Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБУ БАКР ТИХРАНИ-ИСФАГАНИ

КНИГА О ДИЙАРБАКРЕ

КИТАБ-И ДИЙАРБАКРИЙА

Из Введения

…4. «Китаб-и Дийарбакрийа» («Книга о Дийарбакре») Абу Бакра Тихрани-Исфагани — основной источник по истории султаната Ак-Куйунлу, Западного Ирана, Северо-Восточной Анатолии в конце XIV-XV в.

О жизни Абу Бакра (род. ? — ум. после 1478) известны только те отрывочные сведения, которые он сообщил о себе в своем сочинении. Жизнь его, в общем типичная для иранских интеллектуалов того времени, была наполнена неожиданными переменами, переездами и путешествиями, придворными увеселениями и чиновничьим трудом. Он происходил из селения Тихран под Исфаганом и к 1447 г. жил в Исфагане. После захвата Исфагана Джахан-шахом Кара-Куйунлу в 1452 г. он перешел на службу к правителям Кара-Куйунлу и получил место секретаря (мунши) в диване царевича Мухаммади-мирзы. Он участвовал во многих военных кампаниях в Иране и Хорасане, а в 1457 г. ему удалось склонить жителей Дамгана сдать город без боя. Как рассказывает Абу Бакр Тихрани, в 1462 г. во время похода на Шираз он гадал по дивану стихов Хафиза об исходе военной кампании. Результаты гадания потом обсуждались на совете эмиров 1. Насколько нам известно, это одно из самых ранних указаний на практику гадания на стихах Хафиза, получившую широкое [33] распространение в последующем. В 1469 г., после разгрома султаната Кара-Куйунлу Узун-Хасаном (1457-1478), он перешел на службу в диван султаната Ак-Куйунлу, где получил должность мунши. Сохранилось несколько документов, написанных Абу Бакром от имени Узун-Хасана. Дата его смерти неизвестна, но он пережил Узун-Хасана, скончавшегося в 1478 г. 2

Его сочинение, начатое в 1470/71 г., посвящено Узун-Хасану. Абу Бакр ставил своей целью дать полную историю туркмен ак-куйунлу вплоть до времени Узун-Хасана. Историю туркмен ак-куйунлу он начинает с XIII в., но лишь с событий 1389 г. изложение становится подробным. Для ранней истории туркмен ак-куйунлу наряду с устной традицией Абу Бакр использовал, по всей видимости, какие-то хроники или другие тексты исторического характера. Некоторые периоды не освещены и хронике вовсе — так, например, события 1408-1419, 1424-1428, 1429-1433 гг. практически опущены. События 1441-1444 и 1446-1450 гг. даны очень кратко. Однако начиная с 1450 г. изложение становиться очень подробным. Абу Бакр опирался в своем повествовании преимущественно на собственные воспоминания, свидетельства современников, а также документы султанского архива. Еще в 1458 г. султан Джахан-шах поручил ему написание истории Кара-Куйунлу, поэтому можно предположить, что в хронику вошли и какие-то более ранние записи Абу Бакра Тихрани. На это указывает и наличие в сочинении Абу Бакра как бы двух параллельных линий повествования — события излагаются то с точки зрения Кара-Куйунлу, то — Ак-Куйунлу.

«Китаб-и Дийарбакрийа» содержит ряд сообщений первостепенной важности по истории трапезундско-туркменских отношений и, в первую очередь, следующие эпизоды: 1) сообщение о столкновении эмира ак-куйунлу Кутлу-бека с понтийскими греками и пленении им деспины, дочери трапезундского императора в середине XIV в.; 2) сообщение о выплате хараджа Трапезундом Мутаххартану, эмиру Эрзинджана в 80-х гг. XIV в. (оба этих известия подробно обсуждаются в гл. III нашей работы); 3) известие о прибытии под Эрзинджан на помощь к эмиру ак-куйунлу Кара-Йулуку сУсману «трапезундского султана» (см. гл. IV настоящей работы); 4) обширный и чрезвычайно важный отрывок, посвященный предыстории взятия Трапезунда османами в 1461 г., перевод которого помещен в Приложении 2 к настоящей работе. Помимо этих четырех ключевых сообщений Абу Бакра, его известия широко использовались для реконструкции взаимоотношений между эмирами мусульманского Понта в конце XIV-XV вв.

