Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БЛОНДЕЛЬ НИКОЛЯ ФРАНСУА

НОВАЯ МАНЕРА УКРЕПЛЕНИЯ МЕСТ

NOUVELLE MANIERE DE FORTIFIER LES PLACES


НОВАЯ МАНЕРА

УКРЕПЛЕНИЮ МЕСТ

Первый разговор.

Надюся, что особы люботщателныя, не без любви приимут объявление, которое аз предлагаю прежде вступления в сей труд мой, о причине которая меня на то понудила о приключившемся по начатии, и что меня не допустило до ныне явити его в народ, хотя и долгое уже время, как оный совершен.

По возвращении моем из Индии западной, при конце 1668 году, [куды я посылан был от короля, в достоинстве комисара, для осмотрения островов амерических, под властию его величества, и предусмотрить оных ко безопаству.] Вручено мне было надзирателство зданий публичных, созидаемых в Париже во 1669, и 1670 годех, А в другия лета, пропорциалныя строения домов ко украшению и к лутчему покою жителем места того.

Сей чин дал мне случаи, бывать часто [2] в компанеях с инженерами и с иными особами, известными в сем учении, в которых собраниях завсегда упоминалась осада острова Кандии от турок, бывшая тогда в злейшем своем часе. Так же многое число городов, взятых от короля в прешедшей брабанской войне, и прилежность, которую король имел о их укреплении, что причинствовало нам материю до пространных разговоров о науке укрепления мест, и в том извычайно была у нас лутчая забава.

Паче всего удивляло нас, что места фляндрския, которые прежде сего получили себе многую славу чрез долгое их противление, упали тогда зело в малом времяни под оружие королевское, но по том мы уразумели о оном причину, то есть изобелство всех нужных вещей в армее его величества, множество артилерии, доброе сердце, и искуство офицеров, смелость и обучение салдат, к томуже обычаи, которои они прияли никогда себя щадить, а наипаче будучи в присудстве его величества.

Так же в городех ужас неразсудной неприятелей, непредопаство и нужда, в которой они при осаде обреталися, не управя себя [чрез многия лета мира] в вещех надобных к войне.

Темже нашим разговорам окончание было сие, что вышепомянутые места моглиб вытерпеть и крпчайшия осады, естьлиб они были доволно [3] укреплены, запасены, и оборонены от болшаго числа людей, и лутче знающих науку, как себя оборонять.

А о Кандии мы совершенно разсуждали, что хотя столь силное [как возможно быть] сопротивление того места чрез непрестанные секурсы, посылаемыя от принцов христианских, и было, однакож нужда была на конец упасть под непременную злобу турков, и под высокой земляной вал, яко бы гору, которой они пред собою валили, чтоб себя от стрелбы тем закрыть.

Было же и сие тогда в наших разговорах, что когда учинены толикия премены во укреплении мест, и изобретены некоторыя новости в поведениях осад городовых, то нужда уже прилежать и ко взысканию оборон новых, да бы возмогли стоять против силных приступов новым обычаем, вымышленым от людей нынешняго века, откуду явно есть, что наука осады зело превзошла искуство обороны.

И для того должно было нам разсмотрить манеры звычайыя наших фортификаций, да бы узнать совершенно пользу и погрешения в их строениях, и порадеть о умножении лутчих, и сколко возможно о исправлении неудобно построенных.

Но оныя господа, с которыми я о том слово имел, желали прежде слышать особливое мое разсуждение о строениях разных фортификаций, [4] кои я видел в странах чужих, и да бы мне тем их удоволствовать.

О Индиях По том предложил я им, что в трех болших частех света, то есть, во Азии, Африке, и Америке, несть ниединаго места достойнаго назватися фортеция, кроме некоторых городов в восточной и западной Индиях, эвропияны построенных, но и те не великаго бы разсуждения между нами были.

О турках И о местах турецких, не лутчее что могу говорить, понеже они доволствуютца толко заделывая проломы, без всякой к тому в новь прибавки, а полагают крепость свою во многом числе людей, коих они всегда держат в гарнизонах на рубежах своих. К сему слову еще предложил им, что в 1659 году, будучи я резидентом, его величества при Короле Датском, в Копенгагене, получил указ ехать сухим путем в Константинополь, просить у салтана удоволствования, за неправду учиненную от него королю, чрез задержание господина Делагее, посла королевскаго в Константинополи. И как приехал я в град, имянуемой по древности Стригониум [первое место турецкого владения,] при Дунае в венграх.

отечество святаго Иеронима Губернатор того места показал мне 8000 янычан в строю. А оттуду приехал в Буду, и идучи на аудиенцию к каимакану, губернатору города, [5] видел янычан же 12000, поставленных на площади. и переехав из Буды в Трансилванию, [понеже тамо визирь был, за причиною войны Рагоцкого] видел еще 8000 в походе, от Темизвара, не доходя Тибиска. Сии суть лутчия их крепости, носящия на себе славное имя; и не без удивления видел, что Гран Буда и Бел Град не имеют вместо всей их фортификации, разве простую кирпичную ограду с старинными башнями, и болшая их часть без рву, без валу, и без контрескарпа. А наипаче, что крепость города Темизвар, которая преж сего вытерпела великую осаду, имеет одну округу простого земляного валу, поддержимую великими равелинами без фланков, и разбитыми во многих местех. Однакож то правда, что во всех тех местех великое число артилерии обретается, но без станков и убору, положены толко на обрубках бревенных.

Подобно сему и оныя, так славныя два замка Дарданеллии, положенныя над старинными городами, Сестос и Абидос, при входе канала совокупляющаго морс Эжелиское с Пропонтидою, не суть ино что, токмо толстоты, или кучи каменныя, обороняемы от несколких башен.

Первой замок во Азии, положение имеет на равном месте, и фигурою мало не четвероуголной, а другой что в Европе продолговатой, по высоте морскова берега, формою троеуголной. [6]

Оба они удовольствованы многим числом болших пушек, имющих свою стрелбу равно по самой воде, сквозь великия кирпичныя перемычки, учиненныя вместо бойниц.

Управление тех замков, також на обсечках бревенных: и весма открыто с приходу водяного.

По сих моих словах оныя господа уверяся чрез такое мое истинное предложение, не могли себя удержать от смеха о состоянии крепостей оных, носящих на себе прежде напрасно толь многую славу.

О Москве в летех 1657 и 1660 По том начал я вновь мой разговор о местах московских, из которых хотя и невидал Казани и Астрахани, порубежных морю Черному, татаром, калмыком, и нагаям, однакож знаю что они не имеют иных фортификаций ; разве простую кирпичную ограду с башнями.

А и по Днепру, крепости, кои я сам видел, таковыж, и для того зело удивляюся мужеству народа сего как они в таких не крепких городах, Киеве, Могилеве и Смоленске, могли выдержать долговремянные осады, и погубишь много тысячь неприятелей, обороняя себя.

О поляках Поляки подобно туркам полагают всю их крепость в войске своем, и не могут понести никакой фортификации между ими, кроме двух, и думают их быть неприступными, то есть, Витепск в Литве противо руских, а Каменец [7] в Подолии противо турков, которые не великова были бы разсуждения между нас, и немоглиб иметь места [по последней мере] разве между местами, могущими себя оборонить от кулачного бою.

О Прусии А о местах пруских [яко бы Гданск, Торн, Элбинк, Неупт, Мариенбурк: и Веизелмунден в Прусии королевской, Ниокозниберг, подобне, о Пилаве, и Мемеле в Прусии княжеской.

О Ливонии Равне сим, и о местах швецких в Ливонии, якобы, Рига, Дюнемунден, Ревель, и Нарва] ныне не упомяну, для того что болшая часть мест тех укреплены по галанску. якоже и Нотембург над проливою, еюже великие два озера, Онега, и Ладога впадают от Москвы в море финлянское.

Но не могу умолчать о двух чреззвычаиных крепостях, которые видел я в Ливонии при рубеже московском .

Первая крепость в провинциях Кексголма, и Савалакса, имеет фортификацию не обыкновенную, [зело подобную старинным саксонским крепостям, которые прежде сего добре употребляемы были противо войск Каролуса Великаго] понеже учинена сия крепость из великих дерев, насажденных мало наклоняя, укрепляя одно вдругом, и сплетая манерою столь умною, что она имеет снаружи множество рожнов, подобно засеке или рогаткам. а внутри яко вал, или загрудной бой, взащищение оборонителем своим. [8]

Сие я зело хвалю ради ретранжаментов, или обозных окопов, и от ручного бою, естлиб ей возможно было снаружи от огня безопасно быти.

Другая крепость, которую господин граф Тодт, маршал швецкой, губернатор ливонской, учинил в Риге над Двиною И мне показал во время возвращения моего с Москвы. Имеет бо та крепость некоторой особливой вид, и может служить в случаи нужды от города против замка, буде он взят будет, или от замка против города, есть ли неприятели в него прежде войдут. А изобрел он сию манеру после осады, которою москвичи тот город утесняли за год пред тем, и потеряли свое время без всякой ползы; вступя от неискуства первыми атаками, между города и замка, где они были видны со всех сторон накрест. и показали они при сей осаде такое незнание, что мочно их назвать во осаждениях весма неискусными.

