Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

7. НАИМЕНОВАНИЯ QYYWB И KYBR В КОНТЕКСТЕ ХАЗАРСКОЙ И КИЕВСКОЙ ИСТОРИИ

1. Возраст наименования «Киев»

Благодаря форме имени *** KYBR (Kiabar) в Киевском письме, мы можем определить для письма terminus ante quem — первая половина X в. Это будет документально подтверждено, как мы увидим ниже, формой названия ***, QYYWB,— Киев, которое должно появиться после конца IX в. С другой стороны, такие имена, как Sawar-ta, Gos-tata и, конечно, Hannukah, а также ремарка, написанная тюркскими руническими письменами на хазарском языке, едва ли могут быть отделены от культурной сферы Хазарской державы. Эта страна была окончательно уничтожена в 60-х годах X в. То был период больших социальных сдвигов. «Варяги», называемые «русь», каково бы ни было их происхождение, начали отвоевывать торговые пути Восточной Европы у хазар. Сначала это происходило в бассейне Средней Волги, затем на Днепре и Дону (Название «русь» действительно имеет «варяжское» скандинавское происхождение: так именовались дружины «гребцов» (др.-скан. *rops-), устремившиеся в IX в. по рекам Восточной Европы к богатым городам Халифата и Византии. Хазары, по свидетельству царя Иосифа, сдерживали этот натиск. Главной магистралью, связующей юг Восточной Европы и Скандинавию, была первоначально (в IX в.) река Дон. Судя по распространению кладов восточного серебра, с Дона путь шел на Оку, оттуда — в Верхнее Поволжье и на Балтику. В Среднем Поволжье — Волжской Болгарии — русь имела свои торговые фактории в начале X в. (одна из них описана Ибн Фадланом в 920-е гг.). Днепровский путь «из варяг в греки» начал интенсивно функционировать в X в. Русь стремилась установить контроль над этими путями, что было одной из причин столкновения с Хазарией (см.: Петрухин В. Я. Варяги и хазары в истории Руси // Этнографическое обозрение. 1993. № 3. С. 68—83).).

Киев, расположенный на Днепре, был основан как город (вернее, как предполагали, серия городков) не ранее первой половины IX в. Этот факт засвидетельствован археологическими раскопками 1 (Об археологии Киева см. комментарий к с. 36.). К тому времени по Днепру проходила хазарская граница, и возможно, что Киев был первоначально хазарским гарнизонным городом. Постоянная хазарская армия (al’arsiya), защищавшая западную и северные границы, была укомплектована мусульманами восточноиранского происхождения. Можно ожидать, таким образом, что этот элемент играл решающую роль в превращении пограничного поселения в торговый город. Это в то время, когда на историческом горизонте появился новый народ (русь), которому суждено было сыграть ведущую роль в истории Киева, а также в Восточной Европе.

2. Поляне и русь

Поляне лишь однажды достоверно упомянуты в контексте конкретного исторического события. Совместно с варягами, русью, словенами, кривичами и тиверцами они участвовали в безуспешном константинопольском походе Игоря в 944 г. 2 [67]

«Игорь же совокупивъ вои многи: варяги, русь, и поляны, и словЪни, и кривичи, и тЪверьцЪ, и печенЪги [наа] ... Ъ поиде на греки в лодьях и на коних».

Этот отрывок позволяет рассмотреть многократно обсуждавшийся вопрос: были ли наименования варяги, русь и поляне взаимозаменяемы? Как мы можем видеть, все три группы упомянуты здесь вместе. Очевидно, что в середине X в. не было смешения понятий в отношении руси и полян. Наоборот, существовало четкое различие между ними 3.

Поляне упомянуты в перечне участников в легендарном походе Вещего Олега против Константинополя (известен как поход 907 г.). Но поскольку сообщение об этом походе не является исторически достоверным (Контексты обоих описаний русского войска (равно как и описания походов в целом) близки: при этом ни поход 907 г., ни поход 944 г. не упомянуты специально византийскими источниками. Поэтому затруднительно выделять описание 944 г. как достоверное.), то дата не имеет отношения к нашему вопросу. Однако наименование «поляне» также появляется во введении к Печерскому своду (ПС) (Под Печерским сводом понимается т. н. Начальный свод, составленный, согласно реконструкции А.А. Шахматова, в 1093—1095 гг. в Киево-Печерском монастыре и предшествовавший Повести временных лет. Считается, что Начальный свод сохранился в Новгородской первой летописи младшего извода. См.: Шахматов А.А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. СПб., 1908.) (три раза) и в Повести временных лет (ПВЛ) (восемь раз), так же как в редакционной глоссе к сказанию «О преложении книг на славянский язык». В основном летописи сохранили два варианта наименования: поляне (ПС, три раза 4; ПВЛ, 17 раз 5) и Поли (ПС, однажды 6; ПВЛ, три раза 7); также прилагательное «польский» однажды (в ПВЛ) 8.

3. Поляне и Киев

В перечне территориально-политических объединений Восточной Европы автор ПВЛ обычно соотносит полян и древлян. Например:

(а)... словЪне пришедше и сЪдоша по Днепру и нарекошася поляне, а друзии древляне 9.

(б) И по сихъ братьи [Кий со своими братьями] держати почаша род ихъ княженье в полях, а в деревлях свое [княженье]... 10

(в) Се бо токмо словЪнескъ язык в Руси: поляне, деревляне... 11

(г) И живяху в мирЪ поляне и деревляне... 12

Однако в других случаях поляне соотносятся не с древлянами, а с двумя другими группами: северянами и вятичами. Это встречается впервые в 6367/859 г. н. э., когда описывается раздел сфер влияния Восточной Европы между варягами и хазарами 13:

«...А козари имаху [дань] на полянЪх, и на сЪверЪх, и на вятичЪх, имаху по бЪлЪ и вЪверицЪ от дыма». [68]

Следует подчеркнуть, что поляне должны были бы платить хазарам, как сказано в ПВЛ, другую дань: «от дыма мечь» 14. Однако из сказания (написанного как литературное произведение) можно сделать вывод, что здесь мы встречаемся не с полянской, а с русской традицией.

Меч играл выдающуюся роль у руси (об этом сообщают арабские географические описания). Кроме того, конец сказания ясно показывает его русское происхождение 15:

«Тако и си [египтяне] владЪша, а послЪже самими владЪють [благодаря Моисею]; яко же и бысть:

володЪють бо козары русьскии князи и до днешного дне».

Это место в ПВЛ (год 6367/859 н. э.) является результатом вымысла автора. Параллельный текст в ПС 16 показывает, что беличьи шкурки собирались в качестве дани не хазарами на юге Восточной Европы (где это животное не водится) (Беличьи шкурки были традиционным платежным средством у славян, которое описано и автором XII в. Абу Хамидом ал-Гарнати: по-видимому, арабский путешественник видел эти шкурки на Оке [см.: Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Центральную и Восточную Европу (1131—1153 гг.), публикация О.Г. Большакова и А.Л. Монгайта. М., 1971. С. 35, 110 и след.], в прежней земле вятичей, которые перечислены в ПВЛ как хазарские данники наряду с полянами, северянами и радимичами. Дело, однако, не только в том, что белка водится повсеместно в лесах Восточной Европы, и ее шкурки могли использоваться в качестве «денег». Существеннее, что древнерусское предание о хазарской дани с полян (меч от дыма) есть и в Повести временных лет, и в Новгородской летописи — значит, оно восходит к Начальному своду. Таким образом, невозможно объявить хазарскую дань с полян «позднейшей гипотезой редактора ПВЛ».), а варягами в Северной Европе. Таким образом, утверждение автора о том, что поляне платили дань хазарам, является позднейшей гипотезой редактора ПВЛ.

Второй случай, когда поляне не упомянуты в связи с древлянами,— древний перечень политических объединений Восточной Европы, искусственно включенный летописцем в описание легендарного похода Олега против Константинополя. Там утверждается, что много участников присоединилось к армии Олега. После древлян и радимичей названы три другие группы 17: «и поляны, и сЪверо, и вятичи».

