Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОВЕСТЬ О СОФЬЕ ЯРОСЛАВНЕ ТВЕРСКОЙ

В рукописном сборнике начала XVI в. из собрания Рогожского кладбища (ГБЛ, ф. 247, № 658) на лл. 228 об. – 231 помещена статья «В лето 6800 месяца февраля в 10 день Житье госпожи нашея Софьи» 1. В ней речь идет о родной сестре великого князя Тверского Михаила Ярославича и ее тайном пострижении.

Рукопись по палеографическим данным можно отнести к кон. XV – нач. XVI в. 2 Писана она полууставом нескольких почерков (в большей части близким к скорописи), в 4° на 496 лл., скромно украшена тонкими киноварными инициалами с орнаментальными отростками. Заголовки статей писаны киноварной вязью.

Сборник содержит следующие переводные слова, сказания (среди которых много апокрифических) и русские агиографические произведения и слова: «Воспоминание обрезание... Христа...» (лл. 7 – 7об.), «Память... Василия, архиепископа Кесария Кападойския» (лл. 7об. – 14об.), «Поученье на Крещенье господне» (лл. 14об.–22), Слово Иоанна Златоуста на Крещение (лл. 22–23), Слово Кирилла Иерусалимского на Сретение (лл. 23–26об.), Слово Тимофея, пресвитера Иерусалимского, о пророке Симеоне (лл. 26об.–28), «Слово о Ироде и о младенцех, избиеных Христа ради» (лл. 28–32), Слово Иоанна Златоуста на Благовещение богородицы (лл. 32–34об.), Похвала его же Благовещению (лл. 35–39), «В суботу 5 недели поста на похвалу святей богородици и акафисте, сиречь о неседающим. Синаксарь» (лл. 39–42об.), «В суботу цветную Слово на въскресение Лазарево» (лл. 42об.–47), Поучение Иоанна Златоуста в неделю цветную (лл. 47–49). Слово Кирилла Туровского на Пасху (лл. 49–53об.), Слова Иоанна Златоуста на Воскресение (лл. 53об.–54об.) и на Вознесение Христа (лл. 54об.–57об.), Слово Анастасия мниха на Преображение (лл. 58–63), Слово Епифания Кипрского в великую субботу (лл. 63об.–72об.), «В неделю 3-ю обретение честнаго креста» (лл. 72об.–75об.), Слова Иоанна Златоуста о кресте и о разбойнике (лл. 75об.–80об. ) и на поклонение креста (лл. 80об.–92об.), Слово Ефрема Сирина об Иосифе Прекрасном (лл. 92об.–110об.), «Слово... Афонас<ь>а архиепископа о иконе... Христа, о бывшем чюдесе во Вируте граде» (лл. 110об.–114), «Сказание Афродитияна о бывшаго чюдесе в Перстей земли» (лл. 114–118об.), «Проречение о Христе в кумирнице елиньскаго бога Аполона» (лл. 119–119об.), Мучение Георгия Победоносца (лл. 119об.–138), Слово на Рождество Иоанна Предтечи (лл. 133–137), Слово на Усекновение главы Иоанна [255] Предтечи (лл. 137–141об.), Слово на Обретение главы Иоанна Предтечи (лл. 142 146об.), Слово похвальное Иоанна Златоуста Петру и Павлу (лл. 147–151), «О дванадесятех апостолех, кде кожьдо проповеда слово божие, иде же когождо их и умре» (лл. 151–152об.), «Похвала предивнаго житьа святаго пророка великаго Ильи» – Климента Словенского (лл. 152об.–156об.), «Месяца августа в 1 день празднуем происхождение честнаго креста...» (лл. 156 об.–158об.), «Страсть... Бориса и Глеба» (лл. 158об.–173об.), Мучение св. Ульянии (лл. 173об.–183об.), Мучение св. Евдокии (лл. 183об.–192об.), Слово Иоанна, архиепископа Селунского на Успение (лл. 192об.–205), «Принесение нерукотворенаго образа... Христа от Едесы во Царь-град» (лл. 205–208об.), «Мучение св. мученика Никиты» (лл. 209–213), Житие преподобной Евпраксии (лл. 213 об–228об.), «...Житье [г]оспожи нашея Софьи» (лл. 228об.–231), Житие св. Ксенофонта, жены и чад его (лл. 231–240), статьи из Киево-Печерского патерика: отрывки из Сказания, что ради прозвася Печерский монастырь, из Жития Феодосия Печерского, повести о князе Святоше, об Иоанне и Сергии, о блаженном Григории и о Пимене многострадальном (лл. 240–275), «Слово о 3-х старцех мнисех, како находили святого Макарья» (лл. 275об.–284), «Сказание отца нашего Агапья, что ради оставляють роды своа, жены и дети и, взем крест, идет вслед господа...» (лл. 284–289об.), «Слово о страсти Христа и распятье, о воскресение, како его предали архиереем на осужение смерти» (лл. 289об.–307об.), «Слово... въспоминание, являюще преславно бывшаго чюдеси, егда перси и варвари царствующе град облегоша бран<ь>ю...» (лл. 308–313, 388–392об.), Слово Евсевия Александрийского о сошествии Иоанна Предтечи во ад (лл. 313–323об.), «Слово на погребение Христово и о плаче святей богородици великую суботу» (лл. 323об.–327об.), Слово Амфилохия Иконийского о Василии Великом (лл. 328–339об.), «Поучение в неделю по крещение. Евангелье от Матвеа» (лл. 339об.–344об.), Слово Афанасия Александрийского на Сретение (лл. 344об.–358), Слово Иоанна Дамаскина на Благовещение, «архангелови и владычнии вещаниа и ответи» (лл. 358–369), Житие Марии Египетской (лл. 369об.–388), Житие мученика Власия (лл. 393–398об.), Память Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. «Съписано Никифором Калустом» (лл. 399–401об.), Мучение Георгия Победоносца (лл. 401об.–408об.), Слово похвальное Георгию Победоносцу Аркадия, архиепископа Кипрского (лл. 409–414об.), Чудо Георгия Победоносца, «бывшаго на плененом отроце» (лл. 415–423об.), Житие Алексея Человека божия (лл. 423об.–428об.), Житие Стефана Сурожского (лл. 429–444), Житие Леонтия Ростовского (лл. 444 об,–449), Слово митрополита Илариона о законе и благодати (лл. 449об.–464об.), Житие Петра митрополита Киприановской редакции (лл. 464об.–480), Житие Никиты Переславского (лл. 480об.–487) и Житие первомученика Стефана (лл. 487об.–492об.).

