Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ СИСТАНА

ТА'РИХ-И СИСТАН

Мятеж Халида б. Мухаммада б. Йахйи

Хусайн б. 'Али ал-Марварузи послал Бу Сихака Зайдави с отрядом войска в Сафзар с тем, что «ждите-де благоприятного момента. Быть может, нам удастся захватить Систан».

Халид, вернувшись из Буста и сведав о [делах] Бу Сихака Зайдави, написал к нему ласковые письма и дал ему много обещаний. И Бу Сихак, [получив] письма, пришел. Халид ласково принял его, одарил его халатом и [другими] подарками и послал с ним войско в Кухистан на войну с Симджуром. Симджур бежал из Кухистана. И Бу Сихак, захватив Кухистан, там обосновался.

Когда наступил год триста четвертый (916), /306/ Бадр прислал в Систан из Фарса Зайда б. Ибрахима для сбора хараджа.

Халид, получив это известие, собрал [весь] народ и объявил им [об этом]. «Никого, кроме тебя, не хотим», — отвечали они. Халид задумал поднять против Бадра мятеж и выступил в Фарах.

В это время Симджур привел в Кухистан войско и сразился с Бу Сихаком Зайдави. Бу Сихак, [потерпев] поражение, пришел в Фарах к Халиду. В Бусте Фатх явил свою непокорность Халиду, и Халид ушел из Фараха в Буст. Вместе с ним [ушел] Бу Сихак Зайдави. Фатха схватили после того, как сразились с ним, и привезли в Систан. Было это в месяце джумада II в триста четвертом (916) году. Бу Сихак [293] Зайдави ушел в Харат. Была пятница, одиннадцатого шавваля триста четвертого (917) года.

Халид снял [с себя] платье дабиров и облачился в платье воинов. Выбросил из хутбы имя Бадра и прочел хутбу на свое имя. Во вторник, одна ночь осталась от месяца ша'бан триста четвертого (917) года, [Халид] выступил в Кирман. Дошел до Бама, оттуда ушел в Дарабджирд. Против него вышло войско Бадра, и они ожесточенно сразились. Войско Халида обратилось в бегство, а Халида взяли в плен и убили. [После того] войско его искало покровительства у Бадра. В войске Халида был [некий] Касир б. Ахмад б. Шахфур. Когда Халида убили, он внезапно с небольшим отрядом войска ушел оттуда в Систан в субботу, за восемь дней до конца месяца зу-л-ка'да года триста четвертого (917). Касир являл доброту и справедливость в отношении народа, осыпал народ милостями и написал письма в Буст, Рухад и Замин Давар, и все вошли к нему в повиновение. Касир послал в Буст своего представителя Ибн Абу Сахля б. Хамдана. Тот, [однако], придя в Буст, поднял мятеж против Касира б. Ахмада. И Касир направил [в Буст] своего зятя, Мухаммада б. ал-Касима с войском. [Ибн Абу Сахля] схватили и привезли в Систан. Касир приказал его казнить и надругаться [над его телом].

Затем с группой 'аййаров пришел Бу Сихак Зайдави и в месяце сафаре года триста пятого (917) совершил нападение на Касира. Касир выслал навстречу Бу Сихаку Мухаммада б. ал-Касима с войском. Они сразились. Наконец, Бу Сихак потерпел поражение. Его брата Бу Закарийана Зайдави (Ср. ниже Бу Закарийа (стр. 300)) взяли в плен. /307/ Бу Сихак ушел в Хорасан, а его соратников, большую часть их, привели пленными. Сражение произошло в месяце раби' II в триста пятом (917) году.

[Халиф] Муктадир отправил гонцом к Касиру б. Ахмаду 'Аббаса [б.] Шафика: «Управление [Систаном] надо передать Бадру (В тексте: би Бадр, конъектура Бахара: бе Бадр, см.: ТС, стр. 307, прим. 1)». Собрался народ [и заявил]: «Мы не хотим никого, [294] кроме Касира б. Ахмада». Тогда Бадр прислал в Систан Зайда б. Ибрахима с большим войском 855. Когда они подошли к городу, соратники Касира и 'аййары, вышли на войну сразились. Войско Бадра бежало, Зайда б. Ибрахима взяли в плен. Было это в среду, четырнадцать дней осталось да конца раджаба года триста пятого (918).

И [вот] 'Аббас [б.] Шафик в другой раз пришел в Систан с письмом [от] сына Фурата 856 и Бадра [с просьбой] освободить Зайда б. Ибрахима и прислать его. И Касир б. Ахмад освободил Зайда, дал [ему] почетное платье, лошадь, двух мулов, пять верблюдов, тысячу динаров и десять перемен верхнего платья и отослал [к Бадру]. Шестьсот тысяч динаров дал 'Аббасу [б.] Шафику, чтобы тот доставил их сыну Фурата 857.

Когда настала суббота и остались две ночи до [конца] месяца шаввал года триста шестого (919), Касир б. Ахмад выехал на носилках на прогулку в направлении [селения] Каркуйи. Вместе с ним были сарханги и его гулям Тагин. Соратники [Касира] изменили ему и перерезали ахиллесово сухожилие у мула. Трабил 858 и Ахмад б. Куддам взяли на себя убить его. Убили Касира б. Ахмада во [время] второго намаза. [Поводом явилось то, что] Касир б. Ахмад [как-то] ударил хлыстом Бу Йа'куба 859. Курктар 860 вынес решение убить Касира /308/ в этот же день. Бу Йа'кубу не терпелось. Во [время] второго намаза он вошел в дом Курктара, [спрашивая] «[А что], не убили [еще] Касира?» [Тот] ответил: «О мудрый! В нашем распоряжении еще целый день!» Пока они говорили, пришло известие, что Касира убили.

Ахмад б. Куддам вошел в город и расположился во дворце Йа'куба в воскресение, [когда] осталась одна ночь от месяца шаввал года триста шестого (919). 'Амилей Касира он оставил на тех же местах. Один отряд [войска] направил в Буст. Из-за паводка они не смогли войти в Буст. [Тогда] Ахмад б. Куддам собственной персоной отправился в Буст, оставив своим заместителем в Систане Ахмада б. Бахмана.

В Систане группа [людей] хотела, чтобы [наместником был] Мухаммад б. Касим, зять Касира б. Ахмада и его 'амил в [295] Забулистане. И он привел войско и у ворот Буста вступил в сражение с Ахмадом б. Куддамом. Мухаммад б. Касим отступил и пришел в Систан. Ахмад б. Куддам направил в погоню за ним войско. Мухаммад б. Касим бежал в Забулистан. [Тогда] Ахмад б. Куддам. отдал Буст Мутаххиру [б.] Тахиру и прислал в Буст ему на подмогу Мухаммада б. Хамдуна — сипахсалара с отрядом войска, а сам остался в Систане.

Пришло известие о том, что Мухаммад б. Хамдун явил ему измену и в Буст не пошел. Следом пришло [другое] известие [о том], что Буст захватили Б.хшак и Туган. [Тогда] Ахмад б. Куддам ушел отсюда в Буст. В Дашт-и Б. кан они сразились. Туган бежал. Ахмад б. Куддам направил на поиски Мухаммада б. Касима войско. [Его] нашли в селении у ворот Та'ам, схватили и убили.

Затем Ахмад б. Куддам связал Ахмада б. Тарку, и отослал его в Кухтиз (Ср. ранее: Кухиж), и приказал убить в месяце джумада I года триста девятого (921).

Ахмад б. Куддам, вернувшись в Систан, отправил войско на поиски Тугана. В Замин Даваре его настигли и ожесточенно сразились с ним. В конце концов Тугана взяли в плен и привезли в Систан /309/ в курса, [укрепленном] на спине верблюда, в субботу, одиннадцатого рамазана года триста девятого (921). [Ахмад] приказал его казнить. После того как Тугйан (!) был убит, весь мир стал разыскивать 'Абдаллаха б, Ахмада — он [где-то] скрывался. И [вплоть] до ночи на вторник, тринадцатого джумада II года триста десятого (922) никто [о нем] ничего не знал. И вот с берега Паргина до новых ворот Фарса донесся еле слышный бой барабана. Из дворца Йа'куба вышел Ахмад б. Куддам с войском. Взглянул [в ту сторону]. [Это] был 'Абдаллах б. Ахмад с группой гауга. И они завязали сражение. Когда шум сражения дошел до города, простой народ, поняв, [в чем дело], поддержал 'Абдаллаха б. Ахмада. Ахмад б. Куддам отступил по краю сточной канавы с небольшим числом людей и направился в Буст. 'Абдаллах б. Ахмад вошел во дворец Йа'куба. Все [296] припасы, ценности и оружие, [принадлежавшие] Ахмаду б. Куддаму, попали к нему в руки. Систанцы, находившиеся с Ахмадом б. Куддамом, перешли [на сторону] 'Абдаллаха б. Ахмада. Индийцы же вместе с Ахмадом б. Куддамом ушли в Буст. Талху б. Савара они послали на разведку в небольшое селение.

В Систане 'Абдаллах б. Ахмад надел кандалы на сыновей: Трабиля-индийца, который был предводителем индийцев [в, войске] Йа'куба. 'Абдаллаху б. Ахмаду тайно пришло письмо от Трабиля: «Обещай мне безопасность, и я приду». 'Абдаллах дал ему охранную грамоту и послал почетный халат [еще] до его прихода. И Трабил пришел в Систан. Ахмад б. Куддам был в Рухаде. Благодаря приходу Трабиля 'Абдаллах б. Ахмад стал сильным, собрал войско и решил идти против Ахмада б. Куддама. Наместником в Систане оставил своего сына, 'Азиза. Первого рамазана года триста десятого (922) он ушел с сильным, оснащенным войском. [Вначале он] хотел было идти через пустыню. Пришло известие о, том, что Ахмад б. Куддам забросал все колодцы в пустыне камедью и отравил воду. Тогда он пошел другой дорогой и дошел до Нукана. Ахмад б. Куддам вышел на войну с ним. Они ожесточенно сразились, и Ахмад б. Куддам обратился в бегство. Войско ['Абдаллаха] преследовало его. Его догнали. Конь встал, [Ахмад] спешился. Те подъехали и схватили его в субботу, /310/ за четыре дня до конца месяца рамазан года триста десятого (923). На второй день праздника Ахмада б. Куддама и его военачальника Симджура привезли в Систан.

'Абдаллах б. Ахмад начал взимать налоги. Мутаххиру. б. Тахиру он приказал собрать с жителей Буста один миллион дирхемов. Сам 'Абдаллах б. Ахмад ушел в Рухад, а оттуда — в Буст (В тексте: ***, конъектура Бахара: ***, см.: ТС, стр. прим. 1).

Когда настало воскресенье, 21 мухаррама года триста одиннадцатого (923), простой народ Систана восстал против [297] 'Азиза б. 'Абдаллаха и провозгласил [правителем] Абу Джа'фара Ахмада б. Мухаммеда б. Халафа б. ал-Лайса 861.

Возведение на престол Систана эмира Бу Джа'фара в ночь на среду, за тринадцать дней до [конца] месяца мухаррам года триста одиннадцатого (923)

И [вот] его вывели [из укрытия] и посадили [на престол]. Был он еще не вполне взрослым, но уже с умом старцев. Изучил многие науки и [был] отмечен шахским фарром и величием. Город же захватили [в это время] 'аййары и принялись грабить, жечь и убивать. Эмир Бу Джа'фар, увидев это, принял меры предосторожности, оставил дела, а сам скрылся — в четверг, 18 мухаррама триста одиннадцатого (923) года. Когда известие о том, что [Бу Джа'фар] схоронился [от народа], дошло до 'Азиза б. 'Абдаллаха, а он уходил в отступление, ['Азиз] вернулся назад. Как только он подступил к городским воротам, 'аййары прокричали [имя] эмира Бу Джа'фара и сказали: «Да не станет никто, кроме него, нашим начальником!» 'Азиз, услыхав это, повернул назад и спешился в рибате Раби'.

Известие об эмире Бу Джа'фаре дошло до 'Абдаллаха б. Ахмада. Он не спал и не знал покоя, пока не пришел в Систан в субботу, за одиннадцать дней до [конца] месяца сафар триста одиннадцатого (923) года. Увидев, что обстановка в городе переменилась, что сердца народа и 'аййаров полны презрения к нему и любви к эмиру Бу Джа'фару и что никто не пришел к нему, он растерялся и покинул город.

'Аййары, выкрикивали [имя] Бу Джа'фара, а тот, сидя в доме, рассылал во все стороны лазутчиков, вестников и письма. Тайно писал он Майхаму б. Раунаку /311/ — он был 'амилем в Рухаде от имени 'Абдаллаха б. Ахмада: «Ты должен расположить сердца находящихся там моих военачальников и моих клиентов к той стране. Награди их от моего имени красивыми халатами, разного рода милостями и почетными должностями». Написал также к Хамуку б. [298] Hyxy: «Дойди до Рухада, собери сколько сможешь людей и возьми у них присягу [на мое имя]». И все признали его. Майхам, услыхав о появлении эмира Бу Джа'фара, стал читать хутбу с его именем, а [имя] 'Абдаллаха б. Ахмада выбросил. По приказу [Абу Джа'фара] Хамук пришел в Рухад.

'Абдаллах б. Ахмад прислал в Буст своим представителем Мухаммада б. Абу Тамима. Жители, [однако], не впустили его [в город] и провозгласили [своим, правителем] эмира Бу Джа'фара и прочли на его имя хутбу.

Как только известие о хутбе, [прочитанной] в Бусте [на имя эмира Бу Джа'фара], пришло в Рухад к Майхаму, он [тотчас] пришел из Рухада в Буст. И в Бусте взял [у народа присягу] эмиру Бу Джа'фару, сказав им, что он делает это уже много времени, но делает тайно.

'Абдаллах б. Ахмад застрял в пределах Систана и не знал, что ему делать и куда уйти. Доверия у него ни к кому не осталось, ибо весь мир желал [только] эмира Бу Джа'фара. Тогда эмир Бу Джа'фар написал к Майхаму: «Вставай и иди в Систан вместе со своими военачальниками и свитой, которая собралась из близких [тебе людей], дабы обновить, грамоту». Майхам в сопровождении оснащенного самоотверженного войска оставил Буст, [говоря]: «Мы-де нашли собственного государя и избавились от [необходимости] служить, чужеземцам и рабам».

Майхам с войском уже подходил к Систану, а 'Абдаллах. б. Ахмад [ничего еще не знал]. Узнав о [приходе] 'аййаров, 'Абдаллах повернул назад, [но] не успел он уйти, как услыхал звуки барабана и труб. [Это] подошел Майхам с войском. Ни Майхаму не было известно [об] 'Абдаллахе, ни 'Абдаллаху о [приходе] Майхама. Неподготовленными они начали сражение. Сражались ожесточенно. Победу одержали соратники Майхама, удача и счастье [сопутствовали] им (Даулат-и нау ва са 'д-и рузгар). 'Абдаллах б. Ахмад бежал. Известие [об этом] тотчас пришло к эмиру Бу Джа'фару, и он вышел из укрытия и сел [на трон]. [299]

В царском дворце Йа'куба и сразу же отправил в погоню за 'Абдаллахом б. Ахмадом Йамана б. Хузайфа. В Бандане 862 Йаман нагнал его, /312/ взял в плен и привез в город в ночь на понедельник, тринадцать дней прошло от месяца раджаб триста одиннадцатого года (923).

