Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НИКОЛАЙ СПАФАРИЙ

КНИГА, А В НЕЙ ПИСАНО ПУТЕШЕСТВИЕ ЦАРСТВА СИБИРСКОГО

На левой стороне деревня Кежма, от острова Наратаева 2 версты.

На той же стороне речка Кежма. А на той речке поставлена мелница, и сбирают на Великаго Государя; от деревни Кежмы пол 2 версты. А как идешь от деревни Кежмы, и от того места идут все острова, и другого берега не видать.

На той же стороне деревня Огородникова, от речки Кежмы 5 верст.

Августа в 24-й день. На той же стороне деревня Кромилова, а под деревнею речка Мамырь, от деревни Огородной 4 версты. [109]

На правой стороне деревня Софронова, а под деревнею речка, от деревни Кромиловы в версте.

На той же стороне остров великой, от деревни Софроновы 3 версты.

А против острова на левой стороне заостровка. А остров верст на 7.

На левой стороне деревня Суворова, от острова пол 2 версты. На правой стороне остров верст на 5, от деревни Суворовы 4 версты. А против острова островки есть маленкие.

Августа в 25-й день. На левой стороне деревня Смородинова, от острова 3 версты. И против той деревни Смородиновы искали жемчюг в реке Ангаре. И в тех местех жемчюгу сыскали неболшое, и велми мелок; толко сыскали одно в гороховое зерно грецкое.

На левой стороне реки Ангары протока, от деревни Смородиновы пол 5 версты, а протокою ходу 2 версты.

Посередь реки Ангары остров, от протоки верста. А остров на версту.

На левой стороне остров, от острова 2 версты.

На правой стороне протока, от острова 3 версты, а выше той протоки 3 острова версты по 2.

Посередь реки Ангары остров версты на 3, а лесу на нем нет, а выше того острова остров великой же версты на 3.

Посередь реки Ангары остров версты на 4, от острова полверсты.

Посередь реки ж остров версты на пол 2, от острова полверсты.

На левой стороне реки Ангары заостровка, от острова верста. А против той заостровки на правой стороне остров неболшой, а тою заостровкою ходу верста.

На левой стороне протока, от заостровки верста.

На той же стороне речка Нижнея Баянка, от заостровки 2 версты.

На той же стороне речка Середнея Баянка, от реки Нижней Баянки 4 версты.

На той же стороне речка Верхняя Баянка, от Середней Баянки 5 верст. [110]

Августа в 26-й день. На той же левой стороне заостровка, от Верхней Баянки 3 версты.

Посередь реки Ангары остров каменной, от заостровки 5 верст. А остров каменной на пол 2 версты. А выше того острова остров на версту.

Посередь реки Ангары остров каменной, от острова полверсты. А выше того каменнаго острова остров на полверсты.

Посередь реки Ангары остров каменной, от острова каменнаго с четверть версты. А остров каменной на 3 версты. А выше каменного острова остров маленкой.

На левой стороне речка, от острова маленкого верста.

Посередь реки Ангары остров на полверсты, от речки верста. А против острова речка.

Посередь реки Ангары остров маленкой, от речки полверсты. А выше острова с полверсты островок же маленкой.

На левой стороне заостровка, от островка полверсты. А заостровкою ходу полверсты. А выше заостровки речка.

На той же стороне деревня новопашенных, от речки верста, а под деревнею речка неболшая.

Посередь реки Ангары остров неболшой, от деревни пол 2 версты.

Августа в 27-й день. На левой стороне речка, от острова 3 версты.

На той же стороне речка, от речки 2 версты. Посередь реки Ангары остров, от речки пол 2 версты. На той же стороне заостровка, от острова верста. На той же стороне деревня пустая, Илимского уезду, от заостровки верста.

На той же стороне заостровка, от деревня пол 2 версты.

На той же стороне деревня Илимского уезду, от заостровки 2 версты. А против деревни остров.

На левой стороне деревня Потапова, от острова верста, а ниже деревни речка.

На правой стороне на острову деревня Огородникова, от деревни Потаповы 2 версты.

На левой стороне деревня Илимского уезду, от деревни Огородниковы 3 версты. [111]

На той же стороне деревня Илимская, от деревни 8 верст.

На той же стороне деревня Илимского уезду, от деревни 4 версты. А выше той деревни с четверть версты деревня Илимского ж уезду. А как их называют, того не ведомо, для того, что поселены вновь. А выше деревни протока, а протокою ходу 3 версты.

На правой стороне остров, от протоки верста. А против острова на левой стороне заостровка, а ходу ею верста.

На левой стороне деревня новопашенных, Илимского уезду, от заостровки верста.

На той же стороне деревня Задорина, Илимского ж уезду, от деревни новопашенных 2 версты. А выше той деревни с полверсты остров на версту.

На той же стороне деревня Шербакова, от деревни Задорины 3 версты.

На той же стороне деревня Ендина, от деревни Шербаковы 3 версты. А ниже той деревни речка Нижняя Енда, а выше деревни с четверть версты речка Верхняя Енда.

На правой стороне реки Ангары остров, от деревни Енды 2 версты.

На левой стороне река Уда, а по ней живут пашенные крестьяне и брацких юрт много. А вытекла та река из гор; от острова 3 версты. И от реки Уды пошел Балаганский уезд. И на усть реки Уды брацкия юрты есть же.

Посередь реки Ангары остров, от реки Уды 8 верст.

Августа в 29-й день. На левой стороне протока, от острова 7 верст, а протокою ходу I3 верст.

На той же стороне заостровка, от протоки полверсты.

На той же стороне юрты брацкия, от заостровки полверсты. А юрты у Братов войлочныя. А платья носят по калмыцки и скоту всякого: коней, коров и овец много. А выше тех юрт речка Еловая.

На той же стороне протока кривая, от речки полверсты. А протокою ходу 5 верст.

А против той протоки юрты брацкия.

На правой стороне остров, от протоки верста.

На той же стороне остров, от острова полверсты. [112]

На левой стороне гора высокая, а имянуют ее Ковригою. А против той горы шивера. И в том месте быстреть великая, от острова верста.

А против горы три острова.

На той же стороне протока, от горы полверсты, а протокою ходу 2 версты.

Августа в 30-й день. На той же стороне юрты брацкия, от протоки 8 верст.

На той же стороне протока кривая, от юрт 6 верст.

На правой стороне яр Красной, от протоки верста.

На той же стороне реки Ангары река Унга. А течет из степи. А по ней живут Браты. А на устье той реки Унгн юрты брацкия, от яру Красного 5 верст.

А против реки Унги остров Сосновой.

А выше Соснового острова стоят 2 острова: один великой, и называют его Коневым, а другой — маленкой.

На правой стороне острог Балаганской. А стоит при берегу реки Ангары. А служилых людей, казаков с 20 человек, да два двора пашенных крестьян. А церкви в остроги нет. А острог зело мал.

Да в Балаганском же остроге взяты во аманаты из лутчих людей из Тунгусов и из Братов по 2 человека для того, чтоб Великому Государю Тунгусы и Браты не изменили.

А против острога, на левой стороне степь.

На правой стороне протока маленкая, от острога Балаганскаго 2 версты.

А против проточки два островка маленких. А против островков на левой стороне протока болшая, а тою протокою не ходят.

А меж протоки и реки Ангары остров великой.

На правой стороне реки Ангары степь великая. А против той степи, на левой стороне на великом острову луга хорошие, от проточки 6 верст.

На той же стороне юрты брацкия великия зимния. А стоят против великого острова.

А ниже тех юрт с полверсты протока, а тою протокою не ходят. [113]

Августа в 31-й день на правой стороне реки Ангары юрты брацкия зимния, а выше тех юрт на левой стороне остров маленькой, от юрт 10 верст, и в том месте ниже острова с левой стороны впала в Тунгуску протока, которая обошла около великаго острова; и в том месте меж протоки и реки Ангары остров, от великаго острова, где скончился, 3 версты, а на острову юрты брацкия зимния, а остров версты на 4.

На левой стороне юрты брацкия, от юрт 5 верст.

На той же стороне речка, от юрт верста, а против речки остров великой.

Посередь реки Ангары остров, от острова 7 верст.

На левой стороне речка Каменка, а подле речки поставлен острожок, а имянуют Верхоленским, а в приказные посылаются из Илиму, и церкви Божии в острожку нет, от острова 4 версты. А острожок стоит на красном месте на горах великих, а жилых казацких дворов с 8.

184 году сентября в 1-й день. Посередь реки Ангары остров, от речки Каменки 3 версты.

На правой стороне остров, от острова 4 версты.

Посередь реки Ангары остров, от острова 5 верст.

На правой стороне остров, от острова верста.

Посередь реки Ангары остров, от острова верста.

На правой стороне остров, от острова пол 2 версты, а остров на 2 версты, а против острова речка, а выше того ж острова 2 островка маленькие, а выше тех островков на левой стороне три островка зело маленькие, а подле тех маленьких островков на правой стороне остров не велик же.

На левой стороне степь верст на 6, от островка верста, а на той степи юрты брацкия, и с того места откочевали на иное место, а против той степи островов с 10 и больше, а посередь реки Ангары остров, где скончилась степь, полверсты, а остров верст на 6.

На левой стороне речка от острова, где начался, пол 2 версты.

На правой стороне река Белая, и по ней ходят каюками, а вытекла из степи, а по ней живут Браты и Тунгусы, от речки 4 версты, а против реки Белой стоит островов много. [114]

На левой стороне деревня Олонка, а под деревнею речка, а называют ее Олонкою; от реки Белой 4 версты посередь реки Ангары остров, от деревни Олонки 2 версты.

Сентября в 2-й день. На левой стороне протока, от острова 2 версты, на той же стороне протоки гора высокая, и под тою горою зело быстро, от протоки, где началась, пол 2 версты.

На правой стороне на острову юрты брацкия, от горы, где быстро, верста, на левой стороне 2 островка, от юрт верста. На правой стороне деревня Михалева, а стоит на острову, а против деревни на той же стороне остров, и на том острове соль варят тое деревни Михалевы жители, а иным варить не дают; на той же стороне юрты зимния брацкия, от деревни Михалевы 8 верст, а те юрты стоят подле той же протоки, и идет та протока до самого Иркуцкого острога.

На правой стороне протоки на острову юрты брацкия, от юрт брацких зимних 2 версты. И от сего месяца сентября от 2-го числа мошки стало мало, а до сего числа, как поехали из Енисейска, мошки было зело много; а оборона от мошек — сетки, и без сетки человек ходить не может получетверти часа.

На левой стороне гора высокая, и в том месте зело быстро, и подымались 2 бечевы, от юрт 4 версты. И от быстрого места до реки Китоя проточек и островков маленьких много и место самое быстрое.

