Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НИКОЛАЙ СПАФАРИЙ

ПУТЕШЕСТВИЕ В КИТАЙ

I. Наказы и маршруты, данные Спафарию перед отправлением его в Китай.

(Это первое приложение к издаваемому путешествию Спафария по Сибири заключает в себе весь географический материал, которым располагал путешественник при отправлении из Москвы относительно различных путей в Китай; из наказов, данных Спафарию, можно судить о географических задачах его посольства.

Не знаю, откуда почерпнуто сведение, что Спафарий брал с собою для исправлений “Чертеж всему Московскому Государству” (см. статью Кедрова: Спафарий и его арифмология, Журн. Мин. Нар. Просв. 1876, I). Впрочем не подлежит сомнению, что ему известны были как “Большой Чертеж”, так и Годуновский Чертеж Сибири (исправленный в 1672 г.); вероятно, знаком был он также и с иностранными географическими сочинениями того времени, из коих некоторые уже переведены были тогда и на русский язык (сочинения Меркатора, Ботера, Клувера, Артхуса и др.).

1. Наказ, данный Спафарию при отправлении его послом в Китай.

Лета 7183 году февраля в 25-й день указал Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексий Михайлович, всея Великия, и Малыя и Белыя России самодержец, ехати Николаю Гавриловичу Спафарию для своих, Великаго Государя, дел к Китайскому богдохану в послех; а ехати ему с Москвы на Сибирские городы, на Тоболеск, а из Тобольска на Китайское государство на Калмыцкие улусы, проведав подлинно какими месты ближе и податнее.

Да про то ему, Николаю, проведать всякими мерами накрепко, будет впредь у Царскаго Величества с Китайским богдоханом дружба и любовь и ссылка будет, и в Китайское государство от государевы отчины, от Сибири, на которые [152] земли и улусы или кочевья ходить податнее, и не будет ли впредь в тех местех над государевыми людьми какия шкоды; и сухим путем, или водяным, или горами. И сколько от которого города и до котораго города, или улуса до улуса верст, или милей, или днищ.

И на чем сухим путем ходят, на лошадях ли, или на верблюдах, и сколько от которого города за провоз найму с вьюка дают; и в которой китайский украйный город из улусов или из каких мест ни буди приезжают. И сколько в Китайском государстве от которого города и места до которого ж города и места дорогою верст, или миль, или днищ считают. И на одно ли место и городы в Китай дорога лежит, или розныя дороги; и будет розныя, и какою дорогою ближе и безстрашно. И какие люди по дороге меж Сибири и Китайского государства живут, и которые князьки особные живут, и Великому Государю они послушны ли; и кто имяны те князьки и которых улусов, и нет ли где от них проезжим служилым и торговым людям шкоды. Или из тех князьков есть иные Государю и непослушны, а голдуют кому иному; и какими промыслы промышляют — о всем о том однолично ему проведать всякими мерами накрепко многими ведущими людьми до пряма. А проведав про то про все достаточно, написати в статейной список подлинно, по статьям, порознь всякую статью имянно, и все Китайское государство; и от Тобольска по дороге до порубежного китайского города изобразити все землицы, городы и путь на чертеже. Да и во всем ему, Николаю, будучи в Китайском государстве и едучи дорогою, Великого Государя делом промышлять и вестей всяких проведывати по сему Великого Государя наказу и смотря по тамошнему делу и как его Бог вразумит и Великого Государя именованье и чести остерегати и искати везде Великого Государя имя и во всех городах и местах выславливати и говорить то, чтоб было государскому имени к чести и к повышенью.

А как из Китай отпущен будет, и ему, выехав из китайских рубежей, для проведывания прямого пути к Москве на Астарахань послать, из которых мест пригоже, тобольских детей боярских дву человек добрых, да с ними подъячего [153] добра и велети им всем месты изыскивати путь на Астарахань, чтоб впредь могли с Москвы для торговаго пути и промыслу ходить в Китайское государство через Астарахань.

