Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФЕОФИЛАКТ СИМОКАТТА

ИСТОРИЯ

§1. О Феофилакте Симокатте 1 (далее — ФС) доподлинно известно лишь то, что он был родом из Египта и приходился родственником тамошнему наместнику Петру (VIII. 13. 12) 2. По всей видимости, дата его рождения относится к 80-м годам VI в. Происходил ФС из знатной александрийской семьи, получил риторское образование. Он проявляет не только обширные филологические, но и богословские познания. Именование ФС «поэтом» в словаре «Суда» указывает, видимо, не на поэтические наклонности, а на занятия алхимией, которая процветала тогда в Египте (III, 2). В 602 г. ФС все еще находился в Александрии (ср. VIII. 13). Когда и как он оказывается в Константинополе, неизвестно. Есть теория, что он был в окружении Ираклия, который в 609 г. собирал в Египте войска, чтобы затем свергнуть узурпатора Фоку (Veh. Untersuchungen, 7; Olajos. Les sources, 10). Другая версия приписывает ФС юридическую карьеру в окружении халкидонского епископа Проба (Haussig. Exkurs, 292). Как бы то ни было, ФС появился в столице около 610 г. и, может быть, там и провел всю остальную жизнь. Не прост и вопрос о его общественном статусе: разные рукописи ФС упоминают в заголовках разные его титулы, причем нередко анахронистические для VII в. Скорее всего, ФС в действительности имел чин «схоластик и апоэпарх», доступный риторам и юристам, но каким должностям он соответствовал — неизвестно (III, 4-5). Уитби предполагает, что ФС дослужился до референдария, и склонен отнести к историку печать и надпись с именем Феофилакта. В одной он назван референдарием, в другой — апоэпархом (Whitby. Simocatta, 31-32). Последнее упоминаемое ФС событие относится к 628 г. Можно полагать, что он умер после 641 г.

§ 2. В отличие от своих предшественников в жанре историографии ФС не скрывал приверженности христианству. Будучи патриотом империи, историк тем не менее поддерживал идею мирных отношений с Персией. К варварам ФС относится без особой враждебности (Veh. Untersuchungen, 20-21). Перу ФС принадлежит несколько произведений. «Естественнонаучные вопросы» — псевдоученый трактат, написанный в стиле Платоновых диалогов. «Этические письма» — собрание 85 фиктивных посланий, составленных от лица исторических и мифологических персонажей. Оба эти произведения носят подражательный характер; их можно признать юношескими риторическими упражнениями, «пропуском в культурный круг столицы» (Veh. Untersuchungen, 7). Третье произведение ФС датировать невозможно. Оно называется «О предустановленных сроках человеческой жизни» и [11] рассматривает активно дебатировавшуюся тогда проблему религиозного детерминизма. Это сочинение лежит в русле скорее классической историографии, чем александрийской философской традиции. ФС демонстрирует свободное владение библейским материалом и то сочетание классического стиля с языком Септуагинты, которое прослеживается и в «Истории» — главном труде ФС. Акцент на умеренности и осторожности, являющийся лейтмотивом трактата, также вызывает ассоциации с «Историей»(Whitby. Simocatta, 37-38).

§ 3. ФС — последний представитель классического греческого историописания, последний продолжатель непрерывной Фукидидовой традиции. В практическом плане «История» ФС подхватывает повествование Менандра Протектора (см.: нем: Свод, I, 311-312) и начинается с 582 г., т.е. с восшествия на престол Маврикия. Заканчивается изложение событиями 602 г., когда этот император был убит, а власть захватил узурпатор Фока. По всей видимости, в планы ФС входило довести повествование до победоносных войн императора Ираклия, при котором он и писал свою «Историю». Т.Олайош считает труд незавершенным (Olajos. Les sources, 11); впрочем, Уитби с этим тезисом не согласен (Whitby. Simocatta, 38-50). Писалась «История» в диапазоне от 610 до 630 г., но наиболее вероятен конец 20-х годов VII в. Так как Ираклий представлял себя мстителем за свергнутого Фокой Маврикия, панегирическое изображение последнего в «Истории» следует признать отражением официальной идеологии того времени.