Сентября в 3-й день. На правой стороне река Китой, а вытекла с Мунгальской стороны из Каменя, а по ней живет братских мужиков много, и от той реки Китоя видит мунгальской камень зело высокой и великой, и от того каменя идет Мунгальская степь, а против реки Китоя на левой стороне горы зело высоки, от горы высокой 5 верст, и от реки Китоя до Иркуцкого острога островов зело много, а стоят один от одного в недальнем разстоянии. На левой стороне реки Ангары камень зело высокой, и под тем зело быстро, а называют бык, и тянули дощаник двумя бечевы, от гор высоких 5 верст.

Сентября в 4-й день. На левой стороне реки Ангары яр каменной зело высок, и под тем яром зело быстро, и [115] называют бык, и тянули дощаник двумя бечевы, а выше того быка протока, от быка ж 5 верст. На той же стороне гора высокая каменная, от протоки 5 верст.

Сентября в 5-й день. На левой стороне реки Ангары река Куда, а течет из степи, а по ней живут пашенные крестьяне и Браты, а на устье той реки Куды займище Иркуцкого острога служилых людей.

На той же стороне протока от реки Куды 4 версты, а протокою ходу пол 2 версты.

На правой стороне реки Ангары деревня Монастырская, а выше той деревни с версту монастырь, а в нем церковь Вознесения Христова, да три кельи, да братьи 2 старца рядовых да священник черной, а до деревни Монастырской от протоки 3 версты, а от монастыря до Иркуцкого острога 3 версты.

В Иркуцкой острог приехали того ж числа в другом часу ночи, а острог Иркуцкой стоит на левой стороне реки Ангары на берегу на ровном месте, и острог строением зело хорош, а жилых казацких и посадских дворов с 40 и больши, и место самое хлебородное, да в остроге построена церковь Всемилостиваго Спаса, а выше острога немного на правой стороне река Иркут, а вытекла из степи Мунгальской, а по ней живут Браты и Тунгусы есачные и не есачные и в Иркуцком остроге взяты аманаты брацкие и тунгуские для того, чтоб Великому Государю Тунгусы и Браты не изменили, а Браты Великому Государю есак платят со всякого человека из холопей своих, кроме женского полу, по соболю и по 2.

И сентября в 7-й день, уснастя дощаник для морского ходу, из Иркуцкого острога пошли в полдни рекою Ангарою ж.

На правой стороне реки Ангары заимка иркуцкого казака Ильи Могутова, от острога пол 2 версты; на той же стороне деревня Вяткина, от заимки верста, а против деревни островов маленьких много, и от той деревни шли протокою, а протокою ходу 3 версты; да от деревни Вяткины видет горы великия и зело высокия, а стоят те горы над морем Байкалом.

На другой стороне на берегу и на тех горах во все лето снег не тает. [116]

Посередь реки Ангары остров, от протоки полверсты. Посередь реки ж Ангары 3 острова, от острова пол 2 версты.

На левой стороне деревня Бешенова, от острова 5 верст.

Сентября в 8-й день. На той же стороне деревня Уксусникова, от деревни Бешеновы 2 версты; на той же стороне деревня Щукина; от деревни Уксусниковы до деревни Щукиной шли протокою.

На правой стороне деревня Каргаполова, от деревни Щукиной 4 версты.

На той же стороне остров, от деревни Каргаполовы верста, а остров на версту ж, а выше острова с четверть версты островки маленькие, а выше маленьких островков остров великой, а против острова протока небольшая, а протокою ходу 2 версты, и из той протоки вышли на большую протоку, а большою протокою ходу 3 версты.

Сентября в 9-й день. На правой стороне остров, от большой протоки 4 версты, а выше острова три островка неболшие, а против тех островков речка Королкова, а вытекла из гор каменных; на той же стороне остров, от речки верста.

На левой стороне речка, от острова пол 2 версты.

На правой стороне остров, от речки 5 верст.

На левой стороне речка Быстрая, от острова 6 верст, а называют Быстрою для того, что подле речки быстреть великая, и называют шиверою, и против той шиверы на правой стороне гора высокая, на той же стороне курья, от речки быстрой 4 версты.

Сентября в 10-й день. На правой стороне островок маленькой, от курьи 3 версты, а выше того островка остров маленькой же, а река Ангара от Иркуцкого острога до самаго моря зело быстра.

На левой стороне речка, от островков пол 3 версты.

На правой стороне реки Ангары остров последней, от речки 3 версты, а выше того острова с полверсты шивера последняя, и в том месте зело быстро и горы великия и река узка, а от шиверы до моря 3 версты, да от того ж острова видит горы на другой стороне моря, которыя видятся от деревни Вяткины.

И сентября в 11-й день приехали к Байкальскому морю на [117] усть реки Ангары, где течет Ангара река из Байкала, и по обе стороны усть реки Ангары горы великия каменныя, высокия и лесныя, а устье Ангары будет ширина больше версты, а из Байкала течет великою быстротою река Ангара, а из тех высоких гор видеть горы за Байкалом снежныя и превысокия, и один край Байкала, которой называют Култук, а другой край зело далеко, и не видеть, и нигде нет так узко в Байкале, как против устья Ангары; а при усть Ангары пристанищ нет, только все утес да камень, и едним словом рещи — зело страшно, наипаче тем, которые прежде сего на нем не бывали, потому что везде кругом обстоят горы превысокия, снежныя и лесы непроходимые, и утесы каменные. И у Байкалскаго моря стояли сентября до 12-го числа, для того, что были ветры супротивные.

И сентября в 12-й день поехали за моря греблями, и как будут дощаники середь моря, и в то время встал ветер великой боковой, и за ветром большим море на силу перегребли в реку Переемную, однакожде снесло ветром от реки Переемной версты с 4, и приехали в реку Переемную ввечеру; а дощаник дворянской снесло ветром в реку Выдряную; от реки Переемной ходу греблями в тихое погодье день. И в реке Переемной стояли до 14-го числа. И сентября в 14-й день поехали от реки Переемной к реке Мишихе греблями, и не доезжая до реки Мишихи верст за 15 встал ветер супротивной, и волны великия дощаник поворотили назад в реку Переемную, и в то время дощаник немного на берег не заметало волнами великими; а дворянской дощаник в то ж время пошел было из реки Снежной в реку Переемную; и не доезжая до реки Переемной верст за 10 и больше тем же ветром великим и волнами дощаник заметало на берег, однакожде ничем не вредило, только волнами великими конопать выбило; и починить дощаник не могли, и вынеслись на берег из дощаника, и стояли 2 дни, и посылали людей пеших подле берегу на Переемную, и из Переемной послали служилых людей пеших и в лодках, и учинили ворот, и тянули на берег на море дощаник и починили, и опять поехали в реку Переемную. И сентября в 17-й день в ночи был снег великой; и того ж [118] числа из Переемной поехали и бежали парусом до реки Мишихи; а от Мишихи того ж числа поехали парусом до речки Мантурихи, и в речке Мантурихе ночевали, для того, что были ветры супротивные, и за ветрами идтить было страшно. И сентября в 18-й день из речки Мантурихи поехали к озеру, а называют Прорвою, и в Прорве стояли сентября до 21-го числа, а в Прорву приезжают из Брацкого и из Иркуцкого острогов дощаниками для рыбныя ловли, и рыбы ловят зело много. А из Прорвы поехали со всеми дощаниками морем, и будучи близ Корги, почел был ветер противной великой и взял дощаник назад, и поворотилися опять в Прорву и ночевали там.

И сентября в 21-й день из Прорвы поехали греблям к Селенге, и не доезжая до реки Селенги, ехали сорами верст с 20 и больше, а имянуется сор для того, что от берега мель великая до половина моря, и на тех мелях лежат карги наносныя, а мель та словет Корга, а идет песочной мыс до третьей доли моря Байкальскаго, и для того как в погодье противное так трудно ехать, и на тех мелях лежат карги наносныя деревянныя, и те карги объезжают греблями. И сентября в 22-й день приехали к новому устью Селенги реки, а новое устье Селенги реки словет для того, что преже сего в том месте не было устья, а устья Селенги реки, которыми впадет в Байкалское море, многия, только через иных проходу нет для того, что устье засыпает песком река, будучи быстрая, и для того часто учинила новые протоки, а где впадет в море устьем, на силу познавается только от каргов, потому что везде озера да болота до самой материшной земли, и для того без вожа сыскати устье Селенги реки зело трудно, и про Селенгу реку в своем месте описание учиним, а ныне опишем Байкалское море.

 

Описание Байкалскаго моря, кругом от устья реки Ангары, которая течет из Байкала, и опять до устья той же реки Ангары.

