Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРАВОСУДЬЕ МИТРОПОЛИЧЬЕ

История русского права средневековых времен изучена до сих пор еще очень слабо, можно даже сказать поверхностно. Наибольшее внимание обращено только на такие крупные памятники, как Русская Правда, Псковская Судная Грамота, Судебники, тогда как мелкие правовые памятники до сих пор как следует даже не изданы. К числу таких мало изученных произведений принадлежит и так называемое Правосудье Митрополичье.

Первые сведения об этом произведении сообщили Горский и Невоструев в своем описании рукописей Синодальной библиотеки 1. Более полно о Правосудье Митрополичьем писал С. В. Юшков, датировавший его второй половиной XIII – первой четвертью XIV в. С. В. Юшков определил Правосудье Митрополичье как «церковный сборник по церковным делам». С. В. Юшков издал текст Правосудья и снабдил его краткими, но ценными примечаниями 2.

Публикация С. В. Юшкова привлекла к Правосудью Митрополичьему внимание исследователей, главным образом потому, что в этом произведении оказались статьи, имеющие сходство с Русской Правдой. Однако собственно источниковедческое изучение Правосудья не было продолжено. Да и сам С. В. Юшков сделал свои выводы о происхождении Правосудья без детального изучения состава того сборника – «Цветника», в котором помещено Правосудье. К тому же издание текста сделано было С. В. Юшковым недостаточно осторожно и требует поправок.

Правосудье Митрополичье помещено в составе сборника или «Цветника», принадлежащего Государственному историческому музею (Синодальное собрание № 687). По описанию Т. Н. Протасьевой, составленному по моей просьбе, это рукопись в четвертку, на 162 + 1 листе.

Водяные знаки рукописи на листах 1–8, 9–143, 144–162 разные: на листах 9–143 изображен кувшинчик с одной ручкой, сверху корона с розеткой (у Брике № 12643-12645, 1509-1538 гг.), медведь небольшой (у Брике № 12299, 1519 г.), единорог (у Брике № 10215, 1512 г., № 10220, 1516-1518 гг.), перчатка небольшая под короной. Знаки перчатки относятся к первой половине XVI в. Таким образом, бумага первой части сборника восходит к началу XVI в. Почерк этой части рукописи – русский полуустав начала XVI в.

К иному, более позднему времени относится бумага 144–162 листов. [32] В ней водяной знак также перчатки, но более позднего времени (у Брике типа № 10682 и 10685, 1570-1580 гг.).

Таким образом, список Правосудья Митрополичьего, помещенного на 141 –143 листах, восходит к началу XVI в. Позже к «Цветнику» были добавлены другие статьи (статья на листе 144 не имеет начала). Почерк этой части рукописи – полуустав конца XVI в.

Оглавление на листах 1–8 написано на иной бумаге и другим почерком – полууставом XVII в. Статьи, помещенные в рукописи, пронумерованы – всего их 190. Номера статей проставлены во всей рукописи на полях иными чернилами, чем основной текст.

С. В. Юшков не обратил внимания на состав «Цветника», выделив из него Правосудье Митрополичье как особый памятник. В действительности же «Цветник» в целом своем виде представляет собой особое произведение, составленное с определенной тенденцией собрать различного рода статьи, связанные с «праведными судами». Поэтому изучение состава «Цветника» дает указания и на происхождение собственно Правосудья Митрополичьего. Поэтому приведем описание рукописи в целом, составленное по моей просьбе Л. М. Костюхиной.

Первые листы «Цветника» представляют собой, как говорилось выше, оглавление статей, помещенных в рукописи, после чего на листах 9–35 помещены «Главы еуангельские избранны».

Далее следуют такие статьи:

лл. 36–38 об. «Сказание о судех Соломоновых».

Первое сказание говорит об «отроке», усыновленном неким господарем и ставшим «сидячим боярином» царя Соломона. Родной сын господаря, пришедший к Соломону, требует, чтобы «отрок» был признан его рабом, так как последний являлся рабом его отца (господаря). Соломон приказывает взять кость умершего господаря и поочередно окунуть ее в кровь «отрока» и в кровь сына господаря. В первом случае кость остается белой, во втором – пропитывается кровью. Этим устанавливается кровное родство сына и господаря, а «отрок» (он же «сидячий боярин») признается рабом сына господаря.

Второе сказание повествует, что один муж взял у другого взаймы 6 вареных куриных яиц. Другой же муж потребовал возвратить ему 6 кур. Царь Давид на суде нашел это требование законным, но его сын Соломон посоветовал первому мужу на глазах царя Давида засеять поле вареным горохом, что тот и сделал. Давид понял свою ошибку и приказал должнику возвратить заимодавцу не 6 кур, а только 6 яиц.

Третье сказание сообщает, что один человек оставил трем своим сыновьям наследство: золото, горшок костей, горшок «персти» (земли). Соломон рассудил: старшему сыну – золото, среднему – скот и челядь, младшему – виноградники и земли.

лл. 39–40. Сказание 2-е о 12 апостол. Рече. «Собор святых апостол 12» (далее следует перечисление, что какой апостол сделал).

л. 40–40 об. Сказание святого апостола Петра (краткое описание родства Петра, чуда спасения утопающего Петра Христом, деяний Петра: проповеди христианства, утверждения епископств, крещения многих римлян).

лл. 40 об.– 41 об. «Деяние святаго апостола Павла и родство его».

л. 42–42 об. «А се митрополичьи суди: «Распу[с]к, смилнье, застатье, умычки, пошибанье промеж мужем и женою, пря о животе, о племяни, о сватовстве, уреканъе, ведовьство, узлы, зельа, еретичьства, зубояденье, ли кто отца бьет или матерь, или братья бьються, или о задници тя[жутся], или игумен или игуменья, поп, попадья, Дьякон или дьяконица, чернець или черница, пономарь, проскурница, вдова, колика, стры 3, [34] задушьныи человек, прикладник, хромець, слепець, дьяк, и вси причтьници церковьнии, судит их митрополит, опричь мирян. Аще кто со отлученым человеком ясть и пиеть, сам отлучен будеть».

лл. 47–50. «Се о прьвых князей рускых.

Сии первый князь рускои, из немець пришли Рюрик, Синеус, Трубор, и вероваша идолом. И умре Синеус и Трубор, а Рюрик седе в Киеве и роди Игоря, а Игорь роди Святослава от Олги, Святослав же Владимера. Владимер же исперва ко идолом тщание имея по отчю преданию, та же бог водохну во Владимера благодать святаго духа, и посла Владимер по всем градом и по всем странам испытати о законе и о вере, и уведав Владимер святую веру греческую и рече в себе: «поиду в землю их и пленю грады их и обрящу учители». И шед взя Корсунь град, а ко греческому царю, глаголя: «дай за мя дщерь свою, аще ли не даси, то створю граду твоему якоже и сему створих». Он же рече: «несть таковаго обычая крестьяном, давати за поганыя, аще ли ся крестиши, то и се получиши и царство небесное приимеши». И рече Владимер: «аз так створю, крещаюсь, но пришед от тебе со царицею крещают мя». И в то время Владимер болит очима, и, пославше к нему царици и рече: «аще не крестишись, то не избудеши болезни сия». Владимер же рече царици: «крести мя над (!) и вы есмя призвал». И когда же крести его и створися чудо велье, вшедшю Владимеру в святую купель и отврьзостася ему очи, и похвали бога и радовашеся душою и телом. И пришед к Киеву граду и изби идолы, Перуна, Хурса, Мокша и вся кумиры и собра люди, и повеле им креститися и нарек им день, аще кто не обрящеться в утре на реце Почаине всь вьзраст. Мужи и жены и дети, свершении же в воде стояху до пояса, а инии до выя, а попы стояху по брегу, молитвы глаголаху над ними и наречеся место то святое, иде же есть церковь святаго апостола Петра. Владимер же възрев на небо помолился за крестьяне, глаголя: «господи, призри на новопросвещеныя своя люди и утверди в них правую веру, и мне помози на супротивныя врагы и побежю их». Повеле людем ставити церкви по градом и по всем странам, а сам созда церковь святую Богородицю и преставися к богу месяца июня 15, и положиша его во церкви тои, юже сам созда, и плакахусь по нем людие, аки по отци, равен есть апостолам, церкви создади (!) люди увери, книги устрой, когда же Владимер крести землю Рускую.