Практически вся «История» посвящена описанию двух затяжных войн Византии: на Востоке против Персии — в 80-е годы VI в. и на Балканах против аваров и славян — в 90-е годы. Остальные регионы (Италия, Африка, Испания) упоминаются лишь вскользь: кругозор византийцев постепенно замыкался северо-восточным Средиземноморьем. Кроме подробного описания военных действий ФС рассказывает о событиях в Константинополе (главным образом при восшествии Маврикия на престол и при его свержении), природных диковинках, чудесных явлениях.

Следов использования устной информации в «Истории» немного (Olajos. Les sources, 149-154). Террор Фоки оставил к 20-м годам VII в. мало живых свидетелей царствования Маврикия (Whitby. Simocatta, 93), хотя, по мнению Т.Дакета, о славянских кампаниях рассказывали историку очевидцы (Duket. A study, 21, 23). ФС опирался на множество разнородных письменных источников, значительная часть которых реконструируется лишь гипотетически. Подробно эту непростую проблему исследует Т.Олайош (Les sources), мы же сейчас остановимся только на происхождении «славянских» пассажей «Истории». Согласно одной гипотезе ФС располагал неким самостоятельным произведением, написанным в первое девятилетие VII в. Это должен был быть труд одного из командиров, принимавших личное участие в балканских войнах; тенденцией этих гипотетических мемуаров было прославление Приска — одного из трех полководцев Маврикия и соответственно дискредитация других двух — Петра и Коментиола (Haussig. Exkurs, 407-409; Whitby. Simocatta, 96-98). Вторая гипотеза делает источником ФС журнал военных действий за 592- 599 гг. (Veh. Untersuchungen, 14-15; Olajos. Les sources, 119, 128-131). В пользу первой теории говорит та изощренность, с которой фактический материал подвергается искажению (см. ниже, с. 56) - для подобной работы требовался опытный военный, а не такой сугубо штатский человек, как ФС. Но с другой стороны, если автор занимал высокий пост, то почему он ограничился отчетами одной лишь дунайской армии? И эта неясность дает шансы второй теории.

Другой памятник, на который, хоть и в гораздо меньшей степени, опирался ФС в своих славянских главах, — это городская константинопольская хроника, которой впоследствии пользовался и Феофан (см. ниже, с. 25). Естественно, в ней отражались лишь события, касавшиеся самого города и его окрестностей, так что из «славянских» отрывков к хронике явно восходит лишь один — III. 4. 7 (Whitby. Simocatta, 106). Ряд документов, используемых в «Истории», мог быть [12] почерпнут ФС из архивов или найден в готовом виде в его источниках (Haussig. Exkurs, 309; Olajos. Les sources, 125, 142-143, 148).

В целом труд ФС — весьма ценный источник о славянах в Подунавье в конце VI в., поскольку он сообщает целый ряд уникальных сведений об их военно-политических объединениях.

Вопреки мнению Т.Олайош, считающей, что ФС не следовал рабски своим источникам (Olajos. Les sources, 155), очевидно, что его изложение сохраняет полную ясность лишь там, где имеется первоклассный источник. В отношении балканских войн информация ФС несовершенна: будучи подчас точен в мелких деталях, ФС практически никогда не имеет четкого представления не только о ходе войны в целом, но даже о географии описываемого театра боевых действий: в 20-х годах VII в. Балканы воспринимались им как давно потерянная земля (Whitby. Simocatta, 93).

Стратегические замыслы и общая хронология событий часто остаются неясными. Это и понятно, если учесть, что автор «дневника» не принадлежал к высшему командованию, — но ФС еще больше затемняет хронологию, делая вставки из других источников, помещая события не на свои места, не маркируя переходы от одного сюжета к другому и, наконец, произвольно сокращая изложение своих предшественников. Все это делает задачу датирования славянских пассажей ФС крайне сложной. Ученые пытаются разрешить ее в течение многих десятилетий, но и на сегодняшний день она не решена окончательно (см.: Nustazopoulou-Pelekidou. Sumbolh,194-205; Duket. A study, 23-71; Whitby. Simocatta; Olajos. Les sources, 168-173).