Байкалское море неведомое есть ни у старых, ни у нынешних земнописателей, потому что иныя мелкия озера и болота описуют, а про Байкала, которая толикая великая пучина есть, [119] никакое воспоминание нет; и для того его здесь вкратце описуем. Байкал мошно называтися и морем, для того, что от него течет большая река Ангара и потом мешается со многими иными реками и с Енисеем, и вместе впадут в большое Окиянское море; и для того мошно называтися морем, что мешается и с большим морем, и объезжати его кругом нельзя; также для того мошно называтися морем, что величина его в длину и в ширину и в глубину велика есть. А озером мошно называтися для того, что в нем вода пресная, а не соленая, и земнописатели тех озеров, которые в них вода не соленая хотя великие, а не называют морем; однакожде Байкала мошно называти и завидливу земнописателю морем потому, что длина его парусом бежати большим судном дней по десяти и по двенадцати и больше, какое погодье, а ширина его где шире, а где уже, менши суток не перебегают; а глубина его великая, потому что многажды мерили, сажень по сту и больше, а дна не сыщут, и то чинится оттого, что кругом Байкала везде лежат горы превысокия, и на которых летнею порою снег не тает. А в средине Байкалскаго есть остров великой, которой именуется Олхон, а тот остров стоит посреди в длину моря, кругом будет больши ста верст, и преж сего жили на том острову многие Братские иноземцы, потому что на том острову горы и лесы и степь велика есть, а после того, как погромили их казаки, и с того острова разбежались, и ныне пуст, а зверей всяких много на острове; и опричь того острова, есть иные острова небольшие, однакожде не много. А погодие живет по Байкале великое всегда, но паче осеннею порою для того, что лежит Байкал что в чаше, окружен каменными горами будто стенами, и нигде же не отдыхает и не течет, опричь того, что от него течет Ангара река, а в нем большия реки и мелкия и иныя многия в него впали, а по край берегу везде камень и пристанищи не многия, наипаче на левой стороне едучи от реки Ангары, и для того разбивает суды часто. А рыбы в Байкале всякия много и осетры и сиги и иныя всякия, и зверя нерпа в нем есть же много, только жилья немного около Байкала, опричь немногих Тунгусов, которые питаются рыбою, потому что близ Байкала пашенных мест нет, и живут по рекам в [120] зимовьях промышленные люди зимою. А лес около Байкала есть кедровник большой, и на нем орехов много, и иной лес есть же. А вода в нем зело чистая, что дно видется многия сажени в воде, и к питию зело здрава, потому что вода пресна. А простирается Байкал пучиною и длиною от востока к западу, и солнце возвышается на Байкале степень; а зимнею порою мерзнуть Байкал начинающе около Крещеньева дни и стоит до мая месяца около Николина дни, а лед живет в толщину по сажени и больши, и для того по нем ходят зимнею порою санми и нартами, однакожде зело страшно, для того что море отдыхает и разделяется на двое, и учинятся щели сажени в ширину по три и больши, а вода из него не проливается по льду, а вскоре опять сойдется вместе с великим шумом и громом, и в том месте учинится будто вал ледяной; и зимнею порою везде по Байкалу живет под ледом шум и гром великой, будто из пушки бьет (не ведующим страх великой), наипаче меж острова Олхона и меж Святаго Носа, где пучина большая. А иноземцы все, и Мунгальцы и Тунгусы и иные, называют все Байкальское море своим языком Далай, се есть море, и иноземцы только двух озеров великих называют Далая, одного Байкала, а другаго, из котораго течет река Аргуня, и о том где опишем реку Аргуню, и там учнем писать, а ныне опять напишем Байкал. И имя того Байкала видится что не русское, а называли его тем именем по имяни некотором иноземца, которой жил в тех местах. А Байкалское море объезжают кругом мелкими судами многия недели, и мы здесь будем описать его кругом от устья реки Ангары, даже опять до устья реки Ангары, потому что кругом объехати его мало что не будет величиною против Хвалынскаго моря, которое в Астрахани, и против Чернаго моря, которое идет к Царюграду. И от реки Ангары едучи по правую сторону многия днища, пристанищ нет до самаго Култука, только утесы каменные досщаты, и для того большими судами ходу нет, только мелкими судами ходят, для того как живет погодие великое, и суды мелкия таскают на берег, а на самом Култуке есть река Култушная и там пристанища, а Култук называют самый край узкой Байкалскаго моря, где скончается. А от реки Култушной многое место впадает [121] река Снежная, и там пристанища, а называют Снежною для того, что в тех горах стоит снег зимою и летом и не тает, и оттуду река течет третья — река Выдряная, и пристанища, днище плыть от Снежной, а называют Выдряною для того, что выдры и бобры ловят по ней много. Четвертая река и пристанища Переемная, а словет Переемная для того, что стоит равно против устья Ангары реки, и те, которые хотят перебегать море через, от Ангары парусом бегут или перебегают прямо, для того что тут море зело узко. Пятое пристанище и река Мишиха, днище от Переемной. Шестая река и пристанище Мантуриха, днище от Мишихи. И по тем рекам по всем зимовье промышленных казаков, которые промышляют соболи. Есть же седьмое пристанище озеро Прорва, от Мантурихи днище; а словет Прорва для того, что море прорвал берег на перестрелку и учинил озеро, а величиною кругом верст на 10 и больше, и в то озеро впадет река большая, имя Ея, и в той реке рыбы ловят безчисленно много, и ежегод приходят дощаники из Брацкого и из Иркуцкого, и наполнят дощаники всякою рыбою. И от Прорвы версты с 3 есть Посольской мыс (См. примечание 9-е: “Посольский мыс”.), а словет для того, что при том мысу при береге морском стал с судном в прошлых годех сын боярской, которой был послан с посольством к Мунгальскому хану, и там убит от Брацких иноземцов. И от того мыса есть дорога, которая идет сухим путем на конях до Селенгинских заимок и до самаго Селенгинского острога, и на право от того мыса есть степь, и там живут Брацкие ясачные люди, которые платят ясак в Селенгинской острог. А из Прорвы едучи с днище вверх будет до большой Карги, а Карга словет мыс песочной, большой, которой простирается в море далеко до третьей доли моря, и подле его вода мелкая и карги многия, и то место объезжати зело трудно, и нигде нет Байкальского моря уже такого места, и по обеих стран те карги объезжати будет верст на 12, и обходят те карги шестами и греблями. И за каргами сор великой, и кругом его будет больше двадцати верст, и там в сору суды опускают якори, и стоят в [122] пристанище без страху морского погодья, потому что в сорах вода мелкая; и того сора вода с морем мешается, из того места ехати сорами подле моря с днище до новаго устья Селенги реки; и те соры хотя великие, однакожде неглубокие, и мошно с судами стояти и якори метать везде по тем сорам, потому погодье из моря не захватит, а около тех сор сухих мест и пристанищ нет, только болота везде.

А от усть Селенги реки до Сухой реки ходу 2 днища, и тут пристанища ж, а от Сухой реки до Кики реки ходу днище, и тут пристанище ж. А от Кики реки до Турки реки ходу 5 днищ, и тут пристанище ж. А от Турки реки до озера Котакина ходу днище, и тут пристанище ж. И из того озера в реку Турку впал исток от того озера до реки Максимихи ходу по два днища, и тут пристанище ж. От реки Максимихи до реки Баргузина ходу днище, и тут пристанище ж. А река Баргузин река великая, а по ней ходу до Баргузинского острога 5 днищ, и в Баргузинском остроге живут енисейских служивых людей 50 человек, и начальник над ними есть дворянин московской; и в том месте приходят дощаники с запасом из Енисейска и торговые люди чрез море, и ходят в Дауры запасы для служивых людей, а торговые для торгу, а из Баргузина ходят для Теленбиского и до Нерчинского сухим путем верблюдами и конми чрез превысокия горы, камени и лесы и болота, с великою трудностью ходят, такого нужнаго пути нет; а ходят от Баргузинского до Нерчинского острога 2 недели и больше, да и через море покамест приедут из-за моря, с великим страхом приезжают, потому перенимаются чрез море на остров Олхон, и подле острова ходят днище, а от острова Олхону до Святаго Носу, где перенимаются, пучина великая, на силу в полтора днище могут перениматься, и для того в тех местах многие суды разбивают. Из Баргузинской река до Чиверкуцкия губы ходу 2 днища, и та губа вышла из моря. А от губы до Зырянки реки, где Зырянское зимовье, ходу 2 днища. А от Зырянки речки до Большой реки ходу 3 днища. А от Большой реки до Оленковой реки ходу днище; а по тем рекам по всем пристанище есть же. А от реки Оленковой до реки Половинной ходу 5 днищ. [123] А от реки Половинной до верхней Ангары 6 днищ. И река Ангара именуется к разделению к нижней Ангаре реке, которая течет из Байкала, а река верхняя Ангара река великая, а по ней есть острожек небольшой и зимовья многия промышленных и енисейских казаков. А река Ангара впадет в море тремя устьи, здесь другой култук Байкалскаго моря, се есть край. А от верхней Ангары до реки Котугины ходу 2 днища и тут пристанище, от реки Котугины до большой реки Бугулдейхи ходу 15 днищ, и тут пристанище; а от реки Большой Бугулдейхи до губы пещаной ходу днище, пристанище от погодья; а от той губы до другой Бугулдейхи ходу днище, а тут пристанище. А от реки Бугулдейхи до реки Голоусной ходу днище, и тут пристанище. А от реки Голоусной до усть Нижней Ангары реки ходу днище ж. И здесь скончается описание круг Байкалскаго моря от усть Ангары и опять до уст Ангары. Только от верхния Ангары до усть нижней Ангары везде подле моря утес каменной и горы высокия и места самыя страшныя, и для того суды часто разбивает, а по Селенгинской стране земля низкая, и для того не так часто разбивает, а тот камень, который идет возле Байкала и верхния Ангары, начинается от Севернаго Окиянскаго моря от устья Енисея реки, где впадает в море с правыя стороны, и идет по Енисею реке и по Тунгуске и по Ангаре и потом по Байкале и по верхней Ангаре и оттуду прямо простирается и идет до Окиянскаго моря, и в море так же прошел будто стеною, и никто его конца не знает, а проведать нельзя: льды и погодья не пустят; многажды ходили с Лены проведывать, а суды разбило, и сказывают, что тот камень идет до самаго западнаго Индия до Новаго Света, но о том камени и об иных опишем во описании великие реки Амура.

***

184-го году сентября в 22-й день приехали из Байкала чрез соры ко устью Селенги реки, а река Селенга впала в море девятьми устьи, и мы шли чрез новое первое устье протокою, и протокою ходу версты с 4, и из протоки вышли на Селенгу реку на большое устье, и в том месте реки Селенги на левой стороне остров небольшой, и до того места сухаго берега нет [124] и бечевников нет — шестами да греблями нужно ходить, да и по всей Селенге реке бечевники худы, для того что тальники высокие и дороги нет, да и река разделяется во многия протоки, и быстрота великая в ней, и для того ход труден. На левой стороне реки Селенги протока, и тою протокою ходят в реку большую Селенгу, от острова до протоки 2 версты, а против протоки на правой стороне проточка небольшая, на правой стороне заостровка, и тою островкою не ходят, для того что зело мелка, от проточки пол 2 версты. На той же стороне юрты брацкия, а ниже юрт немного заимка селенгинского казака, от протоки полверсты, и из того места идут береги чистые, и на право степь, в которой кочуют Брацкие ясачные иноземцы, и оттуду идут места хлебородныя, где могут многие пашенные люди жить, потому что и елани, и степи, и лес всякой есть.

На левой стороне протока, от заимки пол 2 версты.

На правой стороне проточка небольшая, и та проточка впала в море от протоки верста. На той же стороне протока быстрая, от протоки пол 2 версты, и от той протоки до большой реки верст с 7, и вышли на большую реку Селенгу, а против той большой реки на левой стороне остров.

Сентября в 23-й день. На правой стороне бык, и в том месте зело быстро, от острова с четверть версты. На правой стороне реки Селенги проточка быстрая, от быка 3 версты, а повыше той проточки с версту 2 протоки ж. На той же стороне деревня Брянских селенгинских казаков, от проток 6 верст, и под деревнею речка, и в тех заимках во всех хлеб пашут много, и рыболов много ж. На той же стороне речка Кабанья, от деревни полверсты. На той же стороне протока, от речки Кабаньи с полверсты, и тою протокою не ходят.

Посередь реки Селенги остров версты на 3, от протоки 6 верст, а против острова на правой стороне горы высокия, и на тех горах лежит снег во все лето.

Сентября в 24-й день. На левой стороне гора каменная высокая, от острова пол 2 версты.

Посередь реки Селенги остров маленькой, от горы пол 2 версты. [125]

На правой стороне остров, от острова 2 версты. На правой стороне остров, от острова верста.

На левой стороне реки Селенги гора каменная, и в том месте зело быстро, и якори метали и на силу дощаник сдержали, и называют Бык, а против Быка на правой стороне остров, от острова 2 версты.