И как они тот путь обыщут и в Астарахань приедут, и из Астарахани ехати им к Великому Государю к Москве (Спафарию не удалось выполнить это поручение. В статейном списке посольства сказано, что для проведывания пути к Астрахани хотел Спафарий послать из Китая в Бухарскую землю, будто для покупки ревеню, но китайские власти ему этого не позволили.). А самому ему, Николаю, с хановыми послы, буде с ним будут отпущены, ехати к Москве тем же путем, которым он ехал в Китайское государство. А на Москве явится и всему тому статейный список и описание Китайскому государству и дорогам, на которыя места с Москвы в Китай, и с Китай к Москве ехал, подать чертеж в посольском приказе боярину Артемону Сергеевичу Матвееву да дьяком — думному, Григорью Богданову, Ивану Евстафьеву, Василью Бобинину, Степану Пояркову, Емельяну Украинцеву.

2. Докладная выписка, служащая дополнением к предыдущему наказу.

За Китайским государством на востоце, во Окияне море, от китайских рубежей верст с 700, лежит остров зело велик, имянем Иапония.

И в том острове большее богатство, нежели в Китайском государстве, обретается, руды серебряныя и золотыя, и иныя сокровища. И хотя обычай их и письмо тожде с китайским, однакожде они люди свирепии суть и того ради многих езувитов казнили, которые для проповедывания веры приезжали (Почти тождественны сведения о Японии, которые сообщил Спафарий в своем статейном списке. “В Пекине”,— говорит он,— “приходили к нему, Николаю, два езуита, и Николай спрашивал их, откуду они в начале и как пришли в Китай. И они говорили, что многие годы есть, как они пришли в первые из Епонскаго острова, который остров превеликий и богатой от Китай 700 верст, и по их речам недалеко будет от устья Амурского”.). [154]

Меж востока и полудня, за Китайским государством лежит остров имянем Фромоза, который не так великий, яко богатый есть. И в том острове, пишут, что недавно Галандцы морем приходили и завладели того острова и крепость учинили.

В порубежных на полуднях лежит Индия. И как пишут езувиты, с карваном сухим путем приходили от стольнаго города китайского Камбалыка до стольнаго ж города Индийскаго царя Агра в 214 днях и с вьюками, потому что часто приходят карваны сухим путем из Индии в Китай, и из Китай в Индию.

А на западе порубежный с Китайским государством суть степи пустыя, в которых кочуют многих народов Калмыцких и Татарских.

А на северную страну живут Татары Мугальские, которые и прошлого году присылали послов своих, и ныне к его Царскому Величеству посылают; а с тем Мугальским есть порубежное царство Сибирское.

А на докладной выписке помета дьяка Василья Бобинина такова:

Написать Николаю (Спафарию) в наказ, чтоб он обо всем том проведал имянно и в статейный список написал.

3. Справки об отправлениях в Китай Федора Байкова, Сейткула Аблина и Игнатия Милованова, доставленные из Сибирского приказа в Посольский приказ в 1675 г.

(Выписку из статейного списка Федора Байкова, присланную для отпуска в Китай Спафария из приказа большой казны, мы здесь не помещаем в виду того, что описание пути Байкова достаточно известно по изданиям Сахарова (Сказания Русского народа, т. II) и Спасского (Сибирский Вестник 1820 г.). О путешествии Байкова также подробно говорено в нашем введении.)

В прошлом во 182 году, июля в 13-й день, в Сибирской приказ к околничему к Родиону Матвеевичу Стрешневу в памяти за твоею Васильевой приписью написано: Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа Великия, и Малыя, и Белыя Руси самодержец, указал прислать в посольский приказ к тебе боярину, к Артемону Сергеевичу Матвееву и [155] к вам дьякам — думному к Григорью Богданову, и к Ивану, и к Василью отпуск в Китайское государство Федора Байкова и приезд его к Москве, а также отписать, на которые городы в Китайское государство путь належит, летом и зимою одним ли путем ездят, и водяной путь есть ли.

И по указу Великаго Государя в Сибирском приказе выписано: Отпуску Федору Байкову в Китайское государство из Сибирскаго приказу и приезду его в Сибирский приказ не было, а отпуск ему был из приказу большие казны.