О шведах и датчанях Продолжая же еще мои разговор, обьявил оным господам, что в самой швецкой, так же и в дацкой землях, нет ни одной нарочитой фортификации; но по пути брандебурскому крепость Кустрин мочно вменить за великую вещь, но и то за изрядное и крепкое положение места, а не для фортификации.

О Померании / О брандебурской земле / О азиатских городах И не мешкая предложением о местах померанских, нарочито укрепленных по французской [9] манере, ни о Берлине [которой его высокость курфистр брандебурской обнял фортификациею по галанску, во время бытности моей при нем резидентом] донес им, что городы Гамбурк, Любек, и Брема, изрядно укреплены францускою же манерою: и Гарбурх при реке Элбе, котораго фортификация одетая кирпичем, хотя много сходна на манеру господина Депогана, однакож ничим оных городов хуже.

О цесарской земле Присовокупляю еще к тому и новые крепости, нарочитож построеныя, Леополдом, славныя памяти императором, около Комора, на рубеже венгерском, и недавно исправленныя в Жеварнии и в Вене.

О Италии По сих пришед до мест италианских, о которых не хочу вступить в разговор подробну, толко опишу знатныя, начиная с крепости Палманова построенной во Фриюле, в державе венетов. Имеет оная крепость, 9 бастионов зело правилных, одетых кирпичем по самой равной вид с полем, со двемя изрядными кавалерами, во всяком углу фланка. Все то построено (чаю) по чертежу инженера Лориния; и безсомнения добруюб она имела оборону, есть ли бы рвы были глубже снаружи, и от контрескарпа, фланки болше. Линея оборонителная не столь далека, и корпусы ея бастионов земляных не высоко подняты, и гладко обрезаны. [10]

Крепость Урбен в Болонии, превосходит ее в своем состоянии. Место Корфу венецыйское, так же Парта Фераио, или Козимополии, и крепость надлежащая великому князю флоренскому на острове Элбе, суть зело тверды, ради положения на местах, из природы, крепких, и ради многих крепостей изрядным искусством построенных, и изовсех, которые я видел лутчия школы ко обучению в неправилных крепостях.

О Малте И остров малтийский, может сочислятися между такими же, ради множества неудобовернаго крепостей, однакож не без погрешения, понеже крепости, старого их города, также и Флорианова, и кои ктому прибавлены другие крепости чрез кардинала Фиорензола, в неисправлении своем знатны от многих. Но не надеюсь, что бы и по ныне совершенно кто разсмотрил такиеж погрешения в крепостях новой их циркумваллации, Зовомои Валперга, хотя они и не малого разсуждения ради величества своего. Сего ради имею истинную причину удивлятца оным малтийским господам, что они без всякого разсмотрения вверили, и положились в таком великом и нужном деле на инженера, человека не основателна в науке, как явно показует самое его дело.

К слову же не умолчал я о материи великих дел и прежде, а и ныне упомяну труды господ [11] магистрату гданского, которыя приняли во фортификацию и гору великой округи, могущую вредить город.

Описал бы я и бастионы Гамбурха, Бремы, Берлина, и построенныя в новои циркумваллации амстрадамской, есть ли бы не намерился говорить прежде о особливом состоянии самой науки фортификации, а не о величестве дел ея, и о каждой части крепостей порознь.

О женевской публике Такова ради доводу, и чтоб дать знать о Женеве, месте укрепленном уже в наше время, по чертежу кардинала Фиорензола, не превознося много великую широту, и разности крепостей, [которые он учинил на верху гор, окружающих город, да бы их принять в одну округу.] доволствуюся толко сим, что оная крепость самой доброй каменной работы, и нарочитой толщины, но без рву, без контрескарп, и во многих местех без валу.

И хотя попечение инженерское было соблюсти фланки для обороны всем фасам бастионским, однакож есть места из тех фланков видны ради малости их, и от неправилного положения своего, и неудобства на земле высокой и ниской. а иные фланки имеют линею оборонителную чрез меру длинну, так что неприятелю приближася на верх горы, мочно не трудно себя закрыть, и в малых днях дойтить до основания стены, и укрепится [есть ли похочет] в местех [12] защищаемых от единых углов внутренних, при которых пошве невозможно видиму ему быть из внутри, за высокостию стены, по сему не усмотрил я в сем месте, чтоб осадителем могло возбранить в малое время подорвать стену, и занять себе места.

О Гишпании Потом предложил я оным господам, что в Гишпании кроме пристани Магон, в острове Минорка нет нарочитого места, разве Розы и Фонтораби, да и те места зело средние, но крепости новоучиненныя от гишпанцов в Пиренее и замок Палмос, изрядное во фортификации имеют положение, буде они совершены по начинанию их, при моем над тем управлении.

О Фляндрии Местам же имеющим прежде похвалу во Европе [яко бы замки, Антвермпии, Камбре, Турина, медиоланской, и другим сим подобным] в пример скажу то, что слышал я от маршала войск француских господина Меллере [по взятии ево в полон в 1642 году, при осаде цитаделлы перпиньянской, над которою осадою командовал сам успший король] что он зело печаль имел о том, что крепостей той цитаделлы прежде осады совершенно не вызнал, понеже хотя она и высокую честь на свете имела, однакож не моглаб вытерпеть [как он надежно сказывал] болши трех недель после открытия шанец, есть ли б промысл был силной. [13]

И по сих словах я уже хотел и умолчать, но один из господ тех смеяся молвил мне, по всему де знатно что ваша милость неудоволствован во астериях галанских, для того и умолчал о всех лушчих в земли той крепостях.

О Галандии Я ему отвечал, зело разумею о чем ты хочеш говорить, чаю о крепости Куорден, которая есть совершенно лутчая на свете, или глава всем трудам во фортификациях правилных по манере галанской. Имеет сия крепость 7 бастионов земляных, обведены изрядным нижним загрудным боем, с равелинами пред куртинами, и пред всяким пунктом бастиона.

И без сомнения моглаб она учинить добрую оборону, буде бы к ней приступали по порядкам атак, и во время звычайное, но есть ли ей случится бесчастье осажденной быть во время подобное последней тамо бытности моей, многую потеряет крепость положения своего, и будет принуждена не содержать славы своей, понеже тогда была великая сушь, толь долгое время, что чрез болота возможно было к ней притить со всех сторон. Сие много мнения у меня умалило, что я об ней прежде мыслил, нежели как ее видел.

К томуже и иныя погрешения тамо обретаются, которых я из природы ненавижу: то есть крепости земляныя, фланки отлогия [14] закрытыя, дороги узкия, полисады битыя по гребешку контрескарпа.

По сем желал было я вступить ив пространное описание о строении сего места, но оные господа меня удержали, и говорили что ненадобно изявлять обычаев звычайных, и вмещать в разсмотрение, понеже мы не о них намерение имеем, но о манерах особливых написанных и употребленных от инженеров искусных. И воистинну трудилися мы о том с великим прилежанием в последующих наших разговорех, и нудилися да бы в строениях и в книгах учиненных о сей науке как полезное, так и худое изьявить, такожде предлагали на всякое дело по усмотрению каждаго из нас, причины чреззвычайныя, которые случалися нам нечаянно во время баталей и при осадах. Подробну же тех наших разговоров не описую, [понеже они моглиб дать доволную материю на целую книгу, естьлиб были все собраны, и порядочно сочинены чрез искусныя руки,] но разве малое нечто из них упомяну, которое имеет причину к сему предложению моему о новой манере фартификации, о протчем же изьявил я доволно прежде сего в трактате моем, о науке укрепления, осаждения, и обороны мест, сочиненном, ради обучения государя моего делфина, и надеюся что оный трактат [богу помогающу] во свое время напечатан будет; [15] купно с остатком трактатаж о течении математическом, о котором король приказал мне имянно издать ево в публику.

И того ради оставя все не нужныя вещи, предлагаю толко самыя началнейшия удобности практики укрепления, которую практику мы все единогласно похвалили, и положили да бы она [как и протчия инженеры согласуют в том] имела угол учиненной из фланка и куртины, угол прямой то есть, 90 градусов, а другие все углы не могут быть удобны, разве блиския к сему, яко бы 95 или 100 градусов. Такожде разсудили, что не должно делать бастионов тупых, разве по нужде, ни прямоуголных, кроме тех, кои строятца на прямой линее; понеже они угол фланка и куртины учиняют зело широк, от чего чинитца оборона малая и отлогая, и линея оборонителная длинна.

По сему доводу разсудили манеру галанскую лутче италианской, так же и тех крепостей, которые строил господин Депоган, [понеже он углы бастионов полагал острые, однакож таким порядком, да бы пункт их не был розбит скоро от стрелбы пушечной,] для того что та манера имеет все к пользе своей чрез множество огня оборонителнаго, а сии чрез умаление угла бастиона оное теряют напрасно. [16]

Многие похваляют бастионы прямоуголныя и тупыя, будто они крепче могут стоять ради их довольства земли, против силнаго битья из батареи, и имеют пространство внутри болши других. и то по всякому разсуждению не есть правда, понеже фас бастиона [по которому бьют] может и об одной ширине валу своего крепко стоять без насыпания средины своей землею.

