с Великим Государем с Максимилианом Цесарем вспамятовав прежнее докончанье меж прежними нашими о братстве и о любви сослалися есмя старое докончанье подтвердити, и братственные любви меж себя и своим Государствам всякова прибытка прибавити, и о новом деле приговорити, о котором деле и тебе брату нашему в ведоме, как брата нашего Жигимонта Августа Короля Польского и Великого Князя Литовского в животе не стало а потомков у него не осталось, и о тот есмя с отцом твоим блаженные памяти Максимилианом Церасем с братом своим ссылалися и не одинова, чтоб на тех Государствах мимо вас иной никто не был Государем, и того бы нам [125] с отцом твоим с братом нашим с Максимилианом Церасем беречи у чтоб на тех Государствах из рук Мусульманских по присылке Турсково Государь не был, от чего всем нам Государем Крестьянским к великому убытку, и вперед бы Мусульманкая рука не высилася, и кровь Крестьянская от Мусульманские руки не розливалась, а нам бы с отцом твоим с Максимилианом Цесарем с братом нашим и с тобою с братом нашим с Рудельфом Цесарем утвердяся, в дружбе и в братстве и в докончанье быти на всякого недруга за один, да и к Паном в Корону Польскую и в Великое Княжество Литовское писали есмя о том, чтоб они брали себе за Государя брата нашего Максимилианова Цесарева сына которого, а твоего брата, и брат наш дражайший отец твой Максимилиан Цесарь с нами братственные любви был похотел, и Послов своих к нам о тех делех присылал Рыцеря и Думцу своего Яна Кобендзлю да Дворянина своего Даниела Принца, а заключить им тех великих дел тогды меж нас не наказал, и мы к брату своему дражайшему к отцу твоему блаженные памяти к Максимилиану Цесарю с его Послы вместе посылали своих великих Послов Дворянина своего и Наместника Белоозерского Князя Захария Ивановича Белоозерского да Дьяка Андрея [126] Арцыбашева, брат наш дражайший отец твой блаженные памяти Максимилиан Цесарь хотел к нам слати своих великих Послов те дела заключити, и после того вборзе Божьим судом брата нашего дражайшего, а твоего отца Максимилиана Цесаря в животе не стало, а на отца своего Государствах учинился Государем ты брат наш Рудельф Цесарь, и мы к тебе посылали для поздравленья на твоих Государствах тебе здоровати Посланника своего Ждана Ивановича Квашнина, и о тех делех говорити, о которых есмя ссылались с отцом твоим братом своим с Максимилианом Цесарем, и те дела меж нас с отцом твоим для отца твоего Максимилиана Цесаря преставленья не утвердились, а с тобою братом своим дражайшим с Рудельфом Цесарем в братстве и любви и в докончанье стояти против всех недрузей и быти хотим по томужь, как есмя были в ссылке о братстве и о любви и о докончанье с братом своим дражайшим с отцом твоим с Максимилианом Церем,, а тыб брат наш дражайший Послов своих великих к нам слал не замешкав, те дела, что меж нас с отцом твоим с Максимилианом Цесарем почались, заключить, чтоб меж нас братская любовь и соединенье и докончанье утвердилось на всякого недруга за один, чтоб нашим [127] осмотреньем Крестьянство в тишине и в покое было, и высвобожено из рук Мусульманских, и вперед бы Мусульманская рука не высилась, и кровь Крестьянская не розливалась, и опасную есмя свою грамоту к тебе брату своему к Рудельфу Цесарю с своим Посланником со Жданом Квашниным на твои Послы послали, что им приехати к нам и отехати со всеми их людьми и с животы добровольно безо всякого опасенья, и ты брат наш с нашим Посланником со Жданом с Квашниным в своем ответе к нам писал, что отец твой брат наш Максимилиан Цесарь желательно с нами того дела заключити хотел и слати своих великих Послов, да судом Божьим брата нашего дражайшего, а твоего отца Максимилиана Цесаря в животе не стало, а ты брат наш Рудельф Цесарь после отца своего на своих Государствах учинился Государем, и те ссылки все меж нас с отцом твоим выразумел еси гораздо, и с нами братственные любви и докончания хочешь, и