А во 177 году по указу Великаго Государя послан в Китайское государство тобольский Бухаретин Сейткул Аблин с товарыщи. А в статейном списке Сейткула Аблина 183 написано: ехал де он из Тобольска в Китайское государство мимо Тары города до Ямыша озера. А от Ямыша сухим путем на Аблаев улус; а от Аблаева улуса на урочище на Акбазар речку, а с той речки в улус к Чокуру-Абаше. А от Чокура-Абаши на Сенгин улус, а от Сенгина улуса на Мугальскую землю до улуса Елденя-тайши, а от Елденева улуса до Мугальсково тайши Катана-Баатыря улусу. А от Катанова улусу мимо Лабина улусу до улуса Саина-хана. А из того улусу до границы Китайскаго государства, а от границы к китайской каменной стене, к воротам. А из Китайскаго государства ехали через Мунгальскую землю на Калмыцкой Паганев да Араптаров тайше улусы, а от того улуса к Ямышу озеру. А от Ямыша озера водяным путем в Тобольск в судех, в которых судех приходят в Тобольск к Ямышу озеру по соль.

Да из Тобольска водяным и сухим и зимним путем ходу в Дауры (Это — путь, избранный Спафарием после расспросов, которые он делал в Тобольске, хотя, по наказу, ему предлагалось ехать в Китай через Калмыцкие улусы, то есть, путем Байкова, Сейткула Аблина и Перфильева (см. первую отписку Спафария к Царю в приложении II-м).) мимо Сургут, Нарым, Кецкой, Енисейск. А из Енисейска таким же путем да через Байкал море до Нерчинского и Албазинского Даурских острогов; а другой путь — мимо Илимского.

А по отпискам из Даур Данилы Аршинсково, и по [156] челобитной, и по сказкам Даурских служивых людей (Здесь идет речь об Игнатии Милованове и его товарищах, отправленных в 1670 г. из Нерчинска Данилой Аршинским. Более подробно маршрут Милованова изложен в предлагаемой выписке. В Дополнениях к Актам Ист. (т. VI, № 6) помещены также документы касательно посольства Милованова, в которых впрочем топографические сведения о его пути через Китайскую Даурию значительно короче, нежели в издаваемых нами архивных документах.), ход в Китайское государство из Даур от Нерчинского де острогу на лошадях верхи до Аргуни реки; а живут де в тех местех нерчинские государевы ясачные люди Торгуты (Тунгусы? (сравн. выписку о пути Милованова).). А от Аргунн до Гана и до Кайлара рек; а меж теми реками кочюют Мугальские царя Чеченкановы люди Баргуты. И от Кайлара к Зайдуну реке; и подле тое реки живут временем Богдойскаго царя люди торг чинить, кочевьем, и хлеб сеют. А от Науни до стены и города каменнаго; а в городе живут Богдойскаго царя люди. А от стены из города в Китайское государство мимо каменных семи городов; а живут в тех местех Китайские ж люди. А от Китайского до Нерчинского острогу вниз Амуром рекою в судех до Албазинского острогу сухим путем на лошадях Богдойскаго царя до людей. А ныне на тех местех, которыми месты в Китайское государство ходили Федор Байков и Сейткул Аблин, и из Даур на путех какие иноземцы живут, и в Китайское государство теми месты идти мочно ль, того неведомо, и о том из Сибирского приказу в прошлом во 182 году июля в 17-й день в посольской приказ к тебе, боярину к Артемону Сергеевичу Матвееву, и к вам, дьяком, к думному к Григорью Богданову, и к Якову, и к Василью писано.

 

4. Выписка о пути Игнатия Милованова (Этот же Игнатий Милованов отправлен был Спафарием в Китай из Енисейска с известием о посольстве. См. в приложении II-м седьмую отписку Спафария к Царю и наше примечание к ней.) из Нерчинского острогу до Китая (1670 г.).

Августа в 29-й день в Сибирском приказе Даурские [157] служилые люди, которые присланы из Даур Богдойскаго царя с листом к Москве, Игнашко Милованов, Антошка Филев, Гришко Кобяков, как они посланы были из Даур к Богдойскому царю в посланниках, по допросу сказали:

В прошлом де во 178 году апреля в 9-й день по указу Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича... послал их Игнашку и Антонка и Гришку да с ними Даурских же служилых людей 3-х человек из Даур из Нерчинского острогу Данило Аршинской к Богдойскому царю с его Богдойскаго царя Даурскими людьми, которые приезжали в Нерчинской острог для торгу с Шарадаем с товарыщи. А что им Богдойскому царю говорить, и о том дал им Данило Аршинской наказную память.