А что надлежит до лишняго пространства внутри, и о том есть ли кто изволит учинить выкладку, ибо не великую найдет разнь между двемя троеуголниками изосцелес, из которых один прямоугольной, а другой об 60 градусах учиняют два разные бастиона, имеющия долготу их фасов равную, и прямоуголной в пространстве своем не превзыдет другаго об 60 градусах, разве толко шестою долею, и ни вочто оной лишек ширины приходит, когда угол будет учинен 70 или 75, градусов.

По том мы все усмотрили, что крепости одетыя кирпичем многим, лутче учиненных из одной земли, понеже земляныя требуют непрестанного и трудного призору, и имеют причины многие, за что похулены быть могут.

Первое, невозможно вних учинить низских мест. Второе фланки их скоро будут неполезны и разбиты, откуду происходит пословица сия. [17]

Корпус не одетых крепостей,

Вне военных напастей.

Показует своя строения,

Лутче одетого без призрения.

Так же обще усмотрили мы зело полезны быти орелионы и батареи высокия и низкия во фланках, [отметая довод показующих, бутто стрелба верхняя мешает нижней, и вскоре будет недействителна, когда загрудной верхней бой от стрелбы неприятелской начнет валитися] понеже чрез многия изобретения мочно управить, что те бои в стрелбе один другому не будет мешать, и вдруг с них стрелять не всегда нужда, так же и куски которыяб падали от разбития верхней батареи, управляющим нижния пушки невредителны будут, и станут падать, и люди будут закрыты ради учиненнаго между ими рва, или кровли утвержденной в стене верхней батареи.

Фосбреи [загрудной бой во рву] нам показались к крепостям угодны, не толко на прямизне фланков, но и во всю длину фасов бастионов, толкоб между их и верхним городовым валом дорога была широкая, да бы без труда возможно было проходить и управлять малыя пушки поставленныя по парапету их, которого парапета высота былаб равно поднята против закрытой дороги. А ради безопасства фасов бастионов, надобно внутри против пунктов ставить великие подпоры толстыя каменной [18] работы, или уже по последней мере учинить где нужно траверсы [надолобы земляные,] запуская одну за другую таким способом, чтоб не было анфиле [прямо видно в средину] сверху наружнаго угла контрескарпа.

Такоеж имели разсуждение и о строениях супротив куртины положенных, когда главныя городовыя крепости имеют много вторых фланков, что нужда и им иметь траверсе, [италианцы первые крепостей изобретатели называют траверсе барбаконес – пушечная борода] а паче есть ли они зделаны с выпусками, и стороны былиб перпендикулярные над линею оборонителною, понеже они могут служить в место нижних фланков, разбивая и видя близ промысл неприятелской, когда они похотят перейти ров, и буде рвы сухие, мочно собратца позади таких траверсе невидимо от неприятеля и учинить великую выласку. А есть ли рвы наполнены водою, то мочно для тайных переправ держать за ними в безопастве лодки и мосты.

Так же без всякого сомнения определили быть лутче ров сухой, нежели наполненной водою, в городех немалых, и имеющих добрую началную крепость, понеже в ней чинят лучшую оборону, и осажденныя лутче других крепостей закрыты ею, а осадители не могут в нее войти фронтом разве анфиле. [Веревкою по одному или по два человека.]

Но нужда есть чтоб ров был гораздо широк [19] и глубок, и видеть бы в него изовсех фланков. Галанцы же всем звычайно погрешают, укрепляя места по своей манере, понеже полагают многия фланки в куртине, а контрескарпы делают параллелы фасам бастионов, которых контрескарпов угол входящий так вдается в ров о средине куртины, что он отымает весма вид рва от фланков, долженствующих защищать бастионы во всю длину фасов их.

Для того похвалы достойна практика, повелевающая лутче убавить ширины рва против угла бастиона, нежели углом контрескарпы вдатся в ров, а что б делать стену великую и толстую каменной работы, [последуя линеи капиталной поперег рва, да бы соблюсти батареи во фланках, и закрыть от неприятелских пушек, положенных сопротиву их на контрескарп] и то не за велико мочно вменить; понеже оное здание соединяющее пункт бастиона с контрескарпою, не имеет своей обороны, и может взято быть без труда, также и соединение между частей рва [откуду осадным в выласках бывает великая польза] пресекает.

Употребление кунеттов [малые рвы в болшом рву] показалося нам зело изрядное, толкоб были доволно широки и глубоки, и не близки к контрескарп, чтоб неприятелем немочно было их засыпать через саппы, [то есть из ложамента на контрескарпе учиненнаго, и покрытаго толстыми досками и землею.] також [20] былоб оставлено и позади их доволное место к стороне города, ради учинения ретранжаментов, надолоб земляных, и иных строеней, которыя звычайно тут бывают, и полезны ради обороны рва. Для такова доводу во рвах наполненых водою лутче оставлять в самом низу загруднова бою берму. [Обход по краю рва подле валу] нарочитой ширины, да бы возможно было употребить ложаментов, и защищать в самой близости переправы рва.

А в контрескарпах одетых кирпичем, должно в стене под закрытою дорогою учинить места с сводами и с бойницами, не во всю длину контрескарпы, но токмо против длины фасов каждаго бастиона, и в тех местах во время осады ставить пушки и салдат, да бы из тех мест видеть втыл неприятелские промыслы, которые они будут чинить в переправке рва. а хотяб неприятель те места и взял, полезны они ему не будут, понеже пушечною стрелбою с фланков городовых вскоре разбиты будут.

Оныя господа зело похвалили манеру, которую учинил я не вдавне в строении фортификации, полагая 7 или 8 тауз в ширине закрытой дороги, вместо четырех, или пяти тауз как делывали прежде сего. Понеже во всех случаях где мы приступали на контрескарпу, я усмотрил, что неприятели никогда могли противу нас стоять, для скудости места, понеже не возможно было им [21] в баталию стать, и себя свободно защищать. Будучи мы при многих осадах, видели, что полисады поставленные по гребешку над закрытою дорогою, зело неполезны, понеже они ничем незакрыты, для того возможно было нам из них, которые мешали те ломать, а иные оставлять, и приделывать к ним наши ложаменты, того ради принудило нас оную практику весма отставить, а употребить манеру недавно введенную, ставить полисады внутри по закрытой дороге, уступя от парапета, 5 или 6 футов, так же чтоб рвы передних крепостей были широки и глубоки, и доволно открыты, и видимы с валу, или из других наружных крепостей, обороняющих взаимно себя, да бы среднюю крепость невозможно было атаковать или взять прежде положенной пред нею.

А и великие крепости рогатые и коронные, явилися нам зело неугодны, разве бока их так будут блиски, и оборонены от иных крепостей, что невозможноб было прокрастца вдоль по болшим фасам, и атаковать в горле бастиона, как звычайно над такими крепостми чинят.

О Кандии И когда мы вступили в самой болшей розговор о материи сих дел, пришла в Париж ведомость о смерти господина генерала Бофор, и о здаче острова Кандии, где он был губернатором, и то нам дало еще лутчую причину до разных разговоров, которые не безутешны были в компании. [22]

В то время хвалили не мерно великова везиря за крепкое содержание пароля, за честную поступку, которую он явил ко взятым в городе, и за склонности ево к офицером француским, оставшимся во осаде, после отплытия войска морскаго, и многия полагали, что те ево добрые поступки происходили от природы, которую он заимствовал от родителеи своих. имея отца своего [как слух в народе обносился] бутто отступника француского.

Но противо оныя не истинны объявляю я, что сей великий везирь, пленивый Кандию, имел у себя отца имянем Магомета Башу, бывшаго такожде везирем прежде его. Он же был когда и ссора произошла между салтаном, и господином Делаге амбасодором королевским, за писма писанныя цыфрами, которыя вынял оной везирь из почты, и думал, бутто амбосодор преступил должность своего чина чрез зело тайную кореспонденцию, учащаемую с неприятелми его великого государя.

Родом сей везирь арнаут, из земли называемой Албания в Халкидоне, при горе Кавкас, нравом был великой кровожелатель, и зело яр, в глазах своих имел зрак страшен, которых вид был бутто бы насыпан огненными искрами, и для того турки прозвали ево Атеш, то есть огненной, между же зубов своих напереди в нижней челюсти имел два зуба не малаго величества, которыя [23] исходили чрез губу, и доставали до подбородка.

Однакоже оставя все ево неудобности и ненависть несносную к нашему амбосодору, чрез подущение министров цесарских, и переводчика своего панагиота, объявляю, что он принял и одарил изрядно, не толко меня, но и слуг моих одеждами, и радел усердно да бы быть мне при салтане на место резидующаго тогда нашего амбосодора.

Но да бы возвратитися на начатое мною предложение. Нужда есть сказать историю, которая к тому предложению не трудно нас приведет. Понеже она содержит многия вещи ко оному приличныя, якоже и дела отправляемыя при осаде острова Кандии.

То есть, когда я был на востоке, тому уже много лет, и хаживал часто смотрить пирамид египецских, некто из турок состарелый, родом из Александрии, провожая меня сказывал. Слышал де он от отца своего, что великии Сулейман салтан пришел под город Родос, [в то время столицу кавалеров святаго храма иеросалимскаго, что ныне называются малтийския] да бы оный город осадить, и прежде начатия осады созвал всех лутчих своих офицеров в совет, ради определения, какою манерою то место добывать, в котором совете всякой из них по возможности своей желал вымыслить обычаи скорейшии ко окончанию начинаемаго дела.

