Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Взыскано Кучаком рублей серебром

Представлено в совет рублей серебром Утаено рублей серебром

Со стороны Дюсембая Баймуратова 110 за 1855 г.

Черкембая Джаманова 282 за 1855 г.

Джуламана Бутова 22 за 1855 г.

Байгазы Куйбаова 10 за 1854 г.

Утягалия Тастемирова 14 за 1854 г.

Всего

70

168

-

 

 

40

114

22

10

14

200 [225]

Кучак пронырлив и хитер. По значительному до сего времени влиянию его в совете киргизы считают его одним из главных действователей оного и боятся его; поэтому весьма трудно добиться доказательств беззаконным поступкам этого султана. Если бы он каким-либо случаем узнал, что проделки его мне известны и что я принимаю меры к открытию оных, то конечно употребил бы все средства, чтобы помешать успеху моих действий; и устращенный Кучаком, старшина бершева рода Черкешбай Джаманов вряд ли бы решился передать мне подлинную расписку, при сем представляемую к вашему пр-ву, в получении от него султаном Шигаевым в зякете 282 руб. сер. Между тем, как из дел совета видно, что султаном этим представлено зякетных денег с Джаманова отделения только 168 руб., как ваше пр-во изволите усмотреть из представляемой при сем копии с документа, находящегося в делах совета. Стало быть, он из одного этого отделения утаил казенных денег 114 руб., что вполне подтверждается сделанным мне шпионом моим доносом и дает вероятие прочим показаниям его против султана Кучака.

Наконец, обязан доложить вашему пр-ву, что приказание ваше киргизам прикаспийских округов, чтобы они подавали прошение на султана Кучака отдельно каждым лицом, вряд ли будет произведено ими в исполнение, пока султан этот останется заседающим в совете; тем более, что киргизы напуганы бывшими у них нынешним летом отрядами, побоятся вступить в состояние с таким сильным и значительным лицом, каким они привыкли считать султана Кучака.

Представляя обстоятельства эти на усмотрение вашего пр-ва, имею честь доложить, что, по моему убеждению, необходимо султана Кучакгалия Шигаева, как человека злонамеренного, вредного и в высшей степени наглого взяточника, не только отставить от занимаемых им должностей, но вместе с тем навсегда удалить из орды.

За председательствующего [подпись неразборчива].

ЦГА КазССР, ф. 4, on. 1, д. 5431, л. 63-65 и об. Копия.

Журнал главного управления Западной Сибири по поводу оказания помощи казахам-беднякам.

1856 г., мая 31

Член государственного совета, г-н генерал-адъютант Анненков, ревизируя бывшее Пограничное управление сибирских киргиз (ныне Областное правление), между прочим, заметил, что в Уставе общественного призрения (т. XII, ст. 1912-1918) вменено окружным приказам в обязанность увечных, престарелых, сумасшедших и вообще не имеющих возможности пропитать себя трудом, иметь на особом попечении и доставлять им общественное призрение, для чего велено иметь в каждом округе от 5 до 10 кибиток собственно от правительства и построить больничный дом для помещения от 150 до 200 человек, преимущественно бедных и тяжело больных из киргиз, а до постройки сих заведений содержать больных в особых кибитках. Но до ныне ни в одном из 7-ми округов не имеется подобных заведений, почему предложил Пограничному управлению представить генерал-губернатору Западной Сибири обстоятельный проект об устройстве в степи больниц и других благотворительных заведений.

Совет Главного управления Западной Сибири при обсуждении [226] мер к исправлению беспорядков и упущений, открытых означенной ревизией, журналом 10 января 1852 г. за № 2 обязал Пограничное управление представить в сколь возможно скорейшем времени проект об устройстве в окружных приказах помянутых заведений по мере необходимости и денежных средств.

Пограничный начальник сибирских киргиз в донесениях об успехе мер, предпринятых к исправлению беспорядков по Пограничному управлению, относительно вопроса о благотворительных заведениях изложил следующее: что учреждение в степи больниц для пользования киргиз, не имеющих еще доверия к русским врачам и предпочитающих лечение своими народными средствами, он признает рановременным, полагая достаточным объявить киргизам чрез волостных управителей и аульных старшин, что они могут в случае болезни являться в окружные приказы и получать бесплатно медицинские пособия, для чего и употреблять ассигнуемые ежегодно приказом на больницы 142 руб. 85 5/7 коп. Впоследствии же, когда киргизы в состоянии будут оценить вполне благодетельные последствия попечений о них правительства и убедятся на деле в пользе меры, принятой к образованию из среды их людей, знающих фельдшерское дело по правилам науки, приступить к устройству больничных заведений, заготовляя исподволь нужные для сего материалы на счет имеющихся в приказах остатков ремонтной суммы.

Бедные киргизы снискивают себе пропитание пастьбой скота, как у своих однородцев, так и на казачьей линии и даже в округах Тобольской и Томской губерний, а совершенно дряхлые и увечные призираются своими единомышленниками, доставляющими им. все возможные пособия. Но дабы более привязать народ к обращению с русскими и доказать заботливость о них правительства, г-л-г-м-р Клейст полагал достаточным обязать окружные приказы и в особенности старших султанов иметь постоянно вблизи самих приказов от 5 до 10 юрт для призрения увечных и дряхлых на счет суммы, отпускаемой на благотворительные заведения и могущей составиться из добровольных приношений, под ближайшим надзором непременного члена приказа, которому поручить снабжение призреваемых одеждой и пищей, согласно с правилами, установленными в приложении к 1012 ст. XIII т. для заведений приказов общественного призрения.

Совет Главного управления при обсуждении сего обстоятельства нашел, что свойственное всем инородцам недоверие к предлагаемым им от правительства средствам медицинского врачевания доказывается примером больниц, учрежденных в Березовском крае для остяков. Возможность успеха в распространении подобных заведений между киргизами можно иметь, если они будут вверены управлению не русских чиновников, а их же однородцев и если призреваемые в больницах не будут лишены назидания своего духовенства, и что в сих видах можно бы было ожидать гораздо более пользы от поручения учрежденных при приказах приютов для призрения дряхлых и увечных киргиз, вместо непременного заведения, надзору старшего султана и киргизских заседателей приказа. И потому заключил предоставить г-л—м-ру Клейсту сделать немедленно распоряжение об учреждении при каждом приказе от 5 до 10 юрт длят помещения и призрения дряхлых и увечных киргиз е тем, чтобы заведывание этими юртами вверено было киргизским заседателям и [227] старшим султанам и чтобы в расходах на снабжение призреваемых одеждой и пищей не было допускаемо никакого излишества, несовместного с их бытом и потребностями.

Ныне и. д. военного губернатора области сибирских киргиз представил на усмотрение и утверждение г-на генерал-губернатора (от 7 мая за № 968) предположения Областного правления о мерах к доставлению призрения дряхлым и увечным киргизам. Из сего донесения, как равно и из производившейся по сему предмету в Главном управлении переписки, видно следующее: Окружные приказы, по получении указов Областного правления об устройстве при оных на счет сумм, отпускаемых на содержание благотворительных заведений, и на счет капитала, могущего составиться из добровольных приношений юрт для призрения убогих киргиз, объявили через старших султанов и почетнейших лиц киргизскому народу об означенном предложении правительства и по мере поступления от старших султанов отзывов, представляли в Областное правление донесения по сему предмету, а именно:

Баян-Аульский приказ, имея в виду, что в 1853 г. состояло на лицо ассигнуемой ежегодно на ремонт зданий суммы 1793 руб., спрашивал Областное правление, сколько из сей суммы уделить на устройство благотворительных заведений, причем приказ представил смету, по которой на построение одной юрты и на заведение одежды и обуви для одного человека исчислено по 55 руб. 95 коп. Областное правление приняло эти сметы к делу впредь до получения таковых из прочих приказов.

