Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

О СУДЬБЕ КИЕВСКИХ ГЛАГОЛИЧЕСКИХ ЛИСТКОВ

Семь небольших пергаменных листков, написанных глаголицей, датируемых специалистами X-XI вв. и известных в науке под названием «Киевских глаголических листков», были подарены Киевской духовной академии начальником Русской духовной миссии в Иерусалиме архимандритом Антонином Капустиным, Листки отреставрированы и заключены в зеленый сафьяновый с золотым тиснением переплет; такого же типа переплеты находятся на некоторых принадлежащих Антонину греческих, славянских и арабских рукописях, хранящихся ныне вместе с глаголическими листками в Отделе рукописей Центральной научной библиотеки АН УССР в Киеве. На верхнем защитном листе рукописи имеется собственноручная запись Антонина: «В библиотеку Киевской Духовной Академии. Иерусалим. 2 мая 1872 г.». На двух дополнительных бумажных листах, предшествующих пергаменным, Антонином написаны глаголический и кириллический алфавиты и помета (глаголицей): «Иерусалим. Антонин» 1.

Каким путем попал ценнейший памятник глаголической письменности в коллекцию архимандрита Антонина? Наиболее обстоятельное исследование этого вопроса принадлежит II. В. Геппенеру, который, изучив деятельность Антонина по собиранию и изучению памятников книжной старины, высказал предположение, что Киевские листки не могли появиться у Антонина ранее 1869 г. и, скорее всего, были приобретены русским археографом в 1870 г. во время посещения им монастыря св. Екатерины на Синае 2. Это предположение может быть теперь подтверждено с помощью ценнейших сведений, содержащихся в обнаруженном нами дневнике Антонина Капустина 3.

Впервые о семи написанных глаголицей листках Антонин упоминает в дневнике в записях от 14 и 20 ноября 1870 г, 14 ноября: «... усилие разобрать письмо принадлежащих мне 7-ми пергаментных глаголических листков... сидел над глаголицей до полночи. Научился-таки читать ее» 4. 20 ноября: «(переплетчик) принес книги, в числе их и глаголический отрывок, над которым я и просидел опять немалое время... Еще раз занятие глаголицей. Так и кажется, что это кириллица на готический лад» 5. [83]

Из многочисленных дневниковых записей следует, что Антонин имел в Иерусалиме своего переплетчика, который выполнял его заказы на протяжении ряда лет; не случайно рукописи, переплетенные в иерусалимский период жизни Антонина, имеют однотипные переплеты — картон в сафьяне с золотым тиснением. Из тех же записей ясно, что русский коллекционер, бывший большим знатоком рукописей, уделял много внимания своей библиотеке, и поэтому любой ценный манускрипт, нуждавшийся в реставрации, немедленно попадал в руки переплетчика. Следовательно, если глаголические листки оказались переплетенными лишь в конце 1870 г., можно уверенно сказать, что они явились недавним приобретением Антонина. Материалы дневника, относящиеся ко времени пребывания Антонина на Синае, позволяют заключить, что Киевские листки перешли в его коллекцию из библиотеки монастыря св. Екатерины.

Антонин Капустин находился в знаменитой обители с 3 августа по 18 сентября 1870 г. В течение этого времени он приводил в порядок монастырскую библиотеку, изучая и описывая (совместно с драгоманом иерусалимской миссии Сарруфом и дидаскалом Николаем) все греческие, славянские и восточные рукописи. Итогом этой работы явился рукописный каталог, в котором были описаны 1310 греческих, 38 славянских и 500 арабских рукописей 6. По-видимому, в качестве вознаграждения за труд Антонину были обещаны некоторые книги и отдельные листы старых кодексов, великое множество которых было разобрано им при описании библиотеки и которые монахи не считали пригодными для дальнейшего хранения. В день отправления из монастыря, 18 сентября, Антонин записал: «.. Послал Никандра (монашеское имя Николая. — Б. Ф.) с старыми листами к скевофилаку... После обеда о. Григорий (скевофилак. — Б. Ф.) принес листы, но вытянул из числа их тот, что был с крупным письмом. Ходили в Панагию и библиотеку отыскивать отобранные книги, нашли их и взяли с собой» 7.

Итак, из отобранных Антонином для себя листов рукописей скевофилак монастыря св. Екатерины счел нужным изъять лишь одни фрагмент, написанный «крупным письмом». Среди оставленных Антонину листов древних манускриптов и были, по нашему мнению, те семь уникальных глаголических листков, которые вот уже сто лет хранятся в Киеве.


Комментарии

1. Подробное последнее по времени описание рукописи см.: М. В. Геппенер за участю М. П. Вiзира та И. В. Шубинського. Слов’’янськi рукописи XI-XIV ст. у фондах Вiддiлу рукописiв Центральноi науковоi' бiблiотеки Академii паук Украiнськоi РСР. (Огляд, опис, публiацii). Киiв, 1969, стор. 12-21.

2. N. Ноеррner, Zur Forschungsgeschichte ueber die «Kiever Glagolitischen Blaetter», 1. Zur Entdeckungsgeschichte der Handschrift. Zeitschrift fuer Slavische Philologic. Bd. XXI (1951), H. 1, S. 39-63.

3. В нашем распоряжении имеются лишь семь частей дневника Антонина (записи за 1866, 1868-1872 и 1881 гг.), принадлежащих в настоящее время Российскому палестинскому обществу при АН СССР. Записям каждого года отведена отдельная тетрадь в картонном переплете. Все семь тетрадей — не автограф Антонина, а копии, приготовленные императорским Русским православным палестинским обществом в самом конце XIX в. Подробное описание и характеристику дневника мы предполагаем дать в работе: «Антонии Капустин как собиратель греческих рукописей».

4. Дневник архимандрита Антонина, 1870, стр. 215-216.

5. Там же, стр. 221.

6. V. N. Benechevitch. Les manuscrits grecs du Mont Sinai et le monde savant de l’Europe depuis le XVIIe siecle jusq’a 1927. Athen, 1937, p. 80-86.

7. Дневник архимандрита Антонина, 1870, стр. 168. На это место впервые обратил внимание В. Н. Бенешевич (указ, соч., стр. 85), в распоряжении которого, судя по его сноске, была именно та самая тетрадь дневника Антонина, которой пользуемся мы.

Текст воспроизведен по изданию: О судьбе киевских глаголических листков // Советское славяноведение, № 2. 1972

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.