Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 42

Письмо графа Сюза к Карлу IX

Авиньон, 29 июля 1562 г.

Государь, не хочу упустить случай отправить вам этого дворянина нарочным и через него сообщить вашему величеству, в каком положении оказались здешние военные дела с той поры, как я вам писал. А было так, государь, что после того, как Монбрен и Муван господствовали здесь. некоторое время с четырьмя или пятью тысячами пехоты и четырьмя или пятью сотнями кавалерии, они приблизительно пятнадцать дней тому назад разделили свои силы, из которых указанный Муван взял половину пехоты и почти всю кавалерию, чтобы направиться на помощь жителям города Систерона в Провансе, который г. де Соммерив держал и держит в осаде. Тогда я выступил с тем малым количеством сил, какое я имею, и с одной пушкой, которую мне дали в этом городе Авиньоне,. и отобрал много мелких городков в этой области Конта [-Венессен], которые были ими захвачены. Направившись к Вальреасу, одному из. главных городов указанного Конта [-Венессен ] и первому из испытавших эти беды (на границе указанного Конта [-Венессен ] и Дофинэ, вблизи. вашего города Монтелимара), я взял его. А именно, после того как я обстрелял его из указанной пушки, хотя она и была в трещинах, зная, что она не сможет пробить брешь столь быстро, как требуется, и опасаясь. помощи, которую указанный Монбрен должен был привести двум отрядам пехоты, находящимся в указанном Вальреасе, я к ночи приступом ввел туда часть своих сил. Но затем кто-то из нашего отряда (еще не смогли установить, кто это был) нам изменил, сообщив в указанный город наш пароль, и те вышли через потайной ход и явились к страже с указанным паролем, сказав им, что мы все уже в городе и что я им приказал туда явиться, что ввело в заблуждение указанную стражу и спасло тех, кого я имел желание схватить. На следующий день, который был прошлой пятницей, я решил выступить оттуда, но, к несчастью, сломалась ось. указанной пушки, и в это время указанный Монбрен с теми, кто у него остался, и с теми, кого он набрал из гарнизонов ближайших городов, всего численностью до трех тысяч человек, прибыл на помощь указанному городу, но слишком поздно, вследствие чего он расположился на расстоянии приблизительно одного пушечного выстрела от нас, на небольшом холме. Это было причиной того, что я немедленно собрался его атаковать, но произошла только большая стычка. Я ему предложил сражение, что сделал также и на следующий день, но он отказался. Я прекрасно понял, что это была только уловка и что он ожидает помощи из другого места, как я был о том прекрасно осведомлен, и это заставило бы меня уйти, не будь у меня нежелания оставить указанную пушку, которую я решил лучше взорвать. В прошлую субботу утром Дезадре присоединился к Монбрену с примерно тремя тысячами пехоты и двумя сотнями кавалерии, которых он набрал [на пути] от Лиона до сего места. Вместе они насчитывали от пяти до шести тысяч пехоты и триста кавалеристов. Мой же отряд не превышал тысячи пехоты, хотя у меня ее было три тысячи и более, когда я прибыл в указанный Вальреас, но, несмотря на все мои распоряжения, они разбежались после грабежа указанного города, поскольку они были из этой области. Однако и с этими малыми силами и изрядным числом имевшихся у меня дворян, на которых я более всего полагался, и с кое-какой кавалерией я решил их ожидать, разместившись около указанного Вальреаса на довольно удачно расположенном небольшом холме. Они же, будучи извещены о состоянии наших сил и плохом состоянии нашей указанной пушки, направились прямо на нас. Но мы их столь сильно и часто атаковали, что их кавалерия была разбита нашей, [109] а также большая часть пехоты. Мы отобрали у них девять или десять знамен (которых я вам не посылаю, государь, ожидая ваших по этому поводу приказаний), взяли капитана и корнета из их кавалерии, приблизительно пятьдесят пленных из числа главных и много конников. Казалось, да нашей стороне была полная победа, и большая часть наших солдат, увлекшись указанной победой, убивала врагов и предавалась грабежу их обоза. Враги же, разбитые и рассеянные повсюду, под прикрытием находившейся рядом капеллы вновь объединились в три отряда, в количестве примерно ста пятидесяти человек, и захватили нашу артиллерию, причем оставшиеся там наши не оказали никакого сопротивления, но самым злополучным образом ее отдали, не потеряв при этом ни единого человека. Наши люди при этой резне так рассеялись и были столь увлечены победой, что мне было бы невозможно из того небольшого числа, что я имел, собрать хотя бы некоторых, чтобы вновь атаковать врагов, которые уже собрались и сосредоточивались все больше и больше около указанной артиллерии, не окажись при мне нескольких кавалеристов, с коими я их дважды атаковал, потеряв при этом часть коней. Вот, государь, каким образом они завладели нашей артиллерией, состоявшей из указанной пушки и двух полевых орудий, и нашим лагерем. Но могу вас уверить, что если это дает им повод кричать о победе, то они за это дорого заплатили, потому что все наши потери заключаются в пятидесяти убитых и взятых в плен, пятнадцати или шестнадцати конях и в нашем обозе. Они же потеряли многих своих командиров и даже указанного Монбрена, который тут погиб, и не менее тысячи человек. Не могу вам выразить, государь, досаду, которую я испытываю от того, что, хотя вначале счастье было на нашей стороне, в конце концов мы его утратили настолько, что потеряли лагерь и артиллерию, и это меня приводит в такую ярость, что я желал бы, видя это, находиться там, куда я послал других. Этот нарочный, государь, вам расскажет более подробно обо всех частностях, так как он меня повсюду сопровождал.

Государь, не могу не сказать вам, что в этой области Конта [-Венессен] и в этом городе Авиньоне я добился лишь того, что они дали десять или двенадцать тысяч ливров, чтобы раздать немного денег солдатам. Я надеюсь с божьей помощью собрать вскоре тех, кто разбежался, и с тысячей человек, которых герцог Савойский посылает сюда для службы вашему величеству, взять реванш за это поражение и еще раз сослужить вам всегда желанную для меня службу, веря, что счастье не всегда будет мне изменять. Во всяком случае, государь, я никогда не пожалею для этого ни моей жизни, ни моего имущества.

Государь, молю господа, да дарует он вам в процветании наилучшую, очень долгую и счастливейшую жизнь. Из Авиньона, 29 июля 1562.

Собственноручная подпись: Ваш смиреннейший и покорнейший подданный и слуга Сюз.

Авт. 98/1, № 73.

Еще больше интересных материалов на нашем телеграм-канале drevlit_news

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.