Каркаралинский приказ донес, что для помещения бедных киргиз народ пожертвовал безвозвратно три юрты со всем к ним прибором, объявив впрочем, что дряхлые и увечные не будут допускаемы к помещению в эти юрты, так как они получают пропитание и одежду в самих волостях. По смете сего приказа стоимость одной юрты вместе с одеждой и обувью для одного призреваемого исчислена в 32 руб. 3 коп. сер.

Акмолинский приказ. Что старший султан, доставив в приказ пожертвованные народом две юрты, отозвался, что народ не согласился на большие приношения и что более сих юрт, по мнению его, дающихся в призрении, нет, как отозвались волостные управители, Джаилаева, не нужно вовсе, ибо дряхлых и увечных киргиз, нужа если и есть в их ведении бедные киргизы, то таковые содержатся зажиточными их родственниками. На заведение же одной юрты и одежды с обувью для одного киргиза, по сметам сего приказа, исчислено 73 руб. 80 коп. сер.

Киш-Мурунский приказ. Что по убеждению старшего султана каждой волостью сего округа доставлено в приказ по одной юрте, всего —6, а для бедных и увечных пожертвовано народом 211 руб. 16 коп. сер., сметы же на устройство юрт, вероятно, по мнению оных, для каждой волости с наличности, приказ не представил.

Кокчетавский приказ — что киргизами сего округа- пожертвовано 17 руб. 30 коп. для призрения дряхлых, сверх этого, управители 7 волостей обязались подписками приютить дряхлых и увечных своих родовичей, но не в отдельных юртах при приказах, а на тех урочищах, которые они намерены отвести для бедных, и занять сих последних хлебопашеством, для чего изъявили готовность сделать пожертвование скотом, земледельческими орудиями, семенами и пр. [228] Бий же Качкынбай Кончагуров объявил присутствию, что бы для примера другим добровольно принимает на себя следующее: 1) всех бедных и увечных киргиз Андагуль-Ораз-Баимбетевской вол. устроить на собственных его урочищах; 2) приготовить к весне 1854 г. потребное количество семян, земледельческих орудий и скота для вспахивания земли безвозвратно; 3) по возможности и времени выстроить потребное количество домов с прислугами и устроить ветряную мельницу и 4) для обучения киргиз земледелию, постройкам и обращению с мельницей, нанять на свой счет людей. Но исполнены ли в какой мере эти предположения, неизвестно.

По рассмотрении таковых донесений окружных приказов, Областное правление нашло, что так как производимая уже несколько лет с окружными приказами переписка по предмету устройства при оных юрт для приюта дряхлых и увечных киргиз не привела ни к какому результату, и из нее виден почти общий отзыв киргизских родоначальников, дряхлые и увечные киргизы, по их обычаям, призреваются или родственниками или другими зажиточными киргизами. Весьма же немногие сделали для этой цели пожертвование деньгами и юртами, именно деньгами в округах: Кокчетавском — 14 руб. 20 коп., Киш-Мурунском — 218 руб. 11 коп. и юртами: в Акмолинском — 2-я, Киш-Мурунском — 5-ю и Каркаралинском — 3-я, то по сему и принимая во внимание, что учреждение при приказах юрт для приюта дряхлых и увечных киргиз по ограниченности средств приказов не может обеспечить всех нужд и потребностей призреваемых как относительно надзора за ними, так и в содержании их, что по привязанности киргиз к кочевой жизни всякое о немощных попечение, при условии водворения их на одном месте, было бы для них крайне тягостно, и что, наконец, благотворители, находясь вблизи призреваемых, имеют всю возможность помогать им своими средствами. По журналу сему, состоявшемуся 22 марта сего года, заключено учинить следующее: 1. Вместо устройства юрт при приказах для приюта дряхлых и увечных киргиз, оставить призрение их на существующем между киргизами положении, для чего, обратив пожертвованные юрты в распоряжение волостных управителей, предписать приказам предоставить киргизам для надзора за призреваемыми избрать из среды себя почетнейших людей в качестве попечителей до 4-х человек с каждой волости. Обязанностью их будет кроткими и благоразумными внушениями своим родовичам стараться склонять их к помощи ближним и добиться об удовлетворении необходимых потребностей оных. 2. Если бы в какой-либо волости благотворительные средства оказались недостаточными, то пополнять оные из сумм, на этот предмет в приказах имеющихся; посему вышеупомянутые попечители чрез волостных управителей должны благовременно доносить об этом приказам, которые, нисколько не медля, обязаны сообщить нужды призреваемых и отпускать в распоряжение попечителей необходимое количество денег при шнуровых книгах; книги сии, по израсходовании денег, должны представляться в приказы для контроля; причем, внушить приказам, что выдача денег на означенный предмет, ограничиваясь одной необходимой потребностью, ни в каком случае не должна превышать ассигнованной в приказы суммы. Пособия от казны должны служить лишь дополнением к добровольным пожертвованиям ордынцев. Если бы сумма сих пожертвований не удовлетворяла, то на [229] расходование денег и скота, жертвуемых киргизами для призрения дряхлых и узечных, не должно быть никакого ограничения со стороны приказов, и контроль попечителей в сем отношении предоставить обществу почетнейших и уважаемых в волости ордынцев. 3. Волостным управителям, киргизским заседателям и старшим султанам вменить в непременную обязанность во время разъездов по делам службы в волостях и аулах вникать внимательнее в настоящий предмет и удостоверяться, каким успехом возложенное на попечителей поручение сопровождается, стараясь и со своей стороны содействовать всеми зависящими от них средствами к достижению желаемой правительством цели. 4. За сим производящуюся переписку о заведении при приказах юрт прекратить.

Госархив Омской обл., ф. 3, on. 3, д. 3831, л. 342-353. Отпуск.

Предписание командира отдельного оренбургского корпуса Катенина управляющему присырдарьинскими казахами надворному советнику Осмоловскому о поощрении казахов, отличившихся в работах по улучшению фарватера на р. Сырдарье.

1857 г., июня 24

Начальник Сыр-Дарьинской флотилии рапортом от 28 минувшего апреля за № 111 донес предместнику моему, генерал-адъютанту графу Перовскому, что ваше высокоблагородие, возвратив капитану 2-го ранга Бутакову 400 руб. сер., доставленные вам для удовлетворения киргиз, работавших минувшей осенью на прорытии перешейков Джаман-Дарьи и расширении протока Киткан-су, отозвались, что исполнить этого невозможно по следующим причинам:

«Работы по прорытиям производились киргизами, сменявшимися ежедневно, как местными, т. е. игинчами сыр-дарьинскими, так и прикочевывающими в район форта Перовский на зимовки, а потому удовлетворение их было бы до чрезвычайности мелко, и могло бы возбудить много неудовольствий, ибо по числу обратившихся работников правильная раскладка этих денег невозможна, что понимают и сами киргизы. Притом еще неизвестно, до какой степени эти прорытия удовлетворят своей цели».

Вследствие этого вы объявили киргизам, что работы производились ими бесплатно.

Считаю нужным уведомить вас, что я нахожу распоряжение это совершенно несправедливым, потому что удовлетворение рабочей платой хотя тех ордынцев, которые кочуют ныне по р. Сыр-Дарье, как бы оно ни было мелочно, во всяком случае уменьшит число недовольных, к которым наверное принадлежат ныне все работавшие на Джаман-Дарье киргизы. Я убежден, что хотя киргизы понимают невозможность правильного удовлетворения их в настоящее время, тем не менее они видят несправедливость в отказе им платы и понимают, что во всех встреченных ныне затруднениях они ни мало не виновны. Что же касается до результатов прорытия перешейков на Джаман-Дарье, то они могут зависеть от степени основательности самого предположения этих работ, а никак не от работавших киргиз, которые не могут подлежать ответственности в случае неудачи. К тому же по смыслу § 45 инструкции чиновнику МИД киргизы не могли быть высылаемы на работу без вашего наряда, следовательно, [230] вам должно быть известно, от каких аулов и какое число киргиз ежедневно обращалось на работах.

