Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

САКСОНСКИЙ АННАЛИСТ

ХРОНИКА

ANNALISTA SAXO. CHRONICA

Год 1040.

Рождество Господне новый король достойно справил в Регенсбурге; пребывая на очищение св. Марии 1 в Аугсбурге, он провёл там вместе с заальпийскими князьями совещание об укреплении государства 2; устроив все дела по своему желанию, он вернулся во Франконию и находился во время 40-дневного поста в удобных местах по Рейну. Пасху 3 он с блеском отпраздновал в Ингельгейме; сюда к нему смиренно прибыли с дарами бургундские князья и, обретя его милость и подарки, в радости вернулись домой. После Пасхи туда же прибыл Миланский митрополит; дав удовлетворение за все козни, предпринятые им против императора Конрада, он, благодаря заступничеству князей, заслужил милость короля и повторно дал клятву соблюдать мир и хранить ему верность; так, сопроводив короля до Кёльна, он вернулся затем на родину с миром и королевской милостью. Вознесение Господне 4 король отпраздновал в Нимвегене, Троицу 5 же – в Льеже, после чего объявил о походе в Чехию из-за того, что [чехи] опустошили Польшу; поспешив туда, он собрал в Хаме 6 войско на Вознесение св. Марии 7. Когда свита ушла оттуда в указанную землю, а Отто, маркграф Швейнфуртский, вместе с баварцами вступил ради разведки в лесистые и непроходимые [места], некоторые отправленные из окружения короля люди, в надежде отличиться, захватив в лесу некую засеку, необдуманно зашли далеко вперёд, но, угодив в расставленную засаду, были окружены лучниками, и граф Вернер, примицерий и сигнифер короля, с рядом королевских вассалов, а также граф Рейнхард, мажордом Фульденской церкви, с самыми славными из челяди св. Бонифация, пали, - о ужас! – 22 августа в кровавой сече. На следующий день люди из отряда Отто, который проходил мимо, напав на ту же засеку с другой стороны, также были атакованы названными лучниками, и граф Гебхард, Вульфрам, Титмар, вместе со многими баварскими рыцарями погибли достойным сожаления образом 8. Саксы также собрались в указанный праздник св. Девы в Доне 9, с митрополитом Майнцским Бардо и маркграфом Экхардом [во главе], и с очень малым отрядом, но, как выяснилось, пользуясь покровительством Божьим, в воскресенье 24 августа неистово вторглись в эту землю, в течение 9 дней опустошали её убийством, грабежом, пожарами, проходя всюду, где вздумается, пока, наконец, не вернулись победителями после того, как с королевским посольством пришёл почтенный муж, монах Гунтер, сообщил им о случившемся и убедил вернуться. Только трое из наших благородных [мужей], а именно Герольд, Радульф и Букко, погибли там 31 августа.

Рождество св. Марии 10 король отпраздновал в Бамберге; вернувшись в Саксонию, он в Корвее провёл праздник св. Михаила 11. В этом году умер господин Бруно, епископ Мерзебургской церкви; ему в этом звании наследовал Хунольд 12. На праздник св. Андрея 13 король провёл в Алльштедте 14 рейхстаг, на котором также принял русских послов с дарами 14а. Между тем князю Бржетиславу сообщили, что граф Прикос 15, который был комендантом в городе Белине, будучи подкуплен саксонскими деньгами, не стоял против врага под защитой укрепления, а разместил гарнизон там, где лес давал врагу преимущество. Ведь князь поручил ему целую когорту, набранную в Моравии, и 3 отряда из Венгрии. – Пётр, король Венгрии, отправил их в помощь чехам против короля Генриха. – Итак, князь велел бросить этого графа в реку, предварительно выколов ему глаза и отрубив руки и ноги.

В это время реки разлились вширь и вдаль, так что многие люди в различных местах погибли достойным сожаления образом 16.