По лл. 158об.–179об.полустертая вкладная запись, судя по почерку, XVII в.: «Сию книгу соборник дал в дом к Вознесен<ь>ю Христову и Изосиму Саватию Второй Алексеев сын Куз[м]ин». По этой записи в XVIII в. была написана запродажная запись: «Сию книгу соборъник продал новоторжец посацъкой человек Петр Иванов сын Бародулин брату своему Михаилу Бародул[и]ну зачисто, а вмисто меня на сей книге потписал сын мой Иван своею рукою 1701-го году...» На основании последней можно сделать предположение, что сборник бытовал в Торжке или где-то возле Твери. Наличие в сборнике повести о Софье Ярославне Тверской также указывает на тверские пределы.

Сборник в целом хорошей сохранности. Что же касается текста повести, то он не всегда исправен. В нем есть пропуски, неясности, места, трудные для понимания (см. особенно на л. 230). Создается впечатление, что протограф данного списка был дефектным.

Анализ многочисленных ошибок писца (см. подстрочные примечания к публикуемому тексту) дает основание заключить, что все они – ошибки прочтения текста. К примеру, «брата ег<о>» (л. 228об.) вместо «брата еа» появилось из-за того, что писец принял знаки придыхания, которые стояли над обеими гласными в слове «еа» (ср. такое написание в последнем слове на л. 228об.), за выносную букву «г» под титлом. Слово «апостола» было сначала пропущено, затем вставлено над строкой (л. 229об.). Есть в тексте и типичная ошибка чтения – «прыжок от сходного к сходному» 3: после указания на мая «17 день» писец «перескочил» глазом строку с текстом об освящении церкви 17 сентября на память трех св. дев и матери их Софьи (л. 229об.).

Такие особенности текста не наблюдаются в других статьях, писанных этим же почерком, например, в статьях из Киево-Печерского патерика. Перечисленные примеры ошибок писца говорят о том, что данный текст является списком, а если список [256] относится к началу XVI в. (или, возможно, к кон. XV – нач. XVI в.), то его протограф существовал, очевидно, уже в XV в.

* * *

Публикуемая повесть не богата историческими событиями из жизни Софьи: все ограничивается рассказом о тайном пострижении княжны, построении ею церкви и монастыря. Что известно о Софье Ярославне по другим источникам? В трех летописях кратко отмечен лишь факт ее пострижения. Так, в Симеоновской летописи, которая отразила свод 1408 г. (Троицкую летопись), отмечено: «В лето 6799 пострижеся в черници княжна Софиа, дщи князя великаго Ярослава Ярославичя Тферскаго, девою сущи, в девичи манастыри, месяца февраля в 10 день, на память святого мученика Харлампиа, в великое говеино, въ вторник на 1 недели поста» 4. Владимирский летописец 5и Никоновская летопись 6 передают это сообщение более сжато.