И ехали де они, Игнашка с товарыщи, к Богдойскому царю из Даур от Нерчинского острогу на лошадях верхи до Аргуни реки семь днищ; а та река велика и большими судами ходить мочно. А живут де до тое реки государевы ясачные люди Тунгусы Нерчинского уезду, а за тою де рекою государевых ясачных людей нет (Итак, граница русских владений в 1670 году считалась по р. Аргуни. Между тем в издаваемом путешествии Спафария находим известие, что граница Сибири с Китаем проходит по речке Улучи под хребтом Таргачинским (Хинь-ган). Такое разногласие объясняется новыми завоеваниями Русских в пятилетний период (1670—1675 гг.), о которых находим сведения в отписке Енисейского воеводы Приклонского 1675 г. о походе Албазинского прикащика Михаила Черниговского в Китайские улусы на р. Ган (Доп. к Акт. Ист., VI, № 133); эти местности были тогда приведены в ясачный платеж.).

А от Аргуни реки до Гана реки ехать Мугальскаго царя Чеченка новыми людьми Баргуты два днища; а те де Баргуты кочевные. А Ган река мелка, местами на лошадях переезжают; а широтою будет с Москву реку.

От Гана до Кайлару же реки ехали три днища; а Кайлар река такова ж широка, что и Ган река, а бродов чрез тою реку нет, потому что глубока. А меж теми Ганом и Кайларом реками кочуют те ж Баргуты. А те де они две реки перевозились в батах, а делали они те баты сами. [158]

От Кайлара реки ехали к Задуну реке до броду с полднища и меньши и через тою Задун реку переехали на лошадех. И та Задун река мелка и узка. И подле тое Задуна реки ехали вверх до камени полтора днища; а тот камень не высок: на лошадях верхи и на телегах ездить мочно. А подле Задуна реки живут временем Богдойскаго царя люди Торгочины.

А от того камени Богдойскаго царя до ясачных Даурских пашенных людей и до Науна реки ехали три днища. А Наун река велика и глубока: большими судами ходить мочно. А живут меж каменем и Науном рекою Богдойскаго царя люди Торгочины кочевьем и хлеб сеют. И у тое Наун реки встретили их, Игнашку с товарыщи, Богдойскаго царя два боярина да дьяк, да с ними сорок человек служилых людей, и их приняли и везли с собою вместе наскоро на заводных подводах до Китайскаго государства; а до Науна реки ехали они на своих лошадях.

И от Науна реки ехали до стены каменные 10 днищ... А от Нерчинского острогу до Китайскаго государства подле рек лесы: топольник, осоковник, ивняк, черемошник да в редких местех сосняк; а на степях местами черносливник и орешник. Да до Китайского государства за четыре днища лес дуб, липняк, клен, ясен.

(Далее следует уже описание Китайского государства, не имеющее отношения к первой части путешествия Спафария, издаваемой нами).

 

5. Досмотр Ново-Селенгинского острога и его окрестностей, произведенный в 1673 г. тобольским сыном боярским Степаном Поляковым.

(Список с доезду Полякова вытребован был из Сибирского приказа для сообщения Спафарию перед его отправлением).

182 года, июля в 15-й день, в указе Великаго Государя из Сибирскаго приказу в посольский приказ за приписью дьяка Григорья Порошина написано:

В нынешнем во 182 году, июля в 13-й день, в указе [159] Великаго Государя в Сибирской приказ за Васильевою приписью написано: Великий Государь указал прислать в посольский приказ Тобольскаго сына боярскаго драгунскаго строю капитана (Преобразование сибирских войск в полки рейтарские, драгунские и солдатские совершено было в 1661 г. (см. летопись Сибирскую Ильи Черепанова). Драгунский капитан Степан Поляков в 1679 г. был назначен начальным человеком Исетского острога (см. Доп. к Акт. Ист., VIII, 219, 220); более о нем ничего неизвестно.) Степана Васильева сына Полякова, и для чего он посылан в Селенгинский острог отписать и с чем прислан и какие с ним есть чертежи.

И то все прислать к отпуску в Китайское государство переводчика Николая Спафария в посольский приказ не замотчав.