ПВЛ указывает конкретную территорию, занимаемую полянами, включающую киевские холмы и леса:

(а) Поляномъ не жившимъ особЪ по горамъ симъ 18...

(б) сЪдящая на горахъ сихъ в лЪсЪхъ 19...

(в) В лЪсЪ на горахъ надъ рЪкою ДнЪпрьскою 20.

Из этих противоречивых свидетельств (древляне с одной стороны, северяне и вятичи — с другой) явно видно, что поляне были одно время соседями северян и вятичей, а затем соседями древлян. Очевидно, что они стали соседями древлян только после того, как поляне поселились в Киеве.

Этимология наименования поли(ан -е), данная автором ПВЛ, показывает, что в древней Руси оно воспринималось как связанное со словом «поле» (степь);

«Полями же прозвани быши, зане в поли сЪдяху» 21. [69]

Должно быть, это произошло до их прихода в Киев, поскольку в его окрестностях нет степей, только холмы и леса 22 (Предлагаемое отождествление «поля» со степью игнорирует контекст ПВЛ. «Полем» называли не только степь, но и просто ровное, открытое место — «поле вне града» Киева упомянуто в ПВЛ под 1036 г. Полем называлась и пашня (см.: Словарь русского языка XI—XVII вв. Вып. 16. М., 1990. С. 204—205). Из контекста ПВЛ явствует, что под «полем», где жили поляне, следует понимать безлесую местность, в противоположность лесам, где «звериным образом» жили древляне.).

Степь была лишь к востоку от Киева, на левом берегу Днепра.

Пока что мы можем сделать следующие выводы:

1. Наименование «поляне» одновременно с именем «русь», но раздельно от него, упомянуто в ПВЛ только в 944 г. Позднее оно не встречается, поскольку при жизни автора ПВЛ была уже официально признана политическая идентичность полян и руси (Идентичность полян и руси отмечена Нестором в комментарии к «Сказанию о преложении книг»: «поляне яже ныне зовомая русь» (ПВЛ. С. 21); этот комментарий летописца начала XII в., однако, не объясняет, почему поляне исчезают со страниц летописи после 944 г.).

2. Поляне не платили дань хазарам. Два противоречивых сказания об этой дани являются, очевидно, плодом вымысла летописца.

3. Поляне пришли в Киев из поля, то есть с левого берега, из степи, где они были соседями вятичей и северян (ПВЛ (С. 11) вполне определенно сообщает о том, что поляне пришли на Днепр в общей волне славянского расселения с Дуная.).

4. Русь и Киев

Изучая удивительно долгую и трудную борьбу между полянами с одной стороны и древлянами, уличами и прочими с другой, Володимир Пархоменко писал: «такая яростная борьба могла иметь место только среди племен, которые борются за контроль над одной и той же территорией; она вызывается вытеснением коренного населения пришельцами» 23.

По его мнению, Киев был расположен на древлянской территории 24 (Киев располагался на самом «стыке» славянских культур — древлянской (типа Луки Райковецкой) и северянской (роменской); в VIII—IX вв. территория киевского правобережья тяготела к левобережной волынцевской культуре, сочетающей черты северянской роменской и кочевнической салтовской культур (см.: Петрухин В.Я. Славяне, варяги и хазары на юге Руси. К проблеме формирования территории Древнерусского государства // Древнейшие государства Восточной Европы. 1992—1993. М., 1995. С. 117—125). В одной из недавних работ волынцевская культура приписывается полянам (Петрашенко В.О. До проблемы археологiчноi iнтерпретацii лiтописних полян // Старожитиностi Русi-Украiни, Киiв, 1994. С. 181—187).). В поддержку своей теории он цитирует манускрипт XVII в.:

«Тогда наченше Кия и дружину его намовати древляне [убеждали остаться здесь]. И в то время Кий с дружиной своею сотвор себе градец мал Киевец. И нача слыти Перво-Киев» 25.

С. М. Середонин 26 и позднее Пархоменко 27 подчеркивали важный факт: правители Киева во второй половине X в. как опору своей власти рассматривали только левый берег Днепра. Правый берег, к югу от города Киева, оставался им враждебен. Это ясно видно из описания первого нападения печенегов на Киев: (Вторым по важности центром княжеского домена в Среднем Поднепровье после столицы — Киева был северянский Чернигов на левобережье Днепра: оттуда пришел на выручку осажденным в 968 г. киевлянам воевода Претич, отогнавший печенегов (ср.: Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории Древнерусского государства. М., 1951. С. 28 и сл.; Петрухин В.Я. К проблеме формирования «Русской земли» в Среднем Поднепровье // Древнейшие государства на территории СССР. 1987. М., 1989. С. 26—30).)

«Пришли впервые печенеги на Русскую землю, а Святослав был тогда в Переяславце, и заперлась Ольга в городе Киеве со своими внуками — Ярополком, Олегом и Владимиром. И осадили печенеги город силою великой: было их бесчисленное множество вокруг города. И нельзя было ни выйти из города, ни вести [70] послать. И изнемогали люди от голода и жажды. И собрались люди той стороны Днепра в ладьях, и стояли на том берегу. И нельзя было тем пробраться в Киев, ни этим из Киева к ним» 28.

5. Киев и Запад

Интересно, что автор ПВЛ, излагая сказание о «приложении книг», считает необходимым сделать следующее заявление:

«Аще и поляне звахуся, но словеньскаа рЪчь бЪ» 29.

Киевские поляне, следовательно, были те поляне, которые говорили на славянском языке. Поэтому можно обоснованно предположить, что были и такие поляне, которые не говорили по-славянски (Это предположение не вполне согласуется с контекстом ПВЛ: в летописи говорится о том, что славянские племена получили разные названия, но имеют общее происхождение и единый язык — славянский: «бе един язык словенескъ: словени, иже седяху по Дунаеви [...], и морава, и чеси, и ляхове, и поляне, яже ныне зовомая Русь» (ПВЛ. С. 21).).

В ПВЛ затем подчеркнуто несколько раз, что поляне составляли род, их киевская группа происходила от рода Кия. Этот клан имел «княжение среди полян». Поскольку поляне жили в Киеве, то княжество должно было включать город Киев. Поэтому под наименованием «поляне» следует понимать городское население, заинтересованное в торговле, а не крестьян (Само значение имени «поляне» — обитатели поля, открытого, а не огражденного (ср. др.-рус. градъ — город) пространства, свидетельствует против дальнейшего построения. Этноним «поляне» входит как раз в ряд «крестьянских» — земледельческих племенных названий, характерных для славян: ср. польские поляне, ляхи, лендзяне (ср.: Иванов В.В., Топоров В.Н. О древних славянских этнонимах. С. 38 и сл.; Трубачев О.Н. Этногенез и культура древнейших славян. М., 1991. С. 213—214).).

Первые признаки постоянных поселений на территории, включающей в себя позднейший город Киев, можно проследить, начиная с позднего палеолитического периода (Кирилловская стоянка). Однако городские поселения были основаны значительно позднее. Эти поселения, расположенные на трех киевских холмах и датируемые от VIII до X вв., были: Старая киевская гора (или холм Хоревица) и поселение к западу от Подола 30. Это заставляет предположить, что поскольку поляне и Кий были горожанами, а не крестьянами, то они не могли основать или захватить Киев до VIII в.

Конец VIII в. был критическим в истории Центральной и Восточной Европы, поскольку богатая Аварская империя с центром в бассейне Дуная была разгромлена Каролингами 31. Хазары не могли спокойно видеть вакуум, образовавшийся на месте Аварского государства и не заполненный франками (Могущество аварской державы, пребывавшей в постоянных конфликтах с Византией, славянами, усиливающейся Дунайской Болгарией и, прежде всего, франками, было эфемерным, как и могущество прочих государств, основанных кочевниками (в том числе и самой Хазарии). См. из последних работ по аварам: Кланица З. Падение аварской державы в Подунавье // Этносоциальная и политическая структура раннефеодальных славянских государств и народностей. М., 1987. С. 74—83; Авенариус А. Авары и славяне. «Держава Само» // Раннефеодальные государства и народности. М., 1991. С. 26—37; Awaren Forschungen. Bd. 1—2. Wien, 1992.). Известно, что в 833 г. крепость Саркел на Дону была построена византийскими инженерами для хазар 32. Вероятно, в это же время или немного позднее был укреплен Киев (См. об археологии Киева комментарий к с. 36.). [71]

Это подтверждается тем фактом, что реальное киевское укрепление (около Берестова) названо «Угорским». Это наименование, очевидно, происходит от оногурского 33 гарнизона (В ПВЛ (С. 21, под 898 г.) название Угорское связывается с походом угров-венгров, проходивших мимо Киева.).

