Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ СУДАНА

ТАРИХ АС-СУДАН

/294/ ГЛАВА 36

Рассказ о кончинах и событиях от года тысяча сорок второго [19.VII.1632—7.VII.1633] до конца года тысяча шестьдесят третьего [2.XII.1652—21.XI.1653].

Среди них: паша Али ибн Абд ал-Кадир скончался поздним вечером в четверг шестого мухаррама, открывшего год тысяча сорок второй [24.VII.1632], и каид Мухаммед ибн Масуд; им обоим отрубили головы в конюшне — приказал то паша Али ибн Мубарак ал-Маеси с единодушного согласия всего войска.

В ночь ашуры этого месяца, в ночь на понедельник [28.VII.1632], в городе Дженне скончался Мухаммед ибн Муса ас-Сабаи; eгo убили каид Маллук ибн Зергун и пятеро кахийев.

В пределах этого же года скончалась тетка наша по отцу — Умм Хафса бинт Имраи, да помилует ее Аллах Всевышний. И в нем же скончался ученый праведный факих, богобоязненный, благой и выдающийся шейх Бубу-Кари ал-Фулани из племени сафантир, да помилует его Аллах и да воспользуемся мы благодатью его! Аминь.

В середине сафара этого года [18.VIII—15.IX.1632] скончался каид Ахмед ибн Садун ат-Шазали; и похоронен он на кладбище большой соборной мечети.

Поздним вечером в четверг тринадцатого джумада-л-ула [26.XI.1632] скончался дженне-кой Абу Бекр ибн Абдаллах; его убил мучительной смертью в касбе каид Маллук ибн Зергун в присутствии пяти кахийев. Потом, в ночь на пятницу, его обмыли, прочли по нем молитву, и был он похоронен в большой соборной мечети в городе Дженне.

В конце джумада-л-ахира [14.XII.1632—11.I.1633] этого года в Дженне скончался собрат наш и друг наш Бабиро-Керей ибн Абу Зайан ат-Туати, да помилует его Аллах Всевышний и да простит его. А в /295/ конце рамадана его [12.III— 10.IV.1633] скончался наш собрат и товарищ с детства — Хабиб ибн Абдаллах ибн Белкасим ат-Туати, да помилует его Аллах Всевышний и извинит его по благости своей. В начале же священного зу-л-хиджжа, завершавшего сказанный год [9.VI—7.VII.1633], скончался возлюбленный сосед шериф Мухаммед Багайого ибн Абдаллах Сири, внук имама сейида Али ал-Геззули, да помилует его Аллах Всевышний.

В середине раджаба в году тысяча сорок третьем [1.I—30.I.1634] скончался собрат и близкий друг наш Махмуд ибн Омар ал-Харрар. А на следующий день после его кончины в городе Дженне скончался наш собрат и друг наш альфа Абгар ал-Фулани, и похоронили мы его на кладбище большой соборной мечети — да помилует их обоих Аллах Всевышний, да простит он их и да извинит им обоим! [380]

В начале раби пророческого в году тысяча сорок четвертом [25.VIII—23.IX.1634] скончался паша Сауд ибн Ахмед. Аджруд аш-Шерги и был похоронен в соборной мечети Мухаммеда Надди. А в начале священного зу-л-када [18.IV— 17.V.1635] скончалась моя сестра Умм Кулсум, дочь родителя [моего] Абдаллаха ибн Имрана, в городе Дженне, после второй вечерней молитвы; [она умерла] от родов, через два или три дня после рождения [ребенка], и была она похоронена той же ночью в большой соборной мечети, да простит ее Аллах и да помилует. Аминь.

Поздним утром в пятницу тринадцатого мухаррама священного, открывшего год тысяча сорок пятый [29.VI.1635], скончался ученый факих, ученейший Абу-л-Аббас — кадий сейид Ахмед ибн Анда-аг-Мухаммед ибн Ахмед Борьо ибн Ахмед, сын кадия Анда-аг-Мухаммеда — да помилует их Аллах Всевышний и да воспользуемся мы благодатью его! Аминь.

В начале сафара [17.VII—14.VIII.1635] скончался паша Абд ар-Рахман, сын каида Ахмеда ибн Садуна аш-Шазали; он похоронен на кладбище большой соборной мечети рядом с отцом своим.

И в этом же месяце скончался достойный шейх факих Абд ар-Рахман, известный как альфа Комо — сын святого Аллаха Всевышнего факиха Абу Бекра ибн Абд ар-Рахмана ал-Гадамси; прочли молитву /296/ по нем после закатной молитвы и похоронили.

В четверг четырнадцатого рамадана в году тысяча сорок пятом [21.II.1636], после полудня, скончался в Марракеше господин наш повелитель ал-Валид, сын господина нашего повелителя Зидана.

В воскресенье второго раджаба в году тысяча сорок шестом [30.XI.1636], во время послеполуденной молитвы, скончался ученый факих Махмуд, сын праведного факиха Вангаробо; oн погребен на кладбище Санкорей, да помилует его Аллах Всевышний по благости своей, да простит ему и извинит его.

В ночь на среду двадцать третьего сафара в году тысяча сорок седьмом [17.VII.1637] скончался наш собрат и товарищ наш факих Омар-Керей ибн Йомодигоро ал-Ваддани, да помилует его Аллах Всевышний, простит ему и извинит его и да соединит нас с ним в тени трона [своего] и в наивысшем раю без кары и без испытания. Аминь.

А в месяце раби ас-сани [23.VIII—30.IX.1637] скончался благословенный сейид, благочестивый друг шериф Фаиз, сын шерифа Ахмеда, в Агадесе — да помилует его Аллах Всевышний и да воспользуемся мы его благодатью в обоих мирах! Аминь. [381]

В четверг восьмого раби ас-сани в году тысяча сорок восьмом [19.VIII.1638] скончался шейх, ученый, выдающийся, превосходный, совершенный, благой факих Абу Исхак Ибрахим, сын факиха Ахмеда Багайого ал-Вангари — да помилует его Аллах Всевышний и да воспользуемся мы его благодатью в обоих мирах! Аминь.

В начале шаабана [8.XII.1638—5.I.1639] в городе Дженне скончался собрат наш Сулейман (известный под прозванием Сана-Дьину) ибн Белкасим-Танфина ат-Туати; он похоронен в большой соборной мечети, да помилует его Аллах Всевышний и да извинит его по благости своей. А в ночь на четверг пятнадцатое рамадана [20.I.1639] в городе Конти скончался наш собрат и дорогой друг наш и благодетель кала-тьяга Мухаммед-Асоро, сын хи-коя Мухаммеда Наи. Когда умирал он безвременно, то послал в Бена к родным своим — a я в тот момент находился в ней для чтения "Китаб аш-шифа"; о том меня просили ее жители в этом году. И посланный пришел ко мне после полуночи, с тем чтобы я явился к кала-тъяге, пока не решит относительно его Аллах Всевышний то, что решит. Я сразу же отправился верхом, огорченный, по причине братства и большой дружбы между нами /297/и ним. Но добрался я к ним лишь после утренней зари — и нашли мы его уже умершим, а погребение его завершили той ночью. Да помилует его Аллах Всевышний, да простит ему и извинит его по благости своей и щедрости своей — да, это был брат и благодетель! И возвратился я утром в Бена для чтения благословенной книги.

В субботу семнадцатого [числа] этого месяца [22.I.1639] скончался в Дженне наш брат Али, сын родителя [моего] Абдаллаха ибн Имрана; он похоронен в большой соборной мечети, да помилует его Аллах Всевышний и да извинит его. Аминь.

А утром в субботу двадцать четвертого того же месяца [29.I.1639] скончался выдающийся собрат и близкий друг Абдаллах, сын факиха Ахмеда Могья; он вышел из своего дома и поехал верхом на своей лошади, направляясь к касбе для чтения "Ал-Джами ас-сахих" ал-Б|ухари в резиденции правителя. По дороге одолело его недомогание, он вернулся домой и тут же скончался. Это был бы день завершения [чтения] благословенного собрания; а закончил его брат его факих Абд ар-Рахман — да помилует же его Аллах Всевышний всеобъемлющей милостью. Аминь.

В месяце шаввале [5.II—6.III.1639], а Аллах лучше знает, в Дженне скончался собрат наш Марзук ибн Хамдун ал-Уджли, да помилует его Аллах. Аминь.

А в конце священного зу-л-хиджжа, завершившего год тысяча сорок восьмой [5.IV—3.V.1639], скончался каид Мухаммед ибн ал-Хаса:н ат-Тарази; его убил паша Масуд, как [382] было рассказано. И в нем же скончался амин каид Ахмед, ибн Йахья — его тоже убил паша Масуд, как было рассказано.

В начале сафара в году тысяча сорок девятом [3.VI-1.VII.1639] скончался каид Маллук ибн Зергун; его похоронили на кладбище большой соборной мечети. А в ночь на среду, седьмое [число] этого месяца [9.VI.1639], скончался каид Ахмед, сын каида Хамму ибн Али ад-Драи; его, как рассказано, убил паша Масуд.

В месяце зу-л-када [23.II—23.III.1640] этого года скончался смещенный аския Али-Семба в городе Койра-Дьину; его убили участники похода Шинана ибн Ибрахима ал-Аруси — они перебили и многих из лучших санхаджа, обитавших там, и причинили городу великий ущерб.

