Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НОВЫЙ ЕВРЕЙСКИЙ ДОКУМЕНТ О ХАЗАРАХ И ХАЗАРО-РУССКО-ВИЗАНТИЙСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В X ВЕКЕ

В октябрьской книжке выходящего в Америке (в Филадельфии) журнала «The Jewish Quarterly Review» за истекший 1912 год 1 маститый еврейский ученый д-р Шехтер обнародовал один в высшей степени любопытный еврейский средневековый текст, на который мы хотели бы обратить внимание русских историков и вообще всех исследователей нашей отечественной старины. Особенная и, можно сказать, исключительная ценность документа, о котором идет речь, заключается в том, что он содержит, в сообщении современника, несколько новых данных, относящихся.к первым страницам истории русского государства, и между прочим называет дважды по имени одного из первых русских князей - Олега.

Документ с внешней стороны представляет два соединенных вместе рукописных (судя по всему, бумажных) листка формата 20*15 сант., исписанных со всех четырех сторон крупным еврейским квадратным письмом. Он оказался, по словам д-ра Шехтера, в числе приобретенных в свое время в Кембриджскую университетскую библиотеку рукописей знаменитой Каирской генизы 7, этот драгоценный склад [5] старых еврейских хартий не перестает служить неиссякаемым источником новых сведений по еврейской истории и литературе. Как показывает новая находка д-ра Шехтера, они все еще далеко не может считаться исчерпанным.

Изданный д-ром Шехтером текст, к сожалению, представляет отрывок. Он начинается с полуфразы и заканчивается также на полуфразе. По счастливой случайности, впрочем, оба уцелевших листка непосредственно следуют друг за другом, и благодаря этому в нашем распоряжении находится, если не полный, то все же более или менее значительный сплошной текст, который прерывается только в тех местах, где рукопись особенно пострадала от времени. Это относится прежде всего к верхним левым краям обоих листков. В первом листке бумага здесь широко прорвана на протяжении 7 первых строк текста с обеих сторон листка, вследствие чего в упомянутых строках контекст утратил minimum по одному слову на строку. Во втором из листков верхний край в том же левом боку на протяжении указанных 7 строк совершенно оторван. Кроме этого главного изъяна, в рукописи замечается еще один такого же точно характера в нижней половине обоих листков. Этот второй, более узкий прорыв в бумаге тянется начиная с 11 строки и до 18 строки и особенно чувствителен для контекста лицевой стороны второго листка, где почти все слова, расположенные по линии прорыва, уничтожены временем и не поддаются прочтению. В большинстве случаев, впрочем, восстановление недостающих слов по контексту не представляет особенных трудностей и уже было удачно исполнено первым издателем документа. Но в некоторых местах, например, в верхних строках задней страницы второго листка, приходится volens-nolens мириться с неприятными пропусками, мешающими полному уяснению связи речи.

По весьма вероятному определению д-ра Шехтера, рукопись следует отнести приблизительно к XII столетию, если даже не к более раннему времени. В пользу такой датировки, помимо самого факта принадлежности нашего фрагмента к составу старой синагогальной коллекции ветхих рукописей, в массе своей восходящих, как свидетельствуют их даты, к XI-XII векам, говорит прежде всего то обстоятельство, что отрывок, о котором идет речь, писан крупным еврейским письмом, тем письмом, которое позже для произведений светского характера выходит из употребления у евреев [6] и удерживается исключительно для библейских текстов. С другой стороны, рукопись не может быть значительно древнее XII века, так как в ней уже изредка применяются в конце строк так называемые litterae dilatabiles, т. е. расширенные формы букв, а такая манера употреблять особые широкие начертания некоторых букв для заполнения более коротких строк, насколько можно судить из данных еврейской палеографии, начинает в еврейском письме входить в обычай - при том только в библейских рукописях - никак не ранее XI столетия 8.

По своему содержанию документ представляет параллельный текст к известному письму хазарского царя Иосифа 9, написанному в ответ на запрос Хасдая Ибн-Шапрута, еврейского государственного деятеля при испанских халифах Абдаррахмане III (912-961) и отчасти аль-Хакаме II (961-976), а именно содержит в форме донесения неизвестному лицу, которого автор документа глухо именует «своим господином» (adoni), подробный рассказ о хазарских евреях и хазарском царстве. Повествование на этот раз ведется не от лица хазарского царя, а от лица какого-то хазарского еврея, подчиненного упомянутому царю Иосифу. Наш документ выдает себя таким образом за произведение той же самой [7] эпохи, как и первое хазарское письмо, то есть за произведение половины X века. Отрывок начинается с сообщения о появлении еврейских беглецов среди хазар, говорит о совместной жизни евреев с хазарами и последующем возвышении одного из них в сан хазарского военачальника, переходит затем к повествованию о принятии хазарами еврейской веры, - при чем в связи с этим касается вопроса о хаганате и царской власти у хазар, - распространяется о хазарских войнах (с Византией, аланами, Русью) и обрывается на географических данных о положении страны хазар. Новый документ следует в своем изложении, как можно видеть, той же схеме, по которой написано письмо царя Иосифа в обеих дошедших до нас его редакциях. Но этой чисто внешней, формальной чертой и ограничивается все сходство обоих хазарских документов, потому что в отношении сообщаемых сведений новый, опубликованный д-ром Шехтером документ самым существенным образом расходится с прежним, почему и не может никоим образом считаться за какую либо иную, третью редакцию упомянутого хазарского царского письма.

