Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЗАКОНОВ ЯНЫЧАРСКОГО КОРПУСА

МЕБДЕ-И КАНУН-И ЙЕНИЧЕРИ ОДЖАГЫ ТАРИХИ

// О происхождении [янычарского] корпуса

[Введение]

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Хвала Аллаху, господину двух миров, молитва и мир господину нашему Мухаммеду, его потомкам и всем его последователям! А теперь приступим к нашему рассказу.

Когда Его Величество султан Ахмед-хан, сын раба божьего султана Мехмед-хана 1, султан двух континентов, хан двух морей, слуга двух священных городов 2, — да продлит Аллах дни султаната до дня воскрешения из мертвых и Страшного суда! — счастливо взошел на славный трон, он произвел проверку законов и постановлений своих великих предков. Заставив соблюдать их, он в самом начале [своего] справедливого правления с помощью разных мер привел реайю и берайю 3 в состояние спокойствия, нечистые же тела джеляли 4, бунтовавших в анатолийских землях 5, сделал мишенью для стрел, а их пронзенные тела — жертвой меча. Несомненно, быть миру радостным, как и прежде, и вращаться оси [мира] согласно его желаниям.

Предки сего бедного, неискушенного в языке [человека], из поколения в поколение // служили в янычарском корпусе еще со счастливых времен обладателя великих предков Его Величества султана Мехмед-хана, завоевателя Константинополя 6, — да будет над ним милость и благоволение Бога! Как сами они жертвовали душой и телом в походах за веру, так и сей раб принимал участие в большей части победоносных походов, [начиная] с похода против Халькульвада 7. И ныне находится он на службе в янычарском корпусе.

Однажды, когда [сей грешный] всецело предался своим извечным молитвам о благе падишаха, его внутреннему взору [явился] некий мудрый старец и произнес [такие слова]: «Изложи подробно, составив рисале 8 для Его Величества, тени Бога на земле, законы и установления очага 9, так, как ты слышал о них от своих дедов, а также согласно тому, что знаешь сам, чтобы по прочтении [его] законы и постановления были приняты к исполнению и неукоснительно соблюдались. Милостью Бога, покровителя царей, да не будет это [45] бесполезным». И тогда я, сей несчастный, изложил это в девяти главах.

Аллах всепомогающий и ведущий по верному пути!

Первая глава рассказывает о том, как производится набор аджеми огланов 10; какое наставление дается лицам, назначенным для их набора; кто обычно // отправлялся для проведения набора; как проходят проверку [аджеми огланы] по прибытии их в Обитель Счастья 11; как их препоручают румелийскому и анатолийскому аге 12 и продают; кто был родоначальником обычая отдавать [аджеми огланов] туркам; в чем состоит польза от их продажи; какое назначается им жалованье после того, как их записывают и отдают [на службу] торба 13, во дворец, в Гелиболу 14 и бостаны 15; в чем заключается их служба; кто такие аджеми чорваджи 16 и что представляют собой находящиеся в их распоряжении суда.

Вторая глава повествует о том, как появились янычарские йолдаши 17; чье одеяние послужило образцом для формы янычар; как их распределяют при зачислении на службу; каковы установления и правила, относящиеся к их пребыванию в ода 18; кто такие ода кетхюдасы 19, баш одабаши 20, одабаши 21 и векильхардж 22; почему кулоглу 23, оставшимся сиротами после смерти их отцов, раз в три месяца вместе с янычарами выплачивается 15 акче 24 [в виде] денежного вспомоществования; что представляет собой расход на фодла 25 [в размере] пол-акче в день; что представляет собой выдача фодла кятиби 26 по одному киле 27 [муки] на расход [каждому сироте]; что такое чука 28; что представляет собой йай [харджи] 29 и йака харджи 30; по какой причине // возникает недостача [жалованья] за полтора дня [раз] в три месяца; в чем заключаются обязанности тех янычарских йолдашей, которые служат у аги 31.

В третьей главе рассказывается о том, каков порядок продвижения по службе тех янычарских йолдашей, которые служат у аги; какое жалованье получают коруджи 32; кто были те йолдаши, которые некогда стали коруджи; каково число куллукчи, опоясанных парчовым кушаком 33 и находящихся на службе у аги, как их называют и каков порядок продвижения их по службе; каков порядок продвижения по службе янычарских йолдашей, проявивших доблесть в походах, какое жалованье они получают, став сипахи 34; кого из них записывают в бёлюк 35; сколько акче составляют тиркеш баха[сы] 36.

В четвертой главе говорится о том, почему издревле агами являлись секбанбаши 37; почему существует 34 бёлюка [46] [секбанов]; сколько [имеется] бёлюкбаши 38 [секбанов] и каков порядок продвижения их по службе; кто является их кетхюда и кятибами и каков порядок продвижения их по службе; кто такие пешие секбаны и конные секбаны 39.

Пятая глава рассказывает о том, как секбанбаши было отказано в должности аги и при каком [султане] аги стали назначаться из числа дворцовых людей; кто такие сансунджибаши 40, загарджибаши 41 и турнаджибаши 42, // каков порядок продвижения их по службе, какое они получают жалованье; кто такие конные загарджи 43; кто такой янычарский кетхюда 44, баш чавуш 45 и кетхюда йери 46; кто такие мухзырбаши 47, хассеки 48 и деведжи 49 и как они продвигаются по службе; кто такие солаки и солакбаши 50; кто такие кетхюда, 51 одабаши, мютеферрика [солаков] 52, яябаши 53, бёлюкбаши, а также другие аги очага 54.

