Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЗИЙА АЛ-КУЛУБ

СИЯНИЕ СЕРДЕЦ

I

/л. 5а/ Ясным доказательством величия духа и совершенства Хазрат-и Ишана 9 является то, что [он] ходил в область киргизов и-калмаков, разбил 18 капищ и сделал мусульманами 180 тысяч кафиров и идолопоклонников.

II

/л. 24а/ После того как Ходжа Исхак прибыл в область Самарканда, правители 10 со всех сторон присылали ему письма и в письмах выражали свою любовь и страстное желание увидеть [его] и просили: «Осчастливь рабов своих и пылью своего прибытия просвети наши очи», — из области Ташкента—Дарвиш-хан, из области Туркестана — [180] Баба-хан, из области Андикана — Харам-шах Султан, из области Кашгapa — Абд ал-Карим-хан.

Затем Ходжа Исхак посоветовался со своими учениками 11 и направился в Кашгар. На пути он встретил упомянутых правителей 12, (однако] проследовал мимо. Правители /л. 24б/ начали просить Ходжу Исхака: «Ваше высокостепенство, останьтесь в нашей области!»

Его высокостепенство не ответил согласием ни одному из них и проследовал [дальше], к Кашгару.

Абд ал-Карим-хан, услышав об этом, вышел для парадной встречи Ходжи Исхака и выполнил обет служения 13 его высокостепенству с величайшим почтением. Однако по причине дурного настроения [Ходжи Исхака] ему не было оказано должного одобрения 14. После этого [Абд ал-Карим-хан] вышел из его свиты и не [стал] выказывать ему почитания.

Спустя 40 дней прислал [он] извозную лошадь 15 под старым седлом и с рваной сбруей. Его высокостепенство очень рассердился и сказал: «Мы ему пообещали и приехали, а он с нами таким образом обошелся!» После этого [он] сказал, обращаясь к приближенным 16: «Конечно, конечно, он нас из своей области выгонит. Запомните это!»

Прошло два-три дня после этого происшествия, как от Абд ал-Карим-хана кто-то принес письмо /л. 25а/ такого содержания: «Пусть-де Ходжа Исхак из [этой] моей области уезжает и едет в другую область». Его высокостепенство со всеми учениками и домашними отправился в область [расселения] киргизов, приехал туда, разбил шатры и там жил.

III

Рассказ со слов Хафиза Калама и Хафиза Араба, т. е. избранного главою рабов, они были сподвижниками его высокостепенства: «Однажды, когда мы находились в свите его высокостепенства у подножия той же горы 17, вдруг неожиданно показался на дороге какой-то всадник в страшной тревоге. Он соскочил с коня, приветствовал с почтением 18 его высокостепенство и сказал: ,,О мой святой! Лулум Киргиз, наш падишах, едет сюда с намерением убить ваше высокостепенство, но я [успел] еще предупредить вас".

Ходжа Исхак сказал: “Да совершится все так, как пожелает всевышний!" И, повернув святое лицо свое к кибле, /л. 25б/ сел.

И вот подоспели эти заблудшие воины и, вытащив сабли из ножен, устремились к Ходже Исхаку. А в его высокостепенстве не произошло никакой перемены; только поднялись крики и стоны его учеников. [181]

Склонил свою святую голову Ходжа Исхак и вручил себя богу. Как вдруг обе передние ноги лошади Лулум Киргиза подломились, Лулум Киргиз упал с лошади и умер. Эти 400 человек, которые прибыли вместе с ним, увидев это, соскочили с коней, выбросили своих идолов, дали обет служения 19 его высокостепенству и приняли веру в Аллаха, великого, всевышнего, и принесли покаяние перед Ходжой Исхаком».