А около полудня в [некий] четверг в месяце джумада-л-ахира [18.IX—16.Х.1640] скончалась близкая подруга наша шерифа Нана-Комо, дочь Бойо, /298/ шерифа, сына ал-Мудьявира. Душа ее отлетела с улыбкой, а ее голова лежала на коленях моих. Я прочел молитву по ней после полуденной молитвы и похоронил ее в большой соборной мечети в Дженне. Да помилует ее Аллах Всевышний и да воспользуемся мы благодатью ее в обоих мирах! Аминь. А случилось то в году пятидесятом после тысячи [23.IV.1640—11.IV.1641].

Поздним утром в субботу четвертого зу-л-хиджжа священного в том году [17.III.1641] скончался собрат наш ал-Амин ибн Али ибн Зийяд, да помилует его Аллах Всевышний и да проспит его по благости своей.

Утром в пятницу, в праздник прекращения поста года тысяча пятьдесят пepвoгo [3.I.1642], скончался дженне-кой Абдаллах, сын дженне-коя Абу Бекра. Молитву по нем прочли в молельне, и похоронен он в большой соборной мечети в Дженне. А в полдень в воскресенье семнадцатого [числа] этого же месяца [19.I.1642] скончалась моя супруга Гаги, дочь ал-Мухтара-Тамта ал-Вангари; похоронена она, да помилует ее Аллах Всевышний по благости своей, в большой соборной мечети в Дженне.

Поздним утром в понедельник четырнадцатого мухаррама священного в году тысяча пятьдесят втором [14.IV.1642] скончался имам большой соборной мечети — имам сейид Али ибн Абдаллах-Сири, внук имама сейида Али ал-Геззули. Он погребен, да помилует его Аллах Всевышний по благости своей, на кладбище большой соборной мечети. В этот срок принял сан имама той соборной мечети имам Мухаммед ал-Вадиа, сын имама Мухаммеда Сайда, сына имама Мухаммеда-Кидадо ал-Фулани.

В воскресенье двадцать седьмого джумада-л-ула [23.VIII.1642], около полудня, скончалась моя сестра Айша, дочь родителя [моего] Абдаллаха ибн Имрана. Я прочел над нею молитву после послеполуденной молитвы, и ее похоронили на [383] кладбище большой соборной мечети. А в пятницу девятого джумада-л-ахира [4.IX.1642] скончался сосед и благодетель, приятный Аллаху ал-Хадж Абдаллах ибн Али ал-Идриси, известный под прозванием Мускар, да помилует его Аллах Всевышний всеобъемлющей милостью, да простит ему /299/ и извинит его и возвысит ступень его в высший рай. Аминь.

В ночь на воскресенье двадцать первое рамадана [13.XII.1642] скончался наш дорогой друг и благодетель наш — аския Мухаммед-Бенкан, сын баламы Мухаммеда ас-Садика, сына повелителя аскии Дауда, да помилует его Аллах Всевышний и да извинит его по благости своей.

А в ночь на субботу двенадцатого шавваля [3.I.1643] скончался друг и благодетель, достойный товарищ факих Абу Абдаллах — кадий Мухаммед-Самба, сын кадия Мухаммеда-Дьими, сына факиха Самба-Марьяма, кадий Масины, да помилует его Аллах Всевышний, да извинит Он его и простит ему и да соединит нас с ним в тени престола [своего] и в наивысшем раю по благости своей. Аминь.

В ночь на четверг пятнадцатое рамадана в году тысяча пятьдесят третьем [27.XI.1643] скончался в городе Дженне дорогой наш друг Тьима-Мухаммед, и был он похоронен в большой соборной мечети. Он был главой военачальников дженне-коя — да помилует его Аллах, да простит ему и да извинит его по благости своей.

А поздним вечером в понедельник седьмого зу-л-хаджжа священного, завершавшего тысяча пятьдесят третий [год] [16.II.1644], скончался в городе Шибла, в земле Кала, собрат, друг и благодетель факих Абу Бекр Сагана, прозванный Моригиба.

В месяце джумада-л-ахира в годy тысяча пятьдесят четвертом [5.VIII—2.IX.1644] скончалась тетка моя по отцу Умм-Нана, дочь факиха, преподавателя Корана, сейида Абд ар-Рахмана, сына сейида Али ибн Абд ар-Рахмана ал-Ансари, да помилует ее Аллах Всевышний по благости своей.

Во вторник, первый день мухаррама священного в году тысяча пятьдесят пятом [27.II.1645], скончалась в городе Футина моя дочь, и я ее похоронил там же. А был я в то время в поездке и в путешествии. Да возвысит для нее Аллах весы [свои]!

Днем в субботу пятого сафара [2.IV.1645] скончался наш собрат, друг наш и зятъ с двух сторон Мухаммед, сын шейха ал-Мухтара-Тамта ал-Вангари, в городе Бена. Я обмыл его, и был он погребен в то время, да помилует его Аллах Всевышний, да простит ему и да извинит его. Аминь! /300/

В ночь на вторник, последнюю ночь шавваля [18.XII.1645], скончался шериф Йусуф, сын шерифа Али, сына шерифа ал-Мудьявира, — да помилует его Аллах и да воспользуемся мы его благодатью в обоих мирах! Аминь. [384]

В ночь на воскресенье десятое зу-л-хиджжа священного, завершившего [год] тысяча пятьдесят пятый [27.I.1646], скончался в городе Бена собрат наш Мухаммед ибн ал-Амин ибн Абу Бекр Кати. Я обмыл его, молитву по нем прочли в молельне поздним утром праздника [жертвы] и сразу же похоронили его там, да помилует его Аллах, да простит ему и да извинит его.

В ночь на субботу восьмое мухаррама священного, открывшего год тысяча пятьдесят шестой [24.II.1646], в городе Бена скончался наш собрат имам Ибн Самбар ад-Дараджи. Утром в субботу я его обмыл, мы сразу же прочли над ним молитву, и он, да помилует его Аллах и да извинит его по благости своей, был там похоронен. А в понедельник шестого раби пророческого [22.IV.1646] скончался близкий наш друг, собрат наш и сейид ал-Хасан ал-Катиб ибн Али ибн Салим ал-Гаснуни; а погребен он на кладбище большой соборной мечети, да помилует его Аллах Всевышний по благости своей.

В месяце раджабе [13.VIII—11.IX.1646], а Аллах лучше знает, в городе Тендирма скончался наш собрат и друг наш факих Салих ибн Саид-Саланкой, да помилует его Аллах Всевышний, да простит ему и да извинит его по благости своей.

В понедельник семнадцатого шавваля [26.XI.1646] скончался в городе Бена мой зять сейид Али ибн Ахмед ал-Идриси, да помилует его Аллах Всевышний по благости своей. В субботу же пятого зу-л-хиджжа священного, завершавшего тысяча пятьдесят шестой [год] [12.I.1647], скончался друг и благодетель шериф Мухаммед, сын шерифа ал-Хаджа. По нем прочли молитву после полуденной молитвы и похоронили на кладбище большой соборной мечети — да помилует его Аллах Всевышний, да простит Он ему и извинит его и да воспользуемся мы его благодатью в обоих мирах! Аминь.

В ночь на четверг девятое мухаррама священного, начавшего год тысяча пятьдесят седьмой [14.II.1647], между заходом солнца и наступлением темноты, скончался паша Ахмед, сын паши Али ибн Абдаллаха ат-Тилимсани; молитву по нем прочли поздним утром в четверг, /301/ и был он погребен в соборной мечети Мухаммеда Надди, да помилует его Аллах Всевышний по благости своей. В пятницу же десятого [числа] этого месяца [15.II.1647] в тюрьме у кирао-коя в ал-Хаджаре скончался паша Масуд ибн Мансур аз-Загари 659.

В первую ночь сафара [8.III.1647] скончался магшарен-кой Абд ар-Рахман, прозванный аг-Назар. Должность его унаследовал (через пашу ал-Хайуни) его внук по материнской линии Абу Бекр ибн Уармашт.

В месяце джумада-л-ула [4.VI—3.VII.1647] скончался [385] у матери своей Халимы мой сын Мухаммед ат-Тайиб, да утяжелит Аллах [в его пользу] чашу весов. Аминь. А в ночь на субботу десятое зу-л-када [7.XII.1647] скончался факих Мухаммед Сейид, сын факиха Ахмеда Баба; похоронен он был в то же утро на кладбище Санкорей, да помилует его Аллах Всевышний, да простит ему и извинит его по благости своей.

В понедельник пятнадцатого мухаррама священного, открывавшего год тысяча пятьдесят восьмой [10.II.1648], в городе Дженне скончался наш брат Ахмед, сын родителя [моего] Абдаллаха ибн Имрана; он похоронен в большой соборной мечети, да помилует его Аллах и да извинит его по благости своей.

В ночь на вторник семнадцатого шавваля [4.XI.1648] скончался любимый собрат и возлюбленный нежный товарищ с поры детства, украшение веры факих Махмуд Кати ибн Али ибн Зийяд в городе Бена; он похоронен там, да простит ему Аллах, да помилует его и извинит и да соединит Он нас и его в тени престола [своего] и в наивысшем paю по благости и щедрости своей. Аминь.

