Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ТЕЛЯТНИКОВ Д.

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Материалы поездки казачьего атамана подпоручика Дмитрия Телятникова 80 и сержанта Алексея Безносикова с Иртышской линии в Ташкентское владение к правителю Юнус-ходже 81 (30 мая 1796 г. — 23 июля 1797 г.)

Журнал похода подпоручика и атамана Телятникова в Ташкению с описанием пути, местоположения и прочего, описанного сержантом Безносиковым

Месяц май 1796 года

30-го числа. Переправясь через реку Иртыш из форпоста Семиярского, румб SW (В рукописи W написано в виде YY) проходя плоскую степь до первых мелкосопочников, [встретили] пустой камень горы штейн; между сопками земля солонцеватая, безводная, в некоторых местах колодцы есть, лесов нет. Ночлег имели на колодцах расстоянием от Иртыша 15 в.

31-го, С ночлега румб теми ж мелкосопочниками, камень в оных породы той же, земля солонцеватая, пустая и безводная, лесов между сопками нет и ночевали в степи (20 в.).

Месяц июнь

1-го. Отсель следовали SW, местоположение земли солонцеватое, марш был через мелкие горки (40 в.).

2-го. Румб марш был через небольшие горки, в левой же руке видны большие возвышенные каменные горы, грунт земли солонцеватый. Ночевали на колодцах (45 в.).

3-го. Румб W к: 37°, через такие ж небольшие каменные горки до речки, Тюндук именуемой, земля одинакова положение (Имеется в виду пологость), лесов нет, где имели ночлег (20 в.).

Речка сия течение свое имеет от S к NO и впадает в солонец, Бийкаш именуемый. По обоим берегам оной места солонцеватые, лесов никаких нет, вершины ж сей речки у горы Кокчетау, речка сия потока своего имеет до 200 верст.

В сем месте кочует в летнее время Тобуклинская волость под владением Ток-султана, Аблай-султанова сына. Волости сей киргизцы, собравшись толпою, намерены были нам учинить грабеж, но, не смев оного сделать, причинили остановку, так что принужденными нашлись с объявлением послать к Ток-султану в аулы и с [154] испрошением по верноподданнической к России должности о безопасном препровождении до аулов Чингис-султана. Посланный наш помянутого султана в аулах не нашел, а явясь, у младшего его брата Самы-султана просил безопасного препровождения. На что тот султан в ответ объявил, что он того без воли своего брата учинить не может, но, чтоб никакого нам в его аулах не причинено озлобления, о том учинил подтверждение, почему, сохраняя жизнь и вольность, принуждены были нанять проводника, дав ему достойную плату. О случившейся с нами в сей волости остановке через обучающегося в оной из крепости Семипалатной киргизскому разговору казака Бедрина сделано от нас донесение его высокопревосходительству генерал-поручику и кавалеру Штрандману 82, и на другой день с нанятым проводником [мы] отправились в путь.

4-го. Марш был SО [Здесь и далее соответствует направлению W на О] через горы к речке, впадающей в Тюндук. В долах земля солонцеватая, лесов нет. Близ сей речки ночевали.

5-го. Марш имели WO через горы и текущие из них ключи, при которых, равно и в ущелинах гор, изредка имеется березовый лес, по долам и уклонам — травы к сенокосу способные, имеется земля черная и к производству хлебопашества способная (20 в.).

6-го. Марш имели через ключи, местоположение между гор, по ключам также травы к сенокосу [способные] имеются, частию в ущелинах, а [также] березовый лес имеется, земля к производству хлебопашества способная. В сем месте при горе Каркаралы имеется богатый медный рудник. В сем месте кочует часть Тобуклинской волости. Ночлег имели при озере (40 в.).

Здесь имели мы случай видеть киргиз - кайсацкого обряда праздник, курманом именуемый. Оный отправляется следующим образом: старшина во всем ауле дает знак, потом колят скот, [мясо] коего сварив, дает всем собравшимся обеды. Во время обеда и после пьют квашенное скотское молоко, с коего бывают пьяны. Потом как мужчины, так и женщины, молодые, одетые в хорошее платье, садятся на резвых лошадей, отъезжают в долину и. становятся в толпу, и всякий мужчина с женщиной пускается в бег. Мужчина: должен женщину догнать и, догнав, коснуться одною рукою ее корпуса. В случае же, когда женщина ускачет, тогда мужчина подвергается посмеянию.

7-го. Марш имели к WO через, мелкие торы, вершины коих около тридцати верст, до ключа, который течет от S к N, впадает [155] оный в солонцы при горе, именуемой Семизбугу Земля солонцеватая, между гор к SN [направление с S на N] в ущельях имеются березняки. Ночлег имели на ключе (35 в.).

8-го. Марш имели к WO через небольшие горы до горы, Семизбугу именуемой, места гористые и между горами к хлебопашеству способные, в некоторых местах и березняки имеются. Близ сей горы нарочитой обширности пресные озера, по берегам оных трав довольно, способных к сенокосу, в сторонах после гор довольно имеется березняка. Ночлег имели близ озера. В сей день похода было 47 в.

9-го. Марш имели к WO через горы, по дороге березняков и осинников довольно, земля к хлебопашеству способная до речки Карасу, которая впадает в Нуру; по обеим сторонам сей речки солонцов довольно и земля качества солонцеватого, в сем месте весьма много водится диких коз. На сей речке имели ночлег. Сей день похода было 40 в.

10-го. Марш имели к 70° через небольшие горы до горы, называемой Ботагара, при коей немалое озеро, в коем довольно рыб: щук и карасей, по тракту лесов нет, земля песчаная и к хлебопашеству неспособная. От озера в двух верстах к NO при небольшом бугорке — медный рудник, где и разработка чудская видна. С правой стороны означенной горы протекает речка Малая Нура, впадающая в Большую Нуру, а сия впадает в озеро. Грунт речки каменистый, по обеим сторонам оной сенокосных мест обильно. Ночлег имели при речке близ аулов Чингис-султана, где и Букей находился. Остановясь, возвестили помянутого султана о нашем прибытии. В сей день похода было 35 в.

11-го. Прибыли в аулы Букей-султанские — 10 в.

12-го. Вообще кочевали к SW 25 в.

Поход продолжали по течению речки Нуры, местоположение плоское, земля песчаная, к хлебопашеству неспособная, лесов нет, в речке рыба: щука, язи и караси имеются.

В сей день имели мы с Букей-султаном свидание в поставленной кошемной кибитке, которого нашли окруженным детьми.

