Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МУРАВИН И.

Журнал описаниям киргис-кайсакам, каракалпакам, аральцам и хивинцам, и кто какое имеет довольствие, и каким манером носят платья, при сем прилагается всем порознь описании; и как Абулхаир-хан посылал меня к персицкому шаху с грамотой, которая прислана от е. и. в., и что чинилось, также прилагается описание. Описано месяца ноября 1740 году

1. Опись киргисцам

Оные киргис-кайсаки платье носят: рубахи подобны балахонам, по их называют зегды; портки и сверх рубахи чепан; оные рубаху и чепан запусчают в челбары, иль большие штаны, а сверх чепана надевают шубы и кафтаны; подпоясываются выкроенной из красной кожи иль какая есть, шириною в два вершка и меньше; и на оных поясах набиты железные бляшки, и к бляшкам прибиты кожаные сумки для кладки пулек и ледунка для пороху, а на иных бляшках — одни ремешки и большая сумка, в которую кладут кремни и огниву и протчее, что им потребно. Оное, по их, называют узбелик; а когда запросто, носят и опояски. На голове носят тафейки, сверх того шапку разных манеров, по их обычаю; сапоги — манеру хивинского, сделанные из сжатой черной и зеленой кожи, востроносые, и малые шишички; подошвы подбиты гвоздями, а иные носят простые, только сшиты таким же манером.

Жены их носят рубахи, а по их, кулмяк, сшитые из крашеной синей и красной бязи 60 и из протчего, что случится, подобно так, как россиские староверские жены носят сарафаны, только оные с рукавами; и портки и сверх того чепаны. На головах носят касавые, которые сделаны кругло, клееные с холстом; и ко оной касавой пришиты шевкали, которые сделаны из жемчуга и морьяна 61 на нитках; а у иных — половинчетые белые зерна, и пришиты к сделанному нарочному холсту на клею; и как наденет, то оные шевкали лежат по счекам, и подвязывают под бороду; и сверх той касавой навертывают белой бязью и тафтой 62 и под бороду, которое называют урамал; и назад свешивают касыней, и под касынею заплетают две косы, пока волосы станут, потом совьют вместе к сделанной нарочной белой бязи до самой земли. На ногах — сапоги, такие же как и у мужчин. [79]

Дочери их рубахи и портки носят, как и бабы, только на головах тафейки, которые кругом обвешены морьяном и половинчетыми зернами, а у иных и деньги; волосы заплетают кос по тридцать и больше кругом головы, пока волосы станут, потом вместе совьют также к сделанной нарочно белой бязи до полу.

Означенные киргисцы больше кочуют и зимуют по Оре в вершинах, по Иргизу, по Тоболу, по Тургаю, по Ишиму рекам, по урочищу Каракуму, на котором вырыты колодцы, и малое дело — за Сырдарьей-рекой с Абулхаир-ханом. У оных киргисцов скотина: лошади, овцы, козы и по малому делу верблюдов; изредко у иных есть и коровы. Хлеба не сеют и сена не косят, и скотина их больше наедается от травы юшану.

2. Опись каракалпакам

Оные каракалпаки платье носят такое ж, как и киргис-кайсаки, только не имеют таких поясов из красной кожи; только те имеют, которые познатнее.

Жены их такое же носят, как и киргиския, только касавые их сделаны из меди, луженые серебром, а иныя имеют серебряные; и наверху их сделаны шишички небольшие, и во оных шишках вставлены камешки простые, больше морьян; также пришиты шевкали к сделанной нарочной из холста, которую надевают под касавую; и между означенных шишек мало накрыто белой бязью и урамалом, и подвязывают под бороду, и назад спущают также как киргиские касынеи, и косы завивают таким же манером.

Дочери их, как и киргиския, только волосы заплетают в две косы по плечам, пока волосы станут, а потом совьют вместе к сделанной нарочной белой бязи до земли.