В четвертую ночь праздника жертвы, завершавшего год тысяча пятьдесят девятый [19.XII.1649], скончался шейх Ибрахим ибн Масуд ар-Раван; его убил паша Йахья ибн Мухаммед ал-Гариати; и был он зарыт в конюшне — без молитвы и без обмывания.

В месяце раджабе года тысяча шестидесятого [30.VI— 29.VII.1650] скончался каид Абд ал-Кадир ибн Маймун аш-Шерги; похоронен он, да помилует его Аллах Всевышний по благости и щедрости своей, на кладбище большой соборной мечети. Аминь.

В ночь на четверг одиннадцатого рамадана [7.IX.1650] скончался в Гундаме каид Али ибн Рахмун ал-Мунаббихи; его тело привезли в Томбукту в ночь на пятницу, молитву над ним прочел возле большой соборной мечети, по завещанию его, выдающийся сейид факих Мухаммед ибн Ахмед Багайого ал-Вангари.

Поздним утром в среду двадцать второго раби пророческого в году /302/ тысяча шестьдесят первом [15.III.1651] скончался наш брат Абд ал-Мугис, сын родителя [моего] Абдаллаха ибн Имрана, в городе Дженне. Он похоронен в большой соборной мечети, да помилует его Аллах Всевышний, да простит ему и извинит его по благости своей.

А двадцать первого шавваля [7.Х.1651] в городе Дженне скончался кадий Ахмед, сын кадия Мусы-Дабо; в сане кадия пробыл он тридцать один год, и после него занял должность кадия его брат Абд ар-Рахман, но это был невежда, ничего не знающий в вопросах права.

В середине сафара в году тысяча шестьдесят втором [13.I—10.II.1652] скончался каид Мухаммед ал-Араб ибн [386] Мухаммед ибн Абд ал-Кадир аш-Шерги ар-Рашиди; похоронен он был поздним утром на кладбище большой соборной мечети. А двадцать седьмого [числа] этого месяца [8.II.1652] скончался наш собрат и друг наш амин каид Белкасим ибн Али ибн Ахмед ат-Тамли. Молитву по нем прочли после полуденной молитвы, а похоронен он рядом с наставником нашим, достойным святым факихом амином Абу Бекром, братом факиха Абд ар-Рахмана, да помилует его Аллах, да простит ему и извинит его по благости и щедрости своей.

В среду второго раби ас-сани [года] тысяча шестьдесят второго [13.III.1652] около полудня скончался кадий Мухаммед ибн Мухаммед-Корей, да помилует его Аллах, да простит ему и да извинит его по благости своей. А в ночь на среду двадцать третье [число] этого месяца [3.IV.1652] в Дженне скончался кадий Абд ар-Рахман; он, да помилует его Аллах Всевышний, да простит ему и да извинит его по благости своей, пробыл в должности кадия около пяти месяцев. И в месяце джумада-л-ула этого года [10.IV— 9.V.1652] жители Дженне облекли должностью кадия Мухаммеда ибн Марзука Мулай ал-Хавари, да направит его Аллах прямым путем по благости своей.

Утром в четверг второго зу-л-хиджжа священного, завершившего тысяча шестьдесят второй [год] [4.XI.1652], скончался господин наш Шаабан; молитву по нем прочли поздним утром возле большой соборной мечети, и был он погребен на ее кладбище, да помилует его Аллах Всевышний, да простит ему и да извинит его по благости своей.

В пятницу, первый день раби пророческого в году тысяча шестьдесят третьем [30.I.1653], после послеполуденной молитвы скончался паша Мухаммед ибн Мухаммед ибн /303/ Осман. И вместе с ним в тот же миг скончался и его маленький сын; молитву по ним обоим прочли в начале ночи, после того как выкопали для них двоих могилу в мечети Мухаммеда Надди; но Мухаммед Багайого перед молитвою по ним обратился с резкой речью к паше Ахмеду ибн Хадду, сказав ему: "Я все время вам запрещаю хоронить мертвых в этой мечети, а вы к нам не прислушиваетесь. И грехи те [лягут] на ваши выи: ведь мертвец — нечист, а нечистое не вносят в мечеть!" Потом он прочел над ними обоими молитву, и они были захоронены в одной могиле.

В ночь на пятницу пятнадцатое раби ас-сани [15.III.1653] скончалась шерифа Хадиджа, дочъ Омара Комо. Утром в пятницу я прочел молитву по ней, и была она похоронена на кладбище большой соборной мечети, да помилует ее Аллах Всевышний.

В субботу шестого шавваля [30.VIII.1653] между полуднем и послеполуденной молитвой скончалась моя родительница Фатима бинт ал-Хасан ал-Хаусийя 660. Я прочел по ней [387] молитву после закатной молитвы возле большой соборной мечети, а погребена она была рядом с нашим родителем — да помилует Аллах Всевышний их обоих, да тростит Он им и да извинит их, да озарит Он могилу их обоих и возвеличит [последнее] их обиталище и да поселит Он их обоих в высочайшем раю без отчета и без кары — в уважение заслуг пророка нашего и нашего господина Мухаммеда, да благословит его Аллах и да приветствует.

А в ночь на четверг седьмого зу-л-хиджжа, завершившего [год] тысяча шестьдесят третий [29.Х.1653], при заходе солнца скончалась сестра наша Хафса-Таго бинт Абдаллах ибн Имран. Я прочел по ней молитву после второй вечерней молитвы, и была она похоронена по соседству с отцом [нашим], да помилует ее Аллах и да извинит ей. Аминь.

ГЛАВА 37

Здесь закончилась наша речь относительно того, что желали мы [сделать] из обзора всех рассказов о царях людей Сонгай, и немногого из сообщений о кайямаге, людях Малли, царях Дженне и основании его, об основании Томбукту и тех, кто в нем царствовал, /304/ и о [правлении] в этом городе династии ахмедовой, хашимитской, Мансуровой и маулавийской 661. И [завершен] рассказ об ученых и праведниках в этих двух городах — известия о них, рассказы о них, их жизнеописания, походы, подвиги, истории и кончины; и [известия] о кончинах некоторых начальных людей страны, друзей, собратий и близких [наших]. И то, что с тем связано из сообщений о фульбских царях жителей Масины и туарегах — с начала их и до сего дня, а это понедельник четвертое зу-л-хиджжа священного, завершающего год тысяча шестьдесят третий [26.Х.1653].

Тот, кто в этот день занимает место паши, — это паша Ахмед ибн Хадду ибн Йусуф ал-Аджнаси. Тот, кто носит сан [царя] из царей сонгаев в Томбукту, — аския ал-Хадж Мухаммед, сын аскии Мухаммеда-Бенкан, сына баламы Мухаммеда ас-Садика, сына аскии Дауда, сына повелителя аскии ал-Хадж Мухаммеда ибн Aбy Бекра. Тот же, кто носит сан из числа царей черных жителей Дженне, — дженне-кой Абу Бекр (они его в своей речи называют Ангаба-Али), сын дженне-коя Мухаммеда-Бембы, сына джение-коя Исмаила. Он возмутился против людей махзена, [что стоят] в городе Дженне, и ушел в пустыни, и мы сегодня не ведаем, что сделал Аллах с ним в конечном счете. Так да устроит Аллах то [дело] благополучно! А тот, кто занимает место [правителя] фульбе, жителей Масины, — фанданке Хамади-Амина, сын фанданке Абу Бекра-Йама, сына фанданке Хамади-Амины. [388]

Расскажем же теперь последовательно о каидах и хаки-мах в городе Дженне; и последовательно — о кадиях, имамах и государях туарегов в Томбукту, [начавши] от прихода упоминавшегося [марокканского] войска и до этой даты. То же, что произошло после того, мы, ежели пожелает Аллах Всевышний, включим [в книгу] по предшествующему образцу: и случится так, если будем мы в ведомых по жизни. Так попросим у Аллаха Всевышнего поддержки и помощи по благости и щедрости Его! /305/

Что до первого хакима в городе Дженне по приходе этого войска, то это был Али ал-Аджами; он был старший баш-ода правого крыла у паши Джудара. Преемником его в хакимах Дженне стал каид Мами ибн Беррун, когда он пришел из Томбукту в середине года, завершившего тысячу [19.Х.1591—7.Х.1592], для нападения на багена-фари Букара. На этом хакимстве он пробыл два полных года, собрав с Дженне хараджем большие суммы; говорят, будто за один год он собрал шестьдесят тысяч золотом. Затем государь Мулай Ахмед аз-Захаби повелел, чтобы он явился к нему в Марракеш, и чтобы был хакимом над этим городом Бакас ад-Драи. Каид Мами повез к государю большое богатство в золоте, а сказанный Бакас пробыл в должности хакима девять месяцев и умер.

Паша Джудар, после того как государь Мулай Ахмед разделил землю черных между ним и каидом Мансуром ибн Абд ар-Рахманом, сделал хакимом в Дженне Бу Ридвана (Джудар назначал правителей земли, а Мансур — начальников войска). Затем государь решил, чтобы место хакима Дженне занял сейид Мансур, и Бy Ридван был отставлен. Но когда приехал паша Сулейман, он сместил помянутого сейида Мансура и вернул должность хакима Бу Ридвану, [так что] тот ее занимал дважды.