Абу Бакр был человеком блестяще образованным, обладавшим изящным и ясным слогом. Сведения, им сообщаемые, весьма достоверны, его [34] сочинение получило высокую оценку уже у младших современников 3. «Китаб-и Дийарбакриййа» сохранилось в единственном дефектном списке (лишенным конца), который был издан турецкими историками Н. Лугалом и Ф. Сюмером 4. О последней несохранившейся части сочинения для событий 1472-1474 гг. можно судить по компиляции Хасан-бека Румлу, включившего извлечения из «Китаб-и Дийарбакрийа» в свой исторический труд. Эти части из хроники Хасан-бека Румлу приведены в издании Н. Лугала и Ф. Сюмера. [362]

---------------------

УЗУН-ХАСАН И МЕХМЕД II В БОРЬБЕ ЗА ТРАПЕЗУНД

Ниже представлены переводы извлечений из двух пространных глав (dhikr) сочинения Абу Бакра Тихрани «Китаб-и Дийарбакрийа» — «Рассказ о походе Сахибкирана на Грузию» и «Рассказ об устроенном пире по случаю свадьбы царевича Мухаммад-бека», в которых детально описываются события 1458-1461 гг. 5 В этот период времени Абу Бакр находился еще на службе Кара-Куйунлу; он перешел к Узун-Хасану только через 7-8 лет после описываемых событий (см. «Введение. Обзор источников» в настоящей книге). Однако обилие значимых исторических деталей в повествовании (множество имен действующих лиц, детальные топографические данные, мельчайшие подробности событий, точная временная их привязка) указывает на то, что в распоряжении историографа находился как письменный документальный материал, так и обширные свидетельства участников боев с турками.

Переведенные ниже отрывки прежде использовались византинистами только в пересказах американского востоковеда Дж. Вудса, разбросанных по его известной монографии, посвященной истории ак-куйунлу 6. Широко использовались данные Абу Бакра Тихрани в работах турецких историков, писавших о соперничестве Мехмеда II и Узун-Хасана [363] за Трапезунд 7. Вместе с тем, представляется нелишним иметь этот весьма важный для поздней истории Трапезундской империи текст в полном переводе на русский язык. Уникальность сообщений Абу Бакра определяется тем, что только в «Китабе» подробно излагается позиция Узун-Хасана, одного из субъектов политического треугольника Османы—Трапезунд—Ак-Куйунлу. Причем, рассказ Абу Бакра абсолютно не зависит от греческих и османских источников, близких друг к другу, прямо или
косвенно влиявших друг на друга.

Мы посчитали излишним воспроизводить персидский оригинал сочинения Абу Бакра Тихрани, который существует ныне в удовлетворительном издании турецких исследователей Н. Лугала и Ф. Сюмера (причем, дважды опубликованном — в Анкаре и Тегеране) и который вполне доступен в российских и европейских библиотеках. Пагинация в нашем переводе дается по упомянутому изданию хроники.


ПЕРЕВОД

<На с. 376-379 ведется повествование о походах Узун-Хасана против христианской крепости Самакар около Тартума и князей Самцхе в Западной Грузии в 1457-1458 гг. 8>

/379/ Когда правители (hakim) крепостей Кара-Хисар и Кемах, прекратив участие в этом газавате, во вредительстве, проявлении враждебности и гордыне подняли голову, и наипервейшим делом для потребностей царства и исправления [дел] страны стало устранение вреда от их враждебности и смуты от их интриг, то бразды высочайшего намерения были повернуты от Самцхе (akhsakha) в сторону Эрзерума. Оттуда [Сахибкиран 9] отправил царевичей Султан Халила, Халила Таваджи, [364] Амир-бека, Сухраба Шайх-Хасана и Сайида Махмуда сАрабкира на осаду Кемаха, сам же с отборным войском отправился к Кара-Хисару. Расстояние между Кара-Хисаром и Эрзинджаном восемь дневных переходов, между Кемахом и Кара-Хисаром — то же расстояние. Оба войска проделали свой путь за три дня и осадили обе крепости. Хуш Кадам взял крепость Кил (kil), Мамаш Ибрахим взял Курнар (qurnar). /380/

Во время этой осады высочайшему слуху сообщили, что султан Мухаммад Румский 10, прислав посланников к осажденным в обеих крепостях, призывает их к твердости в сопротивлении и помогает им оружием и военными приспособлениями, как то луки и прочее, несмотря на то, что население этих двух крепостей, противодействуя [раньше] румийцам 11, нанесло [им] много вреда. Когда [эти] вести подтвердились, Сахибкиран возвратился в высочайшую ставку и назначил царевича Махмуда Мирзу на осаду Кара-Хисара.