В нашу задачу не может входить здесь полная оценка нового документа со стороны его исторического содержания. Такая оценка выходила бы за пределы компетенции филолога-гебраиста и должна быть всецело предоставлена специалистам в области русской истории вместе с кавказоведами. Мы ограничиваемся поэтому подготовкой более или менее падежной базы для этой дальнейшей всесторонней оценки нашего документа специалистами-историками и даем в этих видах по возможности близкий к подлинному еврейскому тексту русский перевод его с присоединением ряда необходимых замечаний, освещающих положение дела со стороны гебраистики. Перевод наш основывается исключительно на детальном изучении факсимиле, присоединенных к статье д-ра Шехтера, вследствие чего иногда отступает от перевода последнего. Курсивом мы отмечаем в переводе все библейские позаимствования нашего автора.


Перевод еврейского текста.

«Армении 61 . . . . . . [17]

* * *

Достаточно самого беглого сличения представленного здесь текста с письмом хазарского царя Иосифа, чтобы вполне убедиться, что оба документа, за исключением темы и, пожалуй, плана ее обработки, в остальном не имеют между собой решительно ничего общего и что составитель нового, кембриджского, документа о хазарских делах располагал совершенно иным материалом по этому предмету, чем составитель хазарского царского письма, показаниям которого он как бы умышленно противопоставляет другие и почти во всем новые данные.

Разногласие между обоими рассказами начинается с самого имени хазар, которое в нашем документе, повидимому, ближе к истинному его произношению, систематически пишется Qazar (т. е. с велярным к вначале), между тем, как в письме царя Иосифа, удерживается обычная еврейская литературная орфография Kozar с заднеязычным к, которое, может быть, впрочем, произносилось здесь, как спирант (= Chozar), соответственно обыкновенной средневековой еврейской передаче арабского заднеязычного ch посредством буквы каф. Орфография нашего документа отступает также от передачи этого имени у арабов и византийцев (dl-Chazar, Χαζαροι), но поддерживается русской передачей в летописи «Козаре» и итальянской - «Gazaria» 62. Характерно, что и в обозначении христиан и мусульман новый документ также отступает от прежнего, предпочитая этнические термины «греки» (javan, maqedon) и «арабы» (‘arab) вместо вероисповедных «Эдом» и «Исмаил».

История обращения хазар в еврейскую веру рассказывается в новом хазарском документе совершенно иначе, чем в старом, и при том довольно своеобразно, так как обращение это ставится в тесную связь с раскаянием главного хазарского князя-еврея, одного из потомков тех беглецов, которые после своего водворения в хазарской земле усвоили себе их обычаи и слились с ними в один народ, дойдя до того, что, за исключением обряда обрезания и субботнего отдыха, забросили все предписания еврейской религии. Хотя рассказ об этом важнейшем событии в духовной жизни хазар страдает в кембриджском документе разными довольно существенными недомолвками (например, в истории с [18] еврейскими книгами, оказавшимися в пещере Тизул) и вообще как-то скомкан повествователем, тем не менее основная тенденция неизвестного автора, желание установить факт ближайшего и прямого участия хазарских евреев в этом деле, вытекает из сохранившегося контекста, как мы его понимаем, с полной ясностью. Возвысившийся, благодаря храбрости, до высокого положения главного князя хазар, хазарский еврей сознает, отчасти вследствие увещаний благочестивых родных, свое греховное поведение в отношении бога Израиля и желает вернуться к полному соблюдению Моисеева закона. Это решение порождает слух о намерении хазар принять еврейскую веру и вызывает попытку соседних народов, исповедующих ислам и христианство, противодействовать переходу хазар в еврейство, но тот же хазарский князь-еврей успешно парализует все их усилия и приводит дело к полному торжеству своей веры, результатом чего является «покаяние» хазарских евреев совместно с самими хазарами. Нельзя не заметить, что эта новая версия истории обращения хазар представляется гораздо более естественной и правдоподобной в своем основном ядре - ближайшей инициативе хазарских евреев, чем та, которую мы находим с такими подробностями изложенной в письме царя Иосифа, где о еврейском влиянии не говорится ни слова, и переход в еврейскую веру объясняется исключительно сверхъестественными причинами, а именно откровением свыше, полученным одним из хазарских царей. Состязание представителей трех религий, единственная черта, которую можно считать общей обоим документам, передается в кембриджском тексте в самых коротких словах, и своим не совсем понятным окончанием (касательно истолкования книг) производит впечатление сокращения из более обстоятельного повествования. Ни о царе Булане, при котором, согласно прежнему документу, произошло обращение, ни о реформаторской деятельности одного из последующих царей, Обадьи, новый текст ничего не говорит и, очевидно, не знает. Весьма характерно, что самое появление у хазар царской власти наш автор приурочивает к принятию новой религии, так как немедленно вслед за рассказом об этом он прибавляет, что главный хазарский князь-еврей, сыгравший решающую роль в событии, вместе с символическим именем, которое должно, очевидно, указать на водворение монотеистического режима в стране, получает царское звание, не существовавшее до того у хазар. [19]

Составитель царского хазарского письма не считал почему-то нужным упомянуть в своем ответе о хазарском хаганате и о засвидетельствованном арабскими авторами любопытном факте существования двоевластия у хазар в X веке в лице «великого царя» или «хакана», номинального главы государства, и просто «царя», фактического правителя хазарской земли 64, хотя, конечно, ими еще не исчерпывались прерогативы хаганата, иначе говоря, насколько известно, хаганы никогда не были у хазар только судьями. Но и термин «судья» (sofet) в нашем документе нет никакой необходимости понимать в его узком современном значении. Неизвестный автор кембриджского отрывка мог, говоря о хаганате, вдохновляться образом древнеизраильских «судий», т. е. судей-правителей, и поэтому употребить [20] в данном случае то же самое еврейское выражение sofet, а не слово dajjan, более обычное обозначение судьи в раввинском языке. В частности, например, отношения судьи и пророка Самуила, духовного вождя израильского народа, к представителю царской власти, Саулу, могли представлять для нашего автора соблазнительную параллель к взаимоотношениям хазарских хаганов и царей. Возможно, впрочем, что он и умышленно свел все значение хаганата к чисто судебной деятельности и затем произвольно перенес это положение дела в эпоху возникновения института. Хаганат, без сомнения, подрывал авторитет и власть так называемых «хазарских царей», а из нового документа с полной ясностью вытекает весьма любопытный и неизвестный до сих пор факт, что и царь Иосиф, составитель хазарского царского письма, и другие еврейско-хазарские цари, упоминающиеся в обоих хазарских документах, не были вовсе хаганами, как это могло прежде казаться, т. е. верховными, хотя бы и номинальными, повелителями хазар, а ишадами или беками, то есть царями-правителями, теоретически подчиненными власти хаганов. Так как последние не играли более первой роли в X веке в жизни хазарского государства и действительно, может быть, представляли из себя только судей высшей инстанции, то естественно, что хазарский еврей, подданный еврейско-хазарских «царей», менее интересовался хаганами, чем «царями». Только так можно объяснить непонятный иначе факт, что хаганату в кембриджском документе уделяется самое ничтожное внимание и что в царском хазарском письме самое существование этого института и звания совсем замалчивается.