Возможно, что это весьма краткое сообщение летописей (или более полное, имевшееся в не дошедшей до нас Тверской летописи) и послужило основанием для повести, заглавие и начало которой сохраняют не только содержание, но и форму летописной записи: «В лето 6800 месяца февраля в 10 день... Постриглася госпожа наша Софья, великая княжна, Ярославна на паметь святого мученика Харланьпия...»

Обращает на себя внимание то, что только в повести дата пострижения Софьи указана как 6800 г. Имеющиеся в дате дополнительные данные позволяют определить, что Софья постриглась во вторник 10 февраля 1293 г. и что дата 6800 г. приведена по мартовскому стилю. Полная же дата Симеоновской летописи указана под другим годом – 6799. Появление этой даты Н. Г. Бережков объясняет при анализе недостающих статей за 6794–6801 гг. в Лаврентьевской летописи 7 (на основании распределения записей в сходной с ней Симеоновской летописи). По его мнению, в Лаврентьевской летописи не было известий о событиях мартовского 6799 (1291/2) г., а в дате 6800 (1292/3) г. она (или ее протограф) переходила от мартовского к ультрамартовскому стилю путем разбивки событий этого года между двумя годами: 6800 мартовским (пострижение Софьи Ярославны) и 6801 ультрамартовским (роспись церкви Спаса в Твери и др.). Редактор текста в Симеоновской летописи сохранил распределение событий 6800 г. между двумя статьями, но не пропустил и не оставил пустым очередного – 6799 обозначения года. То, что в утраченных статьях Лаврентьевской читалось под 6800 и 6801 гг., в Симеоновской, по предположению Н. Г. Бережкова, дано под 6799 и 6800 гг. 8.

Любопытно отметить, что дата пострижения Софьи в повести совпадает с предполагаемой датой при этом событии в древнейшей русской летописи – Лаврентьевской.

Соответствие с летописными текстами, кроме известия о пострижении княжны Софьи, можно найти и в сообщении повести о пребывании князя Михаила Ярославича Тверского в Орде.

По повести, в момент, когда Софья постриглась, брат ее Михаил был в Орде (перед отъездом он просил Софью без него не решаться на этот шаг).

В тех же самых летописных текстах, где есть сведения о пострижении Софьи (в Симеоновской, Никоновской летописях и во Владимирском летописце) и в Воскресенской летописи говорится о четырех поездках кн. Михаила в Орду, причем первая поездка датируется 6801 (1293/94) г. по мартовскому стилю, то есть годом пострижения Софьи (если имеется в виду период с марта по декабрь).

Важно подчеркнуть, что перечисленные выше летописные источники, в которых имеются сведения и о Софье, и о первой поездке Михаила в Орду в 1293 г., относятся к более позднему времени (XVI в.), чем наш список повести (нач. XVI в. или даже кон. XV – нач. XVI в.). Следовательно, повесть опирается в изложении фактов на какие-то ранние тексты.

М. Д. Приселков считал, что и Симеоновская летопись, и Никоновская пользовались последующей редакцией тверской переделки (1413 г.) Троицкой летописи 9. [257] Владимирский летописец имеет сходство с Симеоновской летописью за годы 1177–1391, и на всем протяжении также близок к Троицкой летописи 10. Не дает ли это основания предположить, что повесть использовала какие-то более ранние летописные источники, близкие к Троицкой летописи, или, возможно, даже тверскую переделку ее?

Свидетельством того, что повесть исходила из летописных текстов, может также служить упоминание в ней известного по летописям епископа Андрея, который управлял Тверской епархией с 1289 по 1315 г., был близок к дому тверских князей, и вполне правдоподобно, что именно он постригал сестру Михаила Софью. Древнейшие летописи сообщают о нем: «В лето 6797 княгини Оксинья Ярославля с сыном Михаилом своим и съ всеми бояры, и с ыгумены, и с попы, и крилошаны здумаша и выведоша игумена Андрея от святыя Богородица из общего монастыря, и послаша к Максиму митрополиту в Киев, и поставлен бысть епископ Тферскый святому Спасу; сии Андреи бяше родом Литвин, сын Ерденев, Литовскаго князя» 11. Не литовского ли происхождения был и игумен монастыря Михаила архангела, имя которого («Ирьи Явидович») помещено вслед за Андреем епископом и может быть прочитано двояко: как Юрий Явидович (то есть, названо нехристианское мирское имя) и как иерей Явидович. Явидович мог быть сыном тверского воеводы Явида, сражавшегося, как сообщают летописи, с литовцами в 1245 г. у Торопца 12. Может быть, выделением отчества хотели подчеркнуть его принадлежность к роду этого известного Явида. Написание имени архиерея с указанием имени отца вообще встречается в рукописях – см., например, запись писца 1451 г. на часослове ГБЛ, ф. 113, № 349, л. 429об.: «архиерея Иоанна Мисаилова сына». Иерей Явидович вполне может быть реальным лицом, несмотря на то, что в каких-либо других памятниках обнаружить такого игумена не удалось.

