Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АНОНИМНАЯ СИРИЙСКАЯ ХРОНИКА О ВРЕМЕНИ САСАНИДОВ

Нечто из «Клезиастике», т. е. церковной истории, и из «Космостике», т. е. рассказы светские, от смерти Хормизда, сына Хосроева, и до конца царства персидского

§ 1. Хормизд процарствовал двенадцать лет. Он отяготил податью своих знатных и весь мир. Один из его военачальников, который был им послан на границы тюрок, восстал на него. Имя его Варахран Разикайский. Он собрал большие войска и приготовился к борьбе с царем. Когда услыхали знатные столицы, 1 которые тоже ненавидели Хормизда, о восстании Варахрана, они тайно сговорились [поклялись] и свергли Хормизда с престола, ослепили ему глаза и посадили на место Хосроя его сына. Когда этот слух достиг Варахрана, он весьма разгневался и не потому, чтобы он любил Хормизда, а потому, что не он выполнил это дело. Он подготовил свои войска и приготовился к битве с Хосроем, выступил и пошел на Хосроя. Так как Хосрой увидал, что силы Варахрана превосходят его, он бежал от него и спешно направился по южной дороге, т. е. на Пероз-Шабор, Анат, Хит, Цирцезиум 2 и шел укрыться у Маврикия, кесаря ромейского. Так как его отъезд был бегством, то воздержался мар Ишояб католикос от того, чтобы отправиться вместе с ним. Также и Маврикий очень укорял Хосроя в том, что его не сопровождает патриарх его государства, особенно потому, что мар 3 Ишояб Арзенайский был мужем мудрым и одаренным. Хосрой возымел ненависть к католикосу за то, что тот не отправился с ним и, во-вторых, за то, что когда он услыхал, что Маврикий дал ему войско и он вышел, чтобы отправиться, тот, не встретил его на дороге. Католикос же в этом случае опасался злобы Варахрана, чтобы тот не погубил. [64] церковь и не начал бы гонения на христиан, и поэтому воздержался принимать царя. Маврикий дал Хосрою много войск и они выступили на восток. Когда услыхал [об этом] Варахран, он выступил , из Махозе со своими войсками и бежал в Адорбайган. 4 И встретил его Хосрой с войсками персидскими и ромейскими. Победу одержали ромеи, полки Варахрана были побеждены, и Хосрой возвратился с великой радостью. Ибо говорили, что явилось Хосрою подобие старого мужа в то время, как он, взявшись за узду своей лошади, отправлялся в бой. Когда он вернулся с войны, он рассказал об этом Ширин, своей жене. Она сказала ему: «это Сабришо, епископ Лашома». Хосрой это принял к сведению, но молчал.

§ 2. В это время вышли из тюрьмы Биндой и Бистам, братья, которые были заключены Хормиздом. Они много помогали Хосрою, так как были :из рода его матери. Затем он послал Бистама с большим войском к тюркской границе, Биндой же остался при его дворе. Вследствие того, что Биндой упрекал Хосроя относительно государственных дел, [последний] задумал его убить. Биндой бежал и отправился к своему брату Бистаму, но когда он проезжал землю Адорбайган, услыхал об этом тамошний марзан, устроил ему пир, поймал его и послал к Хосрою. Когда об этом услыхал его брат, то собрал войска тюркские и дайломитские и дошел до Махозе. Но перехитрил его один муж тюрк, убил его и послал его голову Хосрою. Биндою же царь приказал отсечь все члены правой стороны и послать в Белапат [Бетлапат], и там его распяли. Голову Бистама повесили на шею Шабора, сына Варахрана, который восстал на Хосроя, посадили его на верблюда и возили по столице.

§ 3. В виду того, что Хосрой имел большую ненависть к Ишоябу, главе христиан, за то, что тот не отправился с ним к ромеям, а также из-за клеветы Тимофея, архиатроса низибийского, [Ишояб] весьма остерегался царя. Через немного времени католикос отправился в Хирту арабскую, чтобы повидать Наамана, царя арабского, который крестился и стал христианином. Когда он был близ Хирты, он захворал и умер в селении, называемом Бет Кушай. Об этом услыхала Хинд, сестра Наамана, она вышла со священниками и верующими Хирты и с великим торжеством привезла тело святого, и положила его Хинд в новом монастыре, который она построила. Некоторое время церковь была без руководителя, а затем собрался собор по приказу царя, чтобы избрать главу. И послал им [сказать] царь: «Привезите Сабришо из Лашома и поставьте его себе главой». И быстро привезли его и поставили его себе главой. И он был [65] весьма почитаем во все его дни царем и его двумя женами христианками — арамеянкой Ширин и Мариам ромеянкой.