В шестой главе рассказывается о том, кто построил янычарские казармы; кто воздвиг Орта месджиди 55 и кто затем превратил ее в соборную мечеть; какова причина того, что [казармы] получили название Старых и Новых 56; кто создал бёлюки аги 57; кто, соорудив ворота, назначил капуд-даш 58, для того чтобы они преграждали путь всему запретному; кто создал в очаге талимхане 59; почему талимха-неджибаши 60, будучи бёлюкбаши, носит мюджеввезе 61, кто такие аги и яябеи 62 очага; кто такой имам аги 63; кто такой муэззин [аги] 64; при ком были учреждены эти должности; когда [число] солаков возросло с трехсот до четырехсот человек.

Седьмая глава повествует о том, кто такие стамбульские аги 65 // и каковы их обязанности; кого назначают на пост анатолийского и румелийского аги; каков порядок продвижения по службе аджеми яябаши 66 и какие у них куллуки 67; кто такой кетхюда аджеми огланов, как продвигаются по службе ашчибаши 68 [аджеми огланов] и кто является их чавушами 69.

Восьмая глава рассказывает о том, кто такой янычарский кятиб 70; каковы обязанности янычарского кятиба, его доход и жалованье; каким полагается быть человеку, назначаемому янычарским кятибом; кто такие шакирды янычарского кятиба 71; каков порядок их продвижения по службе; каковы их доходы и обязанности; какой от них [исходит] вред и беспорядок; кто такой кятиб дивана аги 72 и каковы его обязанности; кто такие шакирды ведомства аги 73; каков порядок их продвижения по службе; с какого времени они появились; какая от них польза и какой вред; каковы их обязанности; кто такие мукабеледжи 74 и в чем [заключаются] их обязанности; как производится сличение [дефтеров]; кто такой кятиб секбанов 75, аджеми кятиб 76 и каковы их обязанности; что [47] представляют собой все другие кятибы очага и чем они занимаются.

Девятая глава повествует о том, как ныне не соблюдаются древние законы, какие вводятся новшества, а также о том, ясаким образом [можно] легко вернуть прежний порядок.

Комментарии

1 Имеется в виду султан Ахмед I (1603—1617), сын султана Мехмеда III (1595—1603).

2 Султан двух континентов, хан двух морей, слуга двух священных городов — титул турецких султанов. Имеются в виду европейская и азиатская части Османской империи, Черное и Средиземное море, а также священные для мусульман города — Мекка и Медина.

3 Реайя — подданные султана, принимавшие участие в сельскохозяйственном производстве и облагавшиеся налогами, т. е. крестьяне. До XVIII в. этим термином обозначались как крестьяне-мусульмане, так и крестьяне-немусульмане. Начиная c XVIII в. это слово употреблялось главным образом применительно к крестьянам-немусульманам, христианам. В более широком смысле слова реайя употреблялось для обозначения сельского населения в противоположность городскому. В османских источниках XVII в. оно встречается в сочетании со словом шехирли, «горожанин» (Смирнов. Кучибей, с. 77, примеч. 1). Термин берайя, хотя и имеет самостоятельное значение «народ, подданные» (Zenker. Dictionaire, т. 1, с. 194), в османской литературе употребляется только в сочетании со словом реайя. По мнению А. С. Тверитиновой, он не нес в этом сочетании самостоятельного значения (Тверитинова. О толковании арабского слова берайя, с. 255-261). Однако нам удалось встретить это слово, правда для более позднего времени (начало XVIII в.), в таком сочетании: этфал-и реайа ве ыргад-ы берайа (Найма. Тарих, с. 421). Здесь употребление слова берайя в сочетании со словом ыргад «работник, поденщик», находясь одновременно в своем привычном сочетании с реайя, дает возможность увидеть в нем особый оттенок — «рабочий человек, работник», человек, занятый некрестьянским трудом.

4 Джеляли — этим словом в период правления султана Ахмеда I обозначали всех лиц, выступавших с оружием в руках против турецкого правительства. Слово получило распространение после восстания 1519 г., которое возглавил шейх Джеляль (Новичев. История Турции, с. 108-109). Восстания, получившие название «джеляли», начались в Османской империи во второй половине XVI в. и особенный размах приобрели в конце XVI — самом начале XVII в. В них принимали участие самые широкие слои населения — крестьяне, феодалы, софта, правительственные чиновники, деклассированные элементы (о причинах и ходе этих восстаний см.: Тверитинова. Восстание Кара Языджи; Akdag. Celali isyanlari).

5 Имеются в виду восстания в Анатолии (Малая Азия), которые возглавили Кара Языджи и Дели Хасан (1599—1603). См. примеч. 4.

9 Мехмед-хан, завоеватель Константинополя — этот титул, а также титул Фатих (Завоеватель) носил турецкий султан Мехмед II (1451—1481), который в 1453 г. захватил Константинополь, переименованный турками-османами в Стамбул и превращенный с того времени в столицу османского государства.

