Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЧАСТЬ ПЯТЬДЕСЯТ ДЕВЯТАЯ.

ПО ДЖУРГАНЕ ИССЛЕДОВАНИЙ.

О верном вписывании людей 107 по домам и семействам в книги.

Ежели староста вписал в книге не всю семью людей, наказать его толстыми батогами по сему, за человека, которой в пашенной оброк положен, сто ударов, за человека, которой не пашенной, и положен к отправлению казенных служеб, 80 ударов, а наказавши старосту, вписать невписаного в пашню или в службу как надлежать будет.

Ежели в семействе утаен будет человек стороннего семейства, или хотя не утаен, но обманным образом присовокуплен [приписан] не к [167] своему семейству, наказать старосту толстыми батогами, за пашенного, то есть оброчного, сто ударов, за непашенного, то есть служащего, восемьдесят ударов. А ежели, подобно оному, утаен в семействе, или присовокуплен к семейству свойственник такой, которой живет в особом месте, наказать старосту против вышеписанного меньше двумя степенями. Равно наказывать тех, которые утаены были. По наказании, утаеного написать особым семейством, и вписать в особую книгу пашенным, или не пашенным, как надлежать будет. Но сие узаконение не служит до родственников, то есть до дядьев, до братьев и до племянников, кои одного с семейством рода и прозвища, и еще до зятьев, естьли не раздельно с тестями живут.

Ежели староста не вписал в книгу кого возмужалого из семейств своего ведомства, [свыше шеснадцати лет от роду] или вписал кого в книгу несправедливо, убавя или прибавя лета, или же назвав старым, [168] или малым, или увечным, и тем сделал человека праздным от казенного оброка или от службы, наказать того старосту по сему, за одного, за двух, и за трех, толстыми батогами шестьдесят ударов, а далее, за каждых трех человек увеличивать наказание по одной степени, остановлять же наказание на 100 ударах, естьли вина дойдет: а ежели староста не вписал в книгу малолетных [кои еще не возмужали], то наказать его тонкими батогами за три, до пяти человек малолетных 40 ударов, а больше, то увеличивать наказание по одной степени за каждых пять человек; остановлять же наказание на семидесяти ударах толстых батогов, естьли вина дойдет, а утаенных вписывать к книгу, как надлежать будет. Так наказать старосту и за утаение крестьянина ведомства другого старосты, равно и крестьянина наказать за то, что дал себя таить; по наказании же отослать крестьянина в то семейство. из коего пришел, и вписать его в книгу, как надлежит. [169]

Управителя за недосмотрение, когда сделались крестьяня праздными, бить тонкими батогами за одну до пяти семей, пятьдесят ударов, а далее, за каждые пять семей увеличивать наказание одною степенью, и остановлять оное на сте ударах толстых батогов, когда крестьяня не вписаны в книгу, бить его тонкими батогами за одного до пяти человек тритцать ударов, а далее, увеличивать наказание за каждых десять человек одною степенью, остановлять же оное на пятидесяти ударах. Начальника, которой над крестьянами надсматривать должен, за не досмотрение, когда праздными крестьяня сделались, бить тонкими батогами, за десять семей сорок ударов, а далее, за каждые десять семей увеличивать наказание по одной степени, остановляться же на восьмидесяти ударах толстых батогов, а когда не досмотрел он того, что крестьяня в книгу не вписаны, бить его тонкими батогами за десять человек двадцать ударов, а за каждых тритцать человек увеличивать [170] наказание по одной степени, остановляться же на сороке ударах. Ежели пропустил он первое или второе, мимо глаз, с умысла, то наказать его равно как крестьянина виноватого в одном; а когда поступил он так из лакомства, то уже судить его, как нарушителя закона.

