Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗВЕСТИЯ С ГРАНИЦ АЗИЯТСКОЙ ТУРЦИИ.

В дополнение к напечатанному уже краткому известию о поражении, нанесенном Туркам в Гурии, 27-го мая, сообщаются подробнейшие сведения об этом блистательном деле.

Генерал-лейтенант князь Андронников, извещенный о намерении неприятеля наступать от Озур-гет по левому берегу Риона, с тою целию, чтобы отрезать сообщение между войсками нашими, расположенными при усть-Цхени-Цхале и другим отрядом, выдвинутым за Рион к Чехатауру, приказал командующему сим отрядом, [X] генерал-маиору Бруннеру, занять нигоитские высоты. В следствие сего отряжены были к селению Нигоити 1-й баталион егерского генерал-адъютанта князя Воронцова полка и 4-й баталион брестского пехотного, с 2-мя горными орудиями, под начальством адъютанта главнокомандующего, подполковника князя Эристова. Отряд сей подкреплен был из усть-Цхени-Цхале еще 6-тью сотнями имеретинской пешей милиции и 4-мя сотнями конной.

В ночь с 26-го на 27-е мая, подполковник князь Эристов получила, сведение, что в недальнем расстоянии от его позиции у деревни Лесы скопилось до 12-ти тыс. неприятельских регулярных войск и баши-бузуков, под начальством Реми-Паши-Думбадзе,с намерением напасть на наш отряд при дер. Нигоити. Тогда подполковник князь Эристов немедленно придвинул к себе из урочища Квиан 4-й баталион белостокского пехотного полка, с 2-мя орудиями легкой № 1-го батареи 13-й артиллерийской бригады.

На рассвете 27-го числа, по сигнальному выстрелу, турецкие войска спустились с гор и двинулись прямо к деревне Нигоити, между тем как многочисленные толпы баши-бузуков намеревались обхватить наш отряд с обоих флангов. Подполковник князь Эристов, дабы не дать времени неприятелю успеть в своих замыслах, решился сам предупредить нападение, не смотря на [XI] несоразмерность сил и крайне затруднительную местность; а чтобы свободнее быть в своих движениях, оставил все тяжести и вьюки на позиции, под прикрытием двух рот белостокского пехотного полка; для обеспечения же тыла своего при движении вперед, занял горную дорогу от реки Супсы четырьмя сотнями милиции, под начальством поручика князя Александра Тавтхеридзе.

В 11-м часу утра, когда Турки начали наступление, подполковник князь Эристов пошел им на встречу. Войска наши, скрываемые густым лесом и садами, подвигались в совершенной тишине и порядке. При выходе на небольшую поляну у дер. Лапчхута, не взирая на сильный ружейный п пушечный огонь, на них направленный, они, но данной заблаговременно диспозиции, выстроились в боевой порядок. За сим, не теряя времени в напрасной перестрелке; 1-й баталион егерского генерал-адъютанта князя Воронцова полка, под командою маиора Момбелли, ударил в штыки и сбил неприятеля с позиции, при чем капитан Вельяминов, с первою карабинерною ротою, захватил у неприятеля два орудия. Турки, атакованные в тоже время справа 4-м баталионом брестского пехотного полка, под начальством маиора Шафирова, пришли в совершенное расстройство и обратились в бегство. Наша храбрая пехота, [XII] штыками начавшая дело, штыками же его и кончила.

Однако подполковник князь Эристов с предусмотрительностию остановил преследование разбитого неприятеля; ибо, тогда как центр турецких войск был уже сбит с позиции, толпы башибузуков, обходившие фланги нашего отряда, устремились на арриергард, оставленный при обозе. К счастию, князь Эристов успел, своевременно отправить свои орудия назад к двум ротам белостокского пехотного полка. Окруженная со всех сторон многочисленными толпами Турок, горсть храбрых наших войск отбивалась с примерным мужеством, а артиллерия удачным картечным огнем всякий раз останавливала атаки неприятеля. Так продолжался самый отчаянный бой более двух часов, пока подполковник князь Эристов не обратился с своими баталионами на помощь арриергарду. Прибытие этих войск, одушевленных уже одержанным успехом, положило конец битве. Турки бежали и рассеялись по окрестным лесам.

Для преследования разбитого на голову неприятеля, послана была милиция, к которой присоединились и жители. Все поле сражения было усеяно неприятельскими трупами, которых насчитано до 1000. Трофеями победы были 2 орудия, с зарядными ящиками, пять значков и весь парк; Турки [XIII] побросали в бегстве много ружей азиатских и с французскими клеймами, а также всякого другого оружия и аммуниции. Пленных взято милициею более 100 чел., в том числе 3 офицера; но жители продолжали еще ловить Турок по лесам, и приводить их к начальнику отряда. Между оставшимися телами, найден и убитый Хассан-Паша кабулетский. Кроме того, по свидетельству пленных, убит египетский Лива-паша, и ранен сам Ремид-паша; но последнее это известие требует еще подтверждения.