Означенные каракалпаки живут по обе стороны Сырдарьи и Адаматы, и Кувандарьи рек, и близ оных рек на озерах; и сеют в низких местах около оных рек и озер хлеб, пшеницу, ячмень, просу; земля песчаная с илом; и пашут на быках; и на пашню из рек и из озер напусчают воду; ездят больше на быках в телегах, а по их арбы, которые сделаны на двух колесах; оные колеса вышиною в 2,5 и в 3 аршина, сделаны из лесу турангану. Скотина у них: лошеди, овцы, козы (против киргизских меньше), коровы, верблюдов редкой имеет; сено косят камыш, а лошади больше сыты бывают от травы юшану. [80]

3. Опись аральцам

Оные аральцы платье носят, как и каракалпаки; а знатныя их старшины имеют при себе за кушеком кинжал, которой сделан из булату величиною и с череном в 6 вершков; черенья из белой рыбьей кости; и врезано в черенья камешки разных цветов, яханты и алмасцы; ножны золотые, у многих же серебрены вызолочены, а которые не столь богаты, те имеют черенья простые без каменьев, ножны из зеленой сжатой кожи.

Жены их платье носят такое ж, как и каракалпацкие, только на головах сделаны на клею круглые подобно так, как россиские женщины носят чепцы, и ко оным пришиты сделанные на клею душки, и обшиты черным бархатом иль иным чем от черных вещей шелковых; и как наденет, то оныя душки лежат по счекам, и подвязывают под бороду, а сверх того мало обвяжут бязью иль платком; також-де и назад связывают косыней и завивают косы; как и каракалпацкие; и куда пойдет, то всегда надевает сверх всего на голову чепан, какой есть.

Дочери их платье носят такое ж, как и бабы; на головах - тафейки, и сверх того на лбу повязывают сверченным тафтяным платком, иль какой есть, и завивают две косы, пока волосы станут, а потом вместе совьют к сделанной нарочной бязи иль белой тафты, и до земли.

Означенные аральцы живут близ Аральского моря около реки Улударьи и по обе стороны от самого устья вверх: по правую сторону — до речки Кулабий, а по левую — до гор Биштюбя; а город у оных аральцов — Шахтемир, построен, не доехав Улударьи-реки 53 версты на канале, которой пропусчен из речки Узень-дарьи, и сделан был из глины, и ныне весь развалился; а прочие кочуют вместе, кибиток по сту и до пятисот; и в означенном городе построения нет, кроме кибиток. Оные сеют хлеб около оных рек Улударьи и Узеньдарьи, а близ озер — пшеницу, просу, ячмень, зюгар, из котораго делают крупу, а цельной кормят лошадей. Пашут на быках и на пашню напусчают из рек и из озер воду; земля иловая с чернью; места ровныя и камышастые; также имеют телеги, как у каракалпаков, впрегают быков и лошадей. Скотина у них по малому делу коров, овец, коз, лошадей, а у иных есть и аргамаки; верблюдов редкой имеет; курят для яиц, а их не ядят; сено косят, камыш. Овощ: арбузы, дыни (по их, кауны), тыквы, огурцы, морковь, репа, редька, свекла, чеснок, лук, горчица. [81]

4. Опись хивинцам

Узбеки, то есть дворяне, или служивой люд; сарты, то есть купцы, и оные у них знатные люди; платье носят такое ж, как и аральцы; знатные люди и кинжалы при себе имеют такие ж; оные ж узбеки и сарты шапки обвивают парчицами толковыми и кушеками персицкими и протчим от парчиц разных цветов, а по их, челмы; а простой народ ничем отмены не имеет от простого народу аральского.

Жены их и дочери ничем не отменны от аральских, только богатея. Означенные хивинцы жилисче имеют близ вышеозначенной реки Улударьи вверх по правую сторону на каналах, которые пропусчены из оной реки; а по левую в их владении гора Шельдельтау, о которой сказывали мне в Хиве имеюсчияся россиские пленники, что есть в оной горе руда серебреная и золотая, которую и пробовали, то из оной золотой руды выходила третья часть золота. И которой человек оную руду отыскал и объявил бывшему в Хиве хану Шергазе, то оной хан приказал его живова зарыть в землю, чтоб про то никому не сказал, боясь протчих государств; которая ныне под великою заповедью; и оная гора при каком месте и урочисче, означена в ландкарте.