Во всех голо 108 о числе крестьян учинить сметы и ведомости, и сколько где явится крестьян сверх прежнего числа прибылых, о сем донесть Государю обстоятельно, по донесении имяновать такие о прибылых ведомости, книга о крестьянах приплодных в веке благословенном. Подати и оброки с крестьян брать в казну по окладному числу, утвержденному в пятидесятом году царствования хана Кансия 109 и из прибылого числа крестьян сверх того окладного числа не брать в казну подати и оброки вечно, как о сем повелевает милостивый указ, состоявшейся в пятьдесят втором году [171] царствования хана Кансия. Когда же окладное на подати и оброки число где сбыло, и сталось не полное, то в таком уже случае дополнять оное в том месте из приплодных крестьян; естьли же кто из начальников пришлет ведомость о крестьянах не верную, или сбор с крестьян учинил по своей воли, или при описи крестьян брал с них взятки, о таком начальнике имеет Дзун ду 110 донесть самому Государю; и такое воровство имеют все дзун ды изыскивать весьма строго.

Иметь за основании записные людям и семействам книги.

Всякого звания людей, военных, крестьян, мещан, ямщиков, соловаров, врачей, художников, кумунь 111 и протчих разночинцев записывать каждого с семейством в особенные книги. А ежели кто почтя себе быть в собственном своем звании в тягость, записался в другое звание, [172] [военной крестьянином, крестьянин художником, или как либо инако] того бить толстыми батогами восемьдесят ударов, равно наказать и начальника, которой так оного записал; по наказании же записать того человека по его собственному званию, как надлежало.

О не строении кумирен и о не вступании в духовной чин хошанской или доусыской без указов 112.

Ежели кто построил вновь кумирню, не имея дозволительного указа, того бить толстыми батогами сто ударов, естьли он хошан или доусы, то сверх сего наказания снять с него хошанской или доусыской чин, и написать его в военную службу простым воином, и сослать его в отдаленное пограничное место; ежели гуза 113 кумирню так построила, написать ее в казенные служанки. Построенное с землею и со всем взять в казну. [173] Ежели кто без указа дозволительного по своей воле взял на себя чин и звание хошана или доусыя; того бить толстыми батогами восемьдесят ударов, естьли на кого управитель собою чин и звание хошань или доусыя наложил, то наказать столькими ударами одного такого управителя; а естьли кого главной хошань или доусы без указа в чин такой и звание принял, то наказать столькими ударами обеих, главного и вступившего равно, сняв с обеих чины оные и звании, и вписав в крестьяня.

Кто в учинении наследником старшего сына своего поступил не по узаконению.

Наказать того, кто в учинении старшего сына своего наследником, поступил не по узаконению, толстыми батогами восемьдесят ударов.

Ежели у кого от главной жены своей нет сына, когда уже ей от роду более 50 лет, тога имеет учинить наследником старшего сына своего от побочной [от младшей] [174] своей жены рожденного, а не за учинение по сему, наказать его, как выше написано.

Кто будучи воспитан и усыновлен у родственника своего, и видя, что у оного своих детей нет, а у родных отца и матери его дети есть [другие] оставил его воспитателя отца своего [или воспитательницу мать свою жену оного], и отшел от него прочь, того наказав толстыми батогами сто ударов, отдать назад в полную власть воспитателю; а ежели у воспитателя его есть родные дети, у родного же отца его детей нет, в таком случае он итти обратно к отцу своему родному волен.

Кто принял к себе во усыновление мальчика не из своего рода, того бить толстыми батогами шестьдесят ударов, равно наказать и того, кто отдал своего сына или родственника в воспитание и усыновление человеку не одного с собою рода; а того усыновленного возвратить в род его. [175]

Подкидыша и сироту подлого, коему ост роду не больше трех лет, принять к себе в воспитание и причисление к своему роду [хотя из другого рода] всякому дозволяется, но наследником своим, как сына иметь воспитателю не дозволяется, хотя и бездетен.

Естьли кто принятого из своего рода в усыновление учинит по себе наследником, минуя ближнего родственника своего, которой против принятого коленом выше, того наказать толстыми батогами шестьдесят ударов, и возвратя принятого в род его, восстановить к наследию на место сего того, кому должно наследовать.