§ 4. В Низибии же был митрополит Григорий Кашкарский. Язык не может рассказать огорчений и множества споров, которые сатана возбуждал между этими двумя [Григорием и Сабришо]. Перед Григорием был в Низибии короткое время Гавриил, сын Руфина, но так как он был весьма погружен в наблюдение движения звезд и знаков зодиака, то его прогнали и насильно привели Григория, епископа кашкарского. Низибия, т. е. Антиохия Мигдонийская, названа так из-за садов и парков, которые в ней находятся. Так как она была [на границе] персидской и ромейской, в нее добирались отовсюду люди заблуждающиеся, вздорные и спорящие, в особенности же из-за ее знаменитой школы. Экзегетом там был Хенана Адиабенский. Когда он поставил в вину вселенскому экзегету [Федору Мопсуестскому] его учения, то этого ревнитель Григорий не потерпел. Также клириков, которые были испорченного образа жизни, и верующих он хотел исправить, но они не последовали за ним. Одного дьякона, который звался Сыном Лисы, нашли приносящим белого петуха в жертву, в лесу, за городом. Он призвал его и наказал. Также и мужей монахов, с омерзительными делами, которые жили вокруг горы Шигар и были мессалианами, он рассеял и разогнал во все стороны. С того времени умножились против него обвинения как низибийцев, так и живших вне города. И послал царь, чтобы привели его, и приказал ему жить в монастыре Сахдост. Когда он выходил из ворот [Низибии], он отряхнул прах от ног своих и затем отправился. Map Сабришо хотел, чтобы Григория лишили сана, но не послушались его епископы. Тогда царь приказал ему итти на родину. Он отправился и построил себе монастырь в области Кашкар, в местности, называемой База де Нахравата, и в ней насадил монастырь и многих привел И страху божию. Говорили, что после отозвания Григория у мар Сабришо не осталось больше чудотворной силы, как это было раньше. Затем Низибия восстала на Хосроя. Когда царь услыхал об этом, он послал против них Нахвергана, префекта государства, с большим войском и слонами, а также мар Сабришо с ним. Жители города закрыли перед ним ворота, но потом по уговорам католикоса и потому, что поклялся им Нахверган, что он не причинит им зла, они открыли ему ворота. Но когда он вошел, он нарушил свою клятву и именитых среди них схватил, мучил их, разграбил их дома и все их добро уничтожил, и, наконец, всякого рода смертями умертвил их. И исполнились на них проклятия Григория, и мар Сабришо в этом убедился. [66]

§ 5. В это время жил Гавриил друстбед [врач] шигарский, архиатрос, любимый царем за то, что он пустил из руки Ширин кровь и у нее родился сын, которому она дала имя Марданшах, тогда как до этого у нее не было сыновей. Хотя незадолго перед тем Гавриил был еретиком, од пожелал быть, причисленным к стороне православных [несториан]. Но так как он отпустил жену законную, которая была им взята и была исповедующей из знатного рода, и взял двух женщин язычниц и с ними язычески общался, то убеждал его католикос отпустить язычниц и взять законную [жену], но он не послушался. Тогда он отвернулся и стал на сторону еретиков и многим он досаждал нашим сторонникам.

§ 6. Говорят, что когда Хосрой перед тем бежал к ромеям от Варахрана, он убеждал Наамана, царя арабского, чтобы тот ехал с ним. Но Нааман не согласился, также и коня весьма прекрасного, которого он просил у него, не дал ему. Наконец дочь Шамана, которая была замечательно красива, просил у него Хосрой, но Нааман тоже не согласился и послал ему [сказать], что «мужу, который по-скотски совокупляется, я не дам своей дочери». Все это Хосрой собрал и затаил в своем сердце. Когда же у Хосроя был перерыв между войнами, он пожелал разделаться со своими врагами, а также и с Нааманом. Однажды он позвал Наамана к обеду и вместо хлеба перед ним [оказались] куски из травы, и Нааман весьма разгневался. Он послал к маадеям, своим сородичам, и они полопали и опустошили много земель Хосроя, доходя до Араба. 5 Когда об этом услыхал Хосрой, он обеспокоился и всячески стремился, чтобы Нааман пришел к нему, но тот не послушался его. Один из толмачей Наамана с острова. Дерин, по имени Маана, тайно вошел в соглашение с Хосроем и сказал Нааману, что «царь очень любит тебя» и поклялся ему на Евангелии, что «не причинит тебе зла царь». И Мавиах, жена Наамана, говорила ему :3 «Тебе подобает умереть с царским титулом, а не быть изгнанным и лишенньм царского имени». Когда он достиг столицы, [Хосрой] его не убил, но приказал ему быть в столице, а впоследствии, как говорят, смертельным ядом он убил этого славного исповедника.