И преже всех грамот грамота жидовьская, а потом елиньская снята с тое же, а потом римьская и друзии потом мнозии грамоты, а по мнозех летех грамота русская снята с греческые грамоты. Жидовьскые грамоты 1-е с аз, ино алфа. А греческие грамоты прьвое с алфа, 2 васака, 3 якета, 4 мянаса. А русскыя грамоты прьвое с аз, б, в, г, д. А перемскые грамоты прьвое с боур, гаи, дои. А [ел]лином стави грамотою Понамид философ слав (!), а Кирил философ сын Лвов преложи грамоту греческую на словенскую, преже убо словене не имеаху книг, но чертами чтяху и гадаху, погани суще без разума, потом крестившись словене и нача румсками и греческыми грамотами нужахусь писати словенскую речь, без устроения. Ино как можеть писати добре греческыми писмены бог ли живет, ли церковь, ли широта, ли яденье, ли питье, ли человек или ина подобна сим. И так беша многа лет, яже бог не хотя человека оставити без разума и посла к ним философ[а] Костянтина, нарицаемаго Кирила сына Львова, мужа праведна, но устроит им грамоту 30 слов и 8, ова убо по чину греческых писмен, а ова по словенской речи. От 1-го слова начен по гречслоу (!), они бо алфа глаголать, а се сь аз от аз начен обое, яко же они уподобльшесь жидовскои грамоте и створиша так и се сь греческою грамотою, жидове бо прьвое слово имеша: аз – алфа еже сказаеться ученье. И греци уподобишась тому же реша прьвое с алфа еже сказаеться ученье и сказанья жидовска греческому языку. И уподобися святыи Кирил, створи 1-е с аз роду словенскому по божию велению писати, плаката. Но что[35] есть 30 и 8 слов в азбуцех створил Кирил, а можеть и менши того писати, яко же и греци 24 слов в греческои грамоте, но не наполняются теми книги, и приложили суть двои гласны, аки в писменех же з шестое десятное, и исполнится их 38 слов. Друзи же глаголют, чему же се словеньские книги, ни тех есть бог сотворил искони, но жидовскыи, елинскыи, римскыи, искони суть прияты богом. А друзии мнят, яко бог створил и писмена их и не ведят, что глаголют окааннии, яко 3-ми языки бог повеле книгам быти, яко же и в евангельи пишет: «бе доска написана жидовскы, румски, елинскы», а словенска несть ту, того ради и не суть словенския книги от бога. И к тому, что речем, но обаче речем от святых книг, яко и научихомся, яко вси по ряду бывают от бога, несть бог створил жидовскаго преже единого, ни румска, ни елинска, но Адам из слова, Сиф[у] Адамлю дана бысть евреиская писания, дабы разумели сынове человечестии чудеса его господа нашего Исуса Христа. Они же видевше и не разумеша и погыбоша».

л. 50. Сказание о пророчицах (перечислены имена 10 пророчиц от Сары до Марии).

л. 51. «А се сказанье о пророцех» (перечислены имена 40 пророков от Адама до Давида).

л. 51 об.–53 об. О Адаме (2 апокрифических сказания об Адаме и изгнании его из рая).

л. 53 об. «Да успе. И се яко ни единого подобья имать человек к богу бесплотному, ни ангелы человеком нарицатись, но словом, а не подобьем аще бо и блазнятсь етери слышаша бо и глаголаще, рече бог: «створи человека по образу нашему и подобию», и прилагают бога бесплотна к телесному, не имуще строина разума, ни меры качеству, описуетсь, сиречь есть бог не описан, не доведом».

л. 58–58 об. «Наказанье царем и князем.

Вам, господине, глаголю, царем и князем, утешайте скорбящих, избавите убогих от рук силных, заступайте странных, не насильствуисте вдовиц, си бо от вельможи обидими суть и прибегают к вам, яко к благим защитником, но вы, господье, царье и князи, подобии есть туче дождеве, иже врем верод (!) над морем истечет, а не над землею, жажущеи воды. Так и вы, господье, царье и князи, тем боле дает, иже у кого много злата, а не тем, иже не имеют ни единого пенязя, но еще негде главы своея подклонити».

л. 58 об. «О вере. Изначала преже ветхии Рим был с Константином градом вкупе единомудроствовавше» (далее говорится о разделении Рима и Константинополя и о взятии Рима вандалами («немцами»).

лл. 59–61. Притча о птицах (рассказывает об индийской птице Феникс, достающей небесный огонь и сгорающей в нем; о горлице, плачущей в пустыне по «подружии своем» («так и ты, человече, аще ли отлучишись от жены своея и к тому не прилепляися ко инои»); о ласточке, ослепшей и исцеленной своим птенцом («так и ты, человече, егда стареешись и прибегни к терпению и приими иноческий образ, то и бог может исцелити тя и простити тя от грех твоих»); о птице, оживляющей своей кровью птенцов (сравнение с Христом); о птице рябь, ворующей чужие яйца («не копи богатство, а покайся»); о птице, живущей в горах, а обдирающей кедры (сравнение с дьяволом); об ослепшем орле, прозревшем после купания в источнике (сравнение с крещением).

л. 61. О рыбах (притча о рыбе «многоножице», меняющей цвет подобно хамелеону («неверный тех уклоняйтесь»), о рыбе «фокы», детеныши которой прячутся в ее утробу («злой человек прячет яд свой»).

л. 61. О зверех (о льве, вдыхающем жизнь в мертворожденного детеныша (сравнение с крещением); об олене, пожирающем змея и пьющем потом из источника, чтобы не умереть («яко же дает елинь на источници водныя, тако же дает душа моя к тебе ждет»). [36]

лл. 61–62. О грому. «Глаголать писанье: егда возвеют велиции ветри и сражаться супротив велиции облаци, и туча бьет, испущают обычьи есть мланьи, яко же некто сечет огнь в камени, прежде ударит огнивом в камень ти, потом огнь являеться, тако убо и грому глаголать: преже разятся облаци ти, потом является огнь от них, а скорость мланьи изрядна есть, в мегновех всю вселеную протече, а зиме мланьям не являтись, понеже воздух осыреет и отступлешю солнцу на полуденныя части».

лл. 64 об.–65. Указ человеку о смерти (тело человека смертно, душа бессмертна, если человек живет по заповедям: не убии, не укради, не лжесвидетельствуй) .