Кто сироту от крови свободной приняв к себе в дом учинит слугою, того бить толстыми батогами сто ударов; а сироту установить свободным.

Овдовевшей женщине, которая бездетна, не желает итти в замужество, и имеет право владеть оставшимся после мужа своего имением; [176] должны старшины, рода мужа ее, дать непременно во усыновление и наследство пристойного человека от рода своего; а естьли она пожелает итти в замужство, то старшины властны отдать ей и не отдать не токмо имение прежнего ее мужа, но и приданое ее.

Ежели у кого принятой по силе уложения во усыновление и наследство явится противен, тому [когда бьет челом] дозволить восстановить на место оного другого, кого из рода своего пожелает, лишь бы соблюдена была степень поколенная.

О взятых на воспитание малолетных, кои от матерей или от отцов своих потеряны или подкинуты.

Ежели кто потеряного или подкинутого мальчика или девочку взявши не относил в присудственное место, держал у себя, и после в слуги или в служанки мальчика или девочку такую продал, того бив толстыми батогами сто ударов, сослать [177] в подлую работу на три года; а естьли кто продал из таких кого, быть сыном или внуком, дочерью или внукою, женою или наложницею, того бив толстыми батогами девяносто ударов, сослать в подлую работу на полтретья года; что касается до таких проданых малолетных, коих отцы и матери, слугами и служанками находятся; то наказывать продавцов против оного меньше одного степенью; а всяких таких проданых без наказания отдавать родственникам их.

Кто взявши к себе беглого мальчика или же девочку, не отвел в присудственное место, и продал в слуги или в служанки, того бив толстыми батогами девяносто ударов, сослать в подлую работу на полтретья года. За продажу оных быть сыном или внуком, дочерью или внукою, женою или наложницею, наказать меньше сего одною степенью. За продажу же рожденных от слуг и служанок судить против сих двух положений и наказывать меньше одною степенью. [178] Что касается до самих беглых, кои в побегах проданы будут, то их наказывать применяяся к оным положениям, еще меньше одною степенью против последнего положения. Когда побег явится не прост, а будет стоит наказания великого, то уже осудить беглого к жесточайшему наказанию, какого по вине достоин будет.

Кто беглого купил, кто торг свел, и кто ручался об нем, ведая что беглой, наказать каждого из сих против продавца меньше одною степенью, деньги же с продавца доправить в казну; есть ли тот, кто купил, по делу не виноват явится, отдать ему доправленые с продавца деньги.

Кто какого человека из потеряных или подкинутых, или из беглых держал у себя слугою или служанкою, женою или наложницею, сыном или дочерью, внуком или внукою, того вина равна, как бы он такого продал; а кто какого либо человека из оных только у себя не много времяни укрывал, того бить [179] толстыми батогами восемьдесят ударов.

Кто о беглом, [или о беглой] которой рожден от свободных отца и матери объявил в присудственном месте ложно, назвав рожденным от своего слуги, того бив толстыми батогами сто ударов, сослать в подлую работу на три года.

Кто о беглой, которая рождена от свободных родителей, объявил в присудственном месте ложно, назвав женою своею или наложницею, дочерью или внукою, того бив девяносто ударов, сослать в работу на полтретья года.

Кто беглого слугу чужого объявил в присудственном месте своим, того бить сто ударов.

О уравнении оброков и посылок крестьянских 114.

Оброки собирать с крестьян, и посылки налагать на крестьян, [180] смотря сколько какой пашни мерою, и сколько душ числом у какой семьи, расположа, как пашни, так и посылки на три степени, вышнюю, среднюю, нижнюю, и имея всему оному окладные книги. А ежели где начальники поступят в противность сего законоположения, сделают какую либо несправедливость, тамо на них обиженные крестьяня имеют по порядку бить челом, по челобитью за несправедливости наказывать таких начальников толстыми батогами по сту ударов, а естьли вышней начальник получа от крестьянина челобитье на нижнего начальника, не будет по оному следствия производить, бить его вышнего начальника: такими батогами восемьдесят ударов. За взятки же, по челобитьям крестьянским, осуждать начальников жесточае оного, как за уничтожение уложенного закона осуждать велено.

