Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СУЛЬПИЦИЙ СЕВЕР

ДИАЛОГИ

(ДИАЛОГ II) 36

I. 1. Итак, при первой же возможности оставив школу, присоединился я к блаженному мужу, и несколько дней спустя мы направились к церкви. И тут ему навстречу устремился почти голый, хотя уже была зима, нищий, умоляя дать ему одежду. 2. Тогда Мартин повелел вызванному архидьякону без промедления одеть замерзшего. Затем, войдя в секретарий 37, как это было [для него] обычно, на закате солнца - ибо предпочитал себе такое уединение в церкви, отпустив клириков, когда, соответственно, в другом секретарии сидели пресвитеры, или свободные от посетителей, или занятые слушанием дел. Однако само это уединение удерживало Мартина лишь до того часа, когда обычай требовал свершиться положенным обрядам для народа. 3. И не пропущу я того, что, пребывая в секретарии, никогда не пользовался он креслом, ибо в церкви никто не видел его сидящим, подобно тому как недавно, свидетель Бог, не без [154] смущения я увидел некоего восседающего на высоком престоле, словно на высоком суде императорского трибунала, 4. Мартина же - сидящего на деревенском стульчике, которыми пользуются молодые рабы и которые наши галльские крестьяне [именуют] трипециями, вы же, ученые, - по крайней мере, ты, который приехал из Греции, - называете триподами 38. И вот, в это уединенное место вторгся к блаженному мужу тот домогавшийся нищий, жалуясь на пренебрежение клирика и сетуя на холод, поскольку архидьякон отложил выдачу ему туники. 5. И без промедления святой незаметно, дабы нищий не видел, снял свою теплую тунику и повелел нищему, одевшись, удалиться. После этого, чуть позже, архидьякон, войдя, напомнил, что народ, как обычно, ждет, дабы Мартин вышел для свершения торжественных обрядов. 6. Мартин, ему отвечая, сказал, что прежде следует - о чем он уже говорил - одеть бедного, что не может он войти в церковь, если нищий все еще не получил одежды. 7. Дьякон же, ничего не зная, ибо нищий, одевшись за пределами [церкви] в тунику, - ту одежду, которую голый [раньше] никогда так близко не видел, - так в оправдание себе рассудил. “Я, - сказал он, - одежду, которая была мне предназначена, получил: бедному должно довольствоваться имеющимся”. 8. Потому клирик, движимый необходимостью и уже воспылавши гневом, договорился [в одной] из ближайших лавок и за пять денариев купил невзрачную и грубую одежду бигеррионов 39. Бросив ее к ногам Мартина, он во гневе промолвил так: “Вот одежда, но бедняка того нет”. 9. Мартин, даже не рассердившись, приказал ему постоять немного, и непременно скрытно, за дверьми до тех пор, пока голый не возьмет себе одежду, всеми силами стараясь, чтобы сохранить в тайне то, что он делает. Но когда же святым мужам [удавалось] скрыть подобное от любопытствующих? Волей-неволей, но все обнаружилось. И потому с этой одеждой, намереваясь пожертвовать ее Богу, Мартин и пошел [на службу].

II. 1. В этот же день - хочу поведать о чудесном, - когда Мартин, как и положено, уже благословлял алтарь, мы увидели над его головой огненный шар, который, сверкая, поднимался вверх, испуская длинный луч света. 2. И хотя мы видели это в торжественнейший день при великом скоплении народа, только одна из дев и один из пресвитеров, а также только трое из монахов узрели [вместе с нами]; остальные же, поскольку не видели, не могут быть нам судьями. [155]

3. Примерно в то же самое время дядя мой Еванфий, муж, хотя и занятый мирскими делами, но все же христианин, был угнетаем тяжелой болезнью вплоть до угрозы смерти, и потому воззвал к Мартину. И тот немедля поспешил [на помощь]. Однако, прежде чем блаженный муж достиг середины пути, больной исцелился добродетелью приближающегося и, вновь обретя здоровье, сам тут же вышел нам навстречу. 4. На другой день, когда великой мольбой удерживал он стремившегося уйти, неожиданно змея поразила смертельным укусом одного мальчика из [его] семьи: того уже бездыханного из-за силы яда сам Еванфий принес на руках и положил у ног святого мужа, веря, что для него нет ничего невозможного. 5. И уже змеиный яд растекся по всем членам: можно было видеть вздувшуюся кожу со всеми венами и внутренности, выпиравшие наподобие бурдюка. Мартин, протянув руку и ощупав все члены малыша, приложил палец почти к самой ранке, через которую гадина ввела яд. 6. И тут - о чуде хочу сказать - увидели мы, как яд из всех частей [тела] словно по зову устремился к пальцу Мартина. Затем через крошечное отверстие раны настолько [быстро] стал он изливаться вместе с кровью, что [словно] выдавленная из вымени козы или овцы рукой пастуха, хлынула длинная струя густого молока. 7. Мальчик воскрес невредимым. Мы, потрясенные чудом такого события, признали, ибо сама истина требует этого, что нет под этим небом никого, кто бы мог сравниться с Мартином.