§ 7. После того восстал на Маврикия, ромейского царя, один муж, по имени Фока, убил его, его сыновей, жену, и только один из его сыновей, по имени Феодосий, бежал и пришел к Хосрою. Он был с большим почетом принят царем, который приказал католикосу повести его в церковь, положить корону царскую на жертвенник и затем возложить на его голову, по [67] ромейскому обычаю. Хосрой дал ему войско, и он пошел на ромеев, но-и Фока послал большие войска, которые расположились в Бет Ваши, возле города Дары. Они вступили в ббй с Феодосией и победили его войска. Он послал к Хосрою [сказать], что «нет у меня войска, чтобы устоять перед ромеями», и зимою выступил Хосрой из Махозе с большим войском и отправился в ромейскую землю и католикос с ним. Войска Фоки вышли против них, и напали полки друг на друга и многие были убиты с обеих сторон. Даже Хосрою набросили аркан, но один из его силачей, имя которого было Мушкан, его разрубил. Через день произошла битва, и ромеи были побиты персами. Осадил царь также и Дару и построил вал. Провели подкопы под стену и разожгли огонь, различными способами делали пробоины в стене, и кровь лили там, как воду. Епископ города Дары вскрыл себе железом сосуд, называемый главным в теле, бросился на свое ложе, истек кровью и умер, потому что он боялся царя, который поклялся, что «сорока смертями умертвлю я его». И с того времени Хосрой взял верх над ромейской землей. Взята была Дара в четырнадцатый год Хосроя. Когда царь осаждал Дару, отправился один начальник к церквам Сиарзура и разрушил их. Когда верующие с епископом Нафанаилом это увидали, они этого не перенесли, возмутились против начальника и прогнали его. Он отправился в Низибию к Хосрою и встревожил его, говоря:, «ты воюешь против христиан, а я преследуем христианами». Без расследования послал царь, и привели ему Нафанаида, епископа Сиарзура. Он отдал приказ относительно него, и он был в заключении шесть лет, а после того распяли его. Хотя по виду и показывал Хосрой любовь к христианам из-за Маврикия, но он ненавидел наш народ.

§ 8. Map Сабришо заболел в Низибии тяжелой болезнью. Царь послал просить его, чтобы он освободил Гавриила от проклятия, но он не согласился. [Сабришо] сделал завещание, и запечатали его; он приказал перенести [свое тело] всвой монастырь. Низибийцы же желали, чтобы положили тело святого в их церкви. Но царь их не послушал, когда узнал o распоряжении католикоса. И положили ученики его тело на верблюда и привезли в его монастырь. Католикосом был поставлен Григорий Форатский, влиянием Ширин, как ее соотечественник, между тем как все сыны церкви вместе с царем желали Григория Кашкарского, который был изгнан из Низибии. Тот во [время] главенства своего делал некрасивые дела, но жил недолгое время и умер. Из-за взяточничества и ненависти к церкви Гавриила некоторое время оставалась церковь без руководителя.

Также и слово было ей урезано из-за жалоб на Григория. Поставили же [68] в церкви, чтобы управлять ею, мар Абу, архидиакона из Ктесифона, мужа скромного и мудрого. И долгое время церковь была без главы. Гавриил же Шигарский был весьма сердит на православных [несториан] и выгнал наших из монастыря мар Петиона, из монастыря Ширин и прочих, и поселил в них сторонников еретиков [моноФизитов].

§ 9. В то время в церкви известен был Ионадаб из Хедайяба 6 и это по дерзновению, которое он имел перед богом и по любви к нему  царя, он получил грамоту [sakra] от царя, властвовать всей возвышенностью, на которой живут [монахи] из Бет Матфея и обманщики из Моссула. И когда царем было выполнено его желание их выгнать и разогнать их по всем ветрам, попечениями Григория это не было осуществлено. Прославился в писании книг Бархадбешабба из Холвана; удивительным образом жизни были славны Шубхалмаран из Карка де бет Селох, Афрахна с [реки] Заба, Гавриил из Нехаргула, муж великий и творивший чудеса.

§10. Тогда Гавриил восстановил против нас царя [Хосроя] и было у нас состязание [спор] с его сторонниками. Так как в церкви не было католикоса, то пришли по собственному желанию на состязание Ионадаб, митрополит Хедайяба, Шубхалмаран из Карка де бет Селох и Гиваргис с горы Изды, епископ Нехаргула, Саргис Кашкарский из Тель-пахаре и устроили спор при дворе царя. Побеждены были Гавриил и его сторонники и победили наши православные [несториане]. Царь Гавриила порицал и требовал, чтобы он снял это проклятие, но он не согласился. И произносил Гавриил на православных горькие хулы. Самого Гиваргиса из Излы он обвинял перед царем, что он оставил религию магизма, стал христианином и хулит Хормизда [бога] и Кевана [Сатурна]. Царь послал приказ, и тот был в заключении один год, а затем его распяли в Бехардашире 7 посреди рынка сенного. Но верующие захватили его тело и положили его в церкви мар Сергиоса в Мабрахте.