Предлагаю вашему высокоблагородию приступить немедленно к изысканию средств вознаграждения ордынцев, участвовавших в сказанных работах и ныне кочующих по р. Сыр-Дарье, имея в виду удовлетворение впоследствии при удобном случае, например, по возвращении на зимовки или прикочевании к р. Сыру, и тех аулов, которые ныне значительно удалены. О последующем вы имеете мне донести, с объяснением, на каких условиях были вами нанимаемы киргизы минувшею осенью.

Вместе с сим, капитану 2-го ранга Бутакову предписано доставить в ваше распоряжение ассигнованную на вышесказанные работы сумму.

Я надеюсь на вашу распорядительность.

Генерал-адъютант Катенин.

Исправляющий должность начальника штаба

г-л — м-р Бутурлин.

ЦГА КазССР, ф. 383, on. 1, д. 40, л. 8-9 и об. Копия.

Из отчета Оренбургской пограничной комиссии за 1857 г.

Выручка киргиз от обмена скота на линии. Кроме скота, пошедшего на убой для местного продовольствия, киргизы зауральской орды доставили в течение 1857 г. на меновые дворы оренбургского таможенного округа следующее оного количество:

Верблюдов 180

Лошадей 5189

Рогатого скота 12 107

Коз 3205

Баранов 378 273

Всего: 398 954 головы, что хотя и составляет само по себе весьма значительную цифру, но тем не менее пригон 1857 г. уступает 1856 г. «а 91 550 голов. Причиной такого уменьшения можно считать огромный урон, действительно понесенный киргизами в стадах своих зимой 1855—1856 гг., но приняв в соображение, что летом 1856 г., т. е. вслед за помянутым бедствием, киргизы доставили на меновые дворы то же количество скота, какое было пригнато и в 1855 г. (491 804 головы), помянутая причина едва ли окажется состоятельной, и меньший против 1856 г. пригон скота едва ли не вернее будет объяснять высокими ценами на этот предмет в 1857 г., вследствие чего за 400 000 голов скота в сем году ордынцы выручили более, нежели за 500 000 в 1856 г., а именно в 1856 г. киргизы взяли за свой скот на меновых дворах, по таможенным сведениям, товарами и деньгами на 1 049 874 руб. 95 коп., тогда как в 1857 г., по тем же сведениям, выручили они 1 157 424 руб. 19 коп., или на 107 549 руб. 24 коп. более, а так как в 1857 г. сбыто было зауральским киргизам с линии: верблюдов 581, лошадей 5305, рогатого скота 530 и баранов 507 голов на сумму в 46 596 руб. 50 коп. или на 4238 руб. 5 коп. более, чем в 1856 г., то всей прибыли от продажи живого скота на линии [231] приобретено в 1857 г. киргизами на 1 110 827 руб. 69 коп, по таможенной оценке, а в действительности гораздо более.

Из отчетов настоящего и за два предшествовавших года видно, что верблюды и лошади не составляют, таким образом, для зауральской орды выгодного предмета мены с линией, ибо сколько их пригоняется из степи, столько же почти и сбывается туда, главная же прибыль получается ордынцами от продажи баранов и отчасти рогатого скота.

Выручка киргиз от обмена по линии сырых произведений своего скотоводства. Произведений скотоводства своего променяли киргизы на линии в том же 1857 г.:

мерлушек 595 042 шт. на 63 822 руб. 88 коп.

кож сырых 255 141 шт. на 107 067 руб. 72 коп.

шерсти разной 33 503 п. 35 ф. —45 685 руб. 10 коп.

пуху козьего 972 п. 12 ф. — 4606 руб. 50 коп.

сала 4091 п. 4 ф. — 5406 руб. 61 1/2 коп.

Итого: 226 588 руб. 81 1/2 коп. .

или на 5547 руб. 47 1/2 коп. менее, чем в 1856 г., который впрочем, по мене этими статьями превосходил целый ряд предшествующих годов и большое против 1857 г. количество кож (321 870 шт.) представил на мену вследствие бедственного тогда падежа.

Выручка киргиз от обмена на линии произведений собственной промышленности. Единственные изделия киргиз, составляющие видные статьи промена на линии, суть кошмы, армячины и армяки, товара этого променено было ими в 1857 г.:

кошм 5575 шт. на 5385 руб. 25 коп.

армячины и армяков 10 210 шт. на 7696 руб. 45 коп.

Итого: 13 081 руб. 70 коп.

или на 3663 руб. 3 коп. менее, чем в 1856 г.

Общее заключение о торговле киргизскими произведениями на линии. Следовательно, о ходе меновой торговли зауральских киргиз на оренбургской линии можно сказать положительно, что она, значительно развившись в последние годы, была в 1857 г. по количеству промененных предметов слабее, нежели в 1856 г., а по итогу выручки значительно превосходила его, следовательно, была крайне выгодна для ордынцев.

Потребление киргизами русских товаров. Взамен своих произведений киргизы, как и всегда, брали преимущественно муку и мануфактурные товары, наши и азиатские произведения. Хлеба разного отпущено было в 1857 г. через линию в степь 668 568 п. на 193 323 руб. 46 коп. или на 16 933 п. и на 37 373 руб. 44 коп. менее, чем в 1856 г.; азиатских бумажных и других изделий на 29 139 руб. 5 коп. иди 1083 руб. 24 коп. менее сравнительно с 1856 г., сколько же, затем выменено киргизами на линии русских товаров, фабричных и заводских, определить нельзя, так как по таможенным ведомостям отпуск этих товаров в степь показывается слитно с отпуском в Среднюю [232] Азию. Значительное уменьшение вывоза с линии в 1857 г. хлеба в зауральскую орду должно отнести частью к тому, что киргизы не испытывали в том году урона в стадах, следовательно не нуждались сильно в хлебной пище, а частию к тому, что усобица, происходившая в Хивинском ханстве, сделалась в течение 1857 г. слабее, почему некоторые киргизы, кочующие ближе к Хиве, могли обратиться за хлебом по-прежнему на тамошние рынки.

Изменение в характере меновой торговли. Говоря о меновом торге киргиз с линией, должно заметить также, что мена товара на товар ныне почти совсем уже вышла из употребления; требуя и получая деньги за свой скот и прочий товар, на деньги же покупают теперь киргизы как Хлеб наш, так и фабричные произведения. Перемена эта, служа указанием на развитие киргиз в торговом деле, много избавила их также и от обманов, сопровождавших прежде мену товар на товар у ловких и недобросовестных промышленников линии.

Торговля киргиз с среднеазиатскими областями. Но кроме торговли на Оренбургской линии зауральские киргизы ведут еще очень значительный торг со смежными владениями Средней Азии, преимущественно с Бухарой и Хивой, куда гоняют стада баранов своих и возят произведения степного хозяйства: кошмы, паласы и т. п., выменивая на это хлеб, халаты шитые, бязи, выбойку и прочие необходимые в киргизском быту предметы. В Бухару ходят почти исключительно киргизы сырдарьинские и из юго-восточной части степи, а в Хиву — адаевцы, чумичли-табынцы и некоторые чиклинцы, т. е. киргизы юго-западной части степи. О количестве товаров, вращающихся в этой торговле, и сумме, на которую простираются ее обороты, не имеет комиссия никаких положительных сведений. Кроме продажи произведений собственного хозяйства, некоторые из состоятельных киргиз занимаются даже торговлей как промыслом, т. е. торгуют не своими, а чужими произведениями, доставляя русские товары в Бухару и Хиву и вывозя оттуда азиатские на оренбургскую линию. Одни из этих ордынцев ведут торг на собственные капиталы, другие, как комиссионеры, русских купцов...