III. 1. Таким же образом мы и далее проделали путь вместе с Мартином, когда он объезжал диоцез. Я не знаю по какой необходимости он отправился с нами, все же ему мешавшими. 2. И вот как-то по общественной дороге следовала государственная повозка полная военных мужей. И когда они увидели [едущего] мимо на осле Мартина в грубой черной одежде и ниспадающем паллии 40, то, вострепетав, немного посторонились. 3. Но, натянув вожжи, перепутали их, отчего, как это вы [и сами] часто [могли] видеть, несчастные животные смешались, нарушив [всякий] порядок. И пока их с трудом высвобождали, спешащим вышла заминка. Разозленные этим происшествием, воины спрыгнули на землю. 4. И затем начали они избивать Мартина бичами и палками: он же с невероятным терпением, молча подставляя спину, [тем самым] породил у несчастных побивателей дикое исступление: более всего их бесило то, что он, как бы не чувствуя ударов плетей, не обращал он [на них никакого] внимания. 5. Мы, тут же подбежав, нашли его [156] всего окровавленным и полностью истерзанным, и когда Мартин бездыханным рухнул на землю, сразу же погрузили его на осла и, проклиная место его избиения, поспешили поскорее удалиться. Между тем насильники, пресытившись злобой, вернулись к своей повозке и, желая продолжить путь, стали понуждать лошадей. 6. Те же, встав, замерли как вкопанные либо словно бронзовые изваяния, и совершенно ничего не могло их сдвинуть с места - ни громкие крики погонщиков, ни сыпавшиеся со всех сторон удары кнутов. Затем воины взялись таким же образом за палки: кара постигла мулов галльских негодяев. 7. Весь лес в округе был изломан: били лошадей дубинами, но совершенно ничего не дали жестокие побои - на одном и том же месте стояли животные словно неподвижные статуи. Ибо не ведали те несчастные, что творили, и не могли уже больше не видеть того, что и глупой скотине стало понятно - они удерживались Божественной волей. 8. Потому, в конце концов, придя в себя, начали воины расспрашивать, кто же был тот, кого они недавно на этом месте побили. И тогда-то расспрашивающие узнали от прохожих, что столь жестоко ими был избит Мартин. После этого, наконец, всем им стала понятна причина происшедшего и они уже не смогли не признать того, что удерживаются по причине несправедливости, [причиненной] этому мужу. 9. Потому чуть ли не бегом двинулись они вдогонку за нами. Осознав содеянное и свою вину, охваченные стыдом, плача и посыпая голову и уста прахом, которым сами себя испачкали, пали они перед Мартином на колени, прося прощения и позволения следовать далее: достаточно им сознания совершенных грехов, достаточно они поняли, что за подобное земля вполне может поглотить их живыми, или скорее сами они, утратив разум, должны были бы превратиться в неживую природу камня, когда увидели застывшую на месте упряжку лошадей; они просили и умоляли, чтобы он простил вину преступления и дал им разрешение уйти. 10. Блаженный же муж знал, что он их задержит, еще прежде, чем они прибежали [к нему], и сказал нам об этом заранее, однако прегрешение кротко простил и позволил им уйти, освободив животных.

IV. 1. Но я знаю и то, что довольно часто Мартин говорил тебе, Сульпиций, что не обрел никакой себе в епископском сане особой благодати добродетелей, кроме той, которую уже имел. И если это действительно так, а это, конечно же, так и есть, [то] мы можем [только] представить, сколь велика была та благодать, которую он являл в одиночестве [157] и без свидетелей, будучи монахом, когда мы видели какие великие знамения имели место на глазах у всех во время его епископата. 2. Многие же его деяния и раньше становились известны миру и не могли быть утаены, но, говорят, было [среди них] немало и таких, которые Мартин, избегая хвалы, скрывал и не позволял обнародовать среди людей, ибо тот, кто превзошел человеческую природу, попирая сознанием своей добродетели мирскую славу, обретает свидетельство неба. 3. Но даже те [свидетельства], которые были нами разысканы и не могли быть скрыты, мы можем оценить по справедливости, ибо до епископата он двум умершим вернул жизнь, о чем книга твоя рассказывает более подробно, пребывая же в новом сане, (я удивляюсь, почему ты это пропустил) воскресил только одного. Этому я сам был свидетелем, если, конечно, вы не усомнитесь в надежности очевидца. Об этом-то вам, как [все] это имело место, я и расскажу. 4. Я не знаю по какой причине, но мы направились в город карнутов 41. Между тем, когда мы проходили мимо некой весьма густонаселенной деревни, выступила нам навстречу огромная толпа, полностью состоявшая из язычников, ибо никто в той деревне и в глаза не видел христианина. Но множество [устремившихся] к славе такого мужа, заполнили все [ближайшие] широко раскинувшиеся поля. 5. Почувствовал Мартин, что [должен тут] потрудиться и, со снисхождением на него [Святого] Духа, весь возгремел и, восславляя, поведал язычникам бессмертное слово Божье, часто сокрушаясь, почему же столь великая толпа не познала [ранее] Господа Спасителя. 6. Между тем, хотя нас окружало невероятное множество [людей], некая женщина, сын которой незадолго до этого умер, стала показывать, протягивая руки, бездыханное тело, говоря [при этом]: “Поскольку мы знаем, что ты - друг Бога, верни мне моего сына, ибо он у меня единственный”. Присоединилось к ней и остальное множество и мольбам матери воскричало с одобрением. 7. Тогда Мартин, видя, о чем он нам сказал позже, что будет во спасение ожидающих, [если] он сможет явить свою добродетель, взял себе на руки тело умершего. Затем у всех на глазах он пал на колени, и, когда по завершении молитвы тот воскрес, ожившего ребенка вернул [обратно] матери. 8. Тогда вся толпа, вознеся крик к небу, признала Христа Богом и потом все стали припадать к коленям блаженного мужа, истово требуя, дабы он сделал их христианами. 9. И он немедля, прямо посреди поля, всех через возложение руки объявил оглашенными 42 и тогда же, [158] обернувшись к нам, сказал, что вполне разумно свершать оглашение в поле, где обычно почитаются мученики”.

