Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СМБАТ СПАРАПЕТ134

ЛЕТОПИСЬ

...В эти дни татары вошли в Рум. Мать султана забрала свою дочь и убежала с ней в Киликию. Татары отправили к царю Гетуму (Гетуму I.— А. Г.) посла, который потребовал вернуть беглянок. В противном случае, [говорили они], союз, который вы заключили с нами, будет недействителен. Он (Гетум I.— А. Г.), боясь вторжения татар в его страну, выдал беглянок 135.

Тогда султана Кай-Хосров-шаха и всех мусульман охватил страшный гнев. Собрав конницу, он отдал ее под командование парона Костантина, владетеля Ламброна, который проник в горы Паперон, сжигая все на своем пути. Тогда парой Костантин Тагавораайр 136 и Смбат гундстабль 137 вошли в Тарc, а царь устремился со своей конницей в Адану. Турки осадили Тарс, затем они направились вдоль берега реки, овладели [тамошней] местностью и оставались там шесть дней. После этого они вернулись через Куклка в Капан. Царь преследовал их со своей конницей. В то время Тагавораайр и Смбат гундстабль прибыли в местность, называемую Майцар. [48]

Он (султан.— А. Г.) с многочисленными войсками повернул обратно. Тогда мы напали на него, с божьей помощью помешали их продвижению и, разгромив их, преследовали до Путанде 138.

Через год, в году 695 (1246), [турки] собрали многочисленное войско и, перейдя через Куклку, вошли в Капан в составе 260 тысяч человек и осадили Тарс. Тагавораайр и я, Смбат гундстабль, вошли в Тарс. Если бы мы захотели описать все то, что нам пришлось перенести от катапульт и битв, то это было бы слишком много. На протяжении всего течения реки через город, на расстоянии полета стрелы, стена города была тяжело повреждена. С обеих сторон погибло много людей, но со стороны осаждавших [турок] во сто крат больше, ибо с нами были хорошие франкские стрелки.

От татар прибыл гонец с предложением снять осаду, но сельджуки отказались, считая, что город ими взят. Однако бог, много раз щадивший христиан, сжалился и на этот раз, ибо в эти дни султан Гияс-ад-дин в своем замке Калонорос во время выпивки вдруг воскликнул: «Ко мне, ко мне!»—и умер. Тогда эмиры, осаждавшие Тарс, услыхав об этом, вступили в переговоры с царем и потребовали только Пракан, с тем чтобы заключить мир и вернуться к себе. Царь передал им Пракан, и они, сняв осаду, ушли.

Мы тогда не знали о смерти султана, иначе мы могли бы как следует расправиться с ними. Через два года мы отняли Пракан назад, и по божьей воле никто из врагов не успел убежать. В течение всего времени, пока шла война, ни разу не было дождя, но, как только был заключен мир, начался дождь и не прекращался в течение двадцати дней и ночей. Вся страна была затоплена, и, когда турки отходили, более ста тысяч пехотинцев утонуло, мы бы их истребили, если бы прежде не связали себя клятвой.

В году 697 (19 января 1248) я, Смбат гундстабль, отправился в Монголию, и в году 699 (18 января 1250) вернулся к своему брату, царю Гетуму (Гетуму I. — А. Г.) 139

...В году 701 армянского летосчисления (1252) 22 января во вторник, во время наступления первого поста, умерла царица Забелла — супруга царя Гетума, дочь царя Левона (Левона II.— А. Г.). Она делала добро и [49] творила благо. Родила она трех сыновей: первого звали Левон, второго—Торос, третьего—Рубен. Кроме них, она имела пять дочерей. Одну дочь, то имени Фими, выдала замуж за франка, по имени Чулиан 140, владельца Сайитэ. Впоследствии он потерял Сайитэ (проиграв большую сумму.— А. Г.), и крестоносцы ордена тамплиеров купили у него эту крепость Сайитэ.

В году 702 (1253) армянский царь Гетум переоделся погонщиком и с небольшим числом людей оставил свою страну Киликию и отправился на Восток к народам стрелков, к Мангу-хану. Он с опаской прошел через земли исмаилитов, которые жили в стране Каппадокия. Проводником у него был некий инок, по имени Барсег 141,неоднократно ездивший по этой дороге. Они достигли местности, называемой Вардени, находящейся в районе Феодосии 142, и остановились в доме одного князя, по имени Курд. Там они пробыли до тех пор, пока из Киликии привезли дары, предназначенные для хана. Костантин

Тагавораайр с верными людьми отправил Гетуму приготовленные подарки. После того как царь получил эти великолепные подарки, он поехал к Мангу-хану и преподнес их ему. Хан радостно принял армянского царя и исполнил все его просьбы.

Он (Мункэ-хан.— А. Г.) поручил своим слугам, одноглазому Маркатею и Бачу, сопровождать царя Гетума до его страны Киликии. В том же году царь Гетум выдал свою дочь Сипил замуж за Боэмунда — принца Антиохии и графа Триполи.

В году 703 (1254) появился некий туркмен (букв.: «туркман».— А. Г.) из кочевников, по имени Ислампак, к нему примкнули из его же рода агачарики. Они причиняли множество бед христианам, разоряли многие места у подножия Тавра, угоняя в плен людей и сжигая на своем пути все. Они заняли и сожгли [городок] Крак. Спустя некоторое время сдохла эта собака (Ислампак.— А. Г.), после чего та горная страна успокоилась.

В году 704 (1255) князь Чофри из страны Киликии, который отроду был курд, а по вере христианин, исповедоваясь, умер.