Пленение 'Абдаллаха [б.] Ахмада Йаманом [б.] Хузайфом

Народ [Систана] еще раз присягнул эмиру Бу Джа'фару, и все дела перешли к нему. Собралось войско из клиентов, военачальников и азатов 863 Систана, все [как один] исполненные единодушия и единомыслия. Смута исчезла.

И вновь выступили Майхам б. Раунак, Хусайн и Мухаммад, сыновья Билаля б. ал-Азхара, [с тем] что «мы, дескать, идем в Хорасан по приказу эмира Бу Джа'фара». Когда они подошли к Фараху, Майхам и Трабил совершили измену и ушли в Буст. Эмир Бу Джа'фар отправился в Буст на войну с Майхамом, а наместником в Систане назначил Мухаммеда б. Бахмана. [Затем] сразился с Майхамом. Майхам обратился в бегство.

В месяце шаввале в Систан пришел Абу-л-Фазл Мухаммад б. Исхак ал-'Араби в [качестве] наместника эмира Бу Джа'фара.

В месяце зу-л-хиджжа из Буста вернулся эмир. Пришло еще сообщение о том, что в Бусте в раджабе года триста .одиннадцатого (925) Бу-л-Фазл Харис и Бу-л-Фазл Хусайн присягнули 'Азизу б. 'Абдаллаху. В рамазане эмир выступил в Буст на войну с 'Азизом. Когда он в конце рамазана подошел к Бусту, 'Азиз через Киш пришел в пределы Систана и расположился у ворот Мина. Бу-л-Фазл Мухаммад б. Исхак ал-'Араби вступил с ним в сражение. Военачальники 'Азиза изменили и перешли [на сторону] Бу-л-Фазля. 'Азиз бежал. В шаввале он ушел в Хорасан.

/313/ В месяце раби' II года триста четырнадцатого (926) из Буста в Систан вернулся эмир Бу Джа'фар, а затем в месяце зу-л-хиджжа года триста пятнадцатого (928) вновь ушел в [300] Буст и Рухад и вернулся оттуда в раджабе триста шестнадцатого (928-29). Все это время наместником Систана был Бу-л-Фазл. В зу-л-хиджжа [эмир Абу Джа'фар] вошел в город. В джумада II года триста семнадцатого (929) он направил в Кирман Мухаммада б. Мусу с войском, а в месяце ша'бане — Риздани, которого звали Мухаммад б. Йа'куб. И он ушел в Кирман. Ему заплатили один миллион дирхемов. В месяце зу-л-ка'да он вернулся назад.

В этом же году [Бу Джа'фар] сместил с поста казия Ахмада б. Мухаммада б. ал-Лайса, назначив казием Бу-л-Хусайна Ансари. Сместил [также] Бу Са'ида Шурути с [должности] хатиба и сделал хатибом Бу-л-Хусайна ал-Масули.

В рамазане он снова отправил в Буст Мухаммада б. Йа'куба Риздани. В раби' I [там] сожгли новый базар.

В ша'бане года триста девятнадцатого (931) эмир Бу Джа'фар собственной особой ушел на войну с Хамуком б. Нухом. Когда он прибыл на место, уже заключили мир, и потому он вернулся назад.

В джумада II года триста двадцатого (932) [эмир] послал Абу Ахмада ал-Хусайна б. Билаля б. ал-Азхара на войну с Бу Йазидом Нанкаром (Ср. ниже: Бу Йазид Банки). Бу Йазид бежал.

В этом же месяце [эмир Бу Джа'фар] сместил с поста казия Ансари и в джумада II года триста двадцатого отдал эту должность Халилу б. Ахмаду. Пришло известие, что Бу Йазид Банки (?), Бу Закарийа Зайдави 864, Каратигин 865 и их соратники выступили по дороге на Наузад в Буст, дабы схватить там Ахмада (Ср. выше: Мухаммад) б. Йа'куба Риздани. Риздани, однако, бежал и в рамазане вернулся в Систан.

Эмир Бу Джа'фар ушел в Буст на войну с тюрками. Два месяца он стоял под воротами города. В это время он написал к Абу Хафсу 'Амру б. /314/ Йа'кубу 866 — Бу Хафс тайно находился в Багдаде, — чтобы тот возвращался [в Систан]. И [Бу Хафс] в мухарраме года триста двадцать первого (933) прибыл в город. Эмир Абу Джа'фар встретил его с [301] большими почестями и преподнес почетный халат. Бу Хафсу предложили должности. Между тем в Бусте Бу Йазид Банки (?), Бу Закарийа Зайдави и Каратигин — все трое изъявили покорность и вошли в повиновение. Когда же из Буста вернулся Риздани, [эмир Бу Джа'фар], разгневавшись на него, заключил его в тюрьму, и тот много лет провел в заточении. В дальнейшем он бежал из тюрьмы. Делами управляли сыновья Тахира б. Исрама: Бу-л-Хайр, Бу Хафс и Бу-л-Касим. Когда же эмир Бу Хафс вернулся, [Бу Джа'фар] предложил их должности ему. Он, однако, не принял их, говоря: «[Когда-то] я собирался купить (Харидар будам) в Систане две должности, следующие [по важности] за твоей. Теперь они потеряли [для меня] цену (Аб-и ан бшиуд — букв, «цена их ушла»), и я больше не хочу их. У меня была высшая должность, я пустил ее на ветер и не довольствовался ею, как довольствуешься ты. И в этом ты достойнее меня. Я хотел бы быть эмиром города. Ты отдал эту должность такому-то Гандумаку, и она потеряла [для меня]. цену. Кроме того, я хотел бы стать заведующим орошением. [Эту должность] ты отдал такому-то Мухаммаду б. 'Абд ар-Рахману. Она [также] потеряла цену. Теперь для меня не осталось никакой должности, и я не желаю и не буду [ничего] делать».

Наконец, Саида-Бану 867, мать эмира Бу Джа'фара, возразила: «Нет, какое-нибудь занятие тебе необходимо!» И тогда его сделали главой мазалима. Ежедневно в войске устраивали мазалим. [Абу Хафс] садился на председательское место и разбирал жалобы.

Эмир Бу Джа'фар был человеком бдительным, щедрым, образованным и мастером на все руки, обладал познаниями в любой отрасли науки. И день и ночь он предавался вину, /315/ дарил и раздавал [подарки]. Народ [всей] страны в его [правление] обрел покой. И в те времена не было ни одного правителя, [равного] ему в храбрости. [Свое] время, часы он распределил таким образом: часть времени [выделил] для молитвы и чтения [Корана], часть — для развлечений и [принятия] [302] пищи, часть — для рассмотрения государственных дел, часть — для отдыха и уединения. Слава о нем обошла [весь] мир, и [узнали его] правители [всего] мира.

Рассказ о Макане 868 и эмире Бу Джа'фаре

Знай же, что [эмир Бу Джа'фар] отправил к Макану гонца. Посреди Зириха он встретил Бу-л-Хусайна-хариджита. Бу-л-Хусайн спросил [у него]: «Куда ты идешь?» Он ответил: «Государь направляет раба гонцом к Макану». Бу-л-Хусайн был веселого нрава, и он пошутил:

Стихи:

Предскажу твоей бороде, о посол!
Вырвет твою бороду Макан с корнем!

И гонец пошел [дальше], к Макану. Макан хорошо его принял, проявив к нему доброту. [Но вот] однажды ночью он выпил вина, разгорячился и приказал, чтобы [у посла] сбрили бороду. Протрезвев, Макан раскаялся в [содеянном], пожаловал послу почетный халат и дал много разных ценностей и просил извинения. Держал [посла при себе], пока борода не отросла. Как [только] стало возможным, [эмир] отправил его: назад и [еще раз] просил извинить. «О эмир, — отвечал посол, — вины твоей в том не было. Это было лишь предсказание, которое мне сделали в Систане, и предсказанное сбылось».

Когда гонец вернулся в Систан, доносчик осведомил [обо всем] эмира Бу Джа'фара. [Эмир] спросил у посла, и тот все рассказал. [Бу Джа'фар] вызвал [к себе] Бу-л-Хусайна-хариджита. Он, [однако], [все] отрицал. [Тогда эмир] снарядил тысячу всадников и, не сказав, куда едет, взял с собой пятьсот быстроходных верблюдов и пятьсот пеших мужей, /316/ направился в Кирманскую пустыню. Народ подумал: «Быть может, он идет к куфичам?» Никому не было известно [о его истинных намерениях], пока он не напал ночью на Рей. Схватил Макана и привез его в Систан, забрав его казну и ценности, [303] [а также] тысячу арабских скакунов и пятьсот верблюдов. Здесь [же, в Систане], взял с него [еще] один миллион дирхемов. После того обласкал, отпустил [на волю] и устроил [ему] прием. В состоянии опьянения переменился к нему и приказал сбрить у него бороду. Потом принес извинения и держал его с почетом, пока борода не отросла. Тогда дал ему халат и отправил назад.

Рассказ о Насре II б. Ахмаде 869 и эмире Бу Джа'фаре

Случай этот рассказали в собрании хорасанского эмира. Он удивился благородству, героизму и отваге [эмира Бу Джа'фара]. С Маканом [же] хорасанский эмир был во вражде.

Как-то раз [эмир Хорасана] пил вино. «Все-то блага у нас есть, — говорил он, — надо лишь повидать эмира Бу Джа'фара. Раз его сейчас здесь нет, давайте хоть помянем его». А присутствовали [в собрании] все вельможи Хорасана. [Эмир] провозгласил за него здравицу и выпил, и вся знать хорасанская выпила. Когда же [вино] сийаки дошло до него, он запечатал кубок и отослал в Систан к [Бу Джа'фару] вместе с десятью рубинами, десятью Драгоценными халатами, десятью гулямами и десятью тюркскими рабынями, украшенными и разодетыми; [да еще] послал коней и [драгоценные] пояса. Рудаки сложил по этому поводу стихи. /317/ [Их тоже] послали. И в тот день из уст эмира Хорасана раздалось: «Не будь эмир Бу Джа'фар [столь] нетребовательным, при своем великодушии, умении вести дела, [при своей] мудрости и рассудительности завоевал бы он весь мир». А стихи эти вот 870