Существуют свидетельства, что Киев имел оживленные торговые связи с Регенсбургом, который был столицей восточных Каролингов с 843 г. 34 Они были установлены в IX в., когда Каролинги были у власти. Это подразумевает, что после падения Аварского государства Киев установил отношения с победителями Каролингами (Согласно последним исследованиям (см. Назаренко А.В. Русь и Германия в IX—X вв. // Древнейшие государства Восточной Европы. 1991. М., 1994. С. 33—35) затруднительно говорить о прямых связях Регенсбурга и Киева (Руси), во всяком случае до X в.).

6. Приход Аскольда и Дира в Киев

Имеются две версии ПВЛ относительно прихода Аскольда и Дира в Киев, существенно отличающиеся одна от другой. Первая и, по моему мнению, более древняя, сохранилась в Лаврентьевской летописи и Тверском своде, вторая в Хлебниковском списке Ипатьевской летописи.

Первая версия 35:

и мы сидимъ (здесь) платяче дань родом их [Кий, Щек, Хорив], Козаром.

Вторая версия 36:

а мы седим род их и платим дань Козаром.

Если придерживаться первой версии, а отвергнуть ее нет причины (В Лаврентьевской летописи текст испорчен: см. разночтения в издании: ПВЛ. Ч. 2. С. 184. Соответственно, дальнейшее построение о хазарском происхождении Кия и его полянского рода лишено надежного текстологического обоснования.), тогда очевидно, что как поляне, так и род Кия были связаны с Хазарским государством.

Итак, можно сделать следующие выводы:

1. Поляне не были земледельческим племенем, но были городским населением; на правом берегу не было сельских поселений полян.

2. Поляне основали (или завоевали) город Киев не ранее VIII в.

3. Кроме киевских полян, говоривших на славянском языке, были также поляне, которые говорили на другом местном наречии.

4. Как город, Киев был связан с хазарами.

5. Кий и его род были связаны с хазарской державой. [72]

7. Киев и оногуры

Ал-Масуди в своей работе Muruj aldahab (около 943—947 гг.) сообщает данные о постоянной наемной армии хазарских царей. Командующий этой армией был отмечен титулом «вазир». Текст и перевод этого отрывка приведен ниже 37 (Ср. здесь и далее русский перевод: Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда. М., 1963.):

wa’Igalib fi hada Ibaladi ’lmuslimun li’annahum jundu ’lmalik — В этой [хазарской] стране [albalad] мусульмане являются преобладающей [силой], потому что они [составляют] царскую армию (jund almalik).

wahum yu‘rafuna fi hada ’Ibalad bi’l’arsiya wahum naqilah — Они известны в этой [хазарской] стране, как al’arsiya (Арсийя), и они пришельцы

min nahwi biladi kawarizm — из страны Кваризм.

wakana fi qadimi ‘lzaman ba‘da zuhuri ’lislam waqa‘a fi biladihim jadb wawaba’ fa’ntaqalu ila maliki ’lkazar — В древние времена, вслед за появлением ислама, появились в их странах засуха и мор, и поэтому они пришли к хазарскому царю (malik alkazar).

wahum dawu ba’s wanajdah ‘alayhum mu‘awwal maliku ’Ikazar fi hurubihi — Они были людьми сильными и смелыми, и хазарский царь полагается на них в своих войсках.

fa’aqamu fi baladihi ‘ala surut baynahum — Они остались жить в его стране на определенных условиях.

ahaduha izharu ’ldin wa’lmasajid wa’ladan — Первым [условием] было то, что они могут открыто исповедовать их религию, иметь мечети и возможность созывать молящихся.

wa’an takuna wizaratu ’lmaliki fihim fa’lwazir fi waqtina hada minhum wahuwa ahmadu ’bnu kuyah — Кроме того, им принадлежала должность вазиров. В настоящее время [как и обычно] вазир один из них. [Его имя] Ахмад б. Куйа.

wa’innahu mata kana limaliki ’lkazar harb ma‘a ’lmuslimin waqafu fi ’askar munfaridin ’an gayrihim la yuharibuna ahla millatihim — Далее, когда хазарский царь воюет с мусульманами, они [Арсийя] не должны сражаться с единоверцами.

wayuharibuna ma‘ahu sa’ira ’lnas mina ’lkuffar — Но они совместно с царем сражаются против всех неверных.

wayarkabu minhum ma‘a’lmalik fi hada ’lwaqt nahwa min sab‘ata ’alaf nasib bi’ljawasin wa’lkud wa’lduru’ — Сейчас около 7000 из них скачут с царем, лучники с нагрудниками, шлемами, в кольчугах. [73]

waminhum ramihah ’aydan ’ala hasabi ma fi’lmuslimin min alati ’lsilah — Некоторые из них имеют копья, оснащены и вооружены, как мусульмане [копейщики].

walahum qudah muslimun ...— Они (Арсийа) имеют также мусульманских судей ...

walaysa fi muluki ’lsarq fi hada ’lsuq‘ man lahu junud murtaziqah gayra malili ’lkazar — Никто из царей Востока в этой части света не имеет наемной армии, кроме царя хазар.

wakullu muslim fi tilka ’ldiyar yu‘rafu bi’smi ha’ula’i ’lqawmi ’larsiyah — Все мусульмане в тех странах известны по имени этих людей: Arsiya.

Ал-Масуди продолжает далее, что после 300 г./912 г. н. э. около 500 судов (markab) руси, каждое из которых может нести 100 человек (всего около 50 000 воинов), прибыло ко входу (famm) в Керченский пролив, и у хазарского царя попросили разрешения проплыть вниз по его реке и таким образом достичь Каспийского моря. Хазарский царь, не имея собственного военного флота, согласился при условии предоставления ему половины добычи. Русы разграбили Азербайджан, Гил и Дайлам.

wa‘alimat bisa’nihim ’alarsiya waman fi biladi ’lkazar mina ’lmuslimin faqalu limaliki ’lkazar — Арсийя и другие мусульмане, [проживающие] в хазарской земле, узнали, что сделали [русы] и сказали хазарскому царю (malik alkazar):

kallina waha’ula’i ’lqawm faqad ’agaru ‘ala bilad ikwanina ’lmuslimin wasafaku ’ldima’ wasabaw ’lnisa’ wa’ldarariy. falam yumkinhu man‘uhum. faba‘ata ’ila ’lrus wa’a‘lamahum bima qad ‘azama‘alayhi ’lmuslimun min harbihim — «Дай нам возможность [разделаться] с этими людьми. Они напали на земли наших мусульманских братьев и пролили кровь, а также поработили их женщин и детей». [Хазарский царь] был не в состоянии противостоять им. Он послал [сообщение] к руси о решении мусульман сражаться с ними.

wa’askara ’lmuslimun wakaraju yatlubunahum munhadirin ma‘a ’lma‘ — Мусульмане собрались, пошли навстречу им вниз по реке.

falamma waqa‘ati’l‘ayn ‘ala ’1‘ayn karajati’lrus ‘an marakibiha — Когда они [два войска] встретились, то русы высадились со своих судов,

wakana ’lmuslimun fi nahwi min kamsah ‘asara alfan — мусульман же было 15 000 [74] bi‘lkuyul wa’l‘udad wakana ma‘a ‘lmuslimln kalq mina ’lnasara mina ’lmuqimin bimadinah ’atil — на конях и с оружием — и [сверх того] с ними были христиане, живущие в городе Атиль.

faqamati ’lharb baynahum talatah ’ayyam wanasara ’llahu ’lmuslimin ’alayhim — Битва длилась три дня, и Бог помог мусульманам.

wa’akadahumu ’lsayf famin qatil wagariq — [Русы] были поражены мечом, убиты и потоплены.

fakana man waqa‘a ‘alayhi ’lihsa’ mimman qatalahu ’lmuslimun ‘ala sati’ nahri ’lkazar nahwan min talatin alfan — Всего убитых мусульманами на берегу хазарской реки насчитывалось 30 000.

wanaja minhum nahwa min kamsah alaf warakibu fi’lmarakib ila dalika ’ljanib mimma yali bilad burtas — Только 5000 человек из них бежало и смогло вернуться на суда, достичь другого берега [реки Атиль/Волга], который находится по дороге в страну буртасов 38.