IV

Рассказ упомянутого Хафиза Араба: «Однажды, [в то время как] я находился в свите Ходжи Исхака у того же подножия 20, прибыл на поклон к его высокостепенству один из /л. 26а/ киргизских падишахов. Он принес много даров и сказал: “О мой святой! Вы себя проявили [заступником] в отношении нас, обездоленных, и обращали молитвы к обители всевышнего бога. Если бы благоволением бога, великого, всевышнего, появился какой-нибудь источник воды, как бы было хорошо,— ведь от безводья дела у нас, несчастных, совсем пришли в упадок. Во времена отцов наших появилась было однажды вода в этом месте, но затем ушла в сторону, и, сколько ни старались, воду не нашли".

Его высокостепенство обнажил голову, забрал в горсть свои белые усы и бороду и обратился к светлому духу высокого посланника — да благословит его Аллах и да приветствует! — и просил о помощи у духов своих предков. И все его сподвижники обнажили головы и вознесли рыдания к престолу всевышнего бога... И вдруг по милости великого и всевышнего бога из подножия горы потекла вода.

И тотчас же падишах /л. 26б/ и его нукеры принесли покаяние Хазрат-и Ишану, и теперь эту местность называют Назаргах-и Хазрат-и Ишан; там возвели постройки, и люди построили много жилищ».

V

Рассказ упомянутого господина Хафиза Араба: «Спустя несколько дней этот самый киргизский падишах [снова] явился на поклон к его высокостепенству и привел с собой много людей. Все выразили свое почтение Ходже Исхаку и, сняв с лошадей и верблюдов богатые дары, разложили их перед его высокостепенством. Затем тот самый падишах обратился к его высокостепенству с такой просьбой: “О мой святой ! Нет в нашей области соли. Если ваше высокостепенство соизволит помолиться, может быть, в этих местах появится соль".

После этого Ходжа Исхак поднял руки для молитвы и вознес молитву.

И вдруг во время молитвы вдали показался какой-то человек и, нагрузив верблюда кладью, приблизился. Когда он подошел, заставил верблюда опуститься на колени /л. 27а/ и открыл мешок — внутри мешка оказалась соль!

Люди пришли в изумление и сказали: “В нашей области не было соли. Откуда же ты привез эту соль?" Тот человек ответил: “Я шел и по дороге увидел, как вот этот самый верблюд кружится у подножия горы. Я подошел ближе и увидел, что вся эта гора стала солью". [182]

После этого [происшествия] Абд ал Карим-хан снова прислал к его высокостепенству человека и принес глубокие извинения и пригласил Ходжу Исхака. И его высокостепенство снова прибыл в область Кашгара».

VI

/л. 82а/ Рассказ господина муллы Хикмата, который поведал: «Однажды я отправился с несколькими учениками шейха в область киргизов. Внезапно группа киргизов, /л. 82б/ вступивших на путь разбоя, загородила нам дорогу, и с оголенными саблями в руках [они] схватили нас с намерением убить.

Мы обратились в рыданиях к богу, великому, всевышнему, и призвали [в своих молитвах] также и Ходжу Исхака... И вдруг эти злодеи спустились с лошадей и стали тереться лицами о наши ноги. Мы удивились и спросили: “Что это с вами произошло, что вы приносите извинения и проявляете такую нежность?"

Киргизы ответили: “Как только вы назвали имя Ходжи Исхака, мы увидели вдруг, как его высокостепенство, верхом на белом коне, одетый во всё белое, потрясая копьем, угрожал нам смертью; и если бы мы замедлили спуститься с коней, плохо бы нам пришлось. Из страха перед его высокостепенством мы сошли с коней и повинились".

После этого, когда мы вернулись к Ходже Исхаку, его высокостепенство сказал: “Это всевышний бог проявил к вам такую милость, /л. 83а/ что вас не коснулись разбойники". И мы признали свое несовершенство [перед богом]».