лл. 65–66. «О двух смертех и о дву воскресении» (первое воскресение – крещение, второе – «от тленныя сея жизни в нетленную». Первая смерть – телом умереть и быть осужденным. Вторая смерть – «поити в муку». Далее говорится о свободе воли человека выбирать один из двух путей: божий путь спасения или путь гибели от дьявола).

л. 66. Пряи. «Яко два борца борются который их силниищ будет, тои одалеет, так и душа с телом борется: душа на спасение потязает, а тело на мирьская угодья, рекше на грех, аще кто с помыслы борется, такови мученики венчани будет».

л. 66–66 об. «И несть человеку ползы от места красна и от сана велика, а преступающи божию заповедь. Кыи сан есть адамова бесм[е]ртья боле, ли кое место краснее рая, из него же Адам изгнан бысть, преступив заповедь божию. Кое ли место укоризнее гноища, на нем седая Иев схрани заповедь божию и в рай вселись».

лл. 67 об.– 68. «О книгах. Богослов рече: Мною убо ни всему миру не моги вместити пишемых книг, аминь; понеже кто может исчести капля дождевныя или звездное множество, ли морскыи песок, ли земная основанья, так и кьнижная чтенья, ли писанья человеку не мощно исчести, ли писати».

лл. 68 об.– 69. «Отцем духовным».

Не гневи и слушайся духовного отца. «Тако и вы, священници, не имея добре учити люди сами погибнете, а люди погубити, достоит священнику быти разумну, учителну, кротку, так и сыну быти послушливу, кротку, смирну, да обою господь спасет и введе во царство небесное; аще ли сгрешит простець до себе, ему вина, аще ли священник, то есть зло сотворил, соблазна есть ему».

л. 69. «Яко же земля рукама ратаисками длъго не делаема, и удрьнеет и древа нарастет, тако и душа не приемлюща духовнаго ученья тернием и волчем нарастет, рекше злыми делы, которое бремя свяжеши, то и понесеши, что всееши, то и поживши, ови трудишась, а инии во труд их внидоша».

л. 69–69 об. «Егда хощет князь обьяти град, то прежде отимет от них воду и брашно, и ти изнемогут людие от глада и жажди и предадуться в руци царю, тако же и ты, человече, хотяи знати злыя мысли от сердца своего, то преже предайся в пост и в молитву, и злыя мысли предстанут, а враг дьявол посрамлен, аще ли человек постится и зьвезда его на ясне стоит, а питающаго человека покрыта есть под мраком».

л. 70 об. «Отцю с детьми. Аще отец неравно чад своих поделит, единого обогатит, его же любит, а другаго возненавидит и клянет, и о всем о том станут чада пред богом на страшней суде не лицемернем и обьличат чада родителя своя, и вси равно сопрятьсь, жены с мужеи своими, а чада с родители своими, того ради апостол рече: чада послушайте родителеи своих о господе, а родители не раздражаите чад своих, мужи любите жены своя, а жены боитесь мужь своих, да вси станут без осуженья на страшнем суде».

л. 70 об. «Господь рече ко господарем: будите милостивы ко домочадцем своим, рекше к челяди, кормите их, одеваите их, обуваите их, яко же им доволно. Аще ли их ни кормите, ни одеваете, не обуваете до обила, а раба[37] твоего убьют у татьбы, ли в разбои, за ту кровь тебе отвечати, ли рабыня начнет плоть свою на срам давати, ли наготы деля, ли босоты деля, о всем о том осподарю дати ответ богу».

л. 72. «О чести. Человече, егда тя 4... князи ли царие ли людие мнози поклоняюттись ли чтут тя, но на таковых не пребывает блаженство господне, но рече господь: блажени есте, егда чтут вас человеци, но егда возненавидят вас и жде[нут] вы и ркуть вы всяк зол глагол на вы лжющеи мене ради, и вся лживая речи, но вас лжюще, аще ли видите в богатстве живуща, ничтоже приемлюще зде зла, не блажи того, но плачи, тамо мучен будет. Аще ли человек зде беды приемлет ли казнь, того блажи. Апостол рече: «всяк человек хотяи благоверно о Христе жити, мучимы бывают от злых человек, и царьи и князьи и злых властелин и от бесов и знамением и ранами и заточением и иными многими бедами и узами темничными и камением и причими скорбьми. Господь рече: в мире сем скорби [бу]дите бог строит всю тварь, [взы]щет за грехи наши, томя нас зимою, мразом, бурею, ветром, варом, гладом, нашествием иноплеменник поганых и иными многыми скорбьми подобает внити во царство небесное».

лл. 73 об.– 74. О граде (краткое описание Иерусалима и царствования Давида. То же о Вавилоне и царе Навуходоносоре).

л. 74–74 об. «О богатых. Ботату мужу мнози друзи суть по чюжим градом, а убогаму ни в своем граде друга несть, но и свои род отмещетьсь его, не зная творитьсь. Богатый, аще неправду глаголеть, и вси его честна творят и слушают его, а убогаи, аще правду глаголать, то вси его безчествуют и укоряют».

лл. 74 об.– 75. «И лисица убо твориться спя, а бес творится чистоту дръжаще, но ова убо лисица кура имет, а си бес душю погубит человеку, ни своима очима веры не ими, не осужаи человека да и тебе не прельстят».

лл. 76 об.– 77. «Аще ли поп блуд створит – опитемьи 7 лет, 3 о хлебе и о воде, а 4 по правилом, а в ризах не пети до смерти, аще бы и чюдеса творил и мертвыя воскрешал, а тайных не возбранен, но с мирскими человеци и причастить».

л. 84–84 об. «О чюдесех страшных царя Ирода» (в граде Антиохии в царство Юстиниана людей объял ужас от небесного скрежета, 10 тыс. умерло от испуга, а одному святому мужу было виденье написать над дверьми дома: «Христос с нами» – и все успокоится).

л. 84 об. «Ино сказанье страшное есть.

В некое время во Цариграде соблазнишася людье и пеша от вознесенья господня до великого царя Феодосья: святы крепкы, святыи бесмертьныи, святыи распятыи помилуи нас. И в то время жена некоя роди отроча и восхищено бысть на небеса в тои час и та же абье отрочь то сниде на землю и ста среди собора и проглагола к народу: поите бес приклада: святы боже, святы крепкы и святы бесмертьны помилуи нас, аминь; они же оттоле начатие искати книг и умудришась велми».