По учинении первых учтивостей вручили ему депешу, по прочтении коей просили исполнения по оной. На что получили ответ, что отправлением до назначенного нам места по верноподданнической к России должности он находит, себя обязанным [нам] споспешествовать. Но поелику расстояние от аулов его до [156] Ташкента немалое ж, по дороге, ведущей туда, много разобиничьих шаек, во избежание предлежащей опасности назначает он к препровождению конвой до десяти человек с таким при том условием, [что] всем тем людям [будет] произведена плата сия: знающему место и путь яко проводнику — 150, а прочим — по 100 [руб.], ибо люди сии, почитая в Ташкению путь опасным и отдаленным, если б случилась оным и смерть или другое какое несчастие, то пожертвуют-де они за одну вышеписанную плату. Каковое объявление смутило нас, не имев же на сей случай от начальства повеления, не осмелились об оном трактовать, а пожелав ему спокойной ночи, отправились в свой лагерь.

13,14,15,16-го. Сего числа и нижеписанных чисел с помянутым султаном имели свидание, просили последнего его решения, но от оного то ж, что и в прошедшие дни объявлено, в ответ получили. Потеряв же время, возвратясь в лагерь, за нужное почли об оном его высокопревосходительству Штрандману сделать донесение и спросить у Букей-султана. И получили за плату [проводника], отрядив с оным трех человек из находящегося при нас конвоя казаков, отправили в Россию, сами ж в ожидании решительного определения остались в аулах помянутого султана.

С 16 июня по 13 июля, быв в аулах означенного султана, переходили с одного места на другое подле вышеписанной речки Нуры. Положение места плоское, земля песчаная, лесов, кроме небольшого тальника, по помянутой речке нет напоследок.

Месяц июль

11-го. Поход был NO 30° через небольшие горки, в долах по тракту земля солонцеватая, лесов нет, кроме мелкого таволожника и терновника. Остановились близ озера, Карасу именуемого (20 в.).

13-го. Получили от его высокопревосходительства Штрандмана резолюцию и письмо к Букей-султану, которое того ж числа вручено и требовано по оному исполнения. Причем требовали к препровождению одного из его сыновей, что и обещано.

14, 15, 16, 17, 18-го. В означенные дни происходили наши настояния об отправлении, а султанские под разными видами отзывы и промедления по 17-е число. Султан не хотел дать своего сына, напротив того, мы без оного похода не предпринимали, представляя оному, что если в теперешнем случае отречется сделать полезное к нашей стороне исполнение, то и от нас не может он ожидать на пользу свою и своих детей ничего. [157]

Представления сии имели желаемый успех. 17-го получили во всем требуемом удовольствие, между тем запаслись на дорожный путь провиантом, переменив неспособных [идти] в путь трех лошадей, к 19-му числу состояли готовы ми.

19-го. Сделав обстоятельное его высокопревосходительству донесение, избрав из конвоя, сопровождающего нас, трех человек казаков, получив от Букей-султана из [его] сыновей Ишим-султана и одного проводника и двух из киргизцев в работники — всего [отряд теперь состоял из] девяти человек, приказав конвою возвратиться обратно, отправились в путь; и первый ночлег имели на речке Нуре при горе Жаур (20 в.).

20-го. Поход был SW, по левому берегу речки Нуры через малые горки, местоположение по тракту плоское, земля песчаная, лесов нет, кроме кустарников. Помянутая речка впадает в Большую Нуру, а сия в озеро Исень. По Большой же Нуре також лесов нет, кроме мелких кустарников, трава к покосу имеется. Ночлег имели на правом берегу Нуры, подле озера. Похода было в сей день 35 в.

21-го. Поход SW по течению той же Нуры, на тракте местоположение плоское, на половине [пути] в левой стороне — горы Куянды, на 37 версте речка Нура взяла течение к NW, на 45 версте — [урочище], Коржун именуемое. Близ сего урочища имеется W oб. агатовая порода, весьма мелкая, ни к какому употреблению не способная. В сей день похода было 60 в.

22-го. Поход SW до урочищ Карасерке, Караагач, по тракту положение земли солонцеватое, в правой стороне нарочито (То есть много) имеется леса осинового, березового и талового. Причем к покосу и травы имеются, ключей пресных довольно. Близ сего места ночлег имели. Похода было 55 в.

23-го. Поход SW через вышеписанный лес, который к строению способным быть может; положение одинаково, имеется песок, поход был до ключа, впадающего в Сарысу-речку против горы, Якшитолагай именуемой. На тракте имеется солонцов довольно. Здесь кочует Таминская волость владения Магал-султана, Валиханского брата. В сей день похода было 35 в.

24-го. Была дневка, и весь день непрестанно лил дождь.

25-го. Поход SW до речки Сарысу, положение места плоское, по дороге солонцов множество и земной грунт весь солонцеватый [158] по обеим сторонам нашего пути SW 1/2 W, и впадает [Сарысу] обще с Чуем в озеро при Сырдарье. По течению сей речки лесов никаких нет, травы к сенокосу имеются, вода в ней горькая и к пище с нуждою способная. Ночлег имели на оной речке. Всего похода было 40 в.

26-го. Поход W, до половины дня 30 верст, а с половины — подле горьких озер на SW — WO, положение плоское, земля качества с вышеписанными одинакового и лесов нет, кроме небольших терновников. Ночлег имели близ той же речки, всего похода было 55 в.

27-го. Поход был во весь день подле той же речки, местоположение и качество земли вышеписанные. Ночлег был на той же речке (55 в.).

28-го. Поход был до половины дня SW 30°, а с оного 70°, в левой руке увал охренный, содержащий железную руду, в прочем положение места одинаково. Ночлег имели близ той же речки (55 в.).

29-го. Поход до половины дня до урочища Аулие-Мула [с могилой], стоящей на правом берегу вышеписанной речки. В сем месте оставили помянутую речку и поворотили на SO 20°. Поход продолжался по высокой степи, грунт земной, солонцеватый, кормов никаких, кроме малых кустиков полыни и баялыша, нет. Здесь встретились два человека киргизцев Конратской волости, которые уговорили нашего проводника, чтобы путь подле речки Сарысу оставить по причине состоявшего в кочующих тут волостях несогласия, следовать на урочище, Коуром именуемое, куда нас и препроводить взялись, что приняв и следуя, ночлег имели в степи (55 В.).

30-го. Поход был на SO 20°. Поход был до половины дня высокою степью некоторым указком (Так в тексте), причем солонцов довольно, а в степи небольшое число леса — саксаулом именуемого — имеется, с половины дня выступили в пески, Коур именуемые. Ночлег имели у колодцев. В сей день похода было 40 в.

Помянутый лес саксаул вышиною в 6 и 7 футов 83, ветви имеет зеленые, с иголочками, наподобие сосновых, толщина сего дерева от 2 до 3 дюймов, собою слоеватый, кора на оном, подобно молодому сосняку, в огне горит постоянно и весьма жарко, ни [на] какие поделки не способно, уголь с огнем три дня [159] лежит. В сих местах пребывание имеет череположное животное, именуемое черепахой, которое продолжается (Точнее: встречается) до самого Ташкента и далее.

