Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

309. ЖУРНАЛ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ЧЕЧЕНСКОГО ОТРЯДА

5-8 января 1852 г.

5 числа отряд, сосредоточенный накануне в крепости Воздвиженской, переправился на правый берег Аргуна, после молебствия двинулся вниз по течению реки и расположился лагерем близ большого аула Бани-Юрт в следующем составе: [405]

 

Пехота

2- й и 3-й батальоны Тенгинского пехотного полка….2 батальона

3-й и 4-й батальоны Навагинского пехотного полка… 2 батальона

1-й, 2-й и 4-й батальоны егерского генерал-адъютанта князя Чернышева полка… 3 батальона

1-й, 2-й и 4-й батальоны егерского генерал-адъютанта князя Воронцова полка… 3 батальона

Сводный батальон от Кавказских линейных №№ 9, 10, 11, 12 … 1 батальон

3-го резервного саперного батальона с гальваническою командою… 50 чел.

Кавказского стрелкового батальона… 50 чел.

Итого: 11 батальонов и 100 чел.

 

Кавалерия

2-й и 3-й дивизионы Драгунского Его княжеского высочества наследного принца Виртембергского полка… 4 эскадрона

5-й бригады Кавказского линейного казачьего войска … 2 сотни

Горского казачьего полка… 1 сотня

Моздокского казачьего полка… 1 сотня

Гребенского казачьего полка… 1 сотня

Кизлярского казачьего полка… 1 сотня

Грозненских казаков… 1/2 сотни

Чеченской милиции… 1/2 сотни

Итого: 4 эскадрона, 7 сотен

 

Артиллерия

Дивизион батарейной № 1 батареи Кавказской гренадерской артиллерийской бригады… 4 орудия

Взвод конно-артиллерийской Донской № 7 батареи… 2 орудия

Взвод батарейной № 4 батареи 20-й артиллерийской бригады… 2 легких орудия

Дивизион легкой № 5 батареи 20-й артиллерийской бригады… 4 орудия

Дивизион конно-артиллерийской № 15 батареи… 4 орудия

Взвод Донской конно-артиллерийской № 7 батареи… 2 орудия

Итого: 16 батарейных и 2 легких орудия

Ракетные команды

Пешие от полков генерал-адъютантов князя Чернышева и Воронцова.

Конные от казачьих полков Кавказского линейного казачьего войска.

Перевязочные средства

50 повозок конного транспорта левого фланга Кавказской линии [406]

Вместе со сбором отряда начали получаться сведения, что значительная толпа некоторых чеченцев и тавлинцев двинута Шамилем в Большую Чечню и что сам он 6 числа туда прибудет.

Неприятелем сделаны были весьма важные предварительные распоряжения для сосредоточения против отряда значительных масс. Заблаговременно от всех племен непокорного Дагестана и прочих обществ, прилегающих к Большой Чечне, присланы квартирьеры для закупки продовольствия и фуража на пунктах, назначенных для расположения. Все аулы, лежащие между течением Джалки и Гумса, были таким образом распределены для расположений в них неприятельских сборищ. Сверх орудий, находящихся в распоряжении наибов чеченского и мичиковского, ожидали 6 числа вечером прибытия 6 орудий с мюридами Шамиля.

Сообразив все эти огромные приготовления неприятеля с весьма верными и подробными сведениями, собранными мною в местности Большой Чечни во время движения моего 28 июня прошлого года и по разным расспросам, я решился открыть кампанию с тем, чтобы всею массой вверенного мне отряда, только что собранного, бодрого, жаждущего боя, углубиться в самую середину Большой Чечни по путям, по которым никогда еще не проходили русские, в те места, где нас не было 10 лет, разбить неприятельские скопища, уничтожить все средства продовольствия жителей и неприятеля и потом действовать сообразно с обстоятельствами.