V. 1. “Ты победил, Галл, - сказал Постумиан, - ты победил, но не столько меня, ибо я скорее защитник Мартина и все рассказанное об этом муже я всегда знал и [этому] верил, но ты победил всех пустынников и анахоретов. 2. Ибо никто из них, как этот ваш Мартин, точнее наш, мертвым не приказывал. И заслуженно его Сульпиций сравнивает с апостолами и пророками, ибо во всем была сходна сила веры и свидетельствовали [о том] дела добродетелей. 3. Но, продолжай, прошу [тебя], и хотя мы ничего не сможем услышать более выдающегося, однако продолжай, Галл, ибо и сейчас есть что еще сказать о Мартине. Ведь даже всякие мелочи и повседневности его торопится узнать разум, поскольку нет сомнения в том, что малости его есть многости других”. 4. “Так я и сделаю, - сказал Галл, - однако то, что я намереваюсь рассказать, сам я не видел, ибо оно имело место до того, как я сблизился с тем мужем: но событие это весьма известно по слову верных и достойных монахов, которые присутствовали при этом. 5. Почти в то же самое время, когда Мартин только получил епископство, приключилась ему необходимость прибыть ко двору. Тогда верховной властью обладал Валентиниан Старший 43. И когда он узнал, куда устремился Мартин, то, не желая его принимать, приказал не подпускать блаженного мужа к воротам дворца, ибо помимо характера его, жестокого и высокомерного, еще и жена его была арианкой 44. Она полностью оградила императора от святого мужа, дабы не оказывать ему должного почтения. 6. И вот Мартин, после того, как еще и еще раз попробовал пройти к надменному властителю, обратился к испытанным средствам: покрылся власяницей, посыпал [голову] прахом, отказался от еды и питья, [стал] непрерывно молиться днем и ночью. 7. На седьмой день явился ему ангел и повелел смело идти ко дворцу, дабы царские ворота, пусть и запертые, самому открыть, надменный же дух императора смягчить. 8. И вот, укрепленный такого рода словом явившегося ангела и положившись на [его] помощь, Мартин направился ко дворцу. Переступил он порог - никто его не остановил: в итоге, беспрепятственно прошел он к царю. Император, когда увидел издали идущего, разозлился, что тот был пропущен, и никак не хотел почтить вставанием стоящего [Мартина] до тех пор, пока царский трон не охватил огонь, а самого царя в то место, на котором он сидел, не поразило пламя. 9. Так [159] гордец был согнан со своего престола и был вынужден встать перед Мартином и, многое поняв, отверг царь свое прежнее пренебрежение к нему, признал, опомнившись, присутствие Божественной силы и, не дожидаясь просьб блаженного мужа, исполнил все раньше, чем был о том попрошен. 10. И часто приглашал он Мартина на беседу и пир. В конце дал уходящему много даров, которые блаженный муж, будучи блюстителем своей бедности, как всегда, все раздал.

VI. 1. И коль скоро мы заговорили о дворце, - хотя [тут] я свяжу события разные по времени, - то, наверное, никак не должен [быть] упущен пример удивления правоверной царицы относительно Мартина. 2. [В то время] государством управлял император Максим 45, муж [вполне] достойный похвалы всей [своей] жизнью, если бы он отверг незаконно возложенную [на него] во время военного бунта диадему и смог бы удержаться от гражданской войны. Однако не смог он большую власть ни без опасности [для себя] отвергнуть и ни без [помощи] оружия удержать. 3. Он, часто приглашая и принимая Мартина во дворце, оказывал ему всяческое почтение: беседу с ним [вел] все о временах нынешних, о будущем, о славе верных, о бессмертии святых, в то время, как царица днями и ночами размышляла над словами Мартина и по тому евангельскому примеру 46 не почла за унижение ноги святого слезами оросить да волосами вытереть. 4. Мартин, которого никогда никакая женщина не касалась, такого рода усердия, точнее даже преклонения, не смог избежать. Она не думала ни о царской власти, ни о достоинстве государства, ни о диадеме, ни о пурпуре; простершись на земле, не могла она оторваться от ног Мартина. В итоге она обратилась от [имени] своего мужа, говоря, что они оба просят [разрешения] Мартина дать ему, отослав всех слуг, пир наедине. 5. И не смог блаженный муж больше упорно сопротивляться. Все было благочестиво приготовлено руками царицы: сама стульчик застелила, стол пододвинула, воду для рук поднесла, еду, ею же приготовленную, выставила. Когда он ел, она, следуя порядку прислуживания, стояла неподвижно в отдалении на одном месте, являя во всем покорность служения и смирение служанки: сама смешивала питье 47, сама и подавала. 6. Окончив этот скромный пир, царица собрала кусочки оставшегося хлеба и крошки, явно предпочитая эти объедки царским кушаньям. Благочестивая женщина, проявив такое почтение к Мартину, совершенно определенно должна быть [160] сравнена с той, которая пришла с края земли послушать Соломона 48, если [только] мы следуем действительно правдивой истории. 7. Но вера цариц должна быть сопоставлена, ибо да позволено мне будет сказать об особом величии [этого] действа: та добивалась услышать мудреца, эта же, стремившаяся не только услышать, удостоилась [еще] и послужить мудрецу”.