В году 705 (1256) в сентябре месяце вернулся армянский царь Гетум от упомянутого выше Мангу-хана и по тому пути, который он [раньше] прошел тайком, возвращался, подобно льву: он благополучно прибыл в замок [50] Бардзраберд, где находились его отец Костантин, сыновья и дочери, очень обрадовавшиеся его возвращению. Затем в том же году в октябре месяце царь Гетум собрал всю свою армию, со своими близкими родственниками и азатами, их число, говорят, доходило до ста тысяч человек. С этими войсками он вторгся в область Рума, у подножия горы Тавр возле города Аракли, чтобы отомстить за разрушенные церкви и крепость Муранд. Они там забрали много крупного и мелкого рогатого скота, лошадей, мулов, рабов, золота и с большой добычей возвратились домой и много дней пировали.

В том же году армянский царь Гетум хотел посвятить в рыцари своего старшего сына Левона (Левона III.— А. Г.). С этой целью он (Гетум.— А. Г.) прибыл в столицу Мсис (Сис.— А. Г.). Он отправил людей в Антио-хию пригласить своего зятя Боэмунда, принца Антиохии и графа Триполи, с его супругой. Таким же образом отправил людей к Чулиану—владетелю Сайитэ, приглашен был также граф Яффы. Всех своих родственников Гетум почтил приглашением. Были приглашены также представители монастырей и церквей всех рангов, чтобы (присутствовать на предстоящих торжествах. И вот в году 705 (1256) 15 ноября посвятили его (Левона.— А. Г.) в рыцари.

Это было великой радостью для царя Гетума, его отца Костантина, всего его рода и всех присутствующих гостей.

В году 707 (1258) народ стрелков двинулся [с востока] и дошел до города Вавилона. Все тысячники и сотники под водительством своего хана Хулагу, окружив город, страшно притеснили их (жителей. — А. Г.). В городе было много населения; да к тому же туда собралось много мусульман. Были две причины [для сбора]: во-первых, они годом раньше узнали о наступлении на них [Хулагу-] хана, поэтому как следует подготовились к войне, во-вторых, халиф, который сидел в Каире, умер при короле Балдуине, который царствовал в Иерусалиме и притеснял Египет.

Султан Халеба пришел и убил халифа, после чего их нечестивый патриарший престол перевели в Багдад, Вот почему собралось в городе много [мусульман] под командованием их предводителей. Тогда жители города поднялись против них (татар. — А. Г.) и [51] уничтожили многих из войска стрелков и обратили их в бегство. Отогнав их немного, они оставили их и возвратились в город. А они предприняли повторное наступление на город, чтобы продолжать войну. Тогда халиф отправил [людей] к Хулагу-хану и передал: «Бери свое войско и уходи от нас, иначе если мы объявим [войну], то вы все погибнете 143, но если среди вас найдутся люди нашего вероисповедания, то я их пощажу».

Когда его слова услышал хан [и его люди], они засмеялись над халифом и, жуя [бетель (?)], плевались, будто в лицо Калифу. Хулагу громко произнес: «С помощью бога и по велению Чингис-хан всех вас предам мечу за то, что хвастаетесь своим посланием». Когда об этом стало известно, поднялись две стороны на войну друг на друга. Народ стрелков пошел на них со всех сторон, подняв громкий крик. Смело напали на них и, подняв страшней шум, сломили их сопротивление и обратили в бегство. И вслед за ними вошли в город и перебили всех мужчин и женщин, так что воды широкой реки Евфрат, которая протекала через город, много дней текли смешанные с кровью. Истребляли жителей, до тех пор пока сами не устали, а затем назначили своих наместников и налогосборщиков и с большой добычей возвратились.

В том же году родной младший брат царя Гетума Левон собирался отправиться на остров Кипр для выбора себе невесты. Он приготовил все необходимое на кораблях для свадьбы и ждал попутного северного ветра. [Перед отплытием] он пошел к отцу своему Костантину, чтобы получить его благословение, но по пути тяжело заболел и 30 мая умер в городе Адане. Распороли его живот, внутренности взяли и перевезли в монастырь святого Акнера и похоронили там, а тело перевезли в монастырь святого Млича, близ Паперона и предали там земле. С этого дня неутешимая печаль не покидала Костантина Тагавораайра и царя Гетума, а также весь их род.

В этом же году туркмен, по имени Сарум, с многочисленными войсками вторгся в Крак и, застигнув [жителей] врасплох, увел в плен многих и ушел невредимый, но спустя некоторое время он сдох.

В году 708 (1259) царь Гетум с 200 воинами сел на корабль и отправился в Триполи, чтобы дать мир своему [52] зятю, который был принцем Антиохии и графом Триполи, ибо между зятем и его князьями возникли распри. Царь помирил их и возвратился в свою страну.

В этом же году в праздник сошествия святого духа был большой собор в городе Тарсе. Спустя несколько дней рукоположили Балтина, брата царя, епископом и назвали его Тер-Оганесом. В этот же день посвятили в рыцари сына царя — Тороса.

До этого события некий князь, по происхождению грек, по имени Ошин, захватил замок Мундас. Румский султан Рукн-ад-дин, узнав об этом, собрал большое войско, назначил предводителей, отправил их на упомянутый замок Мундас и осадил его. Вышел из этой крепости некий человек, и пришел к царю Гетуму, и рассказал о многочисленных христианах, которые спасались в этом замке, и о наступлении султана на них. Царь приказал собрать войско и без промедления отправился до границы крепости. Царь захватил с собой жизнехранящий святой крест, который назывался Коситар. Он был чудотворным, ибо ночью, покуда шли тайком, его видели все. Как горящая лампада, двигался он перед царем и освещал путь. Когда они подошли к крепости, под ногами у них оказался снег, несмотря на то что стоял июль. Впереди шел спасалар Левон, по прозвищу Аблхасананц. По дороге он встретил отряд воинов неверных, которые охраняли свои войска. При столкновении неверные потерпели поражение, обратились я бегство и отошли до Аракли.