лл. 86 об.– 88. «Правило. Повелеша святии отцы епарху градскому лесца, хулника, ротника, мужеложника, убиицю, девицам растление творящи, по закону казнити их, а на послед влагати их в муку, а не щадети их, зло творящих, да не того ради безакония град и граж[а]не погибнут вкупе. Глаголать в 4-мь царствии Ахав царь, изловив, пощаде Адора царя асурьскаго и рече ему пророк бог: попустил еси мужа губителя из руки своея, душа твоя за душю его, и люди твоя за люди его. Саул царь пощаде Агга царя, и того ради с царства испади. Тако же и ты, иерею, аще ли житье свое исправиши велми, а единого овчате не исправиши, за то осудишись в муку, а причастья недостойным не доваи без расужения, несть бо тяжце сего греха, еже продати сына божия безаконником, ни по дару, ни по любви [38] не даваи, да не осудишись с ним в муку, а непокорника отлучи от церкви и себе, а интаковаго не приимет, дондеже обратиться к тебе. Еще ли кто приимет без твоего благословенья и ты скажи епископу ли властелю его, а непокорника велит на соборе проклинати, а кто такого приимет, да не служит дондеже покается ко отцу своему. Аще ли кто говорит в церкви ли смеется, таковаго изгнати из церкви; аще ли не послушает тя и ты престани служити дондеже изыдет из церкви. А во олтарь ходи един, а иным не даваи, а пономарь и проокурница, единоженець не повинен многым грехом благословением епископа, а к судом священным не прикасается, ни кадит, а во олтарь вносит просфиры, свещи, вино, водицю, а иного не нести ничего, ни кутьи, ни пива, ни хлеба, а пророк, апостол чести знать дьяку, да будут достоини святыя церкви. А приношенья от недостоиных не приимаи в церковь божию и во святыи олтарь, а от еретик, от ротник, от блудника, от прелюбодея, от татя, от резоимца, от чародея, от 3-женьца, от клеветника, от поклепци, от судьи неправедна, от злаго осподаря на челядь свою ранами учащая, гладом моря ли делом не по силе. Аще ли кто будет таковых люди, а не имуть каятись о томопричь, и то тебе таковыи да будет проклят, но приимаи приношения от своих детеи, ведая их житье и запрещаи им, истязаи их, а сам судов не суди и порук не доваи. А котораи церкви ставлен еси и не исходи от нея до живота своего, развее нужи ради великыя и то по совету епископа своего, а в чюжем пределе не служити без грамоты епископа своего, а на соборы ходи на исправленье церковныя вещи и на истиннаго разума».

лл. 88–89 об. «Ино чюдо об обителех, Печерском монастыре» (взято из жития Антония).

лл. 89 об.– 90 об. «Тожде. Бысть некто инок в том же монастыри именем Еразм...» (взято из Патерика Печерского).

л. 90 об. «Сказанье о Печерском монастыре» (взято из жития Феодосия Печерского).

лл. 90 об.– 91. «А се иное чюдо о церкви Печерском монастыре» (из жития Феодосия Печерского).

л. 91. «В том же монастыре некии брат прозорлив»... (из жития Матфея Прозорливого в Патерике Печерском).

лл. 91–92. «Иное чюдо того же монастыря» (из жития Феодосия Печерского) .

лл. 92–93. «Иное чюдо того же...» («из жития Исаакия Затворника в Патерике Печерском).

лл. 93 об.– 94. «А се иное чюдо Александра» (о том, как Александр Македонский был в «рахманской земле», где течет «индейская река», по сторонам которой живут: по одной – мужчины, по другой женщины. Сходятся они только в июле и августе, живут 40 дней. Далее говорится о том, что мужья и жены живут 9 лет; родится у них 2 ребенка – тогда родители принимают «ангельский чин», не пашут, не сеют, а питаются от «благодати божьей».

л. 94–94 об. «Сказание о епископех».

(Сказание о недостойном епископе. «И вы когда узрите недостойнаго царя или князя, ли епископа и вы ся тому не девите, божия промысла не оглаголуите, понеже по нашим делом таковаго властелина посылает на нас по грехом нашим»).

л. 94 об. «О клеветницех». (Царь Константин сжег клеветников на епископа, говоря, что нельзя разоблачать «блуд» епископа, так как это соблазн для простых людей, и если бы он, Константин, узнал о грехах епископа, то прикрыл бы его грехи «перфирою своею»).

лл. 94 об.– 95. «О мучителех». (Правитель некоего града Фока был мучителем «крестьян». Один инок спросил у бога: за что такое наказанье горожанам? Тот ответил: за грехи; если люди покаются, то и им будет милость).[39]

л. 95–95 об. «О подвизе». (Некий епископ Адельфиней поучал свою сестру, игуменью, что с бесами надо бороться здесь, на земле, а не только «в будущии век»),

лл. 96 об.– 97. «О смиренем дьяконе». (Дьякон Феодорит отказывался от дьяконства, а монахи настаивали на выполнении им обязанностей дьякона. Тогда Феодорит сказал, что бог докажет его, Феодорита, правоту. Бог же показал ему столп огненный и спросил: «Феодорит, можешь быть как этот столп?» Тогда «держи дьяконство». Монахи поняли, что он прав).

лл. 97–98. «О смиренем епископе». (О неком епископе, отказавшемся от епископства и начавшем работать в винограднике наемником. О том, как пришел из далекой страны некий Ефрем, увидевший огненный столп и догадавшийся, что наемник – это епископ. Бывший епископ посылает Ефрема в качестве своего преемника на епископской кафедре в городе, где раньше сам занимал это место).

л. 98–98 об. «О смиренем епископе». (Епископ «впаде во блуд», но покаялся перед всем собором и людьми и отказался от епископства. Люди стали просить его остаться, тогда он лег ниц перед церковными дверями и заставил всех наступить на себя; после этого бог его простил, и он остался епископом).

лл. 98 об.– 99. «О епископе прозорливем». (Некий епископ спрашивал у ангела, какие грехи есть у людей и как их различать. Ангел отвечал: если лицо темное у человека – то блудник, если глаза кровавы и лицо огненное – разбойник, клеветник или льстец).

л. 99.– «О сказанье о игуменех». (Игумен не принял Христа, принявшего образ нищего, и отправился на обед с богатыми. Христос сказал на это: или честь земная, или царство небесное).

лл. 99–100. «О игумене». (Некий мирской человек пришел покаяться к игумену, который велел говорить ему перед всей братиею. Мирской человек же сказал, что недостойно произносить вслух это покаяние. Игумен задумался и предложил человеку принять монашеский чин; тот согласился. Удивившимся же монахам игумен объяснил, что надо быть милосердным, прощает грехи бог, а он, игумен, недостоин делать это).

лл. 100–101. «О милостыни Андрея». (В одном монастыре был игумен Григорий. Пришел к нему нищий и попросил милостыню. Григории дал ему 6 златников. Нищий пришел еще 2 раза и получил от Григория еще 6 златников и серебряное блюдо, присланное Григорию его матерью. Когда Григорий стал патриархом, то пригласил к себе на пир 12 нищих, но явились 13. Григорий накормил все 13. 13-й оказался ангелом, который явился, чтобы проверить, ради чего творит милостыню Григорий; ради славы или ради бога).

лл. 104–106 об. «О соблазнившися попе.