Позднее Сулейман его отстранил и назначил на должность Ибн Бурхума ад-Драи. Потом тот умер, и паша поставил на нее ал-Араба Улд Момо (по имени его матери); он был томбуктийский муваллад, а со стороны своего отца восходил к шаббанитам 662. Он последовал за людьми махзена и служил им, достигнув у них высокого ранга: паша Сулейман сделал его хакимом в Томбукту, потом поставил его хакимом в Дженне. Он пробыл в должности сорок дней и умер — кто говорит, что его сглазили, кто говорит — околдовали, ибо был он человеком очень смуглым, красив лицом, высок ростом и крепок телом.

И назначил паша на эту должность безбожного притеснителя Ахмеда ал-Бурджа — пока не приехал паша Махмуд-Лонко и не сместил его за множество несправедливостей его и притеснений, а хакимом поставил Мансура ас-Суси. Потом /306/ государь Мулай Абу Фарис от себя [лично] в Марракеше назначил хакимом в Дженне каида Ахмеда [389] ибн Йусуфа ал-Улджи. Тот возвратился в Судан и сместил ас-Суси, заняв должность сам. Он остался на ней до года девятнадцатого после тысячи [26.III.1610—15.III.1611], когда в город Дженне прибыл каид Али ибн Абдаллах ат-Тилимсани и отстранил его, а на должность поставил хакимом талиба Мухаммеда ал-Белбали. Каидом он сделал Ахмеда ибн Бу Саида, но через три месяца последний ушел с должности из-за джиннов, обуявших его 663, пока он находился в ней. А ал-Белбали остался хакимом до семи месяцев, [когда] был отставлен. Место каида занял [тогда] в Дженне Али ибн Синан, потом его сместили, и ал-Белбали вернулся сюда хакимом вторично. Он задержался в должности около пяти лет в продолжение правления паши Али ибн Абдаллаха.

Когда же пришел к власти паша Ахмед ибн Йусуф, он сместил ал-Белбали и назначил хакимом в Дженне Ахмеда Балла. Но тот с должностью не справился, паша его уволил через семь месяцев и назначил в Дженне каидом Маллука ибн Зергуна. Но паша Хадду того сместил и назначил в Дженне Абдаллаха ибн Абд ар-Рахмана каидом над войском, а Маллука ибн Зергуна сделал хакимом над городом. Оба они оставались в подобном положении до правления паши Мухаммеда ал-Масси, [когда] каид Абдаллах взбунтовался против того, так, что в Дженне почти произошел мятеж. Но Аллах утишил его пламя, и паша отстранил Абдаллаха и вместе с ним — и Маллука. В Дженне же назначил хакимом Али ибн Убейда. Это совпало с днями трудными и тяжкими, доставшимися после прошедшего голода.

Хаким приспособился к трудностям, он старался и проявлял усердие, так что через шесть месяцев полностью и совершенно выплатил [войску] оклады и пайки. [Тут] он попросил отставки, и ал-Масси его отозвал, а затем назначил каидом в Дженне Йусуфа ибн Омара ал-Касри; тот пробыл в должности один год, четыре месяца и двадцать дней — и занял высшую ступень в Томбукту по воле Аллаха — Творца, слава ему, [тому], кому принадлежат власть и воля! И сразу же по приходе своем к власти вернул в Дженне каидом каида Маллука.

Маллук пробыл там целый год и был отставлен, а на должность назначен был каид Ибрахим ибн Абд /307/ ал-Керим ал-Джаррар, [как раз] по завершении года [правления] каида Маллука, т. е. в месяце раби пророческом года тысяча тридцать четвертого [ 12.XII.1623—11.I.1624]. Ибрахим оставался в должности два года, затем в месяце мухарраме священном, открывшем под тысяча тридцать шестой [22.IX-21.Х.1626], паша его сместил и в Дженне поставил хакимом снова Али ибн Убейда; тот оставался в должности восемь месяцев.

Каида Йусуфа сместили с [высшей] ступени, и ее занял [390] в шаабане тысяча тридцать шестого года [17.IV—15.V.1627] каид Ибрахим ибн Абд ал-Керим ал-Джаррар. В правление свое он отстранил сказанного Али ибн Убейда и назначил на эту должность в Дженне хакимом сейида Маневра, сына паши Махмуда-Лонко. Но упомянутый хамим сейид Мансур скончался в ночь на вторник тринадцатого шаабана в году тысяча тридцать седьмом [18.IV.1628]. А в конце этого же месяца паша Ибрахим ал-Джаррар был отстранен.

К власти пришел паша Али ибн Абд ал-Кадир и возвратил на должность хакима Али ибн Убейда. Тот пробыл в ней снова семь месяцев, и паша его уволил из-за случившейся между ними ссоры. Это было в месяце раби пророческом в году тысяча тридцать восьмом [29.Х—27.XI.1628], и в этот срок он вернул на должность каида Маллука ибн Зергуна. Затем Али его сместил и назначил [бывшего] пашу Ибрахима ибн Абд ал-Керима ал-Джаррара после возвращения того с его должности управителя фульбе-сафантир 664. Но вскоре Ибрахим скончался, и упомянутый Маллук был возвращен в Дженне, оставшись [там] до смещения паши Али и кончины его.

Затем паша Сауд ибн Али ал-Махмуди отставил Маллука из-за множества приходивших к нему жадоб на того по поводу несправедливости, притеснения и произвола. Он назначил на должность эту каида Мухаммеда ибн ал-Хасана ат-Тарази ат-Турки; затем того сместил паша Масуд ибн Мансур аз-Заари, назначив на этот пост каида Али ибн Рахмуна ал-Мунаббихи. Впоследствии он его уволил и назначил в Дженне хакима Абд ал-Керима ад-Драи, потом отстранил и того, назначив на должность эту каида Абдал-лаха, сына паши Ахмеда ибн Йусуфа.

Потом Абдаллаха отстранил паша Мухаммед ибн Осман; он назначил на должность каида Мухаммеда ибн Ибрахима Тьимирро. /308/ Позднее того уволил паша Йахья ибн Мухаммед ал-Гарнати, а над Дженне назначил каида Абд ал-Кадира Маллука, но на седьмой день своего правления тот скончался, и на должность был возвращен сказанный Абд ал-Керим ибн ал-Убейд. Его впоследствии уволил паша Ахмед, сын паши Хадду ибн Йусуфа ал-Аджнаси, и назначил хакимом Дженне каида Али ибн Абд ал-Авиза ал-Фараджи; он тот, кто в этой должности ныне.

Что касается первого из кадиев, которые получали этот сан в Томбукту от марокканцев, то это был кадий Мухаммед ибн Ахмед, сын кадия Абд ар-Рахмана.; его назначил паша Махмуд ибн Али ибн Зергун после того, как схватил потомков сейида Махмуда, да помилует того Аллах Всевышний! Мухаммед занял должность, будучи пятидесяти лет, а скончался в шестьдесят пять; в должности кадия он пробыл пятнадцать лет. Затем [был] кадий Мухаммед ибн Анда-аг-Мухаммед ибн Ахмед Борьо ибн Ахмед, сын кадия [391] Анда-аг-Мухаммеда, его назначил паша Махмуд-Лонко; должность он занял, будучи 60-летним, а [когда] скончался, было жизни его 64 года, и оставался он в сане кадия четыре года.

Потом — его брат кадий сейид Ахмед ибн Анда-аг-Мухаммед. Его тоже назначил паша Махмуд-Лонко; на должность он пришел, имея от роду пятьдесят лет, а скончался, [когда] было его жизни семьдесят семь лет, и пробыл он в сане кадия двадцать семь лет.

Потом [был] кадий Мухаммед ибн Мухаммед ибн Мухаммед-Карей. Назначил его паша Абд ар-Рахман, сын каида Ахмеда ибн Садуна аш-Шазали. Должность он занял в пятьдесят лет, скончался же, будучи шестидесяти семи лет, а в сане кадия оставался семнадцать лет.

Наконец, кадий Абд ар-Рахман, сын факиха Ахмеда Могья. Его назначил паша Ахмед, сын паши Хадду. Абд ар-Рахман получил сан, [когда] было жизни его семьдесят три года, и он — тот, кто ныне на этой должности.

Что же до первого кадия [из тех], которые получали сан из рук марокканцев в Дженне, то это [был] кадий Ахмед ал-Филали. Потом были: кадий Модибо Муса-Дабо; кадий справедливый Ахмед-Тарури; кадий Саид; /309/ кадий Ахмед-Дабо. Затем — его брат кадий Абд ар-Рахман-Дабо и, наконец, кадий Мухаммед ибн Марзук Мулай ал-Хавари — он тот, кто в сане кадия сегодня.

Что касается первого из имамов, которые от марокканцев получали сан [имама] в большой соборной мечети в Томбукту, то им [был] имам Махмуд, сын имама Сиддика. Его назначил кадий Мухаммед ибн Ахмед, внук кадия Абд ар-Рахмана, после кончины его брата имама Ахмеда в понедельник двадцать пятого рамадана в году пятом после тысячи [12.V.1597]. Кадий написал о (том паше Джудару (он находился с войском в Исафай), и тот дал одобрение на это. Махмуду было тогда семьдесят лет, и он пробыл в сане имама двадцать шесть дет и скончался, [когда] было жизни его девяносто шесть лет.