31-го. Поход SO 25° до половины дня, а с половины — на S.

Положение места: мелкие горки, песчаные с долинками, грунт земной, песок, лесов нет. В сем месте в весенние, а иногда и в зимние времена кочует часть Сосуньской волости. В сих песках [ни] текущих вод, ни озер нет. В некоторых местах имеются колодцы, близ сих колодцев имеется небольшое число камышей, которыми проходящие волости и торгующие караваны довольствуют своих верблюдов и лошадей. Похода было сей день 35 в.

Песками сими проходящие в Ташкению по малоимению кормов и вод претерпевают в лошадях и в прочем упадок, водою запасаются из колодцев и возят на лошадях и верблюдах.

Месяц август

1-го. Поход SW 15° такими ж песчаными местами до колодца, где и ночлег имели (20 в.).

2-го. Поход SW 15° теми ж песками. Ночлег имели на колодцах (25 в.).

3-го. В сей день окончились пески. Поход был 25° до половины дня, а с половины — 75° до урочища Тамгалы, из коего истекает ключ пресной воды. По тракту местоположение песчаное, солонцов весьма много, также во многих местах мелких горок, охренное железо содержащих, довольно, лесов нет. Близ сего ключа имели ночлег (55 в.). Близ сего места у казака пала лошадь.

4-го. Поход до полудня SW 10°, а с полудня — 80 через степь. Положение места и грунт земной одинаковы. Ночлег имели в степи без воды (50 в.).

5-го. Поход 80 до речки Чу, местоположение плоское, земной грунт солонцеватый, близ речки — лес саксаул и чингиль — род терновника. Речка сия у устья своего имеет множество озер, берега оной песчаные, солонечных мест много, вода в оной горькая, течение свое, а паче имеет от SО к NW через солонцы. Лесов нет, камышей довольно, в камышах кабанов множество, в речке рыбы, кроме мелкой, нет. Ночлег имели по переправе близ оной (35 в.).

6-го. В сей день переправились через помянутую речку в разных местах, прямой же румб XV, ибо разлив оной множество [160] сделал озер, через кои вброд, а инде и пешие переносили экипаж. Грунт же речки песчаный. Ночлег имели по переправе в степи.

По берегу сей речки во многих местах — камыши и верст на шесть — пески (15 в.).

7-го. Поход имели до половины дня до колодца, Катынкудук именуемого, 15 верст, а с полудня до горьких колодцев такое ж расстояние на 20. Положение места плоское и песчаное с мелким галечником, лесов нет, в правой стороне видны горы. При сих колодцах за усталью лошадей имели ночлег. В сей день похода было 30 в.

8-го. Поход имели до полудня 30 верст до гор, Каратау именуемых, хребет сей [тянется] от N к SW. Из гор вытекает речка, по течению коей имеются леса: тальник, джигдовник и терновник. Горы состоят из черноватого гранита. Во время похода к сим горам пало казенных две лошади. С полудня поход был в горы на 20-5 верст, 200 — 10 верст. Ночлег имели при ключе. В сей день похода было 45 в.

9-го. Поход имели до полудня на SOO до 15 верст, [затем] на SO 15 верст по горам, при спуске с коих на поверхности одной найден &! споинен (Очевидно, здесь зашифровано название сурьма (лат. Stibium, &!)) [потом шли на] 200 10 и 15 верст по горам, между расщелинами оных имеются пашни киргиз-кайсацкие, на коих посеяна пшеница, ячмень, а из плодов — дыни и арбузы. Положение места гористое, каменное и камень - раздробленный гранит. Ночлег имели при речке. В сей день похода было 55 в.

10-го. Поход имели на 20 — 5 верст, 200 — 10 верст до урочища Аулиеагаш, по горам и ущельям перешли горы. Ночлег имели при ключе. Хребет сей [растянут] поперек, в прямую линию, не более 30 верст. В горах и ущельях имеются леса: березняк, сосняк, осинник; а из плодовых: яблони, грушевые, джигдовник. В горах водятся звери: барсы, медведи, лисицы, волки. Принадлежательность до природы каменной, то в оной по большей части гранит, имеются ж порфир и серпентин, мрамор; рудных же признаков, поелику следование наше было между великих гор, не примечено. В сей день похода было 25 в.

11-го. Поход имели подле вышеписанных гор до полудня на

SOO - 35 верст, а с полудня на SW — 20 верст до города Туркестана, а по-кайсацки Азрета. Ночлег имели при канале. [161]

12-го. Следующего дня дневали и приняты были Тугум-султаном, Булат-хана сыном 84. Сей султан кочевье свое имеет в горах, близ реки Иртыш, [со] своею волостью подвластен России и всегда пользуется благосклонностью нашей стороны. Лишь оный от проводника нашего Ишим-султана уведомился о нашем приезде, тотчас, прибыв в наш стан, по первым учтивостям просил нас к себе на ужин, что мы и обещали, куда в сопровождении роговой музыки, по их карнеем называемой, и прибыли в предместье города, в сад, в поставленную кошемную палатку, куда [были] введены и посажены на ковры. Трактованы (То есть угощены) были всем тем, что помянутый султан сыскать мог. После чего, отблагодарив хозяина, возвратились в свой стан, а поутру встав, отправились в путь.

13-го. Поход имели на SОО до полудня до местечка, И канем именуемого. Местоположение ровное, к горам Каратавским в левую сторону виден городок, Карнаком именуемый. На . тракте в 10 верстах от Туркестана — пустая маленькая крепостца. Прибыв в Икан, за совершенною худобою и присталью лошадей пробыли с 13 до 22-го числа августа.

Надлежит сделать описание о помянутых городе Туркестане и местечке Икан. Город Туркестан и местечко стоят в долине над каналами, около оных пашни на 5 верст и более, сады, в коих разводятся плодовые деревья: яблоневые, грушевые, урюковые. В Туркестане и Икане родятся обильно пшеница, ячмень, просо, а из плодов — дыни и арбузы.

Туркестан в древнее время был пространнейшею столицею Золотой Орды князей. В разные времена много претерпел бедствий, доныне весьма в тесных обстоятельствах. Пред сим Ташкении владельцы имели право на сей город и почитали за принадлежащий оной области, да и нынешний владелец оной почитает своим. Однако ж со времени киргиз-кайсацких ханов, Барака, Самеке состоит под владением потомков помянутых ханов, владеющие ныне Туркестаном — Ишим 85 и Булат ханы. Жестокость помянутых владельцев к бедным туркестанцам весьма велика... Ханы, ревнуя один к другому, ввели между собою несогласие, а потому один из них — Ишим-хан — просил бухарского владельца Шасират-бека (Точнее: Шахмурад-бека) о принятии города в покровительство свое, [162] который, охотно приняв предложение сие, прислал с 20 человеками воинских людей чиновника, коий, прибыв, город без сопротивления, да и окрестные местечки взяв в подданство, управляет оными. И Ишим же хан, узнав свою ошибку, остался в опасных обстоятельствах.