VII. 1. На это Постумиан сказал: “Уже давно, Галл, слушая, как ты рассказываешь о вере царицы, я весьма удивляюсь: почему же это так утверждается, будто никакая женщина никогда не оказывалась рядом с Мартином? 2. Смотри, ведь эта царица не только находилась, но и прислуживала ему. И я боюсь, что как-то не [очень хорошо] говорит этот пример о том, кто [так] свободно общается с женщинами”. Тогда Галл ответил: “Разве ты не различаешь, как обычно учат грамматики, места, времени и личности? 3. Представь себе как плененного в императорском дворце обхаживали просьбами, удерживали верой царицы, как утеснялся он чрезвычайными обстоятельствами, дабы освободить заключенных в темницу, вернуть находящихся в изгнании, возвратить отнятое добро: как ты думаешь, стоит ли епископу упорствовать в том, чтобы ради всего этого хотя бы ненамного ослабить свою строгость? 4. Однако, поскольку ты полагаешь, что кто-либо вознамерится использовать этот пример для дурного повода, то верными будут те, кто не отступят от сути этого примера. Ибо мы видим, что только один раз за [всю его] уже семидесятилетнюю жизнь Мартину служила не свободная вдова, не дерзкая девица, но с мужем живущая царица, после того, как и сам муж был равным образом упрошен, и, прислуживая едящему, с пировавшим не расположилась [рядом] и не дерзнула разделить трапезу, но проявила скромность. 5. Потому извлеки урок: да служит тебе матрона, а не повелевает, и да служит, но не разделяет [обед]; как прислуживала Господу та Марфа, однако, не принимая участие в трапезе 49: точнее, предпочла прислуживать, чем слушать слово. Но та царица исполнилась в Мартине и того, и другого: и прислуживала как Марфа, и слушала как Мария. 6. И если кто пожелал бы этим примером воспользоваться, то прежде всего пусть усвоит: такова причина была и такова личность, такое смирение и таков пир, и за всю жизнь только один раз”.

VIII. 1. “Прекрасно, - сказал Постумиан, - твоя речь удерживает нас всех, чтобы мы не удалялись от примера Мартина, но я честно скажу тебе, что глухими ушами [161] слушалось [все] это. 2. Ибо, если бы мы следовали путями Мартина, то никогда бы о сплетнях не говорили и были бы лишены всеобщих поношений нелепых слухов. Впрочем, как ты обычно говоришь, [особенно] когда обнаружил прожорливость, мы - галлы, а потому нас в этом отношении никогда ни примером Мартина, ни твоими рассуждениями не исправить. 3. Однако [все] это уже давно [только] нами обсуждается, а что же ты, Сульпиций, так упорно молчишь?”. “Что касается меня, - сказал я, - то не только сейчас я молчу, но уже давно решил не говорить на эту тему. Ибо [как-то] я, по недомыслию своему, попрекнул некую ветреную, разряженную и расточительно живущую вдову, а также девушку, непристойно прильнувшую к некоему дорогому мне юноше, хотя она сама часто порицала, как я слышал, других, такое совершавших. И такую ненависть всех женщин и остальных монахов вызвал я к себе, что против меня оба легиона поклялись пойти войной. 4. Поэтому, прошу, помолчите, чтобы и то, о чем мы сейчас говорим, тоже не было приписано моей злобе. Лучше оставим все это и вернемся к Мартину. 5. Ты, Галл, раз начал, то доверши дело”. Тогда тот сказал: “Я уже столько вам рассказал, что моя речь должно быть удовлетворила ваше желание. Но поскольку мне нельзя не уступить вашей просьбе, я поведаю о том, что еще осталось [нерасказанным] до сего времени. 6. Ибо, вот я вижу [соломенную] подстилку, которая готовится на наши ложа, и приходит мне на память такая же, на которой отдыхал Мартин, и которой была сообщена [чудесная] сила. 7. Дело было так. На границе между битуригами и туронами 50 находится деревня Клавдиомаг. Там есть часто посещаемая по благочестию святых церковь и не менее славная множеством посвященных [в монахини] дев. Поэтому Мартин, проходя мимо, остановился в секретарии церкви. 8. После его ухода все девы вошли в этот секретарий; они целовали те места, где сидел или лежал блаженный муж и даже разобрали [между собой] подстилку, на которой он отдыхал. 9. Одна из них спустя несколько дней положила часть подстилки, которую взяла себе для благословения, на шею одержимому, охваченному ужасным бесом. И без промедления, быстрее сказанного, человек был исцелен с извержением демона.

