Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

296. РАПОРТ КОМАНДИРА ЭРИВАНСКОГО ГРЕНАДЕРСКОГО ПОЛКА ПОЛКОВНИКА И. К.БАГРАТИОНА-МУХРАНСКОГО НАЧАЛЬНИКУ ЛЕЗГИНСКОЙ КОРДОННОЙ ЛИНИИ И ДЖАРО-БЕЛОКАНСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ Б. Г. ЧЕЛЯЕВУ О ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ ОТРЯДА ХАДЖИ-МУРАТА В НУХИНСКОМ УЕЗДЕ

14 октября 1850 г.

Получив словесное приказание Вашего превосходительства по случаю вторжения Хаджи-Мурада со скопищем в 1000 чел. конных на правый фланг Лезгинской линии, отправиться с 3 ротами 3-го батальона вверенного мне полка и взводом горных орудий и принять нужные меры к отражению неприятеля, я выступил форсированным маршем к сел. Гуллюку, собрав на пути моего следования известия о месте его нахождения; но сведения, мною получаемые, были так разногласны, что нельзя было принять ни одной из них за основание, а потому из Гуллюка я отправил подпоручика Дебирова с милицией к стороне дер. Кума, который, возвратясь, донес мне, что неприятель спустился к этому селению, а куда направился — неизвестно.

Приняв эти сведения за достоверные, я предположил, что Хаджи-Мурад может напасть на ингилоевские деревни Эньшльского и Елисуйского участков, а потому счел за лучшее занять позицию около сел. Зарны, откуда я прикрывал два ущелья, Мкитское и Зарнинское, через которые он мог отступить. Следить же за неприятелем, не зная, какое он взял направление, и при том не имея кавалерии, я не мог; вместе с тем я приказал князю Чавчавадзе наблюдать за Кахским и Кумским ущельями, к последнему и я мог поспеть в 2 часа времени.

В 2 часа ночи я узнал, что Хаджи-Мурад направился к сел. Алмало, оставив часть партии в Куме, тогда я предписал подполковнику князю Чавчавадзе выступить с рассветом из Каха и прибыть в Куму, куда и сам направился.

Соединившись утром с отрядом кахским и убедившись, что Хаджи-Мурад не оставлял в Куме никакой части своей партии, я направился по следам его в Алмало. На дороге присоединился ко мне елисуйский пристав поручик Хаджи-Ага с милицией из Алмало, который доложил мне, что в этом селении неприятеля нет, а полагает он, что Хаджи-Мурад отправился в Нухинский уезд, поэтому я отрядом своим принял направление туда же, а командиру 4-го батальона Тифлисского егерского полка подполковнику Аглинцеву, который по распоряжению подполковника князя Чавчавадзе должен был прибыть около этого времени к Каху, предписал я двинуться к Кашкачайскому подъему.

Во время движения моего был я извещен, что Хаджи-Мурад возвратился из Нухинского уезда и уже подымается по ущелью Кашкачайскому. Известие это было достоверно, а потому я поспешил двинуться к Кашкачаю, отправив вперед милицию, тем более, что подполковник Аглинцев уведомил князя Чавчавадзе, что вследствие рапорта к нему городничего города Нухи он двинулся к этому городу, следовательно, я не мог его ожидать около Кашкачая.

В Кашкачае настиг я хвост партии Хаджи-Мурада, но убедясь, что дальнейшее преследование пехотой по горной тропинке партии, состоящей из одной кавалерии, будет бесполезно, я оставил для этой цели часть милиции, а сам предпринял движение через Ках в Елису в надежде настигнуть неприятеля в этом пункте, если он не изберет горной дороги, минуя это селение. В Кахе елисуйцы [398] выслали ко мне нарочных с известием, что они неприятеля к себе не впустили и он двинулся по горной дороге к Цахуру. Несмотря на утомление войск после беспрерывных формированных маршей, я отправил подполковника князя Чавчавадзе с вверенными ему войсками в Елису для побуждения жителей к преследованию по горным местам.

Подполковник князь Чавчавадзе, прибыв в Елису, известил меня, что неприятель уже ушел за Сурибаш, а часть милиции его преследует.

О действиях неприятеля в Нухинском уезде я достоверных известий не имею, могу только доложить Вашему превосходительству, что подполковник Аглинцев уведомил подполковника князя Чавчавадзе, что неприятель сжег Барабатинскую станцию, перебил там офицера, казаков и смотрителя, потом отправился на Геоббулакский полупост, где убил тоже несколько человек, о нападении же на какое-то селение Нухинского уезда я слышал только от пленных.

При преследовании неприятеля по Кашкачайскому ущелью, кроме убитых взято в плен 5 чел. и отбито несколько лошадей, которые по приказанию моему розданы милиционерам.

В заключение долгом считаю доложить Вашему превосходительству, что неприятель, прохода через селения Елисуйского участка, не встречал никакого сопротивления со стороны жителей, которым по приказанию Хаджи-Мурада никакого вреда не было причинено. Все известия, которые я получил от жителей, были ложны и явно обнаруживалось намерение их скрыть от нас движение неприятельской партии. Они уведомляли меня о пребывании Хаджи-Мурада на каком-либо пункте только тогда, когда он оттуда уходил. Для полного успеха при преследовании неприятеля недоставало у меня кавалерии, почему я лишен был возможности не только настигнуть его на плоскости, но даже следить за его быстрыми движениями.

ЦГА РГ. Ф. 1087. Оп. 3. Д. 369. Л. 8-9. Копия.

Еще больше интересных материалов на нашем телеграм-канале drevlit_news

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.