Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ СИСТАНА

ТА'РИХ-И СИСТАН

А сейчас расскажем о традициях, которых придерживались систанцы в древности, пока не был внедрен ислам

Гаршасп и его потомки вплоть до Фарамурза б. Рустама, все придерживались тех традиций, которые установил еще Адам, мир ему. Утром, при закате солнца и вечером молились и поклонялись всевышнему. Всегда, прежде чем заняться [68] мирскими делами, они сначала молились, а потом приступали [к ним]. Прелюбодеяние, воровство и пролитие крови невинных считались у них запретными. Они не ели мертвечины. Не принеся жертву, не ели и дозволенного. Раздавали много милостыни, всегда были хлебосолами и почитали гостей. Все это считали для себя божественным предписанием. Не женились на дочерях, сестрах и матерях 120.

Причиной сражения, которое произошло между Рустамом и Исфандийаром, было то, что, когда выступил Зартушт и принес с собой маздаяснийскую веру 121, /34/ Рустам отверг ее и не принял. И по той причине восстал против царя Гуштаспа 122 и никогда не служил трону. Джамасп 123 предсказал Гуштаспу, что Исфандийар умрет от руки Рустама. Гуштасп же боялся Исфандийара. И он отправил [Исфандийара] на войну с Рустамом, и Исфандийар был убит 124. После того как Фарамурз ушел из Систана, туда пришел Бахман б. Исфандийар с тем, чтобы отомстить [за отца]. Фарамурз ушел в Индию. Вернувшись, утонул 125. Бухт ан-Наср, его военачальник 126, счел за благо заключить мир с Бахманом, сыном Исфандийара. На правление Систаном он поставил малолетнего Хушанга, а сам заключил мир и вместе с Бахманом и двенадцатью тысячами завульцев ушел из Систана в Балх.

Родословная Бухт ан-Насра

Бухт ан-Наср, внук Рустама [б.] Дастана по дочери и племянник Фарамурза. Его настоящее имя было: Бухт Нарси 127 б. Гив б. Джударз б. Кишвад 128 б. Ашджур б. Фард-жир 129 6. Хир б. Йашудан б. Амбут б. Наб.джан б. Тафар б. Тзфук б. Ваизандж б. Зандж [б.] Май Шу'б. Наузар б. Манучихр ал-Малик. Бахман, сын Исфандийара, был внуком Ибн Йамина по матери. Когда израильтяне убили Йахйю и /35/ Закарию, мир им, [Бахман] отправил туда Бухт ан-Насра, и он отомстил за них. Всевышний помянул в своем Писании мужество Бухт ан-Насра и мужей Систана 130. Он сказал, да будут великими его слова: «[Мы на вас послали] рабов наших, обладавших крепкой силой» (Коран, XVII, 5). Когда появился этот стих, [69] арабская знать удивилась: «Что же они были за люди, что их восхвалил всевышний!» Посланник, да благословит его Аллах, сказал: «Истинно народ победил их». [И Аллах] возгордился Систаном и покорностью [его жителей]. Изречение бога и слова посланника, да благословит его Аллах и да приветствует, являются самой большой гордостью Систана.

Теперь расскажем об огне Каркуй 131. Бу л-Му'аййад рассказывает в «Книге о Гаршаспе»: «Когда Кайхусрав ушел в Азарбадакан и Рустам, сын Дастана, вместе с ним, он с помощью фарра высочайшего бога — над ушами его коня был свет — увидел народное бедствие, [принесенное] дивами, и тот мрак, где [позже] появился Азар Гушасп 132. /36/ В его царствование случилось много чудес (В тексте: Шахи у-ра шуд ба чандин му' джизе — «Царствование его сопровождалось многими чудесами»). Затем Кайхусрав вернулся оттуда и отправился в Туркестан отомстить за кровь своего отца, Сийавуша. Всех, сколько нашел в Туркестане мужского пола, убил. Вместе с ним [были] Рустам и другие богатыри Ирана. Афрасиаб бежал в Китай. Оттуда он пришел в Индию, из Индии в Систан и заявил: «Я пришел искать убежище у Рустама». Его поместили в Бункухе. Отрядами подходило его войско. В Бункухе находился склад с зерном. С каждой стороны склада постоянно ссыпали по сто тысяч кайлей зерна. К [Афрасиабу] собрались волшебники. Сам он тоже был волшебником. Держал [с ними] совет: «Здесь есть провиант, крепость укреплена. Смиряться не следует, а там будь что будет». С помощью колдовства они сделали так, что на два фарсаха с каждой стороны стало темно. Когда Кайхусрав вернулся в Иран и услыхал о нем (Афрасиабе), он пришел сюда, но не осмелился идти в темноту. То место, где сейчас находится Каркуйский храм огня, было местом поклонения Гаршаспа. В его время [то, о чем] молились там,— исполнялось. И когда [Гаршасп] скончался, народ в надежде на небесную милость ходил туда и молился. Всевышний исполнял их желания. Кайхусрав [тоже] пошел туда, надел палас и помолился. Всевышний явил свет, и там сейчас храм огня. Когда свет сравнялся с [70] темнотой, мрак исчез. Тогда Кайхусрав и Рустам подступили к крепости, при помощи катапульты выбросили огонь. Стоявшие много лет амбары загорелись. Крепость сгорела. Афрасиаб с помощью колдовства бежал, остальные [люди] сгорели. Крепость разрушилась. /37/ На половине этой территории Кайхусрав сделал шахристан Систана и [в нем построил] храм огня Каркуйа. Огонь, говорят, это тот свет, который явил [господь]. Гебры говорят, это дух Гаршаспа и в доказательство приводят песню о Каркуйе следующего содержания:

[Стихи] 133

Да будет гореть огонь —
Славный дух Гаршаспа!
Полон он кипения.
Пей [же] вино бессмертия.
Друг — в объятиях, склони [свое] ухо к хвале
Старайся всегда делать добро
Прошел вчерашний день и вчерашний вечер
О шах, о повелитель,
Да будет благословенно [твое] царство

/38/ В начале книги мы условились привести родословную тех великих людей, чьи имена будут упомянуты. Самым великим человеком в этом мире и в будущем был Мухаммад Избранник, да будет над ним благословение и мир. Поскольку мы будем рассказывать об эпохе ислама, то начинать надо с хадиса о нем, дабы книга упоминанием о нем стала дорогой [людям]. И помощь у Аллаха.

Расскажем вначале о рождении Мухаммада Избранника, мир ему, ибо для Систана нет гордости большей, чем эта. B двух преданиях, [начинающихся словами] «рассказал нам» и «сообщил нам», в книге «Рождение Мухаммада Избранника, мир ему», [автор] рассказывает, возводя [свой рассказ] к Ка'б ал-Ахбару 134. Однако мы условились писать кратко. И вот Са'ид б. 'Амр ал-Ансари 135 рассказывает со [слов] отца. Мы не встречали никого, кто бы, не видя посланника, мир ему, знал его приметы лучше, чем Ка'б ал-Ахбар. [71]

Основной причиной [принятия] нами ислама до встречи с Избранником было [то], что нам рассказал о нем Ка'б ал-Ахбар на основе легенд и преданий до его рождения. [Ка'б] предсказал о его печати пророчества, его нраве и внешности и о том, что мы увидели [впоследствии], до того как он его увидел. Он еще сказал нам год, месяц, день и час его смерти. В ту ночь, когда Мухаммад Избранник, да будет им доволен Аллах, скончался, мы с Ка'бом были в городе. Ка'б не спал всю ночь, /39/ то выходил [из дома], то входил [в дом] и все время смотрел «а небо. Утром мы сказали: «Абу Исхак, вчера мы видели от тебя нечто странное». Он заплакал, говоря: «Это должно было случиться, в эту ночь умер наш пророк, мир ему, ибо для него были открыты врата рая. На нашей земле нет более великого места, нежели рай, чтобы принять его». Я удивился его [словам]. Ка'б вернулся назад. Я пошел, но не застал (В тексте: бидидам; конъектура Бахара: надидам, см.: ТС, стр. 39, прим. 2) его. И [не видел его], пока не скончался Абу Бакр ас-Садик, да будет доволен им Аллах. При [халифе] 'Умаре [Ka'6] пришел в Медину. Я пошел к нему и приветствовал его. Он узнал меня и приблизил. Я рассказал народу о том, что слышал от него. Люди дивились, говоря: «Он сказал это с помощью колдовства, ибо все было так, как он [заранее] сказал». Он услыхал о том, что говорит народ, и сказал: «Велик Аллах, велик Аллах. Клянусь всевышним, я не колдун!» И приказал он, и принесли небольшой белого жемчуга ларец, опечатанный и замкнутый замком из червонного золота. [Ка'б] снял печать и открыл замок, достал зеленый шелк и сказал: «Все приметы Мухаммада Избранника, да благословит его Аллах, я сказал вот отсюда». Мы попросили: «О Абу Исхак, прочти же нам этот свиток и расскажи нам о жизни Мухаммада с самого начала до конца». Он сказал: «Так и сделаем, если пожелает Аллах».

Всесвятой и всевышний господь, когда задумал сотворить вождя людей Мухаммада, приказал Джабра'илу, и тот достал из сердца земли горсть блестящей земли — сияние и свет вселенной, в том [самом] месте, где сейчас находится могила [72] Мухаммада. Обмыл ее райской водой, растер, и она стала словно жемчуг. Затем он еще раз вымыл землю во всех райских ручьях и пронес ее по небесам, землям и морям, и всем ангелам стали известны достоинства Мухаммада, /40/ мир ему, [еще] до появления Адама, да благословит его Аллах. Когда господь завершил творение Адама и вдунул в него душу, Адам изнутри себя услышал какой-то голос.