наипаче того, как есмя ссылались о браственией любви и о прибытке всего Крястьянства с братом своим с отцом твоим с Максимилианом Цесарем, и Послов своих великих те дела заключити по нашей опасной грамоте хотел еси к нам слати, и Послом своим велел еси сказати, чтоб наготове были, и Послы твои [128] брата нашего дражайшего, и любезнейшего к нам и по ся места, не ведомо для которого случая, не бывали, а Стефан Ботура Воевода Седмиградской ныне на коруне Польской и на Великом Княжстве Литовском укрепился по присылке Салтана Турского, и сложась с ним и с иными с Мусульманскими Государи вместе, кровь Крестьянскую розливает, и вперед разливати хочет, и стоят те все Мусульманские Государи и посаженник Салтана Турского Стефан Ботура Король Польской и Князь Великий Литовской на наше Государство и на нас за то, что есмя с братом нашим, а твоим отцом с Масимилианом Цесарем и с любою с братом нашим с Рудельфом Цесарем были в ссылке, а не хотя того, и ищучи всем Государем Крестьянским прибытка, чтоб мимо вас на тех Государствах на Короне Польской и на Великом Княжестве Литовском из Салтановы руки Государь не был, и после того Стефан Ботур Король Польской и Князь Великий Литовской седчи на корону Польскую и на Великое Княжство Литовское, прислал к нам Посланников своих Юрья Керуденского да Льва Буховитского, что хочет к нам слати своих великих Послов о доброй с молве, и нам бы прислать к нему с его Посланники на его Послы по прежнему обычаю опасная грамота, что им приехати к нам и от [129] нас отъехати добровольно безо всякого задержанья, и мы на его Послы опасную свою грамоту, какове пригож быти, по прежнему, обычаю с его Посланники к нему послали, что Послом его к нам приехати и от нас отъехати добровольно безо всякого задержанья и обиды, и по той нашей опасной грамоте присылал к нам Стефан Король своих Послов Воеводу земли Мазоветские Станислава Крыйского Здробника с товарищи, и Послы его быв у нас, и по его приказу с нашими Бояры договор учинили, и сделали перемирье на три годы от Блоговещеньева дни Пречистые Богородицы лета 7086 до Благовещеньева дни Пречистые Богородицы лета 7089 году, что в те три годы меж нас с ними с Стефаном Королек рати и войне не быти, да на том Послы его перед нами на перемирных грамотах за него Стефана Короля и крест целовали, что бы ему Стефану Королю по тем перемирным грамотам тот мир держати крепко, а мы на тех грамотах к нему к Стефану Королю, перед его Послы крест целовали, и по тому Послов его договору и за крестным целованьем посылали есмя к нему к Стефану Королю по прежнему обычаю то перемирье довершити своих великих Послов Дворецкого своего Тверского и Наместника Муромского Михайла Долматовича Карпова да Казначея своего и [130] Наместника Тульского Петра Ивановича Головина да Дьяка Курбата Григорьева, и Стефан Король Послов наших обесчестил, и у себя задержал, и то перемирье, на чем Послы его сделали, и крестным целованьем его душею утвердили, Стефан Король порушил, и Послов наших обесчестил, держал мало не год, а отослал без дела не по прежнему обычаю, и перемирную грамоту к нам назад отослал, и того ни в Мусульманских Государствах нигде не слыхано, что Послы сделают, и Государскими душами утвердят крестным целованьем, и то бы порушити и переделывати, а порушив крестное целованье Стефан Король, пришед в нашу отчину, город Полотеск и с пригороды взял, и кроворазлитье Крестьянское многое учинил, сложась с Бесерменскими Государи, и ныне кровь Крестьянскую розливают не преставая, а мы будучи в терпенье, и через прежние обычаи, чего николи не бывало, чтоб нашим Послом наперед ходити к Литовским Королем, да для покою Крестьянского, чтоб кровь Крестьянская не розливалась, и ожидая еще от Стефана Короля к себе исправления в тех делех, наперед Литовских Послов послали есмя ныне к Стефану Королю по его опасной грамоте своих великих Послов Стольника своего и