Довольно существенное противоречие между новым и старым хазарским документом замечается также в вопросе о национальности еврейско-хазарских царей. Автор нового документа склонен считать этих царей, как, повидимому, и хаганов, за чистокровных евреев, т. е. семитов. Первым хазарским царем, по его рассказу, был именно тот главный князь-еврей, по импульсу которого совершилось самое обращение хазар в еврейство. Как затем переходила царская власть, в документе нашем не сообщается, но, судя по тому, что из числа упомянутых им царей, некоторые, именно Аарон и Иосиф, приходились отцом один другому, следует заключить, что он представлял себе царское звание наследственным и поэтому считал, как названных двух царей, так и всех их предшественников, не за хазар, исповедывавших [21] еврейскую веру, а за настоящих евреев. Во всяком случае таким чистокровным евреем был, как он категорически утверждает, первый из хазарских царей, Савриил. Наоборот, в письме царя Иосифа резко подчеркивается туземное, несемитическое происхождение решительно всех еврейско-хазарских царей и родословная их возводится к предку-родоначальнику самих хазар, сыну Иафета, Тогарме. «Я происхожу от сынов Иафета», - говорит царь в своем письме к Ибн-Шапруту, и затем, перечисляя своих предшественников на хазарском престоле, добавляет: «я сын, внук и потомок царей; чужой не может наследовать престол моих предков». Из показаний арабских писателей точно также, повидимому, следует, что оба хазарских правителя, хакан и ишад (или бек), были хазары иудейского вероисповедания 66.

Вся остальная часть кембриджского отрывка, за исключением нескольких строк в самом конце, по содержанию сходных, но далеко не тожественных, с географическими разъяснениями письма [22] царя Иосифа, заключает в себе ряд совершенно новых и из других источников не известных сведений касательно политической истории хазар. В царском хазарском документе ничего аналогичного этим данным, кроме нескольких общих мест, не имеется. Неизвестный автор нового документа с любовью распространяется здесь о военных делах и успехах хазар при царях Вениамине 73. Так как кембриджский рукописный отрывок несомненно на несколько веков древнее появления на свет известной норманской теории происхождения русского государства, то неизвестный автор нового хазарского документа никак не может быть заподозрен в позаимствовании любопытной формы Halgu из арсенала лингвистических доводов пионеров теории норманизма в XVIII веке. В принятой им орфографии следует видеть поэтому точную передачу звукового состава национально-туземного имени Олега, которое, таким образом, как оказывается, действительно звучало Хальгу (Хельгу); иначе говоря, ею впервые документально доказывается считавшийся пока только более или менее вероятным факт норманского (скандинавского) происхождения первых русских князей.

Нам еще остается в заключение коснуться вопроса о подлинности нашего документа. Как уже было выше замечено, он и по форме и по своему содержанию представляет такой же точно ответ на запрос со стороны о хазарском царстве, как и письмо хазарского царя Иосифа, с тою лишь разницей, что в противоположность царскому письму, составленному от лица природного хазара 80, мы имеем дело с произведением весьма близким по времени к описываемым событиям. Более категорическое суждение о кембриджском документе, в виду небольшого объема и отрывочного характера текста, представляется пока - по крайней мере, для нас - затруднительным и преждевременным.

Комментарии

1. New Series, Vol. III, № 2, стр. 181 сл. («An unknown Khazar document. By S. Schechter»).

2. Гениза - еврейский термов для обозначения синагогального склада ветхих, преимущественно библейских рукописей. Упомянутая здесь гениза находилась в нынешнем Старом Капре (древнем Фустате) при старинной синагоге, в настоящее время перестроенной, которая в древности, уже в документах XI-ХП веков, носила название «синагоги палестинцев» или «синагоги палестинских евреев» - kanisat asch-schamijjin, kanisat al-jahud asch-schamijjin (где термин asch-scham, согласно весьма обычному его употреблению в еврейско-арабской литературе, обозначает не Сирию, а Палестину). Эта синагога до последнего времени служила предметом особенной гордости для каирских евреев. Судя по некоторым данным у Бётлера (Butler, The ancient Coptic churches of Egypt, стр. 168), в синагогу, о которой идет речь, была переделана прежняя коптская церковь св. Михаила, но другие источники об этом факте умалчивают; см. The Jew. Quart. Rev., XIX, 1907, стр. 508. Более подробные указания относительно упомянутой синагоги и ее генизы можно найти в журнале The Jew. Quart. Review за 1897 г. (vol. IX, стр. 669 сл.); там же, XVIII (1905), стр. 11 сл., и XIX (1907), стр. 505 сл., сообщены разные сведения о старо-каирских синагогах, имеющиеся у арабских авторов XIV-XV вв. Ибн-Дукмака и аль-Макризия, равно как и у еврейского писателя Иосифа Самбария (XVII в.). В настоящее время древняя синагога, как уже замечено, перестроена. Она служит теперь для религиозных нужд не только евреев-раввинистов, но и караимов; см. по этому поводу The Jew. Quart. Rev., XIX (1907), стр. 507 сл., и срв. там же, IX (1897), стр. 672.