Затем [был] имам Абд ас-Салам ибн Мухаммед-Даго ал-Фулани. Он занял должность в тысяча тридцать втором году [5.XI.1622—24.Х.1623] и пробыл в ней четыре года в дни каида Йусуфа ибн Омара и кадия сейида Ахмеда и скончался. А после него занял должность имам сейид Али ибн Абдаллах-Сири, внук имама сейида Али ал-Геззули, в месяце раджабе (но Аллах лучше знает!) в году тысяча тридцать пятом [29.III—27.IV.1626]; он пребывал в сане имама шестнадцать лет и семь месяцев, а скончался поздним утром в понедельник четырнадцатого мухаррама священного в году тысяча пятьдесят втором [14.IV.1642]. После него в этот срок занял должность имам Мухаммед ибн Вадиа, сын имама Мухаммеда Сайда, сына имама Мухаммеда-Кидадо ал-Фулани; он — тот, кто ныне в этом сане. [392]

А что касается аскиев и начальных людей их, которые получили в Томбукту власть от марокканцев, то первым [был] аския Сулейман, сын аскии Дауда. Произошло то, когда Букар-Китьяга, сын фанданке, сына фарана Омара Комдьяго, бежал /310/ от сонгаев к паше Махмуду ибн Зергуну (он был первый из. них, кто убежал к марокканцам). Паша Махмуд ему сказал: "Мы тебя сделаем аскией!" Он возразил: "Я — неподходящий человек, для этого", а когда явился к паше (беглецом Сулейман, Букар 665 сказал: "Вот он, аския!" Потом паша Махмуд прослышал о Букаре-Гумбу ибн Йакубе, [сидевшем] в тюрьме, освободил его, и, когда тот явился, Букар-Китьяга сказал: "Вот он, курмина-фари!" Чго же до него, Букара-Китьяга, то он-де — бенга-фарма, и назначил паша [всех] троих на эти должности. Потом, после аскии Сулеймана, [был] аския Харун, сын аскии ал-Хаджа; затем — аския Букар ибн Йакуб; потом — аския ал-Хадж, сын Букара-Китьяга; далее — аския Мухаммед-Бенкан, сын баламы Мухаммеда ас-Садика; потом — аския Али-Дьялил, сын Букара Китьяга, но он был отставлен, и в звание аскии возвратился упоминавшийся [уже] Мухаммед-Бенкан, пока не скончался; и, наконец, — сын его аския ал-Хадж Мухаммед.

Что до первого курмина-фари, то им был сказанный Букар-[Гумбу]; он оставался в должности около семнадцати лет. Затем был ал-Хадж ибн Букар-Китьяга, он пробыл в ней двенадцать лет. Потом — Мухаммед-Бенкан, сын баламы Мухаммеда ас-Садика, он пробыл курмина-фари три года без одного месяца. Потом [был] Абд ар-Рахман ибн Букар-Китьяга; он оставался в должности, пока не скончался, а впоследствии скончался в этом ранге и Омар. Затем — Дауд, сын аскии Букара ибн Йакуба, но его сместили из-за его низости. И наконец, Дауд, сын аскии Харуна, — это он ныне в этой должности.

Что касается первого баламы, то был это Харун, сын аскии ал-Хаджа; он оставался в должности в течение жизни аскии Сулеймана. Затем [был] Мухаммед-Бани, сын Мухаммеда-Хайга, сына фарана Омара Комдьяго; он пробыл в сане баламы около шести лет, но сонгаи во время похода денди-фари захватили его и увели к аскии Харуну-Денкатайя в Лолами, и он там остался до кончины [своей]. Потом был Маренка; потом — Букар Улд Фамага, но его отстранили из-за мерзости его. Затем были: Мухаммед-Бенкан ибн Мухаммед ас-Садик; Абд ар-Рахман ибн Букар- Китьяга; брат его Али-Дьялил; /311/ сын его брата — Омар ибн ал-Хадж (он умер в походе на Лолами). Затем — ал-Хадж, сын аскии Харуна; его убили туареги во время похода при Донкой. И наконец — Исхак, сын аскии Букара; он — тот, кто носит сан баламы сегодня.

Что до первого бенга-фармы, то это был упоминавшийся [393] yжe Букар-Китьяга, но он не задержался в должности. Потом был его сын ал-Хадж — он пробыл в ней около пятнадцати лет. Затем — Дьядо ибн Йакуб, внук повелителя аскии ал-Хадж Мухаммеда, он оставался в должности больше 'двадцати лет. Потом были: Мухаммед ибн ал-Хади, внук аскии Дауда; ал-Хадж Мухаммед, сын аскии Мухаммеда-Бенкан; Дауд, сын аскии Харуна; Бани. И наконец, Мухаммед ас-Садик, сын аскии Мухаммеда-Бенкан; это он носит это звание ныне.

Что же касается аскиев в Денди, после прихода марокканского войска, то первый из них — аския Нух. Он пробыл на царстве семь лет, но не знал покоя даже и единого месяца — занятый только войною и сражениями; так что сонгаи от него отвернулись по причине долгой своей разлуки с родными своими и семьями, сместили Нуха и посадили на царство его брата — аскию ал-Мустафу, сына аскии Дауда.

Ал-Мустафа повелел брату своему Мухаммеду Сорко-Идье, сыну аскии Дауда, преследовать Нуха и изгнать его из земли царства сонгаев; с Сорко-Идье пошли для этого лучшие люди их войска. Но он взбунтовался против ал-Мустафы, сместил его и стал аскией, но пробыл им лишь короткое время. Однажды ночью о" услышал голоса играющих детей, вообразил, что это сонгаи возмутились против него, вышел [из резиденции] и убежал. И сонгаи поставили царем его брата — аскию Харуна-Денкатайя, сына аскии Дауда. В его дни денди-фари Баро явился в страну Дженне и сражался с людьми махзена возле горы Кора. Аския Харун умер, будучи государем.

Сонгаи присягнули аскии ал-Амину, сыну аскии Дауда. Был он государем благословенным и счастливым для сонгаев: он правил ими прекрасным образом. Во дни его ослеплены были благоденствующие благом, добром и щедростью. Но в его же дни наступил длительный голод, и продолжался он шесть /312/ месяцев. Аския пекся о слабых и бедняках и тратился на них, пока не прекратился голод; ежедневно он забивал восемь животных — четырех утром, а четырех вечером, распределяя мясо их вместе с двумястами тысяч раковин. Он предоставил неимущим тысячу дойных коров, так же распределяя между ними молоко этих коров, пока не избавил их Аллах [от беды].

Ал-Амин проделал походы, и Аллах Всевышний даровал ему в них большее богатства. Он пробыл у власти семь лет и скончался.

Ему наследовал сын брата его аския Дауд ибн Мухаммед-Бани, внук аскии Дауда. Он оставался на царстве двадцать два года. Дауд был притеснителем, нечестивым и кровожадным. Из числа своих близких и начальных людей войска своего перебил он стольких, что счесть может один лишь Аллах. Не проходило y него дня, чтобы не убил [394] он в этот день человека. Он не ходил походами, даже единого раза, но до того обессилил свой народ, что почти погубил их. Наконец задумал он убить брата своего Исмаила, но тот прознал о том, убежал в Томбукту и обратился за помощью к людям махзена, чтобы повоевать аскию Дауда. Паша Саид ибн Али написал людям Гао, чтобы они поддержали Исмаила кем смогут из числа стрелков, и тот выступил на Дауда. Он его прогнал и вступил на престол, но затем паша Масуд ибн Мансур с войском самолично сместил Исмаила, тот бежал, и паша иазначил аскией Мухаммеда ибн Анаса, внука аскии Дауда.

Но когда Масуд возвратился, сонгаи отстранили Мухаммеда и сделали аскией Дауда ибн Мухаммеда Сорко-Идье, внука аскии Дауда. Потом они его сместили, и он бежал в Томбукту, а сонгаи поставили аскией Мухаммеда-Бари, сына Харуна-Денкатайя, сына аскии Дауда. Аския Исмаил возвратился с большим войском, дабы с ним сразиться, но Мухаммед-Бари бежал в Гао и попросил подкрепления, Сонгаи же поспешно поставили к власти аскию Мар-Тьендин, сына фари-мундио Хаммада, сына баламы Хамила, сына аскии Дауда. Бари возвратился из Гао с войском, а над его войском был Оалла ад-Думаси 666. Они с Исмаилом сразились, и помянутый Бари умер в бою. Но его люди убили Исмаила и разгромили его войско. Тогда люди Сонгай! сместили Мар-Тьендина и сделали аскией Нуха /313/ ибн ал-Мустафу, внука аскии Дауда. Потом они отстранили его и воцарили [над собою] аскию Мухаммеда ал-Барака, сына Дауда ибн Мухаммеда-Бани, затем — его брата аскию ал-Хаджа. Но тут явился Исмаил ибн Мухаммед Сорко-Идье (он вместе с братом своим аскией Даудом ездил в Томбукту), сместил ал-Хаджа и завладел верховной властью. А аатем из Томбукту прибыл сказанный брат его [Дауд], прогнал Исмаила и пришел к власти — и это он сегодня носит сан аскии.