Стихи

Мать вина нужно принести в жертву,
Дитя ее схватить и ввергнуть в темницу.
[Но] не сможешь ты отнять ее дитя,
Если вначале не растопчешь его и не отнимешь у него душу. [304]
Только ведь не дозволено удалять
Малое дитя от материнского молока и груди,
Пока не попьет оно молока полных семь месяцев:
От начала урдибихшта до конца абана 871.
Тогда можно и по религии, и по закону
Дитя [ввергнуть] в узкую темницу, а мать [принести] в жертву.
Когда ввергнешь ее дитя в темницу,
Семь суток оно будет смутным и смятенным.
А когда придет в себя и положение свое увидит,
Вскипит и застонет [своим] спаленным сердцем.
То сверху вниз устремится от тоски, а то опять
Снизу вверх, все так же бурля от печали.
Ежели ты захочешь расплавить (?) золото на огнe,
Вскипит оно, но не так вскипит, [как то дитя] от скорби.
А потом наподобие разъяренного верблюда
Вспенится оно от гнева и явит силу.
Стражник снимет пену эту начисто,
Так что пройдет его смутность и станет оно светлым.
Наконец, когда оно успокоится и перестанет дышать,
Крепко закупорит его сторож.
Когда полностью оно осядет и станет светлым,
Примет оно цвет рубина и коралла.
Часть его красная, как йеменский сердолик,
Часть его рубиновая, как бадахшанский камень.
А когда понюхаешь его, подумаешь, что красная роза
Аромат свой ему дала, и мускус, и амбра, и ладан.
/318/ В таком виде оставят его в хуме
Вплоть до весны и половины найсана 872.
А тогда, если в полночь откроешь его,
Увидишь родник сверкающего солнца.
А если ты увидишь его в хрустальном [бокале], скажешь:
Красный самоцвет в руке Мусы, [сына] 'Имрана 873.
Скупой станет щедрым, а слабый — доблестным.
Если вкусить от него, желтое лицо [станет] цветником.
А кто в веселье бокал его выпьет,
Не узнает уже впредь скорби и печали.
Десятилетнее горе прогонит оно в Тандже 874,
Новую радость оно доставит из Рея и 'Уммана 875.
С таким вином, простоявшим несколько лет,
Сменившим пятьдесят обветшалых одежд 876,
Пир надо устроить царственный,
[Украшенный] розами, жасмином и другими цветами. [305]
Райские блага рассыпаны повсюду,
Сделано дело, какого никому не сделать!
Златотканые одежды и красивые ковры,
Дорога [из] рейханов и тахты в изобилии (?),
Барбат 877 'Исы 878и арфы 879 Фу'ада,
Чанг Мадакнира (?) и флейта Чабукджанана 880.
/319/ В одном ряду сидят эмиры и Бал'ами 881,
В другом — благородные и дехканин Пир Салих.
Царь на троне, на почетном месте,
Царь царей мира [и] эмир Хорасана.
Тысячи тюрков стоят перед [ним] рядами,
Каждый блистает, как двухнедельная луна.
У каждого на голове венок из мирта,
Уста их — красное вино, локоны и челка — рейхан.
Подающий вино — кумир, редкий среди красавцев,
Сын тюркской хатун и отпрыск Хакана 882.
И когда несколько кругов в веселье обойдет вино,
Царь мира радостно, весело смеясь,
Из рук черноглазого, перликого тюрка,
Стан [которого] подобен кипарису, а локоны — чауган 883,
Возьмет кубок того ароматного вина.(Текст испорчен, перевод приблизительный)
И помянет государя Сиджистана.
Сам выпьет [за его здоровье] и знать [его] также.
Скажет каждый, весело берясь за вино:
На радость Бу Джа'фара Ахмада, сына Мухаммада,
Того месяца азатов, гордости Ирана,
Того царя справедливости и солнца времени,
Живы им правосудие и свет в мире 884.
Не было тогда подобного ему среди людей,
[Сказав], не будет и впредь,— не солжешь,
Доказательство [тому] — бог един, а он — тень его.
Повиновение ему сделал обязательным стих Корана (Указание на Коран (IV, 62)).
/320/ Твари все — из воды, глины, огня и ветра,
Этот же царь — из солнца природы Сасана.
Благодаря ему царство мрака обрело свет,
Эдемом стал благодаря ему мир развалин.
Если ты красноречив, все достоинства его скажи,
Если ты дабир, восхваления ему прочти.
Если ты ученый и ищешь премудрость (В тексте ошибочно: ***, в П и Тб: рах-и хикмат-букв, «путь премудрости»), [306]
Образу жизни его подражай, праведную веру его познай.
Тогда на него взглянешь и скажешь мудро:
Вот — Сократ, а также Платон из Греции (В тексте: ва Йунан, возможно, вместо: зи Йунан — «из Греции»).
Если ты — факих (В тексте: факир-и, конъектура Бахара: факих-и, см.: ТС, стр. 320, прим. 5) и интересуешься правосудием, Воскликнешь:
Шафи'и 885 это, Бу Ханифа 886 и Суфйан 887.
Когда (В тексте: К-у, конъектура Бахара: гар — «если», см.: ТС, стр. 320, прим. 6) заговорит он о науке и мудрости.
Прислушайся, вот [она] ученость и мудрость Лукмана!
Человеку образованному он добавит мудрости и разума,
Умному прибавит адаба и веры.
Если ты хочешь увидеть ангела —
Вот он [пред тобой], явный Ризван 888.
Посмотри внимательно на его очарование и его лицо,
И ты (В тексте: та-т, конъектура Бахара: та ту, см.: ТС, стр. 320, прим. 8; в обоих случаях смысл одинаков) увидишь подтверждение тому, что я сказал,
Его нравственную чистоту и его благородное происхождение.
[Вместе] с его добрыми помыслами и деяниями.
Если [хоть] раз слова его дойдут до твоих ушей,
Несчастье, [ниспосланное] тебе Сатурном, обратится в счастье.
Если увидишь ты [его] сидящим на почетном месте (Садр),
Скажешь твердо 889, что ожил, дескать, Сулайман.
[Это] — Сам 890 на коне, который [скачет], пока не засияет звезда
Не увидит конь [другого] такого наездника на арене.
/321/ В день сражения, мести или в горячке
Если увидишь его среди шлемов и [воинских] кафтанов,
Ничтожным предстанет тебе и огромный слон,
Как бы ни был он взбешен (В тексте: ***, конъектура Бахара: ***, см.: ТС, стр. 321, прим. 1) и разъярен.
Если бы Исфандиар на [поле] брани его увидел,
Бежал бы он перед его копьем, прыгая и дрожа (В тексте: ***-, конъектура Бахара: ***, см.: ТС, стр. 321, прим. 2).
Хотя во время сна гора его тела
[Все равно что] гора Сийам 891, которую никто не видел движущейся.
Будь противником [Его] дракон, [307]
Пред мечом его он станет, как воск перед пылающим огнем.
Если же на битву (В тексте: ***, конъектура Бахара: *** cм.: ТС, стр. 321, прим. 3) с ним звезда Бахрама (Бахрам — планета Марс) выйдет,
Станет она меча его добычей, [держу] пари! (Бе гираваган)
Когда же за вино возьмется он,
То и весеннее облако не прольет столько дождя,
Только мутную воду несет весенняя туча.
Он раздает кусками шелк, а золото — кошельками.
От обилия даров, которые он раздает обеими руками,
Покажется ничтожным рассказ и легенда о потопе.
Несомненно, от его щедрости и его великодушия
Поднялась цена панегирика и утратило ценность молчание (В тексте; самит, конъектура Бахара: самити, см.: ТС, стр. 321, прим. 8).
Идет поэт к нему бедняком с пустыми руками,
С большим [количеством] золота и ягнят (Хумлан; ср.интерпретацию этого слова Бахаром, ТС, стр. 321, прим. 1) возвращается он.
Людям красноречия от него поощрение и дары,
Людям адаба от него — должности в диване.
В [вершении] справедливости и правосудия над народом
Нет в мире [другого] такого великодушного и правоверного: /322/
Найдет [у него] правосудие слабый и сильный,
Не увидишь ты возле него ни насилия, ни несправедливости.
Благодеяния его простерты над всем миром,
Не увидишь никого (В тексте: ***, конъектура Бахара: ***, ич кас ( = хич кас) — «никто», см.: ТС, стр. 322, прим. 1) обойденным его благодеянием.
Горемыка благодаря ему обретет покой,
Раненый благодаря ему получит исцеление.
В [сравнении] с протяженностью прощения этого счастливого государя 892
И пустыня и степь [покажутся] ограниченными (Танг).
Извинение он примет, вину простит,
Не даст воли гневу, будет стремиться к прощению и отпущению [греха].
Тот царь Нимруза, победоносный хосрой,
Счастье его — тигр, враг его — стенающая газель.
В нем ожил 'Амр, сын Лайса [308]
Вместе со своей свитой и их эпохой.
Хотя и славится имя Рустама,
Слава Рустама, сына Дастана, жива [лишь] благодаря ему.
Рудаки, оставь славословие всему народу,
Прославь [лишь] его и вскрой печать [его] счастья.
Если ты постараешься сложить [стихи] [в меру] своих стараний,
Если ты навостришь (В тексте: ***, конъектура Бахара: ***, см.: ТС, стр. 322, прим. 3) напильником свой разум,
Если в твоем распоряжении [будут] двести ангелов,
А также пери, все джинны и шайтаны,
Не сможешь ты сложить [стихов], достойных его.
Вставай же, принеси то (В тексте: ***, конъектура Бахара: *** , см.: ТС, стр. 322, прим. 6), что ты сложил, как сложить нельзя.
Вот панегирик, насколько было в моих силах.
Все слова в нем хороши, а смысл их — прост.
Только не смогу я сложить [стихов] достойных эмира,
Хотя Джарир 893 я в стихах, Та'и 894 или Хассан 895.
[Вот] панегирик эмиру, которым славна вселенная.
От него краса и блеск, отрада и спокойствие.
Очень боюсь я, что слабость моя обнаружится,
Хотя Сари 896 я, и у меня красноречие Сахбана 897.
/323/…(В тексте: *** строка безнадежно испорчена)
Хотя [панегирик ему] выше славословия [другим] шахам, Обозначены пределы восхваления любого [из] народа,
Его панегирику нет ни конца, ни предела.
[Ничего] удивительного в том нет — ведь
Рудаки вконец растерялся (В тексте: ***, конъектура Бахара: *** (см.: ТС, стр. 323, прим. 3) букв, «станет онемелым и безъязыким») в этой обстановке и пребывал в изумлении.
Не воодушеви меня Бу 'Умар и
[Не будь] разрешения Избранника 'Аднана 898,
Разве посмел бы я [сочинить] панегирик эмиру,
Ради которого господь сотворил мир?
Если бы не был я немощным и бессильным 899,
Если даже не было [на то] приказа эмира Востока,  [309]
Я бы сам побежал, как назначенный вестник,
На службу к нему, закусив зубами полы своего халата.
Панегирик — [мой] гонец, [который] доставит мои извинения,
Дабы правильно понял эмир, умеющий ценить слово,
Мои извинения за немощь и старость.
Из-за них я не смог предстать перед [эмиром] гостем.
Да приумножится счастье моего мира,
Да уменьшится счастье его врагов.
Глава его поднялась до луны,
Глава врагов его скрыта под [брюхом] рыбы.
Лицо его сияет ярче, чем лик солнца,
Благодеяния его тверже, чем [горы] Джуди 900 и Сахлан 901.

/324/ Привели мы это стихотворение для того, чтобы каждый, кто прочтет его, увидел бы эмира Абу Джа'фара, ибо было все так, как сказал [поэт].

Рудаки прочел стихотворение в собрании эмира Хорасана и знати, и никто не [подумал] отрицать ни одного бейта, ни одного слова, которое он сказал об [Абу Джа'фаре]. Напротив, все в один голос сказали: «Сколько бы ты ни хвалил его, будешь бессилен, ибо человек он совершенный».

Когда привезли стихотворение сюда [в Систан], [Абу Джа'фар] послал Рудаки десять тысяч динаров, а виночерпию эмира Хорасана, который привез тот гостинец, дал почетный халат и [другие] подарки и отправил [его] обратно. На этом я заканчиваю рассказ об [эмире Абу Джа'фаре], дабы книга не вышла длинной, ибо для описания достоинств, [выделявших] его среди великих Систана, нужны два таких тома, да и то не [все] будет сказано. [Здесь же] будет упомянуто кратко о каждом [местном] правителе.

Сани Балхи 902 в своих четверостишиях приводит историю Макана и покойного эмира, как мы сейчас упомянем:

Стихи 903

Да исчезнет твоя печаль, хан!
Да будет вечной твоя радость, хан!
Да будешь ты иметь дело всегда [только] с порядочными людьми,
Ты, [безвременно] погибший эмир 904, да будет твой враг «Макана» 905 [310]

Арабские поэты сложили о нем много стихов, однако нашим условием в этой книге являются персидские [стихи], исключая [те случаи], когда мы окажемся бессильными и персидских [стихов] не найдем.

И вот эмир Бу Джа'фар заключил под арест сыновей Тахира [б.] Исрама, а Мухаммада б. Хамдуна и Бу-л-'Аббаса 'Умайра послал в Башкар 906. Мухаммад б. Хамдун ушел в Хорасан на службу к /325/ хорасанскому эмиру.

Эмир Бу Джа'фар назначил Бу-л-Фатха сипахсаларом. [Фактически] Бу-л-Фатх управлял [всеми] делами и стал великим. Был он человеком дерзким и умным.

Абу-л-Хусайн Тахир б. Мухаммад б. Мухаммад б. Абу Тамим попросил разрешение и ушел в Хорасан, и там его руками свершилось много дел. Он оказал [также] разного рода услуги эмиру Хорасана, и были у него на то причины, о которых будет рассказано в [своем] месте, ежели Аллах пожелает. Раздал он множество подарков. Имя его стало в Хорасане знаменитым благодаря [его] мужеству. [Абу-л-Хусайн] оставался во дворце эмира Хорасана [долгое время], и удостоился там почетного халата и множества... (Иджаб — значение в данном контексте установить не удалось), и стал известным. Оттуда с почетом вернулся в Систан. Эмир Бу Джа'фар вышел встретить его и с большими почестями ввел в город.

Здесь он оставался шесть месяцев, и дни и ночи присутствуя в его собрании. [Абу Джа'фар] пожаловал [ему] почетные халаты и осыпал его милостями, передал ему Буст, и он ушел туда. [В Бусте] было много улемов, а Тахир ревностно проявлял заботу о науках. Сам он денно и нощно занимался ими и [для этого] держал при себе ученых и фа-кихов Буста. Они вели в его присутствии ученые споры. [Тахир] принимал в них участие.

В году двести сорок первом (855) среди жителей Ука, между племенами Ш.нг.л. и Затурк 907, начался внутренний раздор. Бу-л-Фатх пошел туда и удержал их от междоусобицы. Однако вновь случилась измена Фатху из-за араба [311] Мундрика (?). Он поднял мятеж и ушел из города в Кдркую, а оттуда в Куках. На его поиски эмир Бу Джа'фар послал Риздани и войско. Бу-л-Фатх вернулся назад, пришел в Джарвадикан. Там к нему стеклась чернь. Они присягнули Бу-л-'Аббасу, сыну Тахира б. Мухаммада б. 'Амра б. ал-Лайса, говоря: «Этот достойнее царства Нимруза, нежели Бу Джа'фар, ибо из поколения в поколение [его предки] были царями и потомками царей. Эмир же Бу Джа'фар — царский отпрыск только по материнской линии». Жители Баскара присоединились к их присяге. Бу-л-Фатх, став сипахсаларом, /326/ собрал войско, и они направились в касабу и подступили к воротам города. И [вот] между двумя войсками разразилась битва. На помощь Бу Джа'фару подоспели тюрки из Буста. Бу-л-Фатх, не [будучи в силах] противостоять, бежал, разграбив [по пути] Джарвадикан и большую часть Пишзириха. Вдогонку за ним эмир Бу Джа'фар послал в Ук Риздани. Однако тот его не нашел и расположился в Уке. Жители Ука повиноваться отказались, собрались в Бурундже и стали сражаться. [В конце концов, Риздани] отступил. В тот день погибли шестнадцать его военачальников. И вновь эмир Абу Джа'фар прислал в Ук Ахмада б. Ибрахима, и народ смирился.

Из Хорасана пожаловал к нему с письмом эмира Бу Джафара Сулайман б. 'Ауф с тремя тысячами мужей. И [Ахмад б. Ибрахим] передал ему область Ук.

Убиение эмира-мученика Бу Джа'фара, да помилует его Аллах

И [вот] Риздани, который был его гулямом и которому эмир Бу Джа'фар сделал столько добра, вошел в заговор с 'Абдаллахом б. Мухаммадом б. Исма'илом, а [также] с Бу-л-'Аббасом б. Тахиром б. 'Амром и с Ибрахим-Сурхом (Ибрахим-Рыжий) и с группой его личных слуг. И они убили [Абу Джа'фара] во [312] [время] попойки во дворце Халафа, а казну разграбили. Убийство было совершено в ночь на вторник, прошли две ночи от [начала] месяца раби' I года триста пятьдесят второго (962).

Эмир Халаф в ту ночь уходил в Душаб 908, где паслись его кони. Его искали и не нашли. Когда до него дошло известие об убийстве отца, /327/ о двуконь он прискакал оттуда в Буст к Макджулю, правителю Буста. Макджул ласково принял его, обнадежил и пообещал: «С помощью всевышнего я отмщу за кровь твоего отца и посажу тебя в дом правления». [Затем] он разместил [Халафа] в почетном месте и прислал ему угощение. Следом за [Халафом] в Буст пришла группа гулямов его отца. Дело его стало прочным.

На следующий день после убийства Бу Джа'фара на эмират возвели в крепости арка Бу Хафса Мухаммада б. 'Амра.

[Тогда] Макджул собрал войско и послал в Систан с эмиром Халафом тысячу лучших всадников. В Систане [о том] никому не было известно, пока эмир Халаф [внезапно] не спешился в Харуне. Абу Хафс, услыхав [об этом], тотчас отступил в Хорасан. Исполнилось пятьдесят дней со дня, когда был убит эмир Бу Джа'фар. И эмир Халаф вошел в город и вступил на эмират. В воскресенье, пятого джумада I года триста пятьдесят второго (962) на его [имя] прочли хутбу. И он пожаловал Бу Йусуфу [б.] Бу Са'иду Мудрики почетное платье и сделал его сипахсаларом в воскресенье, две ночи прошли от месяца раджаб этого года. Его имя — Мухаммад б. Йа'куб.

В четверг, шестого раджаба этого же года из Нишапура в город привезли гроб [с телом] Бу-л-Фатха. В это время из Буста в Фарах пришел эмир Бу-л-Хасан Тахир б. Абу 'Али ат-Тамими 909 — область была в его ведении. С ним собралось много народа, и он приступил к воротам города. Ему навстречу вышел эмир Халаф, они заключили друг друга в объятия. Эмир Халаф сказал: «В сем государстве ты — друг мне» — и поместил его во дворце Йа'куба. [313]

Прибытие в Систан эмира Тахира [б.] Бу'Али

Мать Тахира [б.] Бу 'Али — 'Айша бинт Мухаммад б. Абу-л-Хусайн б. 'Али [б.] ал-Лайс.

[Тахир] вошел в город в понедельник, первого зу-л-ка'да этого года. И вот, когда прошло шесть месяцев, в городе возгорелась смута. Шесть месяцев подряд казий Халил б. Ахмад читал с минбара хутбу следующим образом: «О боже, примири эмиров Абу Ахмада и Абу-л-Хусайна». И вот ночью к воротам дворца Йа'куба подошел со своими людьми и простым народом Нигарнусак. /328/ Эмир Тахир [б.] Бу 'Али бежал из дворца и укрылся на одной из улиц у дворца. К нему стал стекаться народ. На следующий день началась война между сторонниками партий Самак и Садак 910. В конце концов сожгли Пираста (В тексте: *** , конъектура Бахара: ***, см.: ТС, стр. 328, прим. 2. Название селения? базара?). Эмир Халаф заявил: «Ухожу в хаджж, ибо в ту ночь, когда случилась беда, я дал обет. Однако все откладывал, пока дела не наладились» 911. Систан весь он передал эмиру Тахиру [б.] Бу 'Али и приказал: «Казни убийц, всех, сколько удастся». Сам же первого джумада I года триста пятьдесят третьего (967) ушел в священный храм в Мекке.