3. Главная масса рукописных сокровищ Каирской генизы попала в Кембриджскую университетскую библиотеку и в Бодлейяну в Оксфорде, куда первые фрагменты из генизы стали поступать еще с 1890 г. благодаря любезности администрации Egypt Exploration Fund. В 1906 г. Бодлейяна насчитывала у себя уже около 2675 рукописных отрывков из Каирской генизы; см. Neubauer-Cowley, Catal. of the Hebr. Manuscripts in the Bodl. Library, II (1906), стр. IV. Остальные рукописи генизы разошлись по разным рукам в Лондон, Париж, Франкфурт и другие центры Европы и Америки.

4. Среди них имеются также еврейские папирусы, которые вообще весьма редки (см. The Jew. Quart. Rev., XVI, 1903, стр. 4 сл.).

5. Напр. отрывки из библейского перевода Аквилы (см. F. C. Burkitt, Fragments of the Books of Kings according to the translation of Aquila. 1897) и из хексапл Оригена (см. C. Taylor, Hebrew-Greek Cairo Genizah Palimpsests etc. 1900). Срв. Swete, An Introduction to the Old Testament in Greek (1902), стр. 34 сл.

6. См. Anecdota Oxoniensia, Semitic Series, Vol. I part V (1893); Vol. I part IX (1896).

7. S. Schechter, A Fragment of the Original Text, of Ecclesiasticus (в журнале «The Expositor». July 1896, № XIX).

8. Срв. по атому предмету замечании Гастера в The Jew. Quart. Rev., XII, 1900, стр. 690-691, а также: Chr. D. Ginsburg, Introduction to the Massoretico-critical edition of the Hebrew Bible (1897), стр. 470.

9. Литература касательно этого письма, подлинность которого, как известно, многими оспаривается, довольно обширна. Для наших целей достаточно здесь указать на статьи А. Я. Гаркави в VII и VIII томах «Еврейской Библиотеки» (1879, стр. 143 сл.; 1880, стр. 135 сл.); там же, т. VII, стр. 153 сл. дается русский перевод письма, согласно более полной его редакции, открытой в одной петербургской рукописи собрания Фирковича, о которой см. D. Chwolson, Corpus Inscriptionum Hebraicarum, стр. 143 прим. 6, и особенно стр. 520 сл. Параллельный текст обеих редакций, в немецком переводе, можно найти в монографии Касселя (P. Cassel) «Der Chazarische Konigsbrief aus dem 10. Jahrhundert» (1876, стр. 25 сл.). Из новейшей литературы следует отметить замечания В. О. Миллера в его «Материалах для изучения еврейско-татского языка» (Введение, тексты и словарь, 1892, стр. VI сл.) и специальную главу, посвященную вопросу о переходе хазар в еврейство, в известном труде Маркварта (J. Marquart) «Osteuropaische u. ostasiatische Streifzuge» (1903, стр. 5 сл.; срв. там же, стр. XLI сл.). Последний ученый решительно высказывается против подлинности письма царя Иосифа (op. cit., стр. XLV: «ein apokryphes Schriftstuck»), хотя признает, что вообще переписка Хасдая Ибн-Шапрута с хазарским царем требует еще тщательного детального расследования (там же, стр. XLI).

10. Так как, в виду отсутствия предшествующих слов, синтаксическое положение слова Arminija в контексте остается совершенно неизвестным, то само собою разумеется, вместо родит. падежа («Армении»), взятого в русском переводе только ради необходимости остановиться на какой либо русской падежной форме, возможен и любой другой падеж в зависимости от того слова, которое в еврейском оригинале стояло непосредственно перед словом Arminija, напр. «[в] Армению» и т. и.

11. Восстановления поврежденных мест, предлагаемые нами или д-ром Шохтером (Ш.), заключены в переводе в квадратные скобки. Слова в круглых скобках представляют вставки, сделанные исключительно в интересах ясности и удобочитаемости русского перевода. Необходимо заметить, что в транскрипции Ш. почему-то отмечено точками также много таких мест, которые ясно читаются в приложенных факсимиле.

12. Ш. предлагает восполнить пробел словами: «также и они».

13. В еврейском тексте стоит слово michtab, которое в библейском языке (более позднего времени) имеет также значение «писания», а в средневековом языке обозначает обыкновенно «письмо, послание». Ш. держится в переводе этого последнего понимания и выражается: «without Torah and Scriptures», очевидно, придавая еврейскому слову michtab значение «священного писания, священных книг». Такого значения, однако, данное слово в еврейской литературе, насколько известно, нигде не имеет. И контекст нашего места говорит против такого понимания, потому что автор документа, несомненно, желает представить хазар в эпоху прихода еврейских переселенцев на самой низкой ступени общественной культуры, т. е. народом безо всякой религии и без письма.

14. Наше восстановление следует тексту библейского места (Пс. 106. 35), которое использовано здесь нашим автором. Оно поддерживается также следами отдельных букв, поддающихся распознанию на факсимиле. Нет поэтому никакой необходимости изменять библейской фразеологии, как делает это III. («and mingled with them. And they learned their deeds» etc.).

15. Это восстановление принадлежит д-ру Шехтеру.

16. Выражение, заимствованное из Ис. 48. 17.

17. Выражение, навеянное библейским местом Быт. 7. 1.

18. Автор, повидимому, имеет в виду место Ис. 41. 22; поэтому пробел в контексте может быть восстановлен приблизительно так: «о деянии бога [своего, и мы могли бы знать, каков был] конец его». Ш. передает почти так же точно: «the work of his God and we shall see the end».