У вышеписанных хивинцов во владении восемь городов, сделанные из глины; стены вышиною сажень по пяти и по шести; и кругом вырыты каналы; и в них построения из глины сделаны избы и протчее, что им потребно; и у многих кибитки.

Оные ж сеют хлеб, пшеницу, полбу, ячмень, пшено сорочинское, просо, зюнгар, масы, кунзют, хлопчатую бумагу и табак; земля иловатая, с песком; и на пашню из каналов напусчают воду; пашут на быках и впрегают в телеги, такие ж, как у аральцов. Места ровные. Скотина: верблюды, коровы, лошади, аргамаки и простые, ишаки, овцы, козы. Птицы: гуси, утки, курицы. Овощ родитца: яблоки, алимурт, анар, изюм, дзида, тут, шабдалы, арбузы, дыни, огурцы, морковь, репа, редька, капуста, лук, горчица. Лес саженой по садам: березы, осинник, ветельник, осокорник, тальник; туранган сам родитца; також и овосчевые деревья сажают; дерево тут, на котором родятся ягоды тут, и делают на оном дереве черви шолк. И около садов из глины сделаны кругом стены вышиною в 6 четвертей 63 и больше; и в сады также пропусчены каналы и построены домы из глины и кибитки. Оные ж [82] имеют заводы хлебные, мельницы и толчеи, которыми действуют верблюды, лошади и быки.

И имеют своего хана деньги медныя; и делают порох, а серу горючую покупают в Бухарии.

Сена косят, камыш и сеют биду, иль яшку, которую дважды в лето косят.

И при вышеписанных реках Сырдарье, Кувандарье, Улударье имеются перевозы; лодки сделаны из мелкого лесу турангану; величиною оные лодки сажени по 2, по 2,5 и по 3, и подымают лошадей по пяти и меньше; весел не имеют, перегребают палками; и больше оные лодки делают в Ташкенте и Торкустане. Во оных реках Сырдарье и Улударье рыба: осетры, севрюги, стерляди, сомы, белая и протчая мелкая; в Кувандарье и Адамате, во озере, иль заливе, Карасаре — сазаны, счуки. И в камышах подле оных рек имеются звери: барсы, волки, чекалки, лисицы и барсуки.

Опись, как ездил с грамотой е. и. в. к персидскому шаху от Абулхаир-хана геодезист Муравин