VII

/л. 86б/ Рассказ, [записанный] от господина Ходжи Хашима ион Ходжа Хусайна. Он сказал: «В то время когда его высокостепенство пребывал среди киргизов, однажды он соизволил мне приказать: “Ступай к Серйуку Киргизу, передай от меня приветствие и скажи ему: Тебя, мол, одолела болезнь — Ходжа Исхак слышал о твоей немощи, призывает тебя и передает: приходи, здесь [мои] последователи, мы все вместе помолимся — бог даст, к тебе вернется сила". И здесь у его высокостепенства была тайная мысль, которую я [сначала] не уразумел.

И вот с приказом его высокостепенства и группой последователей шейха — спутников отправились мы к Серйуку. Увидел я его: по сторонам от него расположились приближенные 21 [в количестве] четырех семей, а перед Серйуком сидела многочисленная толпа, собравшаяся для еды и питья.

Мы передали приветствие его высокостепенства и [сразу] /л. 87а/ заметили, что недуг у него (Серйука) тяжелый.

Принесли еду и отдельно притащили какой-то сосуд 22 и поставили посредине, и от каждого [куска] мяса отрезали по кусочку и бросали [183] в этот сосуд. Затем все мужчины и женщины поднялись и направились к какому-то дереву. Я пошел сзади, чтобы видеть, куда они пойдут и что будут делать.

[Они] подошли к дереву и отвесили поклон в его сторону; поставили сосуд, и [все] склонились перед деревом 23. Я посмотрел на это дерево и увидел, что [у них] сделан какой-то идол из серебра и повешен на дереве, а вокруг него расположены другие идолы — в количестве двух тысяч,— вытесанные из дерева [и] камня,— и это было капище 24 киргизов. И название того идола, сделанного из серебра, было талбийа-и джакар 25.

Сосуд с мясом поместили перед этим большим идолом и делали знаки /л. 87б/ идолу, — отведай, мол, этой еды. Затем этот сосуд с мясом отодвинули подальше, один кусок мяса вложили в левую руку идола, другой — в правую, а третий кусок, [раскрошив], разбросали в воздухе.

На меня от их действий нашло какое-то дикое исступление, и я сбросил на землю этого большого идола. Киргизы подняли крик: “О халифа! Не делай этого хотя бы ради Серйука!" Однако страх перёд его высокостепенством сдержал сердца этих киргизов, так что они остались безответными.

Затем я сказал: “Берите этих идолов и ступайте на поклон к его высокостепенству. И этого больного также захватите с собой".

Киргизы ответили: “Мы возьмем всех идолов, а идола талбийа-и джакар брать не будем". Я обругал всю эту толпу и снова сбросил на землю того большого идола. Потом /л. 88а/ все это сборище мужчин и женщин мы привели на поклон к Ходже Исхаку и рассказали его высокостепенству о происшедшем.

Его высокостепенство обратился к этой толпе: “Что это такое? — и указал на талбийа-и джакар, — что это такое и что оно может делать?" И собравшиеся ответили: “Это наш бог, и всё, что делает ваш бог, делает и наш бог".

Его высокостепенство сказал: “А может ваш бог вылечить этого больного сегодня или завтра?"

Собравшиеся ответили: “О наш ходжа! Если говорить правду, от этого нашего бога нет никакой пользы".

Затем его высокостепенство сказал: “Если наш бог исцелит ваше-то больного, поверите ли вы в нашего бога?" Люди сказали: “Да, от всего сердца согласны!"

Его высокостепенство сказал: “О мои друзья, я буду молиться, а вы говорите аминь".

Его высокостепенство обнажил свою святую голову /л. 88б/ и потер святое лицо землей от дверей храма всевышнего бога и вознес рыдания и стоны. И так [сильно] он стонал, что ангелы заплакали на крыше небосвода, а рыдания людей возлетели до самых небес.

Его высокостепенство сказал: “Дары к двери храма божия". Дары [184] принесли. Киргизы обнажили головы, разорвали воротники и, словно наполовину ослепленные птицы, стали кататься по земле.