19. Ш. предлагает в испорченном месте читать: «[к] ца[рю греков послов, а также к] царям арабским». Нам представляется по палеографическим соображениям и с точки зрения еврейской фразеологии более подходящим восстановление: «[ко Льву] цар[ю греческому и к] царям арабским».

20. Ш. предлагает здесь восстановление: «добровольно [явились на помощь к людям] казарским». Но остатки еврейских букв в данном месте допускают только принятое нами чтение: [к] князьям казарским.

21. В тексте очевидная описка: «его».

22. Выражение заимствовано из Hex. 16.35.

23. T-j-z-w-l (=Tezul, Tizol). Название это не встречается в других источниках о хазарах. Повидимому, долина «Тизул» в нашем документе играет ту же роль, которую в рассказе Иегулы Галеви о переходе хазар в еврейство (Сефер Козари, II. 1) играет пещера на «горах Варсанских», где хазарские евреи проводили каждую субботу, срв. об этом Marquart, op. cit., стр. 19. Обращение химьяритов в еврейство (в конце V века) приписывается также чудесному испытанию в пещере.

24. В тексте ошибочно написано Bur-san (вм. Chur-san), с весьма обычным в еврейских рукописях смешением сходных букв бет и каф.

25. То есть Авраама. Выражение заимствовано из Быт. 17. 4-5.

26. Эта буквально переведенная нами еврейская фраза допускает двоякое толкование. Она может обозначать, что такого судью хазары называют на своем языке каганом. Но возможно, хотя менее вероятно, что автор желает сказать, что судья по-хазарски называется «каган». Нет необходимости здесь распространяться, что тюркский царский титул хаган был употребителен не у одних только хазар, но и у дунайских болгар, у авар, даже у русов-язычников (см. напр. Хвольсон, Известия о Хозарах, стр. 35 и 150; Куник, О записке Готского Топарха, стр. 136; Куник и бар. Розен, Известия ал-Бекри, I, стр. 150 сл.; Васильевский, Русско-визант. Исследования, II, стр. CXXV; Marquart, Osteurop. и. ostasiat. Streifzuge, стр. 200 и 202) и у всех этих народов всегда прилагался к их верховным властителям. Наш автор пишет каган (kagan), а не хаган, отступая от орфографии, как византийцев (χαγανος), так и арабов (chaqan); но в русских источниках мы встречаем такое же правописание с пки (см. напр. Куник и бар. Розен, op. cit., стр. 151: «великий каган нашеа земля Владимер»).

27. Sabriel - искусственно образованное имя (по типу библейских имен на el, как Gabriel и т. п.) с символическим значением «Бог - моя надежда».

28. В известном еврейском произведении Книга Эльдада данита, которым, может быть, руководился неизвестный автор нашего документа, также указывается, что в стране хазар живут евреи колена Симеонова (и полуколена Манассии); см. Гаркави, Сказания еврейских писателей о Хазарах, I, стр. 21 и 29. Выражение ‘amad ‘al, букв. «встать над чем либо» (= знать), отвечает арабскому waqafa ‘ala и представляет в еврейском контексте несомненный арабизм.

29. Это восстановление принадлежит д-ру Шехтеру.

30. Пробел в тексте восстановлен на основании библейского места Быт. 35. 5, из которого заимствовано все выражение.

31. Предлагаемое здесь д-ром Шехтером восстановление опирается на дальнейшие слова контекста, из которых видно, что рассказываемые события относятся к царствованию хазарского царя Вениамина.

32. Так предлагает восстановить пробел д-р Шехтер.

33. Судя по орфографии, легче всего предположить, что разумеется здесь, как и в конце отрывка, народ Асы (As, ***) арабских писателей, т. е., как полагает Маркварт, степные аланы; позже этим именем, которое сохранилось, как известно, в названии наших осетин, обозначались вообще аланы. См. по этому предмету Marquart, Osteurop. u. ostasiat. Streifzuge, стр. 164 и 172; В. Миллер, Осетинские этюды, III. стр. 40 сл.; Кулаковский, Аланы по сведениям классич. и визант. писателей, стр. 152. Но в виду особого упоминания алан, возможно, что автор имеет в виду Узов или Гузов (Ουζοι визант. писателей), один из наиболее известных народов, живших по соседству с хазарами в X веке и вступавших с ними в частые столкновения; срв. Marquart, op. cit., стр. 337 сл.

34. P-jj-nil. Это имя, неизвестное из других источников, представляет, как нам кажется, искажение имени печенегов: P-c-n-k (Πατζινακιται, Παζινακιται византийских писателей, Bagnak арабов); к смешению сходных начертаний еврейских букв цаде и двойного йод срв. ниже, стр. 12 прим. 9. замечание касательно имени S-m-b-r-jj (= S-m-b-r-c). Догадка д-ра Шехтера, будто бы в данном случае речь идет о полянах нашей летописи, представляется нам весьма мало вероятной.

35. Это восстановление предложено д-ром Шехтером.

36. Выражение взято из II Парал. 36. 16.

37. Восстановление д-ра Шехтера.

38. Выражение, навеянное библейским местом I. Сам. 14. 13.

39. Восстановление предложено д-ром Шехтером.

40. Еврейское слово hasmada, если только мы не имеем дела с опиской, употреблено здесь весьма необычно вместо слова semad (или hassemad).

41. Употребленное здесь еврейское выражение заимствовано из библейского места Плач Иер. 1. 15.

42. H-l-g-w, что, согласно правилам еврейской орфографии, может читаться, Halgu (Halgo) или Helgu (Helgo). Буква вав (w), обозначающая в еврейском алфавите собственно неслоговое u, употребляется в еврейском письме (в средине и в конце слова), как известно, для передачи обеих гласных: и и о.