Умер Эберхард, благочестивой памяти епископ Бамбергский; король Генрих, согласно единодушному выбору всех благочестивых, назначил его преемником Свитгера 17, своего капеллана, дьякона доброй славы. Его матерью была Амульрада, сестра Вальтарда 18, архиепископа Магдебургского, которая, выйдя замуж за Конрада, [графа] Морслебена 19 и Хорнбурга 20, родила ему: во-первых, названного уже Свитгера, который был каноником св. Стефана в Хальберштадте, затем епископом в Бамберге и, наконец, стал папой римским; во-вторых, Конрада, который, как говорят, был каноником св. Маврикия в Магдебурге, а позднее стал патриархом Аквилеи 21; и, в-третьих, Адальберта. Этот последний взял в жёны некую даму, которая славилась своим богатством и которая причинила его сестре, носившей имя Дигнамента или Маргарита 21, тяжкую обиду; потому и была она убита по совету и приказу последней в том городе, что зовётся Хорнбург. Потому и Адальберт путём милосердного обмена передал указанный город с принадлежавшими ему землями Хальберштадтской церкви, чтобы ни [сестре], ни её детям не досталось это наследство. Названная же Дигнамента или Маргарита вышла замуж за некоего Дитриха, брат которого звался Ханульф фон Амменслебен 22, и родила ему дочь по имени Амульрада. Эту Амульраду сначала взял в жёны Экберт, [граф] Харбке 23 и Мезебурга 24, и родил от неё 4-х дочерей – монашек Бертраду и Маргариту, а также Иду и Бию. Ида родила от Гевецо Тюрингенского Экберта, каноника св. Стефана в Хальберштадте; когда же [Гевецо] умер, она вышла замуж за Мейнхарда фон Орламюнде, родив ему Мейнхарда и прочих; когда же и он умер, [Иду] взял в жёны Кицо, сын Арнольда фон Вормсдорфа 25. Бия вышла замуж за некоего [мужа], чьё имя было Деди, а когда он умер, её взял в жёны Деди фон Крозиг 26 и родил от неё Гунцелина и дочь по имени Матильда, на которой женился Вернер фон Вельтхайм 27; она родила ему Вернера. Названную же Амульраду после смерти Экберта взял в жёны Дитрих, сын сестры короля Германа 28; причём Деди, первый муж дочери Амульрады Бии, был его братом; она родила от этого Дитриха графа Мило 29 и его братьев, а также дочерей Оду и Гизелу. Граф Мило женился на Лиутбурге, дочери графа Отто и графини Адельсинды фон Эйльсдорф, и родил от неё графов Германа и Отто фон Хиллерслебен 30, а также Бию, вышедшую замуж за Бурхарда фон Конрадсбурга 31 и родившую Бурхарда и других. Ода, сестра Мило, вышла замуж за Гебхарда фон Кверфурта 32 и родила Конрада, архиепископа Магдебурга, и Бурхарда, бургграфа этого города; а Гизела соединилась в браке с Вало фон Векенштедтом 33. А теперь вернёмся к хронике.

Год 1041.

Рождество Господне король Генрих торжественно отпраздновал в Мюнстере. Там господин Свитгер, епископ Бамбергский, в воскресенье 1, на рождество невинных [младенцев], в присутствии короля и прочей знати со славой принял от почтенного Бардо, архиепископа Майнцского, возведение в сан. На следующий день, 29 декабря, посвящением всех епископов был освящён прекрасный монастырь, недавно построенный там Германом, епископом этого места, в честь Приснодевы св. Марии 2.

Год 1042.

Король Генрих, желая отомстить за смерть своих славных [мужей], из пределов Баварии с большим войском вступил на Вознесение св. Марии 1 в Чехию. Пётр, король Венгрии, опять послал [чешскому] князю помощь против короля Генриха 2. В это самое время маркграф Экхард с архиепископом Майнца и прочими епископами и князьями вторглись туда с саксонским войском с другой стороны; разоряя эту страну пожаром и прочим опустошением, они на рождество св. Марии 3 разбили лагерь недалеко от города Праги, в нижней части этого города; на одном берегу реки Молдавы [расположилось] войско короля, на другом – маркграф Экхард с саксами. Пребывая там какое-то время, они обдумывали планы своих дальнейших действий. Между тем, Север 4, епископ Пражский, узнал, что Бардо, митрополит Майнцский, хочет призвать его к суду собора за то, что он, якобы, был разрушителем польских церквей и, похитив, перенёс в Чехию мощи св. Адальберта и прочих, покоящихся там святых, а также хотел вопреки праву и закону добиться у папы предоставления ему паллия. Поэтому он тайно, без ведома князя, пришёл к королю и, полностью, как следует очистившись от всех этих [обвинений], остался у короля, не доверяя более князю. А король и маркграф, снявшись с лагеря, вдоль и поперёк опустошали Чехию по обоим берегам реки Молдавы, пока по милости Божьей торжественно не встретились победителями в праздник св. Михаила 5 в нижней части Праги; дав мир и приняв его, они вернулись в Регенсбург. А князь Чехии, положившись на слово маркграфа Экхарда, пришёл к королю со смиреннейшими извинениями, доставил дань с чешской земли 6 и оказал великий почёт в виде царских даров. Затем, поклявшись в верности и службе, он дал заложников и вернулся на родину. Умер Герман 7, епископ Мюнстерский.