7 Халькульвад — морская крепость средневекового города Туниса. Турецкая морская военная экспедиция была послана против Туниса с целью захвата Халькульвада, отнятого у турок испанцами, в 1574 г. В ней приняло участие много янычар (Селяники. Тарих, л. 47б-48а). В 1575 г. крепость была взята, а тунисский бей захвачен в плен (Uzuncarsili. Osmanli tarihi, cilt 3, bolum 1, с. 29-30).

8 Рисале («послание», «сочинение») — в турецкой средневековой литературе особый литературный жанр, который достиг наибольшего расцвета в Османской империи в XVII в. Авторы рисале ставили перед собой задачу осветить различные стороны жизни османского государства, желая способствовать устранению описываемых ими недостатков государственного управления. Жанр рисале в XVII в. был ярко представлен политическим трактатом Кочубея Гёмюрджинского (см.: Смирнов. Кучибей). Настоящее сочинение Мебде-и канун-и йеничери оджагы тарихи является одним из самых ранних произведений подобного рода. По словам В. Д. Смирнова, такие трактаты по большей части «оставались погребенными, вместе с именами своих авторов, в пыли султанских архивов» (Смирнов. Кучибей, с. 39).

9 Очаг (оджак) — название корпуса янычар, а также других частей придворного войска. Этим же словом обозначались и особые разряды придворных служителей. Помимо очага, или, как принято называть в отечественной литературе, корпуса янычар, в составе янычарской организации имелся еще очаг аджеми огланов (о них см. примеч. 10). В тексте данного сочинения слово встречается в двух написаниях: *** и ***. В переводе в целях унификации мы пользовались общепринятым в специальной литературе термином очаг.

10 Аджеми огланы (букв, «чужеземные мальчики») — так назывались мальчики, набиравшиеся время от времени среди немусульманского населения Османской империи для нужд комплектования янычарского корпуса. Они набирались как в европейских, так и в азиатских владениях османского государства, доставлялись в Стамбул и после церемонии обращения в ислам зачислялись в особый корпус (очаг) аджеми огланов. Из их числа после нескольких лет соответствующей службы комплектовался корпус янычар. До зачисления в янычарский корпус аджеми огланов использовали на различных общественных работах, требовавших тяжелого физического труда, в столице и ряде других городов империи, отдавали в услужение высоким чинам Стамбула, турецким крестьянам в качестве работников. Некоторых аджеми огланов брали в султанский дворец, где они получали образование, — их называли ич огланами. Из этого слоя аджеми огланов выходили до конца XVII в. почти все придворные служители, многие из которых достигали высоких государственных постов (подробно о корпусе аджеми огланов и их использовании см.: Uzuncarsili. Kapukulu ocaklari, cilt 1, с. 5-141). Аджеми огланы, использовавшиеся на общественных работах в столице, жили в особых казармах, ода, и входили в состав своих подразделений, бёлюков. При Ахмеде I в Стамбуле и Эдирне (Адрианополь) насчитывалось 9406 аджеми огланов, которым в виде жалованья выплачивалось в день 25543 акче (Канун-и Ал-и Осман, л. 396).

11 Обитель Счастья — обозначение султанского дворца в Стамбуле.

13 Румелийским и анатолийским агой в составе янычарского корпуса называли особых офицеров, которым было поручено наблюдение и контроль за набранными аджеми огланами и распределение их по местам службы. По сообщению Хезарфена, турецкого автора второй половины XVII в., аджеми огланов, набранных в Анатолии, отдавали в ведение румелийского аги, а набранных в Румелии — в ведение анатолийского аги (Хезарфен. Тельхис, л. 586).

13 Торба — название службы тех аджеми огланов, которые были заняты на различных строительных и ремонтных работах в Стамбуле и получали жалованье одно акче в день. На эту службу зачисляли наиболее крепких физически мальчиков-рекрутов. Доля их труда в городских общественных работах была довольно значительна. Так, аджеми огланы обеспечивали, например, 40% рабочей силы при строительстве мечети Сулеймана I в Стамбуле между 1550 и 1557 гг. (Inalcik. Servile Labor, с. 47).

14 Гелиболу (Галлиполи) — город на европейском берегу пролива Дарданеллы. Окончательно был захвачен турками в 1376 г. Гелиболу являлся военной базой для набегов турков на европейские земли. В Гелиболу был основан первый очаг аджеми огланов, которые использовались в качестве гребцов на судах, перевозивших турецкое войско через пролив.

15 Бостан — название султанских садов в Стамбуле, в которых наряду с другими использовались в качестве работников и аджеми огланы.

16 Аджеми чорваджи — старшие офицеры в бёлюках аджеми огланов. В ленинградской и готской рукописях обозначение этой офицерской должности дано в форме чорваджи (***), a не в общепринятой форме чорбаджи (***). Для сохранения этой особенности текста в переводе термин дан в форме чорваджи. В примечаниях сохранена та же форма. В каждом из 30 стамбульских бёлюков имелось по одному офицеру-чорваджи. Чорваджи аджеми огланов получал высокое дневное жалованье — 18 акче (Хезарфен. Тельхис, л. 63б-64а). Офицеры-чорваджи имелись и у янычар, где являлись старшими офицерами янычарских орта, основных воинских подразделений янычарского корпуса.