И по указу Великаго Государя в Сибирском приказе выписано: “В прошлом во 179 году, июля во 2-й день, по указу Великаго Государя послана его Великаго Государя грамота в Тобольск к боярину и воеводам ко князю Ивану Борисовичу Репнину с товарыщи велено послать из Тобольска в Селенгинской острог из тобольских детей боярских добраго и знатнаго человека того острогу досмотреть тот острог, впредь Великому Государю прочен ли и ясак в сборе и прибыл из того острогу будет ли; и близко того острогу какие иноземцы живут и ясак Великому Государю платить учнут ли, или близко того острогу живут Калмыцкие или Мугальские люди, и не чает ли от них к тому острогу приход и служилым и промышленным людем обид и разоренья. А как тот сын боярской из Селенгинского острогу в Тобольск приедет, о том велено отписать и досмотру его список прислать к Москве”.

Вследствие этого указа воевода Тобольский Петр Михайлович Салтыков, сменивший князя Репнина, по возвращении из Селенгинского острога сына боярскаго драгунскаго строю капитана Полякова отправил последняго в Москву вместе с представленными им “списком досмотру и чертежем всяким крепостям”.

А в Сибирском приказе тот Поляков подал доезд за своею рукою, да два чертежа: один — Селенгинскому острогу, [160] который чертеж писан в Тобольской отписке, а другой — чертеж — сверх Тобольской отписки — Енисейску и Селенгинскому и иным острогам; и Даурам, и Мугалам и Китайскому и Никанскому государствам. И про тот чертеж, что сверх отписки Тобольской он, Степан, в Сибирском приказе сказал: Делал он тот чертеж едучи из Тобольска к Москве на дороге на Чюсовой в Строгонове городке подлинной сам, для того что в Селенгинском остроге и в Енисейску иконников не было писать никому. А в Тобольске от того чертежа не делал, для того что посылки себе к Москве не чаял. И тот чертеж подал он в Сибирском приказе с тем Селенгинским чертежем и статейным списком, для того что он, Степан, в тех местех бывал. И по указу Великаго Государя из Сибирскаго приказу в посольский приказ к тебе, окольничему к Артемону Сергеевичу Матвееву, да к дьяком сын боярский драгунского строю Степан Шляков и два чертежа (Второй из этих чертежей, представлявший всю местность от Енисейска до самого Китая, мог быть особенно полезен для Спафария, и вероятно, дан был ему из Москвы.) и досмотру его Степанова список послан Сибирского приказу с подъячим с Алексеем Чешихиным.

Список с доезду.

“181 году (1673 г., то есть, за два года до проезда Спафария через Селенгинский острог.), ноября в 23-й день, по указу Великих Государей и по Государевы грамоты и по Тобольской наказной памяти боярина и воеводы князя Ивана Борисовича Репнина с товарищи послан из Тобольска в новой Селенгинской острог драгунского строю капитан Степан Поляков для дозору новаго острогу, и каковы в нем крепости и около его какия есть угодья, и много ли пашенных земель, и какие живут люди, и то писано в сем списке ниже сего порознь по статьям именно.

И по его, Степана Полякова, досмотру новой Селенгинской острог поставлен в Мугальской земли на усть Чика реки над Селенгою. И с приходу от Селенги с западную сторону стены [161] мерою 28 сажень 1 аршин; а в стене поставлены две избы, а на верх изб свершено по башенному. А на одной избе наверху на башне поставлена караулка теплая мшеная с печью для зимнего караулу. И меж избами в стене острожной порозжие большие ворота, и над воротами поставлена бревенчатая часовня. А с приходу в киоте образ грозных сил воеводы Михаила Архангела. А от ворот на правую руку до избы в стене 40 острожин, а от избы на правую ж руку в стене до угла острожного 60 острожин. А на левую руку, идучи в ворота, от ворот до избы 30 острожин. А от избы на левую ж руку до угла острожного 70 острожин. А с северную страну мерою стена 19 сажень, а острожин в ней 220 острожин и 3 быком, а бык на углу поставлен с подошевным боем и с верхним. А с восточную сторону стена 28 сажен 1 аршин, а острожин в стене 350, а на углу бык с подошевным боем и с верхним, а середи стены калитка и ворота с замком. А от быка с полуденную сторону стены 19 сажен 2 аршина, а в стене 220 острожин. А в том остроге поставлен малой острог к востоку, в малом остроге в стене поставлены две избы, а на избах поставлены вышки, а свершены по башенному: одна вышка выше большого острогу и видет в поле далеко, и на той вышке в летнее время живет караул.