Из вышеприведенного текста ясно, что начальник наемных войск (называемых Арсийя), занимавший пост вазира (wazir), был, используя современную терминологию, министром вооруженных сил Хазарии. В его руках была оборона страны — конечно, ее северных и восточных границ — от врагов-немусульман. Поэтому мы можем принять версию, что этот хазарский вазир основал или укрепил гарнизоны на Днепре в качестве меры предосторожности после падения Аварской державы. Эта катастрофа должна была потрясти соседей. Внезапно исчезло могущественное политическое и экономическое образование, существовавшее в течение почти 250 лет.

Уже было указано выше, что холм рядом с основной Киевской крепостью, Берестово, в летописях называется «Угорское» (Урочище Угорское расположено на правом берегу Днепра между самим городом Киевом и загородной княжеской резиденцией Берестово (Толочко П.П. Iсторична топографiя стародавнього Киева. Киiв, 1972. С. 158—160).). Русское слово «угрин» происходит от старой формы *tg''r-in (*on(o)gur), которая связана с именем хорошо известного кочевого народа оногур (Onogur). Подобным же образом киевско-русское обозначение «угрин» — «венгр» также произошло из той же самой исходной формы: *tg''r < *onogur < *onogur.

Имеется веская причина для включения этого наименования в хроники IX в. (Как уже говорилось, в летописи название «Угорское» возводится к уграм.) В источниках указано, что оногуры были совместно с аварами господствующим слоем в упомянутой выше империи. После разгрома Каролингами они частично мигрировали на восток, и тексты IX в. свидетельствуют об их активности на территории современной Украины. Для хазарской администрации было тогда несложно завербовать к себе на службу этих [75] незанятых опытных воинов. Они, очевидно, были размешены в качестве гарнизона в Берестово, киевской крепости. Тут вспоминаются будущие венгры, которые под предводительством Леведии 39 контролировали хазарскую «Белую крепость» в бассейне Северского Донца 40. В честь Леведии территория была названа Леведия.

8. Этимология названия Киев

Окончательные формы наименования этого города — Kuyaba, Kioawa, Cuiewa — встречаются в источниках не ранее первой половины X в. Константин Багрянородный, с другой стороны, знал иное, возможно, более древнее наименование Киева: SambataV 41 (Для еврейско-хазарской темы в истории Киева существенна все же этимология названия «киевской крепости Самватас», предложенная А.А. Архиповым (Об одном древнем названии Киева // История русского языка в древнейший период. М., 1984. С. 224—240). Название возводится к реке Самбатион, «Субботней» реке талмудических легенд: эта река на краю ойкумены покоится в субботний день; на ее берегу проживает праведная иудейская община. Окраинное положение киевской общины, видимо, способствовало актуализации этих легенд (ср. упомянутые легенды о потерянных коленах Израилевых, рассказываемые в связи с хазарами). Сходные топонимы известны в Северном Причерноморье — в окраинных пунктах еврейской диаспоры — уже в античный период. См. также: Константин Багрянородный. Об управлении империей. С. 315.). Это позволяет думать, что наименование Киев появилось незадолго до конца IX в.

Ахмад бен Куйа (Kuya) был хазарским вазиром, когда ал-Масуди составлял свой груд, то есть в 30—40-х годах X в. Куйа (в тексте KWYN) было имя отца вазира. Поскольку в кочевых империях, особенно имеющих тюркские династии (как в хазарской державе), должности министров были наследственными, то можно предположить, что Куйа был предшественником Ахмада (или его старшего брата, если таковой был) в должности вазира. Таким образом, в течение последнего десятилетия IX в. и в первом десятилетии X в. должность главы вооруженных сил хазарского государства занимал Куйа. Это неизбежно приводит к заключению, что именно Куйа укрепил крепость в Берестове и разместил там оногурский гарнизон (Берестово упоминается в летописи впервые под 980 г. и называется «сельцом» (ПВЛ. С. 57) — то есть оно было неукрепленным поселением. О гарнизоне на Угорском летопись также ничего не знает — согласно киевской топонимической легенде Олег укрылся со своей дружиной на Угорском, чтобы выманить Аскольда и Дира из города Киева, и похоронил там убитого Аскольда (см. об этом ниже).).

В последнее время топонимисты высказывали ряд оговорок относительно славянский этимологии наименования города Киева 42. Эти оговорки прежде всего связаны с окончанием этого наименования (awa), которое встречается в древнейших формах топонима: арабская *** 43 KWY’BH (Kuyaba); византийское Kioaba 44 (Kiyaba) и латинское Cuiewa (= Kuyaba) 45. Древнерусская форма «Кыевъ» 46 (Kyjev-) отличается окончанием. Это результат «славянизации».

Также вторичной является гласная /ы/; она образовалась, как характерно для славянской /у/, из более древней /u/, то есть *Kujev-.

Имя Kuya (Kuye) иранского происхождения. Подобно buya [76] (buye, по буквам BWYH), которое произошло из авестийского baoya (санскритское bhavya, «счастливый») 47, форма Kuya развилась из древнего слова *kaoya, которое имеется в Младшей Авесте: kaoya, в частности, Кави (священная иранская правящая династия) 48 (Гипотеза об иранском происхождении имени легендарного Кыя — Кия русской летописи — получила развитие в отечественной историографии (ср.: Топоров В. Н. Об иранском элементе в русской духовной культуре // Славянский и балканский фольклор. 1989. М, 1989. С. 30—31; Его же. Святость и святые. С. 516 и сл. Ср. также недавний обзор различных теорий происхождения названия Киев, сделанный в связи с предполагаемой его «алтайской» основой: Яйленко В.П. Введение в проблему происхождения названия Киев: иноязычные его передачи X—XII вв. и выявляемые ими исходные основы топонима // Ономастика и эпиграфика средневековой Восточной Европы и Византии. М., 1993. С. 164—186). Однако гипотеза об основании киевской крепости на Угорском реальным историческим лицом — вазиром Куйя (в духе «исторической школы») никак не согласуется с киевскими реалиями. Кроме того, это построение игнорирует общеславянский ономастический контекст таких названий, как «поляне» и «Киев»: ср. упоминаемых русской летописью польских полян, а также польскую Куявию и т. п. топонимы, включая летописный Киевец на Дунае (ср. критику «иранской» гипотезы: Трубачев О.Н. Этногенез и культура... С. 134 и сл.; Его же. В поисках единства. М., 1992. С. 58 и сл.; ср. также: Роспонд С. Структура и стратиграфия древнерусских топонимов // Восточнославянская ономастика. М., 1972. С. 39; Нерознак В.П. Названия древнерусских городов. М., 1983. С. 84—87).