43. Употребленное в тексте слово (medina) означает обыкновенно «область, провинцию»; но в средневековом литературном языке оно имеет также, под влиянием соответствующего арабского словоупотребления, значение «город»; в таком смысле слово medina употребляется между прочим и в переписке Хасдая с хазарским царем Иосифом, см. Гаркави, Сказания евр. писателей о Хазарах, I, стр. 92 сл. (где оно прилагается напр. к Кордове и Константинополю) и Marquart, op. cit., стр. XLII.

44. S-m-b-r-jj, но немного далее: S-m-b-r-j-w. Ш. переводит: «the province of Sewerians» и усматривает здесь северян, о подчинении которых Олегу в 884 г. говорит русский летописец. Нам представляется по разным соображениям гораздо более вероятным, что слово искажено из S-m-k-r-c, как обозначается, по-видимому, Тмутаракань в письме царя Иосифа; см. Marquart, op. cit., стр. 163, 203 и 351 (со ссылкой на S-m-k-r-s al-Jahud у Ибн-ал-Факиха). Искажение произошло, очевидно, на еврейской почве, как выше в имени народа P-jj-ni1 = P-c-n-k (см. примечание 6 на стр. 11).

45. Ш. передает это темное выражение текста словами: «the head of the princes». По нашему мнению, в обоих еврейских словах следует видеть скорее имя собственное - необычное, правда, в еврейской литературе - с предшествующим титулом «rab» (господин).

46. B-w-l-s-c-j, что можно, по правилам еврейской фонетики, прочитать Bulsaci (Bolsaci) или Bulsici (Bolsici). Без сомнения, это самое хазарское слово (титул?) нам сохранил Феофан в транскрипции Βαλγιτζι в известном месте своей хроники, где он говорит о неудачной попытке хазарского хагана умертвить низложенного императора Юстиниана II во время пребывания его в хазарских пределах, в Фанагории; см. Theoph. Chronogr. recens. de Boor, I., стр. 373: εντειλαμενος Παπατζυν, τον εκ προσωπου αυτου εκεισε οντα, και Βαλγιτζιν (варианты: Βαλγιτζην, Βαλγιτζειν, Βαλιτζην, Βαλγιτζυν; в лат. переводе: Balgitzin), τομ αρχοντα Βοσφορου, ινα, οταν οηλωθη αυτοις, ανελωσιν Ιουστινιανον. Срв. Васильевский, Житие Иоанна Готского (= Труды В. Г. Васильевского, т. II, 1912), стр. 389. Так как в имени хакана турок Σιλιβουλος; у Менандра (= Singibu у ат-Табария, см. Noldeke, Geschichte d. Perser u. Araber zur Zeit d. Sasaniden, стр. 158, и срв. Marquart, op. cit., стр. 491) заключаются, повидимому, в обратном порядке те же самые составные элементы, как и в Bulsici = Βουλ-σιζι, то греческую передачу Βαλγιζι у Феофана придется считать за искажение (на греческой почве) первоначального Βαλσιζι или Βολσιζι. Наше имя скрывается, вероятно, также в искаженном переписчиками имени хазарского царевича Барджил (варианты: Бардженк, Барджик, Башенк и т. п.) в персидской редакции истории ат-Табария, о чем см. Dorn, Nachrichten uber die Chasaren, стр. 21 сл. Позволяем себе попутно высказать догадку, не стоит ли в связи с именем, о котором идет речь, сохранившееся до настоящего времени у осетин мифологическое представление о «Балсеговом колесе» (Балседжи цалх, также Малседжи-, Барседжа-цалх; см. В. Миллер, Осетинские этюды, I, стр. 120), то есть не застыло ли в этом выражении воспоминание о хазарском полководце «Болшиджи» и вообще о завоевательных нашествиях хазар, которым некогда подвергались предки нынешних осетин. Необходимо заметить, впрочем, что судя по употребленному автором обороту, термин Bulsici обозначал скорее звание того лица, которое носило еврейское имя Песах, а не второе, хазарское, его имя.

47. Ш. без особой нужды предлагает переводить: «почитатель» (т. е. читает: hamejaqqer) и готов даже допустить, что первоначально стояло в тексте другое слово (hamejaed = «единобожник»). Мы решительно не понимаем, почему нельзя читать hamejuqqar (= «почитаемый»).

48. Одна или две буквы в конце слова (после нуна) неразборчивы. Имя, без сомнения, опять искажено переписчиком, и разумеется, вероятно, Херсон (Χερσων, Корсунь), где приблизительно с половины IX века имел постоянное пребывание византийский наместник или стратег; см. напр. Куник, О записке Готского Топарха, стр. 71, и там же, на стр. 76, указание Константина Багрянородного на Херсон, как на один из тех пунктов, на которые преимущественно направлялись хазарские нашествия в первой половине X века.

49. Это восстановление представляется нам по палеографическим соображениям заслуживающим предпочтения перед предложенным д-ром Шехтером («and lie took»).

50. Выражение, конечно, навеяно такими местами Библии, как Суд. 4. 23, и т. п.

51. Здесь и оба раза дальше в еврейском тексте стоит Qustantina.

52. Paras, что, может быть, искажено из первоначального Tiras. В средневековой еврейской экзегезе библейское имя Tiras в таблице народов Книги Бытия (Быт. 10. 2) толкуется иногда, как Фракия. С нашим контекстом можно сравнить рассказ об аналогичном отступлении Игоря через Фракию после его поражения греками в 941 году, при чем точно также решающую роль сыграл знаменитый греческий огонь; об этом см., напр., у Васильева, Византия и арабы, 1902, стр. 248.