<... >

Кибиточный сбор III.

Денежные и другие повинности

Кибиточного сбора с зауральских киргиз поступило в 1857 г. собственно за тот год с 114 232 кибиток 170 689 руб. 39 1/2 коп. и недоимок за прежние годы с 5409 кибиток 8082 руб. 33 коп., против предшествовавшего 1856 г. это составляет по сбору самой подати на 10 797 руб. 88 ? коп. более, а по сбору недоимок на 22 097 руб 52 1/2 коп. менее. Недоимок собрано менее потому, что за большей уплатой их в 1856 г. и прощением остальных по всемилостивейшим манифестам самая недоимка за 1856 г., подлежавшая к уплате в 1857 г., была весьма незначительна. Но кроме того: а) к сумме сбора за 1857 г., простирающейся, как показано, до 170 689 руб. 39 72 коп., должно причислить еще 12 894 руб. за 8596 кибиток, собранные уже, но или не поступившие в комиссию в течение 1857 г. или записанные предварительно по книге ее о суммах передаточных; и б) подать с [233] 276 кибиток за 1857 г. в количестве 414 руб., внесенную ранее срока в декабре месяце 1856 г. и потому причисленную к сбору сего последнего. Из этого оказывается, что сбор покибиточной подати за 1857 г. превосходит сбор 1856 г. на 24 105 руб. 88 1/2 коп. или на 15%, тогда как сбор 1856 г. далеко, в свою очередь, превосходит сборы всех предшествовавших годов. Значительной частью этого успеха комиссия обязана ревизии кибиток, произведенной по распоряжению ее в восточной части орды зауряд сотником Байдилем Кейкиным и сотниками Махмудом и Сеидом Джантюриными, которые открыли 1310 пропущенных от сбора кибиток.

Сбор за билеты, выдаваемые на киргизских работников отлучку из орды. Сбор за билеты, выдаваемые киргизам на отлучку из орды и линейным жителям на держание работников из киргиз, падающий по сему на последние лишь косвенным образом, вращался в последние годы, как уже сказано, около 40 000 руб., в 1857 г. возвысился он вдруг на значительную против предшествовавших лет сумму, ибо простирался до 45 619 руб. 23 коп. собственно за билеты и до 1602 руб. 70 1/2 коп. сер. штрафных и поденных за просрочку билетов и держание безбилетных работников. Сравнительно с 1856 г. это составляет по самому сбору — на 7246 руб. 6 коп., а по штрафным и поденным взысканиям — на 726 руб. 87 1/2 коп. более.

Поставка верблюдов и подвод в казенные транспорты и отряды, отправляемые в степь. Поставка верблюдов в казенные транспорты и отряды, о которой упомянуто выше как о доходном для киргиз промысле, есть в прямом смысле тоже и повинность, ибо хотя верблюды и требуются от киргиз за плату, но плата эта определяется самой казной и верблюды поставляются к походу посредством уравнительной, по распоряжению главного в орде начальства, раскладки этой повинности на целые ордынские общества. В 1857 г. по приказаниям главного начальства оренбургского пограничного края выставлено было верблюдов:

Из восточной части Из Средне й части Из Западной части Итого

1. Под тяжестью казачьих отрядов султанов-правителей при передвижении их по степи с мая на все лето и часть осени

65

65

65

195

2. Под транспортировку тяжестей отрядам, высланным с линии в степь для наблюдения за мятежными киргизами и поисков за ними.

В апреле из г. Оренбурга, крепости Орской и станции Калмуковой

В мае из г. Оренбурга, крепости Орской и Уральского укрепления

-

-

705

2330

225

350

930

2680

3. Под тяжестью ученой [234] экспедиции, выступившей из г. Оренбурга под начальством магистра Северцева в июле

-

47

-

47

4. Под транспортировку разного рода казенных тяжестей из г. Оренбурга в Уральское укрепление и в форт №1 на сыр-дарьинской линии.

-

130

-

130

Итого

65

3277

640

3982

Условия найма, кроме общей оговорки, чтобы на каждых б вьючных верблюдов иметь бесплатно одного запасного и по одному погонщику, были следующие:

1. Относительно 195 верблюдов под казачьи отряды султанов- правителей — по 15 руб. сер. за верблюда на все лето.

2. Относительно 3657 верблюдов, выставленных в отряды, казенные транспорты и ученую экспедицию, по 5 руб. сер. в месяц.

3. Относительно 130 верблюдов, поставленных для извоза казенных тяжестей в октябре, цена за вьюк на одного верблюда (средним числом 16 п.) до Уральского укрепления — по 5 руб., и до форта № 1 — 9 руб. сер., за тех же верблюдов, которые должны были идти под тарантасами чиновников, отправлявшихся на сыр-дарьинскую линию, — по 15 руб. сер. за верблюда. Наем всех этих верблюдов возложен был непосредственно на пограничную комиссию и обязательства, киргизами заключенные, выполнены ими в точности.

Поставка вестовых, вожаков и посыльных в те же транспорты и отряды. Кроме верблюдов с погонщиками, в отряды и транспорты нанимались еще, по распоряжению главного пограничного начальства, вестовые, вожаки и посыльные, с платой по 5 руб. сер. жалованья в месяц и выдачей всем провиантского довольствия мясом и крупой в натуре, и наградных денег в условленном количестве (от 5 до 15 руб. сер.) за исправное доставление бумаг до места назначения или благополучное доведение транспорта и команд до пунктов их следования. Число нанятых, таким образом, вестовых вожаков и посыльных простиралось в 1857 г. до 70 человек.

Сверх того, к каждому отдельному транспорту верблюдов назначался особый караван-баш из почетных ордынцев, которому производились на поход довольствия натурой и жалованье по 25 руб. сер. в месяц. Караван-башей этих нанято было в 1857 г. всего 7 человек.

Пенсионный капитал и выдачи из оного ордынцам. Службы л повинности, отправляемые киргизами зауральской орды, не остаются, впрочем, без вознаграждения со стороны правительства. Кроме платы, получаемой ордынцами за сии службы и за поставляемых верблюдов, и наград, выдаваемых особенно отличающимся на этих службах, по положению и штату 14-го июня 1844 г. для постоянного вспомоществования киргизам, приносившим пользу правительству долговременной службой по ордынскому управлению или другими заслугами, выходящими из ряда обыкновенных, также убитым и изувеченным в военных делах и пр. и семействам этих киргиз, [235] образован при комиссии особый пенсионный капитал, составляющийся из остатков от сумм штатного назначения на помянутое управление ж обращающийся из процентов в кредитных установлениях.

Капитала этого, отправленного в сии установления, было там до 1857 г. — 95 200 руб. и на него причиталось процентов по 1 января 1858 года 41 807 руб. 74 коп., с которыми капитал пенсионный и составлял по то число 137 007 руб. 74 коп.; в 1857 г. усилен он был сверх того присоединением к нему по заключении счетов за 1856 г. остатками от разных штатных сумм комиссии в количестве 7326 руб. 7872 коп. сер. Из этого капитала получало пенсию и пособия до 1857 г. 47 семейств ордынцев или 145 душ обоего пола в количестве 5252 руб. 39 1/4 коп., да в 1857 г. исходотайствованы подобные пособия 3-м семействам, из 6-ти лиц состоящим; таким образом, к 1-му января 1858 г. было на пенсии 50 семейств или 151 душа обоего пола, а количество пенсии, им производимой, простиралось до 5592 руб, 39 1/4 коп.

ЦГА КазССР, ф. 4, on. 1, д. 5173, л.-13-15 об, 18-20 об. Копия.

Циркуляр начальника Сибирского таможенного округа начальнику Усть-Каменогорской заставы о запрещении чиновникам грабить казахов во время обысков.