Сказал: «Хвала тебе, о бог! Что это?» Всевышний ответил: «О Адам, это славословие богу последним из пророков и вождем людей. Прими его в качестве завета и обязательства передавать его только непорочным и целомудренным». Адам ответил: «Я принял, о боже!» Тогда на челе Адама, да благословит его господь, словно солнце на небесном своде, появился первозданный свет Мухаммада 136. Когда Адам хотел близости с Евой, он совершал омовение и употреблял благовония. Еве он приказал, и она поступала точно так же. И вот однажды завязался плод Шиса, отца пророков, мир ему. В тот день райский ручей открылся для Адама и Евы, и на них снизошла благодать всевышнего. Они вымылись в той воде и напились ее. Утром Адам взглянул и увидел сияние на челе Евы, об радовался. Уважение к Еве росло с каждым днем, и все птицы, звери и домашние животные подружились с ней. Адам [больше] не приближался к Еве. Ежедневно приходили ангелы приветствовать ее и приносили ей райскую воду, и она пила, пока развитие плода не было завершено. И вот плод отделился от матери [и родился Шис]. На его челе появился свет Избранника, да благословит его Аллах. Всевышний господь между Шисом и проклятым Иблисом натянул из [этого] света завесу в пятьсот лет пути. Сияние [на челе Шиса] становилось все больше по мере того, как он рос, пока не поднялось до небес. И все цари, которые видели сияние, говорили: «Свет Избранника, /41/ да благословит его Аллах». Когда Шис достиг зрелости, а Адаму настало время умирать, он взял Шиса за руку и отвел его к великому хаузу, сказав: «О сын, сияние, которым ты [отмечен], господне завещание мне, дабы я передал его только в самое непорочное место, как среди мужчин, так и среди женщин!» [73]

Еще сказал: «О Боже, послал бы ты ангелов, чтобы подтвердили они Шису мои слова». Явился Джабра'ил, мир ему, с семьюдесятью тысяч ангелов, со [свитком] из белого шелка и пером из райских перьев. Приветствовал и сказал «Адам, вот райское перо и шелк. Для этого пера не нужна чернильница, в самом пере есть чернила, сколько бы ты ни писал. Напиши на шелке, как написали тебе». Адам написал Шису завещание и призвал в свидетели господа и ангелов. Подписал и скрепил печатью Джабра'ила, да благословит его господь И отдал завещание Джабра'илу на сохранение Тотчас из рая принесли два покрывала, цветом и блеском как солнце, и надели на Шиса, по повелению всевышнего. Господь дат ему в жены Махва'илат ал-Байза, которая очень походила на Еву. Джабра'ил, мир ему, прочел хутбу, а ангелы были свидетелями. Посаженым отцом был Адам, мир ему. Вокруг Махва'илы образовался ореол [цвета] изумруда. С помощью всевышнего Махва'ила понесла от Шиса. И сразу отовсюду раздался голос: «Слава, слава [тебе], о Байза. Свет Мухамма-да, мир ему, пришел к тебе». Всевышний опрятал тот ореол от глаз людей и шайтанов, и никто не мог смотреть в ту сторону из-за яркого света — глаза его сразу же ослепли бы. Байза родила Ануша. Увидев свет на его челе, обрадовалась. Когда Ануш вырос, Шис /42/ передал ему завещание, а Ануш передал Кинану, Кинан — Махла'илю, Махла'ил — Йари[д]у. [Йарид] избрал в жены, как ему было приказано, Аджарру. И она понесла. Родился Ахнух, или Идрис, и на его челе появилось сияние. [Йарид] передал ему завещание и обязательство. [Axнух] принял и женился на самой великой из женщин — Баруха. У него родился Митушилах. От [Митушилаха] родился Ламак. Ламак был великим и могучим. Он взял в жены Кинуш, дочь Барка'иля б. Махва'ила. От него родился Нух, да благословит его Аллах и да приветствует, с тем сиянием на челе Ламак передал обязательство Нуху, и тот принял его. Нух женился на 'Амрийи, которая была великой, праведной и честной женщиной. У нее родился Сам. Свет Избранника, да благословит его Аллах, был виден [на его челе]. Нух передал ему его на хранение, и он принял. [Нух] вручил ему также [74] гроб [с прахом] Адама, мир ему. Гроб был из перламутра, с двумя створками из червонного золота и двумя замками из зеленого изумруда. Дали [Саму] жену из царских дочерей. Подобной ей по красоте и целомудрию не было на свете. У нее родился Арфахшад — [Сам] передал ему свет [Мухаммада] и гроб. Он принял. Арфахшад женился на Маргане. Она родила 'Абира 137, и он был пророком Худом, да благословит его господь. Он унаследовал сияние. Отовсюду шел голос: «Это свет Избранника, который разобьет идолов и уничтожит неверных». [Арфахшад] передал 'Абиру гроб и [пророческий] свет отца, и он принял. [Абир] женился на Мишахе, и она родила Фалаха. От Фалаха родился Шанах, от Шанаха — /43/ Аруга 138, от Аруга — Ашру; от Ашру —Наджура 139 от Наджуры — Тарах, от Тараха — Азар 140. И взял [Tapax] себе жену, дочь Самарра. И родился друг божий Ибрахим, да благословит его господь. При рождении Ибрахима были два знамения: одно на востоке, другое на западе. Весь мир наполнился светом. К небу, словно столб, поднимался свет, и доносился голос. Ангелы увидели и сказали: «О боже, что это?» Раздался голос: «[Это] свет Мухаммада, да благословит его Аллах». Для Ибрахима завеса приоткрылась, как это было раньше [сделано] для Адама, и он увидел весь человеческий род. И не увидел никого из семьи пророков, мир им, величественнее народа Избранника, да благословит его Аллах. Хотел опросить. Раздался голос: «О друг божий, это — Мухаммад, мой любимец, да благословит его Аллах. Кроме него, у меня нет любимца. Я задумал его до сотворения неба и земли. Праотец его, Адам, в тот день был среди глины и духов. Ты и [Мухаммад] по степени выше [всех]. Свет [Мухаммада] я передам тебе, от тебя — Исма'илу, да благословит его Аллах и да приветствует. И повелел добру, величию и милосердию сопутствовать ему». И рассказал Ибрахим Саре о том, что ему показал всевышний. И Сара сильно пожелала овладеть [тем] светом, да благословит его Аллах, и все время стремилась к этому. Свет же отразился на Хаджире. Когда родился Исма'ил и свет отразился на нем. Сара расстроилась и заплакала от зависти. И сказала Сара [75] Ибрахиму: «Почему из всех женщин [только] я бесплодна?» Ответил ей Ибрахим, мир ему: «Не горюй. Всевышний непременно исполнит свое обещание». И она [Сара] все горевала, пока не родила Исхака, мир ему. И вырос Исхак. Когда настало время Ибрахиму оставить сей бренный мир, он принес гроб Адама и собрал [своих] детей. А их к тому времени было шестеро. И каждому из пророков в том гробу было [отведено] помещение. [Ибрахим] сказал: «Откройте крышку». Крышку открыли, посмотрели и увидели все помещения, [отведенные] в нем потомкам Ибрахима. В конце всех было место для Мухаммада Избранника, мир ему. И видна была родословная всех: кто от кого будет и в какое поколение вернется. Мухаммад, да благословит его Аллах, был в помещении из рубина и совершал намаз. /44/ Справа от него стоял божилой смиренного [вида] человек, на челе [его] написано: «Этот первый, кто последует за ним из его народа, из верующих». И он Абу Бакр ас-Садик. Слева от [Мухаммада был] Фарук, на челе его написано «Да не коснется его в деле божьем порицание порицающего». И это был 'Умар б. ал-Хаттаб. За ним был Зу-н-Нурайн, на челе его написано: «О краса тварей и лучший из халифов». И это был 'Усмач [б.] 'Аффан. За ним был 'Али б. Абу Талиб с обнаженным мечом на шее. На челе его написано: «Этот достойный его и сына его дяди, получающий победы от высочайшего Аллаха». И вокруг него мухаджиры и ансары. Говорят, блеск от копыт его коней столь же яркий, как свет солнца над вселенной. И Ибрахим сказал [своим] сыновьям: «Посмотрите хорошо, к кому из вас идут пророки». Они взглянули и [увидели]: все [пророки] идут к Исхаку. Только Мухаммад, да благословит его Аллах, отдельно восходит к Исма'илу. И тотчас на челе Исма'ила отразился свет Отец сказал ему «Поздравляю тебя, сын мой. Всевышний и всесвятой господь отличил тебя этим великим светом — печатью пророков». И отец передал ему обязательство и [гроб]. Он принял. И взял он себе в жены Хале, дочь Хариса. И от него родился Кидар, и унаследовал он свет [Мухаммада] 141. Когда он вырос, Исма'ил передал ему обязательство, и он принял. Вручил ему [76] [также] гроб [Адама]. Кидар был царем. По [своей] воле он захотел привязать свет [Мухаммеда] к потомкам Исхака, мир ему (В тексте: Кидар малик хвиш буд ва хваст бе ихтийар ан нур бе валад-и Исхак пайвасте гарданад. Текст, по-видимому, испорчен, слова малик хвиш буд нам остались непонятными. Возможно, что хвиш следует отнести ко второй части предложения: бе ихтийар-и хвиш «по своей воле», «самовольно»). Всевышний, [однако], пожелал показать много чудес в его лице. И в конце будет то, что захочет всевышний. /45/

Рассказ о Кидаре-малике б. Исма'иле и хадис о свете Избранника, мир ему

Кидар был падишахом. У него было семь отличительных свойств, каких не было ни у кого из царей: во-первых, [страсть] к охоте. Все, что он видел, ловил или с помощью силка, или силой рук. Во-вторых, он так стрелял из лука, что ни одна стрела не шла мимо цели. В-третьих, никогда не было такого наездника. В-четвертых, никто из людей не обладал такой силой. В-пятых, не было [равных] ему в храбрости. В-шестых, не было [подобных] ему в щедрости. В-седьмых, никто не мог так покорять сердца женщин, как он 142. И взял он [себе] в жены двести девиц из семьи Исхака, мир ему, [с надеждой], быть может, свет отразится на одной из них. Не отразился. И жил он двести лет, и не было у него детей. И вот однажды он пошел на охоту. Возвращаясь [с охоты], он увидел, что все звери и птицы собрались в одном месте. Ему это показалось удивительным. В один голос они заговорили с ним на красивом языке человеческими словами: «Почему ты не печешься о свете Мухаммада Избранника, мир ему, и не пополняешь взятое на себя обязательство. И вот ты прожил [уже] жизнь нескольких людей, предаваясь развлечениям». Кидар пришел домой расстроенный и поклялся: «Не буду ничего есть и пить, пока всевышний не укажет мне, что надо сделать». Прошло несколько дней, и он ничего не ел. Молился среди пустыни, как вдруг с неба появился ангел [в образе] красивого человека и в одежде. Поклонился [77] ему. Кидар ответил на его приветствие. Затем ангел молвил; «О Кидар, ты обошел столько стран и городов и познал мирские утехи. Не пора ли тебе исполнить обязательство и оплатить свет Мухаммада Избранника. И знай же, что свет [не будет] принадлежать потомкам Исхака. А теперь тебе подобает идти и принести жертву высочайшему и всесвятому богу и просить его, дабы он указал тебе [путь]». Сказал это и вознесся на небо. Кидар сразу же отправился в то место, где родился Исма'ил, и принес в жертву семьсот баранов из баранов Ибрахима, мир ему. /46/ Как только он приносил жертву, с неба налетал красный огонь и уносил ее на небо. Затем с неба раздался голос: «Достаточно, Кидар, всевышний принял твою молитву и твои жертвы. Иди же ляг под дерево, и он укажет тебе во сне, что надо делать». Кидар пошел под дерево и лег. Увидел он во сне, [будто] кто-то идет и говорит ему: «Из света, который у тебя, всевышний создал весь [остальной] свет. И он желает, чтобы свет попал только к целомудренным дочерям арабского [народа]. [А именно] к девушке по имени Газира». Кидар проснулся, обрадовался и тотчас разослав всюду гонцов, дабы разыскали они девушку, чье имя Газира. Не стерпел и сам сел на коня и, обнажив меч, отправился на поиски, приехал к царю [племени] Джурхум, а он был из потомков Захля б. 'Амира б. Йаруб б. Кахтан. И у него была дочь по имени Газира, лучшая из женщин того времени. [Кидар] женился на ней и отвез ее в свою страну. От него у Газиры родился Хамал. На следующий день Кидар, взглянув на Газиру и увидев на ее челе сияние, обрадовался. У него находился [также] гроб Адама, мир ему. Дети Исхака говорили: «Гроб ты отдай нам, у вас есть свет [Мухаммада], [с вас] хватит. Пророки — среди наших потомков». А [Кидар]' все не отдавал, оправдываясь: «Отец завещал [его] мне». Однажды он пошел открыть гроб, но он не открылся. С неба раздался голос: «Больше гроб твоими руками не откроется. Ты исполнил свое завещание. Отдай гроб своему племяннику Йа'кубу. И он Исра'ил».