Но сие решение имело столь великия неудобности, [24] что салтан не получил никакова довольства и разговоров своих офицеров, и сидя он по турецку посреди софры на взрубе, рече им со гневом. Подите ко мне вы малоумнии, как бы найти манеру приближитися к Родосу. Можете ли уже найти хотя сие, как бы притти ко мне не ступая на ковер посланный по взрубу; и в сем нечаемом вопросе, не дав им одуматца, дал знак двум пленником, чтоб по указу от него прежде им данному, взяли ковер за два конца, и скатали пред ним вдоль по взрубу даже до ног его. И по том сказал оным офицером: смотрите порядок, как вам приближитися ко мне, не ступая на ковер, подобно сему поступайте и в приближении к Родосу, превращая пред вами землю, которая между вас и города, и переламывая все что может вам быть помехою, или задержанием.

Подобным сему порядком турки отправляли осаду и Кандии, где земля была перекопана многотысящно, чрез их апроши, контраапроши, траише, ретрашаменты, разделы, траверзы, батареи, редуты, глубокие проходы, подкопы, противные подкопы, погребы, фугаты, бомбы, и петарды, и чрез все манеры сколко возможно выдумать к перекопанию земли, силою безчисленных рук и огня. Я такожде слышал, что лишняя земля которую они нашли при городе, зело им убавила труда и времяни, есть ли б [25] приносить из далека, и во апрошах имели они от того великую помочь. К сим моим словам един из компании нашей говорил, когда де так, то надобно относить всю землю окружающую городы, чтоб возможно стоять противо столь жестокаго нападения неверных. На что я отвечал, не ведаю может ли и то весма их удержать, однакож нуждно им будет носить землю из далека чем себя закрывать, к томуж и ложаменты учиненныя сверх материка из насыпной земли ненадежны, и удобны к разбитию от стрелбы городовой, от чего будет причина великой потери людей и времяни, и болшим неудобством в приближении.

Такова ради доводу не могу я хулить разсуждения изволяющих отвозить лишную землю, окружающую фортецы в разстояние выстрела мушкетнаго и дале, а снимать той земли в глубину по послдней мере на три, или на четыре фута, и наполнять ею рытвины, которыя учинятца от вынимания каменей и дресвы случающихся при тех фортециях, которыя покрыты малою толщиною земли толко в один фут, или менше, а что за тем насыпанием оной земли останетца, и ее относить [буде где случится] за реку, или за гору.

И есть ли б случилося мне какое место укреплять, то сей совет произвел бы в прямое дело, что землю отвозить в разстояние выстрела мушкетного, а и по нужде в длину дегласии. [26]

Так же вынять земли и из частей болшаго рва, положенных между кунета и контрескарпы против длины фасов бастионских, в глубину на 3. или на 4. фута. и по всей той глубине набить часто брусьями, наклоняя их к стороне контрескарпа, и концыб их были обострены, и покрыты не много землею.

А есть ли крепости случатся приместах лесистых, то добро бы все дегласи их и по шву рва выслать толстым хворостом на подобие как строят спуски плотинные, перекладывая тот хворост землею и бутом. А в контрескарпе были б поделаны капонеры, и тайныя ложаменты, и все б место дегласи исполнено было подкопов. Вал же городовой, фоссебрее, ров с наружи и от контрескарпа имелиб разную глубину, и о многих житьях, также бы из них были прокопаны подземелные рвы в поле до мест приметных, да бы возможно было из тех рвов вести подкопы во время осады, под первыя неприятелския шанцы.

А которые фортеции положение имеют на самородных каменных горах, и притех фортециях не равныя места, обретающияся при всходех должно стесать, а строения на них не строить, по тому что есть ли те не равные места будут укреплены, а не стесаны, то неприятелским апрошам могут они служить вместо ступеней. [27]

Также при сих местех не должно оставливать земли снаружи, разве малое что для поправки вала. А наружныя крепости которыя с поля не много закрыты, учинил бы их каменныя, толщиною в 3. или 4 таузы, с загрудным боем в 6 футов. Все оные господа согласны были во всем что я им предлагал токмо о загрудном бою каменной работы учинили со мною не малой спор, потом же паки и в том со мною согласились, когда я пространне дал им знать сим разговором.

Употребление (За грунаго бою.) парапета введено токмо ради закрытия салдат поставленных за ним по городовому валу, а звычайно делают ево из мяхкой земли, толщиною 18. или 20 футов, чтоб ядро пушечное нескоро ево проволокло, и не былоб отколков, которыя бывают от каменного строения, и бутто чинят салдатом вреду паче самого ядра.

Но есть ли сие разсудить, то явно уразумеется, что оная великая толщина земли занимает многое место на валу, и мешает видеть и оборонять закрытую дорогу и контрескарпу, для чего неприятели в тех местах не трудно себя окапывают, и ведут их шанцы на право и на лево от бреши к земляному болшому валу, хотяб оборонители и сидели на высоте бастиона. О мне мнится, что есть ли б возможно салдат закрыть безопасно чрез тонкой парапет, то город избыл бы от вышепомянутых противных случаев. [28]

Понеже видел я чрез экспериенцию, что парапет учиненной из кирпичу, или из камени, шириною 6 футов, с тремя футы земли битой, и крепко утвержденной стылу его, всего футов, может иметь такуюж крепость, что парапет земляной 18 футов, к тому же выстрелы неприятелския по скату парапета каменного всплывают, и переносят чрез город, толко надобно чтоб оное каменное строение было крепко, и стояло в отделке столко времени прежде осады, да бы все швы и заливки внутренния совершенна сухи были, для того, есть ли они весма не укрепятся, то оной парапет не может иметь никакова сопротивления пушкам.

По сих всех наших разсуждениях оправдали предложение господина Депоган, повелевающее в своей фортификации полагать не великую толщину валу в фасах бастиона, и делать другие фасы в нутри, чтоб были параллелы первым, разделяя их рвом, для того что оборона из того будет двойная, чрез ретраншемент, и для близости перекопов, которыми ходят противо подкопов, и погребов закрытых.

И когда я хотел приложишь к тому еще лутчее во фортификации его манеры [то есть великие фланки,] и что вся стрелба его артилерии приведена в прямую оборонителную линею.] один из господ тех говорил смяся; откуды тебе случилась такая [29] великая ненависть на стрлбу косой обороны.

Для того [я ему отвчал] что мало я видал осадных людей, которые б от той своей стрелбы сами не ранены были, про что ты сам совершенно знаеш, и надеюся что нет ни одного из вас, которой бы будучи во осаде, что переходы из города в редуты чрез ров всегда бывают натручены от своей стрелбы с куртины и из вторых фланков, а паче мосты учиненныя для строения транжамента параллелного городу, и для всегдашней перемены салдат, которые в том транжаменте будут сидеть.

Правда то есть [говорили мне] но сие чинитца от пушкарей и салдат звычайно стреляющих на ветер, бояся чтоб из неприятелских батарей носа им не утерли, есть ли они межь габионов долгое время будут целить. Сей довод добр, [я им говорил ] но есть еще ево крепче, которого по се число никто не признал, и приводит меня в великое удивление, то есть хотяб был самой надежной салдат не может он стрелять с фланка, что в куртине прямо по фасу бастиона противо положеннаго [имея свой мушкет между двух габионов, или между двух кулей земляных, поставленных обыкновенною манерою по гребешку парапета,] разве бойницы будут шире звычайных, но таких бойниц нигде не делают, а я советую их делать, и удобно мочно [30] понять и разсудить, для чего оное повелваю.

Понеже есть ли габионы здвинуть в места, то не останется места доволного, чтоб из мушкета стрелять накось, но разве прямо, или мало в сторону, а не так, как угол косой обороны требует. И хотя я знаю гораздо, что есть на сие исправления, однакож ныне умолчу того ради, что они еще не во употреблении, а доволствуюся токмо сим изьявлением, чрез которое все явно могут видеть, что вторые фланки в куртине к обороне весма неполезны и недостойны той славы, которую строители их им прилагали.

Сей долгой разговор наш окончался тем, что я показал им манету из Англии привезенную, на которой изображена фортификация, якобы новая, но не за велико была она принята, понеже мы не усмотрили в ней новаго ничего, токмо удобнейшую практику второй манеры господина Депогана.

О новой же фортификации маянской, по предложенному от меня чертежу, доволно дивились, и есть ли б они совершенно выразумели, что оная манера ко укреплению и других крепостей удобна, то принялиб они ее за первую между всеми крепостми, о которых мы по сей час разговор имели.

Потом я говорил, что все сие еще несовершенно меня удоволствовало, [но есть ли б открыть мне собранные в голове моей мысли чрез долгое [31] время о материи фортификации, сказал бы им вещи удивлению достойныя, чреззвычайныя и несравненныя в сему, что было писано о фортификациях прежде нас, толко не смел явить того ради, да бы не вменили мя с баснословы.]

И воистинну [я им говорил ] мои господа, какое разсуждение имелиб вы о таком человке, которой нашол бы искуство защищать рвы в великих крепостях, 100 м, или 120 ю пушками, и двемя тысячами салдат, управя все то по длине фланков. а и в малых фортециях, яко бы в четвероуголной 30 ю пушками и 500 салдат, и отнять у неприятелей всю удобность бить по фланкам, а огня оборонителного снаружи учинить такое доволство, чего лутчия городы наших фортификаций прежь сего не имели.