1858 г., апреля 11

Имея сведение, что чиновники и нижние чины таможенной стражи, производя обыски в киргизских юртах, отбирают у киргиз платья и другие домашние вещи, бывшие уже в употреблении и потому не составляющие товаров, предписываю Усть-Каменогорской заставе строго подтвердить чиновникам и низшим чинам таможенной стражи, чтобы они в отклонение безвинного стеснения и возникающих чрез то жалобы от киргиз, не отбирали у них бывшие в употреблении платье и другие домашние вещи, когда нет в виду ясных доказательств о тайном водворении оных.

Действительный статский советник (подпись неразборчива).

ЦГА КазССР, ф. 799, on. 1, д. 57, л. 1 и об. Копия.

Из отчета Семипалатинского областного правления за 1860 г.

ОТДЕЛЕНИЕ I. ПРОСТРАНСТВО И НАРОДОНАСЕЛЕНИЕ

Пространство земли. Пространство области, по неизмерению ее и не означению с точностью границ, не определено. Во внутреннем составе области никаких перемен в течение отчетного года не было.

Народонаселение. Состояние народонаселения в Семипалатинской обл. в 1860 г. выражается в следующих цифрах.

К 1 января 1860 г. числилось К 1 января 1861 г. числится,
98 340 муж. 98 087 муж.
82 830 жен. 85 816 жен. [236]

Народонаселение в Семипалатинской обл. в течение отчетного года увеличилось на 1733 обоего пола. Увеличение это последовало от большого числа родившихся над умершими, но в мужском поле отдельно последовало уменьшение на 253 души по случаю передвижения войск в укрепление Верное Семипалатинской же обл., которое в настоящий отчет не входит.

Распределение жителей по состоянию и другие подробности о народонаселении означены в табели под № 1 и ведомости под № 2, при сем прилагаемых.

НАРОДНЫЕ СОСЛОВИЯ

Дворянство. В Семипалатинской обл. дворян, составляющих сословие, нет, помещечьих же крестьян, временно проживающих в области: а) занимающихся торговлею по доверенностям от купцов— 20 и б) дворовых людей, находящихся у разных лиц в услужении, обоего пола — 5, что и означено в табели под № 1.

купцы и мещане. Купцов и мещан в 1860 г. числилось в Семипалатинской обл.: купцов — 1367, мещан — 3339.

Государственные крестьяне. Государственных крестьян в Семипалатинской обл. в 1860 г. считалось 2877, сверх того, крестьян заводских — 5.

Инородцы. Число инородцев, именуемых сибирскими киргизами, ташкентцов и заграничных выходцев в 1860 г. в Семипалатинской обл. было следующее: оседлых— 1599, кочевых— 144 162, бродяг нет, итого 145761.

К оседлым инородцам принадлежат ташкентцы, татары и заграничные выходцы, кочевыми же инородцами называются сибирские киргизы; быт этого племени кочевой, буколический, и все его народные предания делают для него этот быт священным. Самые средства к существованию киргиз находятся в непосредственной зависимости от их кочевого быта: 'пищу, одежду, жилище и топливо — все это дают киргизу его стада и с изменением этого быта ему невозможно было бы найти в степи какие-либо другие средства к жизни, потому что хотя некоторые из киргизов и занимаются хлебопашеством, но в самых незначительных размерах.

Казаки. К сословию гражданского населения Семипалатинской обл. принадлежат также отставные Сибирского линейного казачьего войска 1781, в числе показаны 40 казаков Томского казачьего городового полка, проживающие в станицах Семипалатинского округа для охранения казенных соляных озер, что означено в табели под № 1.

ОТДЕЛЕНИЕ II. ВЕРОИСПОВЕДАНИЕ И СОСТОЯНИЕ ПРАВОСЛАВИЯ

Разделение жителей по вере. Население в Семипалатинской обл. в 1800 г. состояло:

Из христиан Обоего пола

православного исповедания 32 214

римско-католического 110

лютеранского 18

других исповеданий 4 [237]

Евреев 98

Магометан 150 459

Итого 182 459

Православных церквей в 1860 г. было 17, более против 1859 г. 1 церквою, вновь строющейся в г. Кокпектах, часовень — 12, магометанских же мечетей — 16.

Раскольники. Раскольников в Семипалатинской обл. нет.

ОТДЕЛЕНИЕ IV. ПРОМЫШЛЕННОСТЬ И ТОРГОВЛЯ

О промышленности вообще, Промышленность жителей Семипалатинской обл. в настоящее время еще очень далека от той степени развития, которой могла бы достигнуть по местным условиям. По отдаленности ее от средоточия торговой деятельности государства она находится почти в застое, как между русскими, так в особенности между киргизами и состоит вообще в хлебопашестве и скотоводстве. А ежели жители и занимаются в некоторых местах рыбной ловлей, огородничеством и пчеловодством, то в самом небольшом размере, более для собственного употребления, нежели для продажи Народ же бедного класса, в том числе и киргизы, занимаются сверх того выделкой для местного употребления. Из всех отраслей промышленности первое место занимает, как и прежде, постоянно сельское хозяйство в двух главных видах — земледелии и скотоводстве.

Земледелие. Хлебопашество более всего развито в округах Сергионовском и Кокпектинском. Урожай хлеба в отчетном году не везде был удовлетворительным, так что цены в некоторых местах на хлеб и другие жизненные потребности противу минувшего года значительно возвысились, при этом прилагаются ведомости о состоянии земледелия и о ценах на жизненные потребности под № 10, 11, 12, 13 и 14.

Хлебных запасных магазинов в Семипалатинской обл.— 1, принадлежащий Канонирскому сельскому обществу (Внутреннего Семипалатинского округа). В магазине этом к 1 января отчетного года было 256 четвертей ярового хлеба, который согласно разрешению генерал-губернатора Западной Сибири, изъясненному в указе Семипалатинского областного правления от 27 апреля 1860 г. за № 3289 выдан в ссуду крестьянам означенного общества; хлеб этот по окончании уборки с полей в сем году жителями будет сполна внесен. Денежных запасных капиталов не имеется.

В 1860 г. в Семипалатинской области было: лошадей — 304 490, рогатого скота — 167 687, овец простых — 1 335 857, овец тонкорунных — 332, коз — 5 804, свиней — 1705. О числе скота в области прилагается при сем ведомость под № 27.

Звериный и рыбный промысел и пчеловодство. Звериным промыслом преимущественно занимаются во внешних округах Семипалатинской области киргизы и сбывают звериные шкуры: лисьи, волчьи сурковые и прочие купцам Семипалатинской обл., которые в свою очередь перепродают их на Ирбитской ярмарке. Рыбным же промыслом, а также пчеловодством хотя и занимаются некоторые из жителей Семипалатинской обл., но в самом небольшом размере по неимению рыболовных и пчеловодных мест и то только для собственного употребления, а не для продажи. [238]

Извозничество. Извозничеством жители Семипалатинской обл. хотя и занимаются, но весьма немногие.

Горный промысел. Казенных горных промыслов в Семипалатинской обл. нет, а принадлежащих частным лицам имеется 8, на которых в 1860 г. добыто золото 7 п. 12 ф. 20 з. и 28 д., более против 1859 г. на 1 п. 2 ф. 90 з. и 95 д. О количестве промытых золотосодержащих песков и добытого из них золота прилагается при сем ведомость под № 36.

Заводы и фабрики. Фабрик и заводов, замечательных по количеству и качеству изделий, в области вовсе нет, а на ныне существующих 14 кожевенных, 9 мыловаренных и свечных заводах обрабатываются изделия, получаемые частью от местных жителей и из Киргизской степи. Изделия сбываются с заводов Семипалатинских и Коряковского большею частью на Ирбитской ярмарке и частью — местным жителям, или в Киргизскую степь как и из других заводов иногда на деньги, а большею частью меною на азиатские товары и скот. На всех этих заводах выработано разных изделий в 1860 г. на 81 886 руб. 80 коп. более против 1859 г. на 5326 руб. О заводах прилагается при сем ведомость под № 26.