Когда войска неверных услышали крики верующих, они взялись за оружие и выступили навстречу. Началось сражение. Они (неверные. — А. Г.) стали теснить христиан, окружили знаменитого полководца Ваграма Хамусеци. С четырех сторон набросились на него, но не смогли свалить его. Увидев это, мужественный воин, брат царя, армянский спарапет Смбат взял копье. Он пошел на них, свалил на землю многих [неприятелей] и освободил своего зятя Ваграма. Он храбро преследовал врагов до их стоянки. Тогда снизошло с помощью святого креста воодушевление, все сражались храбрее и, обратив неверных в бегство, многих истребили, а оставшиеся в живых позорно бежали в Иконию к своему султану. Царь же с большой добычей и богатством мирно возвратился в Киликию. [53]

И большинство людей, собравшихся в том замке, он (царь.— А. Г.) освободил и переселил в свою страну.

В году 709 (1260) Хулагу-хан со своим огромным войском, словно вешний разлив, двинулся на [запад]. Где бы он ни проходил, всюду всех подчинял себе, кого уговорами, кого войной. Он дошел до Халеба и осадил его, затем отправил людей к царю Гетуму, чтобы тот явился к нему. Он [Гетум] без промедления со своими войсками прибыл к хану. Хан с радостью принял его. Хан-победитель при помощи многочисленных машин осадил город Халеб. В течение семи дней он разрушил широкую городскую стену и глубокий ров вокруг города сделал легко проходимым для наступающих войск.

Поднялся страшный крик, и от их (войск хана. — А. Г.) голосов сотряслась земля. Они ворвались в крепость и безжалостно истребляли мечом исмаильтян, а верующих [христиан] не убивали, а только грабили их имущество. И никто не может описать число убитых. Захватив с собой добычу и пленных, они ушли в Дамаск. Все города, деревни и крепости до Иерусалима подчинили себе. Всюду они над ними назначили своих наместников, а бюрапетом 144 назначили некоего Китбугу. Могущественный хан взял свои войска и со своим сыном Абагой отправился к себе на восток, но бюрапет Китбуга не остался на своем месте, как было ему поручено, он собрал свое войско, а также потребовал у киликийского царя 500 человек и выступил против Египта. Когда египетские лазутчики узнали об этом, тут же сообщили своим, те вооружились, приготовились и пошли им (войскам Китбуги.— А. Г.) навстречу, прошли четырехдневный путь и дошли до местечка Прр. На расстоянии полудневного пути [от Китбуги] они разбили свой лагерь. С восходом солнца разразилась страшная битва, но от сильной жары и слабости коней народ стрелков потерпел поражение 145 и обратился в бегство, а египтяне стали их преследовать. Мало кто спасся. В этой битве был убит главнокомандующий Китбуга, а жену и детей его увели в плен в Египет. Остальные ушли к Хулагу-хану и рассказали о случившемся. Он заревел, подобно льву, и угрожал пойти туда и отомстить за кровь своего войска. В этом же году армянский царь Гетум собрал войско и совершил переход через Каппадокию и Иконию, чтобы. [54] присоединиться к войскам народа стрелков в стране Галатии, на Гангре, на границе Смирны и Ласкары. Ибо заранее к нему было послано приглашение явиться к ним, но когда он приготовился пойти к ним на ту сторону, то они уже были на другой сторане. И так велик был страх перед монголами, что он не свернул с полпути, а, подвергаясь смертельной опасности с малочисленными людьми, прошел, как было сказано выше, и прибыл к ним, но напрасно, так как те, на которых они наступали, заранее узнали, что они собираются напасть на них, и потому закрепились в пещерах и на вершинах скал. Вот почему они безрезультатно разошлись по своим местам. Один из князей войска царя Гетума, родом грек, Василь Кероненц скончался по пути, но его привезли в Киликию и похоронили рядом с его предками.

Б году 710 (1261) армянский царь Гетум в столице Сис выдал замуж свою дочь Риту за Костантина — сына владетеля Сарвандикара. В этом же году сэр Чофри, владетель Сарвандикара, храбрый воин, скончался в декабре месяце, оставив трех сыновей: Костантина, Смбата и Ошина.

В году 712 (1263) небывалая скорбь охватила страну Киликийскую, ибо каждый пророчески говорил, что жизнь этой страны создал отец царя Костантин, который 24 февраля того года в воскресный день с доброй исповедью вошел в лоно Христа. Он был нахапетом 146 Киликийской страны, и по его настоянию жили люди непрекословя и спокойно. В этом все убедились спустя год после его смерти, когда верующие были угнаны в плен в Египет. Церкви были сожжены исмаильтянами, были сожжены подряд села и усадьбы. А до смерти Костантина, отца царя, появился некий Хараман 147, из рода кочующих племен исмаильтян, и присоединились к нему многие из его племени, и потребовал он, чтобы величали его султаном. Он сделался настолько сильным, что румский султан Рукн-ад-дин от страха, не осмеливался возражать ему. Хараман захватил в свои руки большинство областей с крепостями и стал сильно притеснять Исаврию и Селевкию, пленив жителей. Он трижды разгромил армию царя Гетума, охранявшую границу. Там же был убит достойный хвалы Халкам, который был грек, о чем упоминали выше. Затем Хараман бесцеремонно стал угрожать брату царя — Смбату, так как в той области, [55] где жил Хараман, (Смбат) в результате больших трудов и щедрых подарков приобрел у неверующих крепость, по названию Манион, которая раньше принадлежала христианам. Брат царя и армянский спарапет Смбат три года удерживал ее среди стольких многочисленных неверующих. Высокомерный Хараман страшно притеснил его, подверг всякой опасности Смбата, но Смбат потратил много золота и серебра на нужды воинов, чтобы удержать эту крепость. И приступил Хараман к этой крепости, и осаждал ее в течение девяти месяцев, и сильно потеснил ее. Хараман начал зазнаваться и поручил сообщить армянскому царю Гетуму следующее: «Если хочешь напасть на меня, то лучше не пытайся, а погоди немного, пока осенние ветры очистят горечь твоей страны. Если я нападу на вас, то будь уверен, что вам легче не станет..» 148.