Абу Мухаммад ат-Тараннаки 143 /47/ рассказывает: его потому назвали Исра'илом, что он был в [святилище] Мекки. [78]

Выходил [из него] последним, а входил первым. Войдя, видел, что все свечи погашены. Дивился тому. [Как-то раз] спрятался в мечети, чтобы [узнать], кто это делает? Спустя некоторое время он обнаружил человека, взял [его] и привязал к колонне, и люди утром вошли и увидели его. Был это сумасшедший по имени Кайд. Тогда Йа'кубу дали имя Исра'ил, так как он изловил того безумца 144.

И вот когда Кидару пришел приказ: «Отдай гроб Исра'илу», он сказал Газире: «Волей-неволей надо передать данное [мне] на сохранение. Если ты родишь сына, когда меня здесь не будет, назови его Хамалем». Затем он поднял гроб, чтобы отнести в Кина'ан. Положил на плечо и сразу же с помощью чудесной силы гроба он достиг Кина'ана, и земля приняла его [в свои] объятия. Гроб 145 издал крик. Йа'куб, мир ему, заплакал, не увидев у [Кидара] сияния. Он спросил: «О двоюродный брат, что случилось с тобой?» Ответил: «Я отдал свет Мухаммада, да благословит его Аллах. Свет ушел от меня». Йа'куб спросил: «Ты отдал его детям Исхака?» Ответил: «Нет, арабке Газире, из племени Джурхум». Йа'куб сказал: «Клянусь [своими] сыновьями, вот это великая честь Избранника, да благословит его господь. И бывает сияние только у чистокровных арабов. О Кидар, радостная весть /48/ тебе! У тебя вчера ночью родился великий сын!» Кидар спросил: «Ты в Сирии, а он в Мекке, откуда ты знаешь?» Ответил [Йа'куб]: «Я видел открытыми небесные врата, и сияние поднялось [до самого] неба. Всевышний из него явят Мухаммада Избранника, да благословит его Аллах. Я понял, что знамение это ради него». Когда Хамал подрос, Кидар взял его [и повел], чтобы указать ему Мекку, камень и место храма. Когда [Кидар] достиг горы Сабир 146, к нему подошел ангел смерти в человеческом облике, приветствовал и спросил: «Куда, ты идешь, о Кидар?» Ответил: «Хочу показать своему сыну камень 147 и храм». И сказал [ангел]: «Желаю удачи, однако я хочу дать тебе совет». Взял [Кидара] за руку и через ухо вынул у него душу. Кидар мертвым упал перед сыном. Хамал вспылил: «Ты убил моего отца!».Ангел смерти ответил: «Посмотри хорошенько, быть может, он умер сам по [79] себе». Хамал наклонился, чтобы взглянуть, ангел смерти пред ним вознесся на небо. Хамал посмотрел по сторонам, никого не увидел, понял, что случилось. Плача, сел он у изголовья отца. Всевышний сделал так, что сразу подоспели сыновья Исхака, мир ему, и, омыв, завернули [Кидара] в саван и положили на горе Сабир. Хамал остался один, сиротой. Всевышний принял его под свою защиту, пока он не вырос. И стал он царем уважаемым и почитаемым. И взял он себе в жены женщину из знати своего племени, как это было обусловлено обязательством. Имя ее Харива. У нее родился Набат, и было у него величие, как и у отца. От него родился Хамайса', от Хамайса' — Удад. И стало имя его знаменитым во [всем] мире. Изучил он науки и адаб, и было у него превосходство над людьми своего времени — [умение] писать. От Удада родился 'Аднан. 'Аднаном его назвали потому, что взоры и джиннов, и людей были [прикованы] к нему. И хотели его убить из зависти, /49/ ибо мудрые ученые предсказали, что от него будут великие [сего] мира. Всевышний назначил к нему хранителя. Как ни старались, не смогли сделать ему плохое. И от него родился Ма'адд. И его потому назвали Ма'аддом, что он много воевал против израильтян и грабил их. И всегда он выходил победителем. И у него собралось [столько] богатства, сколько не было ни у кого из царей во [всем] мире. От него родился Низар 148. И оттого назвали его Низаром, что, когда Ма'адд увидел у него свет Избранника, да благословит его Аллах, он совершил много жертвоприношений. В конце концов сказал: «Пожертвуй я все свое состояние ради света [Мухаммада], [все равно] будет мало. Воистину, ничтожно мало». В соответствии с обязательством он взял [себе] в жены женщину из своего племени. Имя ее Са'ида. И у нее родился Музар 149. И его потому назвали Музаром, что стоило ему положить руку на сердце, как он становился невидимым для людей. И он был сеидом всех арабов. И каждый из названных [нами] писал своему сыну письмо с обязательством и наставлениями, как мы уже говорили. Те письма складывали в помещении Ка'бы, начиная со времен Исма'ила, мир ему, до того, когда в Мекку привели слона. [80]

Тогда 'Амр б. ал-Лухай изменил все это. И Музар взял в жены Казму. Ее называли «матерью мудрого». У нее родился Илийас после того, как она уже потеряла всякую надежду на [рождение] сына. Илийас все время слушал, как посланник, мир ему, произносил слова «Вот я перед тобой» и рассказывал [об этом] народу. И взял он в жены Мухху 150. И у нее родился Мудрика. И его назвали Мудрика потому, что он достиг высокой ступени славы и благородства. И Мудрика взял в жены Кур 'у /50/ У нее родился Хузайма. Хузайма долгое время не женился, ибо не находил [женщины], достойной себя...(Бахар отмечает, что здесь, видимо, что-то пропущено, см. ТС, стр 50, прим. 1) [Однажды] увидел [во сне], что надо взять в жены Мурру, дочь Удда б. Табиха. И он женился на ней. И от нее родился Кинана. Кинана женился на Райхане, которую называли «матерью благовония». У нее родился Назр. Всевышний избрал его, и на нем отразился высочайший свет [Мухаммада]. И его назвали Курайш. Все потомки Назра — курайшиты. Все, кто не от него, курайшитами не являются. А он тот, кто увидел во сне.

Сон Назра б. Кинана, а он тот, которого назвали Курайшем. И он увидел во сне: «Из-за моей спины появилось зеленое дерево; встало и поднялось до самого неба. И мир весь пустил побеги. И все побеги засияли. Еще я увидел группу людей, и весь мир наполнился людьми. И каждый взял в руки по ветке. До самого неба всюду были люди». Когда я проснулся, спросил [о значении сна] у астрологов. Ответили [мне]: «Если ты видел этот сон, то удостоился особого почета и величия». /51/ И тотчас всевышний взглянул на землю и сказал ангелам: 'Кто на земле сейчас самый великий передо мной, и я мудрее его?» Сказали: «О высочайший господь, о сеид, мы не видим никого, кто бы поминал тебя на земле, только [обладатель] сияния, которое дано на сохранение одному из потомков Исма'ила, мир ему. Всемогущему присуще его величие». [Господь] ответил: «Будьте свидетелями, о ангелы, я избрал его благодаря милости Избранника, да благословит его Аллах, и приблизил». [81]

И ему открылись храм, Мекка и все арабы. И от него родился Малик. Маликом его назвали потому, что ему повиновались все арабы. И от Малика родился Фихр, от Фихра — Лувай 151, от Лувая — Галиб, от Талиба — Ка'б, от Ка'ба — Мурра, от Мурры — Килаб, от Килаба — Кусай 152 И его нарекли Кусаем, ибо он уничтожил всю ересь и принес истинную [веру] и вершил суд над всеми арабами. От Кусая родился 'Абд Манаф. Почет ему был большой, и цари всей земли прислали к нему [своих] послов и дары. И он стал обладателем знамени Низара, лука Исма'ила, должности снабжать водой паломников, ключей [от] идолов. И было у него пятеро сыновей и девять дочерей. Первым из сыновей был Хашим 153. И его потому назвали Хашимом, что он положил начало угощениям и поставил всему миру стол с яствами. Хашим унаследовал свет [Мухаммада] и принял завещание. Матери их всех, кого мы упомянули, [вплоть] до [матери] самого посланника божьего, мир ему, были женщинами благородными и целомудренными. И все приняли обязательство и хранили верность ему. И [за каждую] был дорогой калым, не менее тысячи динаров и даже больше. Вакиди 154 говорит: всевышний избрал Хашима и очистил его и известил ангелов: «Я очистил сего раба от всего [дурного]». /52/ И свет [Мухаммада] отразился на нем и засиял на его челе словно молодой месяц или жемчужная звезда. И стало так, что ни один человек, ни один джинн не видел его, лишь отвешивал ему земные поклоны. Известие о нем дошло до кесаря Константина. И он отправил к нему гонца: «У меня есть дочь, подобной которой нет сегодня ни на западе, ни на востоке. Я отдам [ее] тебе в жены». И он отказался. Причиной был великий свет. Не женился до тех пор, пока всевышний не указал ему во сне: «Возьми в жены Салми, дочь Зийада 155 б. 'Амра б. ал-Лабида б. Хидаша б. Адия б. ан-Наджара». И он женился Иона была из благородных арабок, как Хадиджа, дочь Хувайлида во времена пророка. И была она девственница, женщина разумная и красивая. У нее родился 'Абд ал-Мутталиб. [Хашим] спал, проснулся, увидел — на Салми надето райское платье, а колыбель украшена райскими покрывалами, и в той [82] колыбели целомудренный 'Абд ал-Мутталиб. Глаза матери и сына подведены сурьмой, а [тела их] умащены такими маслами, каких он никогда не видел. Изумился он, взял сузани и пошел к курайшитским прорицателям и рассказал [об этом]. Они сказали: «Всевышний...(Бахар полагал, что здесь в тексте пропуск, см.: ТС, стр 52, прим 6 ) повелел: "Сему рабу дайте жену из великих, и от него родится великий"». Ему дали в жены Кайлу, дочь 'Амра б. 'Аджиза. И он ('Абд ал-Мутталиб) вырос и принял обязательство. И от него родился Харис. Жена его умерла, и он взял в жены Хинд, дочь 'Амра. [В это время] Хашиму пришло время [умирать]. Он сказал 'Абд ал-Мутталибу: «Собери ко мне потомков Назра — 'Абд аш-Шамса, Махзума, Фихра, Лувая /53/ и Талиба»... (По мнению Бахара, в тексте пробел, восстановить который не удалось, см ТС, стр 53, прим. 2) 'Абд ал-Мутталибу в тот день было двадцать пять лет. И был он лучшим и разумнейшим из людей. И не было в этом мире никого, кто бы мог состязаться с ним в мужестве, в красоте и в величии. И от него исходил аромат приятней запаха мускуса, камфоры и амбры. На челе его сверкал свет Избранника, да благословит его Аллах. Когда Хашим взглянул на него и на (отразившийся] на нем свет и все курайшиты были в сборе, он сказал: «Знайте же, что вы — лучшая часть потомков Исма'ила. Всевышний, да будет он велик и славен, избрал вас и сделал вас своей свитой. И вы жители Мекки и хранители его храма. Я же сегодня ваш старший, ваш сеид. У меня — знамя Низара, лук Исма'ила, мир ему, почетная должность снабжать паломников водой, ключи [от] идолов. [У меня] — защита [для вас]. Теперь я передал вас и все, что назвал, 'Абд ал-Мутталибу и сделал его старшим над вами».