53. Ar-q-nus. В основе своеобразного и ни в одном из известных источников о хазарах не встречающегося мнения нашего автора лежит, кажется, легендарный рассказ Книги Иосиппон (VI, 56; стр. 872 в изд. Брейтхаупта) о народе Urqanus, который жил по соседству с аланами, запертыми в горах Александром Великим, и, когда этим последним угрожала голодная смерть, выпустил их по их просьбе из заключения. По всей вероятности, это самое имя, но в орфографии Aliqanus, мы имеем в другом месте той же Книги Иосиппон (I, 1; стр. 3 у Брейтхаупта), где перечисляются разные народы, происходящие от библейского народа Тогарма (Быт. 10. 3), как то: хазары, печенеги, болгары, турки и т. д.; срв. Гаркави, Сказания евр. писателей о Хазарах, стр. 47 сл., где сообщаются некоторые попытки разгадать имя Aliqanus, но, к сожалению, вне связи с именем народа Urqanus. Касательно имени Arqanus применительно именно к хазарам позволительно высказать догадку, не скрывается ли под этим загадочным обозначением греческое слово αρκτος; («север») = Ar-q-t-s, из чего легко могло на еврейской почве явиться Ar-q-nusUrqanus), а затем далее Al-q-nus и Aliqanus; см. Васильевский, Житие Иоанна Готского, стр. 389, 391 и 394, где можно найти указания, что у византийских (а также армянских) хронистов хазарскому дарю усвоилось иногда в повествовании наименование «царь севера».

54. По свидетельству почти всех арабских источников, хазарская столица носила имя Итиль, то есть называлась так же, как и река, которая протекала по городу. Те же источники (Ибн-Фадлан, аль-Истахрий и другие; см., напр., Fraehn, Vet. mem. Chasar., стр. 589, и Гаркави, Сказания мусульм. писателей о Славянах и Русских, стр. 195) как бы умышленно подчеркивают, что «Хазар» было имя народа, а не города. Но, по словам Ибн-Хаукаля (стр. 278 и 281, в изд. де-Гуе; срв. Fraehn, op. cit., стр. 602; Гаркави, op. cit., стр. 151 и 228), одна часть Итиля, та, где проживали преимущественно купцы и мусульманское население, носила действительно имя, стоявшее в несомненной связи с именем самого, народа, именно называлась «Хазаран», из чего мало осведомленный позднейший современник Ибн-Хаукаля (аль-Мукаддасий) сделал даже самостоятельный город «Хазар», отличный от Итиля и расположенный на другой реке (см. Marqaart, op. cit., стр. 3, и срв. Dorn, Nachrichten uber die Chasaren, стр. 8). Если признать, что в основе показания нашего документа лежит достоверный факт, в таком случае указание нашего автора, что столица носит имя «Казар», можно было бы объяснить тем, что он называет город именем его старой, основной части, иначе говоря допустить, что «Хазар» или «Хазаран», некогда имя всей резиденции хагана, впоследствии было сохранено только за древней частью хазарской столицы в отличие от более новой, получившей имя Итиля. Не мешает, однако, заметить, что в одном весьма позднем еврейском сочинении Шеерит Исраэль (Манна бен-Соломона, писателя XVIII века) также находится указание, будто бы Козар, внук Яфета, построил после потопа город, который назвал «Аль-Козар» (см. Гаркави, Сказания евр. писателей о Хазарах, I, стр. 155 сл.); так как это указание делается со ссылкой на Книгу Иосиппон, - где, однако, в дошедшем до нас тексте ничего подобного не имеется, - то не исключена возможность, что в основе своеобразного сообщения автора документа лежит какой либо книжный источник, а не устная традиция.

55. Еврейское слово, отвечающее русским словам «от вашей земли», в рукописи написано неразборчиво и поэтому осталось неясным для д-ра Шехтера, хотя сопоставление с соответствующим местом письма Хасдая Ибн-Шапрута к царю Иосифу могло бы уяснить дело. В указанном месте в тех же самых почти выражениях говорится о Кордове: «название столицы царства - Куртуба . . . . . . . ; она находится налево от моря, идущего до вашей страны и выходящего из великого моря» (см. Гаркави, Сказания евр. писателей о Хазарах, стр. 93). Повидимому, и в нашем документе географическое определение относится не к реке, а к городу, и, таким образом, следует читать в еврейском тексте wehi (вм. wehu).

56. В тексте опять стоит слово medina (срв. выше, стр. 12, прим. 8).

57. Ris - талмудическая мера протяжения, определяемая в 266⅔ древне-еврейских локтя (см. Krauss, Talmud. Archaologie, II, стр. 391); 2160 рисов составляют 288 талмудических или, что почти то же самое, римских миль. Наш автор почему-то предпочел воспользоваться редким термином ris вместо более употребительных у еврейских средневековых писателей терминов mil (миля) и parsa (фарсах). Первый из этих терминов употреблен между прочим в письме Хасдая Ибн-Шапрута к царю Иосифу, между тем, как в ответном письме царя систематически употребляется термин parsa.

58. Об этом имени см. выше, стр. 11, прим. 5.

59. Баб-аль-Абваб («врата врат» = великие врата) - арабское имя Дербенда.

60. Zibus. С этим именем соблазнительно отожествить имя народа Zibuch, упоминаемого в Книге Иосиппон (I, 1; стр. 3, в изд. Брейтхаупта; срв. Гаркави, Сказания евр. писателей о Хазарах, стр. 39 и 51), вместе с хазарами, печенегами, народом «Алпканус», турками и т. д., в числе народов, которые происходят от библейского Тогармы. Весьма вероятно, что в обоих случаях дело идет о соседнем с аланами народе Зихи (Ζηκχοι, Ζηχοι, Ζιχοι у Прокопия и Константина Багрянородного; срв. В. Миллер, Осетинские этюды, III, стр. 44 сл.; Кулаковский, Аланы по свед. классич. и визант. писателей, стр. 146), жившем по побережью Черного моря и отожествляемом исследователями с нынешними джихетами. В нашем случае искажение имени легко объясняется смешением сходных в еврейском письме букв бет и каф (Zibus вм. ожидавшегося Zichus и т. и.).