Что же до первого из государей туарегов-магшарен, которые пришли к власти от имени марокканцев, то это [был] Аусемба ибн Мухаммед ал-Алим ибн Икленги. Их было четверо мужей: ал-Хадж Махмуд-Бир, супруг Бати; Мухаммед; Абу Бекр и Аусемба — сыновей Мухаммеда ал-Алима ибн Икленги. Они выросли в Томбукту, так что стали как бы жителями его. Махмуд-Бир совершил хаджж. Абу Бекр занимался наукой; что же касается Аусембы, то он с малолетства рос в домах потомков сейида Махмуда по причине занятий наукою. Впоследствии он перешел к тому, к чему перешел из великих злодейств, — прибегнем же к Аллаху! — и стал для детей Махмуда явным врагом. Он воевал с ними во время мятежа каида ал-Мустафы ат-Турки и разрушил их дома, предпочтя будущей жизни настоящую.

Марокканцы его назначили главой над его племенем [395] после того, как магшарен-.кой Аг-Мазал отказался им повиноваться. Потом паша Махмуд ибн Зергун пришел в Бенгу, и Аусемба ему сообщил, что он-де желает, чтобы паша поставил его сына Аг-Назара над теми из его племени, кто были в Рас-эль-Ма; а он-де сам станет правителем тех, которые в восточной стороне. Махмуд дал ему на то согласие и поделил [между ними] их дань, которая составляла тысячу мискалей — на каждую из двух частей он наложил по пятьсот мискалей.

Когда сказанный Аусемба скончался, ему наследовал сын его сестры — Моди. Затем были: Махмуд Кейна; Армашт; ал-Мухтар; Махмуд ибн Мухаммед ибн Вастафан — он тот, кто их глава сегодня.

Что до Аг-Назара, то он был на царстве до года девятого после тысячи [13.VII.1600—11.VII.1601]. Его сместил паша Сулейман, когда заключил в тюрьму Хадду ибн Йусуфа (а тот был тогда начальником), и поставил на царство брата Аг-Назара — Бандьягу. Тот пробыл у власти один год, а затем из-за слабости его при отправлении той верховной власти паша вернул к ней помянутого Аг-Назара.

Причиною заточения, сказанного Хадду было назначение его над амилями пo распоряжению паши Джудара: тот его поставил амилем амилей' 667, а их было, одиннадцать амилей. И был Хадду тем, кто распоряжается получением от них хараджа с земли, ибо он /314/ был любимцем Джудара, и тот его очень ценил. Интриганы принялись его оговаривать перед пашой, говоря, что земельный налог целиком находится в руке Хадду семь лет, а он-де поступает с ним, как пожелает, а Джудар-де ни единого раза не потребовал с него отчета. Сулейман потребовал Хадду к себе и спросил его, что есть у амилей. Тот ответил, что все было передано под его наблюдение и амили свободны от долгов; сделал он то для того, чтобы Сулейман ничего с них не потребовал обременительного. Когда Хадду вернулся к себе домой, то послал паше в подарок шестьсот мискалей и четырех невольниц высшего качества (он их купил за двести мкскалей) и четыре отреза [ткани] баранбал 668 (их он купил за сто шестьдесят мискалей). Подозрения паши укрепились, и он бросил Хадду в тюрьму; и тот не был выпущен из тюрьмы, пока не отдал паше пять тысяч мискалей. Аг-Назар же остался на царстве до времени паши Myхаммеда ал-Масси. Каид Амбарак схватил его, сместил и захватил все богатства, назначив [вместо него] Тадегмарта. Но когда упомянутый Амбарак скончался, паша Мухаммед вернул аг-Назара на царство в месяце раби пророческом, в котором сам паша умер [14.I—12.II.1622], и аг-Назар остался на царстве до года [тысяча] пятьдесят седьмого [6.II.1647—26.I.1648], в коем умер, Он пробыл у власти около пятидесяти четырех лет, считая в их числе [396] и дни Бандьяга и Тадегмарта. И паша Хамид ал-Хайуни назначил правителем туарегов его внука по женской линии Абу Бекра ибн Уармашта, и он — (тот, кто сегодня носит этот сан. Здесь завершается собрание в день вторника пятого зу-л-хиджжа священного, [месяца] окончания года тысяча шестьдесят третьего [27.Х.1653] — с хвалою Аллаху и прекрасною помощью Его. Олава же Аллаху, Господину миров,— на Него я рассчитываю, и Он мой благой заступник.

ГЛАВА 38

/315/ Слава Аллаху единственному! В числе того, что произошло после прошествия этой даты 669, было возвращение к. власти дженне-коя Мухаммеда-Конборо, когда жители Дженне отчаялись относительно мятежного его брата. Это случалось в субботу девятого зу-л-хиджжа, завершавшего год тысяча шестьдесят третий [31.X.1653].

Во вторник двенадцатого [числа] этого месяца [3.XI.1653] двое старших баш-ода — из людей правого крыла и людей левого — явились, в Томбукту с призывами помочь против мятежного дженне-коя. Их послали люди Дженне просить подкрепления для борьбы с ним. И в понедельник семнадцатого мухаррама года тысяча шестьдесят четвертого [8.XII.1653] главноначальствующий паша Ахмед, сын паши Хадду, отправил им таким подкреплением отряд. Начальствовать ими он поставил двух кахийев низшего разряда: кахийю Мухаммеда ал-Араба, сына паши Али ибн Абдаллаха, и кахийю Саида ибн Ахмеда Асаха. Они отправились к людям Дженне на судах в указанный день по высокой воде.

В ночь на четверг одиннадцатое сафара в упомянутом году [1.I.1654] вода Реки достигла Мадого; это было двадцать второе декабря, в правление паши Ахмеда ибн Хадду. А в понедельник двадцать первого раби пророческого в этом году [9.II.1654] приехал от жителей Дженне гонец с их письмами паше Ахмеду. Они ему сообщали, что они с подкреплением из числа людей Томбукту сразились со сказанным дженне-коем Букаром восемь раз, ночью и днем, но ничего не добились против него. На поле боя (умерли у них четверо стрелков. Они вторично просили у паши, чтобы он их усилил отрядом. /316/ Все участники сражения возвратились в город Дженне дожидаться этого отряда; а сражение между ними было-де в городе Тьиу, и мятежник уже воздвиг в' нем три замка. Он пребывает со своим войском внутри их.

Во вторник двадцать второго [числа] сказанного месяца [10.II.1654] при восходе солнца скончался, находясь в Томбукту, каид Маулуд Ибн ал-Хадж Салам ал-Лурьяни. Молитву по нем прочел факих Мухаммед Багайого ал-Вангари [397] возле мечети Мухаммеда Надди, а похоронен он был, да помилует его Аллах и извинит его по благости своей, на кладбище большой соборной мечети.

В среду двадцатого джумада-л-ула [8.IV.1654] пришли письма каида Али ибн Абд ал-Ааиза ал-Фараджи и кахийев Дженне. Они сообщали в них, что бунтовщик дженне-кой отправил письмо свое к Хамади-Амине, правителю Масины, о том, что он-де вступает под покровительство государя 670 и всех его слуг из числа каидов и кахийев и прочих, прося у марокканцев прощения, и чтобы Хамади-Амина был бы его поручителем в том. Хамади-Амина написал о том людям Дженне и отправил им свое послание вместе с письмом дженне-коя, а они переслали оба письма к паше Ахмеду ибн Хадду вместе со своим письмом.

В первый день джумада-л-ахира, в воскресенье [19.IV.1654], пришло письмо от людей Гао. Они сообщали, что все туареги, которые убежали вместе с Агагом ад-Думаси, возвратились к ним покорные, а он остался один в земле аскии, да обратит Аллах его хитрость против него [же].

А в понедельник двадцать третьего джумада-л-ахира [11.V.1654] прибыло письмо людей Дженне с посланцем их; они в нем сообщили, что дженне-кой отверг мирный договор, [предложенный] правителем Масины, и на него не согласился. В понедельник же двадцать четвертого шаабана [10.VII.1654] от жителей Дженне пришло письмо паше Ахмеду ибн Хадду; они сообщали ему, что дженне-кой Букар выступил из Тъиу и прошел к Бена. Когда он достиг Сама, Йусоро-Мухаммед ибн Усман прислал им письмо — он сообщал, будто дженне-кой желает замирения с марокканцами. А потом он вторично послал в Дженне [сообщить], что тот заявил, что не согласен на тот мирный договор и что он никогда не вступит в Дженне.