А острог сверху покрыт тесом и середний бой, а бламы намощены тесницами, по шти и по осми тесниц.

А на остроги катки кладены слеги для приступнаго времени. А в большем острогу кругом поставлены 12 анбарцев их казачьих для летняго времени. А кругом всего острогу надолбы и около церкви.

А за острогом в надолбах поставлена церковь Божия во имя нерукотвореннаго образа Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, а другой престол — образ во имя Михаила Архангела, а 3-й престол — во имя Николы Чудотворца и с Деисусы, а Деисусов — три пояса с Апостолы, и с праздники господские и с пророки. А от острожнаго углу до церкви 17 сажен 1 аршин; а поперег по паперти 5 сажен, да от олтарнаго угла на восточной стране 4 сажени. [162]

А за острогом к Селенге реке от казачьи строенье поставлено изб и дворов 21 двор.

А вниз по Селенге реке от Селенгинского острогу ехати легким конем 2 дни построена заимка, а на заимки поставлено 6 изб и дворов.

А в прошлом во 178 году Енисейского острогу казачей десятник Любимко Федоров на той заимке для опыту и поселенья на Великих Государей спахал 3 осминника, а на 3 осминника посеяно 4 пуда ржи ко 179 году; а в ужине тое ржи было на тех трех осминниках 4 сотницы 40 снопов, а в умолотех вымолочено того хлеба 84 пуда. А во 179 году он же Любимко спахал на Великих Государей десятинку ко 180-му году и посеял на ту десятину 5 пуд ржи; и в 180 году в ужине 6 сотниц 89 снопов, а в умолоте 92 пуда ржи. И обоего за расходом аманацким по перемере Степана Полякова того хлеба и в анбар всыпано 166 пуд. А у него же Любимка на его заимке на себя и у служилых людей ко 181 году своей пахоты спахано и посеяно у них на себя 29 десятин и около их казачьи заимки выше и ниже пахатной земли по его Степанову досмотру человек на 60 и больши будет. Да в 180 году у него же, Любимка, спахано и посеяно на Великих Государей ко 181 году полторы десятины и посеяно полвосма пуда ржи.

А около Селенгинского острогу кочюют Мунгальского Очироя-Саина-хана и Гыгана хана их тайши многие улусами своими, Мунгальские многие люди. А есть Тунгусы, живут по сторонним рекам: вверх по Хилку и по Чикою. А от Селенгинского острогу езду до тех Тунгуских людей конем ехати 5 дней, и живут вверх по тем рекам многие неясачные Тунгуские люди за Мунгальскими людьми, а ясаку они Великим Государям не платят; а не многие люди Тунгуские платят ясак Мунгальским тайшам.

А вверх же по Селенге реке ехать дней с 10 конем и больше, и в ту-де Селенгу реку пал исток с правую сторону из Косогору озера, а то-де озеро, Косогор зело велико, и около того озера живут люди сидячие и кочевные Баргуты и Тувинцы и Тунгусы, и по их иноземской сказке будет луков сот с пять и больши. А Селенгинских служилых людей малолюдство, и тех неясачных людей Великим Государям в ясачной платеж и [163] в вечное холопство привести не мочно, потому что те люди стали за Мунгальскими людьми, а с Мунгальских тайшей и с их улусных людей ясачнаго платежу потому ж не чаю, что Мунгальских розных тайшей и их улусных людей многолюдство, и ясак платят те Мунгальские люди своим Мунгальским ханом и тайшам.

А соляное озеро от Селенгинского острогу по нем ехати день целой, и соль садится бела, и урядна, и солка; а около Селенгинского острогу рыбныя угодья и зверей ловят много.