Услыхав об этом, царь Гетум отправился к своему отцу Костантину и рассказал ему.

Узнав об этом, нахапет Костантин оказал царю: «Собирай немедленно войска и наступай на него, ибо когда я услыхал о его возвышении, а потом об истреблении твоего войска в Исаврии, то опасался, что появился второй Саладин; но, так как он тебе бросил вызов, иди смело, бог даст его в твои руки». Тогда царь Гетум отправился в Тарс, где собрал свое войско, и пошел в Селевкию. Туда же собрались кавалерия, пехота, а также носильщики, принесли тысячу хор 149 пшеницы для замка. Когда христианские войска во главе с царем подошли к крепости, неверные, которые осаждали крепость, отступили. И когда царь с войсками прибыл в крепость, го уже не нашел там нечестивого Харамана. Царь приказал выгрузить пшеницу в крепости, а затем освободил от службы тех из гарнизона, кто утратил верность, и на их место назначил новых; затем царь по другим дорогам спокойно отправился в свою страну, а нечестивый Хараман устроил засаду в непроходимых и каменистых ущельях, заросших колючками, и стал поджидать его.

Когда христианское войско дошло до этого места, неверные с неистовыми криками стали пускать стрелы в христиан. Крик дошел до царя, и он сразу же пустил свои доблестные отряды вперед; они немедленно достигли места сражения, напали на неверных, разгромили их [56] и обратили в бегство. Хараман был ранен копьями и стрелами. Он позорно бежал с поля битвы, и спустя несколько дней нечестивый от этих ран сдох. В этом же бою погибли брат этого неверного, по имени Понсуз 150, и его зять. А из войска царя были убиты Пайл, Костан-тин Сомайци и князь Григор, владетель Мазотхача. Его большой палец отрубили мечом и отбросили в сторону. В этот день из христиан погибли немногие.

Брат Бакурана и Костантина — Смбат, по национальности грек (по матери армянин. — А. Г.), совсем еще молодой, из рода Костантина Тагавораайра, с другими храбрыми воинами напал на неверных и многих свалил на землю. Увидя такую храбрость, царь и другие похвалили его и отправили вестника к Костантину Тагавораайру, который, узнав об этом, очень обрадовался: со щедрыми подарками и наградами возвратил его домой к своим братьям и к своей матери госпоже Шахандухт.

Царь радостно возвратился в свою страну и был восхищен тем, что сумел без особого труда опозорить такого высокомерного [противника].

В году 712 (1263) армянский царь Гетум отправился в Антиохию, чтобы полюбоваться красотой этого города, и взял с собой достойного похвалы Рабуна и Тер-Акопа, архиепископа Аназарба, со священниками и дьяконами, а также с большим количеством золота и серебра, которые он взял из казны своего [покойного] отца Костантина, чтобы раздать милостыню бедным и подарить святым местам за упокой души [отца]. Когда царь вошел в город, жители с радостью вышли навстречу ему, он прошелся по городу, побывал в церкви святых Петра и Павла ив других местах и монастырях, раздавая подарки. Он побывал также в монастыре Чепик. И так он своего отца Костантина побратал с ними (святыми.— А. Г.) и сам царь также стал им братом. Он завещал им большие подарки, обязал каждый год посещать его страну и получать положенное. Он оставался в Антиохии несколько дней, затем возвратился в свою страну Киликию.

В этом же году в июле месяце царь Гетум отправился на восток к Хулагу-хану, так как со стороны Каппадокии появилась опасность, оттуда ежегодно набегали на жителей Киликии, живущих у подножия гор. И так как Хулагу-хан очень любил царя, то отправил с ним своих [57] монгольских законников Мугалка и Аргучика, которые прибыли вместе с царем в Аракли, туда прибыл также султан Рума Рукн-ад-дин. Побыв там несколько дней, [они] заключили договор о дружбе и установили мир, так что царь и султан стали отцом и сыном, и возвратились каждый в свою страну.

В этом же году Чафу Керамари, сестра царя Гетума, от тоски приехала [на могилу] своего отца Костантина, и, прибыв туда, она внезапно скончалась в крепости Ламброн, и была погребена в святом монастыре Скевр; после себя она оставила двух сыновей и трех дочерей.

В году 713 (1264) царь Гетум собрал свое войско и с многочисленной пехотой вторгся в пределы области Халеба, в городок Мардмер, а также Сырма и Фуга, захватил там богатства и небольшое число рабов, но царь Гетум с трудом спасся там от смерти ибо он в сопровождении двух своих оруженосцев и князя Костантина из Аплхаснана, отделившись от войска, спокойно вошел в город без доспехов и шлема. И вдруг его встретили 20 вооруженных воинов из неверных в доспехах, пришедших, чтобы войти в башню, находившуюся в городе, для защиты тех беженцев, которые спрятались внутри, и царь, столкнувшись с ними, не знал, что делать. Неверные не знали, кто он такой. Один из них с мечом напал на царя, но удар принял оруженосец Чослин. Он второй раз поднял меч, чтобы ударить царя, но на этот раз сам князь Костантии принял удар, отодвинув царя в сторону, и сам стал против врага. Неверные прошли в башню. Вот так царь и избавился от них и невредимым возвратился в свою страну с большой добычей. Было много радости для всех.