Сентября в 25-й день. На правой стороне реки Селенги заимка средняя селенгинских казаков, от Быка 25 верст.

Сентября в 25-й день приехали в Ильинскую слободу, а та слобода большая деревня, а словет для того, что хотят церковь строить во имя святаго пророка Илии, и в той деревне дворов с 20 и служивых и пашенных людей живут, а хлеба пашут много, и родится во всех в тех заимках из пуда по 20 и по 30 и больши, а хлеб продают по 5 алтын и меньше пуд; да и пшеницу китайскую и ячмень сеяли, и родится же; а в средней заимке служивые люди заводят монастырь во имя святаго отца Николы, и церковь построили, и в нынешнем году тот монастырь будет построен совсем, а в Ильинской слободе хотят острожек поставить для обереганья. И против той деревни за рекою есть речка, и там многия ж места пашенныя, и по иных местех по реке есть пашенных мест много, только людей мало.

И как приехали до Ильинския слободы с дощаниками, была пора осенняя и снег и бури великая, и для того в тот день стояли, и сентября 26-го паки тоже погодие было, и собралися все енисейские служивые люди, которые были в работе на дощаниках, и били челом, чтоб их отпустить назад, для того что у них запас изошел и пора зимняя, и буде им в Селенгинской острог ехать и им за море не возможно назад поспеть, для того что живет на море погодье великое, и буде в тех числех назад не пойдут, будет нужда зимовать по сю сторону моря и умирать голодом, и от той заимки водою ехать до Селенгинского острогу будет с 2 недели, а сухим путем 3 дни ехать до острога, и к Дауром ехать из заимки дорога прямая.

И сентября в 27-й день, видя, что пора осенняя и нужная, отпустил енисейских казаков от заимки на дощанике назад [126] человек со 100, и послал с ними Великаго Государя отписку к Москве; и отпустя их, послали в острог и в заимки подводы собрать, коней и верблюдов, а дощаники поставили на добром месте, и оставя караул на дощаниках крепкой.

И сентября в 28-й день, как собралися подводы, кони и верблюды, выбрали из артелей по 2 и по 3 человека и взяли их в острог и отпустили из острогу для покупки коней и верблюдов в Мунгальскую землю, и в той день нарежались.

Сентября в 29-й день ехали из Ильинские слободы сухим путем человек с 40 в Селенгинской острог (См. примечание 10-е: “Ново-Селенгинский острог”.) подле реки Селенги. И на правой стороне реки Селенги заимка селенгирского казака Ивана Тюхина, от слободы Ильинской 4 версты, а выше заимки на левой стороне река Итанца, а впала в Селенгу, а вытекла из озера, а дощаниками и каюками не ходят для того, что зело мелка, а ходят подле ней сухим путем в острог Баргузин; и по той речке по Итанце степь великая, пол 2 днище ход, а места добрыя и хлебородныя.

Сентября в 30-й день. На правой стороне реки Селенги юрты мунгальския, от деревни Тюхины 25 верст, а против юрт на левой стороне река Уда, а подле ней ходят сухим путем в Дауры, а дощаником и каюком не ходят. На той же стороне юрты мунгальския, от юрт пол 2 версты, а подле юрт речка Иловая. На той же стороне юрты мунгальския, от юрт 3 версты. На той же стороне юрты мунгальския, от юрт мунгальских же 3 версты. На той же стороне юрты мунгальския, от юрт 2 версты. На той же стороне реки Селенги юрты мунгальския, от юрт 6 верст.

Октября в 1-й день. На той стороне река Рангой, а вытекла из гор каменных, от юрт 3 версты. На той же стороне юрты мунгальския ж, от реки Рангоя 3 версты. На левой стороне реки Селенги река Хилок, и по ней ехал в прошлых годех Афонасей Пашков с барками недель с 12 до самой вершины ея (См. примечание 11-е: “Различные пути через русскую Даурию”.) и на вершине построил Иргенской острожек; и в том остроге живут, да Русских служивых [127] людей немного, и от того острога ходят до реки Ингоды чрез Волок день; и около Иргенского острога озера великия и рыболов много, от юрт 5 верст.

На правой стороне юрты мунгальския, от реки Хилка 12 верст.

Октября во 2-й день. На той же стороне юрты мунгалъския, от юрт 5 верст. На той же стороне юрты мунгальския, от юрт 3 версты, а от тех юрт до юрт Лабиных 5 верст, а до юрт Лабиных Мунгалов кочует зело много. На той же стороне юрты мунгальския, от юрт Лабиных пол 2 версты. На той же стороне юрты мунгальския, от юрт 3 версты. На той же стороне юрты, от юрт 5 верст.

На левой стороне юрты мунгальския, от юрт 6 верст. А от тех юрт до острогу Селенгинского 3 версты; и в сих местех на правой стороне реки Селенги гора каменная возле реки, и по той горе ростет древо небольшое сандал меж каменю, и тем красят кожи и иное, что из немецкого сандала.

И октября во 2-й день приехали в Селенгинской острог. А острог Селенгинской стоит на левой стороне реки Селенги на небольшом яру и меж острогу и реки, дворов казачьих с 30 есть; и при остроге церковь великая во имя святаго отца Николы, еще не освящена, и для того обедни в ней не служат, а служивых людей и гулящих будет со всеми человек с 200 и больше, и около острога сады, и в них родится китайские огурцы и чеснок и капуста и иные всякие, а хлеб около острогу не родится. Только есть река Чикой, которая впадает в Селенгу реку не подалеку от острогу, и по той реке многия пашенныя и хлебородныя места есть; а река Чикой великая и судовая, и по ней лесу всякого много есть; и мошно из него острог ставить и суды делать. А река Чикой течет издалека из того хребта, из котораго течет река Ингода и река Онон. И до того хребта кочуют по ней и по тем рекам Мунгалы, а около того хребта живут Тунгусы, которые никому ясаку не платят, однакожде ходят селенгинские казаки и промышляют по тому хребту соболи; а от Селенгинского острогу до того хребта ходят сухим путем недели по 2 и больше. А от Селенгинского острогу на [128] степи верст 12 есть озеро Соленое, и в том озере садится соль ежегод много, и ныне строили там анбар и хотят соль варить. И от острога же на степи верст 15 есть место, в котором копают земли, и ищут всякия краски и квасцы. И Селенгинской острог под Енисейским воеводою, которой посылает прикащиков над ними детей боярских, и тот острог лучше всех украинских сибирских острожков, для того что хлеб родится всякой, да и в садах всякия зелия родятся ж и китайския, потому что страна теплая, а рыбы зело много промышляют из Байкала и из реки, лесу всякаго много и лугов для сенокосу много, а паче всех лучше мочно завести в нем торг великой, потому что Китайское государство недалеко, как ниже сего написано, а Мунгалы кочуют везде кругом зело много и торгуют с казаками: продают кони, и верблюды и скот, также и всякие китайские товары, а покупают у них соболи и иные многие русские товары; только в остроге Русских людей не много, и торговать не кому.

И зде скончается Сибирское государство, и начинается государство Мунгальское. Мунгалы суть, о которых пишет в Библии — Гог и Магог, потому что они называют себя Маголь. И тот род Мунгальской зело великой, потому что начинается близ реки Амуры от степи и простирается меж Китайским государством и Сибирским царством; и до Бухар, и до самой Индии по степи все Мунгалы кочуют под разными тайшами, и которые близ Китай — они живут в подданстве у Китайцев, а которые подале — имеют над всеми тайшами начальника Очироя Саин-хана, которой ныне владеет, а в духовных имеют большого жерца Кутухту Ламу (См. примечание 12-е: “Первые сношения Русских с Ургинскими Кутухтами”.), и те неподалеку кочуют от Селенгинского острогу, потому что у них городов и сел нет; и для того кочуют по степям в юртах войлочных для прокормления многаго скота их. И понеже от Селенгинского острогу ехали в Китайское государство чрез Мунгалы енисейской сын боярской Иван Поршенников, да торговые Гаврило Романов с товарищи, да селенгинских служивых людей [129] всего 43 человека (Ехали 183 году и поворотили назад в том же году.), пристойно будет писать их путь, куды ехали (См. примечание 13-е: “Поездка в Китай сына боярского Ивана Поршенникова в 1675 году”.) в Китайское государство:

От Селенгинскаго острогу ехали около Покрова дни. Ехали полднище лесами черными и степьми до ключей и на тех ключах ночевали, а лесу всякаго много. Другой наслег от ключей днище на речке, а лесу есть много ж, а шли от ключей лесами всякими, степьми. Третий наслег от речки днище на Буре реке; а течет та река с Чикойскаго хребта, а впала в Оркон; лесу нет.

А от Буры реки днище до реки Ира, и та река течет с того ж хребта, а впала в Оркон; а лес по ней есть талник всякой.

А от реки Ира в виду река Шера, а течет с того ж хребта с Чикойскаго, а впала в Оркон же; а лесу нет.

От реки Шеры днище река Кара, а течет та река с того ж хребта, а впала в Оркон же; а лесу нет.

От реки Кары полднище речка Битыгей, а течет с того ж хребта, а впала в Оркон же; а лесу нет же.

А от реки Битыгей полднище река Бора, а течет с того ж хребта, а впала в Кару; а лесу нет.

От речки Боро днище речка Дзагдо, а течет с того ж хребта с Чикойскаго, а впала в Кару; лесу нет.

От речки Дзагдо днище речка Ногой, а течет с того ж хребта, а впала в Толу реку; лесу нет.

От речки Ногой в виду речка Уи, а течет с того ж Чикойскаго хребта, впала в Толу ж; а лесу нет.

От речки Уя треть днища речка Бургадай, а течет с того ж хребта, впала в Толу; а лесу нет.

А от речки Бургадай иттить чрез хребет небольшой, и за тем хребтом речка небольшая; и на том хребте есть лес всякой сосняк и лиственник и иной всякой.

И от той речки в виду река Тола, и по той реке живет Кутухта Лама, а Кутухта Лама словет для того, что он над [130] всеми жерцами начальник, что у нас митрополит, и в том месте построил капище своим идолом великое каменное, будто город, а мастеры, которые делали то капище, приведены были из Китаи. Да и по той же реке Толе пониже немного Кутухты есть город каменной пустой, и около стены его починки немного надобно, а город самой крепкой. И тот Кутухта желает миру с государскими людьми; и в прошлом во 183 году посылал с посольством к Великому Государю к Москве с поминки, и чает, что буде они увидят силы государския болшия близ рубежа, не учнут отпираться от подданства. А около того Кутухты многие тысячи жерцов живут, у которых нет ни жен ни оружья, а почитают его и слушают вельми мунгальские все тайши. И там забавились около Кутухты... дни, покамест дали провожатых и вожей. А сказывают, что недалеко от Кутухты есть гора, и в той горе руда золотая, и плавят от Кутухты золото; однакожде то дело еще не подлинно. А река Тола течет с восточную сторону с хребта от Ононские вершины, а от той реки иттить ключами и колодцами 10 дней до степи Гобеи.