В понедельник, [когда] прошло двенадцать дней от благословенного месяца [рамазана] года триста пятьдесят шестого (967) эмир Тахир [б.] Бу 'Али связал Бу Йусуфа Мухаммада б. Йа'куба ал-Мудрики и приказал, чтобы его убили в ночь под навруз, четвертого раби' II года триста пятьдесят седьмого (968). Эмир Тахир [б.] Бу'Али был образованным, человеком дела, справедливым и щедрым, с хорошими манерами. Систан с его [приходом] обрел покой, по причине [той] справедливости и беспристрастия, которые соблюдались в его время в отношении [к] народу, [будь] та знать, простые люди или воины. Харадж он взимал дирхем за дирхем. Этого же правила [в свое время] придерживался и [314] эмир Бу Джа'фар, [который] круглые сутки предавался вину. Тахир следовал его традициям и его образу жизни. [Прежде всего] переловил убийц [Абу Джа'фара] и казнил [их]. И в этом положений он пребывал. Если рассказывать о мужественном поведении эмира Тахира и его доблести, то рассказ [слишком] растянется. Одну историю я все же приведу. Во времена Бу Джа'фара Тахир [б.] Бу 'Али и Мухаммад [б.] Хамдун в числе свиты шли в Хорасан, во дворец хорасанского эмира. Тахир был из /329/ [потомков] 'Амра, а Мухаммад [б.] Хамдун внуком марзбана — Систан во времена язычества принадлежал им. Происхождение свое они вели из рода Рустама, сына Дастана. Прибыв во дворец эмира Хорасана, они ежедневно ходили приветствовать его. И были они настоящими наездниками. Каждого из них [можно] было приравнять к тысяче всадников. Однажды на площади Ригистан в Бухаре играли в поло. В тот день [в игре] участвовали двенадцать тысяч наездников из знати и свиты эмира Хорасана. Тахир и Мухаммад [б.] Хамдун б. 'Абдаллах стоя смотрели [на игру]. Хорасанский эмир отдал хаджибу приказание: «Ступай, скажи мирам [из] Систана, чтобы они приняли участие в игре». Хаджиб подъехал [к ним] и передал [слова эмира]. Они поклонились, пришпорили коней и стали гонять мяч и выиграли двенадцать тысяч мячей. Во дворце эмира Хорасана был сипахсалар из арабов. Он закричал по-персидски: «Да будет вечным город, который рождает и растит таких мужей!» Мухаммад б. Хамдун отвечал [на это]: «Мы [лишь] ничтожнейшие наездники того города и не дерзнем выйти на поле перед всадниками государя Нимруза!» Слова эти понравились эмиру Хорасана, он обласкал обоих, дал им по почетному халату и несметное число денег. Тахиру [б.] Бу 'Али подарил [еще] в тот день [своего слугу] Фатик-хадима. Фатик был слугой [номинально], у него [самого] было двести тюркских гулямов, не считая всего другого. Дела Тахира там пошли в гору. Эмир Хорасана отправил его сипахсаларом на войну с Маканом 912, и под его предводительством — Амирака Туси и 'Абдаллаха Фаргани. /330/ И они пошли туда и воевали [там]. Макан бежал и разграбил [по пути] Гурган. [315]

Эмир Тахир вышел на площадь [перед дворцом] Макана, разбил шатер и никому не позволил грабить в его дворце, а самое малое в его конюшнях была тысяча арабских скакунов и тысяча берда'аских мулов. [Затем] вызвал [к себе] слугу и дал [ему] деньги на содержание гулямов и наложниц в [сумме] большей, чем давал Макан.

Макан же ушел в Табаристан, оттуда в Туркестан. Собрал [там] всадников и ночью внезапно напал и взял Гурган. Войско Тахира о том не знало. Амирак Туси, 'Абдаллах Фаргани, Фатик-хадим и Бу-л-Хасан Кашани — старший хаджиб (Хаджиб-и худжаб) и [остальное] войско, которое дал эмир Хорасана, забрали войско и обоз Тахира и ушли.

Тахир стал сражаться. Стоял он с несколькими всадниками и был взят [в плен]. Макан поместил Тахира и его соратников в железные клетки. И два года [Тахир] оставался у Макана в заточении. Макан не знал, /331/ что Тахир у него в тюрьме, и все дни сокрушался: «Увидеть бы мне Тахира, дабы отплатить за то доброе, что он сделал [для меня]».

И вот однажды слуга вошел в темницу и увидел Тахира. Опознал и бегом бросился к Макану: «Тахир — у тебя в тюрьме!» Макан сам пошел в темницу, низко поклонился Тахиру, выпустил его на волю и просил извинить за неведение. Привел его и посадил вместо себя на трон, а сам склонился [перед ним] в поклоне. [Макан] долго упрашивал, прежде чем [Тахир] сел. Прислал он [Тахиру] сто рабов и сто рабынь, двадцать тысяч динаров, сто тысяч дирхемов, отличных скакунов и. верховых животных, какие только бывают у царей (В тексте: макан, конъектура Бахара: мулукан, см.: ТС, стр. 331 прим. 2) и шахов, украсил для него дворец и в течение месяца оказывал ему гостеприимство. Затем послал к нему своего везира и [предложил] ему: «Хочешь, ты будь эмиром, а я — [твоим] сшгахсаларом. Хочешь, будь сипахсаларом, и я скажу, чтобы у тебя во всех делах...(В тексте: ***, конъектура Бахара: *** «должность верховного эмира» (?), см.: ТС, стр. 331, прим. 3)». [316]

Тахир ответил: «Хорошо говорит [Макан]. Однако если он это делает ради того, чтобы отблагодарить [меня] за то, что я сделал для его гарема, и за то, как я распорядился с его имуществом, то поступил я так потому, что мои предки завоевали весь мир. И всюду, где они попадали в дома благородных людей, поступали точно таким же образом. Этот обычай я унаследовал от своих предков, и Макан не должен делать меня ни сипахсаларом, ни эмиром, ибо я его враг и слуга эмира Хорасана. Скажи [Макану]: "Не полагайся на того, кого ты не воспитал, в особенности на [своего] врага". Я — воспитанный милостью эмира Хорасана, родом [же я] из Систана. Если бы я встретил тебя на поле брани, отослал бы во дворец и не выказал бы никакого расположения». — «Воля твоя», — отвечал тогда Макан. /332/ «Разреши мне уйти [к своим], — просил [Тахир]. — Все-таки месяц я хотел бы отдохнуть». И Макан начал новые приготовления к дороге, послал [Тахиру] много денег, и тот принял их. Потом заявил: «Мне нужен дельный человек, дабы он распорядился этим имуществом». И Макан человека прислал. Тахир передал ему все имущество, а сам на другой день сел верхом, сказав управляющему (Катхуда): «Я кое-что спрятал в пустыне. Съезжу, привезу. Ты позаботься о хозяйстве. Быть может, я останусь там дня два». И он уехал с запасным верблюдом, стремянным и мулом. Взял с собой немного еды и направился в Хорасан. Никто о том не знал, пока [Тахир] не оказался на [расстоянии] одного перехода от Бухары. Написал письмо к эмиру Хорасана и уведомил [его о своем прибытии]. На следующий день эмир Хорасана — сам и войско — выехали верхом на один фарсах, [чтобы] встретить [Тахира]. [Тахир] стоял на одном из холмов и смотрел, как знать и военачальники шли встретить [его]. Вот подъехали Фатик-хадим и Бу-л-Хасан Кашани в [сопровождении почти] пятисот рабов, украшенных поясами, и в полном вооружении и вышли ему навстречу. Эмир Хорасана сказал: «Вот это служба, которую сослужили Тахиру Фатик-хадим и Бу-л-Хасан Кашани! Они [317] получили жалованье и сохранили его войско, купили рабов, мулов и коней. И на сегодняшний день ни у кого в Хорасане нет той роскоши, какая есть у Тахира б. Бу 'Али, который спасся из заточения». [Сказав это], похвалил его за проявленное мужество, за его слова, поступки и /333/ неприятие [подарков] от Макана.

Султан Махмуд [б.] Сабуктигин, услыхав этот рассказ о эмире Тахире [б.] Бу 'Али в своем собрании, сказал: «Надо бы мне увидеть его, [пока] он жив!»

И эмир Хорасана пожаловал [Тахиру] красивые халаты и написал оттуда к эмиру Бу Джа'фару, чтобы тот отдал ему Фарах. И [Тахир] был там до тех пор, пока не случились эти события. Затем он получил эмират Систана и зажил счастливо (Рузгар-и хуш хвард), делая добро людям. Оставил по себе добрую славу, и пока мир существует, его будут поминать [добрым словом].

И вот, когда власть в Систане закрепилась за ним, он стянул войска и в триста пятьдесят седьмом (967) году выступил в Буст. Тюрки из Буста бежали и оставили город пустым. Эмир Тахир вошел в Буст без боя и кровопролития. Хутбу в [Бусте] перевели на его [имя]. Некоторое время он там был и ни о чем не подозревал, пока Йуз Тамир не совершил нападение, а они были в неведении. [Люди Йуз Тамира] перебили отряд пеших [воинов]-систанцев. Тогда Тахир вернулся в Систан и бросил в темницу всех своих сановников. В их числе были Барс Дайлам — его сипахсалар 913, Бу-л-Хасан Кашани — старший хаджиб, Насир б. Мансур — глава армии, Мухаммад и Ахмад, сыновья 'Азиза, Ахмад б. Ибрахим и Мухаммад б. Салих ас-Саййари. Это случилось в триста пятьдесят восьмом (968-69) году. [Тахир] обвинил их: «Вы-де не пришли на помощь в сражении!»

В это время из хаджжа вернулся эмир Халаф и ушел к Бу Хамду б. Мансуру 914 — /334/ эмиру Хорасана — в Бухару. Эмир Хорасана дал ему почетный халат и войско, и он пришел в Систан. Эмир Тахир, проведав об этом и [вспомнив] обязательства, которые взял на себя, и данные им клятвы, [318] ушел из города в Сафзар. В воскресенье, одиннадцатого раджаба года триста пятьдесят восьмого (969) 915 эмир Халаф остановился в селении Мухаммада [б.] Лайса. На следующий день он вошел в город, и на его имя прочли хутбу. После того эмир Халаф вступил в дом правления. Между тем в Систан вернулся эмир Тахир [б.] Бу 'Али, и они сразились в М.т.каране (?). Эмир Халаф потерпел поражение и ушел в Буст 916. Был там до пятницы, две ночи оставались от месяца ша'бан года триста пятьдесят восьмого (969). Эмир Тахир [б.] Бу 'Али внезапно скончался, и на его место сел эмир Хусайн. Его кунья — Абу Ахмад. Его имя — ал-Хусайн б. Тахир.

Кончина эмира Тахира в ночь на воскресенье, десять дней оставалось до [конца] зу-л-ка'да года триста пятьдесят девятого (970) 917. Эмир Хусайн был в Фарахе. Смерть Тахира держали в тайне. К Хусайну был отправлен верблюд-скороход, и он приехал.

/335/ Эмир Халаф, узнав о том, что Тахир скончался и что на его место сел Хусайн, собрал войско и пришел [в Систан]. Когда он подошел к Х.с.стану (?), против него выступил с войском Хусайн. Сразились ожесточенно. Победа была на стороне эмира Халафа.

Возвращение эмира Халафа и взятие Систана

[Эмир Халаф] одержал великую победу. В тот день погибли: Барс Дайлам, Ахмад [б.] Бу-л-Фатх, Бу Мухаммад [б.] Бу-л-Азхар и вся войсковая знать Хусайна.

В четверг, третьего джумада II года триста шестидесятого (971) эмир Халаф вошел в город, схватил сановников Тахира и Хусайна и всех убил, а их имущество забрал [себе]. Разграбил и разрушил ворота Парс, привез из Ука Мухаммада б. Талиба и всю знать и отослал их в Риг 918, имущество их конфисковал. [Эмир Халаф] сделал так, что в Систане не осталось никого из [людей Хусайна]: одни ушли в Хорасан, другие — на чужбину, третьих он убил. Местом своего [319] пребывания [эмир Халаф] избрал Дашан 919. Дело [его] стало прочным.

Все были в неведении, как [вдруг] из Куха 920 пришел эмир Хусайн и встал на берегу Хирманда. [В это время] пришел сель, и Хирманд разлился. В пятницу, шестого ша'бана года триста шестьдесят первого (972) Хусайн переправил войско через реку.

Бегство эмира Xалафа

/336/ Эмир Халаф бежал в Джувайн. Хусайн вошел в город и [сразу] направился в пятничную мечеть и совершил молитву. В тот день на его имя прочли хутбу. Семь дней спустя Хусайн собрал войско, вышел из города, переправился через Зирих и спешился в Рамихрабаде. С Хусайном было многочисленное войско и четыре слона. У эмира Халафа — всего около трех тысяч пехотинцев и конников. Узнав о приходе Хусайна, он ушел к воротам города. Жители шахристана [в город] era не впустили. Тогда эмир Халаф ушел в Дашан и там расположился. Подошел Хусайн, поднялся в крепость, и ворота крепости заперли. Между партиями Самак и Садак начались раздоры. [Когда] оставалось пять дней до [конца] месяца ша'бан года триста шестьдесят первого (972), 'Абдаллах Сабуни заложил ворота крепости кирпичом.

Эмиру Халафу пришло письмо от эмира Хорасана Нуха б. Мансура 921: «Разреши Хусайну б. Тахиру и 'Абдаллаху Сабуни, пусть они спустятся из крепости и придут ко мне, дабы я выслушал их речи. Твои я уже слышал. [Выясню], кому [из вас] надлежит владеть Систаном». Эмир Халаф, повинуясь приказу, обоих освободил, и они спустились из крепости в пятницу десятого раби' I года триста шестьдесят второго (972). Ушли в Бухару. Поднесли эмиру Хорасана крупные суммы денег. 'Абдаллах Сабуни там и остался, а Хусайну [б.] Тахиру эмир Хорасана дал войско 922. Узнав об этом, эмир Халаф выступил в Гувайн (См. выше: Джувайн) навстречу [Хусайну]. [320]

Там они ожесточенно сражались до [самой] ночи. С обеих сторон пало множество воинов. В пятницу, четвертого мухаррама года триста шестьдесят девятого (979) /337/ эмир Халаф вернулся в город и поднялся в крепость. Эмир Хусайн спешился у ворот Фарс, вместе с ним хорасанское войско. У эмира Халафа были ворота Та'ам и шахристан. Во вторник, седьмого сафара [эмир Халаф] плотно окружил [противника], установил стенобитные орудия и приготовил мужей. [Война] длилась три года.