На что они отвещали; есть ли б де иной кто, а не ты сие предлагал, то совершенно приняли б мы ево за лживца. Но понеже о тебе не такое мнение имеем, того ради уверяемся, и просим с великим желанием, обьяви нам оное пространнее.

причина изданию книги Того ради принужден был я изьявлять, и говорить о фортификациях под общим лицем, не охраняя порядку о моем особливом в том изобретении, и в той час великое удивление имели они.

По некотором же времяни моего о том размышления не дали они мне покоя, чтоб оным [32] новоизобретеным мною вещем учинить порядочное описание.

Титул книги И хотя я всячески в том препятствован был не малыми делами, [понеже кроме строения ворот триумфалных новосозидаемых, тогда в Париже по чертежам моим, в знак разных преждебывших во Франции причин, и непременнаго присутства дважды в неделю во академии королевской, еще мне была нужда приготовлятца на розговор при начинании академии о архитектуре, которыя управление под господином генералным интендантом строеней вврено было мне] однакож несмотря на все то, принудили меня явить оныя мои разсуждения о фортификации на писме, и поставить в такой мере, как узрится в последовании сих разговоров, которыя разговоры именовал я книгою новой манере, укреплению городов, к чему приложил такожде и фигуры нужныя для лутчаго познания.

Сие предложение мое учинило доволныя разговоры, как звычайно и о других нарочитых новостех: но моя новость скоро нашла себе ненависть, говорили некоторыя не зная ея, что она ни к чему негодна: подобныя де сему предложения вседневно являются, а мало приемлются. А иныя разсуждали издержку в строения по моей манере столь велику, что богатства целаго государства не будет доволно, разве с нуждою к фортификации одного места. [33]

Иные же считали бойницы во всяком фланке, и хотели знать, где мочно найтить столько пушек, чтоб убрать всю крепость, понеже надобно де не менше дву тысячь, есть ли крепость будет о двенатцати бастионах, а того они неразсуждали, что бойницы не принуждают в каждой из них иметь пушку, но суть места где мочно поставлять пушки, которая куды понадобится в случай нужды: иногда чтоб помешать промысл неприятелской, а иногда что б учинить стрелбу из города болше батареи их, понеже им на каждой фас бастиона кругом всея фортеции атаками своими вдруг итти невозможно.

И столко было сим моим трудам всяких поношений, что невозможноб им произойти в прямое дело, есть либ не имели они добрых друзей и покровителей не малое число.

В первых господа королевской академии свободных наук приняли их за благо, и посвидетельств приказали сей разговор, и намерение мною обьявляемое внесть в роспись новых изобретений. потом господин граф Тод, маршал и амбосодор швецкой, так же господин маркиз де Сент Мауриц амбосодор савойской, и многие иные честные особы, жалуя меня, и бывая: часто при наших разговорах, говорили об ней во многих местех с такою похвалою, что многим причинствовало охоту совершенно о том уведать, и привести ко истинному познанию. [34]

Первой королевской министр господин маркиз Деловуа, по пространном со мною слове оную манеру явно похвалил. А ево пресветлая высокость государь мой принц Деконтий, изволил разсматривать даже до послдней вещи, и экзаминовал оное по разговору и по чертежу как ему обычай со всякою прилежностию. И мочно молвить, все что есть добраго и худого, люботщателне было разсмотрено, с прилаганием в пример многих злых причин, которые могут случится. В первых от ширины рва, от множества земли, которую оттоль должно выносить, от высоты бастионов, от парапета каменной работы, от мест которые оставляю между кунетов и контрескарпы, от фосебреи, от контремин построенных в контрогвардиях, и от многих до того надлежащих иных вещей.

К тому же еще показал мне пространное место в поле, по ту сторону моих гласий, откуду возможно бить по моим долгим фланкам накось, между равелина и контрогвардии. Однакожь когда он усмотрил, что те фланки от онаго места закрыты малыми лунетами каменной работы подобно контрогвардии; сказал, мочно де сию фортификацию похвалить, не для того чтоб она была великой обороны, но что крепости ее закрывают нас, покамест наши управление будут иметь, а неприятелем хотяб они их и взяли, нимало полезны будут. [35]

Такожде паче всего похвалил удобность сея практики в фасах бастионов, могущих себя видеть и оборонять взаимно на крест и стылу бреши.

По том усмотрил, что сия манера полезно может быть употреблена в неправилных крепостях, и паче всего ево высокость удивился, когда я ему показал на чертеже великую удобность к переправке в мою манеру всех укрепленных мест, имющих второй фланк в куртине, по обыкновениям других инженеров, не пременяя фасов бастионов, рвов, и внешних крепостей.

По том был он некоторое время в молчании, смотря прилежно на мой чертеж, и говорил с великою склонностию, что фортификация де твоей манеры есть новейшая и чреззвычайная, и может быть лутшая в науке; но понеже бастионы без людей себя не защищают, надобно иметь в ней доволной гарнизон, и пушки, губернатора, и офицеров знающих.

А над всем тем магазины, преисполненныя всеми нужными вещми во время осады, есть ли хотеть чтоб крепость имея изрядное свое разположение, от какова малого недостатка не погибла.

Желал бы де я, да бы все места не отменно укрепляли сею манерою, того ради что многия крепости чрез слабую свою оборону скоро погибают, дая неприятелем великое удобство [36] к разбитию фланков, ради открытости их, что уже трудно будет закрыть, когда неприятели в батареях управятся, в чем сначала осады недостаток имеют. А паче всего хотел он, чтоб сия манера была в лутчих местех, почитаемых за ключи государства (О местах новозавоеванных от Франции): якобы Дункерк, котораго фортификацию намряютца переменить, Бризак, Перпиниян, и Пиньерол. городы зело пространныя, и удобны ко удоволствованию всех к жизни потребных вещей, ради водяного к ним ходу.

Не долженствую же я и сие забвению предать, что из чертежей мною учиненных, для строения в Париже ворот новых, избрал он два, по которым ныне уже те ворота и построены. первые святаго Дионисия: другие Бернарда, которыя чертежи от всех похвалены, и за тот выбор учинена ему должная честь.

По несколком же времяни после того случилось графу Тод, о новой сей манере писать в Стекхолм к друзьям своим знатным особам, которые по случаю донесли о том королю своему с великою похвалою, и потому их доношению послал он указ к амбасодору [послу] своему вышепомянутому графу, да бы проведать, поволит ли король; государь мой ехать мне к его величеству шведскому, и быть мастером в математике, для его обучения. О сем граф Тод [37] сам мне сказал, так же господину Депонпон князю Денуалию, и иным многим знакомства своего особам о том говорил, но по желанию своему не мог обдержать, понеже господин дук Денуалье в самое то время обьявил королю некоторыя мои чертежи новой фортификации.

К тому же по доношению государя моего принца Деконтии, и по обьявлению господина Деловуа. его величество благоволил о оной манере сам со мною разговаривать.

И по счастию моему имел я тогда в готовости деревяной образец теналии, по моей манере, и поднес его величеству, с книгою на его имя изданною: при чем милостиво меня спрашивал, чрез доволное время о всем подробну, разсуждая о чертеже моем пространно даже до самой малой вещи, и изволил он задавать мне многия неудобности, на которыя я счастливо угодное ему решение учинил. от чего явился зело удоволствован, и единым словом сказать, такую его величество в том имел утеху, и так тот подарок принял, что я от того вскоре увидел себе многое добро.

Тогоже вечера ложась опочивать, говорил о мне зело склонно, и сказал господину князю Демонтозье. что он исполнит прилежное его прошение, да бы мне быть при государе моем делфине, мастером математики. [38]

И хотя королевская милость о вверении мне сего дела, и так уже была великая, однакоже явилась она еще болше, чрез слова его величества, сказанныя мне [когда я приходил во время вставания его от сна, отдать поклон за оной чин мой, где представлен был я чрез господина Демонтозие] в присудстве многих персон, что его величество выбрал меня для обучения в математике сына своего, ведая быть меня в той науке известнейшаго человека.

Все те милостивыя слова не произвели ни какова тщеславия в поступках моих. Понеже исперва болшая моя наука, ЗНАТЬ СЕБЯ. однакож не был ли бы я безумен утаить под лицем глупой низости, слова столь милостивыя, которыя могут служить мне вместо непорочнаго свидетелства. А уже по послдней мере показать, что и я имел некоторую часть в призрении такова великого короля вселенныя.

Не долженствую же преминуть и сего, что по малых днех его величество повелел мне принести карандаш, и лист болшой бумаги, и положить пред образцом вышепомянутой моей теналии, и сидел он весь вечер, назнаменуя примеры, и форму осады, которою мыслил он приближитца к моим бастионам. Я удивляюся приведению ево шанцов, положению оборотов, плацдарм, и разположению батареи. Истинно [39] все то было начертанно яко бы от мастера того самого дела. И приказал мне поступать как возможно противу того, яко бы оборонял ту крепость, в чем его величество доволно веселился, смотря все разные виды перекопов, и контроапрошей, кои я назначил, чтоб иттить к его апрошам. и да бы в его шанцы учинить видно со всех сторон: На что смотря брат королевской, присудствующий тогда, говорил ему, что все то мое дело самая ябеда и козни. Но его величество ответствовал, сие истинно так мочно назвать, однакож сия ябеда есть такая, которая сохраняет городы, и губит войско осадителей.