И та степь есть пустая, которая у всех земнописателей славная, потому что начинается из Индии и идет меж Китайскаго государства и продолжает до самаго до севера, и конца ея никто не ведает — будто море, и для того по ней никто не живет, потому что ни кормов, ни воды, ни дров нет, только дресва, да песок, а еству варят аргалом (Аргал — конский кал.). И тою степью ехали три дни.

И от той степи ехали без дров 7 дней до речки Анбучи, и на той речке караул крайний китайских ясачных Мунгал. А от той речки ехали степью до китайскаго города до Калгана 13 дней без дров, только колодцы, да ключи, да аргал.

Да не доезжая города Калгана за день речка Хара Булха Сун, и там на Калгане задержали их 45 дней; и послали по степи проведать, потому что не верили им, что чаяли они, что с войною идут, и разспрашивали их про посла, будет ли от Великаго Государя посол, и отповедь против листа Государя их есть ли, и потом отпустили их. И ехали до царства 6 дней [131] степьми, а все жилые люди, городы да села есть и реки большия. И как они приехали в царство и что учинили, и о том есть ведомость, и писано о том к Великому Государю к Москве. А ехали они от Селенгинскаго острогу до Китайскаго государства 12 недель, а назад ехали недель с 7 без простою, и мочно ехать скорее, как буде конный ход, только бы тайши не задержали, а Мунгалы им задору никакого государевым людям не учинят, только что кони крадут по ночам.

А Селенга река не правит течение свое к китайскому пути, а отшибется далеко направо, а в нее текут реки многия вышеписанныя и иныя.

На правой стороне реки Селенги река Кемник, а вытекла из каменных гор, а не доезжая Кемника реки камень караулной на степи на правой стороне, а караулили на том камне Мунгалы Русских людей, как ставили острожек, от реки Чикоя 9 верст. На той же стороне река Зида, а течет с хребта с Байкальскаго, а ширина ея будет с Чикой реку, и лес есть всякий, от Кемника речки 20 верст.

На левой стороне река Бура, а течет та река из-под востоку и степи и впала в Оркон, а ширина ея будет с 2 сажени печатных, а лису нет, от реки Зиды 80 верст.

На той же стороне река Иро, а течет из-под востоку и из степи, и впала в Оркон, а ширина ея будет сажень с 30, а лес есть всякой, от реки Буры шесть верст; а в Иру реку пала река Тола, да река Шара.

На правой стороне, есть реки Селенги река Оркон, а река Оркон великая, а течет издали из степи, а впала в Селенгу реку, а лесу по ней всякаго много, а от Селенгинскаго острогу ходу до устья Орконскаго 2 дни. И иныя многия мелкия и большия реки неведомыя впали в реку Селенгу, однакожде не знатны, для того что казаков дале острогу дней с 5 ездить не пускают Мунгалы, чтоб проведать вершину реки Селенги; однакожде то ведомо подлинно, что от Селенгинскаго острогу ходу 2 недели сухим путем есть великое озеро, которое имянуют Мунгалы Косогор, и из того озера течет исток большой в Селенгу реку, и чаят, что оттуду будет вершина Селенги реки, как и иных больших рек от больших озер начинаются, [132] и то озеро сказывают, что едва могут Мунгальцы перекочевать в 3 месяца кругом того озера, а в нем всякая рыба есть, и сказывают, что и пашенные неподалеку от него живут и чает, что мочно прямой путь сыскать чрез него в Китайское государство. А по Селенге реке мочно ехать большими судами далеко вверх, потому что река большая; а есть дорога степью, которая от Иркуцкого острогу по реке Иркуте вверх, где ныне иркуцкие казаки ставят новой острожек для приводу в подданство многих иноземцов; и дорога та идет круг Байкалскаго Култука и потом степью и падет далеко вверх по Селенге реке, где кочуют Очирой Саин хан и иные многие мунгальские тайши; и тем путем ездят, когда не могут Байкалскаго моря проехать для погодья.

***

А понеже от здешних мест неподалеку от Байкалскаго моря начинаются вершина великия реки Лены, и для того пристойно будет здесь писати вкратце и про ту реку, потому что во всем Сибирском государстве только большия и славныя 4 реки есть: первая Обь, другая Енисей, третья и после тех двух течет Лена, а четвертая и последняя есть река Амур.

И вершина реки Лены начинается от Байкалскаго камени, и тут недалеко по вершине построен Верхоленский острог, и оттуду течет река Лена к северу и умножится многими сторонными реками, потому что из Енисейскаго вверх по Енисею и по Тунгуске и по Илиму рекам до Илимскаго острогу ходу 6 недель; а от Илимскаго острогу чрез волок до часовни и до реки Муки ходу 2 дни, а от часовни вниз по рекам по Муке да по Куне, да по Куте и по Лене, мимо устья реки Киренги, до Чючюя, до Витима, до Алекмы, до Якуцкого острогу плыть 2 недели (См. примечание 14-е: “Дороги в Якутском крае в ХVII веке”.); а от Якуцкого острогу по Лене ж реке до моря 3 недели; а от Якуцкого ж острогу до Алдана реки до перевозу езды сухим путем неделя, а с перевозу до Верхоянскаго зимовья езды 4 недели, а под ним река Яна; а от Верхоянскаго до Зашиверскаго зимовья ходу 3 дни, а под ним река Индигирка, а от Зашиверскаго до Алазейского зимовья ходу 4 [133] недели, а под ним река Алазея; а от Алазейскаго на Калым реку до Средняго зимовья ходу неделя, а от Средняго зимовья до Верхняго ходу нартами 3 недели, да от Средняго ж до Нижняго зимовья ходу 3 недели; а в тех зимовьях живут служилые люди для государства ясаку, а в те реки, кои под зимовьями, заходят кочами с моря руские торговые люди, а на море ездят из Якуцкого острогу Леною рекою.

А ниже Якуцкого острогу пала в Лену реку с левой стороны река Вилюй. А от усть Вилюя реки вверх, по Вилюю ходу по 3 недели, пала в Вилюй река Варна с правой стороны, а выше Варны реки, ходу неделя, на левой стороне из реки Вилюя огнь исходит, а как вода весною разлиется и то место покрывает и не знатно то место будет, а как вода сойдет, и огнь по прежнему исходит, а не пламенем, а древо положить на ту разселину, и истает углем, а пламенем не горит. А выше того огня вверх по Вилюю, ходу 2 дни, с левой стороны пала река Росольная, а подле ее из земли ключ кипит и проливается в ту речку, а из того ключа соль садится на всякой год, а бела как снег, а подобием как вареная, толочь не надобно, а столь солка, как на наженое на что канет, и то место сволочат, что от огня, а укусом прикусна без меры, а человека не вредит.

От Лены реки по Олекме реке вверх мимо устья Нюнзы реки до усть Тунгиря реки ходу дощаником на легке 6 недель, а по Тунгирю реке вверх же до Даурскаго волоку ходу неделя, а у того волоку над рекою Тугирем построен для запасу острожек государев Тугирской. От того острожку чрез Каменной волок и по Урке реке вниз до Амура реки, до того ж Даурскаго Лапкаева городка ходу 10 дней, а чрез тот волок путь гораздо нужен и худ. И тот Лапкаев городок есть Албазинской острог, потому что в прошлых годех по той дороге чрез волок приехал Черниговской и построил Албазинской острог.

А только Лена река есть в Сибири меж больших рек, которая владеется от его Великаго Государя людей, от вершины ея даже до устья морскаго, а вершины Иртыша, Оби, Енисея, Амура, Селенги, все от иноземцов владеются. И по Лене было прежде сего скудно хлебом, а ныне везде хлеб [134] родится, потому что поселились Русские люди и пашут хлеба много и проводят до Якуцкаго и дале.

И то место, что есть меж Лены и Амура реки, зело великое и пространное, потому что идет великий хребет меж Лены и Амура реки, которой хребет начинается от Байкала и идет и до моря и в море далеко, и никто обходить не может ни сухим, ни морским путем, и тот есть нос морской, который имянуется от земнописателей Канинос, а от наших Собачья; и из того хребта стороны все реки текут в Амур, а с другой все реки текут в Лену. И тут по том хребте и по тем рекам родятся самые добрые соболи лутче всех сибирских, что словут ленские, даурские, собачьи, и называют их одинцами, и тут множество соболей и мест не промышленных и еще не проведанных много есть, наипаче около моря. И по тем хребтам множество иноземцов разноязычных живут, и у иных есть и пращи, что нигде же в ином месте в Сибири нет. А соболь зверок зело предивный и многоплодный (По латине и по гречески именуются соболи зибелине.), и нигде ж на свете не родится опричь в северной стране в Сибири, а в Сибири родятся добрые наипаче при море и где холодныя места, а где места теплыя и степныя, тут худые соболи родятся. А родятся они вдруг по 5 и по 6, зверок радостный и красив, а красота его придет вместе с снегом и опять с снегом сойдет, и тот есть зверок, что у Греков у старых и у Латинов имянуется златая кожа, и для той кожи Греки Аргонавте ходили по Черному морю, и после того вверх по рекам ссыскали ту кожу, как историки пишут. И столь многоплодный есть тот зверок, что будто неистощаемый источник. И для того написали здесь про соболей, потому что лутче всех по Лене здесь родятся.

***

В Селенгинской острог приехали октября в 2-й день, и едучи к острогу через многия мунгальския юрты, встретили нас Мунгальские люди вооружении человек по 5 и по 10, и спрашивали нас: куды идем, потому что опасалися войны; и им сказал, что идем в государской острог, а из острогу наряжатись в Китай с посольством, и буде у кого есть кони и верблюды на [135] продажу, и они б приводили в острог. И они говорили, что не верим, для того что прежде сего таких людей вооруженных и в панцырях не видали; однокожде говорили, что в острог приедут. И стояли в остроге октября по 4-е число, и видя, что на продажу Мунгальцы в острог скота не пригоняют, отпустили Великаго Государя служилых людей для покупки скота в дальние мунгальские улусы, а сам возвратился назад в заимку того ж числа иным путем, не тем, которым ехал подле реки в острог.

И октября в 7-й день приехали опять в заимку, и из заимки провожали кони и верблюды и товар за реку Селенгу, и сами за рекою в шелашах жили ноября до 3-го числа. И в том числе приехали из Мунгал с конми и с верблюды Великаго Государя служилые люди и сказали, что они жили долго для того, что вскоре коней и верблюдов купить не могли, и для того ехали в дальние улусы к Цынбену тайше и там покупали дорогою ценою, рублев по двадцати и по двадцати по пяти и больше, а кони по семи и по девяти и по десяти рублев и больше.