Иранская этимология предполагалась также для брата Кия, Хорива киевской легенды, и соответственно горы Хоревица (см. О Кие, Щеке и Хориве: Иванов В.В., Топоров В.Н. Мифологические географические названия как источник для реконструкции этногенеза и древнейшей истории славян // Вопросы этногенеза и этнической истории славян и восточных романцев. М., 1976. С. 120—121). Однако более очевидной и существенной для еврейско-хазарской проблематики представляется параллель, отмеченная еще Г.М. Барацем (Собрание трудов по вопросу о еврейском элементе в памятниках древнерусской письменности. Т. 1. Отд. 2. Берлин, 1924. С. 482 и сл.): имя Хорива совпадает с наименованием библейской горы на Синае, на которой Моисею явилась «неопалимая купина» и где была обещана Земля обетованная (Исход. 3: 1). Русские книжники не обратили внимания на это совпадение (в «Речи философа» в ПВЛ приводится мотив «неопалимой купины» без упоминания горы Хорив), по-видимому, потому, что в древнерусской книжности мотив купины приурочивается к горе Синай (ср. Словарь древнерусского языка. X—XIV вв. Т. IV. М., 1991. С. 332). Это позволяет предположить, что имя «Хоревица» закрепилось за киевской горой в дохристианский период и было заимствовано славянскими жителями Киева у еврейско-хазарской общины, которая приурочивала легендарные топонимы к киевским реалиям: ср. комментарий к с. 75 о названии киевской крепости Самватас.

Вместе с тем очевидно, что киевская легенда о трех братьях — основателях города имеет книжный характер: имена братьев «выводятся» русскими книжниками из наименований киевских урочищ. Это делает малоперспективными попытки искать исторические прототипы для основателя Киева — будь то легендарный славянский Кий или «реконструируемый» хазарский Куйа.).

В восточных иранских языках, к которым относятся хорезмский и согдийский (надо вспомнить, что только хорезмиец мог занимать пост главы вооруженных сил Хазарии), суффикс прилагательных /awa/ был типичным 49. Если суффикс /awa/ добавить к имени *Kuja, тогда в соответствии с фонетическими законами возможно только слово *Kujaba — древнейшая форма наименования Киев.

В именной форме Киевского письма *** (Qiyab) заметно, что его первая часть идентична с формой, приведенной Константином Багрянородным (ок. 948) с типичным трифтонгом Kioab-(Kiyab) 50. Только в одном аспекте форма Киевского письма моложе, чем византийская транскрипция,— это потеря конечной краткой гласной. Это уже характерная особенность средневосточноиранского языка 51.

Привлекает внимание, что в Киевском письме в начале стоит буква «коф». Это предполагает, что наименование записано в соответствии с гунно-болгаро-тюркским произношением. Оно требует заднего q-, а не k-, как иранский.

Иранская форма наименования была характерной в персидско-арабских географических трудах X в. Следует вспомнить, что у ал-Идриси вторая форма записи наименования Qynyw передает гунно-болгаро-тюркское произношение, в то время как исламская («первая») форма написана с использованием буквы k-.

Очевидно, что форма записи в еврейском документе отражает подлинную хазарскую лингвистическую среду. Принимая во внимание эти соображения, становится ясно, что форма наименования города в Киевском письме действительно относится к X в.

На основе анализа древнерусских источников можно показать 52, что Киев как город и поляне как клан основателя Кия связаны с хазарами. (О порче этого текста см. выше, комментарий к с. 71.)

Источники даже прямо называют это род хазарами: «и мы (киевляне) живем здесь и платим дань их (Кию, Щеку и Хориву) роду, хазарам». [77]

Выше уже было показано, что как город Киев возник не ранее VIII в., а наименование Киев не встречается раньше начала X в.

Поэтому ничто не мешает нам полагать, что хорезмиец Kuya, министр вооруженных сил Хазарии, послуживший прототипом Кия летописей, и был основателем (или строителем) Киевской крепости.

Таким образом, название Киева в его древнейшей неславянской форме с точки зрения лингвистики отражает его хорезмийское (восточноиранское) происхождение. Однако в культурном и политическом отношении оно должно быть признано хазарским (каварским и оногурским) элементом.

9. Свидетельство Киевской исторической топонимии

Среди лиц, подписавших Киевское письмо, особый интерес вызывает отец Гостяты (Gostata) Кавар Коген (Kiabar Kohen). Это объясняется тем, что в его имени содержится хазарское племенное имя (Kiabar/Kabar) и еврейский почетный титул (Ааронид — Коген).

Было бы идеально, если бы удалось убедительно показать, что кавары действительно жили в Киеве и исповедовали иудейскую религию. Это могло бы подтвердить достоверность Киевского письма и дату его происхождения — начало первой половины X в.. Я верю, что историческая топонимия и археология могут дать убедительные доказательства этого. В X в. Киев состоял из трех четко разделенных топографических компонентов: Гора (холм Кия), Копырев конец и Подол 53. Такая структура города, состоящая из трех частей, появилась неслучайно. Можно показать, что город первоначально развивался в соответствии со структурой города Средней Азии, которая сложилась к VII или VIII в. Среднеазиатские города, как правило, состояли из трех частей: (1) цитадель (по-персидски kuhenduz или ark, по-арабски gal’a или hisar); (2) внутренний город (по-персидски sahristan, по-арабски madina); (3) коммерческий и ремесленный пригород (по-персидски birun, по-арабски rabid) 54. Первоначальными компонентами города были цитадель и внутренний город 55. Пригороды появились несколько позднее, их возникновение в Средней Азии отмечается впервые в VIII в. 56

В Киеве центральноазиатской модели соответствуют: (1) [78] цитадель, Гора; (2) внутренний город, Копырев конец; и (3) пригород, Подол (Копырев конец впервые упоминается в летописи под 1121 г. (Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Т. 2. Пг., 1923. Стлб. 282: ср. ниже сноску 64). Более того, в ПВЛ под 945 г. (с. 40) говорится, что тогда «на подолье не седяху людье, но на горе». Гора в этом летописном контексте противопоставляется не Подолу, а урочищу под названием Козаре (там же. С. 39), где была Пасынча беседа, и жили варяги-христиане (ср. ниже). По данным археологии территория Подола (урочища Козаре?) застраивалась в X в., таким образом Киев имел типичную для древнерусского города топографию — укрепленный детинец на горе и посад у подножия. Говорить об изначальной трехчастной структуре Киева можно в связи с преданием о трех первоначальных поселках на киевских горах, основанных тремя легендарными братьями, но это, скорее, традиционный мотив «переселенческого сказания», а не черта исторической топографии древнерусского города. Соответственно, усматривать в первоначальной топографии Киева «центрально-азиатскую модель» затруднительно: Киев изначально имел характерную древнерусскую городскую культуру (см. критику построений О. Прицака с точки зрения археологии: Толочко П.П. Спорные вопросы ранней истории Киевской Руси // Славяне и Русь (в зарубежной историографии). Киев, 1990. С. 104—108.). Археологические данные свидетельствуют, что Киевская цитадель существовала с VIII по XI в. 57 (См. специально о киевской цитадели — детинце: Килиевич С.Р. Детинец Киева IXпервой половины XIII веков. Киев, 1982. Городище на Старокиевской горе, возможно, существовало и в VII—VIII вв., но определенно о городском характере детинца можно говорить с X в.), внутренний город появился к началу X в. 58, а пригород Подол начинает существовать по крайней мере в начале X в. 59 (Княжеский теремной двор на Старокиевской горе «вне града» — за пределами первоначального детинца — упоминается под 945 г. в ПВЛ; застройка этого киевского района также начинается в X в. (Килиевич С.Р. Указ. соч. С. 48—49), но этот район не имеет отношения к Копыреву концу (см. предположения о его локализации: Толочко П.П. Iсторична топографiя... С. 138—139). О дендрохронологических датах, полученных при раскопках на Подоле, см.: Новое в археологии Киева. С. 449—450; Сагайдак М. А. Давньокиiвський Подiл. К., 1991. С. 70—83.)