И вдруг по милости всевышнего тот больной чихнул, поднялся с места и сказал: “Я свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха, я свидетельствую, что Мухаммад — раб и пророк божий,— нет бога, кроме Аллаха, и Мухаммад — пророк Аллаха", и просветился светом истинной веры перед его высокостепенством.

И все собравшиеся пришли к вере во всевышнего бога и стали мусульманами. После этого всех идолов разбили, и талбийа-и джакар разбили, а серебоо его подарили последователям [Ходжи Исхака]».

Комментарии

9. Хазрат-u Ишан употребляется в тексте вместо имени Ходжа Исхак в качестве особой формулы для выражения почтения к его высокому положению, святости и достоинству. При переводе в ряде случаев эта формула заменяется именем «Ходжа Исхак», но такая замена не всегда уместна, ибо может повести не только к нарушению правильности оттенков стиля, но подчас и к искажению смысла. Поэтому для передачи выражения Хазрат-u Ишан, не имеющего эквивалента в русском языке, принято выражение «его высокостепенство» (при обращении — «ваше высокостепенство»), приблизительно соответствующее ему. Мы учитывали историю русской терминологии: в прошлом лиц высокого положения из мусульман в Сибири, Оренбургской губернии и на Кавказе русские называли «степенство», а киргизских (казахских) ханов титуловали «высокостепенными» (см.: В. Даль, Толковый словарь живого великорусского языка, М., 1956, т. IV, стр. 322); ср. "высокостепенный и высокосановитьный" в тюркский титулатуре хивинских я казахских ханов (Л. З. Будагов, Сравнительный словарь..., т, I, стр. 528). А. А. Семенов передавал Хазрат-и Ишан как «его святейшество»; что. однако, слишком тесно ассоциируется: с титулованием христианских патриархов (прим. ред.).

10. В тексте: падшахан.

11. Слово йаран («друзья», «помощники») в данном тексте употребляется, по-видимому, в качестве определенного суфииского термина.

12. В тексте: султанш.

13. В тексте применительно к Ходже Исхаку часто употребляется термин мулазамат, который относится, по-видимому, также к суфийской терминологии и означает "неотлучное служение, нахождение в свите, обет подчинения духовному наставнику", но, кроме того, церемонию приветствия шейха и ставку (резиденцию) шейха.

14. В тексте: *** Смысл фразы не совсем ясен.

15. В тексте: кату.

16. В тексте: йаран.

17. В тексте: Дамана-йи Кух. В предыдущих рассказах горы не упоминаются. Ниже сочетание Дамана-йи Кух встречается несколько раз, но без каких-либо дополнений и пояснений. Не исключено, что это географическое название.

18. В тексте: мулазамат кард.

19. В тексте: Дар мулазамат амаданд.

20. В тексте: Дар хамйн дамана.

21. В тексте: кариб.

22. Перс. тагар (тюрк. тагара) может обозначать: «глиняная чаша»; «ведро», «чан», "бочка",, «кадка» и др.

23. О поклонении «священным» деревьям у киргизов и у близких к ним народностей и племен см., например: Ч. Валиханов, Избранные произведения, стр. 179; Иоанн де Плано Карпини, История монгалов; Вильгельм де Рубрук, Путешествие в восточные страны, стр. 78. Почитание «священных» деревьев и кустов у киргизов сохранялось вплоть до недавнего времени. О поклонении киргизов отдельным деревьям есть известие у автора XI в. Гардизи (см.: В. В. Бартольд, Отчет о командировке в Туркестан..., Приложение, текст, стр. 87, перевод, стр. 111).

24. В тексте: бутхане.

25. В тексте: т.л.бйа(йи) дж.к-р; расшифровать этот термин пока не удалось, и его чтение может быть только предположительным.


Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории киргизов и Киргизии, Вып. 1. М. Наука. 1973

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.