Наместника Нижегородского Князя Ивана [131] Васильевича Ситского Ярославского с товарищи, и по всем границам наших Государств и в Лифлянской земле во всех местех с Короною с Польскою и с Великим Княжством Литовским в рубежах заказать велели есмя, рати и войны всчинати не велели, покаместа наши Послы будучи у Стефана Короля о добром деле договор учинят, и Стефан Король сложася с Бесерменскими Государи, наступая на Крестьянскую кровь, и на то наше смиренье и сходительство ко всякому добру не смотря, что есмя послали своих великих Послов к Стефану Королю наперед его Послов, а мимо прежние обычаи приходя Стефановы Королевы люди на наши украйны и к нашим городом, и городов наших добывают, и с нарядом приступают, и многое розлитие крови Крестьянские чинят и того нигдежь ни в которых Государствах не бывало, наши Послы у Стефана Короля от нас посольство правят, и о добром деле о мирном стоянии договор чинят, а Литовские люди под нашими городы стоят с нарядом, и многое кроворазлитие Крестьянское чинят, а Стефан Король учинился нам в недружбе за то, что есмя ссылались с отцом твоим с братом нашим с дражайшим с Максимилианом Цесарем о докончанье стояти на всякого недруга за один, и хотя того, чтоб на коруне Польской и на Великом [132] Княжстве Литовском был брата нашего Максимилианов Цысарев сын Гернист, а твой брат, а из Салтановыб руки на тех Государствах не был, и после того на тех Государствах учинился Государем из Салтановы руки Стефан Ботура, и та наша ссылка с отцом твоим, а с нашим с дражайшим братом с Максимилианом Цесарем стала Салтану Турскому и Стефану Королю ненавистна, по тому служась на нас, и стали с одного, и тыб брат наш дражайший наше с собою докончанье и братскую любовь утвердил, и нам против их способствовал, и с нами стоял против их за один по прежней нашей с отцом твоим с братом нашим с дражайшим с Максимилианом Цесарем и с тобою братом нашим с Рудельфом Цесарем ссылке и любви, чтоб меж нас братская любовь и соединение и докончание с Папою с Римским и со всеми Государи Крестьянскими всея Речи Немецкие по прежним нашим ссылкам с отцом твоим с братом нашим с дражайшим с Максималианом Цесарем утвердилась на всякого недруга за один, чтобы вперед Мусульманская рука над Крестьяны не высилась, и кровь бы Крестьянская не розливалась, и Послов бы еси к нам слал не омешкиваючи о тех делех договорити, и в докончанье утвердити, и к Стефану еси Королю о его о таком [133] безмерстве и о розлитии крови Крестьянские и о складке с Салтаном с Турским отписал, чтоб Стефан Король никаких дел вперед не делал, и на Крестьянское кроворазлитие не стоял, и с Бесерменскими Государи не складывался на Крестьянство, с сею своею грамотою к тебе к брату своему дражайшему и любезнейшему Родельфу Цасарю послали есмя легкого своего Гончика Истому Шевригина, да и к Папе Римскому велели есмя тому своему Гончику ехати с своею грамотою, и тыб брат наш дражайший Рудельф Цесарь выслушав нашу грамоту, приговоря с Папою Римским и со всеми Государи Крестьянскими всея Речи Немецкие Римского Царствия, о тех о всех делех слал к нам своих великих Послов докончати и закрепити, а к нам о тех делехо всех подлинно вскоре отписал, а нашего Гонца Истому Шевригина, которой с сею нашею грамотою к тебе брату нашему дражайшему приедет, пропустить бы еси велел его к Папе Римскому с нашею грамотою, и проводити его велел, и назад его к нам пропустил, и проезжую ему грамоту по всем Государствам дал, чтоб нашему Гонцу Истоме Шевригину к нам приехати безо всякого задержанья вскоре. Писана в Государствия нашего дворе града Москвы лета от создания миру 7088, Августа месяца, Индикта 8, Господствия нашего 46, а [134] Царств наших, Российского 32, Казанского 58, Астраханского 26.

Текст воспроизведен по изданию: Древняя российская вивлиофика, Часть XII. М. 1789

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2022  All Rights Reserved.