Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВАЛЬТЕР (УОЛТЕР) ИЗ ХЕМИНБУРГА

ХРОНИКА

CHRONICON DOMINI WALTERI DE HEMINGBURGH: VULGO HEMINGFORD NUNCUPATI DE GESTIS REGUM ANGLIAE

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ ХРОНИК, ОТНОСЯЩИЕСЯ К ЭДУАРДУ I

1297 г. W. de Hemingburgh, II, 119. Во время великого поста король повелел, чтобы все, у кого была шерсть и шкуры, в определенный день доставили их в определенные морские порты под страхом лишиться их и подвергнуться тюремному заключению и тяжелому штрафу в пользу короля. Когда они это сделали, слуги короля все мешки шерсти, превышающие количеством число пять, взяли в пользу короля, выдав им расписки, а с каждого мешка у тех их владельцев, у кого их число не превышало пяти, они насильственно взяли по сорока шиллингов под именем внезаконного налога. Кроме того повелел король, чтобы ко времени отправления его во Фландрию с каждого графства шерифом было взято по две тысячи четвертей пшеницы и столько же овса и доставлено в морские порты. Это было сделано, и люди облагались определенным числом четвертей, даже если у них не было [212] хлеба, и с них собирали бычьи и свиные туши в определенном количестве; и много делалось притеснений народу.

Ibid., р. 121. В праздник святого Матфея апостола, того же года, созвав магнатов королевства без духовенства, король держал парламент свой в Солсбери, где просил некоторых из магнатов, чтобы они отправлялись в Гасконь, и они начали один за другим отвечать отказом. В негодовании король стал грозить некоторым из них, что или они пойдут, или он отдаст их земли другим, кто пожелает итти. И эти слова скандализовали многих, и начал возникать раскол среди них. Граф же Герефордский и граф Маршалл отказались итти, говоря, что должности их, которые им принадлежат по наследственному праву, они охотно будут отправлять, идя с самим королем. На повторную просьбу отправляться в [Гасконь] граф Маршалл сказал: «Охотно пойду с тобой, король, в первом ряду, выступая перед лицом твоим, как мне полагается по наследственному праву». А король: «И без меня пойдешь вместе с другими». А он: «Не обязан и нет у меня желания, король, без тебя отправляться».

У раздраженного короля, говорят, вырвались такие слова: «Клянусь богом, граф, или ты пойдешь, или будешь повешен». А тот: «Той же клятвой клянусь, король, и не пойду и не буду повешен». И не простившись, удалился, и на этот день собрание было распущено. Немедленно же оба этих графа, граф Герефордский и граф Маршалл, привлекши на свою сторону многих магнатов и более тридцати отборных баннеретов, мало-помалу собрали вокруг себя много народа, насчитывая тысячу пятьсот готовых к войне человек на покрытых военным убором конях. И король стал бояться их, но притворялся. А они отправились в свои владения и не позволяли слугам короля брать ни шерсти, ни кож и ничего экстраординарного или требовать чего-либо с тех, кто не хотел давать; и еще запретили им вход на свои земли под страхом лишения головы и членов и готовились к сопротивлению.

W.H emingsburgh, II, р. 147. Советники короля нашего... постановили у сына короля... чтобы он просил названных выше графов, т.е. Маршалла и графа Герефордского, и призывал их к мирному единению и любви. И вот, отправив им свои письма, он просил их, чтобы они прибыли к заседаниям его парламента, потому что он занимал место отца своего в Англии, в Лондон в десятый день октября. Они, исполняя просьбу нового повелителя и будущего государя, прибыли к этому дню, но не нагие, а с тысячью пятьюстами всадников и большим количеством отборных пехотинцев. Но они не хотели вступать в ворота города, если прежде не будет им разрешено во всех воротах города поставить свою стражу,чтобы, войдя без оружия, как бы они не оказались запертыми, как овцы в овчарне. Когда это было им разрешено, они вступили [в город], где наконец после многих совещаний и разных обсуждений при посредничестве достопочтенного отца, кентерберийского архиепископа, т.е. магистра Роберта де Уинчелзи, память которого будет благословенна, они ни на что другое не пожелали согласиться, но лишь на то, чтобы сам государь-король подтвердил великую хартию, дополненную некоторыми статьями и лесную хартию и чтобы в будущем он не просил и не требовал у клира или народа никакого вспомоществования без воли и согласия магнатов, и чтобы он оставил всякий гнев на них и на всех, с ними соединившихся.

(пер. Д. М. Петрушевского)
Текст воспроизведен по изданию: Памятники истории Англии XI-XIII вв. М. Гос. соц. эк. издательство. 1936

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.