Ноября в 4-й день наряжались к пути и вьюки на верблюды готовили.

Стан 1-й. И ноября в 5-й день поехали с острова и переезжали две протоки льдом и ехали по левой стороне реки Селенги, а дорога была зело худа, для того что горы и утес великие; и ехали верст с 8 и стояли возле реки на лугу и ночевали.

Стан 2-й. Ноября в 6-й день ехали подле реки ж возле утесу и переехали реку Итанцу и поехали верст с 7 лугами и опять хотели переехать другой утес подле берега воды, и никакими мерами проехать не могли, для того что вода была и льды великие; и опять назад возвратились и стояли на лугу, и стояли там ноября до 8-го числа, подождали покамест река станет; и в тех числех посылали людей по сторонам проведать — чтоб те утесы объехать, и не сыскали; и того ж числа хотели ехать за реку и погнали наперед быки, и те быки, не дошед до половины, проломились; и видя, что со вьюками переехать за реку не мочно, назад возвратились, а быков иных вытаскали, а иные потонули. И в том числе приехали из Нерчинскаго с отписки казаки, с которыми писал Павел Шулгин, чтоб ехать в Китай через Дауры, а там уже подводы готовят. [136]

Стан 3-й. Ноября в 9-й день переехали за реку, и как объехали те великие утесы, и за реку опять переехали и ехали по лугам верст с 20 возле реки Селенги, и ночевали на усть реки Уды.

Стан 4-й. Ноября в 10-й день ехали по реке Уде с левую сторону борами и степью и переезжали речку маленькую и ночевали подле реки Уды от стану 25 верст.

Стан 5-й. Ноября в 11-й день ехали по той же реке лугами и степьми, и ночевали у той же реки от стану 20 верст, и от сего места отпустили нерчинских казаков в острог известить, что уже в Нерчинской идем, и чтоб к приезду готовили подводы, кони и верблюды. И на тот стань приезжали четыре человека Мунгалцов и сказали, что слышали стрельбу, и для того приехали; и накормя их отпустили, и от сего стану до самаго Нерчинскаго людей иноземцев не видали.

Стан 6-й. Ноября в 12-й день ехали по той же реке от стану 35 верст и ночевали, и в том месте, где стояли, впала в реку Уду речка Турба, а речка Турба вытекла из гор каменных.

Стан 7-й. Ноября в 13-й день ехали по той же реке 55 верст и ночевали, а в тех местах от реки Уды степь в ширину версты по три, а за степьми горы, а на горах лес всякий, и места самыя добрыя и конские кормы хорошие и солонцы многие, что лутче тех кормов, что по Уде скоту не надобно; и подле реки Уды мочно и острог ставить и суды делать и места хлебороднаго сыскать мочно.

Стан 8-й. Ноября в 14-й день ехали по той же реке и переезжали речку Ону, а та речка впала в Уду; и ночевали подле речки Уды, от стану 45 верст.

Стан 9-й. Ноября в 15-й день ехали по той же реке верст с 40, и ночевали.

Стан 10-й. Ноября в 16-й день ехали по той же реке Уде до половина дни, и оставили реку направе, а ехали на лево; а река Уда течет из хребта, и по ней казаки промышляют соболи, и ныне на усть реки Уды есть зимовье казачье. Обночевали у речки, и на той речке дров много, от стану 55 верст.

Стан 11-й. Ноября в 17-й день ехали степью и чрез неболшие хребты приехали к речке Погромной, а Погромная потому словет, [137] что по той речке громили Мунгал неясачных людей в прошлом в 183 году даурские казаки нерчинские, да из Албазинскаго острогу, а те Мунгальцы словут Тобунуты, которые обиды чинили государским людем многия, а было их с 3,000, и кочевали подле Уды и после погрому разбежались далеко, и ныне кочуют они по Онону реке в степи, от речки 45 верст.

Стан 12-й. Ноября в 18-й день ехали чрез лесные хребты и потом степью от стану 45 верст, и приехали к Еравинским озерам и ночевали подле озера Еравна, не доезжая до острога за 8 верст; а выше Еравни озера версты с 4 озеро великое Икер; а около Еравни озера два озера великия, и будут те озера кругом верст по 20 и больше, и рыбы в них щуки и иныя всякия есть много же, а называют их Еравинскими одно большим, а другое средним, третье меньшим; из тех озер пошли истоки и впали в реку Витим, а по реке Витиму промышляют по хребтам соболи, и тех соболей нет лучше в Сибири; а Витим река впала в реку большую Лену; а дощаниками его до исток не ходят, для того что пороги зело велики, а река Лена впала в море студеное в Окиянское. И об Лене опишем в своем месте.

Стан 13-й. Ноября в 19-й день приехали в новой острог на Еравню, а караван отпустили прямою дорогою до речки от острогу 13 верст, и ночевали. А острог Еравинской недавно построен после погрому Тобунутов, и для того построен, чтоб оберегание было ясачных людей, а строено только башни, да дворов с 6, да служивых людей человек с 15; а стоит острог меж лесу и озер в крепком месте, и мочно около острогу сыскать пашенныя места. А встретил нас за 10 верст от острогу десятник и служивых людей человек с 15 и знаменем, да ясачных Тунгусов человек с 10, и взяли нас в острог и смотрели строения их, и во время свое будет тот острог великой, потому что место, где мочно жить многим людем. А от острогу Еравни ходу день до Иргенскаго острогу.

Стан 14-й. Ноября в 20-й день ехали степными местами, и лугами и лесом 35 верст, а стояли у речки маленькой и ночевали.

Стан 15-й. Ноября в 21-й день встретил тобольской казак, [138] который послан был из Селенгинской заимки в Нерчинской острог для уготовления подвод и провожатых, а с ним прислано из Нерчинскаго острогу для оберегания 10 человек; да из Теленбинскаго острогу встретил сын боярской Даурской, а с ним человек с 15 с знамям, да с ним же было Тунгусов человек с 10. И ночевали у озерок маленьких от речки 48 верст.

Стан 16-й. Ноября в 22-й день ехали лесными местами до озера Горохова, от озерок 44 версты, а летом в тех местах живут грязи великия, а зимою место кочковатое от Еравнинскаго острога до самаго Теленбинскаго острога; и ночевали у озера а (от) озера Горохова до Теленбинскаго острога 10 верст.

Ноября в 23-й день ехали лесными местами и лугами, и того ж числа приехали в Теленбинской острог, и стояли от острогу с полверсты на солонцах, а в острог приехали в полдни. А острог Теленбинской стоить подле озера Теленбы при берегу, а в остроге поставлена часовня, да жилых казачьих дворов с 13, а казаков человек с 30, а в остроге есть две пушки небольшия, одна медная, а другая железная, а острожок маленькой, а около острогу ясачных Тунгусов человек с 200 и больше, а ясак Великому Государю платят по 5 соболей с человека, и в том взяты у них в острог аманаты; а в Теленбинском остроге хлеб продают по полтора рубли.

Стан 17-й. Ноября в 24-й день поехали из Теленбинскаго острогу в полдни и от острогу версты с три переезжали реку Конду небольшую, а от реки Конды ехали через хребты великие, и ночевали у речки маленькой, от Теленбинскаго острогу 20 верст.

Стан 18-й. Ноября в 25-й день ехали через хребты великие и лесные, а потом степью, и приехали на реку небольшую Читу и у той речки ночевали от стану 35 верст; а река Чита вытекла из гор каменных и впала в реку Ингоду.

Стан 19-й. Ноября в 26-й день ехали чрез хребты лесные и по хребтам ломы великие и приехали к речке Микишиной, и ночевали от реки Читы 25 верст.

Стан 20-й. Ноября в 27-й день ехали через горы и хребты высокие, и ночевали у речки маленькой, от стану 28 верст. [139]

Стан 21-й. Ноября в 28-й день ехали лесными месты и степьми и переезжали через речку Кручину и стояли у озерка от речки 15 верст.

Ноября в 29-й день ехали чрез хребты и горы и ночевали под хребтом от стану 20 верст.

Стан 22-й. Ноября в 30-й день ехали чрез хребты степные и лугами до речки Толочи, и от сей речки до Нерчинскаго острогу хребтов лесных нет; и у той речки ночевали, а ехали хребтами и лугами до речки 35 верст, и ночевали; а речка Толоча впала в реку Ингоду.

Стан 23-й. Декабря в 1-й день ехали от речки Толочи (Здесь встретил из Нерчинскаго прикащиков сын с знаменем, а с ним 30 человек казаков, и ехали до Нерчинскаго вместе.) степьми, а потом выехали на реку Ингоду и переезжали через, и стояли у реки Ингоды от речки Толочи 40 верст.

Стан 24-й. Декабря в 2-й день ехали подле реки Ингоды степными местами и лугами и стояли на острову реки Шилки; а реку Шилку называют для того, что река Ингода впала в реку Онон, а река Онон вытекла из Мунгальской степи, а по ней кочуют Мунгалы, и от того места называют Шилкою, что две реки сошлись вместе и на уст тех рек был острожок Шилской, и для того рекою Шилкою и называют, от реки Ингоды, где стояли, 35 верст.

Стан 25-й. Декабря в 3-й день ехали подле реки Шилки лугами и степными местами и переезжали речку Жорнокопку, а словет та речка Жорнокопка для того, что подле ней лежат жорновы большие каменные, выделанные, а чает, что в тех местах жили Китайские люди. И, оставя реку Шилку на праве, ехали на лево и переезжали хребты голые и лугами и потом приехали к реке Нерче, и ночевали у реки Нерчи, от стану 55 верст, а от сего стану до Нерчинскаго острогу 6 верст. А про реку Ингоду, и про Онон, и про Шилку будет описание там, где опишется ниже сего великая река Амур.

Декабря в 4-й день ехали лугами и переезжали реку Нерчу, и из Нерчинскаго острогу встретили служилые люди с двумя знамены с ружьем, и как к ним приближились, и казаки из [140] оружия стреляли, а мы такожде изо оружия стреляли ж; а в то время было в остроге ясачных Тунгусов и Братцких много. А острог Нерчинской стоить на левой стране реки Нерчи на равном месте, а ниже острогу река Нерча впала в Шилку, а в остроге церковь Воскресения Христова, а жилых дворов казачьих с 60, а служилых людей, кроме промышленных человек, с 200.

Стан 1-й. Декабря в 19-й день, поехали из Нерчинскаго острогу и ночевали подле реки Шилки, от острогу 5 верст, а как ехали из острогу, и переезжали реку Шилку через, а река Шилка великая.