Да он же, Степан Поляков, Табунуцкого мунгальского лабу, имянем Сорзея, да манзея его Чанбая спрашивал: от Селенгинского острогу до Китайского государства много ли езду. — И тот Табунуцкой лаба и манзей сказали: ехать-де от Селенгинского острогу до Китайского государства тихою издою со вьюками конем месяц, а что ж де верблюдами идти и быки и овцы гнать от Селенгинского острогу до Китайского государства ехать самою тихою ездою — полтора месяца. А в Китайское государство чрез Селенгинской острог дорога путем ехать близко, а подъемами перед иными дорогами будет в полы. А от торговых людей в пошлинах будет Великим Государям сбор и прибыль большая, а в ясашном сборе Великим Государям будет сбор и прибыль большая ж. А как будет в Селенгинском остроге многолюдство, и буде Великие Государи изволят прислать в Селенгинской острог людей на прибавку, и Братцких и Тунгуских неясачных людей и иных землиц мочно будет привесть под государскую высокую руку и в ясачной платеж. А которые ныне в Селенгинском остроге служилые люди, и тем служилым людям Великим Государям службы показать не кем, и прибыли от них не будет, и приказного человека у них нарочитого нет же. А по его, Степанову, досмотру и дозору в той земле и в Селенгинском остроге Божиею милостью и Государей счастием и святою его государскою молитвою однолично будет прибыль большая, а жить в той земле и быть в Селенгинском остроге опасливо и с великим береженьем.

181 году, генваря в 20-й приезжали в Селенгинской острог из каменнаго города, от Мунгальскаго Кутухты ламы, большого [164] его Кутухты ламы посланники, для послования и торгу, Мунгальские люди 6 человек, имянем Шабанай-Зайсан, Чиндобони, Билкиту, Ирника, Карча, Кичикту, и дозорщику Тобольскаго города драгунскаго строю капитану Степану Полякову на посольстве и в речах своих сказали: Есть-де Тола река, а пала в Оркон, а Оркон пала в Селенгу выше Селенгинского острогу. И по Толе вверх поставлен город каменной, а в том городе живет большой Кутухта лама всей Мунгальской земли. А ставили-де тот город 7 лет в нынешних не в данных годех. А от Селенгинского острогу ехать конем 10 дней. А в том городе у них родится золото и плавят на хана на Очироя-Саина Мунгальского, а мастеры-де у них свои Мунгальские земли. А ту-де речь говорили на посольстве не скрытно, а толмач был Селенгинского острогу служилой человек Иван Григорьев Бодорой и при многих служилых людях.

А служилых людей в Селенгинском остроге сто сорок девять человек”.

 

6. Маршруты на реку Амур, данные Спафарию (из Москвы).

На великую реку Амур плавною итить (Путь Ерофея Хабарова в 1648 году.):

Не доплыв до Якуцкого острога за пять дней впала в Лену реку Алекма река; в том месте острожек Великого Государя Алекминской. И тою рекою Алекмою вверх до реки Тугура дощениками недель шесть, а легкими судами недели четыре.

А Тугуром рекою итить до Тугурского острожку шесть дней вверх же; а ныне тот острожек пуст: запустел при воеводе Голенищеве-Кутузове. А от того Тугурскаго острожка чрез Тугур реку и чрез Нюгзю реку волоку сухим путем десять дней до край Амура реки великой.

А зимним путем нартами пять дней итить.

А перешедши волок на усть Урки реки, ту делать суды на Амуре великой реке, а в том месте никаких людей нет.

А пониже того плыть день стоит городок, Албазин [165] словет, живут ныне в нем казаки, которые сбежали с Илимского острогу. На Амуре реке, на берегу тот городок.

Другой ход на ту ж великую реку Амур (Путь Василия Пояркова в 1643 году.):

Из Якуцкого острогу плыть Леною рекою до Алдана реки сутки.

А Алданом итить вверх семь недель и меньши, только ветров встречю не будет, до Тонтора реки; а тут, на Тонторе реке, Великого Государя ясачное зимовье к Якуцкому острогу.

Да Тонторою рекою итить вверх же неделя до Катыма реки.

Да сухим путем итить волоку пять дней до Зеи реки, тут суды делать.

А Зеею рекою наниз в Амур реку великую плыть недели две и меньши, только ветров не будет.

А в том месте по Зее реке живут многие люди, Тунгусы и Дауры пашенные, а не воинские, хлеба у них и животины всякой много.

А Алданом рекою итить на великую реку Амур ближе, и кормнее и лутче Алекмы реки, и порогов нет; а Алекмою рекою двенадцать порогов великих.

Текст воспроизведен по изданию: Путешествие чрез Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Николая Спафария в 1675 году // Записки русского географического общества по отделению этнографии, Т. X вып. 1, СПб. 1882

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.