В этом же году Гетум опять собрал войско и напал на крепость Антап, но ничего не смог сделать и возвратился в свою страну. Спустя несколько дней, зимой, царь Гетум решил опять напасть на эту же крепость Антап, он дошел до городка Расас и расположился там, так как солнце зашло за облака и не появлялось в течение пяти дней. Из-за страшных бурь и дождей они не могли выйти из палаток. Тогда пострадали обслуживающие и простые пехотинцы. Затем они решили возвратиться, говоря, что бог не одобряет этот поход. С ними был врач-хирург, некий франк, по имени Мартин, пользовавшийся почетом у царя. В то время когда приближенные царя совещались [58] и одни говорили, что надо вернуться, а другие возражала он (Мартин.— А. Г.) обратился к царю со словами:

«О царь и князья, лучше вы в эту же ночь покидайте свои шатры, а не рассуждайте оставаться или не оставаться». Слова, которые он произнес, всем понравились, стали его расхваливать, и это (слова Мартина.— А. Г.) стало причиной того, что они мирно возвратились. В этом же году опять собрал войско царь Гетум, чтобы напасть на Халеб, захватить и разрушить его, но не смог это выполнить, ибо стояла зима.

В году 713 (1264) Хулагу-хан отправил своих бюра-петов и с ними многочисленные войска. Они дошли до неприступной крепости Прр, находившейся в руках неверных. Бюрапет, которого звали Турпа, осадил и сильно теснил крепость. Он разрушил также стены крепости с башнями и вызвал к себе царя Гетума, а царь в то время собрал свое войско и родственников в крепость Тил Хамтна и там проводил праздник Богоявления. Затем, спустя несколько дней, царь взял свои войска и пошел к Турпе, и, дойдя до Бамкдзора, он отправил 200 всадников из своего войска, чтобы они пошли вперед к Турпе, а за ними пошел сам. В это же время к царю и его старшему сыну Левону пришел гонец и сообщил о том, что у армянского парона Левона в январе родился сын в городе Мсисе... И кто может передать радость царя, знатных и простых по поводу этой благой вести. Даже многие [выходцы] из наихудших и уродливых племен, а также курдов удостоились почета и были возведены в рыцари.

И тогда царя известили о том, что Турпа вернулся в Прен, так как на него двинулся египетский султан. Царь, услыхав об этом, возвратился в свою страну. В этом же году в день праздника воскресения Иисуса Христа, в воскресенье Пасхи, в столице Сисе, в большой церкви святой Софии, рукой святого патриарха Костантина крестили сына армянского парома Левона и назвали его Костантином. По случаю этой радости двух сыновей армянского спарапета Смбата — Гетума и Василя, по прозвищу Татар, — и многих, других произвели в рыцари. В связи с этим устроили большие празднества. В этом году египетский султан Бейбарс Пундуктар со своим полководцем Смлмотом и другими знатными людьми, собрал свое войско и вторгся в страну Киликийскую, чтобы [59] захватить и разрушить ее. Армянский царь Гетум со своими родственниками — Смбатом, владетелем многих неприступных крепостей (Паперона, Смбатакала, Астрсая, Фархнуца, Папатула, Сика и Муранди), и Ошином, владетелем наилучших неприступных замков (Корикоса, Митизона, Маниона, Канча и других мелких крепостей), и другими своими знатными людьми и простонародьем собрал все свои войска и дошел до местности, названной воротами Антиохии, и там, заняв позиции, стал дожидаться неверных. А неверные со своими войсками дошли до области Антиохии и расположились на берегу реки Сев 151. Затем султан танком послал в разведку своих лазутчиков, которые пришли и увидели огромное войско верующих, ожидающих прихода султана. Эти лазутчики вернулись и рассказали султану обо всем, что они там увидели. Султан испугался вторжения в страну Киликийскую и вернулся в Египет. Царь и все его войско, поблагодарив бога, также вернулись в свои владения.

В этом же году 26 декабря брат царя Гетума Ошин, владетель Корикоса, скончался в столичном городе Тарсе 152. Его повезли и похоронили в столице Сисе, рядом с могилой отца.