61. Luzanija. Это имя можно было бы отожествить с именем одного из русских племен, al-Ludagana (вар. al-Luda‘ija), о набеге которого на южное побережье Каспийского моря рассказывает подробно арабский историк аль-Масудий в своих «Золотых лугах» (II, стр. 18 сл.; срв. Гаркави, Сказания мусульм. писателей, стр. 130 и 155 сл.; Marquart, op. cit., стр. 330 сл.). Френ отдает предпочтение варианту al-Luda‘ija, который поддерживается теперь еврейской орфографией Luzanija, и предлагает видеть в этом племени «Ладожан», другие усматривают здесь «Лензаниев» (Λενζανηνοι) Константина Багрянородного (см. Гаркави, op. cit., стр. 155 сл.); о других комбинациях см. у Маркварта, op. cit., стр. 342 сл.

62. Срв. по этому предмету замечания А. Я. Гаркави, Сказания еврейских писателей о Хазарах, стр. 46 и 157.

63. В обозначении этих двух лиц у арабских писателей одного и того же X века замечается некоторое разногласие. Так, Ибн-Рустэ различает «великого царя», или «Хазар-хакана», и просто «царя» или «Ишада» (см. Хвольсон, Известия о Хозарах, стр. 16, и срв. замечания Маркварта, op. cit., стр. 24 и 26); но Ибн-Фадлан называет первого из этих правителей «великим хаканом», а второго - «хакан-бехом» (или: «хакан-беком», согласно другому варианту; см. Fraehn, Vet. mem. Chasar., стр. 586 и 592), и с этим согласуется известное указание Константина Багрянородного относительно χαγανος и πεχ χαζαριας; (см. Marquart, op. cit., стр. 27). У аль-Масудия и Ибн-Хаукаля второе из этих лиц титулуется просто хазарским царем», а первое - «хазарским хаканом» (Ибн-Хаукаль) или «хазарским царем-хаканом» (аль-Масудий).

64. См., напр., Fraehn, Vet. mem. Chasar., стр. 590 сл.; Гаркави, Сказания мусульманских писателей, стр. 152; Куник и бар. Розен, Известия ал-Бекри. стр. 61.

65. См., напр., у Ибн-Фадлана (Fraehn, Vet. mem. Chasar., стр. 590) и у Ибн-Рустэ (Хвольсон, Известия о Хозарах, стр. 17; в частности о «иудействе» хаганов и о наследственности хаганата см. у Ибн-Хаукаля, Fraehn, op. cit., стр. 606 и 608).

66. Из еврейской истории уместно напомнить аналогичный факт преемства еврейских визирей, Самуила Нагида и его сына, Иосифа, при дворе гранадских Зиридов в XI веке.

67. В письме царя Иосифа это имя в списке еврейско-хазарских царей не упоминается.

68. См. выше, стр. 12, прим. 9.

69. Присоединение к имени «Песах» эпитета «досточтимый» указывает, может быть, на то, что речь идет об одном из царских сыновей, если не о самом наследнике престола.

70. Эта часть текста, в которой описывается поход хазарского «булшици» на русских, к сожалению, сильно пострадала, так что остается неясным, куда именно было направлено движение хазар. Так как, по словам автора документа, хазарам удалось вернуть добычу, захваченную Олегом в городе Самбарае, то, очевидно, столкновение русских с хазарами произошло уже на обратном пути от Самбарая, где либо в южно-русских степях.

71. См. теперь по этому поводу: Васильев, Византия и арабы (1902), стр. 247 сл.

72. Срв. сказанное выше, стр. 12, прим. 7.

73. См. W. Thomsen, Der Ursprung d. Russischen Staates, стр. 146.

74. Срв. напр. такие выражения в письме даря Иосифа, как: «наши предки, хазары» или: «наши предки приняли веру Израиля» и т. п.

75. Срв. выше, стр. 7: «и бежали от них наши предки . . . . . . . . . и приняли их к себе» [князья казарские]; стр. 10: «в нашей стране говорят, что наши предки происходят из колена Симеонова».

76. Срв. выше, стр. 15: «и она направо от моря, идущего от вашей страны, по которому пришли посланцы твои в Константинополь».

77. В известном еврейском произведении XII века Сефер га-Каббала Авраама бен-Давида находим прямое указание на то, что хазарский царь Иосиф прислал письмо к Хасдаю Ибн-Шапруту, в котором сообщил ему, что он и весь хазарский народ держатся толка раввинистов (см. A. Nevbauer, Mediaeval Jewish chronicles, I, стр. 78). Относится ли это указание к нашему письму царя Иосифа или нет, это еще большой вопрос, но факт получения от хазарского царя ответа засвидетельствован таким образом уже автором XII века. Живший в том же столетии Иегуда Галевп в своем Сефер Козари (I. § 1) знает подробности об обращении хазар, весьма сходные с данными нашего текста письма царя Иосифа, но ссылается не на это письмо, а на летописи.

78. См. Schechter, An unknown Khazar document, стр. 201 сл. («it is not likely that . . . . . . . somebody would have had the courage to write a different letter after the king had sent the one written or dictated by him»).

79. Книжной зависимостью объясняется также несомненный арабизм нашего текста, выражение ‘amad ‘al (букв. «встать над чем», соответственно арабскому waqafa ‘ala), для передачи понятия «узнать что либо» (см. выше, стр. 10. прим. 6).

80. См. по этому поводу замечание Куника, Тохтамыш и Фиркович. стр. 42.

 

(пер. П. К. Коковцова)
Текст воспроизведен по изданию: Новый еврейский документ о хазарах и хазаро-русско-византийских отношениях в X веке. СПб. 1913

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.