Местом пострижения Софьи повесть называет тот самый мужской монастырь Михаила архангела «на брезе», который, вероятно, уже существовал в первой половине XIV в., когда тверичи, по сообщениям летописей, встречали «у святаго Архангела Михаила на брезе» останки убитых в Орде князей Михаила Ярославича (1319 г.), Александра Михайловича и сына его Федора (1339 г.) 13.

Точное указание на монастырь Михаила архангела «на Всполье» мы смогли обнаружить лишь в писцовой книге Тверского уезда кон. XVI в. 14

Факт же пострижения Софьи в мужском монастыре (хотя и не противоречит нормам иноческой жизни в период существования общих монастырей для мужчин и для женщин 15) находится в противоречии с показаниями летописей, отмечающих, что Софья постриглась «в девичьи» монастыре.

Судя по тем сведениям, что дает нам повесть, Софья основала монастырь в честь св. Афанасия (Софья молилась «богу и святому Афонасию, ково приведет во орду свою», осуждала тех, «кому всееть враг в сердце ити из гради святаго Афонасья»), В Твери существовало два Афанасьевских монастыря. Один – мужской, «лавра», как он называется в летописях при рассказе о пострижении кн. Михаила Александровича в 1399 г. 16 Судя по описанию шествия Михаила Александровича на пострижение, монастырь этот находился на княжеском дворе, недалеко от собора св. Спаса. Другой [258] монастырь – женский, он в летописях не назван. Известно, что в 1510 г. Афанасьевский женский монастырь в Твери уже существовал 17. В упоминавшейся выше писцовой книге кон. XVI в. определяется местоположение обоих монастырей: «Офонасьевского монастыря, что Офонасей св. у Спаса за алтарем внутри городе...» и «Офонасьевского монастыря девичья, что во Твери на посаде» 18. Слова писцовой книги «на посаде» скорее всего обозначают то самое место, которое указано в повести как «на поле». (Посад в XIII–XIV вв. охватывал и напольную часть Твери и Затмачье) 19. Очевидно, что основание именно этого монастыря повесть приписывает Софье.

Церковь же, построенная, как сообщает повесть, Софьей, освящалась, по-видимому, 17 сентября, на память Веры, Надежды, Любови и матери их Софьи (во всяком случае, так было в оригинале повести). Хочется высказать осторожное предположение: не потому ли освящение приурочено к этому дню, что храм носил название в честь св. Софии Премудрости божией? О наличии Софийского («Софьина») монастыря в Твери сообщает Никоновская летопись под 1358 г. 20 О том, что в «Софеинском» монастыре была и церковь с таким названием, говорит довольно позднее Житие Анны Кашинской 21, основанное, в какой-то мере, на местных тверских и кашинских преданиях 22. Ссылаясь на писцовые книги XVII в., безымянный автор статьи о тверском кафедральном соборе утверждает, что «Софийский женский монастырь находился почти насупротив нынешнего Христорождественского женского монастыря» 23, только по другую сторону р. Тмаки, то есть в Затмацкой части (Рождественский же монастырь был в Загородской части Твери на берегу р. Тмаки) 24. Афанасьевский монастырь также находился «в Затмацкой части, в старину на посаде» 25. Совокупность всех этих обстоятельств наталкивает на мысль, не носил ли в действительности один и тот же монастырь двойное название: Софийский (по храму или по имени его основательницы Софьи) и Афанасьевский (по имени св. Афанасия). Во всяком случае, возможно допустить, что повесть отразила какой-то этап существования Афанасьевского монастыря, нам пока неизвестный. Правда, мы не знаем источников, которые упоминали бы эти названия вместе, что может объясняться неоднократным уничтожением многих построек, особенно деревянных, а также письменных документов тех лет из-за частых пожаров Твери и разорений в войнах.

Таким образом, сопоставление фактов повести с историческими источниками обнаруживает, что большинство сообщаемых в ней сведений связано с летописными известиями и находит подтверждение в летописях. Можно предположить, что повесть возникла на основании записей древних тверских летописей.