§ 11. В то время был известен при дворе царя Яздин из Карка де бет Гармай, он был заступником для церкви, как Константин и Феодосий, и строил церкви и монастыри во всем мире, по образу небесного Иерусалима, И подобно иосифу в глазах фараона, и даже более того, был он любим Хосроем. Поэтому он был известен в обоих государствах персов и ромеев. Говорили, что ежедневно, из утра в утро, тысячу, статиров посылал царю Яздин. Прославлены были в то время добродетельной жизнью мар Бабай из Излы; после раббана мар Авраама Кащкарского он руководил [69] этим монастырем. Много братьев тружеников вышло из этого монастыря. Я разумею мар Иакова, который насадил монастырь Бет Абе, мар Илью, который построил монастырь на берегу Тигра [Деклат] около Хесна Ебрайа и мар Бабай бар Насибанайа [низибиец]. Этот блаженный оставил все, что у него было, и отправился отшельником в монастырь мар Авраама. Впоследствии он ушел из него и пошел построил-монастырь, и поблизости того монастыря поселилось с ним много братии. И хотя он был в миру хорошего происхождения, он выбирал себе работу тяжелую, приносившую тяготу. Его образ жизни превосходит всякие слова. Когда Яздин о нем услыхал, он пошел его посмотреть и увидал его во всем аскетизме его умерщвленного тела. И как стоял Яздин на своих ногах, так и отпустил его святой, а через некоторое время послал ему Яздин золотой крест, усыпанный множеством гиацинтов [рубинов] и смарагдов большой ценности, посреди положена была частица древа господня, на котором распяли нашего господа, а также послал другие вещи, для украшения монастыря. Но сатана, любящий споры, возбудил много досаждений и большие споры между этими двумя крепкими башнями благочестия, и он не успокоился и не перестал [досаждать им] до конца их жизненной борьбы. Те, которые были от мар Бабая Великого, не пускали никого войти в их монастырь, пока не анафемствует почтенного мар Бабая Низибийского, назвав его именем Бабая Малого. Об этом мы упоминаем вкратце, так как ярче солнца блестели и сияли их дела и относительно чистого исповедания, которое они имели, свидетельствует много принадлежавших им сочинений. Map Бабай Великий сочинил много творений, диспутов, толкований. Также и мар Бабай Низибиец составил книги о монашеской жизни, которые весьма удивляли слушателей, вместе с мимрами [стихами] на покаяние, которое он составил у в стихах.

§ 12. После того [см. § 7] собрал Хосрой войска и вторгся в ромейскую землю, поставил двух военачальников и послал их на запад. Они подчинили Марде, Амид, Майферкат, Эдессу, устроили мосты через Евфрат и перешли его против Маббуга. Один из военачальников, имя которого Шахрбараз, направился быстро на Иерусалим и требовал, чтобы ему открыли ворота, но не подчинились [ему]. Он осадил его и построил валы [осадные], проломил стену и вторгся в него. Он схватил епископа и глав города, и мучил их из-за древа распятия и сосудов из сокровищницы. Так как божественная сила принизила ромеев перед персами за то, что они пролили невинную кровь Маврикия и его сыновей, не оставил бог места скрытого, которого бы им не показали. Показали им древо распятия, которое положили [70], чтобы спрятать в сад огородный. Они сделали много ящиков и послали [Древо] с многими сосудами и дорогими вещами Хосрою. Когда они достигли Яздина, он устроил большой праздник и с разрешения царя взял себе часть [древа], а остальное послал царю. Царь положил его с честью; со святыми сосудами в новую сокровищницу, которую он построил в Ктесифоне.

§13. После того персидские войска осадили Александрию, укрепленную стенами, окруженную вокруг водами Нила, с сильными воротами, которую построил Александр по советам своего учителя, Аристотеля. Они в течение некоторого времени осаждали ее и не могли ее взять. Но пришел к ним человек по имени Петр, который в юности ушел из Бет Катарайа в Александрию, чтобы учиться философии. Он сказал военачальнику персов: «Я предам тебе город». Этот Петр однажды нашел в библиотеке города в конце книги, написанным следующее: «Когда на Александрию встанет беда из ворот западных, со стороны моря, она будет взята». Персы приготовились, взяли малые лодки рыбаков и сели в них, и поутру, в темноте, смешались с галерами рыбаков и с рыбаками вошли в город... [текст испорчен]. Они убили охранявшего ворота, открыли их своим товарищам и возвестили победу Хосроя со стены, и страх объял всех людей. Также ветер подхватил и пригнал к лагерю персов множество кораблей, в которые были сложены сокровища церкви и богатых людей, чтобы увезти их морем. Сокровища были посланы Хосрою вместе с ключами города. Когда же послы, везя ключи, достигли Яздина, в ту же ночь он сделал золотые ключи, вместо тех, и послал их царю, чтобы еще более возбудить к себе любовь царя.

§ 14. Когда Иерусалим был взят, наши недруги, подожгли в нем все храмы. В этом пожаре погиб и храм воскресения, построенный Константином и Еленой, украшенный бесценным мрамором и мозаикой. И к военачальнику персов приблизились недруги и сказали ему, что все золото, серебро и сокровища Иерусалима положены под гробом Иисуса. И это они сделали для того, чтобы осквернить место гроба. Когда им дали возможность, они выкопали вокруг него около трех локтей и нашли некий гроб, на котором было написано: «Этот гроб принадлежит Иосифу советнику, [boulethV] который дал гробницу телу Иисуса». Когда услыхал военачальник о хитростях иудеев, он жестоко прогнал их. Когда же об этом услыхал Яздин, то он сообщил царю, и [последний] приказал относительно иудеев — забрать их имущество и их самих распять. Тело же Иосифа, как он приказал перед своей смертью, [71] было положено рядом с гробницей нашего господа. Затем просил Яздин у царя [разрешение] построить храмы в Иерусалиме. Он послал немало денег и обновил их во всей красоте. Он построил также церкви и монастыри во всех областях.