В году 715 (1266) египетский султан вновь собрал войско и подступил к крепости, принадлежащей ордену крестоносцев, и захватил у них крепости Арсуф, Сафед и другие. Затем двинулись в сторону Киликии и достигли Дамаска и расположились там на несколько дней. Затем [султан] отправил своих послов вслед за послами царя Гетума, которые прибыли к султану, чтобы уговорить его установить мир между ними. Султан также хотел перемирия, но потребовал от царя некоторые крепости и местечки, расположенные на границе с его страной. Царь не исполнил его требования по двум причинам. Во-первых, из страха перед народом стрелков, которые могли подумать: «Армянский царь Гетум попал под влияние египетского султана, и все те местности и крепости, которые мы завоевали, царь отдал обратно султану». Во-вторых, султан требовал малоразрушенную местность Шех, о которой говорил: «Уступи мне это место, чтобы восстановить его для торговли и для вас и для нас». Царь не соглашался, ибо не хотел подчиниться его власти. Ведь он долгие годы был победоносным и [60] знаменитым царем, а султан был из дрянных рабов, и лишь впоследствии он (султан. — А. Г.) стал таким могучим, что все его боялись. Тем не менее царь много раз отправлял к султану знатных людей с драгоценными подарками, чтобы установить дружбу с ним, но султан не соглашался, а упорно требовал упомянутую выше местность. Султан со своим войском двинулся на Халеб. Он назначил командовать войсками знатных людей: некоего Смлмота, Алфи и халебского султана. Султан отправил их напасть на войска царя Гетума, на Киликийскую Армению, а сам остался там (в Халебе.— А. Г.). Они дошли до Никополиса и расположились у подножия горы Сев. Войска же Гетума были разделены на три части: часть находилась с царем, который отправился к народу стрелков, чтобы они поспешили на помощь его войскам, вторая часть находилась в той местности, которая называется Дурн, а третья часть пошла навстречу неверным и расположилась в местности, называемой Мари. Это было в понедельник. 23 августа 1266 года. На следующий день утром на рассвете, во вторник, двинулись неверные и достигли того места, где была расположена христианская армия. Недолго постояли лицом к лицу, и вдруг, под воздействием темной силы, войска верующих, не приняв боя, без сражения обратились в бегство. Но сыновья паря Гетума, армянский парон Левон и его брат Торос, отделившись от отступающих, пошли против неверных, сражаться с ними. И был убит Торос в этой битве, а армянского парона Левона, а также сына армянского спарапета Смбата — Василя, по прозвищу Татар, — и других, некоего Чиларта и Атома, захватили в плен и увезли в Сиc и посадили их в тюрьму в их собственном монастыре. Оставаясь там несколько дней, они разграбили город, предали огню все дома, все вообще сожгли, захватили и ограбили все, не было счету убитым и угнанным в плен, затем неверные стали сражаться за овладение крепостью, заставляя защитников этой крепости сдаться. Но те не сдавались. Тогда неверные, увидев, что не смогут овладеть крепостью, выжгли все в горных местностях и долинах, опустошили [все] кругом. Многие с женами и детьми нашли убежище в двух пещерах, которые в прошлом были замками, один под названием Кем, а другой — Бекнкар. Когда неверные [61] пришли туда, эти, увидев огромное количество неверных, растерялись от страха, не могли больше взяться за оружие и не в состоянии были им дать отпор. А неверные предали их мечу и истребили всех. Говорят, что в этот день было истреблено 20 тысяч человек. А остальных, кто уцелел от меча, они забрали с собой в плен и ушли, но не тем путем, каким пришли, а отправились в сторону ворот Антиохии со всей своей добычей. Захваченную добычу они продали в Антиохии, после чего ушли в свою страну, уводя с собой парона Левона, и как драгоценный подарок, привезенный издалека, его преподнесли султану. Когда султан увидел армянского парона Левона и Василя, по прозвищу Татар, он счел их более драгоценными подарками, чем десятки тысяч [монет] золота и серебра. Султан вместе с ними отправился в Египет и выделил для армянского парона Левона и Васяля небольшой особняк в городе Каире, назначил охрану и прислугу и постоянно чтил их и воздавал им почтение.

Армянский царь Гетум, узнав о происшедшем, от горя погрузился в глубокую печаль и не знал, что делать. Спустя несколько дней он стал искать пути для освобождения своего сына. С этой целью он отправил своих прислужников к султану, чтобы выяснить его намерения насчет возможности освободить армянского парона Левона. Но султан не хотел сразу высказать свое мнение об этом, так как царь армянский) каждый раз посылал ему все более драгоценные подарки. И после того как много раз преподнесли ему подарки, султан наконец открыл свое сокровенное желание. А именно: он имел храброго любимого друга (Хошташа. — А. Г.), который вместе с ним находился под властью халебского султана. Когда Хулагу-хан вторгся и разрушил Халеб, оставшиеся в живых обратились в бегство. Когда они вместе бежали (Бейбарс, который впоследствии стал султаном, и его друг), изнуренный конь Бейбарса приустал; его друг имел ретивого коня, тогда он сошел со своего коня и посадил на него Бейбарса, а сам отстал от своих, вследствие чего войска хана захватили его в плен и увели на восток. Бейбарс уехал в Египет, и ему впоследствии повезло: он стал султаном Египта. Но когда армянский парой Левон попал в плен к Бейбарсу, последний, будучи осведомлен о [62] дружественных отношениях Гетума с Абага-ханом, решил воспользоваться этим и освободить своего доброжелателя Хошташа, если он еще жив и возможно его найти. Тогда султан сказал представителям царя, которые прибыли к нему: «Передайте царю, чтобы он освободил моего Хошташа из рук народа стрелков и привел его ко мне, тогда я освобожу его сына Левона».

Узнав об этом, царь сразу же подготовил подарки, чтобы взять на восток, преподнести их Абага-хану и попросить его об освобождении [Хошташа].

В году 716 (1267) царь Гетум отправился на восток к Абага-хану и попросил его освободить друга султана Бейбарса, имя которому было Снгурашхар (Хошташ. — А.Г.). Хан обещал освободить его в том случае, если oн найдется. Царь по разрешению [хана] начал поиски, но Снгурашхара не нашел. Он с грустью вернулся в свою страну и отправил к султану сообщение, что не нашли его, и султан пробормотал: «Если его не привезете, то сына царя не освобожу».

В году 717 (1268) армянский царь Гетум, посоветовавшись со своими родственниками, решил опять отправить сына спарапета, боголюбивого князя Левона 153, к Абага-хану для повторных розысков Снгурашхара, Когда Левон прибыл к хану, чтобы искать Снгурашхара, он попросил разрешения у хана на поиски в армиях, расположенных в далеких и близких местах, хан разрешил и дал для сопровождения своих воинов. Они начали поиски, нашли Снгурашхара и с большой радостью возвратились в Киликию. Прибыв в столицу Сис, они отправили благовестников к султану известить его о том, что нашли того, кого он желал. А султан в это время со своими войсками двинулся на город Триполи и там много неприятностей причинил городу. Затем он взял свои войска и оттуда, за одни сутки пройдя пятидневный путь, внезапно появился у известного города Антиохии. После четырехдневной битвы он взял в субботу, 6 мая этот город. Никто те может рассказать ни о гех многих убийствах, которые совершились там, ни о несметных сокровищах, ни о многочисленных пленных, которых увели с собой в Египет. Но из армян немногие погибли там, ибо султан отпустил армян в страну Киликийскую, отпустил он также и спарапета Антиохийского со всей семьей в страну Киликийскую. [63]

Говорят, что из-за его подстрекательства выдали город султану. Метину может знать только бог.