ТОРГОВЛЯ

а) Внешняя торговля. Торговые сношения наши с Западным Китаем в 1860 г. были следующие: чрез Семипалатинскую пограничную таможню и подведомственные ей заставы, из китайских городов Кульджи и Чугучака провезено разных товаров на 174 632 руб. 15 коп., более против 1859 г. на 76 830 руб. 91 3/4 коп. из азиатского города Ташкента на сумму 25 641 руб. 57 коп., менее против 1859 г. на 29 114 руб. 74 3/4 коп. и из Киргизской степи на 194 943 руб. 92 3/4 коп., менее против 1859 г. на 7112 руб. 98 1/3 коп., и прогнато скота на 83 040 руб. 75 коп., менее против 1859 г. на 22 793 руб. 50 коп., всего же провезено и прогнато разного рода скота на 478 258 руб. 39 3/4 коп., более против 1859 г. на 17 809 руб. 68 3/4  коп. и вывезено товаров российского произведения в Киргизскую степь на сумму 516 447 руб. 30 1/2 коп., в китайские города Кульджу и Чугучак на 109 468 руб. 83 коп. и в азиатские города Бухару и Ташкент на 80 093 руб. 53 1/2 коп., всего на 706 009 руб. 67 коп., менее против 1859 г. на 504 263 руб. 57 коп. Оборот торговли и количество пошлин в отчетном году, против 1859 г., увеличился незначительно, оттого что иностранцы, ведущие торговлю с российскими купцами, возвысили цены на свои товары. Привоз же из китайских городов Чугучака и Кульджи чая кроме принятого от китайцев в вознаграждение убытков фактории, был мал оттого, что русские купцы, производящие торговлю в Китае, почти не имеют возможности с выгодою для себя сбывать чай на ярмарках по причине возвышения на оный покупных цен в Китае и понижения продажных внутри, а бухарцы и ташкентцы находят некоторую выгоду привозить в небольшом количестве один только кирпичный чай. Байхового же вовсе не привозят потому, что торговлю эту совершенно вытеснила положенная на них двойная пошлина, которая в сложности с стоимостью чая в Китае и привоза оттуда на 30% выше продажной цены, существующей в России, почему и торговля чаем может развиться только в таком случае, [239] если за провозимый азиатцами чай будет по-прежнему взиматься не более как 20% выше одинаковой пошлины.

б) Внутренняя торговля, ярмарки. Внутренняя торговля Семипалатинской обл. в 1860 г. на ярмарках, как и прежде, была незначительна. Число ярмарок в отчетном году против 1859 г. не изменилось. Из числа 7 ярмарок производилась торговля только на 3-х: в г. Усть-Каменогорске — на Андреевской, в станице Коряковской — на Николаевской и в г. Капале — на Козьмо-Демьяновской. На все эти ярмарки привезено было товаров на 46 657 руб. 37 коп., более против 1859 г. на 26 224 руб. 75 коп. Об ярмарочных оборотах прилагаются при сем ведомости под № 18 и 25.

Купеческих капиталов. <...> Сумма объявленных капиталов простиралась до 344 000 руб., менее против 1859 г. на 55 800 руб.

Судоходство. Судоходство могло бы производиться собственно в области по Иртышу и в Большой Орде, по р. Или, но таковой производится только по р. Иртышу и то не в большом размере, как кажется, по недостатку предприимчивых людей. Ведомость о судоходстве прилагается под № 24.

ОТДЕЛЕНИЕ V. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДОХОДЫ И РАСХОДЫ

Предметы доходов. Главные источники государственных доходов составляли, как и прежде, податные сборы, прибыль от продажи вина, соли, гербовой бумаги и таможенные сборы.

Общее количество доходов и расходов. В 1860 г. по Семипалатинской обл. было казенных доходов 307 120 руб. 40 коп., расходов 263 309 руб. 90 3/4 коп., затем осталось в Государственном казначействе 43 810 руб. 4974 коп. Доходы в отчетном году уменьшились против 1859 г. на 45 917 руб. 79 3/4 коп., а расходы на 42 200 руб. 85 3/4 коп.

Податных и всех вообще сборов в 1860 г. поступило по Семипалатинской обл. 4015 руб. 22 1/2 коп., более против 1859 г. на 588 руб. 74 1/2 коп. Подробная о сем ведомость прилагается под № 15.

Винные магазины и подвалы. В каком порядке содержались в 1860 г. винные помещения, сведений нет, так как об этом отдает отчетность особо Томская казенная палата, в ведении которой таковые состоят.

Продовольствие народа солью. Все действия и распоряжения местного начальства по обеспечению народного продовольствия Семипалатинской обл. солью зависят от распоряжения Томской казенной палаты.

Запасы соли. Сколько было в 1860 г. запаса соли, сведений нет, так как отчетность по сему предмету отдает особо Томская казенная палата.

Казенные недоимки. К 1 января 1861 г. всех казенных недоимок по Семипалатинской обл., как видно из прилагаемой при этом ведомости под № 37, было:

а) податных 4036 руб. 40 1/4 коп.
б) ясачного сбора с киргиз 9112 руб. 19 1/4 коп.
в) других казенных взысканий, числящихся в долгу 67 179 руб. 13 1/2 коп,

Итого:

80 327 руб. 73 коп. [240]

ОТДЕЛЕНИЕ VI

Казенные оброчные статьи. В отчетном году казенные оброчные сенокосные статьи в Семипалатинской обл. состояли также 17 под названием Черемхановских и Канонирских, кои в 1859 г. отданы с торгов в оброчное содержание крестьянам Канонирского сельского управления на три года, по 80 руб. 50 коп. в год. Вновь же оброчных статей в 1860 г. не поступало.

ОТДЕЛЕНИЕ VII

Земские повинности, почтовые дороги и другие сообщения, мосты и переправы.

Рекрутский набор. Рекрутского набора в 1860 г. производимо не было.

Сбор земских повинностей по Семипалатинской области в 1860 г. простирался на государственные повинности до 60 3/4 коп. с души и на губернские до 18 3/4 коп. Купцы вносили в земский сбор проценты с цены торговых свидетельств: на государственные повинности по 16 1/2 и на губернские по 11%.

К 1-му января 1860 г. оставалось в недоимке 376 руб. 33 1/4 коп.
В 1860 г. следовало к поступлению 5613 руб. 51 1/4 коп.

Итого:

5989 руб. 84 1/2 коп.
Из этого числа взыскано и исключено 4096 руб. 38 1/4 коп.
затем к 1 января 1861 г. осталось в недоимке 1893 руб. 46 1/4 коп.

О состоянии земских сборов и недоимок прилагается ведомость под № 16.

Почтовая и земская гоньба. В Семипалатинской обл. в 1860 г. было 92 почтовых станции, на которых имелось 861 почтовых лошадей. Почтовая гоньба содержится от Сибирского линейного казачьего войска, и какие на это были употреблены расходы, сведений нет.

Дороги, мосты и переправы. Шоссейных дорог в области нет; почтовые дороги исправлены и никакого неудобства не представляют. Перевозов и переправ в области — 5, из коих 2 содержатся на счет земского сбора, а 3 — от крестьян Алтайского горного ведомства.

ОТДЕЛЕНИЕ VIII

Состояние городов, присутственных мест, арестантских рот к тюремных помещений.

Состояние городов. Улучшение народного вида и увеличение частного хозяйства постройкою домов в течение 1860 г. заметно было преимущественно в г. Семипалатинске; остальные же города, по бедности и малочисленности жителей, улучшаются медленно, а большею частью от неимения в достаточном количестве лесов. О состоянии городов и округов прилагаются подробные ведомости под № 19 и 20.