Вскоре среди населения каждой из двух крепостей начались раздоры и победа явила лицо царевичам. Кемах был пожалован Султан Халилу, а Кара-Хисар — Махмуд-беку. Покорив также Араста, Йанкан и Алка (arasta, yankan, alka), [войска] повернули к зимовьям.

<Далее на с. 380-382 идет рассказ о военных кампаниях Узун-Хасана с весны по лето 1459 г. в Курдистане, в области Терджана, о кризисе между Узун-Хасаном и султанатом Кара-Куйунлу. Сразу после сообщения об отправке примирительного посольства к султану Кара-Куйунлу (летом 1459 г.) помещен следующий текст:>

/382/ В это же время к Сахибкирану прибыл брат султана Трапезунда (baradar-i sul?tan-i Trabzun) и привез богатые дары [amwal-i farawan].

Когда наступила осень 12, Сахибкиран направился в долину Эрзинджана, а сына своего брата, Мурад-бека, отправил послом к румскому султану Мухаммаду б. Мурад-хану, дабы уведомить, что «Трапезунд отдали нам и согласились вносить джизью, просьба [наша] заключается в том, чтобы вы помнили установление "у меня одна овца" 13 и не посягали на Трапезунд». Султан Мухаммад не обратил внимания на это послание, тогда Сахибкиран отправил Агрылу-Мухаммад-бека к Коюль-Хисару и через короткое время захватил эту крепость. [Он также] отправил Халила Тавваджи с несколькими эмирами и осадил крепость Мелет (malat) 14, окрестности той крепости разорили и овладели неисчислимой добычей. [365]

Затем, в долине Эрзинджана занялись подготовкой свадьбы <...> /383/ Султан Халила Мирзы.

<Далее на с. 383 дается описание свадебных увеселений и после этого: >

/383/ Когда брак был заключен, [Сахибкиран] посадил царевича Мухаммад-бека в крепости Кара-Хисар. Его величество Сахибкиран вместе с победными войсками, которые как семя человеческое (baniya-i insaniya) из чресел отцов входит в чрева матерей, с той стоянки пошли по всем зимним кочевьям, чтобы, подобно травам и цветам, прорастающим из расщелин и теснин, на [горных] вершинах и возвышенностях, весной раскинуть шатры радости и зонты /384/ безопасности на зелени и у бурных речек. Той зимой пребывали в спокойствии 15.

В это время принесли известие, что примерно двадцать тысяч человек из Рума подошли к Коюль-Хисару и осадили крепость. Царевич Мухаммад-бек, собрав войско, выступил из Кара-Хисара, [однако,] не сумев оказать противодействие, возвратился. Так как была зима, несмотря на подобные известия, ничего не могло сдвинуться с места до того времени, [пока] плод весны из чрева круговорота не появился на свет, и царь мира (shah-i jahan) 16 из зимней стоянки (qishlaq) перешел на летнюю (yaylaq).

В это время 17 пришло известие, что некий Сайф из арабов сАнайна с бесчисленными приверженцами, сойдя с дороги покоя и спокойствия, протянул руки грабежа к имуществу и добру подданных тех провинций. Сахибкиран послал царевича Султан Халила, чтобы тот подверг грабежу тех арабов. Вскоре он вернулся и большую часть имущества обиженных, которую захватили арабы, возвратил. После этого Сахибкиран направился на осаду Ассарда 18.

Во время осады вновь до высокого слуха донесли известие о войсках Рума и продвижении их к Коюль-Хисару. По причине поступления этих известий, Сахибкиран соизволил совершить оттуда нападение на Коюль-Хисар. Когда /385/ [он] достиг местности Памбухлу (pambukhlu) 19, то оттуда, за два дня покрыв расстояние в пятьдесят фарсахов 20, пошел к горе Ильдиз (yalduz) 21. Румийцы при приближении Сахибкирана [366] рассеялись. Сахибкиран повелел, чтобы зерно из Сиваса перевезли в Коюль-Хисар.

В момент отправления к Коюль-Хисару в местности Памбухлу от Джахан-шаха Мирзы 22 прибыл посол <...>.