Принадлежательность до местечка Икана, то оное построено Средней киргиз-кайсацкой орды Букей-султаном, Барак-хана сыном. Помянутый Букей, собрав завоеванных отцом его ташкентского поколения до 200 семей, которые без призрения по разным городам и местечкам жили, поселил их до сотни в помянутом Икане, а прочих в Туркестане. Сам же он всегдашнее свое пребывание имеет в Икане. Жители питаются (Так в тексте) пахотою, скотоводства у них нет, довольно обильно родится у них хлопчатая бумага, из которой сотканными вещами одеваются, а излишнее продают. Пробыв в Икане восемь дней, отправились в путь.

22-го. Поход имели 20. В правой руке — пресное озеро, Капакуль именуемое. Положение места плоское, лесов и трав нет, грунт земной, песчаный. Ночлег имели в степи. В сей день похода было 25 в.

23-го. Поход имели до полудня с SО — 25 верст, на S — 10 верст до колодца. Положение места плоское. С полудня NO 20 в. до речки Арысь, где ночлег имели. В сей день похода было 53 в. Положение места с некоторыми уклонами, речка Арысь истекает из хребта Алатау, с нею соединяется другая, и, слившись, [они] впадают в Сырдарью. По берегам [встречаются] тал и джигдовник, местами камыши, а в камышах имеется кабанов и барсов довольно.

24-го. Переправясь через помянутую речку вброд поход имели до полудня 25 верст на SО до речки, а оттоль по тому ж направлению 15 верст, где и ночлег имели. В сей день похода было 40 в.

Здесь и-по речке Арысь — кочевка Большой орды Усюнской волости. Положение мест ровное с небольшими уклонами, во многих местах построены глиняные маленькие крепостцы, из коих, в случае нападения [ка]кого-либо неприятеля, той волости кайсаки, с женами и детьми запершись, чинят отпор.

25-го. Поход имели на SO до полудня 40 верст через ключи между мелкими горами, а с полудня — на 500 20 верст до речки, Санташ называемой. Ночлег имели на ключе. В сей день похода было 60 в. [163]

Положение мест неровное, горы, составленные из гранита (в долах довольно нашел), лесов никаких нет.

26-го. Поход имели SО по течению помянутой речки, пройдя 25 верст, остановились и послали возвестить в Ташкент тамошнего владельца Юнус-хана (25 в.).

27-го. Поход имели на SW до полудня 20 верст, а с полудня на — 20 верст до города Ташкента. Положение мест плоское, с небольшими пригорками. Во многих местах по течению речки — киргиз-кайсацкие и ташкентские пашни, от Ташкента на 10 версте та речка оборот имеет к W и впадает в Сырдарью. Похода было 40 в.

28-го. Дневали под городом.

29-го. Приняты в город и представлены были к помянутому владельцу Юнус-хану.

По представлении к коему при учинении первых поздравительных речей и при вручении депеш, по прочтении коих прошено как о скорейшем исполнении по оным, так и по случаю пребывания нашего в Ташкенте со всеми при мне находящимися людьми необходимо нужного вспомоществования, что от него, хана, и обещано, и приказано было одному чиновнику проводить до квартиры, назначенной к нашему пребыванию, куда мы и препровождены. Расположась в квартире и отдав под соблюдение лошадей под заведывание помянутого хана, ожидали решительно означенного дня. Напоследок оный наступил. Не преминули, явясь к хану, напомнить о данном его обещании, коий в ответ объявил, что через неделю нас отправить имеет. Однако ж сие обнадеживание исчезло так скоро, как оно и дано, и хотя убедительнейше настояли об отправлении, на что решительно помянутый хан нам объявил, что как он твердое намерение положил от себя отправить ко двору Великороссийскому депутатов с испрошением всеподданнейшей высочайшей императорской милости, то и отправление сие до будущей весны отлагает. На что от нас ответствовано было, что такой термин (То есть срок) весьма продолжителен, хотя старались всячески преклонить оного хана, но ничто воздействовать не могло. Напоследок принуждены были на положение его согласиться с таким притом условием, чтоб в течение, сего времени содержаны мы были на ханском иждивении, что и воспоследовало. Находясь в [164] Ташкенте, имели мы время сделать о состоянии оного города, о владетелях оного, о народе и вообще об образе их жизни, о качестве земли и производимых из недр оной плодах, а равно и о крепостях оного города сколько возможно обстоятельное примечание, [которое] состоит в следующем.

Город Ташкент прежде именовался Жинадих, был весьма пространнейший, имел одного владетеля до нашествия узбекского Бухар-хана, по завоевании коим, от поставленного им наместника притесняемы будучи, жители принужденными были оставить свое отечество, удалиться в окрестности, кто в Бухарин, кто в Кокандское и Ходжанское владения.

Завоевателя Ташкента Бухар-хана и его наместника постигла смерть. Преемники ж того хана от несогласия оставили право владения на Ташкению. Между тем старшины градские ввели несогласия, и четыре из них, завладев городом, разделили [его] на равные части. Сие разделение причинило жителям города много жестокостей, через что мало-помалу жители разбегались в окрестности.

Разновластие сие побудило киргиз-кайсацкой орды ханов Барака, Аймамбета (Точнее: Абулмамбет) и Самеке покуситься сделать на Ташкению нападение, что и [было] учинено, тем паче, что и без того сие владение от внутреннего несогласия обессилено было, а потому и не в силах было противиться своим неприятелям. Предприятие помянутых ханов успешно совершилось. Из них Барак завладел Ташкентом и другими местечками, а последние два Туркестаном с четырьмя малыми городками, которые и разделили по себе, утвердив притом всегдашнее в оных местах свое пребывание, где и померли.

После смерти завоевателя Ташкента Бухар-хана, пока первоначальные граждане четверо разделили город на части, и каждый владетель, сопровождаем будучи славолюбием, старался свергнуть своих совместников (То есть соперников), и от чего паки внутреняя война началась и более десяти лет продолжалась. Такое междоусобие побудило Юсунскую волость напасть на Ташкент и другие городки, притесняя граждан и не давая отправлять полевые работы. Весьма в предприятии своем успев, отторгнули города Чимкент, Сайрам и еще несколько небольших местечек. [165]

С другой стороны, кокандский владетель, яко сосед, пользуясь сим случаем, во многих битвах отторгнул до семи городков и положил речку Чилик границею.