В пятницу девятого рамадана [24.VII.1654] был смещен /317/ кахийя Мухаммед ибн Рух. Его товарищи утверждали, будто это он — причина раздора между ними и дженне-коем Абу Бекром, так что тот взбунтовался и обстоятельства между ними и им пришли к дурному итогу. Раньше Мухаммед ибн Рух был человеком разумного взгляда и устроителем войска, стоявшего в Дженне, так что мнение его не отклонялось от справедливого. Но он же — тот, из-за кого дело [стало столь] серьезным, что его нельзя было не устранить. Но в понедельник двенадцатого [числа] этого месяца [27.VII.1654] Мухаммед ибн Рух скончался и перешел в мир иной. В воскресенье восемнадцатого [числа] того же месяца [2.VIII.1654] в Томбукту прибыла из Дженне часть отряда шерага по причине разногласия и опора, которые вспыхнули среди них. Из-за них они прогнали кахийю своего Мухаммеда ал-Араба и заместили его кахийей Мумином ибн Абд ал-Керимом ал-Арабом. Потом, через четыре месяца, [398] они сместили и его и заменили его кахийей Ахмедом ибн Сулейманом. Но по возведении своем в должность тот обнаружил склонность к смещенному Мухаммеду ал-Арабу. Войска испугались этого сильным страхом, так что эта часть их вышла из Дженне, направившись в Томбукту, и прибыла в город в указанный срок.

В этот же день пришло также письмо от каида Али в Дженне. Он сообщал, что дженне-кой перехватил дороги к ним и препятствует тем, кто направляется к ним со всех сторон и из любых мест. Далее он писал, что дженне-кой восстал и вместе с ним восстало все суданское население единой массой, так что с марокканцами не осталось никого — ни справа, ни слева, ни впереди, ни позади.

В понедельник двадцать шестого [числа] того же рамадана [16.VIII.1654] пришло письмо от Мухаммеда-Гао, сына хомбори-коя ал-Хади, к аскии ал-Хадж Мухаммеду. Оно сообщало, что аския Дауд скончался в месяце раджабе [18.V—16.VI.1654], находясь на царстве 671 в своем городе, и что тот, кто ему наследует на царстве,— сын его Ибрахим. А в понедельник четвертого шавваля [18.VIII.1654], пробыв у власти три года без двадцати шести дней, был свергнут паша Ахмед ибн Хадду. Войско сошлось на [кандидатуре] советника Мухаммеда ибн Мусы; они тут же поставили его пашой. А на следующее утро он освободил смещенного пашу Йахью, после того как тот пребывал в тюрьме /318/ три года.

В пятницу вечером, когда солнце склонялось к закату, скончался благословенный шейх Баба Ахмед аш-Шериф. Молитву по нем прочел возле мечети Мухаммеда Надди факих Мухаммед Багайого ал-Вангари после второй вечерней молитвы, а похоронили его на кладбище большой мечети. Да помилует его Аллах Всевышний, да будет Он им доволен и да возвысит ступень его в вышние из вышних! Было это в восьмой день сказанного месяца [22.VIII.1654].

В последний же день этого месяца [12.IX.1654] прибыла другая группа воинов-шерага 672, остававшаяся в Дженне. Они стали на острове Тойя во главе с кахийей Мухаммедом ал-Арабом, после того как паша Ахмед ибн Хадду им написал, чтобы тот вместе с ними не являлся в Томбукту, ибо он — глава раздора и причина его. Потом им написал о том [же] паша Мухаммед ибн Муса, но они отка-зались [повиноваться] — а паша писал им несколько раз, когда прослышал, что кахийя вместе с ними, и отправлял к ним гонца за гонцом, чтобы они не приводили с собой в Томбукту кахийю Мухаммеда. Но они взбунтовались и отказали [ему]. Когда они приблизились к городу, предыдущая группа [воинов-шерага] выступила, соблюдая запрет на то, чтобы те подошли к городу, когда Мухаммед был бы вместе с ними. Между ними произошла стычка, так что [399] убивали они друг друга, и второй отряд стал на том острове. Они на нем пребывают и ныне — люди очень хотели бы их помирить, но не нашли к тому пути.

В субботу четырнадцатого зу-л-када [26.IX.1654] от каида Али в Дженне пришло письмо. В нем говорилось, что кахийя Муса отправился к дженне-кою в Бену, когда к марокканцам прибыло письмо Йусоро — чтобы он поехал для заключения мира с дженне-коем. Кахийя поговорил с ним о том, дженне-кой согласился; но Myca велел ему приехать для жительства в Дженне или Канбагу, а дженне-кой в тот момент не согласился ни на одно из этих предложений, сказав: "Я сделаю [так], если пожелает Аллах!" Он открыл перекрытые дороги, вангара явились в Дженне, и люди стали уезжать и приезжать.

В субботу седьмого раби пророческого года тысяча шестьдесят пятого [15.I.1655] кахийя каид Мухаммед ал-Араб и отряд, что был с ним, выехали из гавани Кабары после того, как /319/ ушли с Тойи; они остановились там и пробыли на ней 673 около пяти месяцев. Они возвратились [было] в Тендирму, но стрелки, которые в ней были, не впустили их в касбу по распоряжению главноначалъствующего паши Мухаммеда ибн Мусы. Тогда те ушли от Тендирмы в землю Бара и поселились в ней.

В четверг девятнадцатого этого месяца [27.I.1655] в городе Гао скончался каид Абд ал-Керим ибн ал-Убейд. Его туда направил паша Мухаммед Ибн Муса, чтобы он присутствовал, пока люди Гао вместе с векилем каидом Насиром ибн Абдаллахом не разберутся в [ответах] о трех видах поступлений, которые у того скопились. Они перепутались одни с другими, так что марокканцы не знали, как их разграничить.

В четверг двадцать пятого раби ас-сани [4.III.1655] скончался паша Йахъя; молитву над ним прочел в погребальной молельне в пустыне кадий Абд ар-Рахман около полудня, а похоронен он на кладбище Саакорей.

В среду двадцать первого джумада-л-ахира [26.IV.1655] из Дженне приехали двое баш-ода с письмом каида Али ибн Абд ал-Азиза ал-Фараджи. В нем он сообщал, что сторонники дженне-коя напали на судно с солью в дороге, убив на нем пять человек: троих родом из Драа, одного туатца, пятый же был раб жителей Томбукту — и забрали на нем большое богатство. Люди Дженне просили в этом письме подкрепления из людей Томбукту.

Войско, которое было в Томбукту, испытало по этой причине сильное раздражение, они едва не лопнули от ярости и намеревались отправиться к людям Дженне всем войском, целиком и полностью. Но начальные люди их стали тянуть время и затянули дело до того, что все свелось к выделению людей. Выделили восемьдесят человек, [400] снарядили их и отправили. Но когда те добрались до гавани, то разошлись во мнениях; им стало ясно, что их начальников не восхищает /320/ [мысль о] походе. Воины против них взбунтовались, а те, которые остались в городе, к ним в том примкнули. Это произошло в субботу девятого раджаба единственного [15.V.1655].

Они сместили пашу Мухаммеда ибн Мусу (а он пробыл у власти девять месяцев и пять дней), отстраняли кахийю Абд ал-Керима, кахийю Мухаммеда ал-Джасима, восьмерых баш-ода и помощников 674 и назначили им замену в тот же день. Войско единодушно согласилось на каида Мухаммеда ибн Ахмеда ибн Садуна аш-Шазали; они его назначили пашой, ибо паша Мухаммед ибн Муса в тот день послал его к ним, чтобы замириться с ними. Они же взяли его я в тот же день поставили над собою против его воли. Мухаммед ибн Ахмед, если пожелает Аллах Всевышний, [будет] благословенным — да поддержит его Аллах добром и истиной, да уладит им дело, уладит им и через его посредство!

В самом начале своего правления, он написал тем шерага, которое убежали в землю Бара, приказывая им возвратиться в Томбукту, а отставленного ал-Араба ибн Али оставить в Тендирме. Они откликнулись на его призыв и исполнили его распоряжение.

В эти дни туареги ал-Хаджара явились к паше Мухаммеду ибн Ахмеду ибн Садуну с детьми своими, женами и достоянием и сообщили ему, что желают вступить в повиновение ему и поселиться в земле его из стремления-де к обитанию по соседству с Томбукту. Однако же причина их ухода из, своей земли в [настоящий] момент — боязнь братьев своих, туарегов-юллимиден. Упомянутый паша Мухаммед их принял и дал им согласие. В их числе находятся: Баба Амма, вождь тадмеккет; Баба аг-Мани, вождь идурфен; Амомусо; Анда-аг-Мухаммед Аг-Ови и Таслуф. Последний и сказанный Баба-Амма — из потомков Ашоругана. Да сделает Аллах милостью и прощением их приход к нам ради Мухаммеда и рода его, да благословит его Аллах и да приветствует!

В понедельник пятнадцатого рамадана [19.VII.1655] в земле Бара, в городе Гуйам, скончался кахийя Мухаммед ал-Араб ибн Али. Он задержался в Баре по причине низкой воды в Реке. А во вторник двадцать первого шавваля [24.VIII.1655] в Томбукту пришли кахийя Ахмед ибн Сулейман и его товарищи. И паша Мухаммед ибн Ахмед ибн Садун помирил их в Томбукту с предшествовавшей группой [шерага]. Он сместил сказанного кахийю Ахмеда и кахийю Мухаммеда ибн Абд ал-Кадира аш-Шерги, /321/ который командовал теми, что в Томбукту, и объединил их под началом кахийи Аммара ибн Ахмеда Аджруда. Воины пришли к согласию и помирились. [401]

В понедельник двенадцатого зу-л-када [13.IX.1655] пришло письмо от кахийи Мансура ибн Абдаллаха в городе Араване. В нем он сообщил, что Мулай Мухаммед аш-Шейх, сын Мулай Зидана, скончался в городе Марракеше, и к власти пришел сын его Мулай ал-Аббас 675. Да помилует его Аллах Всевышний всеобъемлющей милостью, да поселит Он его в наивысшем райском саду и да сделает Он его сына благословенным халифом, поможет ему великою помощью и одержит для него убедительные победы!