А. Н. Насонов утверждал, что «местная летописная работа, которая легла в основание тверских сводов XV в., велась непрерывно в Твери в XIV столетии, в княженье тверских князей Константина, Александра, Всеволода и, наконец, Михаила Александровича» 26.

Местное тверское летописание нашло отражение и в общерусских летописных сводах; так, А. Н. Насоновым было подмечено, что «тверской протограф Никоновской летописи отражает... кашинскую летописную традицию», а «следы двух летописных традиций – кашинской и тверской – явственно сохранились в Симеоновской лет[описи] » 27.

Следует также отметить, что замечание в тексте повести об отсутствии имен духовных лиц, присутствовавших при освящении церкви, по причине «скудости ... [269] харатенные», может свидетельствовать о том, что источник, из которого автор повести черпал известия (летопись?), был1 писан на пергамене.

Все сказанное дает нам основание с большим вниманием отнестись и к тем сообщениям повести, которым пока не находим соответствия, которые подкрепляются другими известными нам памятниками.

Использование в повести летописных источников, в том числе местных, не устраняет вопроса об авторском домысле. Вполне естественно предположить, что для придания повествованию исторической достоверности автор мог восполнить отсутствующие названия монастырей и прочие детали рассказа современными ему тверскими реалиями, которые он хорошо знал. С этой именно целью автор мог вставить в повесть и указания на точное время пострижения Софьи («во 7 час нощи») и положения ее во гроб («месяца октября в 20 день... во 7 час дни»), на день отъезда кн. Михаила в Орду («месяца маа во 1 день»; кстати, такой детали нет в летописных сообщениях о поездках кн. Михаила).

Похоже, что автор отступает от следования письменным источникам и доверяется устной традиции, когда сообщает о второй поездке кн. Михаила в Орду на другой год после первой (то есть в 1294/95 г., это не находит подтверждения в летописях) и о возвращении его с ярлыком на великое княжение, которое, как известно, он получил лишь в 1305 г.

Когда же создавалась повесть о Софье? Вероятнее всего, во втор. пол. XV в. Трудно сказать определенно, появилась ли она перед окончательным присоединением Твери к Москве в 1485 г. или же после этого события. Повесть далека от больших политических идей, которые присутствуют в других произведениях тверской литературы XV в. (таких, как «Инока Фомы Слово похвальное о благоверном великом князе Борисе Александровиче», летописные «Повесть о великом князе Михаиле Александровиче» и «О Плаве повесть»), отразивших стремление Тверского княжества отстоять политическую самостоятельность, возвеличить своих князей, свои святыни. Задачи повести о Софье менее значительны, хотя в ней и сказался патриотизм ее создателя, отметившего, что Михаил уехал в Орду, «заступая крестьяны от нашествия поганых» Она имеет целью сделать известной и княжну, и ее короткую подвижническую деятельность (Софья умирает на второй год после пострижения) и, вместе с тем, восхвалить монастырь, основанный ею.

Повесть возникла, скорее всего, в монастырской среде, о чем говорят обильные богословско-аскетические рассуждения в пользу монашества. Таким монастырем был, по всей вероятности, Афанасьевский монастырь, заинтересованный в прославлении своей покровительницы.

Возможно даже, создание повести связано с культом местного почитания тверских святых, существовавшим еще до официальной канонизации, которая произошла лишь в XVI в. Среди местно чтимых тверских святых имени Софьи Ярославны нет (хотя есть ее мать – княгиня Ксения) 28. Для того чтобы сделать известным святого, необходимы были прижизненные или посмертные чудеса, а также жития, службы, которые составлялись не только после канонизации, но и до нее, как бы подготавливая ее 29. Иногда церковная канонизация так и не происходила, несмотря на то, что «литературная почва» для нее была подготовлена, как это имело место с вел. кн. Михаилом Александровичем 30.

Литературной работе по прославлению местных святынь в какой-то мере способствовала деятельность епископа Вассиона, по инициативе которого были вскрыты мощи Арсения Тверского и составлены канон и стихиры ему в 1483 г. 31 Может быть, появление повести о Софье и явилось отголоском этой тенденции в развитии тверской литературы втор. пол. XV в.