IX. 1. Примерно в тоже самое время случилось так, что навстречу Мартину, возвращавшемуся из Треверов 51, попалась одержимая бесом корова. Покинув свое стадо, она бросалась на людей и уже многих забодала насмерть. И вот, [162] когда животное стало приближаться к нам, то те, кто следовали за ней в отдалении, начали кричать громким голосом, чтобы мы поостереглись. 2. Но после того, как разъяренная [корова] с бешеными глазами устремилась на нас, Мартин, вскинув [навстречу] руку, повелел скотине остановиться: она тут же по слову его замерла неподвижно. Между тем Мартин увидел восседающего на ее спине демона и закричал на него: “Слазь, убийца, со скотины, прекрати мучить невинное животное”. 4. Нечистый дух повиновался и удалился. И хватило корове ума, чтобы не почувствовать себя [полностью] свободной: у ног святого, [наконец-то] обретя покой, улеглась, и затем по велению Мартина направилась к своему стаду и вошла в сообщество остальных тише овцы. 5. Это было в то время, когда находясь посреди пламени [Мартин] не ощутил жара, о чем, я полагаю, мне нет необходимости рассказывать, ибо наш Сульпиций, опустив это в своей книге, описал все затем в письме к Евсевию, тогда пресвитеру, а ныне епископу 52. Его, я думаю, ты, Постумиан, уже или прочитал или, если оно тебе еще неизвестно, когда захочешь, всегда найдешь, в этом шкафу; мы же расскажем о том, что было пропущено.

6. Однажды, когда [Мартин] объезжал диоцез, мы неожиданно столкнулись с группой охотников. Собаки преследовали зайца, и уже долгое время затравленный зверек не имел никакого спасения на широко раскинувшихся полях, и уже неминуемая смерть [грозила ему] и уже начал он, часто петляя, бросаться из стороны в сторону. Блаженный муж, сочувствуя его беде, с благочестивой целью повелел собакам прекратить преследование и позволить ему спастись бегством. Тут же по первому приказанию они остановились, поверишь ли, [словно] привязанные, точнее даже - пригвожденные, к своим следам. Так зайчик, настигнутый преследователями, остался живым.

X. 1. Также стоит вспомнить его дружеское, возвышенно остроумное, слово. 2. Однажды увидел Мартин постригающуюся [в монахини]. “Она исполняет, - сказал он, - евангельскую заповедь: имея две туники, одну из них отдает неимущему: и вы должны так поступать”. 3. Также, когда увидел мерзнущего, почти голого, в одежде из шкур, свинопаса: “Вот, - сказал он, - Адам, [изгнанный из рая], в одежде из шкур пасет свиней; но мы по смерти того ветхого, который поныне в этом сохранился, нового Адама оденем получше”. 4. [Однажды] коровы объели часть луга, свиньи разрыли другую: остальная же часть, которая [163] осталась нетронутой, покрылась разными цветами, словно на картине. “Эта часть, - сказал Мартин, - рождает образ брака; хотя она и погублена скотом, и не совсем лишает трa вы красоты, однако не венчается великолепием цветов; та же [часть], которую разрыло стадо грязных свиней, вызывает отвратительный образ разврата, но та часть, которая не претерпела никакого насилия, являет [собой] красоту девственности: она расцветает обильными травами, в этой траве произрастает плод и сверх всей [этой] красоты, сияет она разнообразными цветами, словно украшенная сверкающими самоцветами. Блаженная картина и достойная Бог, ибо ничто не может сравниться с девственностью. 5. Потому и те весьма заблуждаются, кто брак сравнивает с развратом, и те несомненно несчастны и глупы, кто брак полагает равным девственности. 6. Однако понимающие различают, что брак ведет к милосердию, девственность обращена к славе, разврат же предопределен к наказанию, если не устраняется последним.

XI. 1. Некий воин положил в церкви перевязь меча и, объявив себя монахом, построил себе в отдалении, почти пустыне, келью, намереваясь [там] жить. Между тем лукавый враг разными помыслами распалил неразумную душу, дабы его супруга, которой Мартин повелел быть в женском монастыре, изменив [свое] решение, предпочла жить вместе с ним. 2. Потому осмелевший пустынник пришел к Мартину и высказал то, что было у него на душе. Однако тот начал сильно возражать, [говоря, что] женщина мужу, уже монаху, не [может быть] снова женой, [что все это] помутнение разума. Но воин продолжал настаивать, уверяя, что никакого вреда от этого замысла не будет: он всего лишь желает быть утешением супруге, более того, не следует опасаться, что они обратятся к прошлому: он является воином Христа, она также поклялась в обязательстве того же служения; епископу же хорошо известно, что святые и не замечающие по воздаянию веры своего пола в равной степени [успешно] служат. 3. Тогда Мартин - его подлинные слова хочу я вам привести - сказал: “Поведай мне, участвовал ли ты когда-нибудь в сражении, стоял ли в боевом строю? И тот ответил: “Часто стоял я в строю и часто участвовал в сражениях”. 4. На это Мартин сказал: “Тогда скажи мне, разве в том строю, вооруженном и изготовившемся к битве или уже устремившемся быстрым шагом с обнаженными мечами в бой против вражеского войска, ты видел хотя бы одну женщину?”. 5. Только тогда воин, смутившись, [164] покраснел и поблагодарил [Мартина за то, что] не позволил он ему совершить ошибку, и не грубой бранью слов, а истинным и разумным сравнением оступившегося воина исправил. 6. Мартин же, повернувшись к нам, поскольку большая толпа монахов его окружала, сказал: “Женщина пусть в военный лагерь не входит, пусть строй воинов стоит отдельно; женщина же пусть находится поодаль, живя в своей хижине. Ибо достойно презрения войско, где толпа женщин толкается среди когорт мужчин. Воин - в строю, воин сражается в поле; женщина же пусть пребывает за стенами укреплений. И она обретет свою славу, если соблюдет целомудренность в отсутствие мужчины: это есть ее первая добродетель и высшая победа, не так ли?