И все великие мира знали о свете [Мухаммада] и верили в него и слали дары его владельцам. Если же в Мекке не было дождей, курайшиты собирались и вели 'Абд ал-Мутталиба к горе Сабир. И он молился. Всевышний сразу же посылал дождь. И было много [других] чудес благодаря свету Мухаммада Избранника, мир ему. [83]

/54/ Рассказ об Абрахе ас-Саббахе 156 'Абд ал-Мутталибе в [его] первый приход в Мекку

Когда Абраха пришел в первый раз и задумал разрушить Мекку, 'Абд ал-Мутталиб сказал арабской знати «Вы не тревожьтесь, ибо [Абраха] не сможет разрушить Мекк. [У Мекки] есть могущественный хозяин, который не допустит [этого] и сбережет [свою] святыню».

Абраха пришел и остановился недалеко от храма. И они угнали верблюдов и овец мекканцев. Из их числа четыреста рыжих верблюдов были 'Абд ал-Мутталиба. Узнав [об этом], он и часть курайшитской знати оседлали коней и [поскакали]. Только они подъехали к горе Сабир, как свет сошел с чела 'Абд ал-Мутталиба и словно месяц засверкал над Меккой. Курайшитские вельможи изумились. Сказали: «Возвращайтесь назад, свет сияет только над местом, которому суждена победа. Уходите, свет засиял над Меккой». И они ушли.

Известие о том, что курайшитская знать пришла и ушла, дошло до Абрахи. [Абраха] разразился негодованием. У него был один сарханг, стоивший тысячи воинов. Звали [его] Хаббатат ал-Химйари 157. [Абраха] послал его: «Ступай, приведи Абд ал-Мутталиба». [Тот] пришел. Войдя в Мекку, увидел 'Абд ал-Мутталиба и сияние на его челе. Испугался он, задрожал [от страха] и потерял сознание. Придя в сознание, он сказал: «Ты действительно сеид курайшитов»,— и стал отвешивать ему поклоны. [Затем] он продолжал: «Малик Абраха спрашивает, какова причина того, что ты пришел [к горе Сабир] и ушел назад, и [говорит]: "пусть он окажет милость и придет [ко мне], дабы мы увидели его"». ['Абд ал-Мутталиб] оседлал коня и отправился вместе с курайшитской знатью. Когда он приехал в войско, посланник вышел вперед к царю, говоря: «Вот /55/ сеид курайшитов». Абраха ответил. «Этого сеида нет надобности представлять. Каждый, кто увидит его, станет уверен, что этот с большим сиянием — сеид». Затем он поднялся, взял 'Абд ал-Мутталиба за руку, подвел его к трону, посадил и все смотрел на него. Спросил: «О 'Абд [84] ал-Мутталиб, у твоих предков тоже было сияние?» 'Абд ал-Мутталиб ответил: «Это наследство. У всех моих предков [было] точно такое же [сияние]». [Абраха] сказал: «Вы честь и слава царей и великих». И снова взглянул [на 'Абд ал-Мутталиба]. [У Абрахи] был огромный белый слон, зубы его были украшены жемчугом. И [Абраха] величался перед всеми царями слоном своим. Слоны все кланялись Абрахе, а этот один нет. [Абраха] велел привести слона, и того в украшениях привели. Увидев 'Абд ал-Мутталиба, слон опустился на колени, и стал отвешивать ему поклоны, и закричал человеческим голосом, и все присутствующие услышали его: «Привет величию на твоем челе — чести и славе этого и того миров. О 'Абд ал-Мутталиб, ты никогда не будешь унижен, и никто не победит тебя». [Абраха] с удивлением подумал: «Быть может, 'Абд ал-Мутталиб — волшебник?» Тотчас вызвал [к ce6e] своих прорицателей и колдунов: «Скажите мне правду, почему этот слон мне никогда не кланялся, а 'Абд ал-Мутталибу поклонился и заговорил с ним. [Он волшебник?» Они ответили: «Слон поклонился не его чарам], а тому свету, который вверен ему. И в конце срока появится [его хозяин], Мухаммад. Он покорит весь мир, умалит достоинство царей и объявит веру строителя сего храма, то есть [веру] Ибрахима, да благословит его Аллах. И царство его будет намного больше /56/ [владений] тех из государей, которые были до сих пор». И они сказали: «Дай нам позволение облобызать его руки и ноги». И он дал. Они целовали руки и ноги 'Абд ал-Мутталиба. Затем поднялся царь [Абраха], и поцеловал его в голову, и преподнес ему много даров, и вернул всех верблюдов и овец, и ушел оттуда 158.

'Абд ал-Мутталиб вернулся в Мекку и взял в жены Халу, дочь Хариса 159. У нее родился Бу Лахаб. Имя ему было 'Абд ал-'Узза. Был он кафиром, проклятым шайтаном. Затем 'Абд ал-Мутталиб взял в жены Су'ду, дочь Гийаса. От нее родился Аббас, тот, от которого идут халифы и эмиры. От ['Аббаса] родился Сафия. После того ['Абд ал-Мутталиб] взял в жены Хамиду. От нее родился Хамза, сеид мучеников, Хаджал б. 'Абд ал-Мутталиб и 'Атика бинт 'Абд ал-Мутталиб. [85] Однажды он лег спать, и в страхе проснулся, и поспешил [к прорицателям] 'Аббас [сын 'Абд ал-Мутталиба] рассказывает: Я был большим и шел следом за отцом. Навстречу отцу шли курайшитские прорицатели. Спросили: «Что случилось, Абу-л-Харис?» Он ответил: «Я увидел сон и напугался». Спросили: «Что ты видел?» Он ответил: «Я видел цепь, которая появилась из-за моей спины, и у нее четыре конца. Один конец протянулся до востока, другой — до запада, третий — до неба, четвертый прошел сквозь землю. И я все смотрел на цепь, и она стала деревом, очень зеленым и очень красивым. И всюду от того дерева шел свет. Я [все] смотрел. Увидел двух внушительного вида старцев. Они подошли. Я спросил одного [из них]: ,Kто ты?" Ответил: "Ты не знаешь меня?" Я сказал: "Нет". [Тогда] он сказал: "Я — Нух, пророк господа обоих миров". Я спросил второго: "Ты кто?" Он ответил: "Я Ибрахим, /57/ друг Милосердного". И я проснулся». Прорицатели сказали: «Если сон твой правилен, у тебя родится отпрыск, которому принесут [свою] веру жители всех небес и земли. И в обоих мирах будет знамение». И 'Абд ал-Мутталиб долгое время не женился, пока не увидел во сне: «Возьми в жены Фатиму, дочь 'Амра». И он женился. И дал за нее сто рыжих верблюдов и сто ратлей червонного золота. И у нее родился Бу Талиб и 'Амина бинт 'Абд ал-Мутталиб. А сияние все не уходило от него. И вот однажды он отправился на охоту. Возвращался он усталый и хотелось ему пить. Увидел большую тень, спешился к воде, напился и вернулся домой. В ту ночь сияние перешло от него к Фатиме. И у нее родился 'Абдаллах с тем величественным сиянием. 'Абд ал-Мутталиб обрадовался этому.

И все ученые сирийцы сразу узнали о рождении 'Абдалла-ха. У них была белого цвета власяница, принадлежавшая Йахйе [б.] Закарийа, мир ему 160. И на ней запеклась его кровь. Поверх власяницы было написано: «Тогда, когда вы увидите, что запекшаяся кровь испарится с власяницы, и власяница станет белой, знайте, что появился на свет 'Абдаллах, отец Мухаммада Избранника, мир ему». И они считали дни, месяцы и годы. И вот увидели, что кровь испарилась и [86] власяница стала белой. И они узнали [о рождении 'Абдаллаха]. Когда 'Абдаллах вырос, пришли иудеи с целью убить его. Всевышний сохранил ['Абдаллаха], и им не удалось причинить ему зло. Вернулись они и не увидели [его]. Каждого, кого они встречали из Мекки, расспрашивали об 'Абдаллахе. Курайшиты хвалили его внешность и красоту. Иудеи говорили: «Тот свет — не 'Абдаллаха». Они спросили: «Чей же?» Ответили: «Мухаммада, его сына, мир ему. И он выйдет на пророчество в конце времен и разобьет идолов и провозгласит веру Ибрахима, мир ему». 'Абдаллах достиг такой степени красоты, что в него влюблялись все женщины. И он стал Йусуфом своего времени 161. И те мудрые женщины предлагали ему себя. И принимали [на себя обязательство уплатить] деньги. А он говорил: «Вам нет ко мне доступа». И рассказывал отцу о чудесах, которые с ним случались. Однажды он вышел в долину Мекки. Увидел свет, который сошел с его чела и разделился на две ветви. Одна /58/ протянулась на восток, другая — на запад. Затем они соединились, и свет снова засиял на его челе. ['Абдаллах] рассказал [об этом] отцу. Отец сказал «Скоро у тебя родится сын, которому покорится весь мир».