Когда султан проезжал через Антиохию по пути в Египет, он отправил послов к царю Гетуму и просил послать заложника за своего сына Левона, чтобы султан его освободил, и когда он увидит сына Левона, то должен отправить к султану его друга Снгурашхара. Царь без промедления так и сделал, он в качестве заложников отправил племянников своих Ошина, сына сестры, и Раймонда, сына брата, а также Васака, владетеля Чанча, сына Костантина Тагавораайра.

По прибытии их к султану армянский парон Левон был тотчас освобожден и с большими подарками возврати чек в страну Киликийскую. Страна Армянская с ликованием вышла ему навстречу. После этого Снгурашхара в сопровождении князя Левона, сына Смбата Спарапета, отправили к султану. Когда султан увидел его (своего друга.— А. Г.), он сильно обрадовался и дал большие подарки князю Левону и вместе с ним освободил заложников, которые с многочисленными подарками возвратились в свою страну.

В этом же году царь Гетум созвал в столичном городе Мсисе собор с участием настоятелей, вардапетов и знатных людей, прибывших от восточных стран в Киликию в столицу Сис, и приказал выбрать самого достойного для патриаршего престола. Многочисленными молитвами и пожеланиями с одобрения царя и всех собравшихся 12 февраля в церкви святого Саркиса рукоположили католикосом Армении достойного вардапета Акопа. Это произошло в то время, когда армянский паром Левон еще находился в плену у египтян, но в том же году в июне был освобожден.

В году 718 (1269) в стране Киликийской произошло страшное землетрясение, многие районы превратились в развалины, в особенности пострадали жители гор Сев-Лера, неприступная крепость Сарвандав превратилась в руины, а ее жители все погибли. В святом монастыре Аркакагни все священники остались под развалинами стен. В горных местностях в числе других поселений была разрушена и крепость Дехнкар, земля во многих местах потрескалась. В том же году армянский парон Левон отправился на восток к Абага-хану. Последний его принял с почетом и с большими подарками вернул [64] в свою страну Киликию. В этом же году в июле 15 числа умер сын армянского спарапета Гетум и был похоронен в святом монастыре Млич.

В том же году 29 сентября в Тарсоне умер также второй сын Смбата Спарапета, Василь, и похоронили его в том же святом монастыре Млич, да помилует его бог. В этом же году 29 октября, во вторник, затмилось солнце, умер армянский царь Гетум в деревне Акнер, у подножия Бардзрберда. Труп его увезли в святой монастырь Дразарк и там похоронили возле гробницы святого патриарха Григора..., который перед своей смертью сошел с престола и стал монахом, по прозвищу Макар.

А в году 720 (1271) 6 января в столице Тарсе в святой Софии короновали сына царя Гетума — Левона— царем Армении. Все христиане собрались там, чтобы видеть радость этого достойного зрелища. В этот день народ получил вознаграждение, была амнистия и многие были освобождены. После роспуска собрания, спустя несколько дней, новокоронованный царь отправился в Исаврию, чтобы осмотреть эту область; после осмотра ее он радостный возвратился домой. В этом же году египетский султан Бейбарс Пундуктар выступил на страну Киликийскую, но царь Левон навстречу ему отправил послов, которые уговорили [султана] возвратиться в Египет.

После чего царь Левон отправился на восток к Абага-хану. Хан отдал в его распоряжение 20 тысяч воинов, которые должны были вместе с царем для защиты его страны отправиться в Киликию. А хан обещал спустя несколько месяцев приехать в Армянскую Киликию. Царь Левон, взяв с собой немногих из этих воинов, возвратился в свою страну... 154.

Комментарии

134. «Летопись» армянского полководца XIII в Смбата Спарапета является одним из ценных источников, повествующих об армяно-монгольских отношениях.

В ранее опубликованных текстах Смбата почти не было никаких сведений о монгольских завоеваниях, за исключением нескольких страниц, где рассказывалось о переправе монгольских войск через Сыр-Дарью и Аму-Дарью («История монголов», вып I, стр. 66—67), и нескольких слов о поездке Смбата в Монголию к Гуюк-хану (рукопись № 663, стр. 249).

В древнеармянских текстах «Летописи» Смбата Спарапета опубликованных в Москве в 1856 г. и в Париже в 1859 г, о монголах и об их завоеваниях также было сказано очень мало. Это относится и к трем рукописям Матенадарана: № 4584, 1900 и 4337. В Венеции в 1956 г. была опубликована недавно найденная рукопись «Летописи» Смбата Спарапета, датированная 1315 г. В ней имеются довольно интересные материалы о монголах и их завоеваниях. Мы перевели из указанного труда только ту часть, которая относится к армяно-монгольским отношениям и нашествию монголов на Ближний и Средний Восток и Закавказье.

В своем труде Смбат Спарапет рассказывает об армяно-византийских, армяно-грузинских, армяно-персидских, армяно-арабских и армяно-турецких отношениях. Довольно подробно Смбат говорят об истории эмиграции армян из Великой Армении в разные страны Запада, в частности в Византийскую империю.

В своей «Летописи» Смбат довольно обстоятельно рассказывает о монгольских завоеваниях. Интересные сведения он дает о Хорезме. Смбат сообщает, что «монголы разбили хорезмского шаха Дарбайна и обратили его в бегство». Затем он сообщает о взятии монголами городов Средней Азии. Подробно рассказывая о взятии Мараканды (Самарканд), он пишет, что шах Хорезма побежал на ту сторону реки и думал, что монголы не смогут форсировать ее Смбат продолжает: «Чингис-хан, глава татар, сделав мост из связанных лодок, перешел Гохон и захватил великий город Самарканд в четыре дня, но не мог пазрушить его в течение четырех лет. потому что Самарканд на турецком языке означает "богатый" город». Далее Смбат пишет о завоевании монголами румского султаната. В труде Смбата мы находим интересные сведения о путешествии армянского царя Гетума I в Монголию. После возвращения Гетума из Монголии он собрал большую армию и вторгся в Рум с целью отомстить за разрушение армянских областей рум-ским султаном во время его отсутствия. Одержав победу над румскими войсками, Гетум с ценными трофеями возвратился в свою страну.