17 Йолдаш — обозначение янычар внутри самого янычарского корпуса. Это же слово употреблялось для обозначения воинов других частей придворного войска. Буквальное значение слова — «человек, идущий одной дорогой с другим». В данном случае оно может быть переведено как «товарищ», «соратник». Оно имело особый оттенок значения — «помощник находящемуся рядом», а потому должно было подчеркивать особый дух товарищества, взаимопомощи, тесного сплочения янычар в рядах корпуса. В Теварих-и Ал-и Осман Ашыкпашазаде встречается выражение, хорошо передающее этот оттенок значения: Не хош йолдашлык эттилер сана «Какую добрую помощь тебе оказали!» (Ашыкпашазаде. Теварих-и Ал-и Осман, с. 78). В том же значении «помощь» слово встречается и у Мустафы Селяники (Селяники. Тарих, л. 33а).

18 Ода — казарма, где проживали янычары, а также аджеми огланы. Как правило, в помещениях ода жили янычары, принадлежавшие к основному воинскому подразделению корпуса, орта, поэтому слово ода стало включать в себя и понятие орта. Обычно в османских текстах слово орта не употреблялось и заменялось словом ода, как в тексте данного сочинения. Подразделения янычар, орта, имели нумерацию, которая была перенесена и на ода. Ода, или орта, включали в себя различное число янычар — до тысячи. Точно так же каждый бёлюк (подразделение) аджеми огланов располагался в своей особой ода.

19 Ода кетхюдасы кетхюда (староста) ода. Так назывался самый старый янычар ода, пользовавшийся большим авторитетом. Только с его разрешения можно было, например, наказывать старейших женатых янычар ода (Мебде-и канун, л. 41а).

20 Баш одабаши — старший одабаши (см. примеч. 21) янычарских орта.

21 Одабаши — второй после чорваджи (см. примеч. 16) офицер янычарской ода (орта) или первый среди офицеров низшего ранга. Обычно в качестве одабаши назначали старого, пользовавшегося уважением своих товарищей янычара. Он должен был быть неженатым и жить в казарме (ода). Одабаши пользовался большой властью в ода. Он приводил в исполнение приговор о наказании провинившегося янычара, если в качестве наказания было определено битье палкой. Во время торжественных церемоний при построении янычар одабаши, в отличие от ничем не вооруженных янычар, держали в руках палку как знак своей власти. Они носили головной убор, расшитый золотыми нитями, и широкий парчовый кушак (Galland. Journal, t. 1, с. 95).

22 Векильхардж — один из янычар в янычарской ода, исполнявший обязанности казначея и провиантмейстера. Он занимался сбором денег с янычар ода, которые тратились на закупку на рынке продовольствия для них. Должность векильхарджа, человека, ведавшего деньгами на продовольствие, существовала и при имаретах, благотворительных странноприимных домах (см., например: Нешри. Китаб-и джихан-нюма, с. 549).

23 Кулоглу (букв, «сын слуги, раба») — так назывались сыновья янычар. Несовершеннолетние сироты получали от казны небольшое вспомоществование в виде муки (или лепешек), заменявшихся иногда деньгами. По достижении совершеннолетия кулоглу имели право поступить на службу в янычарский корпус.

24 Акче — название мелкой серебряной монеты, вес которой на протяжении истории османского государства менялся. Первую серебряную монету начал чеканить султан Орхан (1326—1361?). Ее вес составлял 1,2 г. До конца XVII в. акче оставалось основной мелкой монетной единицей Османской империи (Быков. Монеты Турции, с. 5-6). Постепенно акче теряло свой вес, содержание серебра в нем неуклонно уменьшалось. В 1584 г. была проведена очередная девальвация акче. Из 100 дирхемов (1 дирхем = 3,12 г) серебра начали чеканить не 450, а 800 акче (о динамике курса акче см.: Barkan. Fiyat hareketleri).

25 Фодла (или фодула) — лепешки, выпекавшиеся для нужд янычарского корпуса. Фодла выдавались бесплатно определенным подразделениям янычар (например, секбанам, загарджи и др.), а также целому ряду офицеров корпуса. По закону фодла выдавались также детям-сиротам янычар, кулоглу.

26 Фодла кятиби (кятиб «писарь») — писарь в янычарском корпусе, который занимался учетом выдаваемых янычарским сиротам денег и муки. В его ведении находились соответствующие дефтеры. Он же получал от казны муку и дрова для пекарни, где выпекались лепешки-фодла (Мебде-и канун, л. 136а).

27 Киле — мера сыпучих тел. Вес киле колебался в зависимости от измеряемого продукта и от места, где производилось измерение. В Стамбуле, например, весом киле пшеницы считались 25,7 кг (37 л), киле риса — 12 кг 850 г (Barkan. Fiyat hareketleri, с. 566).

28 Чука (или чуха) — тонкое сукно. Этим же словом обозначался зимний кафтан янычар, который шился из этой материи. Он выдавался янычарам каждый год с наступлением холодов.

29 Йай [харджи] (расход на лук) — так называлась сумма в 30 акче, выдававшаяся янычарам из казны раз в год при выплате жалованья, имевшего условное название лезаз (см. примеч. 132 к гл. 2). Деньги «на лук» выдавались раз в году и аджеми огланам (Канун-и Ал-и Осман, л. 396).