И все время ученые-сирийцы замышляли убить 'Абдаллаха. И [вот] тайно пришли из [Сирии] семьдесят человек и сели в засаду. Когда 'Абдаллах отправился на охоту, они поднялись и окружили его. Вахб [б.] 'Абд Манаф, отец Амины и дед Избранника, да благословит его Аллах, издали увидел [это] и хотел было помочь 'Абдаллаху. [Но вот] с неба спустились всадники и убили сразу всех иудеев. Ему показалось это удивительным. Придя домой, он сказал Бирре, матери Амины: «Ты должна постараться выдать свою дочь за 'Абдаллаха, прежде чем он погибнет». Бирра поспешила к 'Абд ал-Мутталибу: «Жени 'Абдаллаха на моей дочери Амине». 'Абд ал-Мутталиб ответил: «Для моего сына нет никого лучше Амины». И отец отдал ее 'Абдаллаху. И двести женщин-курайшиток занемогли и от горя умерли. Амина была лучшей и целомудреннейшей из курайшитских женщин. И вот [по повелению] всевышнего и всесвятого бога в ночь на первое [87] джумада II, в пятницу, сияние перешло от 'Абдаллаха к Амине Открылись врата рая, и ангелы небес и земли передавали; радостную весть о рождении в эту ночь Мухаммада. Все идолы в эту ночь оказались низвергнутыми, и проклятый Иблис тоже был низвергнут, и он упал в море. Какой-то ангел сорок дней и сорок ночей тащил его все глубже в море под палящими лучами солнца и лишь на сороковой день отпустил его. И он, обожженный и измученный, бежал в горы Бу Кубайс и стенал [там], и к нему собрались все шайтаны. Спросили: «О старший, что случилось?» Ответил: «Погиб я, ибо никогда еще не наступали для нас столь тяжкие времена» - Они попросили: «Расскажи». И он поведал [им]: «В эту ночь появился Мухаммад б. 'Абдаллах б. 'Абд ал-Мутталиб с обнаженным мечом. И у нас теперь нет никакой силы. Он сделает иной веру, разобьет идолов, и уничтожит [их], и явит в мир веру в единого всевышнего бога. И это — Мухаммад и его народ. Из-за него всевышний проклял и изгнал меня. И вот теперь дела мои плохи и я не знаю, что мне делать и куда мне пойти». /59/ Злые духи утешали его: «Ты не беспокойся. Всевышний сотворил людей в семи разрядах. И у каждого своя судьба. Шесть из них, самых великих, уже прошли, и мы отмстили им. Над этими мы тоже постараемся». Тогда Иблис спросил: «Как вы одолеете их? У них такие свойства: они соблюдают заветы всевышнего, не одобряют дурные поступки, [отрицают запретное], молятся, совершают намаз и хаджж, ведут священные войны, читают Коран и платят закат». Они сказали: «Мы каждого победим его оружием ученого его наукой, благочестивого — благочестием, лицемера — лицемерием. И так распишем мир в их глазах, что вера потеряет для них всякий смысл». Иблис возразил: «Они прибегают к всевышнему, ища у него защиты». Они ответили: «Мы посеем среди них заблуждения и ересь. И [силой своего] воображения войдем в их доверие». Иблис засмеялся, сказав «Теперь мое сердце спокойно».

Год, в котором посланник, да благословит его Аллах, родился, был голодным, и курайшиты бедствовали. Родился [Мухаммад], и пришли дожди, и весь мир зазеленел, и к [88] курайшитам отовсюду стали прибывать послы. Курайшиты назвали тот год годом победы, и до сих пор год победы (Санат ал-фатх) им известен. Власть над всеми арабами в тот год была у 'Абд ал-Мутталиба. Он ежедневно выходил [из дома] и совершал [семикратный] обход вокруг Ка'бы. Закончив обход, он видел величественного человека, стоявшего напротив в том виде, в каком появился Избранник, мир ему. И он рассказывал людям: «Я вижу человека, у которого как будто часть сияния». Тогда посмотрели курайшиты и [никого] не увидели. И в ту ночь все животные, какие были у курайшитов, /60/ заговорили красивым языком со [своими] хозяевами: «Клянемся главой Ка'бы, Мухаммад сотворен, и он — надежда мира и светильник для его народа». Прорицатели в ту ночь все потеряли друг друга, и их наука [вся] вышла. Троны государей мира в ту ночь были опрокинуты, и [это] увидели утром. И все цари в ту ночь потеряли дар речи и не могли говорить до самого рассвета. Животные земли и обитатели морей все передавали друг другу радостную весть о рождении [Мухаммада], мир ему. Ангелы на небесах и на земле издавали крики: «Радость вам, ибо пришло время появления Абу-л-Касима, да благословит его Аллах, [ведь] прошло десять месяцев без страданий и трудностей. И в мире стало известно. Он еще не появился, а отец [его уже] отошел в тот мир» 162.

Рождение Мухаммада Избранника, мир ему 163

Мухаммад б. Муса ал-Хваризми 164 рассказывает в своей «Истории». Рождение Избранника было в понедельник за восемь ночей до конца месяца раби' I в «Год слона». Он родился спустя пятьдесят дней после того, как в Мекке погибли владельцы слонов, 17 месяца дай [или] 20 нисана года восемьсот восемьдесят второго по эре Двурогого 165. Солнце в тот день [было] в созвездии Тельца в 10 градусах, /61/ Луна в созвездии Льва — в 18 градусах и 10 минутах, Сатурн в созвездии Скорпиона — в 9 градусах и 40 минутах, Юпитер в [89] созвездии Скорпиона — в 2 градусах и 10 минутах, Марс в созвездии Рака на широте два градуса и пятьдесят секунд Венера в созвездии Тельца — в 12 градусах и 10 секундах, Меркурий в созвездии Овна — в 9 градусах и 40 секундах. Мать его рассказывает: Мне пришел голос: «Когда у тебя будет сын, назови [его] Мухаммадом, он — сеид миров». И вот в понедельник, когда я была одна в доме, а 'Абд ал-Мутталиб [совершал] обход вокруг Ка'бы и в сердце ко мне закрался страх, я увидела перо белой птицы, которым она провела по моему животу. Я успокоилась, и все мои страдания и заботы оставили меня. Снова и снова смотрела я, увидела бокал, который мне дали. Подумала: быть может, [это] — молоко, а мне хотелось пить. Я выпила, увидела сияние, которое появилось и начало расти, словно финиковая пальма. Над сиянием я увидела женщин, похожих на дочерей 'Абд Манафа. Они окружили меня. Еще я увидела белый шелк, который появился с неба и обвился вокруг меня. [С неба] шел голос: «Берегите Мухаммада от людского глаза». Затем я увидела на небе мужчин, а в руках у «их — серебряные кувшины, полные воды. Вода, ароматнее мускуса, капала мне на лицо. И я говорила: «Пришел бы ко мне 'Абд ал-Мутта-либ». Затем я увидела птицу, влетевшую в мою комнату, клюв у нее из изумруда, а оперенье — из рубина. Когда она села, мне открылся [весь] мир, и я увидела [все] от востока до запада. Увидела три выбитых знака: один на востоке, другой на западе и третий над Ка'бой. Затем мне стало тяжело, и те женщины протянули ко мне руки, и я родила Мухаммада, мир ему. Я взглянула /62/ [на него], он склонился в [низком] поклоне и с мольбой поднял палец к небу. С неба появилась белая туча и обволокла [его]. Раздался голос: «Несите Мухаммада на восток и запад и к морям, дабы имя его, его приметы и внешний облик узнали и сказали: "Это — разрушитель, благодаря которому исчезнет многобожие и ересь"». Спустя некоторое время я увидела, как его принесли [обратно], завернутого в шерстяное покрывало, цветом белее шелка и всего другого. Под ним — кусок шелка зеленого цвета, и к нему прикреплены три замка из необработанного [90] жемчуга и три ключа, тоже из жемчуга, и на них [написано] — ключ победы, ключ шариата и ключ пророчества. Внезапно появилась другая туча, еще больше первой. С нее доносилось ржание лошадей, щебетанье птиц и разговор людей. И снова [Мухаммада] унесли от меня. Я услышала голос: «Пронесите Мухаммада, мир ему, над западом и востоком, над местами рождения (В тексте: мавалид, по-видимому, вместо мавалид, мн. ч. от маулид «место рождения») пророков, мир им, и над местами, [где покоятся] души джиннов (Арвах-и джинн у унс), людей, птиц и зверей, ибо я даровал ему чистоту Адама, сострадание Нуха, [любовь Ибрахима, язык Исма'ила, радость] Йа'куба, [красоту Йусуфа], голос Да'уда и терпение Аййуба, благочестие Йахйи, милосердие 'Исы, мир ему». [Мухаммада] унесли и через час принесли [назад], завернутого еще в один кусок зеленого шелка. Подали голос: «Слава Мухаммеду, весь мир передан ему». И снова появились трое, которых я уже видела на небе, с кувшинами, тазом и водой, благоуханнее мускуса. Вымыли [в ней] Мухаммада. Подошел один с перстнем в руке, сверкавшим, словно солнце. И Мухаммада вымыли семь раз и припечатали тем перстнем меж лопаток и сказали: «Вот — поручительство Мухаммада, да благословит его Аллах». Завернули его в шелк, и была веревка из мускуса, крепко ею перевязали его. Один из них некоторое время держал Мухаммада под своим крылом. Ибн 'Аббас 166 так рассказывает. Это был Ризван, ангел, стоящий на страже у врат рая. Он что-то сказал Мухаммаду на ухо и поцеловал его меж бровей. Еще сказал: «О Мухаммад, радостная весть тебе, ибо ни у кого из пророков не было особого знака. Он дан лишь тебе. И в этом, твое преимущество [перед ними]. Тебе [дарован], ключ победы. И никто не услышит имя твое, не устрашившись». Я увидела еще одного, он приложился к устам Мухаммада и что-то передавал ему, словно голубь давал зерна [своему] птенцу. И Мухаммад [все] говорил: «Прибавь мне, прибавь мне»,— и указывал рукой на небо. /63/ Еще я увидела, как появилось что-то, словно четырнадцатидневный месяц. [Ангел] положил передо мной [91] [Мухаммада, говоря]: «Бери первого и последнего сеида, который удостоился почета в этом и том мирах». И они ушли. После того я никого не видела.