XII. 1. Также, я думаю, Сульпиций, ты помнишь (при этом ты присутствовал лично), как нас поразило то, что он сказал о той девушке, которая так тщательно скрывалась от всех взглядов мужчин, что даже не пустила к себе самого Мартина, когда он пожелал посетить ее по обязанности своего сана. 2. Ибо, когда он проходил мимо ее небольшого имения, в котором многие годы ее удерживала стыдливость, то будучи наслышан о ее вере и добродетели, завернул [к ней], дабы по заслугам и по обязанности священника столь выдающийся епископ почтил женщину [своим присутствием]. 3. Мы полагали, что эта девушка будет рада пришедшим, ибо то свидетельствовало бы о ее добродетели, [что] к ней, отложив свои дела, пришел первосвященник такого имени. 4. Однако она узы своего непреклоннейшего замысла, чтобы не встречаться с Мартином, не ослабила. И вот блаженный муж, получив через другую женщину достойное похвалы извинение, довольный удалился от дверей той, которая не позволила себя увидеть и поприветствовать. 5. О, славная девушка, которая не согласилась быть увиденной даже Мартином! О, блаженный Мартин, который, будучи отвергнут, не обиделся на нее, но, восхваляя, с ликованием возрадовался необычному, по крайней мере, в этих местах, примеру добродетели! 6. Поэтому, когда недалеко от того имения нас заставила остановиться наступившая ночь, то все та же девушка передала блаженному мужу: подарок и Мартин сделал то, чего раньше [никогда] не делал - ибо он ни от кого никогда никаких даров, ни от кого никаких подношений не принимал - ничего из того, что прислала достопочтенная дева, не отверг, говоря, что не должно быть отвергнуто священником благословение той, которая должна быть предпочтена многим [другим] священникам. 7. И [165] пусть этот пример услышат девы, дабы закрывали они двери свои даже перед добрыми, если желают преградить [дорогу] злым, и, чтобы не был свободным доступ нечестивым, пусть не боятся отказывать даже священникам. 8. Весь мир пусть слышит: не позволила девушка Мартину увидеть себя. И ведь не всегда она отвергала священника, но не появилась девушка на глаза этому мужу, видеть которого есть спасение смотрящим. 9. Какой бы священник, кроме Мартина, не почел бы это за оскорбление? Кто не стал бы возмущаться против святой девы и распаляться великим гневом? Ее бы объявили еретичкой и предали проклятию. 10. Насколько же той блаженной душе [иные] предпочитают таких девушек, которые, часто выбегая, везде выставляют себя напоказ священнику, которые устраивают роскошные пиры, сами же в них и участвуя! 11. Но куда завела меня [моя] речь? Надо бы немного попридержать свое слово, дабы, пожалуй, не вызвать обиды у других: ибо ругать неверных бесполезно, а верным достаточно примера. Однако, надеюсь, я так описал добродетель той девушки, что никоим образом те, кто часто из далеких краев приходит для знакомства с Мартином, не должны смутиться, ибо не раз в таких случаях блаженного мужа посещали даже ангелы.