Поп некыи живяше в горе имея много злат[а] с собою, и к нему же приидоша 5 инокинь жити, подобьни суть онем девам мудрым, их же святое евангелие пишет..., но украшены бысть постническим житьем и живяху с попом тружающеся день и нощь, божия заповеди сохраняюще; дьявол же, ненавидя иноческаго житья, вниде в некотораго человека, ведуще, где живут в горе, и шед поведа начальником вльхвом Саурья царя перскаго, и сказа им глаголя, яко некии крестьянин поп имея злат[а] много и с ним 5 инок пребывают, крыюще злат[а] много, то представите его судищу и с постницами, их же имать с собою. Он же то слышав и представи ереия судищю с постницами и з златом; и рече поп князю: «что велиши, господин мои, творити». Князь рече: «поклонишись солнцю, то возми свое, иди, амо же хощеши». Тогда окаянныи епископ виде пред собою злато лежаще и поклонися солнцю и пожре идолом. Вльхвь же то виде и рече попу: «аще ли обратиши и постници с собою так же поклонятся солнцю, якоже и ты, тогда и те возмут свое злато и идут, амо же хотят»; ереи же шедше ко [40] иноком 5 ... глаголя: а «повеленья царева не... поклонихся солнцу и пожрех идолом, повелевает же се и вам сътворити». Постници же первое попу заплеваше ему лице и по сем реша ему окаянне: «не довлеет ли ти своя погибель, да как нам смел еси вещати, ты днесь обретеся вторыи Июда, яко же он злата ради прода господа учителя своего и взем злато шед удавися и погуби свою душю». И посрами его яко отступника. Тогда же повелением царевым бьени быта святыя девы нещадно жезлием. Они же глаголаша: «мы господу нашему Исуе Христу покланяемся, а повеленью царя твоего не повинуемся»; влхво же повеле попу Павлу рукою своею усекнути главы их. Он же взем меч, прииде к постницам... 6 единем гласом... окаяные, се ли есть ученье твое, иже нас по вся дни уча еже за Христа умрети, сам же ни мала хотя пострадати за него, се ли есть святое тело и кровь, иже от нечистою руку твою приимахом, веси ли, тои же мечь в руку твоею есть житью вечному нам ходатаи есть, мы бо отходим к учителю нашему Христу, а ты, окаянне, скоро удавлен будеши со учители своими». Так же ерей скоро усече главы их, тогда волхов глагола к нему: «не видех так царевы воли створише яко же ты и днесь и того ради бес повеленья царева не могу отпустить тя, мне новедавшу ему и велицеи чести сподобится, а ныне возми свое злато, возвеселись с нами, пребуди в кельи своей с нами, а завтра скажем царю о тебе». И бысть на ту нощь посла волхов рабы своя и повеле Павла удавити, злата ради его, тогда же осуди его, яко убиица есть себе, повеле его поврещи псам на снеденье. В ню же меру мери взмериться ему, и осудися как вторыи Июда».

лл. 107 об.– 108. «Чюдо Козьмы и Дамьяна». («В гостиной общине» города Корсуня у одного мужа шел 7 дней пир, а на 8-й день питья уже не хватило; тогда гости наполнили большой сосуд водой, и некий поп стал разливать ее по «стыкляницам», читая тропарь Козьме и Демьяну. Вода превратилась в вино, и весь город пил его 12 дней. Люди стали «глаголати словеса неподобная», и вино исчезло. «Того ради, братье, во брашнах не глаголате скверная словеса, ни бою не творите, а священници своя дети учите, но пить во славу божию»).

л. 108–108 об. «О неосуженьи». (Один близкий к царю человек не имел волос на голове и бороды. Однажды он увидел иерея, творящего блуд, а когда пришел через некоторое время в церковь причащаться, то узнал впричащающем того самого иерея. Помня заповедь «не осуждай!», человек принял причастие у грешного попа, и за то бог наградил его: у него выросли «власи на главе и браде»).

лл. 109–110. «О страннолюбьи». (О странниках, пришедших в монастырь Ефимия, где не было припасов. Ефимий, несмотря на скудость запасов, приказал келарю накормить странников, и тотчас бог наполнил закрома монастыря хлебом).

л. 115. «О двомыслящих».

«Живущи мнози в пустынях и в горах и мысляще мирскыя и погибоша, а инии в градех живуще с женами и с детьми спасошася, несть бо мощно воину храбру явитись, аще ратника не убьет прежде».

л. 115 об. «О первом роде и о последнем роде».

л. 116–116 об. «О милостыне».

«Слыша святыи Нифонт глас, глаголюща: «всяк человек, дая милостыню нищему, самому Христу дает...»

лл. 118–119 об. «О татбе. Яко отец Галасеи имеяше у себе книгу добру достоины 15 златник, бысть написан в них ветхии и новый закон, и положи их во церкови чтенья ради; прииде же брат странный к старцу Галасию и, видев книги, украде их» (далее рассказывается, как странник продал книги одному купцу и как книги снова вернулись к старцу). [41]

л. 122–122 об. «О боярстве. Боярин некто постригься в черньци и разда именье свое нищим и удержа себе мало нечто на потребу, не хотя паки прияти смиренья истиннаго покоренья, и рече ему святыи Василии: боярство свое погубил еси, а чернечства не достигл еси, не можеши богу работати и мамоны».

л. 124. «О покореньи князю. Братье, о всем покоряйтесь князю да без беды прочье лет пожноете, писано бо есть: князь людей своих да наречьши зла, да зло тебе не постигнеть, нечестив бо князь беззаконуеть, повинен есть суду. Устыдевся лица княжа во сердци своем на князя не мысли, ни в ложници своеи не клени его, когда птица донесеть глас твои до него и готов будеши пострадати зло, слов княже схрани, а лица своего не отврати и властелем главу свою подклоняи, а званья их не ослушайся, а с ними ся точен не твори, а противу слова их не отвещаи, понеже от бога [д]ана им власть та, того ради и боятись их велит не злобы их деля, но божия веленья».

лл. 124–125 об. «Отдающи села монастыреви ли раба».

«Седящу некогда святому отцу Антонью со ученики своими глаголюще душеполезно, ведуще братье житье некоего христолюбца умерша, яко велику ползу створи монастыреви: село свое даст святого Иоанна. Слышав то святыи отець ж бысть печален, вздохнув рече: таковыи человек погуби душю свою. И реша к нему ученици его: что ради а не печали ему помиловану быти о таковем дару; и рече им святыи отець: глаголю вам, чада, имеите ми веры, аще ли кто даст нашим братья на зедленье, то есть спасенье души; аще ли кто село даст монастыреви, ли раба, ли рабыню, а то есть души пагуба, понеже видех в минувшую нощь о человеце том, о нем же вы глаголете мне, ако душа его, стояще пред богом, осужена в муку того ради и села. И молися за нь святая богородица, Иоан Предтеча о души тои слышах глаголющь, когда село то будет отдано от монастыря, тогда и душа та отпущена будет от муки. Слышав же то братье и шед поведа игумену отдати село то, и паки виде игумен душю ту отпущену от муки, и глагола отець братьям: аще ли кто село даст, ли раба, ли рабыню, то пагуба души тои, ли кто даст милостыню ходатаим, то есть гордость, а не милостыни, таковыи не приимает мзды, понеже Авраам, Давид, инии мнози не ходатаим милостыню творили, о сем бо Иоан Златоуст рече: яко Авраам имея 300 слуг, то ни единого посла в стадо по телець, но сам иде и уготова обед, тако же и Сарра талико имуще рабынь, ни единоя повеле 3 сита замесити, но сама замеси, а господь не ходатаем же обеща им великую мзду, а на распятье господь не ходатаем, но сам господь распятся за человеки грех ради наших».

лл. 125 об.– 126 об. «О имяни и о делех.

Бысть некто воспроси старца, имя ли человека спасет, ли дела...».

л. 137–137 об. «О ветсе законе».

«Закон Моисеев попран бысть распятьем господним, попрано бысть в горлици мес[то] смиренье, а в голуби мес[то] чистота, а во крови мес[то] голубины миро, а в обрезанье мес[то] крещенье, а в суботы мес[то] неделя, а во опреснока мес[то] просфиры, а во оцищенье мес[то] покаянье, а въскисл рекше въскресло».