<Мы опускаем пространное описание даров, привезенных Узун-Хасану от Джахан-шаха Кара-Куйунлу.>

После перехода в местность Тармух (tarmukh), [Сахибкиран] прибыл в державный стан и со всем войском (ulus) обратился против румийцев. Румийский султан Мухаммад отправил Муш-сАли с предложением мира.

Еще перед прибытием посла, Сахибкиран отправил амирахура 23 Касыма вместе с эмиром Угли-Хасаном и некоторыми военачальниками против румийцев. [Они] учинили великий разгром [румийцам]. После разорения [врага они] возвращались и устроили где-то привал, чтобы отдохнуть, и каждый из них, отдыхая в спокойствии, уснул. Неожиданно на них, как дурной сон, обрушились румийцы. Отдыхающие же воины, несмотря на /386/ безмятежность свою и спокойствие, [не теряли] уверенность в собственной безопасности, вскочили с ложа и взялись за оружие, чтобы отразить нападение. Произошла великая битва между ними. На мече амирахура Касыма осталось девять зазубрин от ударов мечей противника, а у Хусайна Ибрахима стрела оставила на лице навечно шрам, как знак мужества и отваги. Пир-сАли, обнаженным соскочив с лошади и вскочив на неоседланного коня, надел пояс с колчаном, прискакал в лагерь и конных врагов стрелами сбивал с коней. Вскоре этот «малочисленный отряд» 24 одержал победу над столь [великим] войском и, с помощью всемогущего Бога, большую часть этой многочисленной рати взял в плен и возвратился.

Сахибкиран же освободил пленных из оков неволи, и посла Рума, который прибыл ранее, вместе с Хуршид-беком, который был одним из великих эмиров Сахибкирана, отправил к султану Мухаммаду, требуя Трапезунд и крепости в его округе. Султан Рума, в ответ на великое благородство, явленное Сахибкираном по отношению к [пленным] эмирам, отправил гонцов к своим эмирам и приказал им отойти от Трапезунда и передать [власть] уполномоченным Сахибкирана.

<Далее на с. 386-388 следует описание свадьбы царевича Мухаммад-бека, которая проходила в долине Эрзинджана, вероятно, зимой 1460/61 г., затем короткое сообщение о признании власти Узун-Хасана рядом курдистанских крепостей, что, вероятно, имело место уже весной 1461 г., когда Узун-Хасан находился в курдистанском Ассарде.> [367]

Там опять получили известие, что султан Мухаммад Румский со ста тысячами человек в полной боевой готовности направляется в эту землю. Сахибкиран, как солнце, которое из зимней стоянки Юга обращает лицо к летней стоянке Севера, направился к летним кочевьям области Эрзинджана. /389/

В это время Джахан-шах Мирза был в Исфагане и по дороге к Ширазу отослал Савлан-бека к Сахибкирану для получения обязательств и клятв. [Савлан-бек] удостоился чести прибыть в это кочевье с царскими подарками и призвал Сахибкирана дать обязательство и клятву. Вновь Сахибкиран ответил теми же словами, что дружба того, кто принадлежит к [истинно] верующим, не нуждается в клятве. Но Савлан-бек настаивал на этом, пока Сахибкиран не удовлетворил его просьбу. [Сахибкиран] отослал Мавлана сУбайда, чтобы Джахан-шах Мирза так же дал клятву.

Савлан-бек был еще в лагере Сахибкирана, когда пришла весть о направлении султана Рума в область Армению (arman). Сахибкиран занялся подготовкой ратного снаряжения и свел войска из окрестностей. Когда султан выступил из Рума, пленил Исмасил-бека, правителя Кастамона, и взял Кастамон, ратники Сахибкирана в период похода султана к Кастамону подумали, что поход на Дийарбакр теперь задержится и каждый из них вернулся на свое место.

После взятия Кастамона вновь пришло известие о его приближении. Сахибкиран, вновь приготовив войска, выступил вперед. Султан же уже осадил Коюль-Хисар. Йар-сАли-бек от имени Сахибкирана был начальником (darugha) той крепости. Испугавшись, что между победными войсками и той крепостью далекое расстояние и, не дай Бог, никакая помощь не придет от них, и султан /390/ силой в гневе возьмет крепость и прикажет полностью вырезать защитников крепости, [Йар-сАли-бек] по договору сдал крепость.