ФС стремится подражать античным историкам во всем: «История» разбита на восемь книг, текст изобилует вымышленными речами персонажей и резонерскими сентенциями автора, язык стилизован под архаичный. Однако, несмотря на антикварную эрудицию, на многочисленные цитаты из Гомера, ФС — человек византийской эпохи. Поэтому его попытка подделаться под античность приводит лишь к напыщенности, нагромождению метафор и усложненному до полной неясности языку. Уже Фотий обвинял ФС в «неумеренном употреблении метафорических выражений и аллегорических оборотов» (Wirth, 3). Видимо, поэтому его не использовали позднейшие хронисты. Жалобы на неудобочитаемость текста ФС - [13] общее место посвященных ему работ. Тем самым перевод «Истории» оказывается нелегкой задачей.

§ 4. «История» дошла до нас в пяти рукописях, однако самостоятельное значение имеет среди них лишь одна — Vaticanus Graecus 977 середины X в. (III, 22-23). Для конституции текста важны также те авторы, которые пользовались «Историей» короткое время спустя после ее написания и, значит, имели доступ к рукописям более древним, чем существующие ныне. Для славянских отрывков таких источников три: Феофан (см. ниже), «Константиновы извлечения о посольствах», т.е. обширная компиляция, составленная в X в. по приказу Константина Багрянородного (Свод, I, 313, § 10), и патриарх IX в. Фотий.

§ 5. «История» издавалась четыре раза. Нами использовано критическое издание Вирта 1972 г. (Wirth). Текст в нем дается по древнейшей ватиканской рукописи (V — cod. Vaticanus 977) с разночтениями по «Константиновым эксцерптам» (L — Excerpta de legationibus), Фотию (Phot.), Феофану (Theoph.), словарю «Суда» (Suida) и с учетом конъектур, предлагавшихся предшествующими издателями и исследователями Беккером (В.), Бернардом (Be.), де Боором, Ниссеном.

«История» неоднократно переводилась. К первому изданию 1604 г. прилагался латинский перевод (Pontanus), воспроизведенный затем в изданиях 1647, 1729 и 1834 гг. (мы пользовались последним). Славянские отрывки ФС были переведены С.П.Кондратьевым (далее — К-1) для хрестоматии А.В.Мишулина (Древние славяне, 259-268). Полный русский перевод, также выполненный С.П.Кондратьевым, но отличный от первого, появился в 1957 г. (далее — К-2). К сожалению, из всех переводов этот — наименее точный. В последние годы начался подлинный бум интереса к ФС: появились немецкий перевод П.Шрайнера (Ш), английский Л.Уитби (У), румынский Х.Михаэску (Mih.). Кроме того, славянские отрывки ФС публиковались по-русски (Хрестоматия, 19-20), по-сербски (ВИИHJ, 105-126), по-болгарски (ГИБИ, II, 291-356) и по-польски (Plezia, 101-117; Testimonia, 257-280). Расхождения нашей версии перевода со всеми перечисленными оговариваются лишь в принципиальных случаях.

Главные монографические исследования о ФС: Veh. Untersuchungen; Удальцова. Борьба, 275-294; Olajos. Les sources; Whitby. Simocatta.

Обзор литературы о ФС см. в следующих изданиях: Moravcsik. ВТ, I, 544-548; Karayannopuolos, Weiss. Quellenkunde, 303-304; Hunger. Literatur, I, 313-319.


Комментарии

1. В научной литературе утвердилось написание с двумя «т», хотя оно засвидетельствовано лишь однажды в словаре «Суда». Все без исключения рукописи автора приводят форму с одним «тау». По значению это прозвище (фамилия?): первая половина слова связана с курносостью, но вторая в любом случае не имеет убедительного объяснения.

2. Здесь и далее в разделе цифровые ссылки без обозначения автора и названия источника указывают на книги, главы и параграфы «Истории» ФС.

Текст воспроизведен по изданию: Свод древнейших письменных известий о славянах. Том 2. М. Восточная литература. 1995

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.