Рассказывает 'Абд ал-Мутталиб: В ту ночь я был в Ка'бе у камня Ибрахима. Я увидел, как Ка'ба склонилась в поклоне и снова встала прямо. И на красивом языке говорила-«Аллах велик, Аллах велик, господь Мухаммада, мир ему! Вот теперь всевышний очистил меня, и я освободилась от неверных». И все идолы [в Ка'бе] оказались низвергнутыми. Глашатай возвещал: «Амина родила Мухаммада, и вот о» уже дважды вымыт в тазу райской водой из кувшина». Я говорил себе: «Уж не во сне ли я [это] вижу?» — и отвечал. «Клянусь Аллахом, я бодрствую». Потом я вышел через ворота Бани Шайба в долину Мекки. Увидел, как пришли в движение холмы Марва и Сафа. Они заговорили со мнолй «O сеид курайшитов, куда ты идешь?» Я ничего не ответил, ибо был озабочен тем, чтобы добраться до Амины и посмотреть, что там случилось. Когда я пришел, то увидел, что над [домом] парят птицы со всего мира, а белое облако затенило комнату [Амины]. Я приложил много усилий, подошел к двери и постучал. Амина ответила мне слабым голосом, вышла и открыла дверь. Я взглянул на ее лицо и не увидел на ее челе ни сияния, ни [его] признака. От бессилия хотел было разорвать [свое] платье. Амина спросила: «Что с тобой?» — «Где сияние?» — задал я [ответный] вопрос. Она ответила: «Я родила [Мухаммада]. И вот эти птицы говорят мне: "Дай нам, и мы воспитаем [его]". Облако просит "Дай мне, и я воспитаю"». 'Абд ал-Мутталиб сказал «Покажи мне». [Амина] ответила: «Сегодня нельзя. Некто пришел и говорит, что никому нет доступа к нему в течение трех дней». 'Абд ал-Мутталиб обнажил меч и пошел к двери. Он рассказывает. Мне навстречу вышел устрашающего вида человек и сказал «Уходи, не то сейчас же погибнешь!» Рассказывает, руки мои ослабли, а язык онемел. Я вложил меч в ножны. Тогда [человек] сказал: «Пока не пройдут три дня, и все ангелы не придут и не совершат ему поклонения [—жди]. Тогда можно будет видеть его людям». [92]

Говорит Ибн 'Аббас: /64/ 'Абд ал-Мутталиб не мог разговаривать целую неделю. Затем он рассказывает. Туча, птицы и джинны поспорили. Каждый говорил: «Я буду кормить его молокам». И они услышали глашатая: «Никто, кроме людей, не будет кормить его, [Мухаммеда], молоком». И они потеря ли всякую надежду. Пришел голос: «Благо тому, кто будет кормить его молоком». Всевышний избрал Халиму, дочь Абу Зувайба ac-Ca 'дийа.

Халима рассказывает. В тот год был страшный голод, и я много бедствовала. В ночь, когда родился Мухаммед, мир ему, я увидела во сне, что ангел унес меня на небо. [Затем] я увидела родник, никогда не виданный мною раньше. [Ангел] сказал: «Напейся из [родника]». Я напилась. Он сказал: «Еще попей». Я еще попила. Сказал: «Теперь у тебя будет много молока, ибо у тебя появится младенец, которого ты будешь кормить грудью. Он первый и последний сеид». И я проснулась. [Действительно], у меня стало много молока, а силы мои [окрепли], и голод больше не мучил. На следующий день женщины из племени бану Са'д сказали мне: «О Халима, ты сегодня похожа на царскую дочь». Я ничего не ответила и пошла в горы за хворостом и травой. Прошло некоторое время. Глашатай закричал: «Почему вы не идете в Мекку и в храм и не возьмете первого и последнего сеида и не накормите его грудью, дабы ваши дела преуспели в обоих мирах!» Те женщины и я с ними спустились [с горы] и пошли [домой]. Всюду, где я оставалась одна, камни и растения говорили мне: «Тебе достался лучший из людей. Больше ни о чем не беспокойся».

Когда я пришла [домой], все женщины из рода Бану Сa'д [уже] ушли в Мекку. Я сказала своему другу: «Нам тоже надо идти». У меня была оcлица. Я и мой хозяин сели на нее и поехали в Мекку. Когда мы приехали туда, женщины уже были в Мекке и разобрали детей, у которых были родители 167.

На одном из холмов я увидела величественного человека, который вышел из горы. Он говорил мне: «О Халима, "Тот" остался тебе. Ты ищи сеида арабов». [93]

Когда мы приехали в Мекку, я спросила у своего хозяина: «Кто — сеид арабов?» — «'Абд ал-Мутталиб»,— ответил он. И я вошла в Мекку. Увидела там женщин, которые уже разобрали курайшитоких детей. И каждая что-то получила. И они возвращались назад. /65/ Я увидела 'Абд ал-Мутталиба, который спрашивал: «Кто из женщин племени Бану Са'д возьмет на воспитание моего сына?» Я ответила: «Я» — «Как твое имя?» — спросил он. «Халима»,— ответила я. «Да, действительно ты будешь его воспитывать»,— подтвердил 'Абд ал-Мутталиб. «Хотя у него и нет отца, этот мой сон и то, что я увидела наяву и что мне сказали, все правильно», — сказала я и пошла с ['Абд ал-Мутталибом]. Он шел, развевая полы халата, впереди меня. И вот он открыл дверь в комнату Амины— будто открылись врата рая. ['Абд ал-Мутталиб] ввел меня. Я увидела Амину, подобную молодому месяцу или же жемчужной звезде. Когда мы вошли в комнату, меня всю окутало благовоние, словно я была мертвой и вот теперь ожила. И это был [святой] дух. Я посмотрела, увидела Мухаммада, погруженного в сон и завернутого в белого цвета шерсть, которая явно не была сделана людьми. Сверху [Мухаммад] был накрыт шелком зеленого цвета. По запаху и цвету покрывал [было] ясно, что они — творение всевышнего. Когда я увидела сияние [на челе Мухаммада], хотела упасть ниц перед ним, но сердце не позволило разбудить его. Хотела дать ему грудь, он засмеялся и открыл глаза. Из глаз его вышло сияние и поднялось до неба. Я пришла в изумление. Поцеловала его в глаза и дала ему правую грудь. Он пососал. Хотела дать левую, он не взял. Ибн 'Аббас говорит: Он, мир ему, был справедливым и знал, что у него есть молочный брат. Левую [грудь] оставил ему. Я взяла [Мухаммада] на руки и принесла к своему другу. Когда [муж] увидел его, стал отвешивать поклоны всевышнему, говоря: «Никто богаче нас не вернется домой». Мать [Мухаммада] прислала ко мне человека: «Не уноси его из меккской долины, пока не повидаешь меня. Я дам тебе советы относительно него». Три ночи мы оставались в Мекке. Однажды ночью я проснулась, увидела человека, сияние от которого поднималось до самого [94] неба. Он обнял колыбель [Мухаммада] и целовал его. Я разбудила своего мужа. Он сказал: /66/ «Молчи, с тех пор как [Мухаммад] родился, у иудеев всего мира нет покоя и сна. Все, что ты увидишь, держи в тайне».

И я пошла к его матери, попрощалась с ней, и мы ушли. Я села на своего осла, а [Мухаммада] держала впереди себя. Осел повернул морду к Ка'бе, поклонился и что-то изобразил головой. И мы уехали. И те женщины [все] дивились мне: «О дочь Абу Зувайба, это — не тот осел, что шел с нами. Это — огромный верблюд!» Я ответила: «Дело не в осле, в другом». Только я это произнесла, как осел подтвердил: «Да, я был мертв, а [теперь] ожил. Был худым и стал тучным. И все это благодаря последнему из пророков, сеиду посланников и любимцу господа миров». Затем он вышел вперед всех верблюдов, ослов и мужчин. И всюду, куда мы приезжали, росла зеленая трава, и мой осел щипал ее. Когда мы приехали домой, овцы, верблюды, осел — все, что у меня были, дали приплод и стали тучными, а молоко их обильным, так что благодаря его милости мой скот умножился. И мы все знали, что это благодаря ему, и все почитали его. Однажды я услыхала, как он говорил: «Аллах велик, Аллах велик, слава Аллаху, господу миров». Я была удивлена. И никогда я не видела ни его мочи, ни кала, и его не надо было мыть. Никогда он не резвился с детьми, но вот однажды он спросил у меня: «А где мои товарищи?» Я ответила, что они пасут овец в поле, а вечером возвращаются [домой]. Он заплакал: «Послала бы ты меня с ними». Я сказала: «Стану я твоей жертвой! На рассвете пошлю [тебя]». Утром я умастила его [тело] маслом, подвела сурьмой глаза, а на шею повесила амулет против порчи, повязала ему голову и произнесла [заклинание]: «С радостью ты ушел, с радостью ты пришел». В полдень прибежал мой сын, Зумра, в слезах. Обливаясь потом, /67/ он кричал: «Найдите Мухаммада!» Я спросила: «Что случилось?» Он рассказал: «Некто унес его от нас на вершину горы. Я видел, как он распорол ему живот. Что было дальше, я не знаю». Мы с мужем побежали туда. Я увидела [Мухаммиада] сидевшим на вершине горы. Он смотрел на [95] небо и улыбался. Я бросилась к нему, расцеловала его очи и все спрашивала: «Что случилось, о [моя] жизнь, о моя Вселенная?» Он ответил: «Ничего, кроме хорошего, не случилось, мать. Я беседовал с [моим] братом, [как вдруг] увидел три величественных облика. Они позвали меня. В руках у одного я увидел кувшин из серебра. В руках другого — таз из зеленого изумруда, наполненный снегом. Они взяли меня на руки и отнесли на вершину горы. С нежностью и любовью открыли они мне грудь, а я все смотрел, и мне нисколько не было больно. Один из [них] запустил руку в мои внутренности, вынул их наружу, вымыл чисто снегом и вложил на место. Поднялся второй, сказав своему товарищу: "Ты исполнил волю всевышнего, мне тоже надобно это сделать". Протянул руки и вынул наружу мое сердце, разделил на две половины и отделил черный сгусток крови, сказав: "Я взял то, к чему имел отношение шайтан. Теперь, любимец Аллаха, у шайтана нет к тебе доступа". Поднялся третий, сказав: "Я тоже исполню волю Аллаха". Опустил руку на мою грудь, и все вскрытое зажило, и не осталось никакого следа. А от всего этого я не испытал никакой боли 168. [Третий] сказал еще: "Теперь взвесьте его и десять [человек] из его народа". Взвесили. Я оказался тяжелее. Сказал: "Взвесьте его и сто [человек]". Взвесили. Я перевесил. И снова [тот] сказал: "Оставь, взвесьте хоть весь мир, он [все равно] перетянет". Потом они с нежностью подняли меня, и опустили на землю, и поцеловали в голову и в глаза, и сказали: "Ты не знаешь [еще], что хорошего придет к тебе, о любимец Аллаха, однако скоро увидишь". [Затем] они ушли и оставили меня здесь, /68/ а сами вознеслись на небо. Если ты хочешь, я покажу тебе, в какое место неба они поднялись».

Халима рассказывает: Я взяла его на руки и принесла к [людям] племени Бану Са'д. Народ уже знал о случившемся. Мне сказали, что [его] надо отнести к такому-то прорицателю, чтобы он излечил его. Посланник, да благословит его Аллах, ответил: «Лечение мне не нужно, мои душа, и тело, и разум, слава богу, в здравии». А народ настаивал, что это с ним сделали джинны. [Мухаммад] отрицал: «Хвала богу, со мной [96] ничего не случилось. Я лучше вас разумею в своем деле» 169. В конце концов мое терпение иссякло, я забрала [Мухаммада] и отвела его к прорицателю. Хотела рассказать ему обо всем. [Он] остановил меня: «Пусть этот мальчик сам расскажет». Повернул к нему лицо и сказал: «Говори, сын мой!»

Мухаммад Избранник, мир ему, рассказал всю историю от начала до конца. Прорицатель в испуге вскочил на ноги, схватил [Мухаммада] и закричал: «О арабы, о арабы! Убейте, ибо великое зло пришло к вам из-за этого мальчика. Если он достигнет совершеннолетия, то разобьет ваших, идолов, уничтожит вашу веру и призовет вас к богу, которого вы не знаете!».