Прибыли в Хиву ноября 7-го дня, и по прибытии Абулхаир-хан сел в Хиве на ханство. И на другой день, то есть 5-го числа, оной хан и порутчик Гладышев послали меня с толмачом Араслановым, дав мне присланную с нами е. и. в. к нему, хану, милостивую грамоту, для объявления персицкому шаху, что оной Абулхаир-хан в подданстве е. и. в. Также есче послал со мной своих шесть человек: киргисца однаго, каракалпака однаго, аральцов четыре человека; того ж числа в 4 часу пополудни с означенными и поехал. И от оной Хивы отъехав дватцать верст, ночевали. И 9-го числа в 6-м часу пополуночи поехали; проехав семь верст, приехали к поставленному от персицкаго войска караулу, на котором стоял порутчик и прапорсчик и при них сто человек войска; и оной порутчик послал с нами для провожания до войска два человека; и от оного караулу поехали до города Ханков шесть верст, которой взят от хивинцов означенным шахом персицким. И подле онаго города стоят войска его и сам; и приехали в означенное войско в 10-м часу; и посланные от караулу с нами два человека объявили нас близ шахских полаток караульному офицеру; оной офицер объявил нас имеюсчемуся при нем, шахе, хану иль министру, которой нас спрашивал, для чего мы приехали и от каго. На то я ему [83] донес, что присланы мы от е. и. в. к Абулхаир-хану с милостивою грамотою, с которою он меня и суда послал для объявления его шахскому величеству; а протчия, посланныя со мною, объявили, что присланы от оного ж хана и от аральского владельца Артык-бека и от каракалпаков к его же шахскому величеству с письмами: киргиской — от хана, аральской — от Артык-бека, каракалпацкой — от каракалпаков. У которых взял письма, и понес к означенному шаху, и приказал нас отвесть в палатку, в которой мы немнога время были; и пришел означенной же хан со их подъячим и записал их имена, а наших имян не спрашивал. И объявил мне означенной хан, что его шахское величество изволил похвалить, что ты приехал; и из оной палатки приказал в другую палатку отвесть, в которой живет их порутчик, И в оную палатку пришли в 11-м часу; в том же часу в означенную палатку пришел к нам аральской бывшей владалец Мухаммет-бек, которой служит при означенном шахе и не в малой милости находится. И стал оной со мною говорить, что зачем мы к Абулхаир-хану приехали. На то я ему сказал то же, как и вышеписанному хану, и объявил о грамоте. И оной, взяв у меня, и носил к шаху, и от него назад принес ко мне вскорости и притом сказал: «Его-де шахское величество изволил читать и по прочтении изволил похвалить. И в первом часу пополудни принесли нам обедать на трех великих сделанных из дерева подносах, и на них наставлено фарфоровых блюд и чашек, в которых разное кушанье было. И в 3-м часу вышеозначенной же хан пришел к нам, и за ним принесли заверченные в кановате 64 чепаны парчевые и кушеки толковые с серебром и челмы их, которые обертывают на шапки, и по сту дватцати четыре серебреные рубля, и оное нам всем роздал. И как оные чепаны надели и челмы на шапки обертели, то оной же хан повел нас пред шаха. И как мы шли к нему, то по обе стороны стояло несколько войска по одному человеку в ряд, и в руках держут топорики, и близ его в богатом платье; а сам сидел отдаль от войска, например, сажен пятнатцать иль больше, близ своих полаток на золотых креслах, поджав ноги. И как пришли мы пред него, то остановили нас, не дошед сажен тритцать, и учинили, по их обычаю, поклон нижеследующим образом: прижав руки к груди, поклонились в пояс дважды, потом сняли шапки, оберченые челмами, и взглянули на небо, и говорили: «Альхам ду лила», то есть «Слава Богу». И как оное учинили, то изволил спросить переж меня, потом и их, кой [84] которого народу. И ему показывали их поменутой же хан и аралец Мухаммет-бек. И потом изволил им говорить чрез означенного Мухамметя: киргисцу — «зачем ты суда приехал и от кого?» И оной киргизец ничего ответствовать не мог. Потом приказал нас есче к себе ближе подвесть и изволил им сам всем говорить, что «зачем вы приехали и от каго да от каго?» И на то доносил ему аралец, присланной со мной, что «присланы мы от Абулхаир-хана и аральского владельца Артык-бека с письмами к вашему шахскому величеству». И на оное изволил им сказать: «Хорошо, что вы приехали, а Абулхаир зачем приехал в Хиву?» И они ему донесли: «Абулхаир-хан приехал в Хиву по просьбе аральского владельца Артык-бека». И оной шах изволил сказать, что «очень хорошо; а которую он, хан, от е. и. в. милостивую ему грамоту прислал ко мне с росискими людьми, что он в подданстве е, и. в., которую я и читал и признаваю его по оной грамоте верноподданным е. и. в.; и как е. и. в. изволит его жаловать, так и я его жалую; и чтоб оной Абулхаир-хан со всеми старшинами хивинскими и аральскими, и каракалпаками, и киргисцами приехал ко мне, и что он от меня желает, то ему и будет; а ежели ж не будет, то б на меня не пенял, и уйтить от меня некуда будет». Потом приказал нам иттить назад, и проводил нас тот же хан до полатки и объявил, что изволил шах приказать, чтоб вас завтра ране отправить. И как стал вечер, то присланных со мною послов из оной палатки повели в другия палатки, по два человека, ночевать; а нам тут приказали. И в вечеру означенной палатки хозяин, порутчик, говорил со мной, что его шахское величество, едучи суда, послал к е. и. в. посла и с ним отправил е. и. в. золотые кресла, пятнатцать слонов, двести аргамаков, которых приказал подковать золотыми подковами. И потом стал я его спрашивать, что которые были россиские пленники в Бухарии, оные ныне где? И на оное он мне сказал, что оных всех его шахское величество изволил приказать отобрать и отдать имеюсчимся в Бухарин росиским купцам; также обесчает, которые есть и здесь в Хиве, всех отослать же к е. и. в.; и между тем упоминал, что есче намерен его шахское величество на предыдусчей год итти вверх по Сырдарье-реке под городки Туркустан и Ташкент. И в 10-м числе в 8-м часу пополуночи, отправили нас; и с нами изволил от себя к Абулхаир-хану в Хиву посла вышеписанного Мухаммет-бека (и при нем два человека в пансырях с ружьями и копьями; также и при после был сайдак и ружье) и с ним [85] послал от себя грамоту; с которым и поехали к означенному Абулхаир-хану. И не доехав до Хивы пять верст, послали наперед двоих посланных со мной аральцов, чтоб оному хану донесть, что едет от шаха посол. И оной посол, не доехав до города две версты, остановился; и хан для встречи его выслал вышеозначенного аральского владельца Артык-бека и каракалпацкаго старшину Уразак-бия и киргисца Елган-бия и хивинских несколько человек. И оные как приехали к означенному послу и стали его звать в город, и он им на то сказал, что «я ехать в город не смею, хотя я столько Абулхаир-хану и поверю, а что хивинцам, непостоянным людям, поверить никак невозможно, ибо и прежде посланы были от нас послы, и тех побили до смерти, а троим носы и уши обрезали и отпустили»; и при оном месте остался, а посланную с ним грамоту к хану отдал аральцу, которой ездил со мной послом, и я от него поехал. И как к Абулхаир-хану приехали, то посланную со мной е. и. в. грамоту к шаху персицкому ему я почтенно вручил; потом донес ему, что «его шахское величество приказал вас и со старшинами просить к себе, и что вы желаете, то обесчал вам учинить». И как я оное сказал, и хан приказал мне сесть. И означенной аралец присланную от шаха грамоту вручил, и оной хан приказал ее прочитать, и по прочтении грамоты послал означенного от шаха посла ехать, а мне приказал иттить в квартиру; и вышеписанный посол к оному хану приехал. И в 11-м числе оной хан хотел послать к шаху с подарками послов: сродственника своего Мияс-салтана да старшину Елган-бия. Да в то же время оной хан получил письмо из города Ханков от узбеков и сартов, которое писано к хивинским узбекам и сартам, в котором, между прочим, написали, чтоб означенного хана, как можно до приезду шахова из Хивы не загустить. И он оного письма испужался, обманом сказал, что «я сам еду к шаху», из Хивы бежал; и как из города выехали и поехали не в ту сторону, то хивинцы с городовой со стены стреляли по нас из ружей.

Географические известия. 1850, С. 586-599.


Комментарии

60. Бязь (араб.) — плотная хлопчатобумажная ткань.

61. Марьяны (морьяны) — алые крупные смолистые бусы.

62. Тафта (от перс. тафте) — плотная хлопчатобумажная или шелковая ткань с мелкими поперечными рубчиками или узорами на матовом фоне.

63. Здесь имеется в виду четверть аршина, равная 18 см.

64. Канават (кановат) — шелковая ткань, цветная и с узорами.

Текст воспроизведен по изданию: Путевые дневники и служебные записки о поездках по южным степям. XVIII-XIX века // История Казахстана в русских источниках XVI-XX веков. Том VI. Алматы. Дайк-пресс. 2007

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2022  All Rights Reserved.