л. 144. Начинается с обрывка текста, словом «смерти», далее следует «аще ли который поп безо опитимьи» (до л. 152).

л. 152–152 об. «Устав людем о обручение и о женитве, како есть право у непонимания: брата два, то две колена, а дети тою четвертое колено и внуци тою 6-е колено, то дотоле нелзе поиматися, а правнуци тою, то 7-е колено, и 8-е, то уже достоино поиматися, аще будет одиною сторону внук, а другую правнука, то ти 7-е с шестым не достоить поиматися, но токмо се[дь]мое со осмым поиматися. Аще поп до 6 часа пиет нощи да не литургисает, аще поп ведыи кото согрешающи, а не покажет его, да лишен есть сана своего». [42]

Писец рукописи иногда явно не понимал тот текст, который он переписывал, иногда произвольно сокращал отдельные слова и пользовался выносными буквами в тех случаях, когда такие буквы обычно не применялись. Поэтому текст «Цветника», в том числе и внесенного в него Митрополичьего Правосудья, не всегда удобочитаем и понятен. Возможно, это зависело от оригинала, с которого переписывался текст «Цветника» в XV – начале XVI столетия. На это указывает, в частности, запись писца: «Господи, помози рабу своему имя рек. Дай бог гораздо писати ему правою рукою, а божий его добре сии суд судил» (л. 41 об.). Обозначение «имя рек» вместо имени намекает на то, что человек, писавший «Цветник», просто переписал запись с именем писца, находившуюся в оригинале.

Состав «Цветника», как видим, очень своеобразен. В основном это сборник мелких статей церковного содержания, составитель которого, однако, не просто выписывал те или иные статьи, а подбирал произведения по определенным признакам. Он переписывал мелкие статьи учительного содержания и имел особый вкус к произведениям легендарного и полулегендарного характера. Его интересовали сказания о различного рода чудесах. Поэтому он, делая выдержки из Печерского Патерика, тут же приводит сказание о чуде Александра .Македонского и пр.

Составитель «Цветника» также проявляет большой интерес к статьям церковно-юридическото содержания, в частности, знает устав о десятине, в его особой редакции, которая связывала возникновение десятины с именами митрополитов Михаила и Лариона (Иллариона). На л. 42 читаем: «Все 10-е дах от всякого суда пречюдной матери божии и отцу своему митрополиту Михаилу и Лариону во всей Русской земли русскаго княженья. От всякого суда 10 грош, и с торгу 10-ю неделю и из домов на всякое лето 10-е, от стада, от жита всякого. Се аз князь великыи Владимер сын Святагославль и святыя [Ольги] и внук Игорев».

А се митрополичьи судии. Роспуск, смильнье (идет перечисление судов, подведомственных митрополиту). Слова: «Все 10-е дах от всякого суда» написаны киноварью как заглавие.

Как видно из приведенного выше описания, в «Цветник» вошли и статьи церковно-юридического характера. При этом писец не стеснялся давать своим статьям произвольные названия. Так, название «Митрополичье Правосудье» написано внизу на полях, как будто заглавие относится совсем к иному произведению. В подлиннике текст начинается киноварной буквой «К», в словах: «Князю великому» на предпоследней строчке снизу. Внизу же на полях тем же почерком написано: «А ее есть правосудье митрополичье назади». Под словом «назади» приписано другое слово, от которого остались только буквы: «кни» (или «ким»). Таким образом, заглавие «Митрополичье Правосудье» может и не относиться к произведению, условно так названному С. В. Юшковым и другими, а иметь в виду другое сочинение, стоявшее назади (понимается, книги). Ведь следующий за Правосудьем текст начинается с оборванной фразы; значит, в этом месте рукописи имеется пропуск.

Состав сборника в целом показывает, что перед нами не просто сборник поучений монашеското характера. Это сборник, связанный с епископской кафедрой, которая без дальнейших пояснений называется обычно «домом», подобно «дому святой Софии» в Новгороде или «дому» вологодских и пермских епископов. Статьи «Цветника» о епископах так многочисленны, что объединение их в одном сборнике не может быть признано случайным. Настойчивое напоминание создателей «Цветника» о праведных судах, соответствующий подбор и других статей показывают, что сборник составлялся с определенной наставительной целью, подобно Мерилу Праведному 7. Разница только в том, что Мерило Праведное составлено было [43] в одном из крупных русских центров, тогда как «Цветник» с Митрополичьим Правосудьем возник где-либо в провинции в глухом углу Русской земли.

Некоторый свет на тот район, где возникло Митрополичье Правосудье, бросает замечательный рассказ о славянской грамоте, помещенный в «Цветнике», непосредственно за повествованием о крещении Руси (лл. 47–50). В нем сообщаются сведения о пермской грамоте, причем рассказ по некоторым своим чертам сходен с житием Стефана Пермского, написанным Епифанием Премудрым 8.

Как далее будет видно, эта статья о пермской грамоте не случайно оказалась в одном сборнике вместе с Правосудьем Митрополичьим. Ведь в тексте Правосудья имеются прямые указания на епископский суд. Между тем на севере России XIV–XV вв. существовали всего две епархии: архиепископская кафедра в Новгороде и епископская в Перми. Правосудье прямо говорит об епископе, и это является свидетельством того, что речь идет не о новгородском архиепископе, а об епископе пермском.

По своему составу Правосудье Митрополичье – произведение сложное, основанное на различных источниках. Б. Д. Греков и С. В. Юшков особенное внимание обращали на близость некоторых терминов Правосудья к Русской Правде, но таких терминов очень немного, вся же терминология этого произведения ведет нас к гораздо более позднему времени, к XIV–XV вв. Особенную близость Правосудье имеет с Двинской уставной грамотой 1397 г. В этой грамоте найдем статью о том, что «осподарь» не отвечает перед судом, если он «огрешится» и убьет своего холопа или рабу («А кто осподарь огрешится, ударит своего холопа или робу, а случится смерть, в том наместници не судят, ни вины не емлють» 9). Это постановление в редакции Правосудья звучит так: «Аще ли убиет осподарь челядина полнаго, несть ему душегубства, но вина есть от бога. А закупнаго или наймита, то есть душегубство». Под понятием душегубства здесь понимается не само убийство, а пошлина за убийство, которая отмечается и Двинской грамотой, где это слово передается через понятие «вины».

В той же Двинской грамоте найдем и многие термины «Правосудья»: наместники, слуга в позднем значении этого слова, поличное, пристав и пр.

Терминология Правосудья Митрополичьего ведет на русский север XIV–XV вв. Приведем несколько справок, подтверждающих этот вывод: «бесчестье» встречаем в том же значении в Двинской Судной грамоте, «властелин» – в грамоте митрополита Киприана 1392 г., «душегубец» – в договорной грамоте Дмитрия Донского 1375 г. «корчма» в Псковской летописи под 1480 г., «пристав» – в договоре Дмитрия Донского 1389 г., «околичник» – в Белозерской грамоте 1450 г., «присуд» – в жалованной грамоте 1488 г. и т. д.

Правосудье Митрополичье, следовательно, пользуется обычной русской терминологией XIV–XV вв. и должно быть отнесено к этому времени. Близость отдельных статей Правосудья к Русской Правде объясняется особенно длительным бытованием старых терминов и судебных порядков на севере Руси.