Румийцы оттуда направились к Эрзинджану. Сахибкиран встал в местности Урум-Сарай, а султан Рума — в Йасы-Чаман 25. Авангард Сахибкирана сообщил, что султан завтра собирается спуститься в долину Эрзинджана. Сахибкиран назначил некоторых из своих приближенных и эмиров, как то Йусуф-бека, Мехмад-бека, Йар-сАли-бека, эмира сУмар-бека, и из воинов (nukaran) царевича Султана Халила — Хамза-бека и сАзиз-бека, устроить засаду вместе с двумя тысячами всадников в местности Дашкард 26, а сам же собственной персоной в местности Кайкуб с двумя тысячами конных устроил засаду. Со стороны противника отважные всадники, и Сулайман-бек, и Фархад-бек (вали Анкурии и Бурсы) с двадцатью эмирами санджака вскочили на коней, чтобы сражаться, и прибыли к [368] Дашкарду. Оба войска неистово бросились друг на друга, пыль с поля брани затмила звезды Большой Медведицы и скрыла источник [солнечного] света.

Стихи:

От копыт скачущих по степи скакунов
и из-за ударов ног бойцов
все камни и песок [бранного] поля
растолклись в порошок и на глазах превратились в сурьму,
пал огонь, столь полный искр,
что сгорало от его жара и сухое, и мокрое /391/.

Йусуф-бек отважно сражался и убил двести румийцев, шестьдесят из самых славных было пленено. Мехмад-бек показал образец мужества в бою, ударил копьем одного из богатырей румского войска — правителя Бурсы, и сбросил его с коня желания, а его острый вороной меч, вселяющий смятенье, преградил врагу путь к бегству. Барабаны и знамена врага сломались и изорвались, куски их привязали к седельным ремням как охотничью добычу. Остаток румийского войска побежденным и обращенным в бегство, падая и вставая, вернулся в лагерь султана.

Когда султан увидел победу врага и поражение великих эмиров, он собрался повернуть вспять, и не осталось у него больше решимости. Хотя [он] и расчистил для повозок дороги, [он] не смог спуститься между горами в долину, туда, где собирают и разворачивают боевые порядки. У Сахиб-кирана поэтому не было необходимости идти [туда].

Султан Рума отошел в сторону Келькита (kalkit) и отправил послов с тем, что «у нас нет вражды и противоречия с мусульманами, мы намерены предпринять газават Трапезунда». Сахибкиран также отошел оттуда и направился по дороге к Сакл-Тутан (saql tutan), чтобы преградить им путь. Молодцы и богатыри ак-куйунлу повсюду захватывали пленных и добычу, храбро атакуя [врагов] и рассеивая их.

Когда среди [туркмен] ак-куйунлу стало известно, что султан намерен вести газават Трапезунда, Сахибкиран запретил своему войску громить их и нападать на них. Ее величество, прибежище /392/ целомудрия, мать Сахибкирана, мавлана Ахмад Йакриджи и другие улемы сошлись во мнении, что, поскольку он является мусульманским царем и направляется в газават, ссора с ним, в соответствии с шариатом, порицаема и недозволенна, а мир с ним — есть мир Ислама, необходимый покой и отдохновение людей.

Султан Мухаммад также отправил [послание] и дал понять, что «если мать Сахибкирана прибудет для обсуждения мира, то в обмен на это отдам Трапезунд». Сахибкиран отправил [свою] мать, прибежище целомудрия, они же так же прислали [султанского] сына Кутлушаха. Таким образом состоялся мир.

Султан Рума нарушил обещание и захватил Трапезунд. Оттуда он двинулся через Джаник (chanik). Его казнохранилище и лагерь остались без защиты, но Сахибкиран в силу заключенного договора никак не посягнул [на них], а возвратясь, собрал войско и отправился в газават Грузии.


Комментарии

1. Abu Bakr Tihrani-Isfahani. Kitab-i Diyarbakriyya / Hazirliyanlar N. Lugal, F. Sumer. Ankara, 1962-1964. T. 1-2. T. 2. P. 363; Шукуров Р. Ходжа Хафиз и будущее // Культурное наследие Ирана на пороге XXI века. М., 2001. С. 170-177.

2. Биографические сведения об Абу Бакре см.: Стори Ч. А. Персидская литература. Ч. 2. С. 846-847; Abu Bakr Tihrani. Т. 1. P. VII-XVI (предисловие издателей его сочинения).