Ташкения, будучи в таких обстоятельствах, а оттого и в нача...( Пропуск в рукописи) городе со дня на день число граждан умалялось.

Все сие происходило до времен нынешнего владельца Юнус-хана. Отец сего хана, именуемый Улу-ходжа, был из числа ташкентских владетелей. Четвертого сына своего он, в рассуждении несогласий еще в отроческих летах отдалив от себя, вручил одному преданному и верному человеку, который и воспитал [его] в отдалении по смерть отцовскую, по кончине коего, быв в летах, [Юнус] принял намерение принадлежащую отцу его часть получить. Прибрав, он, сколько возможно было, искренних ташкентцев и кочующих кайсаков до 40 человек, под неприметным (То есть прикинулся несведущим) видом о состоянии города и притом имея в оном преданных себе, показавшись притом щедрым, а притом и весьма набожным, потом потребовал часть города, принадлежащую его отцу, которую и получил. Вступив в город, увидя несогласие и слабость помянутых владельцев, вознамерился оных извергнуть, в чем и успел, и хотя помянутые владельцы Батсамабень (Искаженное имя) и Туран-ходжи увидели намерение оного Юнуса, но по превосходству силы принуждены были искать спасения, и один из них спасся бегством, а прочие задавлены тайным образом.

Таким образом, хан сей, получив власть над всем городом, избрав себе четырех человек из первейших граждан, утвердя оных родством, вручил им по части города, предоставив [себе] самовластное право владения над всем городом и окрестностями оного. Навсегда себе с того времени Ташкент внутреннее спокойствие получил.

Утвердив спокойствие внутри города, [он] принял оружие против кайсакских волостей; на Чанчкылинскую, которую с помощью соседнего ходжинского владетеля Худояр-бека 86 покорив, наложил дань, а Юсунскую ж по многим битвам, из коих на одной и хан их [был] убит, однако ж не мог покорить своему оружию. Города Чимкент и Сайрам оставались во владении оной. В [166] нынешнее ж наше бытие посредством набегов обессилил оную и принудил покориться своему оружию с платежом податей по одному барану с юрты, приобретя притом всегдашнее право владения на города Чимкент и Сайрам, но долго ль будет продолжаться сей мир, неизвестно.

Город Туркестан, местечки Карнак, Суран, Синак хотя Ташкении и принадлежали, но, отторгнутые в нашествие Бараково Аймамбетом и Самеке-ханами, остались по сие время за преемниками сих ханов, коих потомки пребывание в тех [местах] свое имеют. В Туркестане владеющие оным ныне Ишим и Булат-ханы.

Надлежит упомянуть о жестокости сих ханов, с какою они в сем городе владействуют, ибо беспримерно наложенная дань, а сверх того и непрестанная жителей работа, довели их до совершенного изнурения. Таковое бремя, носимое гражданами, принудило одного восстать против помянутых ханов, однако ж ничто успеть [сделать] не смог, кроме что, навлекши на себя негодование, принужден был удалиться. Из сих владетелей Ишим-хан имел равно тайную ненависть к совместнику своему Булат-хану, но не нашел способа лишить части принадлежащей, вознамерился нынешней зимой через посланных своих просить бухарского владельца Самратбека о принятии города в полную волю. Бек, охотно приняв сие предложение, немедленно отправил от себя чиновника с тридцатью человеками, кои, прибыв в город, принуждали Булат-хана оставить оный, однако ж не могли успеть, ибо помянутый хан, дав знать кочующей тут Конратской волости, остановил насилие бухарцев. Чиновник же требовал присылки войска, коему и [было] прислано до 300 человек, кои как город, [так] и ближние местечки заняли [и стали] управлять непосредственно городом й местечками.

Ишим же хан, увидев свою ошибку, хотел поправить оную, через посланного просил Юнус-хана об освобождении города от бухарцев и от насилия Конратской волости, которая, осадив город, лишила граждан нынешнего лета пахоты. Но Юнус-хан едва ль вступится за изгнание бухарцев, не будучи в силах сопротивляться оружию Талугатбека.

От Туркестана к Ташкенту в 20 верстах местечко, именуемое Икан, принадлежит Букей-султану — Баракову сыну, из которого помянутый Букей после смерти своего отца через просьбу от Юнус-хана до 200 или более семей собрав, поселил их на новом месте до 100, а прочих по желанию отпустил в Туркестан, сам же [167] пребывание всегдашнее в Икане имеет, но долго ль оным будет владеть по причине вступившего бухарского войска, неизвестно.

Принадлежательно ж до подвластных Ташкенту мест, то составляют оные Чимкент, Сайрам, местечко Алтынтюбе, Карабулак, Сараван (То есть Сауран), Темир-курган, Яна-курган, Ниязбек, и еще небольшое число малых деревень. Обитатели городов Чимкента, Сайрама и первых четырех местечек всегодную хану платят дань, в прочих ж последних, яко-то: Яна- и Ниязбек-курганах стоят воинские люди и содержат стражу.

Домов в Ташкенте до восьми тысяч. В жительских Ташкента местах считается мужского пола, кроме кайсакских волостей, до 15 тысяч. Народ ташкентский по степенного (То есть по степеням) разделения не имеет, у них ходжи в одинаковой степени. Внутреннее правление города Ташкента производится словесно, письмоводство им неизвестно и все важные [дела] яко-то: смертоубийственные, воровство и между подвластными ссоры судит и решает хан сам. Смертоубийство ж, воровство смертью наказываются, прочие же — телесно и денежным штрафом, который получает хан. За торгами смотрит дуанбек, сей и мелкие дела судит. Брачные дела зависят от казны духовного чиновника каберака. Смотрит также рам (Рам — искаженное слово, по всей вероятности, надо читать райе — начальник (полиции)) (род полицейского). С окрестными владениями переписки нет, а сносятся словесно.

Ежегодно доходы ханские состоят: сбор с подвластных ему городков бязями и халатами, с кайсакских волостей: Юсунской и Чанчкылинской — скотом, с пригородных ташкентцев: с каждого — денежный, не единообразный: с киргизов — с каждой юрты по одному барану в год, [сумма] которого простирается от 30 до 40 тысяч рублей, но вся та сумма выходит на содержание войска, на принятие проезжающих из окрестных владений посланцев, на подарки соседним владельцам.

Хотя хан сей имеет денежный двор, в котором небольшое количество печатается на имя его медных денег, которые выпускаются в торговое обращение, сии деньги существуют в стенах Ташкента, а не далее. В Ташкенте имеется также пороховой завод, [168] собственно хану принадлежащий, и выходящий порох хранится на воинский случай, за границу ж оного, так как и свинца, под смертною казнею выпускать запрещено. Принадлежательно ж до свинца, то оного малая часть достается из гор, тут лежащих, небольшая часть получается всегодно из Туркестана, который (То есть свинец) хранится на случай воинский. Имеет мастеров, которые ружья и маленькие древнего манера пушечки делают, коими первых вооружают своих воинов и наследника, во время военное [они] действуют против неприятеля с верблюдов.