Дзундам и Сюньфам 115 строго наблюдать, чтоб подчиненные им [181] большие и малые воеводы и другие начальники располагали на крестьян оброки, и собирали оные с них по узаконению уравнительно, дабы каждая семья в год только должную свою часть оброка или службы исправила, а за тем все, сколько чего ни приобрела, имела бы своим собственным и неотъемлемым; а семьи бы нижней степени, кои бедные и изнеможенные, оставлены были от платежей и налогов свободными.

О не утаевании людей, кои оброки и службы исправлять должны.

Ежели достаточной крестьянин отдал сына своего или родственника начальнику какому во услужение, и сим закрыл оного от оброка и посылки, бить управителя толстыми батогами сто ударов, равно наказать и начальника того за утаение оного, Естьли же преступление такое учинено кем получа за оное подарок, того уже наказать жесточае, как за уничтожение уложенного закона велено. Когда в [182] преступлении таком оказался заслуженой вельможа, то осудя его по сему уложению к наказанию, донесть государю об нем.

О беглых крестьянах.

Беглого крестьянина, которой отбывая от посылки, ушел из своего места, и стал жить с домашними своими в соседственном уезде, бив толстыми батогами сто ударов, возвратить на прежнее жилище; равно наказать управителя и начальника, у коих был такой крестьянин под смотрением и надзиранием, естьли сами отпустили его, и того, кто держал его у себя; а управителя и начальника того места, где беглой жил, за неотсылку его назад [естьли знали], так же начальника главного, которой не требовал назад его, еще того начальника, которой по требованию не выслал его, бить каждого шестьдесят ударов толстыми батогами.

Беглого крестьянина, мастерового, и всякого разночинца, которой в [183] оброк положен, бить толстыми батогами за один день 10 ударов, а за каждые пять дней увеличивать наказание одною степенью, остановлять же наказание на пятидесяти ударах; равно наказывать и начальников, естьли сами отпускали оных. Что касается до таких начальников, кои с беглых взятки брали, то тех наказывать тяжелее, как нарушителей уложения: а таких начальников, кои допускали до побегов людей по оплошности своей, наказывать тонкими батогами за 5 человек, по двадцати ударов, а естьли меньше пяти человек убежать допустили по оплошности, то уже не наказывать их.

Крестьян и всяких оброчных службы исправляющих людей, кои из своих мест по притчине какого либо военного смятения разбежались в другие места, должны начальники всеми способами и ласковостями собирать на прежние жилища, и собирая вписывать в оброки и службы, в коих оные пред доем случаем были; а о тех людях, кои от смятения убежала в [184] дальние места и не возвращаются, должны они начальники доносить о том всем дзундам обстоятельно, прописывая, каких они деревень, сколько какого звания и пола людей, поимянно, сколько с них в казну следует получать серебра и хлеба, кто имянно платит оброк или исправлял, службу, и в состоянии ли осталась какая деревня весь положенной на себя оброк платить, и все положенные посылки исправлять; дзунды по доношениям таким имеют высылать оных на прежние жилища рачительно. По следствию сего, таких убежавших людей, кои о себе тамо, где находятся, не объявляли в судебных местах, а хотя и объявляли о себе, но с неполными числами семей своих? бить [каждого] толстыми батогами по сту ударов; равно наказывать и хозяев, кои их держа у себя утаевали.

О употреблении к тюрьмам на стражи, исправных людей.

Во всех местах выбирать на стражи к тюрьмам знающих и [185] исправных людей, а кто из оных вместо себя поставит на стражу другого, бить того тонкими батогами сорок ударов.

О неупотреблении начальникам крестьян и мастеровых людей на собственные свои работы и службы.