Древнерусское слово «конец» имело специфическое значение в отношении городов раннесредневековой Восточной Европы 60. Оно обозначало самоуправляющуюся этническую общину. В этом смысле оно соответствовало более позднему оттоманскому термину «millet» 61. Великий Новгород (основанный примерно в 900 г. н. э.) состоял из трех таких общин. Каждая из них имела свое этническое наименование: Людин конец, Славенский конец и Неревский конец 62. Подобно Ростову Великому (в Суздальской земле), в Киеве был только один конец. Но в то время как этническим элементом в Ростове была чудь/эстонцы (Чудью в древней Руси называли также все финно-угорские племена: финно-угорский компонент в составе населения Ростова составляла, по летописи, меря.) — (Чудской конец) 63, в Киеве первоначальная этническая община называлась Копыр (Kopyr) 64. Это наименование неславянского происхождения, и, насколько я знаю, никто не пытался расшифровать его этимологию. (Ср. о «хазарской» этимологии Копырева конца: Топоров В.Н. Святость и святые... С. 286. О славянской этимологии см.: Трубачев О.Н. В поисках единства. М., 1992. С. 61: Копырев сопоставляется с *kupyrь, рус. купырь, koprъ — «укроп». Ср. также названия огородных орудий типа копари(ы)га, древнерусское имя Копрыя и т. п., приводимые В.П. Нерознаком (Названия древнерусских городов. М., 1983. С. 92—93) в связи с названием города Копорье в Новгородской земле.)

Два этнонима, общеизвестных в хазарском государстве, имеющих аналогичную лингвистическую структуру — Sabar (Савар) и Kabar (Кавар) — встречаются также в Киевском письме. В качестве особенностей обеих форм можно указать, что средняя буква –b- (> w-) также встречается в источниках в виде –p-, а гласная второго слога имеет два варианта: широкий (-a-) и узкий (-i-/-y-/-i- [в византийско-греческом передается -ei-]) 65.

Ранневизинтийский лексикограф Стефан Византийский (VI век) пишет: SapeireV, eqnoV en th mesogeia thV PontikhV, oi nun dia tou b legomenoi SabeireiV.

«сапиры, народ, живущий во внутренней части Понта, теперь [с произношением] через ”виту” называются савирами» 66.

Дюла Немет с полным основанием настаивает, что форма слова с –p- была более ранняя 67.

Встречается также слово «кавар» с гласной –i- во втором слоге (греческое -ei-) Kabeiroi 68.

«Копыр» происходит от слова «Капыр» (*Kapyr) — ранней версии наименования Кавар /Кабар/Кабыр. В славянских языках –o- первого слога происходит из безударного –a-, например, kozar (< qazar), «хазар»; kozak (< qazaq), «казак» и т. д. Эта этимология [79] подтверждает тот факт, что внутренний город Киева первоначально был заселен хазарскими каварами/капырами.

Киевский шахристан, иначе говоря Копырев конец, имел в XII в. двое ворот. Подольские ворота связывали его с Подолом, коммерческо-промышленным пригородом 69. «Жидовские» (Еврейские) ворота 70 связывали «город Ярослава» (княжеский Киев после 1036 г., выросший из старой цитадели) с Копыревым концом. Западный и южный районы богатого Копырева конца (или, возможно, всего шахристана) все еще назывались «Жидове»/«Жиды» 71, 72 или «Евреи» 73 в XI-XII вв. Это наименование ясно указывает, что киевские кавары/копыры исповедовали иудаизм. Тем самым подтверждается связь каваров с Киевом и иудаизмом. Серьезные исторические и археологические исследования Копырева конца начались Петром Толочко только в 1963 г. 74 Раскопки могут привести к нахождению остатков еврейских религиозных сооружений в Киеве.

В 945 г. варяжские члены дружины Игоря, христиане, подтвердили договор с Византийской империей клятвой в соборной церкви Св. Ильи, расположенной где-то в торговом предместье Киева на Подоле (Договор с греками был заключен в 944 г. Летописное известие, размещающее церковь Ильи в Киеве в урочище Козаре, традиционно воспринималось как свидетельство о древнейшей русской церкви. Согласно последним изысканиям, летописец неверно понял свой источник: имея в виду современную ему киевскую церковь Ильи, он перенес клятву руси в Киев; в X в. христианская русь должна была клясться в Царьграде, в дворцовой церкви Ильи (Малингуди Я. Терминологическая лексика русско-византийских договоров // Славяне и их соседи. Вып. 6. М., 1996. С. 90).). Согласно ПВЛ эта церковь была расположена «над ручьем (Почайна) в окрестности (конце) Пасынчей беседы и (района) Козаре» 75.

Использование политонима Козаре (хазары) для обозначения района на Подоле не нуждается в объяснении (Сходные топонимы широко распространены в Восточной и Средней Европе: ср. топонимы Козара, Козарки, Козаровичи в польских документах Киевского повета Киевского воеводства и в соседних Житомирском и др. поветах (Берлин И. Указ. соч. С. 146—147), Козар, Козари и т. п. на Среднем Дунае (Эрдели И. Указ. соч. С. 175) вплоть до урочища Хазарницы на Ловати — Новгородском участке пути из варяг в греки (Попов А.И. Следы времен минувших. Л., 1981. С. 75. Сноска 6). Ср., однако, праслав. kozaчъ, «козий пастух», и производные топонимы: Этимологический словарь славянских языков. В. 12. М., 1985. С. 21—22. О проблематичности соотнесения большинства этих топонимов с собственно хазарами см. Altbauer M. O jezyku dokumentow zwiazanych z samorza dem zydowskim w Polsce // Zydzi w dawnej Rzeczypospolitej. Wroclaw et al. 1991. S. 14. О.Н. Трубачев считает, что в названиях киевских урочищ «Козаре» и «Жиды» отразилось противопоставление хазарских евреев и западноевропейских ашкеназов. Ср., однако, упоминание «жидов козарьстиих» в летописном сюжете о выборе веры князем Владимиром.). Но что означает «Пасынча беседа», упоминаемая в ПВЛ? Было предложено два объяснения для термина «Пасынча». По мнению И. И. Срезневского, это название произошло от славянского слова «пасынок» — приемный сын 76. М. Н. Тихомиров предполагал, что это слово произошло от «пасати» — «произвести церемониальный удар мечом с целью возведения в рыцари». Но это, конечно, явная ошибка 77: невозможно допустить, что в Киеве в X в. был известен этот рыцарский обычай.

Собор Святого Ильи был портовой церковью 78. В Киевской гавани на Почайне была, должно быть, расположена хазарская таможня. В монгольский период таможенный чиновник обозначался тюркским словом «баскак» (basqaq), отглагольным существительным от bas — «давить» 79.

Сведения о домонгольской тюркской системе налогообложения и ее терминологии отрывочны, но тем не менее [80] засвидетельствованы термины, образованные от «bas-». Среди них такие как «bas-ig» — «вид налога» 80, «bas-guci» — «правитель» 81, «bas-ut» — «защитник» 82 и т. д. Встречается также термин «bas-inc», но только в знамении «угнетение, притеснение, защита» 83. Поскольку суффиксы /QAQ/ и /Inc/ обычно употребляются для обозначения повторного действия 84, то «bas-inc» также, видимо, означает «сборщик налога». Во многих тюркских языках начальная последовательность b — s имеет тенденцию превращаться в p — s 85. Поэтому «пасынч» может быть истолковано посредством хазарского термина, обозначающего должностное лицо таможни (< *basinc).

Славянское слово «беседа» не может иметь здесь обычное значение «разговор». Восточнославянское значение этого слова — «летний дом, павильон, крытая аллея» более приемлемо, но неточно 86. Я предполагаю, что в Восточной Европе славянское слово «беседа» являлось также калькой тюркского слова qonaq/qonuq (<qon-). Оно имело два значения: (1) «гость, человек, который приходит остановиться» и (2) «место, где селятся», отсюда — «гостиница, резиденция» 87. Тюркское слово qon-uc — «разговаривать» также происходит от той же основы qon- 88. В ПВЛ «беседа», вероятнее всего, означает «официальная резиденция».

«Пасынча беседа» в ПВЛ должна тогда пониматься как «официальная резиденция таможенного чиновника, таможенника». Это сооружение было расположено в районе Козаре (или рядом с ним), который оставался под прямым хазарским контролем до 930 г. В 945 г. киевляне еще хорошо помнили хазарскую таможню и использовали ее как ориентир для новой постройки — варяжского христианского кафедрального собора святого Ильи. Он был сооружен поблизости где-то после 930 г.