Вследствие этого, оставив в лагере под начальством полковника Карева 3-й и 4-й батальоны Навагинского полка, сводный линейный батарейный дивизион батарейной № 3 батареи 19-й артиллерийской бригады, взводы легких орудий батарейной № 4 батареи 20-й артиллерийской бригады и Донской конно-артиллерийской № 7 батареи, я с прочими войсками отряда 6 числа двинулся через Шалинскую просеку на разоренный аул Шали и далее к Автуру.

У разоренного аула Шали неприятельские передовые посты открыли отряди разнесли тревогу; толпы неприятеля начали скопляться в виду нашем, предполагая, как впоследствии узнали мы от лазутчиков, что отряд станет лагерем на р. Бассе. В этом предположении вода в этой речке была отведена.

Войска шли безостановочно, хотя по вновь выпавшему глубокому снегу следование было затруднительно, и к 11 часам утра вся конница с конными орудиями, 3 батальона егерского генерал-адъютанта князя Воронцова полка со взводами 20-й артиллерийской бригады батарейных орудий батарейной № 4 батареи и легкой № 5 батареи сосредоточились на правом берегу Хулхулу против хутора Ахмет в виду Автура.

После нескольких пушечных выстрелов полковник князь Воронцов с батальоном вверенного ему полка пошел на штурм аула. Несмотря на крутой, почти неприступный берег Хулхулу, на котором расположен известный по богатству и населению более 900 дворов аул, полковник князь Воронцов занял его немедленно. Толпы неприятеля, в нем бывшие, сбитые решительною атакою, потеряв убитых и раненых, разбежались. Солдатам досталась богатая добыча.

В 12 часов весь отряд был сосредоточен в Автуре.

Оставив здесь полковника князя Воронцова с батальоном вверенного ему полка, с 4 батальонами генерал-адъютанта князя Чернышева полка и с батарейными орудиями, я с прочими войсками двинулся на Гельдиген. В 3 часа аул этот был окружен генерал-майором Крюковским, взят полковником бароном Николаи и сожжен. [407]

Войска от Гельдингена возвратились на ночлег в Автур, истребив вокруг себя по дороге аулы, хутора и запасы сена. Сего же числа в колонне полковника Карева во время рубки дров была перестрелка. С нашей стороны нижних чинов убито — 2 и ранено — 4.

Ночью лазутчики дали знать, что все огромные неприятельские толпы окончательно против нас сосредоточились. Неприятель занял лес, лежащий по дороге от Автура и Шали, укрепил батареями и завалами высоты Черных гор, прилегающих близко к дороге, накануне нами пройденной через хутор Муртазали, в предположении дать на этом пункте решительный бой. Шамиль прибыл туда же с мюридами с намерением лично предводительствовать всеми толпами.

числа, со светом, войска, оставив уничтоженный Автур, переправились на левый берег Хулхулу и расположились пред входом в ущелье этой реки, где идет дорога в Ведено.

Имея намерение отвлечь неприятельские силы, сосредоточенные на моем сообщении, я оставил войска на позиции под начальством генерал-майора Крюковского, двинул полковника князя Воронцова с 1-м и 4-м батальонами вверенного ему полка и 1-м батальоном егерского генерал-адъютанта князя Чернышева полка с частью конницы и легкими орудиями вверх по левому берегу Хулхулу по дороге в Ведено. Неприятель немедленно заметил это движение и быстро потянулся всеми конными и пешими толпами по высотам Черных гор, чтобы преградить дорогу войскам. Вскоре завязался жаркий огонь при непрерывном движении вперед войск наших и неприятель открыл огонь из орудий, но уже я успел осмотреть и снять план ущелья Хулхулу и подступов к Ведено. Впоследствии лазутчики дали знать, что тревога быстро разнеслась. Жители ущелья Хулхулу и Ведено разбежались, войска, углубившись верст на 5 в ущелье, быстро отошли к общей нашей позиции и я немедленно двинул отряд прямой дорогою от Автура чрез лес мимо Сади-Юрта на Беной-Юрт к Шали, оставив влево укрепленную фланговую неприятельскую позицию у хутора Муртазали.