3. Khсwand Amir. Habib al-siyar fi akhbar afrad al-bashar. Tehran, 1954. T. 4. P. 43: Хсвандамир (XVI в.) с почтением упоминает труд Абу Бакра Тихрани, однако сетует, что ему не удалось ознакомиться с ним, по этой причине сам Хсвандамир не смог описать царствование Узун-Хасана, султана Ак-Куйунлу, в подробностях. Другие ссылки на труд Абу Бакра в мусульманской историографии см. в Предисловии турецких издателей сочинения (Abu Bakr Tihrani).

4. Abu Bakr Tihrani

5. Abu Bakr Tihrani. Kitab-i Diyarbakriyya / Hazirliyanlar N. Lugal, F. Sumer. Ankara, 1964. T. 2. P. 379-392.

6.Woods J. Aqquyunlu. Clan, Confederation, Empire. A Study in 15th/9th Century Turco-Iranian Politics. Minneapolis; Chicago, 1976. P. 101-103; Kursanskis M. Autour de la derniere princesse de Trebizonde: Theodora, fille de Jean IV et epouse d'Uzun Hasan // AP. 1977/78. T. 34. P. 81-82.

7. Baykal В. S. Die Rivalitaet zwischen Uzun Hasan und Mehmet II um das Kaiserreich von Trapezunt //Труды 25 Международного конгресса востоковедов. М., 1963. Т. II. S. 442-448; Idem. Fatih Sultan Mehmed-Uzun Hasan rekabetinde Trabzon meselesi // Tarih Arastirmalari Dergisi. 1964. T. II (2-3). P. 67-81; Idem. Die Vorbereitungen Uzun Hasans zum Entscheidungskampf gegen die Osmanen und der Beginn des Krieges // Belleten. 1957. T. 21. S. 285-296; Yucel Y. Fatih'in Trabzon'u fethi oncesinde Osmanli—Trabzon—Akkoyunlu iliskileri // Belleten. 1985. T. 49. S. 287-311.

8. Об этих походах Узун-Хасана см. также: Kursanskis M. Autour de la derniere princesse de Trebizonde. P. 81. По мнению исследователя, именно эти походы, явившиеся своего рода «вызовом» Трапезундской империи, привели, в конце концов, к выдаче деспины Феодоры за Узун-Хасана (см. также выше гл. V о взаимоотношениях Великих Комнинов и Узун-Хасана).

9. Сахибкиран — «обладатель счастливого сочетания звезд», тут и ниже почетное именование Узун-Хасана.

10. Султан Мухаммад Румский — здесь и ниже подразумевается османский султан Мехмед II.

11. Румийцы — здесь и ниже турки-османы.

12. Вероятно, сентябрь-октябрь 1459 г.

13. Коран. XXXVIII, 23.

14. Современное Месудие.

15. Речь идет о зиме 1459/60 г.

16. В тексте, стр. 7-8: shah-i jahan-shah mirza (царь Джахан-шах Мирза), что, исходя из контекста отрывка, представляется явной ошибкой переписчика или издателя. Тут, несомненно, идет речь о переходе из зимы в весну «царя мира», т.е. солнца, а не Джахан-шаха. Поэтому это место предпочтительнее прочесть как shah-i jahan и опустить явно излишние два последние слова shah mirza.

17. Речь пошла о событиях весны 1460 г.

18. Ассард — крепость в Курдистане.

19. Памбухлу — этот топоним идентифицировать не удалось.

20. Фарсах — мера длинны, тут 1 фарсах равен примерно 7 км.

21. Ильдиз — местность, локализуемая издателями текста севернее Сиваса и южнее Токата.

22. Имеется в виду Джахан-шах, султан Кара-Куйунлу в 1438-1467 гг.

23. Амирахур — «конюший», высокая дворцовая должность, распространенная во многих дворах мусульманских государей.

24. Коран. II, 250.

25. Урум-Сарай (тюрк. «ромейский дворец») и Йасы-Чаман — местности, находящиеся очень близко друг от друга, примерно в 30 км северо-западнее Эрзинджана (примечание Н. Лугала и Ф. Сюмера).

26. Дашкард — располагается севернее Эрзинджана, юго-западнее Урум-Сарая, возможно, — ныне деревня Васкирд (примечание Н. Лугала и Ф. Сюмера. Р. 390 note 2; Kemali A. Erzincan tarihi, cografi, ictimai, etnografi, idari. Istanbul, 1932. S. 298).

(пер. Р. М. Шукурова)
Текст воспроизведен по изданию: Великие Комнины и Восток (1204-1461). М. Алетейя. 2001

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.