§ 15. Услыхал военачальник персидский, что в церкви мар Гиваргиса в Лидде [Diospolis — Lydda] есть много богатств. Он послал множество своих воинов, но они не смогли войти, потому, что были удержаны силой божией. Наконец, он сам отправился с великим гневом. Когда он достиг ворот храма, он побуждал свою лошадь войти насильно. Но приклеились ноги лошади к земле, и она не шла ни назад, ни вперед. Показал бог, что если он и попустил его войти в Иерусалим, то сила его не ослабела, но он совершил это, чтобы наказать ромеев, которые говорили: «Не может Хосрой захватить Иерусалима». [Военачальник] дал обет: «Если я освобожусь, я сделаю сосуд из серебра наподобие храма мар Гиваргиса». Он исполнил это на деле. И висит этот удивительный сосуд в том храме еще теперь...

§ 16. После того, когда Хосрой сидел в Даскарта-царском, 8 кесарь Ираклий собрал большие войска и выступил против него. Испугался его Хосрой и оставался в великом страхе. Ираклий отправился в области северные. Он погубил, опустошил, полонил все северные области, а когда он приблизился к Даскарту, бежал от него Хосрой и отправился в Махозе. Рассказывают, что когда он бежал из Даскарта, он услыхал звон била, он испугался, ударился спиной и схватил дезинтерию. Ширин сказала ему: «Не бойся, боже». Он сказал ей: «Если я бог, то я преследуем одним жрецом». Он это сказал потому, что сдыхал, что Ираклий принял священство. И Хосрой поклялся: «Если будет мне победа, то я не оставлю ни церкви, ни била во всем моем царстве». Ужас и страх охватили его от звука била, потому что он подумал, что у ромеев есть с собою било и они достигли Даскарта. [Ираклий] взял всю казну государства, полонил и опустошил много областей, и возвратился обратно.

Тогда восстали против Хосроя многие войска. Восстал Шамта, сын Яздина, и Нихормизд и посадили царем Широе, сына Хосроя, и собрали к нему множество войск. Когда услыхал об этом Хосрой, схватили его судороги и нашли на него смертные муки, и он ночью оставил свое царство и бежал сам с двумя малыми мальчиками, из его дома, которые были преданы ему. Они бежали и спрятались в царском саду. Когда [Хосрой] [72] увидал, что нагнали его войска, то заплакал он и его мальчики друг против друга. Он положил свою руку на забор, чтобы перейти на другую сторону и бежать, но от страха не мог перейти. Его схватили, привели и заперли в доме человека по вмени Михраспенд, а хлеба давали только, чтобы поддержать жизнь. Затем потребовали Шамта и Нихормизд от Широе царя, сына Хосроева, [разрешения] убить Хосроя. Когда, он согласился, они вошли к нему туда, где он был заключен. Шамта поднял меч, чтобы его поразить. И заплакал Хосрои перед ним и сказал ему: «Чем я согрешил перед тобой, что ты убиваешь меня». И Шамта не ударил. Нихормизд ударил его секирой по плечу и повторно по другому. Пожалел об нем Широе, его сын, и похоронил в гробнице царской. Шамта сделал это потому, что когда умер его отец Яздин, ограбил Хосрой его дом, а жене Яздина причинил много мучений, а Нихормизд потому, что он убил его отца. Царствовал Хосрои, сын Хормизда, тридцать восемь лет.

§ 17. При Шерое, его сыне, для всех христиан был мир и спокойствие. Знатные же составили особый совет с Шамтой и убили всех сыновей Хосроя и Марданшаха, сына Ширин, с ними. После того был обвинен Шамта перед [Шерое], что он желает захватить власть; тот послал за ним, его привели и заключили, но Шамта бежал. За ним отправились и нашли его в Хирте арабской. И отрубил ему царь правую руку и заключил его в темницу. Во главе церкви был поставлен Ишояб из Гедалы, который хотя в юности и взял жену, но это не служило ему препятствием. Он был поставлен епископом города Балада и, наконец, возвысился до звания католикоса и был украшен всяческими достоинствами. Когда приблизилось летнее время, Шерое, по обычаю царскому, отправился в Мидию, но его постигла болезнь живота [дезинтерия], и он умер в дороге. Он царствовал восемь месяцев.