Вообще народ сей упражняется в земледелии, торговле и ремеслах. В Ташкенте ткутся шелковые парчицы, кутняма называемые, кушаки, бумажные бязи, дабы 87, делаются халаты и прочее.

Что надлежит до растений, то пшеница, ячмень, просо, греча, пшено сорочинское и полба в великом урожае, и каждая восьмипудовая наша четверть и 40 четвертей по жатве приносят возделателям плоды. Проса ж два раза в год получается, и [оно] весьма избыточную жатву приносит.

В Ташкении родятся из фруктов: изюм, крупный и мелкий урюк, яблоки, груши и сливы, яблоки гранатовые, анарами именуемые, грецкие орехи. Из плодов — дыни, арбузы в великом множестве.

Нравы их. Вообще народ сей сребролюбивый, легковерный, к обману склонный и ко всему превратный. Жены их и дети женского пола у знатных ведут жизнь серальскую, прочие ж бедного состояния вольны выходить на торги и в другие места, но весьма с закрытым лицом. Во время праздничное на публичных местах гуляют, но всегда с закрытыми лицами. Мужья ж их и отцы до крайности ревнивы.

Принадлежательно ж до окрестностей ташкентских: с полудня граничат оные с Кокандом, с запада — с Ходжантом; в коих особы владетели: в Коканде - Нурбота 88, в Ходжанте — Худояр-бе поколения узбекского; Коканду принадлежат Маргелан, Наманган - немалые города и другие небольшие местечки; Ходжанту — Уратюпя и несколько небольших местечек.

Помянутые ж города пространные, торговые и тоже промысел отправляющие. Вообще край сей: Бухарин, Ходжант, Коканд, Ташкент и Кашгария взаимно имеют торг, и как из [169] Бухарии, так из прочих, яко ж из Ташкента, торговля отправляется в Индию.

Скотоводства народ сей не имеет, а упражняется в обрабатывании земли, в посеве хлопчатой бумаги, в возделывании шелка и в тканье бумажных и шелковых вощей.

Климат в Ташкенте теплый, зима начинается с января и бывает по февраль, при нас самая продолжительная от обитателей названа и была по 16-го число февраля, но весьма теплая, так что граждане на босую ногу в туфлях ходили и в одних халатах. С 16 февраля начинается весна. Во время зимы, весны и осени погода бывает мрачная, с туманом, и перепадают дожди, а иногда и великие, так что строению обывательскому бывает повреждение.

Грунт земной весьма крепкий, и земля песчановидный цвет имеет, дожди выпадаемые по упругости оной не могут в недра ее далеко проникать, а потому хлебопашцы почитают оные не полезными. Летом же оных и совсем не бывает, и для того обитатели все свои пахоты питают посредством канала пущенною водою, упоение коей происходит следующим порядком: хлебопашцы всегдашнюю очередность между собою имеют в поении нив своих и для того во все то время находятся на пашне, воду пускают из главного канала по пашням. А на всякой пахоте вода стоит 26 часов, по миновании времени на другие нивы отводится и так далее. И во все лето трижды оное бывает. А упоив, ожидают жатвы, которая вознаграждает делателей труды.

Пшено ж сорочинское, так как и хлопчатая бумага, обильно родится. Просо ж сжинают дважды в лето, что приносит жителям несравненную прибыль. Равно и шелковичные черви в свое время награждают труды жителей.

Около Ташкента великое множество кабанов, так что, целыми стадами бегая, нападают на пашни, а особливо на те, где просо родится, кое они жадно едят. Водятся также барсы, волки, лисицы и дикие козы. Из птиц тоже гуси, утки, лебеди ж очень редки, и стрепеты, а по их — каргаулы, сия птица во многом числе и в уважении у обитателей, вкус у ней тетеревов.

Владетель Ташкента страстный охотник до птичей и псовой охоты и для того с сентября по январь месяц вседневно охотится, В одно время имели мы случай приглашены быть к оной, охотников собирается до 200 человек и более, тут-то всякий старается показать свое проворство, и за всякого убитого зверя хан отличившего дарит, то есть надевает новое платье. [170]

Внутреннее состояние города Ташкента подвержено всегдашнему мятежу, ибо народ сей, привыкший к вольности, непокорлив будучи до крайности. Владеющий же хан все беспорядки старается истребить, и самомалейшие преступления наказываются непомерным денежным штрафом; тягчайшие ж, яко-то: воровство, убийство и тому подобное, как то выше описано, наказываются смертью, отчего многие семейства удаляются в другие места и принуждены искать покровительства у соседних владений, и потому владение сие со дня на день в людях умаляется, отчего и народные силы ослабевают. Соседние ж владения умножаются.

В окрестностях Ташкента имеются металлические, также и черные каменные порфировые, брекчиевые и прочие породы, но сколь первые богаты своим содержанием, по случаю стесненного нашего в Ташкенте пребывания, дальнейшего разведывания предпринять было неможно.

Пребывая в Ташкенте у жителей в презрении, не имея вольности выезжать далее стен ташкентских, очень хотя неоднократно прошено было, но нам в том отказано было.

Открылась уже весна, о чем не переставали мы почти всегдашно настоять об отправлении нашем, но оное отлагалось со дня на день. И напоследок узнали, что Большой орды Юсунская сильнейшая волость отказалась ташкентскому хану платить дань, заняв все пути к проезду караванов и проезжающих, из коих некоторые захвачены и разграблены были. Такие обстоятельства остановили наше отправление по июнь месяц, пока, наконец, с той волостью заключен мир и в залог оставлены аттестаты.

Обратный поход 1797 года

Месяц июнь

1-го. Простясь с владельцем Ташкента, во обще (То есть вместе) с вышеписанными депутатами и с тем же проводником, Букей-султана сыном Ишимом, [мы] отправились из города. Поход имели на NOW. Ночлег (6 в.).

2 и 3-го. Путь имели на NOW, шли степью от Ташкента до речки Келес (10 в.), где остановились в ожидании следующих [за нами] торговых людей, кои собрались, и ввечеру выступали в поход на NW 15 в. до Карабулака, ночлег имели в степи близ колодцев (40 в.). [171]

4-го. Поход был до полудня на NW до ключей. Положение места: мелкие горки, в коих гранитовая порода, с полудня [шли] ровною степью. Ночлег имели в степи (35 в.).

5-го. Поход был на NО до речки Бадам, [затем] по тому ж направлению, где и ночлег имели. Положение места ровное, грунт земной, песчаный. Похода было 30 в.