Стан 2-й. (Верст здесь не знают, только мы по походу и месту поставили.) И декабря в 20-й день ехали по Шилке ж реке до полудня, и оставя реку Шилку налево, которая течет к полуночи, поехали по речке, которая впала в Шилку, и от устья той речки поехали направо к востоку лугами и лесными месты, и ночевали подле ней же, от стану 25 верст; да по той же речке мочно быть пашенным местам, для того что во многих местах есть лес березник. Из Нерчинского ж острогу есть иная дорога ближе, ездят чрез хребты к Унде реке на прямо, только по той дороге ездят легким конем, а караваном ехать нельзя, для того что хребты высокие и места грязныя.

Стан 3-й. Декабря в 21-й день ехали по той же речке немного и оставили вершину ея налево, а поехали направо по хребтам лесными местами и выехали на вершину иной речки и оттоле на степь, и переезжали реку Унду, и оставя реку Унду, поехали по степи по иной речке, которая падет в Унду, от стану 35 верст, и ночевали; а дорога есть и по Унде реке, только вож сказал, что зело худа, кочковата и караванам ехать трудно; а река Унда не велика, а вытекла из гор каменных, а впала в реку Онон, а внизу реки Унды кочуют Мунгалы.

Стан 4-й. Декабря в 22-й день ехали по той же речке степью до полудня, и оставя речку направо, ехали через хребет налево и опять приехали к реке на степь, и ночевали на острову реки Унды, от стану 45 верст; и в том месте по обеим странам реки Унды и по хребтам лес большой всякой. [141]

Стан 5-й. Декабря в 23-й день ехали по той же реке Унде до полудня, и оставя вершину реки Унды направо, а поехали налево по иной речке, от стану 38 верст, и ночевали меж хребтов на лугу, и в тех хребтах был снег небольшой, а дорога кочковатая.

Стан 6-й. Декабря в 24-й день ехали через хребет лесными местами небольшое, и выехали на реку Гайтимура, и по той ехали немного, и ночевали от стану 35 верст.

Стан 7-й. (Подобает ведати, что те станы были такие, как почнет заря разсветать, ехали тихо, ступью, и на станы ставились в поужинки, а иногда больше и иногда меньше для дров и корму и для воды.) Декабря в 25-й день, ехали подле реки Гайтимура, а стояли у ключей от стану 20 верст, а река Гайтимур и вершины ея остались направо, и та река Гайтимур на низу река большая, и кочуют по ней Мунгалы и Тунгусы, и впадает в реку.

Стан 8-й. Декабря в 26-й день ехали через хребет небольшой, и выехали на ключи на вершину речки Бюрзи, от реки Гайтимура 29 верст, а ехали степью; а по той реке Бюрзе дровами зело скудно, только тальник небольшой, и то сырой, и снеги, и стужи были великия, а кормы худые, для того что у той речки кочевали и кормы вытравлены; а ехали по той речке до великия реки Аргуни, и от сих мест пошли степьми через хребты без лесов.

Стан 9-й. (Здесь везде ехали без дороги степью, потому что только шлях кочевных людей.) Декабря в 27-й день ехали все степью по той же речке Бюрзе, а в тое речку Бюрзю многия речки с сторон впали, а подле нее везде степь, и хребты чистые, и лесу нет только, по речке лес мелкой талник сырой, воды нет: мерзнет до земли, от стану 45 верст.

Декабря в 28-й день ехали через речку Бюрзю и оставили речку в лево, и ехали степью чрез хребет голой, и отпустились к реке Аргуне; а речка Бюрзя впадает в реку Аргуню устьем недалеко от того места, где приехали к Аргуне; а по ней не ехали для того, что она от дороги идет влево далеко, [142] и приехали к реке Аргуне и стояли на острову меж реки Аргуни протокою, от стану 30 верст.

Стан 10-й. Декабря в 29-й день стояли у реки Аргуни весь день для опочиванья скота и для стужи и кормов, что коней и верблюдов пристало много и захромали, и шили им башмаки половинчатые; а дрова талник небольшой сухой, а инаго лесу нет, а корму и воды иного.

 

Описание Далая да Аргуни реки.

(См. примечание 15-е: “Путь Спафария и Милованова в Китайскую Даурию”.)

Река Аргуня (Аргуня впадает в Шилку, и от того места пременяют имя свое и называют великою рекою Амуром.) имя ей иноземское, как и иных рек в Сибири; и та река течет, как Ангара из Байкала, так и она течет пространным течением из великаго озера Далая, и течение ея начинается с полудня к полуночи (потому что Далай лежит на полдень) и течет к полунощи долгим течением; однакожде еще ту реку никто не проведал в длину от устья ея и до вершины до Далая; хотя и в прошлых годех ходили казаки судами по ней, однакожде доехать не могли для скудости запасов, назад возвратились. А река Аргуня большая и глубока, и в ширину и в длину велика, и суды какия ни будь великия мочно по ней ходити от устья и до вершины ея; а рыбы сказывают в ней много, как и в иных реках, которыя текут из больших озер; лес от вершины ея, а от Далая по ней нет и по сторонам опричь талника небольшаго; а внизу по ней дале от пути шествия их горы по ней высокия и на них всякой лес, из котораго мочно острог ставить и всякия суды делать, а выше по ней хребты высокие, а лесу на них нет.

А Далай озеро (Далай озеро зимою мерзнет глубоко.) именуется иноземским званием, то есть море, и хотя того большаго озера от нынешних людей не проведано подлинно, однакожде ежегод ходят с торгом даурские и нерчинские казаки, и иное слухом по роспросу тамошних людей проведано, что то озеро Далай зело велико, что краю на другой [143] стороне берегу не видит, и с высокой горы смотрели трубкою, и однакожде берегу не видит, а в Байкале другой берег видит; и сказывают иноземцы, которые подле него кочуют, что на силу во все лето кругом могут кочевать около озера Далая. И то озеро Далай мешается с великим морем Окияном, что и Байкал, потому что река Аргуня течет из него и впадает в Амур, и оттоле впадут в большое Окиянское море. А лесу по том озере нет, только высокия горы без лесу, а около его кочуют тайши мунгальские, потому что солонцы и кормы подле него большие; а на одном крае озера Далая кочуют Мунгалы ж подданные китайские, которые всякой хлеб пашут, и от того места начинается государство Китайское. И сказывают, что от того места до государства Китайскаго доходят в четыре недели, только тот путь еще не проведан, для того что наши люди никто тем путем в Китай не ходил. А в озеро Далай впали многия великия реки и малыя нам неведомыя откуды текут, только сказывают иноземцы, что по одной из тех рек именем... (Здесь пропуск в обоих списках.) От Далая днище есть город великой каменной со всяким строением, и палаты в нем каменныя целы; и говорят, что в том городе от мору люди все пропали, и осталось имение их все там; и иноземцы в тот город иттить не смеют, а смотрят все издали; а иные говорят, что от войны запустело. Глубина Далая кажется что зело велика, потому что не токмо есть рыба всякая великая и малая, но и кит, которой есть в море рыба большая, и нерпы в нем есть, потому что летом будто великой корабль ходит по морю и волны великия учинит и погодье, и для того иноземцы не смеют по нем далеко плавать, потому что у них судов больших нет, да и малых суден немного. И из Нерчинскаго острогу до Далая ездят на легке в 5 день и в 6 и всякой торг торгуют. И оставя Далай, потому что только про него ведаем, паки возвратились к Аргуни к путному шествию своему.

***

Декабря в 30-й день от Аргунскаго острова ехали через реку Аргуню по льду и потом переехали хребет степной (От Нерчинского острогу первых кочевных людей видели.) и [144] выехали на реку небольшую Хабур, и едучи к реке, ертаул наш прибежал и сказал, что видится на степи табун и скот; и послал проведать служилых людей, а они стояли при той реке на острову; а дров сухого талнику много и воды было ж. И в ту ночь приехали казаки, которые посланы были, и привели одного Тунгуса и сказали, что сыскали они юртов иноземских с 10 и больше, и увидя их, иноземцы взяв детей своих разбежались, а иные за оружие принимались; однакожде взяли из них одного и распрашивали, и сказался он родом Тунгус, роду Тагачирского, и племя его ясачные Великаго Государя и живут в Нерчинскм, и он за ними ж вскоре едет там жить. И спрашивали коней у него и подводы и на продажу коней и скота, и он говорил, что их малолюдство и скотом нужно, только не далеко от них по иной реке Гану живут Намяснински Тунгусы, и у них всякаго скота много, потому что никому ясаку не платят, и он пошлет к ним, чтоб они не распужались и в рознь не разбежались, и чтоб послали мы от себя человека, чтоб им о том же говорил. И послали с ним Тунгуса вожа (потому что был с нами взят из Нерчинскаго вож Каргачинской Тунгус, китайской подданной, который в прошлом году для свадьбы убил человека и бежал в Нерчинской, а без вожа было нам ехать не мочно). И приказали вожу сказати им, что ведаем мы вина их учинить им страх, потому что многажды Великому Государю изменили и людей побили, однакожде мы не войною идем, а идем от Великаго Государя от Его Царского Величества к Китайскому хану, и для того б они пришли и подводы и корм привели и торг поволной и не опасались бы ничего. И в тое ночь напоя и накормя Тунгуса, отпустили к Намясинским Тунгусам с вожом, от реки Аргуни до Хабура 20 верст, и ночевали.

Стан 11-й. Декабря в 31-й день оставили реку Габура, и ехали версты с три до другой реки Тербула степью; а лесу по той речке много. И переехав через речку, подымались на степь, и на правой стороне степи стоит городок земляной с башнями, а внутри того городка сделан другой городок земляной же, а в них 4 ворота проезжие; а сказывают, что постановление Китайских людей, и сказывают, что по степи таких же городков [145] много пустых; и едучи от того места по степному хребту отпустити на Ган реку по всем горам и холмам караулили нас Намясинские Тунгусы, иные со оружием, с куяками и с копьями, а иные преже нас юрты свои и с табуны отогнали далеко, и по всей степи люди бежали, а мы с караваном ехали строем с береженьем, и издали по степи караван зело велик виделся и издали не ведающим кажется человек с тысячу и больше. И ехали по тихоньку до Гана реки 25 верст, и стояли на крепком месте, а из степи посылали к ним людей разговоритись, а они отнюдь не приступили, и от нас бежали.