После этого вместо него воцарился его сын Ардашир, сын Анзои ромеянки, хотя он и был маленьким мальчиком. Один из персидских военачальников, который прилепился к Ираклию кесарю, по имени Ферухан, когда услыхал, что воцарился мальчик Ардашир, приготовил войска ромейские и персидские, пришел к Махозе, победил персидское войско, вошел и убил Ардашира. Шамту, сына Яздина, он вывел из тюрьмы и распял его перед воротами храма Бет Наркос за то, что однажды он изнасиловал дочь этого военачальника. Он отпустил ромеев, которые были с ним, и она отправились к Ираклию, и он послал с ними Ираклию крест господнего распятия, который был привезен из Иерусалима и был положен в сокровищницу персов, и бесчисленное множество подарков. Ардашир царствовал год [73] и шесть месяцев. Ферухан, этот военачальник, который убил Ардашира, царствовал сорок дней. Однажды, когда он вышел из Махозе, один из его силачей поразил его копьем в спину, он умер и был попран всем народом-Персы посадили на царство Боран, жену Шерое. Когда она воцарилась,, она премудро послала к Ираклию мар Ишояба католикоса, чтобы он заключил с ним мир для нее. Ему сопутствовали Кириак Низибийский, Гавриил из Карка де бет Гармай и Марута из Густра. Они были радостно приняты Ираклием, и он сделал им все, что они пожелали. Боран, жена Шерое, воцарившаяся над персами, умерла затем от смертельного удушья.

§ 18. В городе Истахаре поставили царем Яздегерда, который был из царского семени, с ним прекратилось царство персидское. Он выступил и отправился в Махозе и назначил военачальником некоего Рустама по имени. Тогда наслал на них бог сынов Исмаила бесчисленных, как песок морского берега, их вождем был Мухаммед, перед ними не устояли ни стены, ни ворота, ни оружие, ни щиты, и они захватили господство над всей землей персидской. Яздегерд посылал против них войска без числа, но арабы уничтожили всех их и убили также Рустама. Яздегерд заперся за стенами Махозе, но, наконец, обратился в бегство и отправился в области Хусай и Мерва и там кончил свою жизнь. И стали господствовать арабы в Махозе и во всех землях. Они отправились также в области ромейские, грабили и опустошали все области Сирии. Против них послал войска Ираклий, царь ромейский, но убили арабы из них более 100 000 человек. Католикос Ишояб, когда увидал, что Махозе опустошен арабами, его ворота вывезены в Аколу [Куфа], а оставшиеся в нем пропадали от голода, он отправился поселиться в Бет Гармай, в городе Карка.

§19. Кириак Низибийский скончался. Низибийцы из-за ненависти к нему обвинили его учеников перед эмиром города. Он послал их заключить. Также разграбили и келью Кириака, а с ней и сокровищницу митрополичьих покоев Низибии. В келии Кириака нашли сосуды, много хитонов, шелковые покрывала и лампады из золота, каковые не подобают ученикам Христа. Тогда послал мар Ишояб католикос и привели Барсауму, экзегета Хирты, и он поставил его митрополитом в обители мар Саргиса, что вне города [Низибии, прося], чтобы они согласились с ним и приняли его, но они не согласились. Патриаршеством руководил мар Ишояб восемнадцать лет. Тело его положили в мартириуме церкви Карка дебет Гармай. В церкви патриархом поставили Мареммеха. Он был из области Арзун, из селения Козимар, и был поставлен митрополитом Бет Лапата. Он принял схиму иноческую в монастыре мар Авраама из Излы и был весьма славен как [74] монах и как митрополит. А с того времени, как он был поставлен как светильник католикосом, он был почитаем всеми правителями исмаильскими.

§ 20. Рассказывают следующее: есть одно селение, в нем есть только иудеи, оно находится между Махозе и Хиртой и называется Матамасия. Когда однажды там проходил один школяр, схватил его один из [иудеев], завел его в свой дом и немалое время держал его, [заставляя] вращать жернов. Но по приказу царя был послан один христианин в то селение по какому-то делу и по провидению божию в этом доме остановился. Когда школяр увидал его, он зарыдал. И схватил христианин господина того дома, и тот открыл ему всю правду и сказал ему: «Если ты мне отпустишь это преступление, я открою тебе нечто относительно замечательного клада». Он показал ему место в доме, где были положены тела юношей Ханании и его товарищей. Случай со школяром бог попустил, чтобы было открыто место, где были положены тела блаженных. Говорят, что однажды, когда Мареммех ехал из Махозе в Хирту, он должен был переночевать именно в этом селении. Из страха его приняли с великими почестями. Мареммех отстроил храм монастыря мар Саргиса благословенного, который сгорел, и украсил его всяческой красотой, ибо этот руководитель был весьма известен роскошью построек. В Бет Лапат он помазал и послал пастырем Саргиса епископа Нехаргулы, мужа почтенного и праведного. И в Низибию поднялся [Мареммех], чтобы примирить его жителей с митрополитом, но они не послушались. Он послал, чтобы пришел Исаак, епископ Арзуна, муж смиренный и почтенный. Во все дни, что он жил, он не ел хлеба из низибийской церкви и не распоряжался ее имуществом, но из своей [родной] земли доставлялось ему все необходимое для него и для его учеников.