Халима рассказывает. Когда я это услыхала от него, сказала: «Кто ты [такой]? Проси, чтобы он убил тебя самого. Я не [позволю] убить Мухаммада! Если бы я знала, что увижу и услышу подобное, я не привела бы его сюда». И я отвела его домой. Когда я привела его к племени Бану Са'д, все говорили мне, что от него исходит запах мускуса. Им полны все жилища. Великий ребенок! Ежедневно я видела два сияния, появлявшиеся с неба и исчезавшие в его одежде. Народ говорил мне: «Отнеси его назад к 'Абд ал-Мутталибу. Не то однажды ты не сможешь выполнить обязательство по отношению к нему». Я взяла его на руки и пошла. Когда мы вышли в степь, глашатай закричал с неба: «Поздравляю тебя, о долина Мекки, к тебе вернулся свет Мухаммада и [его] вера. Ты достигла красоты и расцвета, избавилась от несчастья и нищеты и навечно осталась процветающей!» Я села на своего осла, а [Мухаммада] держала впереди. И мы подъехали к главным воротам Мекки. Там сидели люди. Я спешилась, положила [Мухаммада] и сказала: «Сделаю-ка я свои дела». Донесся слабый крик, я взглянула и не увидела [Мухаммада]. Растерянно /69/ спросила: «О люди, куда делся ребенок?» Они спросили: «Какой ребенок?» Я ответила: «Мухаммад б. 'Абдаллах б. 'Адб ал-Мутталиб. Тот, благодаря которому моя бедность обратилась в богатство, а немощность — в здоровье. Я привезла его, чтобы отдать его деду (В тексте: падар — «отец») 'Абд [97] ал-Мутталибу. А теперь я не знаю, куда он делся. Если я не отыщу его, то брошусь с вершины горы и разобьюсь на куски». И я заплакала, и весь народ плакал из жалости ко мне, Сжав руками голову, я закричала: «О Мухаммад, о [мое] дитя!» Ко мне собрались жители Мекки. Я увидела старика с посохом. Он сказал мне: «Идем, я отведу тебя в такое место, в котором тебе скажут, где он». Я спросила: «Стану я твоей жертвой! Кто он?» Ответил: «Верховный идол, Хубал. Он зиает и скажет, где бы он ни был». Я подумала про себя: «Заплачет по тебе мать твоя! Как будто я не знаю, какие [беды] причинило [Хубалю] рождение Мухаммада, мир ему. И что еще будет впредь». Но я ничего не сказала вслух, и старик повел меня. Семь раз он обошел вокруг Хубаля, а я [все] смотрела, затем облобызал его, сказав: «О сеид, твоя милость к кураишитам всегда велика! У этой женщины пропал сын. Отврати это несчастье от Мекки и покажи ей дорогу». Хубал и другие идолы пали ниц. И Хубал закричал на красивом языке: уходи от нас, старец! От рук этого младенца наша гибель! И он — Мухаммад, да благословит его Аллах!» У старика не попадал зуб на зуб, а посол выпал из, рук. Он сказал: «О Халима, держи сердце бодрым! У Мухаммада есть господь, который не даст ему погибнуть. Ищи, и ты найдешь».

Я в страхе пошла к 'Абд ал-Мутталибу. Как только он меня увидел, спросил: «Что случилось? Какая-нибудь неприятность?» Я ответила: «Неприятность, да еще какая неприятность!» Сказал: «Пропал сын?» — «Да»,— ответила я. Он подумал, не убили ли Мухаммада курайшиты, обнажил меч и в гневе вышел из дома, закричав: «О народ победитель!» Так называли арабов во времена язычества. Тотчас собрались все. Сказали «Приказывай!» Он сказал: /70/ «Пропал Мухаммад,» — «Садись верхом, и мы с тобой» — отвечали они. ['Абд ал-Мутталиб совершил обход вокруг храма и сказал эти два бейта]

Стихи

О господи, моя любовь к Мухаммеду чиста, Верни его,
господи, и возьми у меня [его] врагов. [98]
О господи, если только Мухаммад не найдется,
Я соберу мой народ, всех рассеявшихся.

Как только 'Абд ал-Мутталиб помянул эти бейты, с неба раздался голос: «Не горюйте, люди, у Мухаммада есть господь, который не погубит его». 'Абд ал-Мутталиб сказал: «О ангел-хранитель, что случится, если ты скажешь, где он?» [Ангел] ответил: «В долине Тихама, возле тутового дерева». Абд ал-Мутталиб при оружии сел [на коня] и поскакал. Риккат б. Науфал был с ним. Он поскакал вместе с ['Абд алт-Мутталибом]. И приехали они туда. Увидели Мухаммада, державшего в руке лист дерева. 'Абд ал-Мутталиб подъехал [к нему]. Мухаммад спросил: «Кто ты?» ['Абд ал-Мутталиб] ответил: «Я — твой дед». Спешился, обнял и расцеловал [Мухаммада. Затем] сел на коня, а [Мухаммада] положил на луку седла и привез в Мекку. Курайшиты успокоились.

Халима рассказывает: 'Абд ал-Мутталиб обласкал меня и дал мне всякого рода дары: и верблюда, и овец, и красивые платья, и золота, и серебра, и мускуса, и амбры, и камфоры, и алоэ. И вернул меня назад в сопровождении .большой группы гулямов и рабов. И я, обретя благополучие в обоих мирах,, вернулась домой, а Мухаммад, да благословит его Аллах, остался у своего деда, 'Абд ал-Мутталиба 170. /71/ Если теперь мне заняться описанием чудесных деяний и величия Мухаммада, да благословит его Аллах, то этого хватит до конца жизни и из тысячи не будет [полностью] сказано, и об одном. И это [количество] мы здесь упомянули для того, чтобы каждый, кто прочтет книгу, знал, что народ Систана отдал свою страну [арабам] без сопротивления ради величия Избранника, ради ислама. И они знали заранее и читали, в книгах и известиях, что его, [Мухаммада], выступление исхиндо. И в этом превосходство Систана перед всеми другими городами. И помощь от Аллаха.

Куда бы ни шел Мухаммад, мир ему, камни, горы, земли, растения, деревья, звери и животные, ангелы и джинны приветствовали его. И так прошло сорок лет. Всевышний хранил его. И он никогда не ходил к идолам поклонялся только богу. [99]

Когда прошли сорок лет, ему пришел приказ: «Призови народ к единобожию и окажи, чтобы они говорили: "Нет божества, кроме Аллаха, и Мухаммад — посланник Аллаха"». Первым, кто принес веру, был Абу Бакр ас-Садик.

Всевышний доставил своей вере победу. И было много завоеваний. Первой была завоевана Медина. И ее завоевание было согласно Корану. Кроме того, [были покорены] Бани ан-Назир 171, Хайбар, Фадак, Вади-л-Kypa, Тайма, Мекка, Та'иф, Табала, Джараш, Думат аль-Джандал, Наджран, Йемен, 'Умман, Бахрайн, Йамама. Когда случились эти завоевания, наш посланник, мир ему, находился в Медине. [Скончался] он в понедельник, двенадцать ночей осталось до [конца] месяца раби I десятого (631) года 172.

Комментарии

120 Автор «Ихйа ал-мулук» (стр. 19) подчеркивает, что «систанцы не женились на дочерях, сестрах и племянницах в отличие от обычая зороастрийцев»,

121 Маздаясна, т.е. поклонник Мазды. Так называли себя последователи зороастризма.

122 Согласно легенде, Гуштасп в отличие от Рустама принял зороастрийскую веру сразу же, как только Зардушт выступил с ее проповедью.

123 Джамасп — везир царя Гуштаспа, глава астрологов, о нем см.: «Шах-наме», изд. Моля, VII, Указатели; Justi, стр. 109.

124 В «Шах-наме» рассказывается, что Гуштасп обещал Исфандийару уступить престол, если он убьет правителя Турана, Арджаспа. Однако, когда Исфандийар с победой вернулся домой, Гуштасп отказался выполнить свое обещание. Рассерженный Исфандийар грозится отобрать пре стол силой. Напуганный этими словами сына, Гуштасп отправляет Исфандийара в новый поход в Забулистан, где он в конце концов и погибает от руки Рустама; об этом см.: «Шах-наме», изд. Моля, IV, стр. 560 и сл., Бал'ами, стр. 664—668; Бертельс, I, стр. 212; Сафа, Хамасесараи, стр. 528.

125 Согласно «Шах-наме» (изд. Моля, V, стр. 14), Фарамурз, захва ченный Бахманом на поле боя, был вздернут по его приказу на виселицу и пронзен стрелами (ср. также Сафа, Хамасесараи, стр. 538).

126 Согласно Табари, Бухт ан-Наср был военачальником Лухрасба, затем Гуштаспа и, наконец, военачальником Бахмана; см : Табари, I, стр. 324; ср также «Фарс-наме», стр. 48, 52.

127 Бал'ами, стр. 670: Бухт Нарсе; в «Фарс-наме», стр 48: Бухт Тарси.

128 Justi, стр. 114: Гишвад, сын Бишахра, сына Фарахйна.

129 Justi, стр. 114: Фарахин.

130 «Ихйа ал-мулук», стр. 12: джунуа-и Систан — «систанское войско».

131 Аташ-и Каркуй — особо почитаемый систанскими последователями учения Заратуштры храм огня (Йакут, IV, стр. 263), третий по величине. Его основание приписывается Бахмгну, сыну Исфандийара (Мас'уди, Мурудж, IV, стр. 73).

Рассказ об огне Каркуй, заимствованный в ТС из «Китаб-и Гаршасп» Абу-л-Му'аййада Балхи, восходит в своей основе к среднеперсидским источникам, ср. Маrqwart, Catalogue of the provincial capitals of Eran-sahr, ed. by G. Messina, Roma, 1931, стр. 18, 89, 90; Q. Hoffmann, Auszuege aus Syrischen Akten persischen Martyrer, Leipzig, 1880, стр. 289 и cл; W. Tomaschek, Zur historische Topographie von Persien, III, Wien, 1883, стр. 211 и сл.; Le Strange, стр. 341, 342 и прим. 1.

В «Ихйа ал-мулук» рассказ о священном огне зороастрийцев Аташ-и Каркуй не представлен.

Данные иранской эпической традиции о существовании религиозного центра на территории Систана (в частности, храма огня), отраженные в пехлевийских сочинениях и в «Та'рих-и Систан», находят подтверждение в материалах раскопок комплекса Дахан-и Гуламан, включающих в себя и храм огня, возникший, очевидно, уже в позднеахеменидское время. В сасанидский период, когда основные центры Ирана переместились на запад, наибольшее значение приобрели храмы на территории Фарса и в Южном Азербайджане (Шиз, Ганзак и др.) С этим было связано и перенесение на запад места действия некоторых эпизодов эпической традиции, в частности событий легендарной истории Кайанидов, см.: Gnоll, Sistan antico, стр. 105, 106.