А в той же день на становье приехал вож Тунгус, вчерашний Тунгус и с ними третий, и говорили, что они Намясинским Тунгусам сказали, чтоб они приехали без страху, как им приказал, однакожде они не верили, а стоят все вооружены, и нам показали их, где они стоят по хребтам со оружием и караулят нас. И опять послали к ним вожа Тунгуса, чтоб они остались у них в аманатах, покамест они приедут к нам. И поехав они немногое время назад возвратились и сказали, что они им не верят, а дали б им в аманаты казаков. И послали к ним двух человек казаков, и те казаки остались у них в аманатах. И приехали из них на стан три человека лучших людей и говорили, чтоб на них не пенял для того, что они не верили, потому что ведают они вину свою пред Великим Государем и многажды обещали ясак давать Великому Государю и не платили, и для того чаяли они, что конечно война идет на них, и для того разбежались врознь с женами своими и с детьми, а ныне видят они и верят, что посольством идем, потому что караван с верблюдами и с товары, и ныне чтоб отпустил их к своим наскоро, для того что жены их и дети от страха озябают на степьи, а завтра по ранее опять будем. И отпустил их, и они казаков наших отпустили ж, и те казаки сказали, что были они все в куяках с копьями неподалеку от нас, а жены их и дети были от них далече, потому что во всю ночь бежали.

И на другой день приехали на стан лучшие люди и привезли на корм барана большого и опять говорили, что виноваты пред Великим Государем, и чтоб Великий Государь изволил вину [146] их отставить, а они что им прикажет посол, то будут чинить. И посол им сказал, что Великий Государь подданных своих жалеет и не хочет погубить, как они сами видят, что было мочно внезапно вчера погубить их с женами и с детьми; однакожде еще ныне Великий Государь вину их отставит, только чтоб впредь к тому не согрешили и при том сколько-нибудь дали б подводы и корм и торг привели на продажу кони и скот. И они обещались, что будут учинить, только били челом, чтоб с того места не ехать.

Стан 13-й. И генваря в 1-й день ехали немного по той же реке верст с 8, и стояли для корму и для Намясинских мужиков; и ехали они с караваном видеть, где кочуют, и меняли коней немногие с нашими людьми, и поехали в юрты свои; и при вечеру приехал на становя старее всех их Тунгус будто для верности в аманаты, и опять привезли на корм барана; и говорил, чтоб подождал их, и будут они с коньми и с подводы; и ночевали они в обозе человек с 7.

И генваря во 2-й день опять ехали по той же реке Гану для корму, и опять приехали, и иные Намясинские, и там бы подождали, а ехали 12 верст и ночевали.

Стан 14-й. Генваря в 3-й день стоял в том же месте; и приехали Намясинские мужики лучшие люди человек с 20 и привели в поминках послу коня, и того коня не принял, только велел им подводы дать сколько возможно, и служилыми людьми меняли б и продавали кони и верблюды и иное что есть, и потчивал их вином и табаком. И продали они и променяли служилым людем коней с 20, а верблюдов не могли менять, и говорили они, что к вечеру или завтра сколько могут собрать подвод приведут и ясак станут платить в Нерчинском, только они не смеют от мунгальскаго Даин Контайши, потому что он им велит ясак платить себе, а не Великому Государю. И посол им говорил: буде они ясаку Великому Государю платить не станут, и Великий Государь не токмо на них изволить указати поиск, но и на Даин Контайшу, как недавно было над Брацкими мужики; и хотел он, Даин Контайша, их оборонять, а не мог, и невозможно им Намясинским мужиком жить самовольно меж рубежа Великаго Государя и Китайскаго хана, [147] тот путь будет очищен. И они обещались впредь быть у Великаго Государя в вечном подданстве и поехали в юрту свою, а подводы хотели привесть к вечеру или к утру.

И генваря в 4-й день стояли до обеда, а Намясинские не бывали; и видели, что они сколько обманывают, а подвод не дают, потому что те Намясинские мужики — воры великие, что нет таких меж всеми Тунгусы; а мужескаго роду их будет человек с двести и сватались с Мунгалы, и живут в тех местах самовольно, ни кому ясаку не дают; и в прошлом году ходили на них Нерчинские казаки человек с триста, и для великих дождей реку Аргуню не могли переехать и возвратились назад, и только та препона путь шествующим в Китайское государство из Сибири те Намясинские. И мочно было и ныне их смирить,— только для того, чтоб слух не прошол в Китай, что иду посольством и войною; а жили они преж сего в Баргузинском остроге и во иных местах и многия воровства и убивство служилым людем учинили, и походы на них были многие, однакожде им ничего не учинили, и из тех мест бежали и живут за Аргунею рекою самовольно. И видя, что они в тот день до обеда не приехали, и того ж числа взяли дров на верблюды, ехали через степь, а река Ган осталась влеве. И та река не малая и по ней лесу всякаго много; а впадет она в реку Аргуню.

Стан 15-й. И в той день ехали до вечеру до ключей и ночевали без дров, а от реки Гана до ключей верст с 30; и в тот день оставили на степи два верблюда государских: не могли их поднять и пропали; также у реки Хабура оставили верблюда ж государскаго у Тунгуса Эреннеля Токумова сына присталого, да и кони по той степи остались многие.

И генваря в 5-й день, видя, что кони и верблюды пристают многие, а от Игнатья Милованова, который послан был в Китайское государство известить, никакия ведомости нет, и выбрал одного тобольскаго сына боярскаго Ивана Неприпасова, да с ним трех человек служилых людей, да вожа Тунгуса, да толмача, и послал их наперед себя о дву конях наскоро, и приказал им ехать с великим поспешеньем, и куды поедут, везде велел ставить знаки, для того у нас иного [148] вожа не было, кроме того, что послали с ним; и как будут в Каргачинах, где Китайские люди и рубеж, чтоб они сказали, что идем с великим поспешением, только пристали кони и верблюды, и чтоб они на встречу прислали подводы наскоро; и что они скажут, чтоб послали на встречу двух казаков известить; также приказал, чтоб они ехали с великим поспешением к Наунским воеводам и объявили, что Великий Государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержец, послал посольство к государю к бугдыханскову (sic) величеству для его Великаго Государя надобных дел с великим поспешением, и для того послал к ним Игнатья Милованова давно известить про приезд, а по се время от него Игнатья ведомости нет, и для того послал изново известить вам, и чтоб послали наскоро подводы, сколько надобно, и корм и провожатых, потому что кони и верблюды пристали многие.

Стан 16-й. И в том числе отпустя их ехали через хребет, на котором был березник черной, и потом степью верст с 20, и стояли на реке Миргене, и по той речке дрова талник небольшой, да источник в тое речку впал и во всю зиму не мерзнет, и в нем ловят рыбы много; и на том источнике действовали освящение воды Иордановы.

Стан 17-й. Генваря в 6-й день ехали через хребет степной потихоньку по следу и по признаке тех, которых послали наперед верст с 17, и стояли на ключах под хребтом, и на тех хребтах лесу березнику чернаго много.

Стан 18-й. Генваря в 7-й день ехали через хребет верст с 20, и там сыскали, где ночевали наши передние; и стояли на речке Каникале; и на той речке дров зело мало, а есть только талник мелкой, и тот сырой, а по хребтам подале речки лесу много березнику. И в том месте служивые люди, которые ездили по дрова, привели одного старика, и двух молодых иноземцев. А в распросе сказались, что Борбуцкого роду, а у них в вечеру были те люди, которых послал наперед, и извещали про наш приезд, и для того они с юртами стояли по близку, и что будет нам надобно, готовы служить, а они платили ясак прежде сего Великому Государю, и взят от них лучший их [149] человек; и слышали они, что тот человек сослан к Аргангельскому городу; и буде Великий Государь изволит им отдать назад, и они будут ясак платить Великому Государю по прежнему, а род их великой. И говорили ему, чтоб он ночевал в обозе, для того чтоб он был вожом до реки Кайлара, и буде надобно и дале. И он сам в обозе ночевал, а людей своих отпустил в юрту и велел им привезть корму и на продажу коней и скота. И на другой день приехали люди его и привели барана на корм большого и на продажу 6 скотин, которых тотчас и купили.

Стан 19-й. Генваря 8-й день, взял того старика в вожи. От речки Каникала ехали через хребты и степьми до самой реки Кайлара 38 верст, и там ночевали. А Кайлар река небольшая, однакожде судовая, а течет с полудня к полуночи и впадет в реку Аргуню далеко наниз, и там — сказывают — река великая. А не доезжая до реки Кайлара верст за три озерки небольшия ключевыя, и в них рыбы много; а по реке Кайларе всякаго лесу много и острог ставить и суды делать мочно; и по ней на низу кочуют многие мунгальские люди и след видели многие, а людей не видали. И по степям проведывать служилых людей посылали, однакожде никого не видали. И от Нерчинского до рубежа китайского никого не видали, кроме Намясинских и Барбуцких мужиков. И того стараго мужика распрашивали про реки и про озеро Далай, потому что он зело знает, а что он сказал, и то писано в своем месте.

Генваря в 9-й день, ехали от Кайлара реки через нея и потом по реке Дзадуне от устья ея меж гор каменных высоких, и та река меньше Кайлара и впадет в Кайлар, а лесу по ней всякаго много, и места степныя хорошия. И в тот день отпустили Барбуцкаго вожа назад, для того что след наших людей, которых послали наперед, знатен был. И как возвратился тот старик назад, приказал ночью кони стеречь накрепко, для того, что в тех местах барсов много, и коней по ночам бьют.

Стан 20-й. И в ту ночь, где ночевали, не сыскали четырех коней и поутру сыскали след конной и человечий, и конечно что украдены от Барбуцких; а ехали 20 верст и ночевали. [150]

Стан 21-й. Генваря в 10-й день, ехали по той же реке Дзадуне 25 верст и ночевали; и в том месте дров много ж, и от того места начинается дорога тележная китайская, а телеги у них о двуколесах однобычныя.

Стан 22-й. Генваря в 11-й день, оставили реку Дзадуну направо и ехали через степной хребет и спустились на реку Унеру, и та река впадет в Дзадуну, и дров по ней, что и по Дзадуне; ехали 25 верст, и ночевали, и тут было нашим людем три ночи, что проехали.

Стан 23-й. Генваря в 12-й день, ехали по той же реке Унере до полудня, и потом оставя реку Унеру направо, ехали направо по усть речки Улучи: и та речка впадет в Унеру, а лесу по ней немного, только талник мелкой, однакожде от них мест по обе стороны на горах лесу много всякаго, а снегу не было; а ехали 35 верст и ночевали.

Стан 24-й. Генваря в 13-й день, ехали по той речке Улучи и до самой вершины ея верст с 12, и едучи по вершине ея к хребту, где предел меж Сибирскаго государства и Китайскаго учинится, встретились с нашими посланными людьми, а с ними Китайские ж люди были. И как встретили и как приехали, и что говорили, о том о всем написано в своем месте в Китайской книге, а мы здесь скончаем путешествие наше чрез Сибирскаго царства, и здесь край и конец на вершине речки Улучи, под китайским хребтом Таргачинским, всего Сибирскаго государства, которое, дай Боже, распространитись еще вместе с благочестием от конца даже до конца земли.

Текст воспроизведен по изданию: Путешествие чрез Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Николая Спафария в 1675 году // Записки русского географического общества по отделению этнографии, Т. X вып. 1, СПб. 1882

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.