С нашей стороны понесен следующий урон: офицеров: убит один, ранено 7; контужено 6; нижних чинов: убито 28, ранено 175, контужено 29. Сверх сего, не приведена еще в известность потеря, понесенная храбрыми нашими милициями.

В донесении своем подполковник князь Эристов поименовывает особенно отличившихся в этом сражении штаб и обер-офицеров: егерского князя Воронцова полка маиора Момбелли, капитана Вельяминова, штабс-капитанов Ковалика и Борисова, поручиков Кирхмана и Чекованова, подпоручика Адлерберга 2-го, прапорщиков, Латынина и Мицкевича; брестского полка: маиора Шафирова, капитана Шляхова, штабс-капитанов Лешевича и Томкеева, поручика Тальвинского 2-го и подпоручика Скоробогатова; белостокского полка: маиора [XIV] Чеплевского, капитана Родионова и штабс-капитана Цапкова; артиллерии капитана Гулевича, и штабс-капитана Роданова; начальника всей милиции, лейб-гвардии уланского полка штабс-ротмистра князя Левана Гурьеля; начальников дружин: лейб-гвардии казачьего полка штабс-ротмистра князя Церетелли, подпоручика князя Церетелли и командовавшего гурийскою милициею подпоручика князя Александра Мачутадзе, поручика князя Григория Гурьеля п поручика князя Александра Микеладзе.

_____________________

От командующего отдельным кавказским корпусом получено известие о новой блистательной победе, одержанной генерал-лейтенантом князем Андронниковым над 34-х-тысячным турецким корпусом, на границе Гурии. В ожидании подробнейшего об этом сражении донесения, теперь сообщаются только краткие сведения, привезенные подполковником князем Эристовым, тем самым, который пред сим разбил турецкий авангард при сел. Нигоити.

В исполнение Высочайшего повеления, генерал-лейтенант князь Андронников предпринял от Усть-Цхеницхале наступательное движение к Озургетам, с 11-тью баталионами пехоты, 2-мя ротами сапер, 12-тью орудиями и несколькими сотнями милиций грузинской, имеретинской и гурийской. Наступление это было замедлено полноводием реки [XV] Супса, чрез которую необходимо было в течении 2-х суток строить мост. Турки, предупрежденные таким образом о приближении наших войск, начали отступать и так быстро покинули пределы Гурии, что в Озургетах оставили не только запасы, но и больных.

4-го июня, генерал-лейтенант князь Андронников, продолжая наступление, настиг неприятеля в укрепленной позиции за речкою Чолоком, протекающею по самой границе Гурии с Санджаком кобулетским. Здесь расположилось в боевом порядке, под начальством мушира Селима-паши, 20 баталионов регулярных войск, с 13-тью орудиями и 14-тью тысячами милиции. В 4 часа утра дело началось на правом фланге неприятеля, где гурийская наша милиция завязала ружейную перестрелку, а в след за тем легкая 1-го батарея 13-й артиллерийской бригады открыла огонь по неприятельской позиции с фронта. Между тем большая часть отряда, скрываемая лесистою местностию, двинулась против левого фланга Турок двумя колоннами, под начальством генерал-маиоров Бруннера и Майделя. Внезапное появление наших колонн привело сначала неприятеля в замешательство; однако же он вскоре оправился и успел подкрепить свое левое крыло. Тогда завязался бой самый упорный и ожесточенный; но храбрые наши войска, предводимые отважными генералами, [XVI] произвели последнюю решительную атаку так дружно и смело, что Турки не выдержали удара и обратились в совершенное бегство. Только леса спасали бегущих от преследования, которое продолжалось более 6-ти верст. Милиция же грузинская неслась далее, пока последние остатки разбитого корпуса не рассеялись окончательно по лесам. На первый раз не было возможности определить даже приблизительно сколько тысяч Турок легло на поле сражения и сколько их ранено; но князь Андронников удостоверяет, что весь турецкий корпус можно считать не существующим. В руках победителей остались три лагеря со всем имуществом, все 13 орудий, 35 знамен и значков и множество оружия.

Урон с нашей стороны еще не приведен в известность. Но свидетельству генерал-лейтенанта князя Андронникова, число убитых и раненных хотя и значительно, но далеко не так велико, как можно было ожидать при столь решительной битве.

В донесении своем князь Андронников отдает полную похвалу всем войскам, в особенности же свидетельствует о заслугах начальника гурийского отряда, генерал-маиора князя Гагарина и колонных начальников, генерал-маиоров Бруннера и Майделя.

Текст воспроизведен по изданию: Известия с границ азиятской Турции // Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений, Том 109. № 433. 1854

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.