Смбат подробно рассказывает о взятии Багдада монголами. Он сообщает некоторые данные о социальных противоречиях в феодальной Армении, о междоусобицах среди армянских феодалов и т. п.

В историческом труде Смбата Спарапета содержатся также достоверные данные по истории и географии стран Средней Азии и Ближнего Востока.

135. Киракос Гандзакеци эту историю описывает несколько иначе. Он говорит, что когда царь Гетум I увидел, что монголы разгромили такое могущественное государство, как Румское, он поспешил заключить с ними союз и отправил для этого своих представителей Бачу-нойон с радостью принял предложение армянского царя, предварительно потребовав выдачи матери, жены и дочери султана, нашедших убежище в Киликийской стране. По словам Киракоса, Гетум был очень опечален «Легче бы было мне, если бы они потребовали сына моего Левона, чем их», — говорил Гетум, но боязнь суровой кары заставила его выполнить требование монголов и выдать своих гостей (Киракос, стр. 270). Об этом см. также: Магакия, История о народе стрелков, стр 16; Магакия, стр. 76, прим. 29; Г.Алтунян, Монголы и их нашествия в XIII в., стр. 39

136. Тагавораайр — так в армянской исторической литературе называли великого парона Костантина, отца царя Гетума. Костантин Тагавораайр после смерти Левона II был регентом при царице Забелле. Впоследствии совершил государственный переворот, захватил власть, а сына своего Гетума объявил царем. Но так как сын был малолетним, он долгое время управлял сам.

137. Гундстабль — термин заимствован из старофранцузского языка (коннетабль). Получил объяснение в народной этимологии (в древнеармянском языке этим словом называли полководцев, командующих вооруженными силами страны). Эта должность была введена в Киликийской Армении при Левоне II.

138. Все указанные выше города находятся на территории Киликии

139. Нам кажется, что поездка Смбата Спарапета в Каракорум датируется здесь неправильно. Сам Смбат, говоря о своей поездке в письме из Самарканда, указывает дату: 1246 г. По нашему мнению, мы имеем дело с интерполяцией переписчика, так как в ереванской рукописи этой фразы нет. О поездке Смбата Спарапета в Монголию говорят также дпугие историки — современники Смбата (Киракос, стр. 301—302, 350; Мхитар Айриванеци, стр. 82; Магакия, стр. 17; «Мелкие хроники», т. I, стр. 81, 215: Иоанн Дарделл, Летописная история, СПб, 1882, стр. 17. На арм. яз.)

140. Об этом см. также: Алишан, Сисван, стр. 482, прим. 2.

141. Барсег — активный дипломат. Он вел оживленные переговоры с монгольскими ханами в их резиденциях. Сначала он посетил Бату, а затем отправился к Мункэ-хану. Барсег находился среди сопровождавших царя Гетума I во время его поездки в резиденцию Мункэ (Киракос, стр. 352; Алишан, Айапатум, стр. 462; «История монголов», вып. II, стр. 82, Ачарян, Словарь личных имен, т. I, Ереван, 1942, стр. 397.

142. Феодосия — г. Феодосиополь на Евфрате.

143 В тексте сказано так ... ***. Дословно можно перевести: «Если я сниму при людях плащ с нашего посланника на общее обозрение, то все вы погибнете». По нашему мнению, это символическое выражение равнозначно «бросить перчатку».

144 Бюрапет — темник, десятитысячник.

145. По сообщению Киракоса Гандзакеци, Китбуга потерпел поражение, потому что не обеспечил охрану своих войск (Киракос, стр. 152), а Магакия говорит, что, когда Хулагу-хан оставил его своим наместником, «татарский предводитель Китбуга не привял мер предосторожности, зашел в неприятельскую землю на десять дней пути ниже Иерусалима. Узнав об этом, поганые и нечестивые египтяне с большими силами иапали на татар, частью истребили их, частью обратили в бегство» («История монголов», вып. I, стр. 38). Имеются сведения, что Китбуга по происхождению был найманом, а по вере христианином («История монголов», вып. I, стр 97, прим. 71; Рашид-ад-дин, стр. 23; «Мелкие хроники», т. II, стр. 82).

146. Нахапет — глава рода, вождь племени, правитель в своих владениях.

147. О Харамане подробно рассказывает Алишан (Алишан, Сисван, стр. 293—395).

148. Текст в этом месте неясен. Возможно, что здесь переписчик допустил ошибку.

149 Хор — большие самодельные мешки.

150. О Понсузе подробно рассказывает Алишан (Алишан, Сисван, стр. 294, прим. I).

151. Сев — буквально означает черный, в средневековой армянской литературе встречается Сев лер — Черная гора, где было построено высшее учебное заведение Киликийского армянского государства. Вероятно, р. Сев протекает вблизи этой горы.

152. Столицей Киликийского армянского государства был Сис, а Тарс — одним из крупных городов.

153. Левон — сын Смбата Спарапета. Смбат имел пять сыновей: Гетума, Ошина, Костантина, Левона и Василя Татара. В своей поэме, посвященной его родословной, Смбат не упоминает Левона: вероятно, поэма была написана до рождения этого сына.

154. Далее «История» Смбата не содержит материалов по истории монгольских завоеваний и армяно-монгольских отношений.

Текст воспроизведен по изданию: Армянские источники о монголах. М. Изд-во вост. литературы. 1962

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.