Митрополичье Правосудье стоит в одном ряду с такими произведениями, как Закон Судный Людем пространной редакции, и указывает на то, что русская юридическая мысль действовала, пусть в примитивном виде, и на севере России, а не была только уделом больших центров.

Уже указание на Пермскую грамоту ведет нас ко времени, значительно более позднему, чем XIII – первая половина XIV в., к которому [44] относил Митрополичье Правосудье С. В. Юшков. Статья о крещении Владимира и о славянской грамоте с упоминанием о грамоте Пермской могла возникнуть не раньше второй половины XIV в., когда епископ Стефан Храп крестил пермичей и основал Пермскую епископскую кафедру во Владычном городке на Усть-Выми, точнее, при впадении Выми в Вычегду.

Стефан Храп был поставлен епископом для Перми в 1383 г. Таким образом возникла новая епископия на севере Руси. Резиденция пермского епископа представляла собой укрепленный городок, остатки которого еще сохранялись в начале XIX в., в частности площадки, где стояли башни.

Житие Стефана Пермского, написанное Епифанием Премудрым, четко очерчивает и мирскую деятельность Стефана как церковного феодала, жестокими мерами искоренявшего язычество, и вместе с ним независимость пермских людей (коми).

Возможно, именно при Стефане Храпе и положено было начало созданию особого Пермского Судебника, основанного на обычном праве Устюжской земли, потому что и Сам Стефан Храп был родом устюжанин. Позже на основе этого Судебника и возникло Правосудее Митрополичье, носящее все черты церковного судебника, защищающего юрисдикцию и права епископа.

Как видим, Правосудье Митрополичье заслуживает гораздо большего изучения, чем это делалось раньше. Фактически это Пермский Судебник XV в., имеющий непосредственное отношение к истории народа коми и пределам Устюга.


А СЕ ЕСТЬ ПРАВОСУДЬЕ МИТРОПОЛИЧЬЕ 10

Князю великому за безсчестье 11 главу снять. А меншему князю, ли |л. 141 об.|сельскому, ли тысячником, ли околичником, ли боарину, ли слузе, ли игумену, ли попу, ли дьакону, по житью, по службе безсчестье 11 судят.

Тивуну княжю безсчестье 11 гривна злата, так и наместнику.

Аще ли кому судят злато за бесчестье, противу того судьи несть злата за злато, но деляться судья присудом.

А се вина. Мужа с женью 12 разлучит: 1-я вина, застанет муж жену свою с чюжим мужем 13, а учинит исправу на нее, разлучити их; 2 вина, аще подумает жена на мужа зельем; 3, опричь мужа своего спати; 4, с чюжими людьми ходить на пир; 5, ходить на игрище, опричь мужа своего; 6, велит мужа своего красти; 7, имет кто мыслити на мужа ея, ана ведает, а не скажет. Того ради разлучить их по исправе.

За гулуб 14 9 кун, за утку 30 кун, за гусь 30 кун, за лебедь 30 кун, за жервь 30 кун, за кошку 3 гривны, за собаку 3 гривны, за кобылу 60 кун, за вола 3 гривны, за корову 40 кун, за третьак 30 кун, за лонщину полгривны, за теля 5 кун, за боран /л. 142/ногата, за порося ногота 15, за овцу 5 кун, за жеребца гривна, за жеребя 16, 6 ногот 15. Передний идет, а задний что найдет, не делиться с предним, а предний делиться з задним.

Аще кто насилит девку, ли умучит, а будет дщи боярская, ли жена, за срам ей 5 гривн злата, а менших бояр дчи 17 гривна злата, а добрых [45] 30 гривн сребра, нарочитых 18 3 рубли. А умытцех епископу гривн 19, а князь казнит.

Аще ли на жене 20 будет лих недуж, ли слепа, ли длъгая болезнь, про то отпустити ея, так же и мужа.

Аще кто кому пострижет браду, ли главу, 12 гривн 19, а князь казнит.

Ты ж судья суди слова, а не сердца; то есть суд, что идет у человека изъ устъ.

Око человеку судиться за полвека 40 гривны.

А душегубца велит казнити градскым законом, осечи его да продати, как стечет, а дом 21 его на грабеж.

А татя без поличного ни 22 вязать, ни казнити, ни повесить.

В корчьме 23 человека убьют, за безчестее ногата. /л. 142 об./

Наезда 100 гривн, а самосуда 2 рубли, а вина властелину 24 противу поличного, а исцю також.

А будет послух прирочен, а скажет свои прирок судьи 25, послух есть, а грамот татю 26 на себе держать, а людем на аборон не довати.

А судьи 25 стати за епископом 27 своим самому, а к суду списка 28 не слати.

А холопа своего ли татя с поличным изнимав в чюжой 29 отчине вести его ко своему судьи 25 да судити. А что ся деял за 3 годы, того не искати судом, ли что деялся при ином князи ли властелине 30, того не искати.

На манастырское строение чернець игумну послух, а на 31 иное не послух.

Аще кто собаку убьет ли кошку, вины гривна, а собаку в собаки место, а кошка в кошки место.

Аще ли кто на кого хвалиться, ту его и утягати, то ему есть суд.

А тать у пристава убежит, а не осужен, /л. 143/ приставу в том несть вины. А осужен вина убежит, приставу вина, а исцева дати.

Дети отцю не послуси, а на отца послуси.

Поп, игумен, дьякон никому не послуси, развее на духовное 32 дело, а своему брату, игумну, попу, дьякону.

А се стоит в суде челядин наимит, не похочет быти, а осподар, несть ему вины, но дати ему въдвое задаток. А побежит от осподаря 33, выдать его осподарю 33 в полницу.

Аще ли убиет осподарь челядина полнаго, несть ему душегубьства, но вина есть ему от бога.

А закупнаго ли наимита, то есть душегубство.

Тати 34, ли во прирочнем человеце сутяжай есть, а послух нет.

Аще ли муж ожениться иною, а старою не распутився, муж в вине, а младую жену в дом взят, а старою жить. [46]

Аще ли кто зблудит скотиною 12 гривн. А свекор /л. 143 об./ снохою 100 гривн. А деверь сь ятровью 30 гривны, а сестревью 35 30 гривен. А с мачехою 40 гривен. А два брата съ единью 36 женкою 100 гривн, женка в дом, а опитимьи по закону.

Аще ли кто две жены держит, 40 гривн, а которая подлегла, та в домы 37 церковныя, с первою жити по закону.

А будет лих до нея, того достоить казнити.

Аще ли жена мужа бьет, 3 гривны. А две жены бьються, на виноваитои гривна.

Аще ли чернец, ли черница растрижеться, епископъ их въ что обрядит.

Что ся деет в монастырех, ли в монастырскых людехъ, да не вступаеться князь ли властелин, то ведает их епископъ.

ПРАВОСУДЬЕ МИТРОПОЛИЧЬЕ (ПЕРЕВОД) 38

За бесчестие [нанесенное] князю великому голову срубить. А [за бесчестье] меньшему князю, или сельскому, или тысячникам, или околичникам, или боярину, или слуге, или игумену, или попу, или дьякону, по положению, по службе за бесчестие судить.

За бесчестие княжескому тиуну гривна золота, также и наместнику.

Если кому присуждают золото за бесчестье, [то] судье, согласно этому, нет золота за золото, но судьи делятся присудом.