В то время, когда войска наши подвигались к Ведено, в долине Мичика раздавались пушечные выстрелы колонны полковника Бакланова, который двинулся туда по предварительному распоряжению.

Против левого фланга нашей боевой колонны в лесу находились хутора андийские, которые сильно заняты были неприятельскими толпами, успевшими прибыть туда, когда направление войск наших ясно обозначилось. Полковнику князю Воронцову, командовавшему левою цепью, предстояло взять эти аулы с бою и вытеснить оттуда неприятеля.

Полковник князь Воронцов двинулся в атаку аула с 1 -м батальоном вверенного ему полка, поддержанным 4-м батальоном того же полка; неприятель, несмотря на упорное сопротивление, был выбит из аула. Напрасно Шамиль, присутствуя здесь лично с лучшими наибами и мюридами, усиливался восстановить успех, сражался, как простой мюрид и несколько раз бросался в шашки. Воронцовцы со своим полковым командиром каждый раз опрокидывали неприятеля штыками и, наконец, нанесли совершенное поражение. Шамиль был мюридами своими вынесен из дела и неприятель бежал. С этого времени выстрелы вокруг отряда умолкли и неприятель, несколько раз пораженный, исчез из виду.

Истребивши все аулы и запасы сена, бывшие на пути и вблизи следования, войска прибыли на Басс, а оттуда к вечеру в лагерь на Аргуне. [408]

Отряд в продолжении 6 и 7 числа, предавши пламени почти всю Большую Чечню, взявши несколько известных огромных населением аулов и разбивши неприятельские скопища под личным начальством Шамиля, имел потерю — 1 убитого и 24 раненых. Такой ничтожный урон в сравнении с неисчисленными последствиями движений и дел 6 и 7 чисел надобно отнести к отличной храбрости войск, громивших неприятеля при каждой встрече, мужеству и распорядительности частных начальников, отлично действовавших со вверенными им частями, и, наконец, паническому страху, наведенному на неприятеля быстротою движения, пожаром их домов, истреблением их имуществ.

Движения эти ясно показали, что Большая Чечня отныне всегда будет находиться под ударами нашими, от которых не в состоянии предохранить ее Шамиль со всеми соединенными силами его подвластных.

Солдаты в продолжении этого кратковременного похода сверх добычи взяли много скота, птицы, хлеба, кукурузы и сена, так что отряд несравненно был на лучшем продовольствии, нежели на квартирах. Неприятель сверх разорения, причиненного истреблением домов, запасов и имущества, потерпел весьма большой урон убитыми и ранеными. Добыча, снятая воронцовцами и чернышевцами с убитых и оставленных в руках наших лучших и заслуженных мюридов, ясно это показывает. Но самая главная потеря неприятеля — это упадок духа и влияния Шамиля, который был не в силах спасти своих лучших подвластных от совершенного разорения.

Отдавая полную справедливость мужеству и храбрости всех войск вообще, считаю непременным долгом в особенности свидетельствовать об отличном мужестве и распорядительности начальника кавалерии отряда генерал-майора Крюковского, начальника артиллерии полковника Левина, полковников флигель-адъютантов князя Воронцова и барона Николаи, подполковников Ляшенко, Микулова и майора Оклобжио.

Я должен отдать полную справедливость распорядительности, мужеству и самоотвержению отрядного квартирмейстера полковника Рудановского при исполнении им своих обязанностей в бою. Также свидетельствую с отличной стороны о капитанах Генерального штаба Ольшевском и Циммермане, о состоящих при мне инженер-поручике Мелейховском и поручике Белике и о всех штаб- и обер-офицерах и нижних чинах отряда.

Свиты Его величества генерал-майор Барятинский

ЦГА РД. Ф. 133. Оп. 4. Д. 14. Л. 2-5. Копия.

Еще больше интересных материалов на нашем телеграм-канале drevlit_news

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.