Взятие эмиром Халафом [в] осаду [неприятеля]. Начало войны с хорасанским войском

И все, сколько было в Хорасане и Мавераннахре эмиров и сипахсаларов, пришли сюда, согласно приказу эмира Хорасана. Ежедневно подходили новые войска. Эмир Халаф каждый день и каждую ночь совершал вылазки и убивал [воинов] хорасанского эмира. Пятьдесят его конных воинов с одной стороны заходили [в] хорасанское войско, грабили, убивали и уходили в другую сторону. Когда же Хусайн [б.] Тахир предпринимал [ответную] атаку, они уже поднимались в крепость. Вся знать Хорасана погибла здесь, будучи не в состоянии справиться с эмиром Халафом. Хусайн [б.] Тахир смеялся и радовался мужеству воинов Халафа. [Так] было до прибытия [в Систан] эмира Бу-л-Хасана Мухаммада б. Ибрахима б. Симджура в качестве наблюдателя 923 с сопроводительными письмами эмира Хорасана к эмиру Халафу.

Когда эмир Абу-л-Хасан пришел и предъявил письма и послания хорасанского эмира, эмир Халаф спустился из крепости и ушел в Так 924 в четверг девятого ша'бана года триста семьдесят второго (982). Тогда Бу-л-Хасан [б.] Симджур тайно направил эмиру Халафу послание: «Эмир Хорасана, дескать, бессилен против тебя, и вся знать хорасанская и эмиры погибли здесь от твоей руки. Теперь он послал меня, ибо знает о нашей дружбе. Ничего не предпринимай, пока я не возьму расписку от Хусайна [б.] Тахира, не [321] отошлю назад войско и не уйду сам. Тогда ты знаешь лучше, /338/ [как поступить] с Хусайном».

Эмир Халаф ушел в Так. Бу-л-Хасан расположился во дворце Зайда (В тексте: дид, конъектура Бахара: Зайд, см.: ТС, стр. 338, прим. 2). Посредниками отправили послов и предложили эмиру Халафу: «Ты будь в Таке, и земля та — твоя. Хусайн пусть управляет городом и остальными землями. За тобой [остаются] также ворота Та'ам и харадж с них».

На этих [условиях] заключили мир. Хусайн вошел в крепость и осел там.

Эмир Бу-л-Хасан, пока не покончил с делами, оставался здесь весь ша'бан, рамазан, шаввал, зу-л-ка'да и [так] до семнадцатого зу-л-хиджжа. Затем взял расписки от шейхов и Хусайна о том, что «сюда приходил сипахсалар, взял город и крепость, передал мне, и дела мои наладились» и ушел.

[После его ухода] пришел с войском эмир Халаф и спешился в Дашане за семь дней до [конца] месяца зу-л-хиджжа года триста семьдесят второго (983). Ежедневно они воевали. У Хусайна были ворота Парс и шахристан.

В конце мухаррама года триста семьдесят третьего (983) эмир Халаф захватил ворота Парс [в свои руки], а Хусайн и жители ушли в крепость. Народу было много, а эмир Халаф и его войско не оставили в крепости никакой провизии. Крепость была совершенно пустой. Лишь на /339/ суфе в цитадели арка забыли небольшой коврик (В тексте: фарш-и даст (=йак даст фарш), см.: ТС, стр. 338, прим. 6). Ничего другого преднамеренно не оставили, ибо [эмир Халаф] знал, что Хусайн придет в крепость. И в крепости вспыхнул голод.

Эмир Халаф построил на берегу Паргина рабат 925, чтобы никто не смог пронести еду в крепость. Кругом рабата разместилось войско, и один харвар пшеницы стал [стоить] там двести сорок динаров. Большая часть людей умерла от голода.

Хусайн просил помощи у Сабуктигина и брал на себя [обязательства]. Сабуктигин, [направляясь] на помощь [322] Хусайну, дошел до Хана 926. Эмир Халаф прислал к нему человека и дал ему много динаров, говоря: «Хусайн — зиндик 927 и приверженец ... (Пробел в одно слово) Сабуктигин же был каррамитом» 928, и он вернулся назад в Буст.

От Сабуктигина к эмиру Халафу пришли с тысячью всадников [его] брат Байтуз 929, эмир Бу-л-Касим 930 и Бу Мансур Гушмал, его везир. [Эмир Халаф] ласково всех принял и осыпал милостями. Благодаря им он еще более усилился.

Хусайн и жители шахристана поняли, что «нам-де не одолеть его», и [Хусайн] предложил мир. Эмир Халаф пришел и остановился на кладбище у ворот Нишк. Хусайн [был] в мечети у ворот Нишк. Приходили и уходили послы, составляли записи, давали клятвы и брали обязательства, пока [совсем] не было покончено. /340/ Было это в четверг, семнадцатого раджаба года триста семьдесят третьего (983).

Заключение эмиром Халафом мира с эмиром Хусайном. Уход [Хусайна] из крепости.

Эмир Хусайн спустился из крепости. Эмир Халаф вышел с кладбища и заключил его в объятия. Оба много плакали. Эмир Халаф прочел этот стих [из Корана]: «И действительно... сатана устроил ссору между мной и моими братьями» (Коран, XII, 101).

Потом добавил: «Благодарю Аллаха высочайшего [за то], что мне довелось увидеть при жизни наше согласие, а глаза завистников и злоязычников опечаленными этой доброй вестью. О, слава Аллаху великому, мы с тобой сегодня братья. Ты [единственный, кто] остался у меня от той великой семьи. В тебе моя поддержка. Стоит ли думать о власти (Вилайат-ра чи хатир башад — фраза не вполне ясна, перевод приблизительный). Теперь, когда дела улажены, все, что есть, все твое. Раз сейчас царит согласие, давай будем действовать [вместе], ибо [323] власть [над] миром по праву принадлежит нам. Захватили же [ее] чужеземцы. Теперь, когда достигнуто единодушие и всевышний и всесвятой господь уладил наше дело, в тебе залог [нашей] победы над всем миром!» И [эмир Халаф] посадил его на коня и сел сам. Оба войска и гулямы, все вместе тронулись в путь. Эмиры — оба рядом [друг с другом] впереди. На улице Фарах [эмир Халаф] ссадил [Хусайна] [с коня] и прислал ему много почетных халатов и хорошее угощение. Осыпал милостями его гулямов, одного за другим, дал им золота и подарки и заплатил жалованье. [Хусайну] он прислал [также] вино и музыкантов, говоря: «Эмир Хусайн любит вино». Когда прошло десять дней, он дал знать [Хусайну], что «мне-де известно, о том, что тебе наскучили теснота и лишения /341/ в крепости. Что если мы пойдем на несколько дней, к воротам Та'ам насладиться [свежим воздухом] (Араб: таназзух), погулять и поохотиться, дабы ты и твои чада развеселились?» — «Очень правильно»,— отвечал эмир Хусайн.

Приготовились и пошли. В, каждом селении устраивали угощение лучше, чем в предыдущем, пока не дошли до Така. Там [эмир Халаф] приготовил еще более пышное угощение и в течение двадцати дней содержал его как гостя. В конце концов эмир Хусайн скончался! Эмир Халаф держал по нему траур и много плакал! [Затем] призвал его гулямов и сказал [им]:

«Теперь, когда судьба свершилась,— нет неповиновения предопределению Аллаха,— что бы вы хотели, чтобы я сделал для вас?» Они низко поклонились и [так] отвечали: «Мы [оставлены] в наследство господину, мы его рабы. Ежели мы достойны служить ему, то пусть он нас держит, в противном случае пусть продаст». Тогда он всех обласкал и каждому дал дом, участок и достойную жену. Эмир Халаф твердо обосновался в управлении Систаном. [324]

Вступление [на престол] эмира Халафа Абу Ахмада б. Ахмада б. Мухаммада [б.] Халафа

Одолев [своих] врагов, он ушел в хаджж. Вступил на службу к повелителю верующих и привез [от него] знамя, договор и грамоту. Вел войны, брал крепости и сидел в осаде. Отмстил за кровь своего отца, совершил набеги. И так прошли годы, пока положение его не стало [совсем] прочным.

[Полное его имя] — /342/ Халаф б. (В тексте: б.р, конъектура Бахара: бин, см.: ТС, стр. 342, прим. 1) Абу Джа'фар Ахмад б. Абу-л-Лайс [Мухаммад] б. Халаф [б.] ал-Лайс б. Фаркад б. Салим б. Махан 931. Мать эмира Хусайна — 'Айша, дочь Абу Йусуфа б. Мухаммада б. 'Амра б. ал-Лайса.

Когда дела у эмира Халафа упрочились, он расстелил ковер справедливости, приказав взимать харадж дирхем за дирхем. Одежду воина положил на арку [забвения] и надел [на себя] мантию улемов и факихов, а [также] тюрбан и шарф поверх нее. Учредил ученые собрания, приблизил [к себе] ученых и презрел невежд. Установил [также] музыкальные собрания 932, и знал он всевозможные науки, в особенности науку о хадисах. Каждый вечер устраивал диспуты. Приходили к нему ученые [со всего] мира, как, например, хатиб 933 Фушанджа 934, Бади' аз-Заман 235, факихи и улемы Багдада и обоих Ираков. Как [об этом] сложил Бади':

[Стихи]

/343/ Рукоплещу я счастливому государю, победоносному —
Румяна щека великодушия благодаря ему.
В земле пробудились надежды,
Потому что Халаф б. Ахмад — облако, [несущее] ей [дождь].

Бади' же говорит:

[Стихи]

Заклинаю Аллахом, удержи [меня] от хвастовства.
Клянусь жизнью того, кто удостоился доброй славы и любви? —
Царя царей, потомка царей из поколения, [в поколение],

Халафа б. Ахмада б. Абу Лайса [б.] Халафа. [325]

Если рассказать о его управлении страной, величии замыслов, его благоразумии и его способностях, то рассказ получится длинным. Все великие мира, [обращаясь] к нему, писали: «Господин эмир, государь мира, справедливый, обладатель счастья», ибо никто, как он, не совершил для других [столько] добрых дел. Никто лучше него не содержал людей науки и религии и никто, как он, не уничтожал врагов и невежд, противников [своих взглядов] и порочных людей 936.

Сыновья его не смели крикнуть на своего слугу, ибо наказывать и приказывать мог только он [сам]. Тысяча лазутчиков были [разосланы] им по всему миру, и ему было известно все, что происходило в Туркестане, Китае, Индии и в Византии. /344/ Таким бдительным он был. Было у него около тысячи всадников. [Одни] совершали набеги в Буст и Забулистан, другие — в Фарс и Кирман, третьи — в Харат, Фушандж и Ка'ин. Хватал он и сажал их военачальников в арк, и ни у кого не осталось смелости нападать на его область, пока счастье не изменило [ему] и жизнь не подошла к концу. Сейчас мы расскажем о нем и его сыновьях.

Эмир Бу Наср и эмир Бу-л-Фазл неожиданно оба скончались.

В то время Мансур б. Нух (В тексте ошибочно: Бу Хамд б. Мансур, см.: ТС, стр. 344, прим. 1) держал эмира 'Амра в Бухаре заложником. Причиной была [неуплата] налога и привод [в Бухару] войска. Когда Мансур б. Нух (В тексте ошибочно: Нух б. Мансур, см.: ТС, стр. 344, прим. 1) скончался, [на престол] вступил Нух б. Мансур 937, а он был дружен с эмиром Халафом. Эмиру 'Амру он подарил почетный халат и отослал в Систан. Эмир Халаф приказал, чтобы [по случаю его прибытия] украсили город.

Возвращение из Хорасана эмира 'Амра, сына эмира Халафа

В среду, пятого мухаррама года триста семьдесят восьмого (988) эмир' 'Амр торжественно вошел в город. [Эмир [326] Халаф] поместил его в Дашане. Сановники города, шейхи, именитые люди, казии — все /345/ пришли с подношениями (В тексте: *** конъектура Бахара: ***, см.: ТС, стр. 345, прим. 1) его приветствовать.

В пятницу [эмир Халаф] приказал украсить соборную мечеть. В день его прибытия (Бе вакт-и дар амадан) все вышли на расстояние одного перехода, [чтобы] встретить ['Амра]. [После того] [эмир Халаф] дал разрешение эмиру 'Амру приступить к еде и питью.

Эмир 'Амр, немного пробыв [там], восстал против отца. Хаджиб Макджул и часть гулямов отца ушли вместе с ним. Эмир Халаф, узнав [об этом], послал [вслед] за ним эмира Бу Насра с отрядом войска. В четверг, пятого зу-л-хиджжа года триста восемьдесят третьего (994) его схватили в Гувайне и отправили в тюрьму. И [там] в заточении он скончался в понедельник, девятнадцатого мухаррама года триста восемьдесят четвертого (994).

Эмир Халаф все так же правил страной, пока эмир 'Амр, Бу Наср и Бу-л-Фазл [не] отошли [в вечность] 938. Остался (В тексте: мананд, конъектура Бахара: манд, см.: ТС, стр. 345, прим. 4) [лишь] эмир Тахир, которого называют «Шири барик» 939. Благородством он вышел в Рустама, [сына] Дастана 940, и весь мир расцвел (Ранг гирифт (=зиннат гирифт), ср. ТС, стр. 345, прим. 6) благодаря ему. Дважды он брал Буст, дважды Ка'ин и один раз Кирман. Ходил на войну с эмиром Бу 'Али 941, на подмогу Сабуктигину. Когда они сразились и те одержали победу, то вознамерились [напасть] на Тахира. Следом за [Тахиром] в Пушандж пришел Буграджук 942 с двенадцатью тысячами конных воинов. /346/ [Тахир] со ста всадниками — своими гулямами — вернулся обратно и вступил в сражение. Убил Буграджука [и] привез с собой его голову 943, а [также] [находившихся] в его войске семь слонов, много лошадей, и оружие, и казну. И он стал человеком, [молва] о [327] мужестве, великодушии, храбрости, разуме и щедрости которого облетела весь мир. Эмир Халаф был доволен им, а он доволен отцом. Прошло время и пришла беда.

[Однажды] эмир Халаф отправился в горы Испахбад с гаремом и слугами по какому-то делу. Случилось так, что там проходил султан Махмуд б. Сабуктигин с многочисленным войском и множеством слонов. Проведав, что здесь, в горах, находится эмир Халаф с гаремом и женами и что войско его [осталось] в Систане, султан Махмуд восемнадцатого джумада II года триста девяностого (1000) подошел к подножию горы 944. С эмиром Халафом никого не было, кроме женщин и чернокожих слуг (В тексте: ***, конъектура Бахара: ***, см.: ТС, стр. 346, прим. 3).

Появление султана Махмуда б. Сабуктигина, да помилует его Аллах, у подножия горы Испахбад

Оружию у султана не было счета. Его воины окружили гору. В результате вечером никто не мог зажечь светильник, ибо помещение сразу обстреливали. Установил он стенобитные орудия. В конце концов [эмир Халаф] предпочел мир и принял на [себя обязательство] уплатить сто тысяч дирхемов 945, [перевести] хутбу [на его имя] 946 /347/ и писать на оборотной стороне [монет] имя Махмуда 947.