XIII 53. 1. Однако то, о чем я собираюсь рассказать, Сульпиций, - и тут он посмотрел на меня, - в том тебя выставляю свидетелем. Однажды мы с Сульпицием уже несколько часов сидели перед дверьми Мартина, пребывая в молчании, великом страхе и ужасе, но даже если мы несли караул перед обиталищем ангела, то при закрытой двери его кельи мы не знали, был ли он там. 2. Между тем мы услышали звуки беседы и вскоре были объяты неким ужасом и оцепенением: тут-то мы и поняли, и я в том числе, что это было [нечто] свыше. 3. Примерно через два часа к нам вышел Мартин. И тогда Сульпиций, - ибо не [было] у Мартина никого ближе, - заговорив с ним, стал просить, чтобы тот честно сказал вопрошавшим, с кем он был в запертой келье, ведь нам, пусть слабый и едва уловимый, но звук разговора все же был слышен за дверьми, и что послужило причиной такого страха, ибо мы оба признались [в том, что] пережили. 4. Тогда он, довольно долго помедлив, ответил (но не было ничего такого, к чему Сульпиций вынудил бы его против собственного желания, и хотя то, о чем я намереваюсь сказать, совершенно невероятно, но, Христос свидетель, я не лгу, если [только] не найдется такой святотатец, который посчитает, что Мартин был [166] лжецом): 5.“Я скажу вам, но вы, прошу, никому не говорите: Агнесса, Фекла и Мария были со мною” 54. И описал нам черты и облик каждой. 6. Однако не только в тот день, но часто, как он сам признавался, он был навещаем ими: не отрицал того, что даже апостолов Петра и Павла не раз у себя видел. Даже демонов, в зависимости от того, кто к нему являлся, называл их собственными именами 55. Больше всего ему досаждал злобный Меркурий, Юпитер же, как он говорил, был глуп и неразумен. 7. Все эти невероятные вещи видели довольно многие, находящиеся в том же монастыре, и я надеюсь, что все, кто об этом услышит, тоже поверят. Ибо, если Мартин не обладал бы бесценной жизнью и добродетелью, то никогда бы не стяжал у нас такой славы. Хотя, совсем неудивительно, что человеческая немощь сомневается в деяниях Мартина, ведь мы видим, как многие и сегодня не верят Евангелиям. От Мартина же часто о близко увиденных ангелах мы и узнавали и сами убеждались в том. Маленькую деталь хочу я привести, но все же. 8. В Немаусе 56 собрался синод епископов, на который [Мартин], однако, не пожелал прийти, однако он хотел знать как там идут дела. По этой причине Сульпиций направился [туда], но, как обычно, расположился отдельно от других в уединенной части корабля. А тем временем ангел сообщил Мартину о том, что происходило на синоде. После этого мы, обеспокоено расспрашивавшие о ходе собрания, узнали [о нем] достаточно много. В тот же день мы встретили Сульпиция и он поведал нам о том же, о чем ангел [ранее] рассказал Мартину.

XIV 57. 1. Кроме того, когда мы спросили его о конце света, он отвечал нам, что прежде должны прийти Нерон и Антихрист: Нерон 58 будет повелевать десятью покоренными царями на Западе, от него же должно последовать длительное гонение, дабы заставить почитать языческих идолов. 2. Антихристом же сначала должна быть захвачена империя Востока и он вознамерится захватить иерусалимский престол и столицу царства. [Но потом] от него и город и храм будут вновь избавлены. 3. От Нерона же такое должно последовать гонение, чтобы заставить отвергнуть Господа Христа, но оно скорее лишь утвердит Его, и будет приказано всех убивать сообразно закону. Затем и сам Нерон падет от Антихриста и тогда под его власть должны перейти весь мир и все народы до тех пор, пока со [вторым] пришествием Христа не будет побежден нечестивый. 4 59. И нет сомнения в том, что Антихрист, зачатый злым духом, уже рожден [167] и пребывает в детском возрасте 60, дабы в возрасте законном 61 взять власть. И узнали мы об этом восемь лет назад: [теперь] подумайте, насколько близки к бездне те, кому грозит [такое] будущее” 62.

5. Пока Галл говорил все это, еще не завершив того, что хотел сказать, вошел мальчик-прислужник, сообщая, что пресвитер Рефригерий стоит у порога. 6. Мы начали сомневаться, Галла ли лучше до конца дослушать, или же поспешить к желаннейшему нами мужу, который прибыл к нам по своим делам. 7. Тогда Галл [сказал]: “Даже и не из-за прихода святейшего священника должен быть прерван наш рассказ, сама ночь заставляет положить предел этому столь затянувшемуся разговору. 8. Ибо, воистину, о добродетелях Мартина всего не переговоришь, достаточно вы сегодня услышали, об остальном поговорим завтра”. Так, с получением от Галла такого обещания, мы [все] встали 63.

Комментарии

36 В этом месте в разных списках памятника есть расхождение. В Августанском и Фризингенском кодексах мы читаем: “Начинается книга вторая”, в то время, как в Брешианском и Веронском кодексах повествование продолжается без всякого перерыва. В связи с этим мы продолжаем нумерацию последующего текста следуя изданию К. Хальма.

37 Секретарий - маленькая сводчатая комната в храме вместо экседры или пристройка к церкви, в которой хранилась церковная утварь, а также переодевались перед службой священники. (В православном храме - ризница). Начиная с эпохи раннего средневековья на Западе в секретарии стали собираться священники и даже епископы для обсуждения разных вопросов, а позже проводиться синоды. В свою очередь это привело к тому, что секретарий стал местом остановок и ночевок первосвященников, о чем часто упоминает Сульпиций. Встречались также и так называемые двойные секретарии, о котором и идет речь в данном случае.

38 Трипод - в данном случае, трехногий стул.

39 Бигеррионы - аквитанская народность, жившая в Северных Пиренеях

40 Паллий - применительно к данному времени - специальное верхнее одеяние епископа, один из отличительных знаков его сана.

41 Карнуты - галльская народность, обитавшая между реками Лигер (Луара) и Секвана (Сеной). Главными их городскими центрами были Ценаб (Орлеан) и Автрик (Шартр).

42 Оглашенный (катехумен) - так именовался в древней церкви тот, кто из язычества или из иудейства приходил к христианской вере и, перед принятием в церковь через крещение, подвергался более или менее продолжительному приготовлению через наставление в истинах христианской веры и некоторые религиозные действия.