В среду одиннадцатого мухаррама священного, открывшего год тысяча шестьдесят шестой [10.XI.1655], скончалась приятельница наша и соседка шерифа Нана-Умм, дочь Зайдана — шерифа, сына Али ал-Мизвара ал-Хасани. Я прочел по ней молитву возле большой соборной мечети, а похоронена она была по соседству с родителем своим на кладбище той соборной мечети поздним утром той же среды — да помилует ее Аллах 'Всевышний и да освежит ее могилу.

В ночь на воскресенье шестое сафара [5.XII.1655], между заходом солнца и наступлением темноты, скончался наш наставник и друг наш, товарищ родителя нашего факих имам Мухаммед-Курди, сын факиха кадия Мухаммеда-Садьи ал-Фулани, в возрасте восьмидесяти четырех лет. Кадий Абд ар-Рахман прочел по нем молитву в пустыне, в молельне начальных людей и праведников поздним утром в воскресенье; и был он погребен по соседству с родителем своим на Кладбище Санкорей. Факих Мухаммед приехал в Томбукту в молодые свои годы, в возрасте около двадцати трех лет. Он въехал в город в новолуние шаабана в [году] пятом после тысячи [20.III.1597] и тогда же подружился с родителем моим. Тот его принял очень любезно, с почтением, давал ему советы и утешение до [самой] своей смерти. Когда Мухаммед проявил способности и стал блистать познаниями, приехал из своего города его отец, желая увезти его с собой. Но наш родитель возражал ему по. этому поводу, тot прислушался к его речам, поступил в соответствии с ними и оставил сына [здесь]. Впоследствии отец факиха Мухаммеда приехал в Томбукту повторно, и Аллах судил ему, чтобы случилась в этом городе его кончина.

Мухаммед же занимался изучением наук у ученых города; он тогда старательно их посещал. Он учился у нескольких наставников своего родителя 676. Среди них были: факих кадий Мухаммед ибн Ахмед, внук кадия Абд ар-Рахмана; /322/ наставник наставников имам Мухаммед ибн 'Мухаммед- Корей; кадий Мухаммед ибн Анда-аг-Мухаммед; факих Омар ибн Мухаммед ибн Омар; ученейший факих Баба, сын фамиха ал-Амина; факих кадий Ахмед ибн Анда-аг-Мухаммед и другие. Он присутствовал на занятиях [у] [402] ученейшего факиха Ахмеда Баба после приезда того из Марракеша. Он достиг [успеха] в нескольких отраслях науки, таких, как фикх, хадис, усул 677, реторика, грамматика, логика, просодия, арифметика и прочие. Да помилует его Аллах Всевышний, да простит ему и да возвысит степень его в вышние из вышних по благости своей!

В ночь на четверг десятое сафара [9.XII.1655] скончался господин времени и благословение его, наставник наш, шейх ал-ислам и полезный тварям [господним] факих Мухаммед, сын факиха Ахмеда, сына факиха кадия Махмуда Багайого ал-Вангари. Сын брата его факих Мухаммед ибн ал-Мустафа поздним утром в четверг прочел над ним молитву в пустыне, в молельне вождей и праведников. А похоронен он был рядом с предками своими, (своими близкими и родственниками на кладбище Санкорей. Был он ученым и деятелем выдающимся и богобоязненным, скромным и благочестивым святым. Он — завершение наставников и последний из них по [времени] смерти, и на нем закончилось угасание их. Все мы принадлежим Аллаху, и к нему мы возвратимся! Да тростит ему Аллах, да помилует Он его и извинит, да будет Он им доволен и да возвысит степень его в вышние из вышних, а мы да воспользуемся его благодатью в обоих мирах! Аминь!

В ночь на субботу одиннадцатое раби пророческого [8.I.1656] скончался собрат наш Ахмед ибн ал-Хадж Мухаммед ибн ал-Амин Кано. Молитву по нем прочел поздним утром в пустыне кадий Абд ар-Рахман. И похоронен он, да помилует его Аллах Всевышний, да простит ему и да извинит его, рядом с родственниками своими на кладбище Санкорей.

В воскресенье шестнадцатого раби ас-сани [12.II.1656] из Марракеша от каида Йахьи ибн Йахьи ал-Хайяни пришло письмо паше Мухаммеду ибн Ахмеду ибн Садуну. В нем каид сообщал паше, что государь Мулай Мухаммед аш-Шейх скончался двадцать второго раби пророческого года тысяча шестьдесят пятого [30.I.1655] /323/ и присяга была принесена его сыну, государю Мулай ал-Аббасу, сразу же. Он возвысился, желанный [для всех], и тем в этот же момент проявилось благословение [Аллаха].

Шестнадцатого же джумада-л-ула [12.III.1656] от каида Али ибн Абд ал-Азиза ал-Фараджи в Дженне и от сорья ал-Камаля ибн Сорья-Букара, правителя Канбаги, пришло письмо. Они сообщали, что злобный и заблудший мятежник дженне-кой Букар снарядил войско и на Канбагу, желая убить сказанного сорья и завладеть тем городом, дабы грабить путников. Но он обнаружил, что там, прикрывая город, [стоит] кахийя Абдаллах ал-Масси с примерно тридцатью стрелками. Войско подошло к городской стене, они сразились — и Аллах даровал упомянутому кахийи и сорья победу над дженне-коем. Они его обратили в бегство вместе [403] с его гнусным и заблудшим войском, сломили их, отбросили и перебили из их числа с помощью Аллаха и силою его триста человек и [даже] более. Те обратились вспять, впав в ничтожество, и погубил Аллах мятежника, истребил его и уничтожил, освободив от него рабов [своих] и страну по благости своей и щедрости своей.

Окончено и завершено со славою Аллаху Всевышнему и с прекрасной помощью Его.

Комментарии

659. Паша был туда сослан своим преемником. Видимо, содержание под стражей у одного из союзных правителей представлялось более надежным, чем содержание в крупных городах, где очередной мятеж войска мог сразу же освободить арестованного.

660. т.е. “хаусанка”; это проливает дополнительный свет на происхождение автора хроники.

661. “Ахмедовой... Мансуровой” — т.е. династии потомков Мулай Ахмеда ал-Мансура (1578—1603), при котором был завоеван марокканцами Судан. “Маулавийская” — см. примеч. 400.

662. Шаббаниты — арабское племя шебана в районе Марракеша, игравшее видную роль в военно-политической истории Марокко в последние десятилетия, существования саадидской династии и в начальный период династии Алавитов,

663. “Джинны, обуявшие его” — явное указание на душевную болезнь, безумие.

664. Оригинал: ба' да ма раджа'а мин ' ишлатихи. Удас перевел: “de la-province qui porte le nom” [ТС, пер., с. 465].

665. Удас переводит: “le pacha dit” [ТС, пер., с. 468].

666. В оригинале: ма'а джейишн ва-'али ад-думаси фи джайшихи. Удас переводит: “il avait avec lui A' al Ed-Doumesi accompagne de son armee” [ТС, пер., с. 471].

667. Амил амилей — главный податной инспектор.

668. Точное значение слова баранбал мне неизвестно (как и Удасу [ТС, пер., с. 475, примеч. 2]). Не исключено, однако, что речь идет о хлопчатобумажной ткани, носившей мандингское название birinkan и известной в средневековой Западной Европе как bоиrасап или bougran (см. [Никола, 1958]).

669. т.е. после 5 зу-л-хиджжа 1063/27 октября 1653 г. Эта часть текста, таким образом, как бы дополняет основную часть хроники, охватывая время с конца октября 1653 по начало марта 1656 г.

670. т.е. султана Марокко.

671. В оригинале: 'ала саририхи 'на престоле своем'.

672. Шерага, шрага — марабутское берберское племя в юго-восточных областях Марокко.

673. Текст не позволяет однозначно решить, о Кабаре или о Тойе идет речь Удас переводит: “premiere de ces localites” [ТС, пер., с. 482], т.е. Кабара.

674. В оригинале: ал-хумаладжийна. Удас переводит: “gens de service”, но отмечает, что слово это “весьма сомнительно” [ТС, пер., с. 483, примеч. 1].

675. Мулай Ахмед ал-Аббас — последний султан саадидской династии в Марракеше (1654—1659).

676. Удас полагал предпочтительным чтение “моего родителя” (“preferable de... remplacer par mon рёге”) [ТС, пер., с. 486, примеч. 1], что как будто действительно более отвечает контексту.

677. Усу л 'корни', 'основы' — имеются в виду четыре источника мусульманского права: Коран; предание о деяниях и высказываниях пророка (хадис); согласие авторитетов (иджма); аналогия (кийас).

Текст воспроизведен по изданию: Суданские хроники. М. 1984

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.