Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДВА ПАМЯТНИКА ДРЕВНЕРУССКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ

Советская историческая наука обогатилась двумя замечательными публикациями: почти одновременно вышли в свет важные и тесно связанные друг с другом памятники письменности Древней Руси — «Закон Судный людем» и «Мерило Праведное» 1. Оба они сохранились в рукописных списках и до сих пор были малодоступны исследователям. Прежние публикации «Закона Судного» (Строева, Дубенского) давно устарели, а «Мерило Праведное» вообще никогда не печаталось в полном составе. Оба памятника очень слабо изучены. Новые издания составят определенную веху на пути более глубокого и всестороннего освещения целой эпохи в истории Древней Руси, ее культурных и государственных связей с Византией и славянскими странами. Они намного расширят наши представления о сложных социально-экономических явлениях, государственно-правовых началах и многих других сторонах жизни русского общества XIII-XV веков.

Принятые в рецензируемых изданиях новые приемы публикации исторических памятников представляют собою крупный шаг вперед в развитии советской археографии. Воспроизведение списков «Закона Судного людем» и рукописи «Мерила Праведного» фототипическим способом обеспечивает все условия для исторического, палеографического, историко-юридического и филологического их анализа.

Для издания «Закона Судного людем» впервые были привлечены 54 наиболее древних рукописи. Трудную задачу составляло выявление изводов краткой редакции «Закона», сохранившихся в различных и большею частью недатированных списках Кормчих и «Мерил Праведных». Самый скрупулезный анализ палеографических признаков и содержания текстов дал возможность обосновать разделение краткой редакции «Закона» на четыре извода. Древнейший из них (извод древнейших Кормчих) представлен в публикации тремя списками (Новгородский 1280 г., Варсонофьевский и Устюжский XIV в.); извод «Мерила Праведного» — Троицким списком XIV в., Чудовский извод — списком 1499 г. и, наконец, Софийский — списком конца XV века. Пять первых наиболее древних списков воспроизведены фототипическим способом.

Бережно сохранены все орфографические, пунктуационные и графические особенности печатаемых в издании шести основных списков «Закона». Перед соответствующими изводами даны описания других относящихся к ним списков. Под текстом основных списков приведены варианты, отмечающие смысловые и орфографические отличия остальных списков данного извода. Напечатан также составленный акад. М. Н. Тихомировым текст «Закона Судного людем» в облегченной транскрипции; в его основу положен Новгородский список 1280 г., как древнейший и датированный.

Вводная статья М. Н. Тихомирова «Закон Судный людем краткой редакции в русских рукописях», кроме обоснования принятых редакций и изводов памятника, ставит ряд вопросов о его происхождении и датировке. М. Н. Тихомиров пишет: «Можно с полным правом предполагать, что Закон Судный людем появился на русской почве еще в домонгольское время, т.е. до 1237. г.» (стр. 23). Наиболее убедительным доказательством этого могло бы послужить отмеченное еще раньше некоторое сходство статей «Закона Судного людем» и «Русской Правды» о чужом коне. Конечно, юридические нормы, сходные по содержанию, не обязательно следует считать результатом заимствования. Однако можно считать установленным, что подобно тому, как в странах средневековой Европы происходила рецепция римского права, Древняя Русь довольно широко усваивала и перерабатывала (непосредственно или через славянские страны) нормы византийского или восточноримского права. Следы этого процесса особенно заметны в русских нормах брачного и семейного права, отразившихся в таких памятниках, как церковные уставы князей Владимира и Ярослава, Митрополичье Правосудие и др. М. Н. Тихомиров отмечает некоторое сходство в расположении материала и в характере санкций между «Законом Судным людем» и [139] церковным уставом Ярослава (гражданская «казнь» «по закону» и церковное покаяние) (стр. 25-26).

Еще раньше М. Н. Тихомиров писал о совпадении статьи 17-й «Краткой Русской Правды» («А иже изломить копье, любо щит...») с аналогичной статьей «Закона Судного людем», помещенного в Кормчей 1493 г. вслед за Уставом Владимира Мономаха 2. В связи с этим возникает вопрос: можно ли полностью исключать некоторое влияние «Закона Судного людем» на «Русскую Правду»? Если такое влияние видеть не в прямом заимствовании, а в переработке и приспособлении аналогичных норм права к местным условиям и традициям, тогда его следы можно заметить даже не в одной, а в нескольких статьях «Русской Правды». Таковы, например, статьи о числе послухов, о краже чужого скота и оружия, об укрывательстве чужого раба.

Особенно интересно сопоставить тексты главы 72-й «Закона Судного людем» («Присноубляя чюжего раба и крыя его...») и статьи 10-й «Краткой Русской Правды» («Аще ли челядинъ съкрыется...»), а также главы 26-й Чудовского списка закона («Крадущему рабу господинъ...»)» статьи 57-й «Пространной Русской Правды» («Аже закупъ выведеть что...») 3. В первом случае речь идет о возвращении укрытого чужого раба (или челядина) его господину, и сходство ситуации полное (как, в сущности, и в статьях о чужом коне). Во втором — место раба занимает в «Русской Правде» закуп, то есть смерд, находящийся в феодальной зависимости от господина, но превращаемый в полного холопа за воровство у постороннего лица. Здесь обнаруживается сходство в предоставлении господину права либо оставить вора-раба у себя, либо отказаться от него, возместив убытки потерпевшему.