§ 21. В то время вышел один муж иудей из Бет Арамайе, из селения по имени Паллугта, там, где разделяются воды Евфрата для орошения земель. Он говорил, что пришел мессия и собрались к нему ткачи, ковроделы, прачки 9 около четырехсот мужей. Они сожгли три церкви и убили властителя области. Но затем на них вышло войско из Акола и убило их, с женами и детьми, а их главу распяли в его же селении.

§ 22. Также в области Бехкавад, в селении по имени Шатру, были пойманы манихеи, ибо говорили, что в начале года они заключали в дом человека, под землей. Они кормили его весь год всем, что он сам желал, а затем убивали его в жертву демонам. И весь год гадали и волховали с его [75] головой. И каждый год они закалывали так одного. Также приводили они девушку, которая не знала мужчины, и спали с ней все. И то [дитя], что рождалось от нее, тотчас варили, пока мясо и кости не становились как масло, толкли его в ступе и смешивали с мукой сделали из этого малые лепешки и каждому, кто к ним прилеплялся, давали съесть одну лепешку, и он никогда не отрекался от Мани. Они все были захвачены по провидению божию, через одного школяра, которого они хотели захватить и который сбежал от них. Они были распяты вместе с женщинами блудницами, которых они держали в заключении и с которыми они жили. Их было около семидесяти душ.

§ 23. Мареммех главенствовал три с половиной года и умер. Тело его было положено в обители мар Саргиса благословенного.

В то время прославились митрополиты и епископы: мар Сабришо из Карки, пищей которого была трава во все дни его жизни, Исаак Низибийский, Сабришо из Хирты, Издфанах Кашкарский, Аристос из Нехаргуля, Моисей Ниневийский, Иоханан Забский, Сабришо из Трихон, Саргис из Бет Лапата.

§ 24. Идия, митрополит Мервский, обратил много народа из тюрок и из других народов. Мерв — это река, по имени которой называется город и область. Говорят, что внутри он имеет двенадцать парасангов и внутри внешней стены находится город и много крепостей, пшеничные и ячменные [поля], сады и парадазы. Построил его Александр, сын Филиппа, и назвал его Александрией. Когда он подчинил и победил многие народы на востоке, он выступил, чтобы вернуться в свою землю, но был убит смертельным ядом своими рабами у реки Евфрата, в месте, называемом Багникия [Бет Никия], в области Вавилона. Он царствовал двенадцать лет и шесть месяцев. Относительно же этого Илии, митрополита мервского, рассказывают, что когда он обходил области у внешней границы, внутри одной из них он встретил некоего царька, который отправлялся воевать с другим царем. Когда Илия усиленно просил его воздержаться от войны, он сказал ему: «Если ты мне покажешь знаменье, как их показывают жрецы богов, я поверю в твоего бога». И приказал царёк служившим демонам жрецам, которые были с ним, и они призвали демонов, которым служили, и тотчас затянулся воздух облаками, ветрами, громами и молниями, которые затем последовали. Тогда был подвигнут божественной силой Илия, он сделал знак небесного креста и прогнал навождение, которое напустили восставшие демоны, и оно тотчас совершенно пропало. Когда увидал царек то, что сделал блаженный Илия, [76] он упал перед ним и почтил его; уверовали он и весь его лагерь. [Илия] свел их к одной реке, окрестил их всех, поставил им священников, дьяконов и вернулся в свою землю,

§ 25. Селевкос царствовал тридцать два года, он построил Антиохию, Лаодикию, Селевкию, Апамею, Эдессу, т. е. Орхай, Берое, т. е. Халеб. Вавилон, который теперь так называется, построила Шемираю, но первый Вавилон там, где была построена башня. Нинос бар Билос построил Арак, т. е. Орхай, Акад, т. е. Низибию, Калиа, т. е. Ктезифон, Калах, т. е. Хатре; Санатруг, Ниневию и Рехобот построил он же.

В то время, о котором мы говорили выше, покорили арабы все области персидские и ромейские, они также наводнили и вошли в Бет Хузай. Они покорили все сильные города, именно Бет Лапат, Карка де Ледан, Шушан — крепость; оставались только Шуш и Шуштре, которые были очень мощными. Из всех персов не оставалось никого, кто бы поднялся против арабов, кроме даря Яздегерда и одного из его военачальников,  по имени Хормиздана, мидийца, который собрал ему войска и занял, Шуш и Шуштре. Эта Шуштре весьма обширна в своем расположении и особенно сильна реками, большими и полноводными, которые окружают ее со всех сторон, как рвы. Один из них называется Адрахшираган, по имени Адрашира, 10 который, его выкопал; другой, который проходит через город, называется Шемирам, по имени царицы; третий [называется] Дариаган, по имени Дарьяваша, наибольший из всех, мощный водопад, который сбегает с северных гор.