Комментарии

1. См., например, В. Петров, «Про першепочатки Киева», Украiнський iсторичний журнал 6, № 3 (Киев, 1962): 14—21. Полные наименования и ссылки для Нов. I летописи, ПС, ПСРЛ и ПВЛ даны в перечне на стр. 7—8.

2. ПВЛ, стр. 230—231.

3. См. O. Pritsak, «Lenzen-in — Konstantyna Porfirorodnoho», Symbolae in Honorem Georgii Y. Shevelov (Munich, 1971), pp. 351—59. В противоположность «западным» и «южным» славянским этнонимам, имеющим суффиксы -ане (например, древляне, поляне, северяне, волыняне) или -ичи (то есть дреговичи, кривичи, радимичи, вятичи), наименование «русь» имеет коллективный суффикс -ь. Он появляется только тогда, когда упоминаются северные неславянские народы зарубежного происхождения, такие как финские (чудь, ямь, пермь, весь) и балтийские (корсь, ливь). См. Г. А. Хабургаев, Этнонимия «Повести временных лет» (Москва, 1979), стр. 218—19.

4. Нов. I летопись, стр. 105, лл. 7.22; стр. 108, л. 8.

5. ПВЛ 1. стр. 11, л. 17, 26; стр. 12, лл.32; стр. 13, лл. 6, 7, 29; стр. 14, лл. 17, 18 21 31; стр. 16, л. 22; стр. 18, л.5; стр. 20. л. 35; стр. 21. л. 29; стр. 23. л. 17, 34; стр. 33, л. 35.

6. Нов. I летопись, стр. 106, л. 10.

7. ПВЛ 1, стр. 12. л. 30; стр. 13, л. 21; стр. 23, л. 17.

8. ПВЛ 1,стр. 19, л.2.

9. ПВЛ 1,стр. 11.

10. ПВЛ 1,стр. 13.

11. ПВЛ 1, стр. 13.

12. ПВЛ, стр. 14.

13. ПВЛ, стр. 18 (год 859).

14. ПВЛ 1,стр. 16—17.

15. ПВЛ 1,стр. 16—17.

16. Нов. I летопись, стр. 106.

17. ПВЛ 1, стр. 23.

18. ПВЛ 1, стр. 11. Противоречивая проблема «лесов» и «холмов», где предположительно жили поляне, обсуждается в томе 4 моей книги The Origin of Rus (Cambridge, Mass.: Harvard Ukrainian Research Institute and Harvard University Press).

19. ПВЛ 1,стр. 16.

20. ПВЛ 1,стр. 16.

21. ПВЛ 1, стр. 23.

22. С. М. Середонин, Историческая география (Петроград, 1916), стр. 143.

23. В. Пархоменко, У истоков русской государственности (VIII—XI в.) (Ленинград, 1924), стр. 45.

24. Пархоменко, стр. 44—46

25. Пархоменко, стр. 45.

26. С. М. Середонин, Историческая география, стр. 144—45.

27. Пархоменко, стр. 49.

28. ПВЛ 1, стр. 244, 245 (год 968).

29. ПВЛ 1,стр. 23 (год 898).

30. См. В. Петров, «Про першепочатки Киева», Украiнський iсторичний журнал 6, N 3 (Киев, 1962), стр. 14—21; М. Ю. Брайчевський, Коли i як виник Киiв (Киев, 1963).

31. Значение возвышения и упадка Аварского государства в Европейской истории рассматривалось в т. 5 моей книги The Origin of Rus.

32. См. стр. 180 этой книги.

33. Относительно оногуров см. Pritsak, «Yovar und Kawar», Ural-Altaische Jahrbuecher 36(1965): 385—89.

34. См. стр. 75 этой книги.

35. Лаврентьевская летопись, изд. А. А. Шахматова (ПСРЛ, т. 2, 2-е изд., Ленинград, 1926), стлб. 21; Тверская летопись, изд. А. Ф. Бычкова (ПСРЛ, т. 15), стлб. 31.

36. Ипатьевская летопись, изд. А. А. Шахматова (ПСРЛ, т. 2, 2-е изд., СПб., 1908), стлб. 15.

37. Ал-Масуди, Muruj aldahab (ca. 943—947), Ch. Pellat, vol. I (Beyrouth, 1966), p. 213.1. 8-p. 214, 1. 8. Англ. перевод V. Minorsky, A History of Sharvan and Darband (Cambridge, 1958), pp. 146—147, и D. M. Dunlop, The History of the Jewish Khazars (Princeton, N. J., 1954), p. 296—207.

38. Muruj aldahab, ed. Ch. Pellat, vol. 1, p. 220, 1.8 — p. 221, 1.3. Англ. перевод Minorsky, A History of Sharvan and Darband, pp. 152—153, и Dunlop, The History of the Jewish Khazars, pp. 211—212.

39. См. Pritsak, в кн.: Ural-Altaische Jahrbuecher 36, pp. 385—89.

40. Относительно каменных («белых») крепостей и фортов IX в. в бассейне Северского Донца см. археологическую монографию С. А. Плетневой От кочевий к городам. Салтово-Маяцкая культура (Москва, 1967).

41. См. библиографию Д. Оболенского (D. Obolensky) по этому наименованию в кн.: Constantine Porphyrogenitus, De Administrando Imperio, ed. R. J. H. Jenkins (London, 1962), vol. 2 (Commentary), pp. 32—33. Было сделано много бесплодных попыток установить этимологию наименования данного Константином — Самбатас. Все теории (особенно были популярны «фантастически-хазарские» этимологии) были пересмотрены Д. Оболенским в указ. соч. стр. 32—33. Решение проблемы, видимо, очень просто. Киев начал свою историю в Каролингский период как пост торговли с Югом, то есть в основном с балканскими странами, где употреблялся в качестве lingua franca балкано-латинский. В наименовании Самбатас конечное «с» является обычным греческим именным суффиксом; Sambata точно соответствует реконструированному балкано-латинскому обозначению субботы — *sambata (>румынская SAMBATA, и т. д.). См. P. Skok, «La semaine slave», Revue des etudes slaves 5 (1925): 19, и Max Vasmer, Russisches etymologisches Woerterbuch, vol. 3 (Heidelberg, 1958), p. 37. В Центральной Европе по субботам устраивали ярмарки. Поэтому многие рыночные центры названы «Субботний (рынок)». См. также Aleksander Bruckner, Slownik etymologictny jezyka polskiego, 2d. ed. (Warsaw, 1957). Другие доказательства приведены в моей статье в кн. Festschrift Olexa Horbatsch (Frankfurt, 1982 r.).

42. См. подробности в моей книге The Origin of Rus, t. 4.

43. Ал-Истахри (ок. 930—951), Kitab masalik almamalik, ed. M.J. de Goeje, BGA, vol. 1 (Leiden, 1870), p. 226, 1.1; Ибн Хаукаль (ок. 977), Kitab surat aland, ed. J. H. Kramers, BGA, vol. 2, 2d ed. (Leiden, 1939), p. 397,1. 6.

44. Constantine Porphyrogenitus, De Administrando Imperio (ok. 948 r.), ed. Gyula Moravcsik, transl. R. J. H. Jenkins (Budapest, 1949), p. 56, 1. 8.; p. 62, 11. 106, 111: встречается также вариант Kioba (р. 58, 1.15).

45. Thietmari Merseburgensis Episcopi Chronicon (ок. 1012—1018), ed. R. Holtzman und W. Trillmich (Berlin, 1958), p. 436, 1. 8; имеется также вариант «Kitava» (р. 474, 1.2).

46. Нов. I лет. (Синодальный список, ок. 1234 н. э.): Кыеву (с. 13, л. 12), КыевЪ (с. 15, л. 17), и т. д. Но в ПВЛ (даже в Лаврентьевской редакции 1377 г. н. э.) преобладает более ранняя форма «Киев».