30 Йака харджи (расход на воротник) — денежная сумма, выдававшаяся каждый год всем янычарам и аджеми огланам и предназначавшаяся для шитья кафтана из сукна, йагмурлука. Эта сумма была различной для янычар разных рангов, имевших свои особые формы одежды (Uzuncarsili. Kapukulu ocaklari, cilt 1, с. 269-270).

31 Имеется в виду глава янычарского корпуса, янычарский ага (йеничери агасы). В начале XVII в. назначался на пост аги султаном из числа придворных служителей. Хезарфен упоминает случай, когда во время австрийской кампании, начавшейся в 1593 г., во главе которой стоял великий везир Синан-паша, последний сместил своей властью с поста янычарского аги Боснави Мехмед-агу и назначил на этот пост Йемишчи Хасан-агу. Тем самым было впервые нарушено правило назначения янычарского аги лично султаном (Хезарфен. Тельхис, л. 59а; см. также: Селяники. Тарих, л. 178а). Янычарский ага не был подчинен великому везиру, а находился под непосредственной властью султана (Yucel. Desantralizasyon, с 660). В 1606 г., впервые после долгого перерыва — до XV в. агой янычар являлся секбанбаши (см. примеч. 37), назначавшийся из среды самих янычар, — пост янычарского аги занял человек из янычарского корпуса (Rohrborn. Untersuchungen, с. 19, примеч. 28). Янычарский ага производил все назначения на офицерские должности в янычарском корпусе (Каванин-и девлетин эхемми, л. 30а). Марсильи отметил, что ага янычар мог произвести в высокие офицерские должности секбанбаши и кетхюда-бея самого последнего из своих солдат (Марсильи. Военное состояние, с. 53). Ему была вверена полицейская охрана Стамбула. Во время своих дозорных выездов он имел право задерживать возмутителей порядка и наказывать их, если то были не янычары. Провинившихся янычар он отсылал в ода для определения меры наказания офицерами их собственных ода (Каванин-и девлетин эхемми, л. 296). Он выезжал также на случавшиеся в столице пожары (Djevad. Etat militaire, с. 37). В ведении янычарского аги находились и все назначения на должности комендантов крепостей. Янычарский ага имел свою резиденцию, где проводил совет (диван) с участием высших чинов корпуса и где принимал посетителей. В его личном распоряжении имелись особые янычарские роты (бёлюки), числом 61. Ага янычар принимал участие в султанском совете (Диване), однако имел там совещательный голос лишь в решении вопросов, связанных с делами янычарского корпуса. Каждую среду он посещал резиденцию великого везира, а раз в две-три недели наносил визиты также другим везирам (Каванин-и девлети эхемми, л. 30а).

Жалованье янычарского аги составляло 500 акче в день. Кроме того, он имел от казны дополнительные денежные поступления (Хезарфен. Тельхис, л. 596). Как один из высших сановников государства он пользовался также доходами от предоставлявшегося ему арпалыка (см. примеч. 81 к гл. 2). В XVII в. янычарским агам начали предоставлять также хассы. Так, Эвлия Челеби сообщает о населенном местечке Истр, являвшемся хассом янычарского аги (Эвлия Челеби. Книга путешествия, с. 30). Предоставление хасса было связано, по-видимому, с тем, что в XVII в. янычарские аги начали получать ранг везира (Rohrborn. Untersuchungen, с. 19).

32 Коруджи — в данном случае имеются в виду янычары-ветераны, имевшие право не участвовать в походах. Они продолжали жить в янычарских ода и охраняли их, когда янычары отправлялись в поход.

33 Куллукчи, опоясанные парчовым кушаком — янычары, служившие в резиденции янычарского аги. Куллукчи, слуги янычарского аги, занимали высокое положение в янычарском табеле о рангах. В качестве отличительного знака одежды они носили широкий парчовый кушак. Такой кушак при торжественных церемониях носили также одабаши. Куллукчи янычарского аги постоянно находились в резиденции аги и сопровождали его повсюду, куда бы он ни отправлялся, шествуя впереди (Мебде-и канун, л. 496).

34 Сипахи — здесь имеются в виду солдаты придворной конной гвардии султана, являвшейся, как и янычары, постоянным войском на жалованье. Эта конная гвардия, состоявшая из шести бёлюков (силяхтаров, собственно сипахи, улюфеджиян-и йемин, улюфеджиян-и йесар, гариба-и йемин и гариба-и йесар), носила общее название сипахи. Она создавалась одновременно с янычарским войском. В XVI в. в состав сипахи входили исламизированные лица нетурецкой национальности: албанцы, хорваты, босняки, греки, армяне и др. (Akdag. Osmanli duzen, с. 154), в свое время набранные еще детьми среди немусульманского населения империи и получившие воспитание при султанском дворце в качестве ич огланов. К началу XVII в. в бёлюки сипахи записывали их сыновей, наследовавших их военную службу. В это войско зачисляли в виде особой милости сыновей лиц, проявивших особую воинскую доблесть (Хезарфен. Тельхис, л. 646). Звание сипахи давали также отличившимся в военных действиях янычарам. Как и янычары, сипахи имели во главе своих шести бёлюков агу, назначавшегося из числа придворных служителей. Во времена Хезарфена (вторая половина XVII в.) в число сипахи входило 7203 человека (Хезарфен. Тельхис, л. 646). Как и янычары, отмечают османские хронисты, сипахи, особенно во второй половине XVI — начале XVII в., составляли наиболее беспокойный элемент придворного войска, часто прибегавшего к возмущениям из-за невыплаченного или просроченного жалованья. Сипахи получали более высокое сравнительно с янычарами жалованье и считались более привилегированной частью придворного войска. В их функции входил сбор некоторых государственных податей, за что они получали соответствующее вознаграждение, гулямийе (Смирнов. Кучибей, с. 140-141).