А вот вина мужа с женою разлучает: первая вина – застанет муж жену свою с чужим мужем и начнет дело против нее, тогда разлучить их. Вторая вина: если задумает жена на мужа покуситься ядом. Третья: помимо мужа своего спать. Четвертая: ходить с чужими людьми на пир. Пятая: ходить на игрища помимо своего мужа. Шестая: велит обокрасть своего мужа. Седьмая: начнет кто замышлять на ее мужа, она знает, а не скажет. Из-за этого разлучить их после расследования.

За голубя [платить] 9 кун, за утку 30 кун, за гуся 30 кун, за лебедя 30 кун, за журавля 30 кун, за кошку 3 гривны, за собаку 3 гривны, за кобылу 60 кун, за вола 3 гривны, за корову 40 кун, за третьяка 30 кун, за лоньщину полгривны, за теля 5 кун, за барана ногата, за поросенка ногата, за овцу 5 кун, за жеребца гривна, за жеребенка 6 ногат.

Передний идет, а задний что-либо найдет, то не делится с передним, а передний делится с задним.

А если кто изнасилует девку или похитит 39, а она дочь или жена боярская, за срам ей 5 гривен золота. А за дочь меньших бояр – гривна золота. А добрых [людей] дочь – 30 гривен серебра, а «нарочитых» – 3 рубля. А с похитителей епископу [брать] гривну. А князь казнит.

Если у жены будет тяжелый недуг или она слепая, или у ней долгая болезнь, за это дать ей развод, как и мужу.

Если кто острижет у кого бороду или голову – 12 гривен, а князь казнит.

Ты же, судья, суди слова, а не сердца. Тот есть суд, что идет у человека из уст.

Око у человека судится в половину [по сравнению с убийством] – 40 гривен. [50]

А убийцу велят казнить городским законом, избить его и продать [в рабство], как приведется, а дом его на грабеж.

А вора без поличного 40 не вязать, ни казнить, ни повесить.

В корчме человек убит, за бесчестье ногата.

За наезд – 100 гривен, а за самосуд 2 рубля.

А за вину [платить] властелину по стоимости поличного, а истцу столько же.

А, если свидетель будет оговорен [или заподозрен], а скажет свои показания, суд и для свидетеля есть.

А грамоты вору 41 у себя держать, а людям на защиту не давать. А судье самому стать [на суде] от своего епископа, а списка [копии] с суда не отсылать 42.

А схватив своего холопа или вора с поличным в чужих владениях вести его к своему судье, чтоб судить.

А что сделано было за 3 года раньше, или при ином князе или властеле, того не расследовать.

По монастырским делам монах для игумена свидетель, а по другим делам не свидетель.

Если кто убьет собаку или кошку – вины гривна, а собаку [даст] вместо собаки, а кошку вместо кошки.

Если кто на кого-либо грозится, тут его и уличить, это ему и суд.

А вор у пристава убежит, а не был осужден, приставу за это нет вины, а если [вор] был осужден, то приставу вина, а истцу дать [присужденное].

Дети для отца не свидетели, а на отца свидетели.

Поп, игумен, дьякон, никому не свидетели, кроме как по духовному делу для своего брата игумена, попа или дьякона.

А вот стоит на суде челядин наймит, не захотел жить у хозяина, нет ему вины, но он должен отдать хозяину задаток вдвое. А убежит от хозяина, выдать его хозяину в холопы.

Если хозяин убьет холопа, то это не считается убийством, но вина ему перед богом.

А [убьет] хозяин закупного или наймита, то это – убийство.

Вор или оговоренный человек – тяжущиеся, а не свидетели.

Если муж женится на другой, а со старою [женою] не разведется, муж в вине, а вторую жену взять в дом [церковный], а со старою жить.

Если кто сблудит со скотиною – 12 гривен. А свекор со снохою – 100 гривен, а деверь с свекровью – 30 гривен. А с сестрою – 30 гривен, а с мачехою 40 гривен, а два брата [сблудят] с одной женкою – 100 гривен, женка в дом [церковный], а епитимья по закону.

Если кто две жены держит – 40 гривен. А та, которая подлегла [второю], в дома церковные, с первою же жить по закону.

А кто будет плох [по отношению] к первой жене, того следует казнить.

Если жена мужа бьет – 3 гривны. А две жены дерутся – с виноватой гривна.

Если чернец или черница снимет сан, то епископ их сам устроит [как хочет]. А что делается в монастырях или среди монастырских людей, пусть в это не вступается князь или властель. Это ведает их епископ.

Комментарии

1. «Описание славянских рукописей Синодальной библиотеки», отд. 2, вып. 3. М., 1862, стр. 692–694.

2. С. В. Юшков. Правосудье митрополичье.– «Летопись занятий Археографической комиссии за 1927-1928 годы», вып. XXXV. Л., 1929, стр. 115–120.

3. Стры – в смысле «нищий старик».

4. Далее угол страницы оборван.

5. Далее угол листа оборван.

6. Угол листа оборван.

7. «Мерило Праведное по рукописи XIV века». М., 1961.

8. «Памятники старинной русской литературы», изд. Кушелевым-Безбородко. СПб., 1862.

9. «Грамоты Великого Новгорода и Пскова». М.–Л., 1949, № 88, стр. 145.

10. Заглавие А се... митрополичье написано на полях внизу, далее тем же почерком: назади кни... Слово книги оборвано и стоит ниже строки.

11. Буква з выносная.

12. В рукописи женю через выносное н.

13. В рукописи мужен.

14. Первоначально, видимо, было написано гоусь с выносной буквой с под титлом, а потом переправлено на гулуб.

15. В рукописи ногот с выносным т.

16. В рукописи жрб, буква ж выносная.

17. В слове дчи сверху поставлен паерок.

18. В рукописи нарочтыхл, буква ч выносная.

19. Так в рукописи обычно пишется это слово.

20. В рукописи натен второе н выносное, следует предполагать описку, надо читать на жене.

21. В слове дом буква о почти стерлась.

22. В рукописи на.

23. В рукописи буквы ч и ь образуют лигатуру.

24. В рукописи властелин с выносным н.

25. В рукописи суди, но буква д выносная.

26. В рукописи тат с последним выносным т.

27. В рукописи епкпом, над буквами поставлено с под титлом.

28. В рукописи а с куду списка.

29. В рукописи чюжи, буква ж выносная.

30. В рукописи властелин с выносным н.

31. В рукописи но.

32. В рукописи дховное с выносным в.

33. В слове осподарь буква р выносная.

34. В рукописи тати, позднее т переправлено на д.

35. В слове сестрвею буква в выносная и стоит над р.

36. В рукописи единю через выносное н.

37. В рукописи в дом буква м выносная.

38. Правосудье Митрополичье крайне трудно для понимания. Поэтому я попытался сделать его перевод, который отнюдь не претендует на абсолютную точность и соответствие во всех деталях подлиннику, в силу большой неясности самого текста.

39. В подлиннике умучит, но далее говорится об умытцах-похитителях, от слова умыкать.

40. Краденое, обнаруженное на глазах.

41. В рукописи а грамот тать, надо бы читать а грамот татю.

42. Для утверждения.

 

Текст воспроизведен по изданию: Правосудье митрополичье // Археографический ежегодник за 1963 год. М. 1964

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.