Паче же всего король удоволствован явился о поступках, которыми я назначил, яко бы с ним бился на контрескарпе, при спуске в ров, на берегу кунеты снаружи, и во всех других местех, где надлежит ему неотложно проходить шанцами.

В тоже время его величество изволил мне приказать, чтоб сей труд мой содержать в тайне, понеже он имеет намерение укрепить сею манерою, некоторые из лутчих своих городов, и да бы иностранные в пользу свою не могли его тем упредить.

Так же о книге метания бомб, [которую сочинил я за два года пред тем, и поднес рукописменную его величеству] такой же мне дал [40] указ, не хотя чтоб неприятели [которых он тогда имел,] могли то употребить противу его, во время настоящей войны, и для того сие удержано было до учинения мира.

По том его величество, благодарствуя меня за поступки мои, при государе моем дельфине, повелел сии два трактата, и другия учиненныя ради егоже обучения, издать печатью в народ.

И сей мой трактат о новой манере укрепления городов, весма подобен рукописменному, поднесенному королевскому величеству.

Да к тому еще прибавил я два чертежа:

Первой чертеж города Мастрихта, со старинною ево фортификациею, на которую его величество приказал мне положить новой чертеж.

А другой чертеж города Дункерка, ради показания, с какою удобностию привожу в мою манеру все старые крепости, имющия второй фланк, без всякой перемены в лицах бастионов, во рвах, и во внешних крепостях.

Конец первому разговору. [41]

НОВЫЕ ОБЫЧАИ

УКРЕПЛЕНИЮ ГОРОДОВ

Разговор вторый.

В последней королевской поход во Фляндрию, его величество зело забавлял себя в разговорах, о науке укрепления мест. И повелел строить городы, не вдавне взятыя в той, и в иных провинциах государства своего. И понеже в то время многия особы имели случай о оных строениях с его величеством говорить, для того надеюсь, что и мне не возбранится написать мое разсуждение, которого его величеству не случилось мне предложить словесно.

Не знаю за благо ли приняты будут новыя мои изобретения в науке сей, однакожс возможно признать по всему, что я долженствую иметь совершенное ея ведение, обучаяся в том чрез всю мою жизнь, и видел лутчия укрпленныя городы во всех частех света, и разсуждал прилежно крепость и худобу их. [42]

К тому же служил я при многих осадах при взятии и обороне в достоинстве инженера, и прошел чрез все военных чинов степени, в которых будучи уразумел, что есть великая разность, между рисованья на бумаге, и управления крепостей на земли, а паче во время неприятелскаго наступления.

Во всех сих случаях, практика дала мне знать, что наука военная не имеет такова искуства в обороне городов, как в осаде их, о чем принужден я был размышлять долгое время, да бы во укреплении найтить некоторую вещь, могущую отнять у осадителей силу, которую имеют они от многова числа людей и пушек. И чтоб осажденным в пользу свою вместо недостатка людей, иметь в частех своей фортификации доволное место к постановлению, и к свободному управлению артилерии.

И по том моем размышлении изобрел я дела удобныя к пользе осадным: но понеже то мое изобретение есть дело новое, и хотя оно весма полезное, однакожь не избудет звычайного о новизнах переговору. И поистинне зело бедственно есть, в застарелой обычай вводить новую вещь, того ради я не желаю чтоб то мое изобретение, принято было за уставленной закон, но за разсуждение, из котораго возможно иметь пользу. И да бы то внятнее уразуметь, должно сие [43] предложение мое начать от главы фортификации, и привесть к самым основаниям науки.

ПРАВИЛА ЖЕ ФОРТИФИКАЦИИ СИИ СУТЬ.

Первое: Все части города должны быть фланке, то есть, взаимно одно от другаго обороняемы.

Второе: Линия оборонителная да не превосходит выстрела мушкетного.

Третие; Вся фортификация, а особливо фланки, долженствуют быть доволно крепки, чтоб устоять против пушек неприятелских.

Сие три правила производят три начальныя манеры фортификации.

То есть: Италианская. Французская. Галанская.

Италианцы начали строить во время, когда уже пушечною стрелбою бреш пробивали, и для того изволилось им между другими вещми иметь угол бастионов их весма прямой, надясь, что оной корпус лутче устоит против силной неприятелской артилерии, и делали полъушеи бастионов и фланки взяв в меру шестую часть стороны внутренняго полигона, и перпендикулярныя куртины употребляя орилионы, и батареи высокия и низкия к защищению рва их. [44]

Французы узнав, что такия фланки удобно разбиваются от батарей неприятелских, построенных против их на контрескарпе, и чаяли что лутче их закрыть поворачивая на кось перпендикулярно на лицо бастиона. Но когда усмотрили безсилие обороны косой, и что недоволно того, да бы фланк был толко закрыт, а не видеть бы было из него во рву неприятелского промыслу, то сеи обычаи переменили, и учинили их фланки перпендикулярныя куртине; подобно италианцам делая угол обороняющий из дву третей угла полигона.

галанская манера Галанцы не в велико вменили, чтоб угол бастиона их был острой, толко бы не был удобным разположением к разбитию от пушечной стрелбы, и звычайно чинят из половины угла полигона, прилагая к тому, 15 градусов. А потом размеривают куртину, фас, и фланки, как звычайно, да бы куртина была длиною в двое фаса, а фас в двое фланка. Началнейшее же тщание их делать сколко возможно вторых фланков в куртине, для обороны фасов, которыя звычайно у них без орилионов, и батареи, и мест низких, но токмо с фосебреею. [с загрудным боем во рву.]

Сей обычай употребления вторых фланков был бы полезен, есть либ рвы были нарочитой ширины, оборона не косая, и угол входящей контрескарпы не отымал бы у фланков виду вдоль [45] фаса; Но сие погршение звычайно обретается, и в нарочитых местах построенных по сему обыкновению, сего ради удивился я прежней славе их, понеже фланки их без всякого употребления, и фасы обороняемы от малой стрелбы с куртины.

Сии обыкновения хотя произошли и от великих в войне людей, и имели от инженеров похвалу даже до ныне; однакож и лутчия места той манеры малое сопротивление учинили во время войны между Франции, и гишпанской Брабандии, а наипаче уразумли, [когда сам государь мой король был во Фляндрии,] что наука атаковать, безмерно превосходит науку крепостей и обороны; хотяб мужество, разум, и протчее между осадителей и осажденных было равномерно: и тут состояние осадителей лутче будет осажденных.

Господин Депоган разсуждая о сем, предложил манеру фортификации воистинну удобнейшую обыкновенных, имея фланки нарочитой величины, перпендикулярныя линее оборонителной, с тремя батареями, одна выше другой, как в первом разговоре упоминали и оманет аглинской, имеющей понятное начертание, подобное средней ево фортификации. Но еще он не всю оборону употребил, что долженствует иметь совершенная фортификация. И поистинне городы пропадают от погрешения во фланках. овогда [46] от стрелбы из батарей неприятелских над контрескарпою, овогда же от малости, и от непорядочного своего положения, что невозможно из них свободно видеть фасы бастионов.

Сего ради намерился я выдать манеру, которая чреззвычайно умножает длину фланков и демигоржа, где мочно учинить многия батареи, и в ров вид совершенно открывает так же крепко обороняет наружныя крепости и рвы стрелбою из города, и линею оборонителную имеет умеренную. А у неприятелей отъемлет удобность строить батареи над контрескарпою.

И ради сочинения сей манеры, вынимаю угол прямой из угла полигона, и приемлю третию долю из остатка, и ту третию долю прилагаю к пятнатцати градусам, да бы учинить умаленной мой угол, чрез котораго пункты, протягаю бока теналии, и взяв меру половины бока, определяю фасы моих бастионов. По том разделя внешную сторону полигона на 10 равных частей, и беру из них 7, и полагаю на мои теналии, от пункта бастиона, до угла куртины, чтоб учинить линеи оборонителныя, которых пункты совокупляю чрез линию прямую, то есть куртину. а от тех пунктов протягаю на нижния пункты фасов, линию моих фланков, и таким порядком теналия будет укреплена о дву лицах, о дву фланках, и об одной куртине. [47]

Чрез сие употребление угол бастиона содержит, четвероуголной крпости 60 градусов, пятиуголной 66. шестиуголной 70. Подобно сему и в протчих полигонах прибавляяся по малу, даже до линии прямой, где он содержит 90 градусов.

Угол куртины, четвероуголной крепости 150 градусов, пятиуголнои 133. шестиуголной 120.

Подобно сему и в других полигонах, убавляяся по малу, даже до линии прямой, где содержит 90 градусов.

Угол умаленной, четвероуголной крепости, 15 градусов , пятиуголной 21. шестиугольной 25. и так мало прибавляяся в других полигонах, даже до линии прямой, где сочиняется, из 45. градусов.

Угол фланка на линее оборонителной, в четвероуголной крепости, 107, градусов, 47. минут, в пятиуголной 100 градусов, и, 41. минута. в шестиуголной, 97. и 48 минут. Сему подобно и в последующих полигонах, умаляяся по малу, даже до линии прямой, где бывает 90 градусов.