35 Бёлюк — название некоторых воинских подразделений в янычарском корпусе (бёлюки секбанов, бёлюки янычарского аги), в корпусе аджеми югланов и в войске придворных сипахи.

36 Тиркеш баха[сы] («цена колчана») — денежная сумма (300 акче), выдававшаяся из казны зачисленным в разряд придворной конной гвардии сипахи янычарам (Uzuncarsili. Kapukulu ocaklari, с. 349).

37 Секбанбаши — командир янычарской орта секбанов, учрежденных не позднее XV в. Эта орта (65-я в составе всего янычарского корпуса) включала в себя 34 бёлюка секбанов. Секбаны смотрели за борзыми и принимали участие в султанской охоте. До появления во второй половине XV в. особой должности янычарского аги секбанбаши считался агой всех янычар (Мебде-и канун, л. 83б-84а). Когда янычарский ага принимал участие в походе, его заместителем в Стамбуле оставался секбанбаши. Он имел столь же обширный штат слуг-янычар, что и янычарский ага, и так же, как последний, имел свою собственную печать (Хезарфен. Тельхис, л. 616).

38 Бёлюкбаши — старший офицер в бёлюке. Эта должность существовала и в бёлюках аджеми огланов, и в бёлюках янычарского аги. Старшего в ода аджеми оглана назначали бёлюкбаши (Мебде-и канун, л. 20а).

39 Пешие секбаны и конные секбаны — отдельные подразделения секбанов 34 бёлюков. В отличие от пеших секбанов конные секбаны по очереди принимали участие в султанской охоте верхом. Сидя на лошади, они держали на длинных поводках борзых, за которыми обязаны были ухаживать в свободное от охоты время. Они получали более высокое, чем обычные янычары, жалованье, так как сами должны были содержать своих лошадей (Мебде-и канун, л. 81а-81б). По сообщению Хезарфена, конных секбанов было 44 человека. По большей части это были сыновья ага (высокопоставленных лиц) янычарского корпуса (Хезарфен. Тельхис, л. 61а-61б). Для лошадей конных секбанов в султанских поместьях (хассах) выделялись особые луга, где для них заготавливалось сено — см.: Тверитинова. Аграрный строй, с. 188; а также перевод закона о хассах Стамбула (1498 г.), опубликованный Барканом: Barkan. Kanunlar, с. 90-130.

40 Сансунджибаши (от сансун или самсун, как называлась особая порода собак) — старший офицер орта сансунджи, которые были обязаны ухаживать за использовавшимися на султанской охоте собаками-сансун. При учреждении этой должности в качестве сансунджибаши назначили старшего офицера 71-й орта, дав ему бёлюк янычар. Сансунджи принимали участие в султанской охоте (Мебде-и канун, л. 101а-101б).

41 Загарджибаши — старший офицер особой 64-й орта загарджи (Мебде-и канун, л. 102а). Загарджи были обязаны ухаживать за охотничьими собаками (загар «охотничья собака, гончая»), предназначавшимися для султанской охоты. В ода загарджи имелось 34 конных загарджи, которые выезжали на султанскую охоту верхом (Хезарфен. Тельхис, л. 606).

42 Турнаджибаши — старший офицер 68-й орта турнаджи, янычар, обязанный ухаживать за султанскими борзыми. Название турнаджи (от турна «журавль») восходит, по преданию, к одному из эпизодов охоты султана Мехмеда II (Мебде-и канун, л. 27б, 100б-101а).

43 См. примеч. 41.

44 Янычарский кетхюда (кетхюда-бей) — второе по значению (хотя формально секбанбаши стоял выше его) после янычарского аги должностное лицо в янычарском корпусе. Он находился в непосредственном подчинении янычарского аги и пользовался громадным влиянием в корпусе. Вместе с янычарским агой обсуждал и решал все вопросы, связанные с делами янычарского корпуса, в частности с назначениями на должности чорваджи и одабаши. Как лицо наиболее близкое к янычарскому аге в вопросах управления янычарским корпусом фактически отвечал за положение дел в очаге перед султаном наравне с агой. Селяники упоминает, например, об одновременном смещении с должностей за злоупотребления при наборе аджеми огланов янычарского аги и кетхюда-бея (Селяники. Тарих, л. 107б). Особой обязанностью кетхюда-бея являлся контроль за взиманием имущества умерших янычар. Он также производил назначения янычар на особые места их службы, так называемые куллуки (о них см. примеч. 197 к гл. 1).

45 Баш чавуш — должностное лицо в янычарском корпусе рангом ниже кетхюда-бея (Мебде-и канун, л. 88б-89а). Во время приемов янычарским агой янычар в своей резиденции баш чавуш исполнял роль посредника, докладывавшего о просителе и его деле кетхюда-бею, который, в свою очередь, препровождал просителя к самому are.

