Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ТОМАС СМИТ

Письма Томаса Смита.

Лжедимитрию.

Державнейший государь Димитрий Иванович, всея России самодержец!

Узнал я от слуги вашего величества Гавриила Самойловича Салманова, что по справедливому изволению Господа Бога и при Его всесильной помощи последовали и утвердились вы, на место вашего родителя и ваших предков, на престоле обширного и преславного царства Владимирского и Московского и царств Казанского, Астраханского и Сибирского и иных всех царств Всероссийского государства, и что ваше величество храните в памяти любовь и дружбу, бывшие между вашим родителем, великим государем, царем и великим князем Иваном Васильевичем, самодержцем всероссийским, и сестрою его, королевой Английскою Елизаветой, и что ваше величество намерены снестись с моим повелителем и королем Иаковом и быть с ним в любви и дружбе прежде и свыше всех других, и засвидетельствовать таковую любовь вашего величества, и что намерены вы осчастливить вашею дружбой всех подданных [104] моего государя и даровать им большие привилегии против прежнего времени, и что ваше величество, приказав без замедления отпустить меня, желали бы, чтоб я доложил моему повелителю и королю о любви вашего величества и о том, что, как только, Бог даст, совершится коронование вашего величества в должном порядке и благолепии, ваше величество, великий государь, царь и великий князь Димитрий Иванович, всея России самодержец, пришлете своих послов для взаимного приветствования, как в прежнее время. Сие вашего величества милостивейшее извещение получил я к великому своему утешению и, соответственно с тем, я приношу вашему царскому величеству мою нижайшую и сердечнейшую благодарность, и как только, Бог даст, я возвращусь к моему повелителю и королю, я сделаю доклад его величеству о воле вашего величества, который будет принят королем, как я уверен, доброжелательнейшим образом, о чем и будет засвидетельствовано, когда к тому представится удобный случай.

Итак, всеблагороднейший царь Димитрий Иванович, самодержец Всероссийский, прощаюсь я всепочтительнейше с вашим царским величеством, моля Всевышнего даровать вам долгую жизнь и обладание могущественным государством, принадлежащим вам по праву престолонаследия, и ради которого столь чудесным образом Господь Бог сохранил Вас по благости своей.

Вашего величества неизменный слуга

Томас Смит.

Архангельск

14-го июля 1605 года. [105]

Афанасию Ивановичу Власьеву.

Высокопочтеннейший Афанасий Иванович!

Будучи намерен уже пересесть на корабль, я считаю за благо, в настоящем письме выразить вам свою благодарность за многочисленные услуги, вами оказанные мне со времени моего прибытия в эти страны, а также просит вашу милость довести до сведения его царского величества Димитрия Ивановича, государя всея России, что я приношу всенижайшую мою благодарность его величеству за многочисленные знаки Его благоволения, полученные мною из его щедрых рук, о чем мною и будет доложено его королевскому величеству, которым, как я уверен, это будет принято с виличайшим удовольствием.

Вам, вероятно, будет приятно узнать, что Константин Петрович, мой пристав, самым тщательным образом старался во всем угождать мне; что же касается Тимофея Матвеевича, то он во многих случаях обходился со мною весьма дурно; но чтобы не утруждать вашей милости подробным рассказом о каждом из них, я коснусь здесь лишь двух или трех, предоставляя их, наравне с остальными, на ваше благоусмотрение. Во-первых, с большим затруднением удалось мне получить всего один покой в доме Джона де Уэльса, между тем как ваша милость изволили назначить для меня весь означенный дом. Не мог я также получить квартиры для состоящих при мне королевских придворных и для остальной моей свиты, так что они были принуждены оставаться на лодках все время нашего [106] пребывания в Архангельске к великому для меня безчестию в глазах моих земляков и иных иностранцев. Затем, до самого приезда сюда Гавриила Самойловича, мне не было огведено отдельной кухни, где можно было бы готовить для меня кушанье, почему и приходилось все блюда заготовлять на лодках и носит их оттуда но улице на виду у всего народа. Кроме того, он грозил моему служителю, состоящему при мне в переводчиках, что заставит его раскаяться, если он снова когда-либо появится в этих краях, при чем осыпал его недостойною бранью. Предоставляя на мудрое рассмотрение вашей милости вышеизложенное, я считал своим долгом удостоверить вас в оном, дабы на будущее время другие посланники не испытывали подобнаго обращения с ними, а для его царского величества не учинилось от того безчестья помимо желания и воли.

Прощаясь с вашею милостью, поручаю вас покровительству Всевышнего и остаюсь навсегда вашим любящим и верным другом.

Томас Смит.

Архангельск

25-го июля 1605 года

Ему же.

Высокопочтеннейший Афанасий Иванович! В препровожденных вам чрез Константина Петровича двух моих письмах жаловался я вам на дурное и грубое обхождение со мною Тимофея Матвеевича. После того [107] как они были писаны, случилос здесь большое безчинство, учиненное некоторою частью жителей этого города, начало и дальнейший ход которого происходили следующим порядком. Один из русских украл у англичанина немного денег, который и погнался за ним, чтобы передать его судебным властям; но несколько человек русских заступились за вора и поколотили англичанина, при чем одного из моих служителей, бывшего вместе с ним, сшибли с ног. После того как это дело было однакож улажено мистером Джоном Мериком, и я находился вместе с моею свитой в его доме, желая с ним проститься, русские, без всякого к тому повода, ворвались туда, разбили товарные склады и изувечили нескольких человек из моей и его прислуги; между тем люди, находившиеся на стоявших на рейде судах, заметили происходящий безпорядок и высадились в большом числе на берег, захватив с собою мушкеты и иное оружие. Видя это и полагая, что может последовать большое избиение русских, если англичане явятся в таком вооружении, я приказал им вернуться обратно на свои корабли, между тем как мистер Мерик, с большою для себя опасностью и не без некоторых оскорблений, обратился к русским, указывая им па могущую произойти для них опасность, если бы вооруженные матросы высадились на берег. Видя это и заслышав выстрелы, русские присмирели и разбежались.

Не смотря на то, что все рассказанное продолжалось не менее двух часов, Тимофей все это время не хотел прислать нам никакой помощи, с целию нрекратить безпорядок. Также не велит он и расследовать это дело, чтобы, осведомясь как относительно самих безчинников, так и [108] причин, вызвавших беспорядок, по справедливости подвергнуть виновных заслуженной каре, что только служит к ободрению нарушителей порядка и может дать повод к большим затруднениям. Итак, с сердечною благодарностью прощаясь с вашей милостью, остаюсь вашим любящим другом.

Томас Смит.

Архангельск

26-го июля 1605 года.

Текст воспроизведен по изданию: Сэра Томаса Смита путешествие и пребывание в России. Спб. 1893

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.