6-го. Поход имели на NО 20 верст до речки Арысь и потом на N 10 верст, на сем расстоянии впадает речка Будар, где остановившись до полудня, [потом] тем же направлением [шли к] переправе при Кургане. Поход имели на при колодце Бончун и остановились на речке Бугунчаян. Похода было 15 в.

7-го. Тем же направлением [шли] подле речки 10 верст, где оная впадает в озеро, и проходили по левому берегу озера, где переправясь, ночлег имели на берегу оных (30 в.).

8-го. Подле того ж озера [шли] тем же направлением. Похода было 5 в.

9-го. [Шли] подле озера и тем же направлением (10 в.).

10-го. Поход был на N до местечка Икан. Здесь прибыл Авасар - бий Конратской волости, взялся провести [в] кочевье той Конратской волости. Ночлег имели на ключе Иканском (27 в.),

11-го. Вступили в горы Каратау. Поход имели на N 10 верст [шли] подле ключа и в горах 10 верст; [ключ] протекает из тех же гор. Горы сего хребта гранитовой породы, в некоторых местах имеется порфир, брекчии разновидные. Похода было 10 в.

12-го. Продолжали путь на верст теми ж горами, к вечеру на О - 5 в. до окончания гор. Окончив оные, ночлег имели подле оных на ключе, где помянутый выше сего киргизский бий Авасар предлагал нам свой аул. Однако ж мы от услуг его отказались.

Сей кайсак по случаю захвата в Троицкой крепости его родного брата за разграбление наших торговых людей, который в оной и помер, имел намерение нас, захвати, предать смерти. Однако ж предприятие его не удалось, и хотя, спустя день, прибыл он к нам в стан с отборными людьми, под разными видами оказывал в захвате нас свою злость, но успеть не мог,

13-го. Имели путь на NW 5 верст подле гор Манжан (Манжан — искажение, судя по всему, Мынжылкы — одна из вершин Каратауского хребта), подле того хребта песчаного, степью 10 в. [172]

14-го. До местечка Сузак на NNW 20 в.

15-го. [Мы] остановились близ оного; Конратской волости султан Карабаш с 30 человеками вооруженных киргизцев, прибыв в стан наш, повелительно требовал от всего каравана подарков, грозя, если оных не получит, разграблением. Ташкентцы, от природы робкие, принуждены были дать ему малое число табака и прочих вещей, что сначала принять не хотел, но когда ему сказано было, что он и того не получит, тогда охотно принял, а мы между тем вступили в путь. Продолжая оный, остановились в пустой степи. Здесь ночью киргизцы угнали у ташкентцев лошадей, однако ж [им это] не удалось, [они] нагнаны и лошади отобраны. А похода было 15 в.

16-го. Продолжали путь степью на NNW, имея в виду горы Каратау. Ночлег имели в безводной и песчаной степи (25 в.).

17-го. Поход был на N и прибыли к речке Чу, а через оную как мы, так и весь караван на приготовленных из камыша волож переправились и на берегу оной ночлег имели (25 в.).

18-го. Продолжали путь к N 12 верст до колодца.

19-го. Из Казан (Казан — вероятно, имеется в виду урочище Казанчай, расположенное к северу от р. Чу) в первый день оттоль на NNWN. Роздых был в степи (25 в.).

Поход был до полудня на N до ключей Ченгельдов (35 в.).

20-го. После полудня [шли] на N, безводною степью до колодца Саванга (Саванга — искаженное слово, видимо, Табан-Кудук, недалеко от Кендерлыка), где в прошлом году были. Ночлег имели у колодца горной воды (20 в.).

21-го. [Шли] безводною степью, ночлег имели у солончака. Похода было 30 в.

22-го. Поход имели на NNO и [шли] песками. Ночлег имели близ колодца Кызкудук. Похода было в сей день 45 в.

23-го. Шли на NO, где султан Худайменде, выслав тюленгута, требовал от каравана подарков (20 в).

Потом [шли] на NNO 15 верст через солонцы. Ночлег имели в степи (35 в.).

24-го. Шли NNO до окончания, Коуртобулы именуемого (45 в.).

25-го. Шли на NNO до озера Бозгак, в коем немочьные (То есть слабые, выветренные) горы, вода бывает (30 в.). [173]

26-го. По тому ж направлению против сего места в левой руке - озеро Каракуль, с полудня на NNO 15 верст, где влево — озеро Боскуль (30 в.).

27, 28-го. По тому ж направлению до Буталыадыра — 20 верст на о, до Ргуат-Сарысу на NO — 20 в., всего 40 в.

29-го. Шли на N 25 верст до озера, при коем из гор [течет] ключ, оттуда на NO — до колодца (25 в.).

30-го. Шли на NO на колодцы КерданлиКулан-Утемес и в левой руке на NNO — озеро, всего 40 в.

Месяц июль

1-го. Шли на NO 25 верст к урочищу Корпетау, до половины прошли речку Нуру до Бала-Кундузды. Похода было 40 в.

2-го. Шли на NO 4 в., на N 15 верст до речки Бекагач-Кундузды, коя впадает в Нуру (30 в.).

3-го. Шли на N 15 верст до речки того же имени Кундузды, потом на N 13 верст до озера Балыктыкуль, на коем и аулы Букей-султана нашли.

4, 5, 6, 7-го. Кочевали с Букейскими аулами.

8, 9, 10-го. Дневали.

11-го. Шли на SO 4 в. до речки Каражал-Карасу. Похода было 20 в.

12, 13-го, Дневали, прибыл из Ташкента караван и отправился в Петропавловскую крепость.

14-го. Шли на NNO через горы Ямакульмияс (15 в.).

15-го. Шли тем же направлением до урочища Якшинияс, коий остался левее. Положение места плоское, причем лес березовый, а потом NNO до урочища Кызылагач при горе Черментау. Похода было 20 в.

16-го. Шли на NNO 15 верст до речки Улендук, коя начало свое приносит из горы Сеимен. На сем месте находилась кайсакская волость Байбуры-каракисек (20 в.).

17-го. Здесь при начале той волости обед. После обеда шли на О 4 в. Похода было 10 в. Здесь оставили горы.

18-го. Шли плотною степью, румб был на NO 20 верст до речки Чадырлы, коя вершину имеет в том же месте, с коего отправились в прошлом году в Ташкент, [шли] на NO подле, речки 20 верст, всего 40 в.

19-го. Шли на NNO 20 верст, подле речки на NNO 20 верст, всего 40 в. [174]

20-го. Шли на О 20 верст до колодца, на NO до солонцова озера, [всего] 20 в.

21-го. Шли на NNO 15 верст до солонца, коий остался левее, потом на N 20 верст, всего 40 в.