Угол фланка над куртиною, в четвероуголной крепости, 122, градуса, и 47 минут. в пятиуголной 123 градуса, и 11 минут. в шестиуголной 123 градуса, и 48 минут. так же и в протчих полигонах прибавляяся по малу, даже до линии прямой, где бывает 135 градусов. [48]

И понеже я известно знаю, что в великих городех линия оборонителная не долженствует никогда быть болше 140 таузов, ни менше 120 таузов, для той причины учинил я два примера, и назвал две манеры. Первая болшая имеет вншную своего полигона сторону 200 тауз, что учиняет везде линею оборонителную, 140 тауз. Вторая меншая манера имеет внешную сторону полигона, 170 тауз, и учиняет линию оборонителную 120 тауз.

В сих двух манерах заключаю все, что надлежит ко крепостям, понеже долгия стороны полигона чинят оборону неполезну чрез великое удаление фланков, а малыя убавляют длину фланков, и умножают число бастионов, от чего чинится напрасной убыток.

Болшой манеры линия оборонителная 14, тауз, а внешние стороны полигона 200 тауз.

Фланк: в четвероуголной крепости 27 тауз, в пятиуголной 36 тауз, 6 футов, в шестиуголной 42 тауза, 6 футов, и прибавляется по препорции, даже до линии прямой, где фланк имеет 70 тауз, 6 футов.

Демигорж (полгорла) бастиона, в четвероуголной 28 тауз, 6 футов, в пятиуголной 33 тауза, 6 футов, в шестиуголной 39 тауз, и прибавляется по препорции, даже до линии прямой, где имеет 100 тауз. фас бастиона. В четвероуголной 51 тауз, 6 футов, в пятиуголной 53 таузы, [49] 6 фут, в шестиуголной, 55 тауз. и прибавляется по препорции, даже до линии прямой, где имеет 70 тауз, 6 фут.

Куртина; в четвероуголной крепости 70 тауз, 6 футов, в пятиуголной 60 тауз, 6 футов. в шестиуголной 54 таузы, и убавляется по малу в протчих полигонах, и придет в линию прямую.

В меншей манере линия оборонителная 120 тауз, а стороны наружные 170 тауз.

Фланки, в четвероуголной, 23 таузы, в пятиуголной 31. в шестиуголной 35. и умножается по немногу в протчих полигонах, даже до линии прямой , где имеют 6о тауз.

Демигорж бастиона, в четвероуголной крепости 24 таузы, 6 футов. в пятиуголной, 29. в шестиуголной 32, и прибавляется по малу в последующих полигонах, даже до линии прямой где имеет 85 тауз.

Фас бастиона, в четвероуголной 44 таузы. в пятиуголной 45, в шестиуголной 47, и прибавляется по немногу в протчих полигонах, даже до линии прямой где имеет, 60 тауз.

Куртина, в четвероуголной, 60 тауз, 6 фут. в пятиуголной 52 таузы, в шестиуголной, 46. и убавляется по немногу в других полигонах, и тако приведется в прямую линию.

По сему удобно мочно разуметь, что сия новая манера, от галанской не много удаляется. [50]

Понеже в углах бастионов четвероуголной крепости они сходны. так же и в протчих фигурах сходство имеют: но токмо в приращении сего угла число градусов в галанской манере прибывает скорее, имея тот угол 90 градусов в двенатцатиуголной крепости, а новой манеры в двенатцатиуголной крепости имеет оный угол. токмо 8 градусов, а о 90 градусах никогда не бывает, разве в бастионах учиненных на прямой линии. И хотя сии разности не зело нужны, и не производят крепости, или безсилиа в пункте бастионов, и не должно бы пространно о том писать : однакожь сия малыя разности так разпространяют части фортификации нужнишия, что мы имеем истинный довод, лутче употребить сию новую манеру, а не галанскую. Понеже новая умножает оборону во фланках и в демигоржах бастиона, а не в фасах, которыя ту оборону умаляют. во фланках, четвероуголной крепости болшой манеры 42 таузы, и 6 футов, так же в пятиуголной, и в протчих, даже до линии прямой. А во фланках же четвероуголной крепости меншей манеры убавляют 37 тауз.

Пространство же демигоржь оныя фасы умаляют в четвероуголной крепости болшой манеры 71 таузу. и 6 футов. а малой манеры 60 тауз и 6 футов. так же и во всех крепостях, даже до линии. прямой. А естьлиб онаго лишку [51] в фасах по манере галанской и пожелать, то сие полезныя части фортификации былиб зело утеснены, а и лишек бы был самой малой, понеже они имеют в длине своей лишку, и по болшой манере только 19 тауз, а по меншой 17 тауз.

Такожде могу и сие предложить, что хотя моих бастионов углы и остры, однакож малую часть пространства отъемлют, по тому, бастион галанской 90 градусов имеет перед моим бастионом 60 градусов, в пространстве лишку осмую долю [толкоб фасы были равныя ], и когда мой бастион будет 70 градусов, или мало что болше, то помянутой лишек ни вочто приводится.

Фланки мои не везде перпендикулярныя на линию оборонителную [как в манерах господина Депогана] но имеют угол на первых полигонах склонной к тупому углу, и разнствуют в четвероуголной крепости от перпендикулярного угла 17 градусов, и 47 минут. а в пятиуголной, 10 градусов, и 41 минуту. в шестиуголной 7 градусов, и 48 минут, так же и в протчих полигонах умаляяся приходит зело близко к прямому углу. И хотя вышепомянутая разнь не велика, и не причинствует косины в обороне; однакож толико умножает демигоржь, что в бастионе и четвероуголной крепости будет место на три батареи, где [есть либ угол был прямой] невозможно учинишь, разве с трудом две батареи. [52]

Зело к сему приличны разсуждения чрез господина Депогана, предложенныя противо тех, кои опасаются [так же как и он,] фланки свои весма открывать к батареям неприятелским, учиненным над контрескарпою; Но я вящшую причину имею до открытия фланков, и такое разнство между моей и ево манеры, что не может он во фланках своих к сопротивлению осадителем положить болши. 12. или. 13. пушек. А я в некоторых крепостях имею до 100, и до 120 пушек, и никогда менше 25. или 20 пушек в самых малых местех.

Демигорж, в моих бастионах доволно пространныя, ко учинению трех батарей. одна над другою, то есть верхняя, средняя, и нижняя, во всех полигонах, а в шестиуголном и выше еще найдется место, да бы учинить и кавалеры в горже бастиона межь фланков, употребляя для их строения землю из рвов.

Звычайно полагаю во фланк с угла ево, 8 или 10. тауз, чтоб учинить выпуск на подобие орелиона: А остаток к углу куртины кладу во фланк закрытой, и делаю батареи, и места мушкетером; таким подобием, что я имею, 17, или 20, тауз в закрытом фланке, четвероуголной крепости, про всякую батарею, то есть на 9. или 10 пушек в каждой, а на 30, или 32 пушки во всех трех батареях.

В пятиуголной крепости длина закрытого фланку [53] 26 или 27 тауз, то есть на 13. или 14, пушек во всякой батареи, а на 40, или на. 45. во всех трех батареях.

В шестиуголной крепости фланк закрытой имеет 32, или 33 таузы, то есть на 16 или на. 17. пушек в каждой батареи, а на. 48 или на 50. во всех трех батареях, да 18 пушек на кавалер. обще сочиняет, 68. до 70. пушек, для обороны каждого фланка.

Подобно сему и в протчих крепостях прибавляяся, даже до линии прямой, где длина закрытого фланка содержит, 6о, или 61 таузу; то есть на 30, или на 32 пушки в каждой батареи, а болши 90 во всех трех батареях; а иногда 100 или 1200 во всем фланке и с кавалером;

В пятиуголной крепости и свыше оставляю во фланк выпуск вместо орилиона, как выше упомянуто, и вдаю нижную мою батарею на 5 или 6 тауз, внутрь демигоржа бастиона, да бы батареи весма были закрыты оным выпуском, которой служит тут вместо четвероуголнаго орилиона; И понеже сей уступ продолжает куртину между бастионов во многосторонних полигонах, и учиняет куртину там, которыя суть на прямой линии; того ради желал бы я вдатца фланками моими внутрь демигоржа с каждой стороны на 10 или на 12 тауз, да бы иметь куртину 14, или 15 тауз; [54]

Внутренние мои батареи в средине их пространны. понеже они содержатца между дву линей, первой оборонителной и прямо протянутой по лицу бастиона противо положеннаго, другой от пункта тогожь бастиона внутрь, чрез угол орилиона, что дает мне место на 5 или на 6 пушек закрытых выпуском орилиона, которой орилион италианцы называют традиторе [Закрытое бедство]

И хотя оныя батареи устроены так, что видно из них весь фас бастиона противоположеннаго и внутрь бреши, которуюб в том месте неприятели могли учинить, но сами те батареи весма не видны с контрескарпа, и невозможно збить их чрез бриколе [на крест,] ради долготы фланка.