В субботу, [когда] прошло четыре дня от месяца раджаб года триста девяностого (1000), султан ушел оттуда. Эмир Халаф ожидал, что эмир Тахир и систанское войско нападут ночью на войско султана. Они, однако, явили беспечность и пока приготовились, султан уже ушел. Эмир Тахир, испугавшись [гнева] отца, явил непокорность. Забрал слонов отца и. войско, ушел в Кирман. Таким же образом он дошел до Парса. Никого с ним не осталось. [328]

Уход эмира Тахира в Кирман в месяце ша'бане года триста девяностого (1000)

Змир Халаф, услыхав об этом [еще] в горах, пришел удрученный в Хварандиз (В тексте: **, конъектура Бахара: ***, CM.: ТС, стр. 347, прим. 2. Название места, в источниках не засвидетельствовано) в [том] же месяце ша'бан. И когда власть вернулась к нему, он приказал сжечь зерновой хлеб у тех, кто давал провизию войску Махмуда: «[Хлеб], дескать, у нечестивцев!» Господь, [однако], помог, и в том же году там выпало [на листьях] столько сахарной росы, что на каждого пришлось по тысяче манов. И взрослые, и дети питались ею.

Эмир Халаф ушел в крепость. Так, преисполнившись гнева на народ Систана, шейхов и 'аййаров. И они боялись его [возмездия]. Никто, кроме факиха Бу Бакра Нихи, не дерзал идти к нему. Змир Халаф был в Таке. Там держал он пост.

/348/ В праздник [разговения] пришел в город и никого, кроме факиха Бу Бакра, к себе не допустил. И вскоре ушел обратно в Так. В месяце зу-л-ка'да снова пришел в город и дал раз решение шейхам, чтобы они встретили и приветствовали его в селении у ворот Нишк (В тексте: *** конъектура Бахара: дар-и Нишк (ТС, стр. 348, прим. 2) — название ворот рабада в Зарандже). Оттуда он вошел в город. Когда праздник разговения окончился и прошло несколько дней, из Кирмана вернулся в расстроенном состоянии эмир Тахир с небольшой группой [людей] 948.

Возвращение из Кирмана эмира Тахира

/349/ Отправил к отцу гонца [с тем, что] «я поступил так по тому, что испугался его тени. Теперь это дело прошлое. Я его раб и пожертвую за него [свою] жизнь. [Вот] я вернулся. Определи мне место, дабы я ушел туда. Буду удовлетворен, если ты выделишь мне какое-нибудь содержание».

Эмир Халаф обругал гонца и сказал ему: «[Он] не сын мне, и делать для него я ничего не буду!» Когда гонец [329] привез эту весть, эмир Тахир устремился в город. Эмир Халаф, узнав, вывел войско. Сипахсаларом эмира Тахира был в то время Тахир [б.] Зайнаб, которого [все] называли сархангом. Войска эмира Тахира и эмира Халафа сошлись на берегу Хирманда и сразились. Эмир Тахир обратил в бегство войско отца, и они в страхе вернулись к эмиру Халафу, разбитые и усталые. Некоторые погибли. Змир Халаф понял, что пришла беда, и приходится бежать перед [собственным] сыном. И он ушел со своей свитой в Так. Ранним утром во вторник, первого мухаррама года триста девяносто первого (1000) эмир Тахир вошел в город. Жители касабы по приказу эмира Халафа ворота крепости заперли, и эмир Тахир расположился во дворце Йа'куба. Его войско было сильнее, состоятельнее и богаче войска отца. Там они расположились. 'Аййары Систана перешли на его сторону. Поскольку было время полуденного намаза, открыли ворота крепости, и эмиру Тахиру открылся доступ, к городу и ко всем крепостям, исключая Так в которой прочно сидел отец.

Вступление эмира Тахира в город и захват области

Некоторое время спустя эмир Тахир собрал войско, сархангов, 'аййаров и гауга города и подступил к крепости Так. Завязали сражение и без всяких церемоний и стеснения установили и внизу и вверху стенобитные орудия. Вскоре, однако, эмир Тахир ушел в город. Послы выступили посредниками и заключили мир. Эмир Халаф прислал к [Тахиру] свою личную свиту, дабы приветствовали его. Эмир Тахир обманулся этим и встал с небольшим числом людей, чтобы идти к отцу. Те, кто был смелее, говорили: «Идти туда не следует, ибо эмир Халаф человек хитрый. К тому же его постигла беда. Из сыновей же остался только ты. Не должно, чтобы свершилась ошибка и бразды правления и могущество /350/ ушли бы из вашего рода из-за вражды. Всякий, кому счастье изменило, указывает [своему сопернику] ложные пути, дабы власть ушла и от него». Эмир Тахир [словам сим] не внял и с [330] небольшим числам людей пошел на поклон к отцу. У крепости он спешился и направил к отцу человека: «Вот я пришел». Потом снова сел верхом и подъехал к воротам крепости. Отец, издалека увидев его, сошел с коня. На службе у него были два негра, из борцов: Татабу-младший и Татабу-старший. Эмир Халаф заранее спрятал обоих за воротами крепости, [предупредив]: «Когда я заключу [Тахира] в объятия [и скажу] "Слава Аллаху", вы выйдите из укрытия и поможете мне затащить его в крепость».

Эмир Тахир, увидев отца пешим, спрыгнул с коня — в сердце у него была отцовская гордость, — облобызал землю и легкой походкой направился к отцу. Отец заключил его в объятия и произнес: «Слава Аллаху». Оба Татабу выскочили и крепко схватили Тахира, так как никакого оружия при нем не было. Об обмане он не помышлял, к тому же принял на себя обязательства и дал клятвы. Эмир Халаф тоже дал торжественную клятву и принял на себя обязательства, но их нарушил. [Тахира] он втащил в цитадель и там надел на Heгo кандалы. Войско эмира Тахира бежало в касабу. И Тахир, да будет над ним милость Аллаха, скончался в тюрьме в понедельник, четыре дня прошло от начала месяца джумада I года триста девяносто второго (1002). В этот день прекратился род 'Амра и Йа'куба, ибо после того ни у кого из них [не было] власти. Всевышний знает каждого, [у кого] она бывает 949.

Народ Систана, войско Тахира и 'аййары осадили город и от страха перед эмиром Халафом явили лозунг на имя султана Махмуда и кричали «Да здравствует Махмуд!» 950.

Осада 'аййарами Систана в честь султана Махмуда

Был один сарханг [по имени] Бу Са'ид Хусайн. Он втащил на вал [крепостной стены] у ворот Та'ам барабан, бил в него и выкрикивал /351/ имя Махмуда. Имя 'Амра из хутбы выбросили и сделали ее отдельно на имя Махмуда 951.

Тахир [б.] Зайнаб из шахристана написал письмо и [331] отправил [его на] быстроходном верблюде к султану Махмуду: «В Систане обстоятельства сложились так-то, город открыт для тебя».

Султан прислал [в Систан] гонцом Хасана б. 'Абдаллаха б. Кари, который был известен как 'Абдаллах Малул, дабы он разузнал обстановку в городе и положение народа и 'аййаров и правдиво (В тексте: бадурушти, конъектура Бахара: бадурусти, см.: ТС, стр. 351, прим. 4) осведомил его, [Махмуда].

Когда Хасан б. 'Абдаллах пришел сюда [в Систан], эмир Тахир [б.] Зайнаб галопом поскакал к султану и правдиво рассказал ему, какова обстановка в действительности: «Тахир-де умер, измены [однако] в том не было. Лишь счастье отвернулось от этого мужа. [Более того], он сам своими руками вырвал дерево своего благополучия».

Махмуд, удостоверившись в [правдивости его слов], дал ему халат и послал с ним Кабджи-хаджиба 952, которого называли Галагуш, с тысячью всадников. И Тахир б. Зайнаб пришел с ним и поместил его во дворце [в] Дашане.

Эмир Халаф надежно сидел в [крепости] Так. Происходило все это в году триста девяносто третьем (1002). На разведку к воротам Та'ам Ходил из войска султана [отряд] всадников. Во главе их — Бу Лайс [б.] Бу Джа'фар [б.] Бу Сахл Заранджи. В конце концов эмир Халаф совершил на них нападение, поймал Бу Лайса и привез его в Так /352/ и приказал убить. Схватил [также] часть людей из войска султана и [тоже] всех убил.

Султан Махмуд, узнав, что дело [все] не улаживается, пожаловал из Киша собственной персоной в [сопровождении] огромного войска и расположился у ворот крепости Так. Эмир Халаф вступил [с ним] в сражение. Шейхи и горожане — все ушли к Махмуду, и [Махмуд] сделал попытку овладеть крепостью. Взяли внешний рабад крепости и приступили к среднему рабаду. Эмир Халаф, [узнав], что знать и простой люд Систана отвернулись от него, понял свое бессилие и предложил мир 953. Султан Махмуд отвечал ему: «Выходи [332] [из крепости], когда хочешь и на сколько хочешь. Никому нет дела до твоей семьи и твоего имущества. Выбери себе место, какое пожелаешь, дабы я отправил тебя туда. Народ Систана никоим образом с тобой не примирится. И это трудное дело не я затеял, ты сам впутался в него. Что можно сделать в создавшемся положении?»

И вот [во время] вечернего намаза в ночь на воскресенье двенадцатого сафара года триста девяносто третьего (1002) [эмир Халаф] спустился [из крепости] в тюрбане и накидке, по обычаю улемов и подвижников, верхом на осле египетской [породы], а перед ним [несли} зажженные свечи (Шам 'ха фурухте андар пиш-и вай).

Добровольный выход эмира Халафа из крепости. Его отъезд из Систана в Хорасан

Когда он вошел к султану Махмуду и приблизился к нему, Махмуд встал, обнял его и посадил возле себя. Обстоятельно [обо всем] расспросил, ободрил его и обнадежил. В конце спросил: «[Теперь], когда обстоятельства сложились в Систане таким образом, куда эмир пожелает и какое место он выберет для себя?» — «У меня дружба с сыном Какуйи 954, — отвечал эмир Халаф. — Я бы предпочел, чтобы [султан] определил меня туда. Если же [это невозможно], пусть пошлет туда, куда султан сочтет нужным». И [Махмуд] отослал его домой, говоря: «Иди в цитадель к своей семье».

На следующий день [эмир Халаф] прислал [к султану] человека /353/ [с тем], что «У меня [есть] имущество [и мне] нужны верховые животные, которые забрали бы меня и гарем». Султан приказал предоставить в его [распоряжение] пятьдесят мулов и пятьдесят верблюдов, дабы он взял [с собой] то, что пожелает из золота, серебра и драгоценных камней. И [эмир Халаф] ушел в сторону Хорасана. [Махмуд] отправил с ним хаджиба, чтобы он прислуживал [ему] и доставал [для него] [333] провизию и то, что понадобится, пока он не доедет до места, ежели Аллаху будет угодно 955.

Предоставление власти над Систаном справедливому и ученому султану, деснице государства Абу-л-Касиму Махмуду б. Сабуктигину в воскресенье в месяце сафаре года триста девяносто третьего (1002) 956

Махмуд снялся оттуда и пришел в город. Спешился в Гурганге. Намерения его сводились к тому, чтобы отдать город и управление Систаном Тахиру [б.] Зайнабу. До этого он спросил у Тахира: «Есть ли кто в Систане, чьим словам [можно] доверять?» Тахир назвал тогда факиха Бу Бакра [из] Ниха. Когда дела были улажены и [Махмуд] хотел распорядиться, чтобы написали [на имя] Тахира договор на правление Систаном, он вызвал [к себе] Бу Бакра Нихи и сказал ему: «Я выбрал из числа этих людей Тахира [б.] Зайнаба, чтобы он управлял Систаном от /354/ нашего имени. Что ты на это скажешь? Говорят, ты никогда не страдаешь пристрастием и не говоришь лжи» — «Тахир недостоин этого поста», — ответил [Бу Бакр].

[Султан] призвал Тахира и сказал [ему]: «Мы полагали доверить Систан тебе. Однако Бу Бакр Нихи говорит, что ты недостоин этого поста». Тахир выказал твердость и благоразумие. Поскольку он раньше говорил, что [Бу Бакр] тот, на кого можно положиться, то слов его отрицать не стал и подтвердил: «Он говорит правду». Тогда [султан] передал город и управление Кабджи-хаджибу 957, а [должность] кадхуды 958 по желанию шейхов отдал Бу 'Али Шаду и приказал, чтобы сделали на [имя] Кабджи хутбу. Все это случилось в месяце сафаре года триста девяносто третьего (1002).

Султан Махмуд свернул на дорогу в Буст и удалился [из Систана]. [334]

Начало господства тюрков над систанцами

Беды Систана начались в тот день, когда с мусульманского минбара стали читать хутбу на имя тюрков. До этого времени Систану еще не было причинено ущерба. И [начиная] с [правления] Йа'куба и 'Амра в мире не было страны благоустроеннее Систана. Нимруз определяли [эпитетом] дар ад-дауле, то есть «страна счастья». [Так было] до того дня, когда эмира Халафа из-за измены народа увезли из Систана. И [тогда] они увидели [несчастья]. Все еще видят [их] и сейчас. Всевышнему известно, сколько времени [это] продлится (Чанд рузгар бар гирад). Так обстояли дела до месяца джумада II этого же года. [И вот] ночью, когда ничего не было известно, гауга и 'аййары в Хаудже 959 подняли крик и город восстал, ибо вернулись сарханги и 'аййары, которых султан Махмуд увозил с собой и которых он оставил [затем] в Бусте и в Газне, а сам [пошел] [дальше] в Индию и пропал там. Никаких сведений о нем не поступало, и они подумали: «Быть может, Махмуд помер [там] и перешел в небытие?» Ими овладела жажда мятежа. Бу Бакр 'Абдаллах, внук эмира Халафа со стороны дочери, и Бу-л-Хасан-хаджиб привели тех 'аййаров, собрали народ и, не найдя барабана, взяли большой медный сосуд (Банг-и Бу Бакр карданд), и [принялись] колотить [в него], /355/ и выкрикивали [имя] Бу Бакра (Даббе). Захватили шахристан и намеревались [напасть] на Кабджи. Ночью Кабджи и войско оседлали коней и бежали из города. Спешились в Гурганге на улице Мийар. Эмир Бу Бакр вошел в цитадель арка и там поселился. К нему собрался народ. В пятницу на его [имя] прочли хутбу. Махмуд, уходя из Систана, распорядился, чтобы в крепостной стене пробили бреши, дабы не вспыхнула смута. Бу Бакр приказал [их] заделать.

Войско султана спешилось в Гурганге. Многие из воинов, [335] [всего] около тысячи всадников, ушли по делу (В тексте ***, конъектура Бахара ***, см .: ТС, стр. 355, прим 2) в область Систан. В большинстве своем они были кафирами-индусами. [Систанцы] большую часть из них перебили, а [их] коней и товары в Пишзирихе забрали [себе]. Бадар 960 Бу-л-Фазл и бадар Музаффар, сыновья Бу Насра Бу-л-'Аббаса, Бу Сихак 'Урват и около ста всадников ушли [искать] убежище у эмира Бу-л-Хасана Кашани, — он находился в Пишзирихе с двумя тысячами воинов. [В свое время] он не сопротивлялся султану, напротив, оказал помощь его войску. Эмир Бу Бакр направил к нему послания и гонцов. Он не принял [их] и прийти [отказался]. [Эмир Бу Бакр] сказал [ему]: »Ты поступил плохо, ибо власть [эта] конченая. Быть не может, чтобы дело это преуспело».