22-го. Шли до колодцев на ONO 8 верст, а потом ONO 7 в. до колодцев. Всего похода было 15 в.

23-го. Шли на NNO 10 верст, потом S 10 верст до форпоста Коряковского. Прибыв к оному, переправились через Иртыш, сделав донесение его превосходительству Штрандману, отдав путевые вещи и лошадей, отправились в Омскую.

Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений. Т. 4. Алма-Ата, 1985. С. 240-257.


Комментарии

80. Телятников Дмитрий — казачий атаман, подпоручик, служивший в иррегулярных частях Сибирского отдельного корпуса, В 1796 г. был отправлен сибирской пограничной администрацией из Омска в Ташкент в составе русского посольства сержанта А. С. Безносикова и переводчика капрала Я. Быкова в сопровождении сына султана Среднего жуза Букея — Есым- султана к ташкентскому правителю Йунус-ходже. В августе 1796 г. посольство прибыло в Ташкент, где встретило гостеприимный прием, и через год было отправлено в обратный путь. Вместе с ним в Петербург выехали ташкентские послы Мулла Джан, Ахун Магзум и Ашур Али Бахадур. Посольство, отправленное Йунус-ходжой, положило начало дипломатическим отношениям Ташкентского владения с Российской империей (Соколов Ю. А. Ташкент, ташкентцы и Россия. Ташкент, 1965. С. 70-72; Масанов Э. А. Очерки истории этнографического изучения казахского народа в СССР. Алма-Ата, 1966. С. 84-85).

81. Иунус-ходжа (Юнус-хан, Юнус-ходжа) (ок. 1756/ 1757-1805/1806) — сын Инайат-ходжи, потомок Шейхантаура, сына Шейха Умара Багистани. Независимый правитель Ташкента (1794/1795-1805/1805). Пришел к власти, жестоко расправившись со своими соперниками, при поддержке казахских племен чанышклы и канглы Старшего жуза, которые считались его мюридами. Вел активную борьбу с кокандскими правителями, помогал их противникам в Фергане. В 1803 г., опираясь на казахов племени чанышклы, вторгся в Фергану, но был разгромлен кокандцами под Гурумсараем (на берегу Сырдарьи). После его смерти, при сыновьях Султан-ходже и Хамид-ходже Ташкентское владение пришло в полный упадок, было подчинено, а в 1809 г. окончательно завоевано Кокандом (Бейсембиев Т. К. «Тарих-и-Шахрухи» как исторический источник. Алма-Ата, 1987. С. 96-97).

82. Штрандман Густав Эрнест (Густав Густавович) (1742-1803) — генерал-поручик, с 1798 г. — генерал от инфантерии. Дворянин, уроженец Лифляндской губернии. С 1778 по 1800 г. служил на Сибирских пограничных линиях, с 1787 г. был командующим Сибирской дивизией на границе с Китаем, в 1789-1798 гг. занимал пост командующего Сибирским корпусом и пограничными линиями в Западной Сибири (РБС. Т. Шебанов-Шульц. СПб., 1911. С. 437-439).

83. Фут — русская дометрическая мера длины, равная 1/7 сажени или 12 дюймам, соответствует 0,3048 м.

84. Тогум (Тугум) (ум. ок. 1824) — султан Среднего жуза, старший сын хана Болата, внук хана Абулмамбета. Избран ханом старшинами подрода алтай рода куандык племени аргын Среднего жуза после смерти отца. Пользовался поддержкой цинских чиновников в Синьцзяне, был пожалован титулом «ван». Умер естественной смертью в своих кочевьях. Из его детей в исторических документах упоминается султан Алтынсары, которого Цины пытались возвести в 20-х гг. XIX в. в ханы Среднего жуза, но не смогли реализовать эти планы (Ерофеева И. В. Казахские ханы и ханские династии в XVIII — середине XIX вв. С. 91-92, 135).

85. Есым (Ишим) (ум. 1798) — младший сын Семеке-хана, внук Тауке-хана. В середине 50-х гг, XVIII в. был избран в ханы жителями небольших селений, прилегающих к Туркестану, и кочевавшими в их окрестностях казахскими аулами в противовес хану Абулмамбету. На рубеже 50^60-х гг. XVIII в. соперничал с последним за право обладания г. Туркестаном и в 1758 г. изгнал своего противника из «казахской столицы». Весной 1762 г. при посредничестве султана Аблая и знатного бия Казыбека Кельдибекулы между обоими соперниками состоялось примирение «на таком основании, чтоб в городе Туркестане и с уездными ведомства оного городками быть им обоим ханами». Согласно мирному договору Есыма и Абулмамбетом, г. Туркестан и окрестные селения были разделены на две части. Одна половина города «с одними воротами и с принадлежащими к той половине уездными городками» досталась Абулмамбету, а другая половина, со вторыми воротами и таким же количеством городков — Есыму. После смерти Абулмамбета Есым делил власть над Туркестаном, окрестными селениями и казахскими кочевьями с сыном бывшего соперника ханом Болатом. Был отстранен от власти над г. Туркестаном и его оседло-земледельческой округой ташкентским правителем Иунус-ходжой (ок. 1756/1757-1805/1806), подчинившим своей власти в 1798 г. население Южного Казахстана (Ерофеева И. В. Казахские ханы и ханские династии в ХVIII — середине XIX вв. С. 81, 118-119).

86. Худояр-бек (ок. 1744 — ок. 1800) — независимый правитель Ура-Тюбинского владения, представитель правящей династии из узбекского племени йуз, наследовавший власть непосредственно от своего отца, правителя Ура-Тюбе в середине XVIII в. Фазиль-бека. Проводил политику, направленную на политическое ослабление Бухарского ханства в регионе (Мухтаров А. Очерки истории Ура-Тюбинского владения в XIX в. Душанбе, 1964. С. 18-19).

87. Даба (монг.) — хлопчатобумажная ткань одного цвета без рисунков.

88. Нарбута (Нурбота) (ок. 1751-1799) — суверенный правитель Кокандского владения (ок. 1770-1799), представитель правящей династии из узбекского племени минг. Проводил активную политику по объединению Ферганы и с этой целью концентрировал свои усилия на борьбе за Ходжент с соперничающей группировкой из узбекского племени йуз. К концу своего правления сумел добиться окончательного объединения соседних среднеазиатских владений под своей властью (Бейсембиев Т. К. «Тарих-и Шахрухи» как исторический источник. Алма-Ата, 1987. С. 13-14, 93-94).

Текст воспроизведен по изданию: Путевые дневники и служебные записки о поездках по южным степям. XVIII-XIX века // История Казахстана в русских источниках XVI-XX веков. Том VI. Алматы. Дайк-пресс. 2007

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2022  All Rights Reserved.