Мосты моих батарей во фланках отстоят в вышину один над другим по 9 или по 12 футов; и по сему розмеру мост, нижней батареи будет иметь от пошвы рва в вышеписанную меру, то есть, не нижее 9, а не выше 12 футов, средней батареи от пошвы же рва не менше, 12, а не болше 24 футов. Третей батареи мост будет равен с вышиною вала, которая вышина от пошвы рва не была б менше 27, и не болше 36 футов. Кавалер же должен быть поднят выше валу, в такуюж меру 9, и 12 футов, по верхней ево парапет.

Парапетов моих земляных мера; в нижних [55] батареях, ширина, 3 таузы, вышина 9 или 10, футов. В средних батареях ширина, 6 или 7 футов, вышина таже; и обеих средней и нижней батареи в парапетах поделать бойницы, вышней же батареи парапету ширина. пол 4 фута, а пространство внутри тех батарей, 4 или 5 тауз, кроме того, что парапетом занято.

Разположение бастионов моей манеры, причинствует, что фасы противоположенныя видимы между себя, и обороняют один другова по прямой оборонителной линее; так же и видят с тылу в бреш.

Полмесяца, или контрогардия положенная пред пунктом бастиона, долженствует быть параллел фасам ево, каменной работы, в ширине полу, 4. или 4 тауз, и с парапетом своим, которой бы имел в ширине 6, или 8 футов. а вал 12. или 15. футов, и исполнен бы был подкопов.

Сия контрогвардия, отымает у неприятеля, в начале вид с контрескарпа в батареи противу положеннаго фланка, а малая толщина ее препинает неприятелем поставить на ней пушки, хотяб они оную и взяли; Сие многим лутче болших перекладов [которыя строят звычайно во рву по линее главной всякого бастиона;] понеже оная контрогвардия не умаляет свободности рва к закрытию фланков, а действо имеет равное перекладам, к тому же и сама себя защищает. [56]

Еще делаю другую полмесяца, или равелин, пред срединою куртины, которой закрывает весма выпуск орилиона, и чтоб рвы онаго полумесяца были защищены. оставляю в фас бастионов место могущее в те рвы видеть, и строю в нем две батареи, нижную о 5, или, 6. пушках. а другую мало вдався внутрь бастиона, вышиною с парапет городовой. Мост же нижней батареи будет равен с мостом средней батареи во фланке, то есть 18, или, 24. футов в вышину от пошвы рва; И понеже парапет оной батареи имеет в ширине. 6, или. 7. футов. а в вышину снаружи 25 или 32 фута, того ради фасы бастионов в местах, где оныя батареи построены, ни мало не обезсилют, и будут вне всякого страха;

Сей полумесец, или равелин, служит так же и к защищению рва контрогвардии, учиня в лице его две батареи, верхнюю, и нижную, таким же образом как и в лице бастиона; а земли в том равелине оставляю толко, чтоб было доволное место пушкам во время стрелбы, когда они назад отдают, а лишную землю выношу вон, для способу в строении контремин, которыя случаются делать в валу ево, чтоб неприятелем, когда они ево возмут, невозможно было в нем засесть:

В углах контрескарпы входящих между контрогвардии и равелина; вмещаю лунеты [малые полумесяцы.] [57] нарочитой величины, и каменной работы, подобно как и в контрогвардии, ради препятия, да бы фланки моих бастионов не были видны накось с поля ни из какова места.

И понеже самая пущая оборона долженствует быть в болшом рву, для того ширину онаго рва пущаю я во всю длину фланка, да бы возможно вместить в нем контрогвардии, также и рвы их, размеривая ширину сим образом, чтоб еще ширины того рва осталось доволно к защищению главной крепости, и дабы возможно было в него видеть из всего фланка. Протягаю линеи от углов каждаго орилиона, на пункт бастионов, противо положенных, которыя определяют входящия углы моих равелинов, от чего не будут они причинствовать ни малого препятия в обороне.

Так же полагаю в болшом рву кунет, шириною 7 или 8 тауз кругом всей крепости, удаля от контрескарпа 5 или 6 тауз, да бы отнять у неприятелей удобность засыпать тот ров чрез окно схода их в него. А внизу бастионов оставляю место ради ретраншементов. и удержания переправ неприятелских чрез ров. оная же кунета служит еще к защищению от нападения на нижния батарей во фланках. которыя для низости своей яляются ко взятию удобны: и чтоб в той обороне быть весма надежно, надобно поднять сверх парапета нижняго фланка [58] во всю ево длину каменную стену, толщиною в 2 фута, а вышиною равну с парапетом средняго фланка. а когда позовет нужда, то мочно ее сломать без повреждения других.

По ныне я не обретаю, чтоб мне помешало учинить, такожде малыя кунеты во рвах наружных крепостей, буде они имеют в ширине 10 или 12 тауз, а наипаче против контрогвардии и равелинов, в местах где учинены нижния батареи, и делаю в углах наружных и входящих оных кунет сундуки и капонеры, да бы тем защищать фасы полмесецов, и себя закрыть как возможно, ближе к переправам, кои неприятели могут покусится учинить подземлею. Так же оставляю над контрескарпою наружных крепостей коридор, [закрытая дорога] шириною 7 или 8 тауз, закрыт парапетом, с приступом и с отсыпью, придая к тому выпуски на ружу, в углах входящих контрескарпы, на подобие полумесяцов, да бы учинить пространныя плацдармы.

По сему не вижу я ни одного места в моей фортификации, чтоб не было видимо от трех, или четырех других мест. и не знаю чтоб кто предложил какую либо манеру, которая бы имела столко места ко артилерии для обороны своей, и огню осадителей толикое препятство; и сии вещи не суть ли нужнейшия, коих болше [59] [по моему разсуждению] не мочно желать от добраго инженера.

А есть ли сим крепостям случится что противное во время осады, то есть, от незнания или смерти главных офицеров, от малого числа или от несмлости салдат, от бунту посадских, от недостатка правианту и артилерии, или от иных злых случаев, кои звычайно причинствуют погибели городов. и сего недолжно вменять в погрешение фортификации.

Будет же случится когда опасти себя от подкопов, и печей подземелных, то надобно употребить предложение господина Депогана о бастионах ево, повелевающее давать малую ширину валу в фасах, и делать другия фасы внутри, разделенны от первых рвом, что причинствует лутчую крепость.

Еще могу показать, что сия фортификация может быть зело умножена внешними крепостми, и чрез многия добрыя способы происходящими из внутри.

В крепостях же имеющих горж зело пространной, возможно убавить длины фасов к стороне орилионов, и протянуть доволно фланки, которыя на линее прямой, без всякой премены в других частех, от чего те фланки могут умножитца, и вместить по последней мере болше 200 пушек, к защищению рва и бастиона противу положенаго. Сия же фортификация может быть свободно учинена [60] из всех других фортификаций старых, правилных и неправилных манер, и все места укрепленныя по тем манерам могут быть зело удобно переправлены в сию новую манеру, без премены фасов бастионов, и наружных крепостей, толкоб они имели второй фланк, или оборону в куртине. а о других моей манеры хотя и полезных делех я умолчу, того ради что намерение мое учинить в сем разговор, столь краткое и простое изъявление, как мне примыслить было возможно.

Надюся совершенно, что сие мое изобретение не оставят без укоризны, вменяя в нем многое в неудобности.

А имянно, многую утрату денег, многое число артилерии, великие рвы, и многую выноску из них земли. разности между сею фортификациею со другими построенными звычайною манерою, и бутто принуждаю все старинные крепости оставить.

Но мое намерение не есть к спору, со всеми противными разсуждениями, толко хочу знать: манера сей фортификации будет ли лутче других; и буде кто скажет, что нашол ее не я, то с великою любовию прииму, есть ли покажет инде пример подобной сему, кроме новой фортификации маянской, имющей к моей некоторое сходство, но и тое когда прилежно кто разсмотрит, найдется, что сие две манеры между себе зело разныя. [61]

Напоследок же к сим моим разговорам присовокупляю некоторыя чертежи, учиненныя ради нетруднаго понятия моей фортификации.

Первое, чтоб показать практику над углами всех мер полигона предложеннаго.

Второй, третей, четвертой, и пятой, содержат части разных полигонов, укрепленных по сей манере.

Шестой, содержит чертежь теналии болшой где все части моей фортификации предложены со всяким совершенством.

Седмой, тот же чертежь поднят в перспективу, и с правилом его как должно подымать чертежи в перспективу.

Осмой, имеет таблицу выкладке, углам многих полигонов, укрепленных сею манерою.

Девятой, таблицу выкладке линеям, оных же полигонов, на две разные меры, о чем я упоминал в разговоре моем.

Десятой, да бы видеть удобность, как привести в сию манеру все иныя крепости, толко б они имели второй фланк без всякой премены в фасах бастиона, во рвах, и во внешних крепостях.

Одиннатцатой чертежь городу Дункерку, со старинными его крепостми, на которыя положил я иныя крепости моей манеры, дабы чрез тот пример могли уразуметь, которая фортификация из них лутче. [62]

Двенатцатой, и последней чертежь города Мастрихт с его старинными крепостми, на которыя королевское величество повелел мне положить сию манеру, в малом времяни после взятья того города.

Конец другому и последнему разговору.

(пер. ??)
Текст воспроизведен по изданию: Блондель, Н. Ф. Новая манера, укреплению городов, учиненная чрез господина Блонделя, генерала порутчика воиск короля францускаго, преж сего учителя в математике господина князя делфина; сына его величества. М. 1711

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.