132 Азар Гушасп/Гушнасп — царский храм огня эпохи Сасанидов, находившийся в Азербайджане к северу от г. Ганзака (Шиз). К нему совершали паломничество сасанидские государи во время бедствий; о нем см.: Christensen, Iran, стр. 161; ср. также А. V. W. Jackson, Persia Past and Present, A book of travel and research, New York, 1906, стр. 124, 143.

133 Текст стихов с трудом поддается осмыслению, перевод приблизительный; немецкий перевод и их анализ см.: Rempis, Die aеltesten Dicht- ungen, стр. 233, 234; см. также: G. Lazard, Les premiers poetes persans (IXe—Xe siecles), Tehran—Paris, 1964, I, стр. 11; Bosworth, Sistan, стр. 4, 5 и прим. 1.

134 Ка'б ал-Ахбар (ум. 652 или 654 г.) — иудей, принявший ислам, ранний традиционалист; о нем см.: Крачковский, IV, стр. 50, 840; EI, II; J. Wolfensohn, Ka'b al-Ahbar und seine Stellung im Hadit und in der islamischen Legenden-literatur, Frankfurt am Main, 1933.

135 Са'ид б. 'Амр ал-Ансари — традиционалист, упоминается у Табари, II, стр. 1260.

136 Hyp (букв, «свет») Мухаммада — здесь технический термин для обозначения духа Мухаммада, который, согласно традиции Тирмизи, был сотворен богом до Адама и который переселился в него, когда Адам был сотворен. От него нур передавался по наследству предкам пророка, пока наконец не воплотился в самом Мухаммеде; об этом термине см.: Sprenger, The Life of Muhammad, стр. 49 и прим. 1 и 3 к этой странице; EI, III (Tj. de Boer).

137 Согласно Библии (Бытие, стр. 15), Эбер — сын Шалаха, сына Ар- пахшада; ср. также Бал'ами, стр. 152.

138 Согласно Библии (Бытие, стр. 15), Серуг — сын Реу, старшего сына Пелега.

139 Согласно Библии (Бытие, стр. 15), Нахор — сын Серуга, ср. также Бал'ами, стр. 152.

140 Здесь явная ошибка. Азар и Тарах — одно и то же лицо (в первом случае арабская форма библейского имени Терах), см.: Табари, I, стр. 217.

141 Кайдар (Кидар) б. Исма'ил и его потомки, согласно традиции, рассматриваются как предки Мухаммада; о них см.: Caussin de Perceval, Essai, стр. 176 и сл.; Нitti, стр. 42.

142 Аналогичный рассказ о семи отличительных качествах Кидара приведен в «Табакат-и Насири» (I, стр. 47).

143 Личность идентифицировать не удалось. Бахар полагал, что, возможно, в виду имеется традиционалист Абу Мухаммад ал-'Аббас б. 'Абдаллах б. Абу 'Иса ат-Таркуфи (ум. 267-68/880-81), см.: ТС, стр. 46, прим. 7.

144 Исра'ил — второе имя мифического родоначальника еврейского народа Йа'куба (Йакова).

Рассказ о происхождении этого имени, приведенный в «Та'рих-и Систан», не находит параллелей в других известных нам источниках (ср. библейскую легенду, а также рассказы Табари, Ибн Хишама и др.); см.: Библия (Бытие), стр. 49; Табари, I, стр. 353 и сл. (Бал'ами, стр. 263), Абу Исхак Нишапури, Кисас ал-анбийа, стр. 81, 82.

145 Бахар предполагал, что здесь была допущена ошибка, вм. табут должно было стоять имя Кидара, см.: ТС, стр. 47, прим. 6.

146 Название горы близ Мекки.

147 Имеется в виду «макам Ибрахима» — камень в ограде мекканского храма.

148 Низар б. Ма'адд, согласно принятой в арабской традиции генеалогической системе, общий предок северноарабских племен, см.: Wuestenfeld, Tabellen; EI, III (G. Levi Delia Vida); Калби, II, стр. 448.

149 Музар — родоначальник арабов Хиджаза и Наджда.

150 По другим источникам, Илйас женился на женщине по имени Хиндиф. И от нее у него было три сына. Младшего назвали Мудрика (род. ок. 35 г. н. э.), см.: Caussin de Perceval, Essai, стр. 192.

151 Согласно другим источникам (например, Ибн Са'ду), Лувай (род. ок. 266 г, н. э.) был сыном Галиба и соответственно отцом Ка'ба, а Галиб (род. ок. 233 г. н. э.) был сыном Фихра; см.: Ibn Saad, Biographien, стр. 28; Caussin de Perceval, Essai, стр. 230.

152 Кусай (букв, «отделенный, удаленный») — прозвище Зайда, сына Килаба из племени бану Курайш (род. ок. 398 г. н. э.), данное ему, со гласно легенде, за то, что он после смерти отца воспитывался вдали от родного города (ср. Табари, I, стр. 1091). Легенда же утверждает, будто бы после упорной борьбы Кусай прогнал из Мекки господствовавшее там племя хуза'а и вернул первенство в Мекке и ее храму. Ка'бе, своим соплеменникам, курайшитам, восстановив культ, который при его предшественниках пришел было в упадок. Источник «Та'рих-и Систан» в данном случае не ясен; о Кусае см.: Мюллер, История ислама, I, стр. 34—37; EI, II (G. Levi Delia Vida); Caussin de Perceval, Essai, стр. 231 и сл.; Sprenger, The Life of Muhammad, стр. 17—26; Калби, II, стр. 602.

153 Согласно другим источникам, Хашим был третьим сыном 'Абд Ма- Нафа (род. ок. 464 г. н. э.). Его первенцем был 'Абд Шамс (род. ок. 455 г. н. э.), см.: Сaussin de Perceval, Essai, стр. 252.

Хашим — букв, «разламывающий [хлеб]». По преданию, Хашим исполнял в храме должность снабжающего водой паломников, а во время голода в Мекке кормил хлебом голодающих, см.. Мюллер, История ислама, I, стр. 37; EI, II (Fr. Buhl).

154 Ал-Вакиди, Абу 'Абдаллах Мухаммад б. 'Умар ал-Асламй, круп ный арабский историк (род. в 130/747 г. в Медине и ум. в 207/822); пере чень основных его трудов приведен Кремером в его вступительной статье к изданию текста «Китаб ал-магази» (History of Muhammad's campaigns by Aboo 'Abd Ollah Mohammad'bin al-Wa'kidy. ed. von Kxemer, Calcutta, 1856, стр. 4, 5) и в работе Шпренгера (стр. 71); см. также: GAL, I, стр. 135.

155 Согласно Табари (I, стр. 107), Зайд б 'Амр б. Лабйд б. Хирам б. Хидаш.

156 Абраха — царь химьяритов (Южная Аравия), правивший в середине VI века. Согласно мусульманской традиции, предпринял поход против Мекки в год рождения Мухаммеда; об исторических причинах похода Абрахи и его хронологии см.: Н. В. Пигулевская, Византия на путях в Индию, М.—Л., 1951, стр. 328—330; Н. В. Пигулевская, Арабы у границ Византии и Ирана в IV—IX вв., М.—Л., 1960, стр. 102—104; А. Г. Лундин, Южная Аравия в VI веке, — «Палестинский сборник», вып. 8 (71), М.—Л., 1961, стр. 82—84.

157 У Табари, I, стр. 937—939 (ср. также Бал'ами, стр. 1011): Ханатат ал-Химйари.

158 Рассказ Табари о походе Абрахи против Мекки (I, стр. 1570, 1571; Бал'ами, стр. 1011—1013) полнее и отличается сюжетно.

159 Xарис — старший сын ' Абд ал-Мутталиба.

160 Йахйа — библейский персонаж Иоанн Креститель, сын Захарии, которого мусульмане считают одним из своих святых; о возможном про исхождении имени Йахйа в данном случае см.: Коран, комментарии,, стр. 561, комм. 3.

161 Традиционный литературный образ. Йусуф (Иосиф Прекрасный) считается образцом совершенной красоты.

162 Согласно традиции, отец Мухаммеда, 'Абдаллах, умер до того, как он родился.

163 Об основных источниках для биографии Мухаммада см.: Sprengег, The Life of Muhammad, стр. 63—74; A. E. Крымский, Источники для истории Мохаммеда и литература о нем, М., 1902—1906, I—III; Muir,. The life of Muhammad; Watt, Mecca; Watt, Medina.

164 Мухаммад б. Муса ал-Хваризми (1-я половина IX в.) — знаменитый математик, астроном, историк и географ, написал сочинение по всеобщей истории «Китаб ат-Та'рих». До нас дошли лишь отдельные извлечения из него в трудах некоторых ранних арабских авторов; см.: Введение, стр. 34; EI, II (Е. Wiedemann).

165 Принято считать, что Мухаммад родился около 571 г. н. э.; см. об этом: Watt, Месса, стр. 33; Нitti, стр. 111.

166 'Абдаллах б. ал-'Аббас б. 'Абд ал-Мутталиб, или Ибн 'Аббас,— знаменитый арабский традиционалист (ум. 686—688), см.: EI, n. е. I, (L. Veccia Vaglieri); Крачковский, IV, Указатель имен.

167 У богатых жителей Мекки было принято отдавать своих детей на попечение кормилиц-бедуинок с целью приучить их к лишениям и воспитать у них настоящий арабский характер, см.: Sprenger, The Life of Muhammad, стр. 77.

168 Одна из чудесных историй, которыми предание обставило рожде ние и детство Мухаммада. Поводом послужили слова Аллаха, обращенные в Коране к Мухаммаду: «Разве мы не раскрыли тебе твою грудь?» (XCIV, I); об этом см.: Мюллер, История ислама, I, стр. 49; Н. Вirkeland, The legend of the opening of Muhammad's breast, Oslo, 1955.

169 Cp. Sprenger, The Life of Muhammad, стр. 78, прим. 2.

170 Биографы Мухаммада рассказывают, что спустя два года 'Абд ал-Мутталиб, который принимал столь горячее участие в судьбе внука, умер. Внука перед смертью он передал на попечение своего сына Абу Талиба; см.: Sprenger, The Life of Muhammad, стр. 79; Мюллер, История ислама, I, стр. 50; Watt, Месса, стр. 34—38.

171 Бану Назйр — иудейское племя, проживавшее в ю.-в. предместье: Медины. Здесь, по-видимому, — название занимаемого племенем квартала, которым Мухаммад овладел в 4/625 г. после 14-дневной осады; об этом племени см.: Мюллер, История ислама, I, стр. 143, 144; ср. также Йакут, IV, стр. 791; Glubb, стр. 82; Watt, Medina, стр. 34.

172 Днем смерти Мухаммада считается 13 раби' II года (8 июня 632 г.), см.: Мюллер, История ислама, I, стр. 191; Muir, The life of Muhammad, стр. 497.

 


Текст воспроизведен по изданию: Та'рих-и Систан. М. Наука. 1974

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.