43 Валентиниан Старший или I - римский император (364-375). Его правление было последним периодом превосходства западной части Империи над восточной. Совершив ряд удачных походов против варваров, ему удалось укрепить административное и военное положение государства. Будучи ортодоксальным христианином, Валентиниан терпимо относился к еретикам и язычникам. Подробнее о нем см.: Федорова Е.В. Императорский Рим в лицах. М., 1979. С. 223-227.

44 Арианство - названо так по имени александрийского пресвитера Ария (256-336). Согласно его учению второе лицо Троицы, Христос-Логос, хотя и является совершеннейшим творением Божием, но все-таки тварная сущность и, как таковой, он не единосущен Отцу, он - Сын Божий не по существу, а по благодати. См. также: XXXV,3. Учение Ария было осуждено на I Вселенском соборе в Никее (325) и он умер в изгнании. Однако арианство, распавшееся на ряд направлений, продолжало на Востоке в IV в. активно бороться с решениями Никейского собора, пользуясь покровительством ряда императоров. Благодаря усилиям Афанасия Александрийского и религиозной политике императора Феодосия I, арианство было окончательно осуждено на II вселенском соборе в Константинополе в 381 году.

45 Максим - имеется в виду узурпатор Магн Максим, который в 383 г., захватив власть в Британии, а затем и в Галлии, к 387 г. контролировал фактически весь запад Империи. Погиб в 388 г. разбитый войсками Феодосия I.

46 Лк. 7:38.

47 Речь идет о вине. Подробнее см.: Словарь античности. М., 1989. С. 104-105.

48 Имеется в виду царица Савская (3 Цар. 10: 1-13; 2 Пар. 9:1-12).

49 Лк. 10:38-42; Ин. 12:1-3.

50 Битуриги - кельтский народ, живший в Аквитании. Туроны - галльское племя, обитавшее в районе нынешней Турени (Франция), с главным городом Цезаредуном (ныне Тур).

51 Треверы (Августа Треверов) - город в провинции Белгика (ныне Трир, Германия).

52 См.: Письмо к Евсевию. 10-15.

53 В маргиналиях Веронского кодекса в этом месте почерком IX-X вв. приписано: “Дальнейшее пропусти вплоть до конца этой книги. Это значит до значка † “. Этот знак находился в конце XIV гл. Об этой пометке П.-И. де Прато пишет: “Действительно сам Паулин все последующее в этом диалоге пропустил, но не Фортунат, который обходит молчанием лишь место об Антихристе”. К этому следует добавить, что во многих итальянских кодексах XIII гл. была пропущена, вероятно, из-за сомнения в достоверности описанных в ней событий, а XIV - возможно, из-за опасений эсхатологического ее истолкования читателями.

54 Агнесса - святая, римская мученица начала IV в. Она довольно рано стала пользоваться почитанием. Уже во время императора Константина Великого в ее честь была воздвигнута церковь. Фекла - святая, первомученица и равноапостольная. Считается ученицей апостола Павла, после смерти которого продолжила его миссионерскую деятельность в Малой Азии. Мария - трудно определенно сказать о какой именно Марии в данном случае идет речь: о Марии мученице (III в.), о преподобной Марии (IV в.), или же, что более всего, на наш взгляд, вероятнее, о Марии, сестре Марфы, которая уже фигурировала в “Диалогах”.

55 Эта деталь подтверждает свидетельство “Жития Мартина” (V.2) о том, что раньше Мартин занимался экзорцизмом. Еще с дохристианских времен бытовало убеждение в том, что знание правильного, настоящего имени дьявола дает над ним власть. Подробнее см.: Роббинс Рассел Хоуп. Энциклопедия колдовства и демонологии. М., 1995. С. 132.

56 Немаус - город в Нарбонской Галлии (ныне г. Ним).

57 Весь нижеследующий абзац отсутствует в Августанском, Фризингенском и других кодексах, но имеется в Веронском кодексе и в издания Момбриция, П.-И. де Прато и Гизелина.

58 В данном случае мы имеем дело с довольно древней и популярной легендой, согласно которой чудесным образом воскресший император Нерон, становится одним из предвестников Антихриста (иногда эти образы совмещались). См. подробнее: Мифы народов мира. М., 1994. Т. 1. С. 86.

59 Этот параграф полностью отсутствует в издании Момбриция.

60 В тексте in annis puerilibus, что означает возраст до 16-17 лет.

61 В тексте aetate legitima, что означает возраст совершеннолетия (с 25 лет).

62 В Веронском кодексе окончание этого предложения, от двоеточия, выглядит немного иначе: “вы же представьте в какой опасности находятся те, у кого такое будущее”.

63 Далее в разных кодексах содержатся следующие приписки: в Августанском: “Окончена книга третья”; во Фризингенском - “Закончена книга третья о жизни святого Мартина, Диалог [же окончен] второй” (отсюда становится понятным, что в указанных кодексах “Диалоги” прибавлялись к “Житию Мартина”, отчего и возникала цифра “три”. - А.Д.); в Веронском - “Закончен первый трактат, начинается следующим днем о том же самом предмете”.


Текст воспроизведен по изданию: Сульпиций Север. Сочинения. М. РОССПЭН. 1999

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.