Пожарная часть. Пожарные и полицейские команды в городах Семипалатинской обл. содержались в 1860 г. в исправности сообразно с городскими средствами. О состоянии пожарной части прилагается ведомость под № 33. [241]

Городские доходы и расходы. Доходов по городам Семипалатинской обл. было:

В 1859 г. В 1860 г.
По Семипалатинскому 7419 руб. 27 1/2 коп. 6449 руб. 52 1/4 коп.
По Усть-Каменогорскому 1444 руб. 36 коп. 3064 руб. 45 1/4 коп.
По Кокпектам 176 руб. 22 1/4 коп. 364 руб. 34 1/2 коп.
По Сергиополю 114 руб. 11 1/2 коп. 473 руб. 50 коп.
По Капалу 70 руб. 30 коп. 1278 руб. 61 1/2 коп.

Итого:

9224 руб. 27 1/4 коп. 11 630 руб. 43 1/4 коп.

В расходе:

По Семипалатинскому 6647 руб. 43 1/4 коп. 6033 руб. 32 1/4 коп.
По Усть-Каменогорскому 1444 руб. 36 коп. 1237 руб. 13 3/4 коп.
По Кокпектам 12 руб.

По Сергиополю

По Капалу

70 руб.

Итого:

7761 руб. 64 коп.

7270 руб. 46 коп.

Из этого видно, что доходы в отчетном году против доходов в 1859 г. увеличились на 2406 руб. 16 коп., а расход уменьшился на. 491 р. 18 коп. Городские доходы в Семипалатинской обл. в отчетном году увеличились на 2406 руб. 16 коп., большею частью от переселения в степные города людей промышленных. Остатки городских доходов прежних лет к 1861 г. составляли 39 209 руб. 17 3/4 коп. Остатки эти разделяются в ссуду для оборотов местному купечеству с уплатою установленных процентов, а частью отсылаются в кредитные установления для приращения процентами; ведомости о городских доходах, расходах и повинностях прилагаются при сем под. № 7, 8, 9 и 17.

Присутственные места. По неимению казенных зданий, присутственные места в городах Семипалатинске и Усть-Каменогорске помещаются по найму в частных домах, кроме Семипалатинской городской полиции и Усть-Каменогорского городового хозяйственного управления, которые помещаются в общественных зданиях. Окружные же приказы в степных городах помещаются в казенных домах:

Арестантские роты гражданского ведомства. Арестантских рот гражданского ведомства в области нет.

Тюремные помещения. В Семипалатинской обл. тюрем нет, арестанты гражданского ведомства помещались в 1860 г. в городах Усть- Каменогорске, Кокпектах, Сергиополе и Капале в военных гаупвахтах, а в Семипалатинске — в старинном каменном здании, принадлежащем кордонному ведомству, в четырех отдельных комнатах; в числе арестантов и о количестве издержек, на содержание их употребленных и рассмотренных о них военным губернатором судебных приговоров, прилагаются при сем ведомости под № 21, 31, 34 и 35. [242]

ОТДЕЛЕНИЕ IX. АДМИНИСТРАЦИЯ И ДЕЛОПРОИЗВОДСТВО <...>

Уголовное судопроизводство. В течение 1860 г. в Семипалатинской обл. подсудимых обоего пола на свободе под стражею 7 было:

1) Дворян чиновников и канцелярских служителей 22

2) Купцов 11

3) Мещан и других городских обывателей 108

4) Нижних воинских чинов и разночинцев 31

5) Крестьян государственных, заводских и помещичьих 133

6) Инородцев 829

7) Бродяг и утаивших свое происхождение 3

8) Ссыльных поселенцев и каторжан 3

Итого 1140

Из этого числа судилось:

а) За преступления и проступки против порядка управления и по службе государственной

и общественной 384

б) За преступления против жизни, здоровья, свободы, чести и собственности частных

лиц 526

г) За преступления и проступки против имущества, доходов, казны 74

д) За поджоги 24

е) За другие преступления 132

Итого 1140

ОТДЕЛЕНИЕ X. НАРОДНОЕ ЗДРАВИЕ И ОБЩЕСТВЕННОЕ ПРИЗРЕНИЕ

Состояние народного здравия. Народное здравие в 1860 г. находилось в удовлетворительном состоянии, эпидемических болезней небыло.

Оспопрививание. Оспопрививание по Семипалатинской обл. произведено было под наблюдением областного доктора городовыми, окружными и военными лекарями, военными лекарскими учениками и фельдшерами. В течение отчетного года, как видно из прилагаемой при сем ведомости под № 3, была привита оспа 2616 человек, более против 1859 г. на 885. Незначительность числа детей, которым прижита оспа, происходит от того, что из жителей области большая часть магометане. Коснея глубоко в предрассудках, народ этот, несмотря на убеждения наших врачей, прививать оспы своим детям не «соглашается, но о распространении оспопрививания между сими инородцами местное начальство принимает все возможные меры, внушая и доказывая примерами благие последствия сего средства.

Скотские падежи. В Семипалатинской обл. в отчетном году была повальная болезнь на лошадей и рогатый скот — сибирская язва и местами были упадки значительны, так что в области в течение года было павших близко 2000.

Число врачей, повивальных бабок, аптек, больниц, госпиталей и лазаретов. В Семипалатинской обл. в 1860 г. было: врачей военного [243] ведомства—12, гражданского — 5, повивальных бабок — 4, аптек ни казенных ни вольных нет, лазаретов — 7, больниц гражданского ведомства нет, кроме как в г. Семипалатинске вновь выстроенные деревянные. но еще не открытая — 1, незамещенных медицинских вакансий— 1 (городского врача в Усть-Каменогорске).

Попечительные о тюрьмах комитеты. В учрежденном с высочайшего разрешения в г. Семипалатинске попечительном о тюрьмах комитете капитал в отчетном году находился в следующем состоянии:

От 1859 г. осталось сумм казенных

132 руб. 97 1/2 коп.

Частных сумм, принадлежащих комитету

1010 руб. 50 1/2 коп.

Итого

1143 руб. 48 коп.

В течение 1860 г. вступило сумм казенных

1650 руб.

Частных, принадлежащих комитету

967 руб. 91 1/2 коп.

Итого

3761 руб. 40 1/2 коп.

В 1860 г. израсходовано:

Из казенных сумм

1617 руб. 71 коп.

Из собственно комитету принадлежащих

196 руб. 1 коп.

Итого:

1813 руб. 72 коп.

Затем осталось к 1861 г.:

Казенных

165 руб. 26 1/2 коп.

Комитету принадлежащих

1782 руб. 42 коп.

Итого:

1947 руб. 68 1/2 коп.

ОТДЕЛЕНИЕ XI. НАРОДНОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ

Состояние народного просвещения. В Семипалатинской обл. находятся следующие учебные заведения:

Число заведений Число учащихся

Уездное училище                1                             65

При нем женская школа     1                             14

Приходское училище           1                             31

Казачьих училищ                 14                          400

Частных татарских школ     10                         630

Всего:                                      27                         1140

ОТДЕЛЕНИЕ XII. ВАЖНЕЙШИЕ ПРОИСШЕСТВИЯ

Перечень происшествий. В 1860 г. в Семипалатинской обл. было, как видно из прилагаемой при сем ведомости под № 30, пожаров (незначительных) — 6, убийств — 5, убитых грозою — 1, скоропостижно умерших —17, от невоздержания — 2, утонувших — 24, нечаянных смертных случаев —3, от болезненных припадков —1, от буранов зимы — 2. [244]

Важнейшие случаи. Случаев в минувшем году, которые по роду своему могли бы назваться важнейшими, не было.

Виды и предположения. Видов и предположений в отчетном году никаких не было.

Подписали: за председателя советник Д. Малосапожников, советник Н. Абрамов, асессор Попов и секретарь Томских.