45 Кетхюда йери — заместитель и помощник кетхюда-бея. Он постоянно находился в резиденции янычарского аги и организовывал встречу янычар, имеющих дело, с агой в те дни, когда ага не имел официального приема. На пост кетхюда йери назначался баш бёлюкбаши, т. е. старший бёлюкбаши из бёлюков янычарского аги (Uzuncarsili. Kapukulu ocaklari, с. 211-212). Обычно исполнявшего должность кетхюда йери в качестве повышения в чине ожидала должность мухзыр-аги (Хезарфен. Тельхис, л. 596). О мухзыр-аге см. примеч. 47.

47 Мухзыр баши (или мухзыр-ага) — один из высших офицеров янычарского корпуса. Он являлся представителем янычарского корпуса при ведомстве великого везира. Организовывал встречу с великим везиром тем янычарам, которые являлись к нему с делом. Он же докладывал янычарскому are о всех делах, слушавшихся в ведомстве великого везира (Мебде-и канун, л. 91б-92а).

48 Хассеки — янычары из 49-й, 66-й, 67-й и 68-й орта (Мебде-и канун, л. 99б). Все четыре хассеки носили почетный титул аги (Хезарфен. Тельхис, л. 60а). Участвовали с охотничьими собаками в султанской охоте. В свободное от охоты время были обязаны ухаживать за собаками. Хассеки 68-й орта носили титул турнаджибаши (см. примеч. 42).

49 Деведжи — янычары из 1-й, 2-й, 3-й, 4-й и 5-й орта (Хезарфен. Тельхис, л. 60а), а по сообщению автора настоящего сочинения, еще и из 46-й и 95-й орта (Мебде-и канун, л. 986). При султане Мехмеде III подразделением деведжи была объявлена также 39-я орта (Мебде-и канун, л. 99а). В обязанность деведжи входила погрузка и разгрузка верблюдов янычарского аги, когда тот отправлялся в поход. Верблюды очень широко использовались в османском войске для перевозки военного и иного снаряжения (Записки янычара, с. 100).

50 Солакбаши — старший офицер орта солаков. Солаки входили в число 60-й, 61-й, 62-й и 63-й орта (Мебде-и канун, л. 103а). В их число записывали особо отличившихся янычар, которые должны были обладать и определенной внешностью, а именно: быть высокого роста и иметь представительный вид. Солаки повсюду сопровождали султана и постоянно носили с собой лук и стрелы (Хезарфен. Тельхис, л. 60а-60б). Солаки как особое подразделение придворной гвардии султана упоминаются в османских хрониках применительно к раннему периоду турецкой истории. Так, Ашыкпашазаде упоминает о солаках при описании битвы Баязида I с войском Тимура при Ангоре (1402 г.) (Ашыкпашазаде. Теварих-и Ал-и Осман, с. 78).

51 Кетхюда солаков — самый старший солак в орта солаков.

52 Солак-мютеферрика — рядовой солак, находившийся в услужении у других солаков своей орта (Мебде-и канун, л. 103а).

53 Яябаши — почетное звание, которое имели старшие офицеры янычарских ода (орта), чорваджи.

54 Почетный титул ага очага имели, кроме янычарского аги, янычарский кятиб (см. примеч. 70), кетхюда-бей, турнаджибаши, яябаши, баш яябаши (см. примеч. 18 к гл. 1), мухзыр-ага, баш чавуш, секбанбаши, загарджибаши, сансунджибаши, хассеки, а также деведжибаши (старший деведжи).

55 Орта месджиди — мечеть, построенная при султане Сулеймане I (1521—1566) специально для янычар. Позднее была превращена в соборную мечеть и переименована в Орта джами. В ней происходила торжественная пятничная служба, на которой присутствовали янычары. Кроме того, в эту мечеть собирали янычар, чтобы сделать им необходимые наставления, — это входило в обязанность аги янычарского корпуса (Мебде-и канун, л. 107а, 108б). Орта месджиди оказалась тем местом, где часто янычары высказывали свое недовольство чем-либо (Селяники. Тарих, л. 241б). Орта месджиди иногда посещали султаны. Об одном из таких эпизодов с султаном Османом II (1618—1622), подвергшимся в этой мечети оскорблениям со стороны недовольных им янычар, пишет Эвлия Челеби (Evliya Efendi. Narrative of Travels, с. 123).

56 Старые казармы были построены вскоре после завоевания турками Константинополя. В связи с ростом численности янычар эти казармы очень скоро оказались тесными, и тогда были выстроены Новые казармы. Они были почти вдвое больше Старых. Вот как описывает их побывавший в первой половине XVII в. в Стамбуле поляк, ксендз Симон Старовольский: «Новый двор вдвое больше старого. Он является четвероугольником, более в длину, чем в ширину. Двор каменный, имеет внутри много жилищ, а в каждом жилище живет капитан (чорваджи. И. П.)» (Старовольский. Двор цесаря Турецкого, с. 23).

57 Бёлюки аги — подразделения янычар, находившиеся в непосредственном подчинении аги и составлявшие его свиту. Были созданы одновременно с учреждением особой должности янычарского аги, который назначался из числа султанских придворных. Имелся 61 бёлюк янычарского аги.