* * *

Композиционно публикуемая повесть четко делится на три части. В начале лаконично сообщается факт пострижения княжны, а затем более подробно рассказывается предыстория: отъезд Михаила, трогательное прощание Софьи с братом, речь Михаила к сестре, решение Софьи уйти в монастырь, выраженное через своеобразный внутренний монолог, ее молитва. Рассказ ведется в летописно-повествовательной [260] манере, с сохранением дословных летописных выражений, например, в заглавии и начале повести, о чем уже говорилось выше, или – об отсутствии князя Михаила: «В то бо время не бе во граде князя Михаила, ...но бе в Орде» (ср. в Воскресенской летописи: «...не бяше бо у них князя, тогда бо князь Михаил в Орде бысть» 32). Но как только Софья приняла решение стать монахиней – меняются обстоятельства, вступает в силу устойчивая литературная формула – описание страстного желания пострига, для чего употреблен взятый из Псалтири образ оленя, жаждущего источника, который широко привлекался житийной и гимнографической литературой – ср., например, в «Житии Варлаама и Иоасафа» (ГБЛ, ф. 113, № 614, лл. 126–126об.), в каноне Феодосию Великому (ГБЛ, ф. 113, № 394, л. 320), в «Памяти и похвале князю Рускому Владимиру» Иакова мниха («Яко же жадаеть елень на источникы водныя, тако вжада благоверный князь Володимир святого крещенья», – ГБЛ, ф. 98, № 637, лл. 529об.–530) и др. Само пострижение обставлено тайной, как и полагалось при описаниях жизни святых (тайно постригались Феодосий Печерский, Евфросиния Полоцкая и мн. др.).

Основная же, по объему, часть повести посвящена описанию «иноческого житья» Софьи, которая наделяется чертами идеальной подвижницы, поэтому в ее характеристике преобладают агиографические приемы. Софья «нача почитати» жития святых Феклы, Февронии и Евпраксии 33, видя в них для себя образец истинного служения богу. В «Житии Евфросинии Полоцкой» 34 игумения, благословляя принявшую постриг Евфросинию, советует ей следовать святым Февронии и Евпраксии. Софья «...нача томити плоть свою постом и жажою, и пеньем обнощным, и наголеганьем и железа ношаше на теле своем...». Ср. в Житии Евфросинии Полоцкой: «...духовным мечем отсекоша от себе плотския страсти, предавше телеса своя на пост и на бдение, и коленное поклонение, и на земли легание...» 35

Построение Софьей церкви и монастыря также соответствует христианским княжеским добродетелям. Надо думать, задача прославления Софьи и монастыря, ею основанного, побудила автора усилить агиографичность изложения привлечением религиозно-дидактических рассуждений о спасительном пути монашества и обильным цитированием библии.

Очевидные замедленность и даже своего рода длинноты в этой части повести в объясняются перегруженностью текста евангельскими примерами и прямой речью, которая не только лишена какой-нибудь индивидуальности, но и трудно отделима от авторского текста.

Заключительная часть повести стилистически сходна с начальной, по-летописному кратко сообщается в ней о вторичном отъезде кн. Михаила в Орду, о скорби Софьи и о ее смерти. Описание смерти и потребения князя (в повести – княжны) – «одна из наиболее распространенных устойчивых литературных формул» в древнерусской литературе, – как отметил О. В. Творогов, – и состоит обычно из «указания на факт смерти, сообщения о всенародном оплакивании князя, изображения похоронной процессии и указания на место погребения» 36. Все элементы этой формулы (кроме последнего – места погребения) имеются в повести о Софье и выражены устойчивыми словосочетаниями, типичными для нее. Например: «И бысть велик плачь и рыдание во всем граде, и не токмо во граде, но и по селом...» Ср. описание плача в статье о преставлении Дмитрия Ивановича Углицкого в Типографской летописи: «И бысть плач и рыдание велие не токмо в дому его, но и въ всем граде...» 37

К какому жанру можно отнести публикуемое произведение? Это не житие в обычном для такого жанра изложении, хотя оно и названо в заглавии «Житьем»: без традиционного описания благочестия с детских лет, без признаков святости Софьи и без чудес. В заглавии произведения указана дата пострижения княжны, тогда как в названиях житий, как правило, отмечается день смерти. То есть здесь нет строгого следования житийному канону.[261]

Скорее перед нами исторический эпизод, живо и образно изложенный и не лишенный художественного значения, повесть, близкая к исторической, поскольку в ее основе лежат исторически достоверные факты. Однако в этой повести имеются и житийные элементы и приемы, некоторые из них были отмечены выше. Их появление объясняется тем, что Софья изображается идеальной подвижницей. По утверждению Д. С. Лихачева, «не жанр произведения определяет собою выбор выражений, выбор «формул», а предмет, о котором идет речь... Раз речь заходит о святом – житийные формулы обязательны, будет ли о нем говориться в житии, в летописи или в хронографе. Эти формулы подбираются в зависимости от того, что говорится о святом, о каком роде событий повествует автор» 38.