Против Хормиздана мидийца выступил один арабский полководец, называемый Абу Муса, который построил Басру для поселения арабов, там, где Декдат [Тигр] впадает в великое море. Она расположена между возделанной землей и пустыней, как и построенный Саад бар Вакзафом город Акола, другое поселение для арабов, называемое Куфа по имени кривизны Евфрата. Когда Абу Муса выступил против Хормиздана, придумал этот Хормиздан хитрость, чтобы они не начинали боя против него, пока он не соберет войска. Он послал [сказать] Абу Муса, чтобы он прекратил порабощение и умерщвления, что он пришлет ему подати столько, сколько будет наложено на него. И при этом они оставались два года. Но затем Хормиздан, в надежде на свои стены, нарушил мир, который был между ними, и мужей, которые беседовали в качестве послов с ними, убил. Один из них был Гиваргис, епископ Улая; а Авраама, митрополита [77] Перата, он заключил. Он послал много войск против арабов, и всех уничтожили арабы. Арабы спешили и засели у Шуша, в немного дней взяли его и убили всех знатных в нем. Там они захватили дом, называемый домом мар Даниила, и взяли сокровище, которое там было заперто и хранилось по повелению царей, со времен Дарьяваша и Кира, также и серебряный ларец [саркофаг], в котором положено было набальзамированное тело. Многие говорили, что оно принадлежит Даниилу, другие, что царю Дарьявашу; они разбили его и взяли. Они осадили также Шуштре и два года старались взять его. Один муж из Катара, из тамошних присельников, сдружился с другим мужем, дом которого был у стены; они вдвоем тайно сговорились, пришли к арабам и сказали им: «Если вы дадите нам треть добычи города, мы проведем вас в город». Они заключили между собою договор, выкопали ход под стеной, ввели арабов, и они взяли Шуштре, и в ней они лили кровь, как воду. Они убили экзегета города, епископа Хормиздардашира вместе с прочими школярами, священниками и дьяконами, они пролили их кровь в святилище. Хормиздана они взяли живым. После того вышел из арабов один муж, по имени Калид. Он отправился на запад и захватил области, и города до «Ароба». Услыхал [об этом] Ираклий, царь ромейский, и послал против него большое войско, главу их звали Саккеларием, но арабы их победили и уничтожили более чем 100 000 ромеев и убили их вождя. Также они убили Ишодада, епископа Хирты, который был там у Абу-Мешиха и участвовал в посольстве между арабами и ромеями. Господствовали арабы во всех областях сирийских и палестинских. Они пожелали также Проникнуть в Египет [Мицрайе], но не смогли, потому что граница охранялась патриархом Александрийским с войском большой мощи. Также входы и выходы области он запер и построил стены у берегов Нила по всей области. Из-за их высоты с трудом смогли арабы войти и занять землю египетскую [Мицраим], Фиваиду [Тебаис] и Африку. Царь Ираклий с горя, которое охватило его из-за разорения ромеев, отправился в свою столицу, заболел и умер. Он процарствовал вместе с сыном двадцать восемь лет.

Победа сынов Исмаила, которые осилили и подчинили эти две сильные державы, была от бога. Но до сих пор над Константинополем не дал им бог господства, следовательно будет и его победа.

§ 26. Относительно того, что такое куб [kuboV-свод] Авраама, мы ничего не нашли, за исключением следующего. Так как богат был скотом блаженный Авраам и желал удалиться от зависти хананеев, он выбрал себе жительство в местах дальних и свободных пустыни. Так как [78] он жил в шатрах, то для почитания бога и жертвоприношений он построил это место, и по подобию того, что там было, приняло имя и то, что там теперь. Последовательно у поколений сохранилась память об этом месте. И не ново арабам там поклоняться, но и прежде, с давних дней, как происходившие [от Авраама], они оказывали почитание своему родоначальнику.

§ 27. Также и Хазор, который писание называет столицей царств, принадлежит арабам, и Медина, названная по имени Мидиана, четвертого сына Авраама от Кентуры [Медина], зовется также Ятриб. Им принадлежит и Думат Гандал, земля агареев, богатая водами, пальмами и крепкими строениями. В этом отношении изобилует и область Хатта, она расположена у моря, по соседству с Катарскими островами, она также богата различными насаждениями. Ей подобна и область Мазун, также лежащая при море, занимающая пространство более ста парасангов. Область Имама расположена среди пустыни, и область Туф [Таиф] и город Хирта, обитаемый царем Мундаром, который прозывался «героем» и был шестым в ряду исмаильских царей. Окончены немногие рассказы из клезиастики.

Теберда — Ленинград, июль — сентябрь 1936 г.

Комментарии

1 Буквально «у ворот государства», aula regia, in regia sede.

2 Киркезиум — см.: Procopii. De aedificiis, II, 6.

3 Map, по-сирийски — господин.

4 Азербайджан.

5 Араб — географическое название области, тяготевшей к Низибии.

6 Адиабена

7 Селевкии

8 Noeldeke. Tabari. Geschichte der Perser und Araber zur Zeit der Sasaniden. Leyden, 1879, стр. 295. Даскарта — Старый Багдад.

9 Имеются в виду ремесленники, занятые окраской тканей, белением и т. п.

10 В сирийской рукописи описка — вместо Ардашир в Ардашираган.

Текст воспроизведен по изданию: Записки института востоковедения. Т.7. М. 1939

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.