Верно: товарищ воен. губ.

Семипалатинской обл. (подпись).

ЦГИА СССР, ф. 1265, on. 10, д. 16-2. Копия.

Из записки управляющего делами Сибирского комитета В. Буткова генерал-губернатору Западной Сибири о предположениях по вопросам административного переустройства Казахстана.

1864 г., августа 30

Обширная полоса земель от р. Урала до границ Западного Китая, ограниченная с севера оренбургской и сибирской казачьими линиями, а с юга — соседними среднеазиатскими владениями, вмещает более 1 200 ООО душ киргизского населения, вполне однородного по своим свойствам и образу жизни. Между киргизом Большой орды, кочующим в Семиреченском округе, и киргизом Малой, жителем приуральской степи, нельзя заметить ощутительной разницы, хотя их разделяет расстояние более 1500 верст. При таком единстве своеобразного характера населения, его умственного развития, религии, нравов и образа жизни разделение Киргизской степи между двумя самостоятельными отдельными управлениями, действующими на совершенно различных началах, может быть объяснено только историческим ходом событий и временными потребностями местной администрации. Сначала управление киргизами в течение продолжительного периода времени имело характер пограничного покровительства. Соприкосновение наше с ордынцами ограничивалось племенами, кочевавшими близ казачьих линий, и главнейшие заботы местных управлений были обращены на распространение нашего влияния в глубь степи, на прекращение своеволия и баранты между киргизами и на обеспечение караванной торговли со среднеазиатскими владениями. В этот период времени администрация Киргизской степи обуславливалась исключительно интересами прилегающих, к ней частей империи. Киргизские степи имели совершенно второстепенное значение лишь по отношению их к Оренбургскому краю и Западной Сибири, и потому подчинение киргиз двум смежным с ними ведомствам могло быть допущено. Но со временем, с расширением владений наших в Киргизской степи, в особенности же с введением сибирских учреждений в Средней орде, началом внутреннего развития ордынцев и основанием в степи оседлости и правильного гражданского быта, два пограничных управления получили совершенно различный характер. Так что в настоящее время киргизский народ управляется по двум системам, резко между собой различающимся двумя властями, не имеющими ни в глазах подвластных нам кочевников, ни соседственных с нами народов ничего общего, целого.

Сибирское управление киргизами усиливается внести начала гражданственности и европейского благоустройства в жизни [245] киргизского народа, вводя порядок, выработанный в образованных странах, а вместе с тем чиновничество и русские формы судопроизводства, чуждые понятиям и условиям жизни кочевников. Должностные лица из туземцев избираются на основании выборного начала. Подати заключаются в ясачном сборе с количества скота. В степи водворены казачьи и гражданские поселения. Постоянные места расположения приказов и водворившиеся при них поселения составили центры торговой деятельности; среди кочевого населения возникли города, так, например, Капал, Сергиополь, Аягуз и др. Ничего подобного нет в Оренбургской степи. Вместо приказов, присутственных мест и чиновников над киргизами поставлены три султана-правителя, назначаемые не по выбору ордынцев, а по определению правительства. Киргизы Оренбургской степи управляются более патриархальным образом, применяясь к их бытовому порядку и нравам. Вместо ясака они платят кибиточный сбор, одинаково распределяемый как на бедного, так и на богатого. Поселений русских и казачьих станиц нет в степи, и даже укрепления состоят одинаково среди кочевий.

Различие между системами управления киргизами существует даже в отдельных частях степи, подведомственной Западной Сибири. Так, например, порядок администрации и судопроизводства, существующий в областях сибирских киргиз и Семипалатинской, вовсе не введен в Алатавском округе, где управление киргизами Большой орды сходно с системой, принятой в оренбургской части степи и т. д.

Отдать предпочтение той или другой системе управления, имеющим каждая свои хорошие и дурные стороны, трудно, но при тождественности предметов занятий обеих администраций, разрозненность и бессвязанность начал в управлении одним и тем же племенем не может иметь благоприятных следствий для развития гражданственности полудикого народа, не может вселить в ордынцах надлежащее понятие о силе и могуществе верховной власти и соответствовать видам правительства. Поэтому необходимо управление киргизским народом сосредоточить в одних руках и подвергнуть критическому разбору результаты обеих систем, ввести постепенно, по возможности. одинаковые начала администрации во всей Киргизской степи. Вместо нынешнего разделения на 3 области, Киргизскую степь может быть было бы удобно разделить только на 2 —Западную и Восточную Киргизские степи. Центры управления сих областей перенести в степь: Западной области —в укр. Оренбургское или иной пункт, Восточной — в Сергиополь, Каркаралинск или иной пункт, по ближайшему соображению местных обстоятельств.

Независимо от сего, есть еще предположения: а) с соединением областей сибирских киргиз и Семипалатинской в одно управление, назначить местом пребывания для Областного правления г. Акмолы, а округ внутренних киргиз, равно города. Семипалатинск и Усть-Каменогорск отчислить попрежнему к Томской губернии; б) управление Сыр-Дарьинской линией, Алатавским военным округом и вновь приобретенными землями соединить в одно, упразднив существующие ныне должности командующего сыр-дарьинской линией и военного начальника Алатавского округа; войска, расположенные в этой местности, подчинить начальнику пограничной линии на правах начальника дивизии, назначив местопребывание ему в Туркестане, а гражданское управление этой частью устроить в том виде, в каком [246] оно существует ныне на сыр-дарьинской линии; в) для удобства управления всей Киргизской степью учредить прямое почтовое сообщение от Оренбурга до Акмолов и оттуда чрез Сергиополь до Кокбектов; г) с подчинением сибирского казачьего войска управлению оренбургского генерал-губернатора бийскую и кузнецкую линии упразднить, предоставив казакам, на ней водворенным по собственному желанию, или переселиться на новую пограничную линию, или перечислиться в свободные сельские обыватели...

<...>

3. Может ли быть признана удобоисполнимой мысль о соединении областей Семипалатинской и сибирских киргиз в одну область или, иначе сказать, в состоянии ли будет одно областное управление действовать с надлежащим успехом на всем пространстве, составляющем теперь эти две области и, в таком случае, где удобнее поместись центральное управление области и чего будет стоить перенесение и устройство там оного? 4. Равным образом, возможно ли по местным условиям упразднение Алатавского военного округа с подчинением этой местности вместе с сырдарьинской линией одному начальнику, местопребывание которого было бы в Туркестане? 5. Наконец, не будет ли более удобным, с подчинением всей Киргизской степи одному главному начальнику, оставить обе означенные области и Алатавский округ в настоящем их положении, предоставив ближайшему соображению сего начальника разрешение всех вопросов как об административном разделении областей и округов, так и о составе будущего управления их? 6. Чрез какие именно пункты области сибирских киргиз мог бы быть установлен удобнейший по топографическим условиям и выгоднейший в экономическом отношении прямой почтовый путь на г. Оренбург, в какую сумму приблизительно могут обойтись первоначальные издержки как на проложение сего пути, так и на устройство в потребных местах почтовых домов и прочих почтовых принадлежностей и на какой местный источник могут быть обращены все расходы по настоящему предмету? 7. При переселении в степь на передовую линию всех или некоторой части сибирских казаков, расположенных ныне по бийской и кузнецкой линиям в Томской губернии, какое дать назначение землям, долженствующим остаться затем свободными в этой губернии? 8

ЦГВИА СССР, ф. ВУА, on. 496., д. 99, л. 43 об. — 50. Копия.


Комментарии

6. В подлиннике «по 3-му году».

7. Очевидно, здесь имеются в виду арестанты, находящиеся под надзором полиции.

8. Следующий далее текст об административном устройстве Западной Сибири опущен.

Текст воспроизведен по изданию: Казахстан в составе России в XVIII начале XX века. Алма-Ата. Наука. 1981
Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2022  All Rights Reserved.