Важнейшие аналогии с «Законом» относятся, по-видимому, именно к древнейшей «Русской Правде» («Правде роськой») с ее наиболее архаичными законами, терминами и обычаями, без княжеских вир и продаж, но с пережитками кровной мести, патриархальным рабством, примитивными формами собственности. Если же вспомнить об известных аналогиях правовых понятий и категорий в «Правде роськой» и договорах русских князей с Византией, то не откроет ли это возможность для датировки древнейшей «Русской Правды» и выяснения времени появления на Руси «Закона Судного людем»? Во всяком случае, нельзя не отметить какую-то очевидную близость духа и содержания гражданских статей «Закона» по имущественному праву со статьями древнейшей «Правды», а его церковных постановлений (брачное, семейное право, преступления против нравственности) с русскими церковными уставами X—XI веков.

Вопрос о месте возникновения краткой редакции «Закона Судного людем» М. Н. Тихомиров оставляет открытым, считая наиболее вероятным, что она нерусского происхождения, хотя и обнаружена пока лишь в юридических сборниках Древней Руси. Можно согласиться и с выводом о сложном характере этого памятника, носящего в одних своих частях следы болгарской переработки византийской Эклоги, а в других — наличие моравских особенностей. Болгарские и чешские историки (X. Орошаков, М. Андреев, В. Ганев, И. Вашица и др.) внесли большой вклад в изучение «Закона» как памятника древнеславянского права. Выход в свет академического издания «Закона Судного людем», несомненно, послужит делу дальнейшего его изучения учеными славянских стран.

Сборник «Мерило Праведное» публикуется по древнейшему из трех сохранившихся в рукописях XIV-XVI вв. списку, датируемому серединой XIV века.

Этот замечательный памятник интересен прежде всего временем своего возникновения. М. Н. Тихомиров относит составление сборника к концу XIII в., не исключая и возможности того, что в основе «Мерила Праведного» данного состава мог лежать более ранний сборник, восходящий ко времени Владимира Мономаха. Некоторые особенности рукописи (например, выделение Устава Владимира Всеволодовича) подтверждают эту гипотезу. «Мерило Праведное» служило руководством для судей. В него входили как русские, так и переводные византийские законы и правила. Последние при включении в сборник подвергались заметной обработке.

Вводная статья акад. М. Н. Тихомирова содержит подробное описание и характеристику памятника и обращает внимание на его большое значение «для изучения древнерусской жизни конца XIII — первой половины XIV века, — то есть времени, когда начинало складываться Российское государство» [140] (стр. V-VI). «Мерило Праведное» дает исследователям наиболее полное представление о древних законах Руси, нормах гражданского, имущественного, уголовного, процессуального, наследственного права, а также церковных постановлениях, находивших практическое применение в судопроизводстве. Первая часть «Мерила Праведного» содержит нравоучительные слова о праведных и неправедных судьях, вторая, состоящая из 30 глав, перечисленных в особом оглавлении, — собственно юридические памятники (в том числе «Закон Судный людем», «Закон городской греческих царей» («Прохирон»), постановления «о лихвах», «о послусех», «о мирских людех» и др., «Русскую Правду» в двух уставах — «Суд Ярославль Володимеричь» и «Устав Володимерь Всеволодичь»).

Многие законы, помещенные в этом сборнике, находили отражение в русском законодательстве более поздних столетий. Так, например, еще в Соборном Уложении 1649 г. есть ссылки на «градцкие законы греческих царей». «Мерило Праведное» является также своеобразным памятником идеологии господствующих феодальных сословий. Историки общественной мысли обнаружат в нем обширный материал для новых наблюдений относительно состояния естественнонаучных знаний и развития государственно-правовых идей в Древней Руси. Особый интерес представляют включенные в «Мерило Праведное» тексты «Русской Правды» — этого классического памятника древнерусской письменности.

Академическое двухтомное издание «Русской Правды», выполненное группой советских историков во главе с акад. Б. Д. Грековым 4 положило начало плодотворному исследованию ценнейших памятников древнерусского права. Издания «Закона Судного людем» и «Мерила Праведного» по своему характеру и научному значению продолжают и развивают эту полезную традицию, открывая перед исследователями возможность изучения самих рукописей в их подлинном виде и полном составе. Наравне с академическим изданием «Русской Правды» новые публикации станут настольными книгами специалистов по истории Древней Руси.

П. П. Епифанов


Комментарии

1. «Закон Судный людем. краткой редакции». Подготовили к печати М. Н. Тихомиров и Л. В. Милов. Под редакцией акад. М. Н. Тихомирова. Институт славяноведения АН СССР. М Изд-во АН СССР. 1961. 177 стр. Тираж 1 700. Цена I руб. 95 коп.; Мерило Праведное по рукописи XIV века». Издано под наблюдением и со вступительной статьей акад. М. Н. Тихомирова. Отделение исторических наук АН СССР. Археографическая комиссия. М. Изд-во АН СССР. 1961, XIII + 698 стр. Тираж 2 000. Цена 4 руб. 25 коп.

2. М. Н. Тихомиров. Пособие для изучения «Русской Правды». М. 1953, стр. 79, 126.

3. Там же, стр. 77, 101.

4. «Правда Русская». Под редакцией акад. Б. Д. Грекова. Изд-во АН СССР. Т. 1. Тексты. М.-Л. 1940; т. II. Комментарии. М.-Л. 1947.

Текст воспроизведен по изданию: Два памятника древнерусской письменности // Вопросы истории, № 3. 1962

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.