58 Капуджи — особо назначавшиеся янычары, которые были обязаны постоянно находиться при воротах янычарских казарм и не допускать в них посторонних лиц.

59 Талимхане — место тренировочной стрельбы янычар из лука.

60 Талимханеджибаши — старший офицер 54-го бёлюка янычарского аги, в котором находились талимханеджи, обучавшие янычар стрельбе из лука.

61 Мюджеввезе — род тюрбана, который носили высшие должностные лица Османской империи. Он представлял собой высокий, расширяющийся кверху головной убор красного цвета. Мюджеввезе надевали по случаю торжественных выездов и церемоний. Янычарский ага, например, надевал мюджеввезе при посещении им султанского Дивана (Каванин-и девлетин эхемми, л. 30а).

62 Яябей — командующий в особых воинских вспомогательных частях (яябейликах) пехоты яя (или пияде), созданной еще при султане Орхане из числа самих турок. В начале XVII в. яябеями назначались лица, покидавшие пост стамбульского аги и секбанбаши. Половина яябейликов предоставлялась первым, половина — вторым.

63 Имам аги — имам, который пять раз в день руководил богослужением в резиденции аги. Имам янычарского аги являлся одновременно старшим офицером, чорваджи, 94-й орта. Он сопровождал янычарского агу в походе.

64 Муэззин аги — муэззин, служивший в резиденции янычарского аги, где призывал находившихся там к молитве. Муэззинов аги было четыре-пять человек.

65 Стамбульский ага (здесь употреблено другое турецкое название Константинополя — Исламбул) — одно из высших должностных лиц янычарского корпуса. В ведении стамбульского аги находились все дела по управлению корпусом (очагом) аджеми огланов, находившихся на службе в Стамбуле. Важной обязанностью этого должностного лица являлось обеспечение султанского дворца дровами. На этой службе находились подчиненные стамбульскому аге аджеми огланы (Мебде-и канун, л. 112б и далее).

66 Аджеми яябаши — старший офицер (чорваджи) в бёлюке аджеми огланов.

67 Куллук — здесь слово употреблено в значении «обязанность», «служба».

68 Ашчибаши — старший ашчи. Ашчи — младший офицер в янычарской орта и бёлюке аджеми огланов, исполнявший обязанности повара своей ода. Ашчибаши принимал участие в наказании провинившихся янычар. Он содержал их закованными под стражей.

69 Чавуш аджеми огланов (или аджеми чавуш) — один из старших офицеров в бёлюках аджеми огланов.

70 Янычарский кятиб (или, как его еще называли, янычарский эфенди, иногда просто Эфенди) — главный кятиб (письмоводитель) янычарского корпуса, глава янычарской канцелярии, в ведении которого находились все дефтеры (регистрационные книги) янычар. Эти дефтеры обновлялись перед каждой выплатой янычарам жалованья раз в три месяца и имели несколько копий. Слово эфенди, заимствованное турками из греческого языка, стало широко употребляться с середины XV в. в качестве почетного прозвания лиц, главным образом ученого звания. Реис уль-кюттаб (глава кятибов султанского Дивана) в Османской империи также имел почетный титул эфенди и назывался реис эфенди (Koprulu. IA, cilt 4, cuz 30, с. 132-133). Этот титул носили и представители духовного сословия, улемы.

71 Шакирдами (или шагирдами) называли учеников в ремесленных мастерских. В канцелярии янычарского кятиба шакирды считались учениками мастера, самого кятиба. На них непосредственно лежала переписка янычарских дефтеров, в которых фиксировалось жалованье янычар, и других документов янычарского корпуса.

72 Кятиб дивана аги — кятиб, в обязанности которого входила запись распоряжений аги, делавшихся во время совета (дивана) в его ведомстве. Он также занимался составлением мемхуров (см. примеч. 120 к гл. 1), являвшихся документом, на основании которого аджеми огланов зачисляли на действительную янычарскую службу (Мебде-и канун, л. 133а).

73 Шакирды ведомства аги — писцы, которые находились в подчинении кятиба ведомства янычарского аги. Согласно сообщению автора сочинения, шакирды в ведомстве аги появились во времена султана Сулеймана I в связи с увеличением объема работы кятиба ведомства аги (Мебде-и канун, л. 133а-133б).

74 Мукабеледжи — служащий янычарской канцелярии, который занимался проверкой и сличением составленных перед выплатой янычарского жалованья дефтеров со старыми с целью выявления возможных ошибок и приписок.

75 Кятиб секбанов — кятиб бёлюков секбанов, занимавшийся выдачей жалованья секбанам и проставлением отметок-ресид (см. примеч. 155 к гл. 1) в дефтерах, по которым выдавалось жалованье. Кятиб секбанов являлся одновременно бёлюкбаши 18-го бёлюка секбанов (Мебде-и канун, л. 135б).

76 Аджеми кятиб — кятиб в корпусе аджеми огланов, в обязанности которого входило при выдаче жалованья проставление отметок-ресид в дефтерах, по которым аджеми огланам выдавалось жалованье. Он же производил необходимые записи в дефтерах аджеми огланов.

 

Текст воспроизведен по изданию: Мебде-и канун-и йеничери оджагы тарихи (История происхождения законов янычарского корпуса). М. Наука. 1987

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.