Гулямы эмира Халафа, около ста человек, пришли к эмиру Ахмаду. Например, Арслан-занги, бывший накибом, и [другие] известные сарханги. [Эмир Ахмад] находился в Риндане. С ним собрались сановники султана из Фараха, Ука и Пишзириха. И он выступил [с ними] в касабу и расположился в одном месте с войском султана. Бу Бакр /356/ завязал сражение. Его сипахсаларом был Бу-л-Хасан-хаджиб. На крепостную стену поднялись «хулители» 961. Ежедневно [оба войска] сражались. [И вот] когда об этом стало известно в Газне, оттуда пришли с отрядом войска Махмуда Бу Са'ид Хусайн и Бу 'Али Бу-л-Хасан Бу Кабджи. Оба [были] старшими сархангами. Из Индии получили известие о возвращении султана. Войско Махмуда в тот день вошло [в город] через ворота Наваист 962. С эмиром Ахмадом Бу-л-Хасаном Кашани было большое число пеших воинов. Множество простого народа из Систана погибло. Бу-л-Хасан Бу 'Али бу Кабджи [так'] захватил 963 в тот день ворота Парс и Каркуйа, а Бу Са'ид Хусайн — ворота Та'ам. Бу Бакра и его людей оттеснили в крепость, и они держали крепость, а войско султана и 'аййары — город и касабу.

Эмир Ахмад Бу-л-Хасан Кашани расположился у ворот Фарс, Бу-л-Хасан Бу 'Али Бу Кабджи — у ворот Каркуйе, а [336] Бу Са'ид Хусайн — у ворот Та'ам. Они плотно обступили ворота крепости. Было это в конце месяца ша'бан года триста девяносто третьего (1003). Ежедневно они воевали на насыпи (Гуре).

На второй день праздника разговенья /357/ подоспел султан Махмуд с многочисленным войском и расположился в Халфабаде Назавтра он верхом объехал по берегу канавы (Паргин) вокруг крепости, все осмотрел и начал подготовку к сражению и взятию крепости. Установил камнеметы и стал заравнивать вырытые селем ямы. По обеим сторонам канавы напротив арка поставил по камнемету арус и выстрелил. Сшибли часть хазры в арке. «[Это] хорошее предзнаменование,— воскликнул Махмуд,— Победа наша»

[И вот], когда прошло пять дней праздника и настала пятница, в соборной мечети Систана никто не молился из-за нерадостного настроения, [в котором пребывали] жители города и крепости.

Когда настала суббота, [человек], называвшийся Бу-л-Хасаном младшим, 'аййар и друг Бу Са'ида Хусайна, открыл во время последнего вечернего намаза ворота Та'ам и выкрикнул [имя] Махмуда.

Бу Бакр и его люди ни о чем не ведали, пока [вдруг] гулямы [из] дворца Махмуда все не поднялись в цитадель, забрались на крепостную стену, ударили в барабан и с криком «да здравствует Махмуд!» принялись грабить и жечь Сожгли базары и дворцы. Разграбили пятничную мечеть. Сожгли ворота Халвагаран 964. В воротах пятничной мечети убили 'Алави Хаббаза, в церкви — христианина и мусульманина в его [собственном] доме. Больше никого не убивали, ибо целью был грабеж, а не убийства. Когда стало рассветать (Чун руз хваст буд), [Махмуд] возгласил «Прекратите грабеж'» и даровал народу безопасность. Огонь вражды погас. Бу Бакр и Бу-л-Хасан-хаджиб были в арке. На следующий день [Махмуд] дал [337] [обещание] сохранить им жизнь, и они спустились [из арка]. [Махмуд] оставался здесь (Т е в Систане) недолго, [затем] удалился. Наместничество и хутбу в другой раз отдали Кабджи, а 'амилем сделали Мухаммада Бу Хафса Калане. Шесть дней оставалось до [конца] месяца зу-л-хиджжа года триста девяносто четвертого (1003).

Комментарии

855 Ибн ал-Асир, VIII, стр. 77: «Написал халиф Бадру б. 'Абдаллаху ал-Хаммами, наместнику Фарса, и приказал ему послать войско для войны с Касиром. И назначил он для сбора хараджа Зайда б. Ибрахима. Бадр снарядил большое войско и послал в Систан»; ТС, стр. 307, прим 1.

856 Писар-и Фурат — перевод араб. Ибн Фурат, сокращенная форма чтения уже упоминавшегося Абу-л-Хасана 'Али б. ал-Фурата, под, которым он засвидетельствован в арабских источниках; см., например, Ибн ал-, Асир, VIII, стр 72; Ибн Фадлан, стр. 159, Указатель имен.

857 Ибн ал-Асир (VIII, стр. 77) упоминает о втором письме халифа к Бадру, в котором ему было приказано лично сразиться с Касиром. Последний, узнав об этом, испугался и попросил на откуп сбор налогов, выслав сразу за один год 500 тыс. дирхемов. В «Та'рих-и Систан» это известие опущено.

858 В тексте Траил; однако в дальнейшем это имя засвидетельствовано в тексте в форме Трабил, военачальник индийцев в войске Саффаридов, сначала во времена Йа'куба б. ал-Лайса, а затем с 306/919 по 310/923 г, когда командующими были Касир б. Ахмад б. Шахфур и Ахмад б. Кудам, см.: Bosworth, The armies of the Saffarids, стр. 547 и прим. 55

859 Абу Йа'куб, по предположению Бахара, был факихом. Идентифицировать данное лицо не удалось; см.: ТС, стр. 307, прим. 6.

860 Курктар, согласно Бахару, один из 'аййаров и главных застрельщиков-бунтовщиков в Систане; см.: ТС, стр. 307, прим. 6.

861 «Ихйа ал-мулук», стр. 65: Ахмад б. Мухаммад б. Халаф б. Абу Джа'фар б. Лайс, из Харата, обратил на себя внимание эмира Насра б. Ахмада Саманида и был поставлен им на правление Систаном. Никаких подробностей о его правлении в «Ихйа ал-мулук» нет.

862 Бандан — название центрального селения одноименного района, расположенного на севере Систана, недалеко от Нйха; о нем см.: «Ихйа ал-мулук», Фихрист; Tate, II, стр. 108, 109; ТС, стр. 311, прим. 1.

863 Об этом термине см.: Christensen, Iran, стр. 95, 105 и сл.; Bosworth, The armies of the Saffarids, стр. 540, 541.

864 Бу Закарийа Зайдави, брат Бу Сихака Зайдави, военачальника 'аййаров; о нем см. стр. 293.

865 Каратигин — правитель Джурджана, см.: «Histoire des Samanides», стр. 23.

866 Саффарид, вступивший в правление Систаном в 299/911-12 г., впоследствии попал в плен к Саманидам, и те отослали его в Багдад В 310/922-23 г. он был отпущен на волю и скрывался в Багдаде; см.: Ибн ал-Асир, VIII, стр. 100; ТС, стр. 314, прим. 1; см. также наш перевод, стр. 300, 301.

867 Сайда Бану, дочь Мухаммеда б. 'Амра б. ал-Лайса; ее выдали замуж за Мухаммеда б. Халафа, отца Ахмада, см.: ТС, стр. 314, прим. 5.

868 Макан б. Каки — правитель Дайлама, убит в 940 г. после подавления поднятого им мятежа против Саманидов; о нем см.: Ибн ал-Асир, VIII, стр. 105.

869 Наср II б. Ахмад Саманид, см. прим. 847.

870 Ниже следует единственная, сохранившаяся почти целиком касыда Рудакй, известная под названием «Мать вина» (Мадар-и май). Имеется английский перевод касыды, выполненный Д. Россом; часть касыды пере ведена на русский язык Е. Э. Бертельсом, полный художественный русский перевод выполнен поэтом С. И. Липкиным; см.: Е. Denisson Ross, Rudaki and Pseudo-Rudakl,—JRAS, Oct. 1924; E. Denisson.' Ross, A Qasida by Rudaki,— JRAS, 1926, стр. 213—237; Нафиси, Рудаки, III, стр. 954—959, 1008—1019; Бертельс, I, стр. 144—146; Рудаки. Стихи. Пер. В. В. Левика и С. И. Липкина. Ред. и коммент. И. С. Брагинского, М., 1964. Мы следуем в основном переводу Е. Э. Бертельса.

871 Месяц урдибихишт начинается 21 апреля, месяц абан кончается 20 ноября, см.: Бертельс, I, стр. 144, прим. 39.

872 Найсан — по старому сирийскому календарю месяц апрель, см.: Бертельс, I, стр. 145, прим. 41.

873 Указание на библейскую легенду, согласно которой господь вложил в руку Моисея чудеса, чтобы он мог свидетельствовать перед народом о том, что он послан к ним самим Сущим; см.: Библия, Исход, 4.

874 Танджа (совр. Танжер) — город в Магрибе (Марокко), т. е. «в самый отдаленный из городов мира»

875 Рей и Оман также были сравнительно далекими городами по отношению к Бухаре: ТС, стр. 318, прим. 6.

876 В тексте: ***. Строка испорчена, перевод, приблизительный; ср. перевод этой строки у Е. Э. Бертельса: «Взяв в руки наполненный кубок», — Бертельс, I, стр. 145, прим. 42, ср., однако, ТС, стр. 318, прим. 8.

877 Название музыкального инструмента.

878 Имя написано в тексте неразборчиво, чтение приблизительное. Повидимому, речь идет об известном в то время музыканте, ср. Нафиси, Рудаки, III, стр. 1010, прим. 10; ТС, стр. 318, прим. 11.

879 В тексте, фаршха — «ковры». Однако из контекста ясно, что здесь должно быть название музыкального инструмента, см.: ТС, стр. 319, прим. 12; Бертельс, I, стр. 145, прим. 43.

880 По-видимому, имена известных музыкантов того времени, ср. также предложение С. Нафиси читать вместо Фуади — Фарави (от Фарава — название города около Нисы), см.: Нафиси, Рудаки, III, стр. 1010, прим. 11.

881 Абу-л-Фазл Мухаммед б. 'Абдаллах ал-Бал'ами (ум. 329/940) — известный саманидский везир.

882 По сообщаемым в хрониках сведениям, при дворе эмира Насра в качестве заложников содержались сыновья ханов кочевых тюркских племен (Бертельс, I, стр. 145, прим. 44).

883 Чауган — палка для игры в поло.

884 Перевод Е. Э. Бертельса на этом заканчивается.

885 Шафи'и, ал-имам Абу'Абдаллах Мухаммад б. Идрис (150—204/767—820) — мусульманский законовед, основатель шафиитского толка; о нем см.: Ибн Халликан, № 447, EI, IV.

886 Абу Ханифа, ал-имам ан-Ну'ман (около 80—150/699—767) — знаменитый мусульманский законовед, основатель ханифитского толка; о нем см.: Ибн Халликан, № 736; GAL, I, стр. 169 и сл.

887 По-видимому, имеется в виду уже упоминавшийся Суфйан ас-Саури, основатель одного из ортодоксальных мазхабов, см. прим. 509.

888 Привратник рая.

889 В тексте: ***; Бахар: ***, см.: ТС, 320, прим. 10.

890 Сам, сын Наримана — герой «Шах-наме», см.: Justi. стр. 280, 281.

891 В тексте: ***; конъектура Бaxapa: ***, см.: ТС, 321, прим. 3. Сийам — название горы в Нахшабе (Согд).

892 В тексте: ***; конъектура Бахара: ***, см.: ТС, 322, прим. 2; букв, «перед прощением (милостью) того счастливого хосроя»; Д. Росс (A Qasida by Rudaki, стр. 222): *** «(По сравнению) с нитью».

893 Джарир б. 'Атийа б. ал-Хатафа (ум. 110/728-29 или 114/732-33), знаменитый арабский поэт, прославился в правление халифа Му'авии (661—680); о нем см.: GAL, I, стр. 56, 58 и сл., EI, I.

894 Абу Таммам Хабиб б. Аус ат-Та'и (род. 180/796 или 188/804) — арабский поэт; о нем см.: Ибн Халликан, № 146; GAL, I, стр. 84; EI, n. е. I (H. Ritter).

895 Хассан б. Сабит (род. 563) — придворный арабский поэт, зачинатель религиозной поэзии ислама; о нем см.: EI, II (Т. Н. Weir).

896 По-видимому, имеется в виду Муслим б. Валид ал-Ансари (ум. 208/823-24) — арабский поэт раннедского периода, известный под прозвищем Сари' ал-Гавани; о нем см.: EI, III (I. Krachkovskiy). Другой вариант этой строки, предлагаемый С. Нафиси, см : Нафиси, Рудаки, III, стр. 1017, прим. 2.

897 Сахбан б. Зафар б. Иййас Ва'или (ум. 54/674) — известный арабский поэт и проповедник; о нем см.: Табари, II, стр. 1257.

898 'Аднан — предок пророка Мухаммеда,прославившийся своим красноречием.

899 В тексте: ***, конъектура Бахара *** (?) в значении *** «беспомощность», «бессилие»; см.: ТС, стр. 323, прим. 4; ср также Нафиси, Рудаки, III, стр. 1018, прим. 1.

900 Джуди — высокий горный массив в районе Бохтана, в 25 милях от Джазиры Ибн 'Умара; см.: Le Strange, стр. 94; EI, I.

901 Сахлан — название горы в Наджде (Ирак).

902 В тексте: ***, конъектура Бахара: *** (см.- ТС, 324, прим. 1), поэт, в других источниках не упоминается, см. Диххуда, Лугат-наме, № 26, стр. 113.

903 В.тексте ошибочно бейт — «двустишие»; см. ТС, стр. 324, прим. 2.

904 Мир-и шахид, возможно, вместо мир-и са'ид. В таком случае речь идет о Насре б. Ахмаде; о других возможных вариантах идентификации этого лица см.: ТС, стр. 324, прим. 4.

905 Игра слов. Макан — имя заклятого врага Насра б. Ахмада Саманида; по-арабски макан значит «не был», «не существовал»; макан бад букв, «да будет не существующим».

906 Ср. ранее Баску/ Баскар /Лашкар.

907 Название тюркских племен, см.: Scareia, Zunbil or Zanbil? стр. 44, прим. 29.

908 Согласно предположению Бахара, Душаб — название поймы реки Хильманд, см.: ТС, стр. 326, прим. 6.

909 В других источниках: Тахир б. ал-Хусайн; см.: 'Утби, стр. 53; Иб ал-Асир, VIII, стр. 416; «Ихйа ал-мулук», стр. 65; ТС, стр. 327, прим. 2.

'Утби называет его родственником (хеши) эмира Халафа (стр. 53); Ибн ал-Асир (VIII, стр. 416) — человеком из сподвижников Халафа (инсанан мин асхабихи).

910 О них см. выше, стр. 264 и сл. Эти известия в других источниках отсутствуют.

911 Согласно Ибн ал-Асиру, VIII, стр. 416, эмир Халаф предпринял хаджж в 353/964 г., что полностью соответствует сообщению нашей хроники, ср. также «Ихйа ал-мулук», стр. 65. 'Утби (стр. 53) относит это событие к 354/965 г.

912 Как пишет Бахар на основе изучения источников, ни в одной из хроник нет известия о сражении между Маканом и хорасанским войском под предводительством Тахира б. Абу 'Али; см.: ТС, стр. 329, прим. 6.

913 Гардизи (изд. Хабиби, стр. 148) упоминает Парса, старшего хаджиба Дайлама. По-видимому, эго одно лицо.