47. Ferdinand Justi, Iranisches Namenbuch (Marburg, 1895), p. 70a.

48. Christian Bartholomae, Altiranisches Woerterbuch (Strasbourg, 1904), cols. 431—32, 442—43.

49. См., например, Ilya Gershevitch, A Grammar of Manichean Sogdian (Oxford, 1961), pp. 164—165.

50. Первоначальная q- в Киевском письме указывает на тюркизацию хазарско-еврейской фонетической системы, поскольку в древнем и среднем тюркском /kh/ и /q-/ были взаимозаменяемыми. Тем же самым образом я могу объяснить присутствие начального q- в имени QZR — «хазар» в тексте Шехтера (см. стр. 178—179) и q- в имени QWFYN в Киевском письме (см. стр. 58).

51. См., например, Gershevitch, pp. 18—19 (paras. 134—36), и pp. 72—81.

52. См. The Origin of Rus, vol. 4. Стоит упомянуть, что, как указывают Ф. Купфер и Т. Левицкий, (Элиэзер) б. Натан в его Sefer Raben (ок. 1130—1150) также пишет наименование Киев с первоначальной буквы «коф»: ***; см. Kupfer, Lewicki, Zrodta hebrajskie do dziejow Slowian (Wroctaw—Warsaw, 1956), стр. 130 (текст) и стр. 136—137 (комментарии). О других еврейских формах записи этого наименования, использующих первую букву «коф», см. выше примечания к строке 8 Киевского письма.

53. По археологии и топографии Киева см. П. Толочко, Iсторична топографiа стародавнього Киева (Киiв, 1970); П. П. Толочко, «Киiв», в кн.: Археологiя Украiнськоi РСР, т. 3 (Киев, 1975), стр. 181—201; П. П. Толочко, Древний Киев (Киев, 1976); П. П. Толочко, Киев и Киевская земля в эпоху феодальной раздробленности XII—XIII веков (Киев, 1980). См. также М. К. Каргер, Древний Киев, т. 2 (Москва — Ленинград, 1958—1961).

54. Wilhelm Barthold (В. В. Бартольд), Turkestan down to the Mongol Invasion, 2d. ed., transl. H. A. R. Gibb (London, 1928), особенно pp. 78, 84, 100—111; В. В. Бартольд, «Персидское арк, ”Крепость, цитадель”», Сочинения, т. 7 (Москва, 1971), стр. 413—416; В. А. Лавров, Градостроительная культура Средней Азии (Москва, 1950).

55. См. Лавров, Градостроительная культура, стр. 50—60.

56. Лавров, Градостроительная культура, стр. 66—68.

57. См. П. П. Толочко и С. Р. Килиевич, «Раскопки на Старокиевской горе», Археологические открытия 1966 года (Москва, 1967), ст. 245—247.

58. Копырев конец был в IX в. уже укреплен; см. П. П. Толочко и др., «Киевская экспедиция», Археологические открытия 1974 года (Москва, 1975), стр. 364—66, в особ. стр. 366.

59. П. П. Толочко и К. Н. Гупало, «Исследования древнекиевского Подола», Археологические открытия 1972 года (Москва, 1973), стр. 339—341; П. П. Толочко и др., «Раскопки Киевского Подола», Археологические открытия 1973 года (Москва, 1974), стр. 352—353.

60. А. В. Арциховский, «Городские концы в Древней Руси», Исторические записки, т. 16 (Москва, 1945), стр. 3—13.

61. См. H. A. R. Gibb and H. Bowen, Islamic Society and the West, vol. 1, pt. 2 (London, 1957), pp. 179—261.

62. Н. Л. Подвигина, Очерки социально-экономической и политической истории Новгорода Великого в XII—XIII вв. (Москва, 1976), стр. 103.

63. См. Евгений Голубинский, История русской церкви, т. 1. (Москва, 1904), стр. 764.

64. Копырев конец впервые упоминается в 1121 г.: (Ипатьевская летопись, изд. А.А. Шахматов), (ПСРЛ, т. 2, 2-е изд., СПб., 1908), кол. 286. Последний раз он упоминается в источниках 1202 г., Лаврентьевская летопись, изд. Е.Ф. Карский (ПСРЛ, т.1, 2-е изд.), кол. 417.

65. Gyula Moravcsik, Byzantinoturcica, 2d. ed. (Berlin, 1958) vol. 2, p. 32.

66. Moravcsik, Byzantinoturcica, vol. 2, p. 267.

67. Gyula Nemeth, A honfoglalo magyarsdg kialakuldsa (Budapest, 1930), pp. 183—189; Gyula Nemeth, «Szabirok es Magyarok», Magyar Nyelv, vol. 25 (Budapest, 1929), pp. 81, 88.

68. Moravcsik, Byzantinoturcica, vol. 2, p. 144.

69. П.П. Толочко, Iсторична топографiя стародавнього Киева (Киiв, 1970), карта, приложенная к стр. 128—129.

70. Жидовские ворота упоминаются дважды (1146 и 1151 годы) в Ипатьевской летописи, изд. А. А. Шахматов (ПСРЛ, т. 2, 2-е изд.), кол. 326 и 427. Об их расположении см. Толочко, Iсторична топографiя, стр. 93.

71. Наименование «Жидове» появляется в Ипатьевской летописи в 1124 г., изд. А. А. Шахматова (ПСРЛ, т. 2, 2-е изд.) кол. 288.

72. О слове «Жиды» см. ПВЛ, изд. Д. С. Лихачева, т. 1 (Москва—Ленинград, 1950), ст. 196 (год 1113).

73. Относительно местоположения «Жидове» см. М. Грушевський, Iсторiя Украiни—Руси, т. 2, 2-е изд. (Львов, 1905), стр. 268 и план Киева, приложенный к стр. 596; М. К. Каргер, Древний Киев, т. 1 (Москва—Ленинград, 1958), стр. 89.

74. П. П. Толочко, «Копирiв кiнець древнього Киева», Украiнський Iсторичнiй журнал (Киев, 1963), № 5, стр. 116—117; П. П. Толочко, «До топографi древнього Киева», Археологiя, т. 18 (Киев, 1965) стр. 14—23.

75. ПВЛ, изд. Е. Ф. Карский (ПСРЛ, т. 1, 2-е изд., Ленинград, 1926), кол. 54, год 945.

76. И. И. Срезневский, Материалы для словаря древнерусского языка, т. 2, 2-е изд. (Москва, 1958), кол. 888.

77. М Н. Тихомиров, Древнерусские города, 2-е изд. (Москва, 1956), стр. 19, примеч. 2.

78. См. Толочко, Древний Киев, стр. 39—40.

79. Об этом термине см. Gerhard Doerfer, Tuerkische und Mongolische Elements im Neupersischen, v. 2 (Wiesbaden, 1965), pp. 241—43.

80. См. Gerard Clauson, An Etymological Dictionary of Pre-Thirteenth-Century Turkish (Oxford, 1972), pp. 373.

81. В. М. Наделяев и др., Древнетюркский словарь (Ленинград, 1969), стр. 85.

82. Наделяев, Словарь, стр. 86.

83. Clauson, Etymological Dictionary, p. 373.

84. См. Annemarie von Gabain, Alttuerkische Grammatik, 2-d ed. (Leipzig, 1950), p. 71 (суффикс /QAQ/); Э. В. Севортян, Аффиксы именного словообразования в азербайджанском языке (Москва, 1966), стр. 274 (Суффикс /Inc/).

85. Martti Rasanen, Materialien zur Lautgeschichte der tuerkischen Sprachen (Helsinki, 1949), p. 169.

86. Max Vasmer, Russisches etymologisches Woerterbuch, vol. 1 (Heidelberg, 1953), pp. 81—82 (См. русское издание: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. 1. М., 1986. С. 160. О.Н. Трубачев считает, что праслав. *beseda первоначально означало «сидение» — значение, близкое предполагаемому О. Прицаком значению «резиденция»: см. Этимологический словарь славянских языков. Вып. 1. М., 1974. С. 211—213.).

87. Clauson, Etymological Dictionary, p. 637.

88. Martti Rasanen, Versuch eines etymologischen Woerterbuchs der Tuerksprachen (Helsinki, 1969), p. 279.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.