Начальника, которой крестьянина, или мастерового человека держал у себя в своей работе или службе, или посылал для своей службы далее тангу ба 116 неволею, бить тонкими батогами за одного сорок ударов, а за каждых пять человек увеличивать наказание одною степенью, остановлять же оное на сте ударах толстых батогов, когда вина цениться сего будет; а сверх сего доправить с него начальника для заплаты крестьянину или мастеровому заработаные деньги, постанова 8 фун, 5 ли и 6 хау серебра за один день одному человеку; в вину не ставить начальнику, когда [186] употреблял у себя таких людей в случае свадьбы или похорон по своему дому, но не больше однако ж пятидесяти человек, и не далее трех дней одного человека.

Детям и внучатам не делить имений при жизни родителей своих.

Детей и внучат, кои при жизни отца своего или матери, при жизни деда своего или бабки, разделили дом и имение, бить толстыми батогами по сту ударов, получа челобитье от кого либо из оных; а ежели дети дом и имение разделили после смерти отца или матери собою, не имея на сие от них завещания, то бить их по восьмидесяти ударов такими батогами, получа однако ж челобитье от ближних вышнего колена родственников их.

О нерасточении имения по своей воли, не получа дозволения от ближнего родственника.

Кто пренебрегши ближнего своего родственника, которой вышнего над [187] ним колена, и с которым вместе живет, по своей воли употребил из имения дома своего что либо на сторону, того бить тонкими батогами, за 10 янь двадцать ударов, а далее, за каждые 10 янь увеличивать наказание одною степенью, остановлять, же оное на сте ударах толстых батогов; ежели такой вышнего колена родственник учинил раздел к родственнику нижнего колена несправедливо, наказать его таким же образом, как здесь написано.

Чин наследственной 117 давать прежде сыну старшему, рожденному от большей жены 118, за неимением же сына, старшему внуку ее (сыну сыновнему); а сыну рожденному от малой жены 119, или внуку не давать чинов сих; что касается до раздела домов, [188] пашен и всяких имений, то оные делить равно всем детям, не разбирая от какой жены кто из них рожден; но детям не законно рожденным давать при разделе половинные части против тех законных детей. Корда после кого детей не осталось, то для непрерывности колена его, восстановить усыновление ему из ближнего родового родственника его, коему усыновленным быть следует, дом, пашни и имение разделить усыновленному с оставшимся после того человека сыном не законно рожденным (буде есть) по равной части; ежели же после кого не только детей, но и ко усыновлению пристойного родственника не осталось, в таком случае не законно рожденного учинить во усыновлении и во всем оном полным наследником.

Ежели после кого, пристойного ко усыновлению человека из родственников нет, в таком случае дом, пашни и все имение его отдать в полную власть рожденной от него дочери, а буде и добери не осталось, взять все в казну. [189]

О питании и содержании сирот и дряхлых людей.

Ежели начальник не взял на казенное содержание сироту, или дряхлого, или увечного, или престарелого человека, у коего достаточных родственников нет, и которому самому собою кормиться не возможно, (разумеется и о женском поле) бить такого не милосердого начальника толстыми батогами шестьдесят ударов; а буде кто из начальников от казенного оных содержания чем либо полакомился, того так судить, как бы он с своей стражи украл.

Вдовцам, вдовам и сиротам беспомощным давать из казны на каждой месяц по три хязе круп, и на каждой год по одному концу китайки, питать их, и милосердие оказывать им непременно.


Комментарии

107. Крестьян.

108. Губерниях.

109. В 1711 году.

110. Губернаторов.

111. Музыкантов.

112. Попы Идолаторского и Стоического законов.

113. Старица.

114. Оброки по мере пашен, а посылки по числу душ бывают.

115. Губернаторам и Вице-губернаторам.

116. Далее Российских 60-ти верст.

117. Чины наследственные у них разных степеней, и особых, против обыкновенных чинов, названий, как и достоинства гунские (графские) и протчие даются за услуги в наследство иногда и до третьего колена.

118. От законной жены.

119. От наложницы или назвать побочной, поставленной законно.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2022  All Rights Reserved.