Ранние исторические повести о русских княжнах до нас не дошли, хотя в летописях есть отдельные известия. Так, в Ипатьевской летописи помещен краткий рассказ об Анне Всеволодовне, которая постриглась в Киеве в основанном ее отцом монастыре 39. Монастырь и название получил двойное: Андреевский (по церкви в честь св. Андрея – имя Всеволода I Ярославича в крещении так же Андрей) и Янчин (по имени Анны – Янки) 40.

Другим не менее интересным свидетельством служит надпись 1161 г. на кресте – вкладе Евфросинии Полоцкой в церковь Спаса основанного ею монастыря 41 – и позднее житие ее, по мнению В. О. Ключевского, сохранившее следы древнего текста 42, которые воссоздают историю пострижения Евфросинии в Полоцке при соборе св. Софии (построенном ее отцом), основания ею двух монастырей и построения каменной церкви Спаса.

Обнаружение неизвестного текста XV в. с рассказом о тверской княжне, жившей в XIII в., представляется поэтому особенно важным.

Публикуя повесть о Софье Ярославне, мы надеялись привлечь внимание исследователей к новому произведению тверской литературы и попытались поставить лишь некоторые вопросы, возникающие при прочтении текста.

* * *

Текст публикуется по правилам, принятым в «Записках Отдела рукописей ГБЛ»: орфография подлинника сохраняется, вышедшие из употребления буквы, а также буквенные обозначения цифр передаются соответствующими современными буквами и цифрами, титла раскрываются, надстрочные буквы вносятся в строку без оговорок, ъ в конце слов опускается, ь, е, и, я при выносных буквах вносятся в соответствии с написаниями в аналогичных случаях в строке или в соответствии с современными правилами (если таких аналогий в тексте не встречается) и заключаются в угловые скобки. Разделение текста на слова и абзацы и пунктуация даются по современным правилам.

Комментарии

1. Приношу благодарность И. М. Кудрявцеву, обратившему мое внимание на эту повесть, и В. А. Кучкину за важные для меня замечания.

2. Бумажные знаки относятся к 1492–1511 гг. (варианты встречаются в 1495–1511 гг.): Лихачев Н. П. Палеографическое значение бумажных водяных знаков. Ч. I–III. СПб., 1899, № № 1271-1272 – 1497 г. (лл. 70, 73 и др.), № 1387 – 1511 г. (лл. 225, 228 и др), № № 1385-1386 – 1511 г., № № 1379-1380 – 1509 г. (лл. 297, 300 и др.); Die Ochsenkopf – Wasserzeichen. Bearbeitet von Gerhard Piccard. Stuttgart, 1966, XVI, № 381 – 1492–1498 гг. (л. 68 и др.); Briquet С.М. Les filigranes. Leipzig, 1923, № 10354 – 1497–1500 гг., вар. 1499–1509 гг. (лл. 93–96 и др.), № 4921 – 1500 г., вар. 1503 г. (лл. 242, 247 и др.), № 4909 – 1493-1500 гг., вар. 1495–1511 гг. (лл. 473, 476 и др.) и другие знаки.

3. См.: Лихачев Д. С. Текстология (на материале русской литературы X–XVII вв.). М.–Л., 1962, с. 66.

4. Полн. собр. рус. летописей, т. 18. СПб., 1913, с. 82. (В последующих ссылках – ПСРЛ).

5. Там же, т. 30. М., 1965, с. 98.

6. Там же, т. 10. СПб., 1885, с. 168.

7. Мы не беремся судить, утрачен ли лист в Лаврентьевской летописи или в ее «ветшаном» протографе.

8. Бережков Н. Г. Хронология русского летописания. М., 1963, с. 320, примеч. № 144.

9. Приселков М. Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. М.–Л., 1950, с. 344–345.

10. Тихомиров М. Н. Краткие заметки о летописных произведениях в рукописных собраниях Москвы. М., 1962, с. 14.

11. Троицкая летопись. См.: Приселков М. Д. Указ. соч., с. 20–21.

12. Новгородская четвертая летопись. – ПСРЛ, т. 4. СПб., 1848, с. 37.

13. Летописи, правда, не дают основания определенно сказать, монастырь или церковь имеется в виду. Софийская первая летопись, например, сообщает: «... а епископ Варсонофей со кресты, с игумены и попы, и безчисленое множество народа сретоша его у святаго Архангела Михаила на брезе; и от многаго вопля не бяше слышати поющих, и не можаху донести ракы и церкви, и поставиша пред враты церковными, и тако на многы часы плакаху, и едва внесоша в церковь» (ПСРЛ, т. 5. СПб., 1851, с. 215). См. также сообщение Никоновской летописи. – ПСРЛ, т. 10. СПб., 1855, с. 210. На основании первого летописного текста монастырь Михаила архангела указывается как существовавший в 1319 г. в работах Н. М. Карамзина (История государства Российского, т. 4. СПб., 1819, с. 195), архиеп. Макария (История русской церкви, т. 4. СПб., 1866, с. 176), П. М. Строева (Списки иерархов и настоятелей монастырей росспйския церкви. СПб., 1877, стб. 483, № 55) и др. В. В. Зверинский считал, что монастырь «существовал уже в XIII ст.» (Материалы для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. Т. 2. СПб.. 1892, № 627).