914 Это имя здесь упомянуто ошибочно. В 358/968-69 г. эмиром Хорасана был еще Абу Салих Майсур б. Нух. Все источники сообщают, что когда эмир Халаф вернулся из хаджжа и Тахир не впустил его в город, Халаф обратился за помощью к Мансуру б. Нуху Саманиду и при его поддержке вернулся в Систан; ср. 'Утби, стр 53; Ибн ал-Асир, VIII», стр. 416, 417; «Ихйа ал-мулук», стр. 65; см. также: ТС, стр. 333, прим. 2.

915 'Утби датирует данное событие 354/965г., что, по-видимому, ближе к истине; ср. доводы Бахара (ТС, стр. 334, прим. 2).

916 'Утби, стр 53: «В Бадгис»; Ибн ал-Асир, VIII. стр. 416: «В Бухару»; «Ихйа ал-мулук», стр. 65, вслед за Ибн ал-Асиром также сообщает о бегстве эмира Халафа в Бухару; см. также: ТС, стр. 334, прим. 4.

917 Другие источники даты смерти Тахира не приводят.

918 Возможно, имеется в виду город Риган /Рикан (Кирман), находившийся в 20 милях к югу от Фахраджа, см.: Le Strange, стр. 313, 314; Schwarz, III, стр. 229—230.

919 Как следует из текста «Та'рих-и Систан», Дашан — название квартала в рабаде Заранджа; см. также: ТС, стр. 335, прим. 2.

920 В тексте: *** конъектура Бахара: ***; по-видимому, имеется в виду селение в области Руххадж, засвидетельствованное в источниках в форме Кухак; см.: «Худуд ал-'Алам», изд. Бартольда, стр. 22а; Истахри, стр. 239, 244, 252; см. также: ТС, стр. 335, прим. 3 (на расстоянии одного фарсаха к западу от Панджвая).

921 Нух б. Мансур, как известно, управлял Хорасаном с 365/976 по 387/997 г. Здесь, по-видимому, это имя стоит ошибочно вместо Мансур б. Нух, который был эмиром Хорасана с 350/961 по 365/976 г.; см.: «Histoire des Samanides», стр. 44, 78; Zambaur, стр. 202. 'Утби, стр. 33 и сл., и Ибн ал-Асир, VIII, стр. 416, 417, эти события относят именно ко времени Мансура б. Нуха; см. также: ТС, стр. 336, прим. 3.

922 Причиной явилось то обстоятельство, что Халаф б. Ахмад перестал присылать в Бухару налог; см.: Хвандамир, Хабиб ас-сийар, II, стр 364.

923 Назири 'Утби пишет, что когда хорасанское войско оказалось бессильным, в Систан был прислан Абу-л-Хусайн Симджур, друг эмира Халафа, который и предложил ему заключить перемирие, см.: 'Утби. стр. 56; Ибн ал-Асир, VIII, стр. 416, 417; согласно, Хвандамиру, Абу-л-Хусайн был прислан в Систан в 371/981-82 г., см.: Хвандамир, Хабиб ас-сийар, II, стр. 364

924 Согласно Ибн ал-Асиру, VIII, стр. 417, Халаф был в цитадели Арка, Дарк (***) Хвандамира («Хабиб ас-сийар», II, стр. 364) — явная описка или типографская опечатка вместо Арк.

925 Рабат — здесь в значении «военная станция», «сторожевой пункт», см. ТС, стр 339, прим 1

926 По-видимому, имеется в виду селение (?) в провинции Каллат, которую упоминает автор «Ихйа ал-мулук» (стр. 18); см. также Tate, стр 169; ср. Бахар, ТС, стр. 339, прим. 3.

927 Зиндик — еретик-дуалист, то есть манихей; об этом термине см. Бартольд, 1, стр 258; Петрушевский, Ислам в Иране, стр. 98

928 Каррамиты — секта, пользовавшаяся большим влиянием в Хорасане в X—XI вв. Основатель секты, Абу 'Абдаллах б. Каррам, происходил из Систана. «Та'рих-и Систан» подтверждает сведения Шахристани' о поддержке Махмудом Газнави учения каррамитов; об этой секте см.: Мец, стр. 233; Бартольд, История культурной жизни Туркестана, Л., 1927, стр. 60; А. Е. Бертельс, Насир-и Хосров и исмаилизм, М., 1959, стр. 99, прим. 43; Воswоrth, The Ghaznavids, стр. 186; Петрушевский, Ислам в Иране, стр. 231, 232.

929 В тексте: ***, конъектура Бахара: ***.

Байтуз, тюркский гулям Каратигина и его наместник в Бусте; о нем см.: «Та'рих-и Йамини», изд. Ши'ара, стр. 22—25; «The Kitab-i Yamini», стр 26—29; Воswоrth, The Ghaznavids, стр. 37, 43.

930 По-видимому, имеется в виду Абу-л-1?асим б. Симджур, брат Абу 'Али, наместник Кухистана; о нем см.: «Та'рих-и Йамини», изд. Ши'ара, стр 107, 119 и др.; Бартольд, I, стр. 323, 326, 328.

931 Ср. родословную эмира Халафа в «Ихйа ал-мулук», стр. 65: Халаф б. Ахмад б. Мухаммад б. Халаф б. Абу Джа'фар б. Лайс б. Фаркад б. Сулайман б. Кайхусрау б. Ардашир б. Кубад б. Хусрав-и Парвиз б. Хурмуз б. Нушйрван ал-'адил; ср. Исфиари, Харат, I, стр. 1.

932 Музыкальные собрания практиковались суфийскими шейхами с целью достижения экстатического состояния; о них см.: Бертольд,Суфизм, стр. 43, 44.

933 Хатиб — читающий хутбу во время пятничного богослужения, проповедник.

934 Имеется в виду Ахмад б. ал-Хасан, хатиб Карата (Курата ?) в области Фушандж, из дехкан, ученых и каллиграфов своего времени, писал стихи на арабском и персидском языках, см.: ТС, стр. 342, прим. 4.

935 Абу-л-Фазл Ахмад б. ал-Хусайн б. Йахйа б. Са'ид Хамдани; известен как Бади' аз-Заман или же Бади' Хамдани (ум. 398/1007), ученик Абу-л-Хусайна Ахмада б. Фариса ар-Разй, лексикографа. Автор макамов, которым подражал Хариои; о нем см.: Йакут, II, стр. 161—202; ТС, стр. 342, прим. 5; Сафа, Та'рих-и адабийат дар Иран, I, стр. 644.

936 Последующий текст фразы безнадежно испорчен: *** Предложенное толкование данного пассажа Бахаром (ТС, стр. 343, прим. 2): «в его правление в пустыне было безопаснее, чем в его доме» не вписывается в общий контекст.

937 В тексте ошибочно: Мансур б. Нух, см.: ТС, 344, прим. 3. Нух б. Мансур правил с 365/976 по 387/997 г.

938 Согласно «Ихйа ал-мулук» (стр. 65), эмир Халаф, отличавшийся крутым нравом, собственными руками убил двоих своих сыновей, в том числе эмира 'Амра.

939 Букв, «проницательный лев» — прозвище, данное Тахиру, сыну Халафа б. ал Лайса, за его храбрость и отвагу; см.: ТС, стр. 345, прим. 3.

940 В тексте. ***, по-видимому, вместо *** ср. чтение, предложенное Бахаром: *** в значении *** (?), см.: ТС, 345, прим. 5.

941 Имеется в виду известный эмир Абу 'Али Симджур, наместник Саманидов в областях, расположенных к югу от Амударьи; о нем см.: Бартольд, I, Указатель имен. Известие «Та'рих-и Систан» противоречит тому, что сообщает в этой связи автор «Ихйа ал-мулук» (стр. 69). По словам последнего, когда в Нишапуре начались распри между Сабуктигином и Абу 'Али, Халаф решил поддержать Симджура, с которым у него была давняя дружба. Сабуктигин, узнав об этом, намеревался выступить в Систан на войну с Халафом. Однако осуществить это ему помешала внезапная смерть.

942 Буграджук — брат Сабуктигина, наместник Махмуда Газнави в Харате и Бушандже. В «Та'рих-и Систан» опущено известие о смерти Сабуктигина, и приходе к власти султана Махмуда, и о его распрях с эмиром Халафом из-за Бушанджа, который был захвачен его сыном, Тахиром б. Халафом; последнее обстоятельство и явилось причиной появления Буграджука в Бушандже. Как сообщает 'Утби, эмир Тахир потерпел поражение в сражении и бежал. Буграджук преследовал его, убивая по пути отдельных воинов Тахира Однако в дальнейшем счастье изменило Буграджуку, и однажды, когда он находился в состоянии опьянения, Тахир напал на него, одним ударом сбросил его с коня и отрубил голову; об этом см.: «Та'рих-и Йамини», изд. Ши'ара, стр. 206; Хвандамир, Хабиб ас-сий-ар, II, стр. 375, «Ихйа ал-мулук», стр. 69.

943 Согласно Хвандамйру, эмир Тахир вернулся в Систан в 390/999 г.; см. Хвандамир, Хабиб ас-сийар, II, стр. 376

944 Согласно 'Утби, султан Махмуд в 390/999-1000 г. пришел в Систан с целью мести за Буграджука. Однако эмир Халаф успел укрыться со своими людьми в крепости Испахбад, которая была прочнее «стены Александра» (Дербент); см.: «Та'рих-и Йамини», изд. Ши'ара, стр. 207; «The Kitab-i Yamini», стр. 280, 281; Хвандамир, Хабиб ас-сийар, II, стр. 376.

945 Гардизи (изд. Берлин, стр. 63) и 'Утби («Та'рих-и Йаминн», изд. Ши'ара, стр. 207) размер контрибуции определяют в 100 тыс. динаров; ТС, стр. 246, прим 5.

946 Ср. Гардизи (изд. Берлин, стр. 63): *** — «[с условием, что...] переведет хутбу на него».

947 В тексте фраза не закончена: ва нам-и Махмуд бар йак руй нибишт; конъектуры Бахара, см.: ТС, 347, прим. 1.

948 Поход эмира Тахира в Кирман, захват его и возвращение в Систан описаны подробно Ибн ал-Асиром (IX, стр. 118, 119) и Хилалем ас-Саби в «Та'рих-и вузара»; см. также: ТС, стр. 348, прим. 3.

949 В источниках подробности борьбы Тахира и эмира Халафа отсутствуют. 'Утби упоминает лишь о раскаянии Халафа в передаче управления Систаном сыну. Притворившись больным и спрятав в укрытии группу из своей свиты, он вызывает к себе Тахира якобы для возобновления завещания. Когда же Тахир предстал перед изголовьем отца, гулямы выскочили из засады, схватили Тахира, и эмир Халаф заключил его в арк, где он и скончался три дня спустя; см.: «The Kitab-i Yamini», стр. 284, 285; Хвандамир, «Хабиб ас-сийар», II, стр. 376; «Ихйа ал-мулук», стр. 71.

950 Банг-и Махмуд карданд.

Согласно 'Утби, народ Систана, оскорбленный действиями Халафа в отношении эмира Тахира, восстал и захватил город в свои руки. Восставшие читали хутбу на имя султана Махмуда, с его же именем чеканили монеты; см.: «The Kitab-i Yamini», стр. 285; Хвандамир, «Хабиб ас-сийар», II, стр. 376; «Ихйа ал-мулук», стр. 72, 73

951 До этого в хутбе одновременно с именем султана Махмуда упоминалось имя эмира Халафа, см.: ТС, стр. 351, прим. 2.

952 В тексте: К.б.джи; Ибн ал-Асир, IX, стр. 424; К.н.-джи-хаджиб; 'Утби: К.нхй, в разночтениях приведены также формы К.иджи (рукопись 'Али-паши, Турция) и Фатхи (рукопись библиотеки Айа-Суфийа, Турция); см.: «Та'рих-и Йамини», изд. Ши'ара, стр. 222; «Ихйа ал-мулук», стр. 73: Фатхи-хаджиб. Бахар считал возможным видеть в этом имени тюрк, кабчи, эквивалент арабо-перс. хаджиб, см.: ТС, стр. 351, прим. 6.

953 'Утби рассказывает о взятии крепости несколько иначе. Он говорит, что систанцы, увидев мощь войска султана, испугались и укрылись за стенами крепости. На следующее утро часть систанцев переметнулась на сторону султана Махмуда и открыла доступ его войску в крепость. «И, словно осенние листья, полетели вниз головы»,— «Та'рих-и Йамини», изд. Ши'ара, стр. 223—225.

954 Имеется в виду Душманзийар Абу Джа 'фар б. Какуйа, 'Ала' ад-Даула—правитель Исфахана; о нем см.: Ибн ал-Асир, IX, стр. 146, 226 и др.

955 Гардизи (изд. Берлин, стр. 66) пишет о том, что эмир Халаф избрал местом ссылки Гузганан, и Махмуд отослал его туда. Ибн ал-Асир (IX, стр. 123) вслед за Гардизи говорит о заключении эмира Халафа в крепость Джузджан (ср. также 'Утби), где он провел около четырех лет. Затем за переписку с Илек-ханом, о которой стало известно Махмуду, был переведен в другую крепость (ДжурДин, или Джурдйз), где он находился до самой смерти (раджаб 399/1009); об этом см.: «Та'рих-и Йамини», изд. Ши'ара, стр. 213; «The Kitab-i Yamini», стр. 289; Ибн ал-Асир, IX, стр. 123; Хвандамир, Хабиб ас-сийар, II, стр. 352.

956 На полях рукописи здесь тем же почерком выписано расположение созвездий в месяце сафаре года 393/1002, см.: ТС, стр. 353, прим. 2.

957 Согласно 'Утби, султан отдал управление Систаном своему брату Насру б. Насир ад-Дину, присовокупив его к Хорасану. Эмир Наср своим наместником сделал своего везира Насра б. Исхака; см. «Та'рих-и Йамини», изд. Ши'ара, стр. 225.

958 Кадхуда — «хозяин», «управляющий, ведающий финансово -хозяйственной службой войска»; об этом термине см.: Бартольд, I, Указатель терминов; «Сиасат-наме», перев. Заходера, стр. 319, прим. 79; Bosworth, The Ghaznavids, Index.

959 В тексте: ***, Бахар предполагал, что союз ва здесь излишен, а слово *** является названием квартала в Зарандже; см.: ТС, стр. 354, прим. 2.

960 Бадар — почетный титул высокопоставленных лиц, встречается при именах собственных. Данный термин до сих пор бытует в кабули и в пашто в значении «господин», «хозяин».

961 Фирйагаран — специальные люди, которые во время войны и осады поносили врага с целью устрашения его; см.: ТС, 356, прим. 1.

962 Дар-и Наваист (или же Науист) — название ворот рабада города Зарандж. В списке ворот, приведенном у Истахри, аналогичного названия нет. Ближе всего стоит название дар-и Наухик (Наухизак), см.: Истахр и, 240.

963 Так! Ср. в тексте ниже; правильное чтение имени неясно, ср. предложение Бахара видеть в последней части имени (Ба Кабджи) сокращение из баш капчи (= хаджиб), см.: ТС, стр. 356, прим. 2.

964 У Истахри не упомянуты.

 


Текст воспроизведен по изданию: Та'рих-и Систан. М. Наука. 1974

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.