14. Писцовые книги Московского государства. Изд. под ред. Н. В. Калачева. Ч. 1, отд. II. СПб., 1877, с. 219. (Далее – ПКМГ).

15. См.: Макарий, архиеп. Указ. соч., т. 4, с. 213–214.

16. Новгородская четвертая летопись. – ПСРЛ, т. 4, с. 360.

17. См.: Кучкин В. А. Жалованная грамота Тверскому Афанасьевскому монастырю 1555 г. – «Ист. архив», 1960, № 1, с. 220.

18. ПКМГ, с. 220.

19. См.: Рикман Э. А. Новые материалы по топографии древней Твери. – «Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института истории материальной культуры». М., 1953, вып. 49, с. 47, рис. 5.

20. ПСРЛ, т. 10, с. 230.

21. См. Дело об освидетельствовании мощей Анны Кашинской в 1677–1678 гг. – ГИМ, Синод. № 684, лл. 6об.–7; списки Жития см. в рукописях ГБЛ: ф. 272 (Синод.), № 349 (XIX в.), лл. 48об.–49, ф. 209 (Овч.), № 588 (XIX в.), л. 103.

22. Баженов Н. Благоверная княгиня Анна Кашинская. – «Странник», СПб., 1900, т. 2, № 6, с. 241.

23. Тверской кафедральный собор. – «Тверские епархиальные ведомости», 1877, 15 февр., № 4. Часть неофициальная, с. 75. (Автор не указан).

24. Амвросий, иером. История российской иерархии, ч. 5. М., 1813, с. 701.

25. Зверинский В. В. Указ. соч., т. 3. СПб., 1897, № 1391.

26. Насонов А. Н. Летописные памятники Тверского княжества. – «Изв. АН СССР. Отд-ние гуманитарных наук», 1930, № 10, с. 763.

27. Насонов А. Н. Указ. соч., с. 757.

28. Леонид, архим. Святая Русь или сведения о всех святых и подвижниках благочестия на Руси (до XVIII века) обще и местно чтимых. СПб., 1891, с. 118–120.

29. Примеры житий обоего рода см.: Васильев В. История канонизации русских святых. М., 1893, с. 136–137.

30. См.: Серебрянский Н. Древнерусские княжеские жития. М., 1915, с. 257.

31. См. запись в рукописном сборнике служб третьей четверти XVI в. (ГБЛ, ф. 256, № 397, л. 146).

32. ПРСЛ, т. 7. СПб., 1856, с. 180.

33. В житиях этих византийских святых (Феклы – память ее 24 сент., Февронии и Евпраксии – 25 июля) рассказывается в очень увлекательной форме об их удивительной горячей верности богу, об отказе от всего мирского, «красного», о борении с искусами, терпении, трудах, которые претерпевают мученицы в «служении Христу». Список жития Евпраксии помещен в сборнике непосредственно перед публикуемым списком повести о Софье (лл. 213об.–228об.).

34. Памятники старинной русской литературы, издаваемые гр. Г. Кушелевым-Безбородко, вып. 4. СПб., 1862, с. 173.

35. Там же.

36. Творогов О. В. Задачи изучения литературных формул Древней Руси. – «Труды отд. древнерус. лит.», 1964, т. 20, с. 33.

37. ПСРЛ, т. 24. Пг., 1921, с. 219.

38. Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1967, с. 85.

39. «В лето 6594. Всеволод заложи церковь святого Андрея при Иване преподобномь митрополите, створи у церкви тоя манастырь, в нем же пострижеся дщи его девою именемь Янька. Сия же Янка, совокупиши черноризици многи, пребываше с ними по манастырьскому чину». – ПСРЛ, т. 2. М., 1962, стб. 197.

40. Амвросий, иером. История российской иерархии, ч. 6, [т. 7]. М., 1815, с. 836.

41. Алексеев Л. В. Лазарь Богша – мастер-ювелир XII в. – «Сов. археология», 1957, № 3, с. 231.

42. Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871, с. 262.

 

Текст воспроизведен по изданию: Повесть о Софье Ярославне Тверской // Записки отдела рукописей, Вып 33. М. Книга. 1972

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.