Год 1043.

Король Генрих, проведя Рождество Господне в Аугсбурге 1, вступил в Бургундию; наилучшим образом уладив там общественные дела и заключив мир, он со славой отпраздновал в Кёльне Воскресение Господне 2.

Умер Адальбранд 3, архиепископ Бременский; ему наследовал Адальберт 4, Хальберштадтский приор, и был рукоположен в Ахене в присутствии короля, знати и 12 епископов, стоявших рядом с ним и возложивших на него руки. Отцом его был граф Фридрих 5, который взял в жёны дочь 6 маркграфа Деди, сестру Деди Младшего, а по матери и Отто, маркграфа Орламюнде, и родил от неё этого архиепископа Адальберта, а также пфальцграфов Деди и Фридриха 7.

Год 1044.

Рождество Господне король Генрих отпраздновал в Трире. Вступив в этом году в Паннонию, он разрушил два многолюднейших города 1 и очень многие заставил сдаться. Когда жители не захотели принять короля Петра, которого он привёл с собой, он дал им другого князя, какого они хотели; после ухода [короля] Аба прогнал его в Чехию. 14 февраля скончалась императрица Гизела, мать короля Генриха, и была погребена близ Шпейера. Титмар 2, епископ Хильдесхайма, был застигнут внезапной смертью; ему наследовал Ацелин 3, королевский капеллан; путём различных приобретений он доставил своей церкви многочисленные выгоды. Всё же он, как мы боимся, провинился перед Богом тем, что необдуманно разрушил сгоревший в огне монастырь. Он подарил церкви епископский перстень, а также dorsale и колокол, названный “Кантабоном” за прекрасный звон 4. До сих пор Хильдесхаймское духовенство со столь строгим благочестием отдавалось служению Богу, что даже [лица] в звании каноников радовались монашеской строгости. Ведь, даже умолчав о том, как строго наказывался тот, кто отважился бы в хоре, за столом или в спальне, не говорю отсутствовать, но прийти позже, не будучи удержан тяжкой нуждой или не имея на то разрешения, достаточно сказать, что даже те, кто был свободен от ига школьных занятий, укрощались в монастыре столь искусной уздой, будучи вынуждены ежедневно представлять декану писание, евангелие с чтением, пение, а также учить псалмы, что казалось, будто рука розги в монастыре гуляет страшнее, чем в школе. Они также столь мало заботились об изящной одежде, что о мантиях, которые ныне так жаждет духовенство, ничего не знали, и рукава с меховыми отворотами украшали не шёлком, но чёрным лоскутом; отвороты же монастырской верхней одежды они скрепляли не менее, чем туники всадников. Так, грубую справедливость они предпочитали придворной учтивости, так, ни во что не ставя фортуну, не стремились они ни к чему более высокому, чем управляться из монастыря; закрытые как извне, так и изнутри благодаря монастырской строгости, они не знали мира, хоть ещё и не отказались от него. Говорят, что статус этого монастыря так понравился императору Генриху II, - то есть основателю Бамбергской церкви, который здесь родился и был обещан родителями в каноники этой церкви, а потому часто здесь пребывал, - что, заключив по своему опыту из внешнего упорядоченного облика этих людей о их внутреннем благочестии, он вместе с учёностью Льежа пожелал своей Бамбергской церкви также строгость Хильдесхаймского монастыря. Такой уклад жизни монастыря продолжался при 16 епископах, вплоть до названного Ацелина. Когда же он стал епископом, вползли честолюбие и придворная [учтивость], пища стала нежнее, одежда роскошнее, во всём образе жизни стало больше изящества; предпочитая скорее любить, чем бояться, он, смягчив строгую дисциплину, ослабил монастырский устав. Дошло до того, что когда в бане знатнейших братьев вспыхнул пожар, в огне сгорели и главный монастырь, и второй, построенный св. Годехардом к югу от первого, оба со своими церквями. Епископ Ацелин, разрушив и сровняв с землёй их стены, кроме одного лишь святилища главной церкви, начал строить более масштабное, чем материнская церковь, святилище которой было обращено на запад, сооружение; почти завершив уже всё, что касалось внешних стен, оказалось, что восточная стена [нового строения] заняла то место, где стояла западная [стена] прежнего; а тут ещё стены его кое-где упали, кое-где грозили упасть, а кое-где колонны отклонились от своего вертикального положения; употреблённые на работу усилия расточались, а работа всё не кончалась, ибо падение не прекращалось. Ещё до окончания работы инициатор строительства умер.

Год 1046.

Рождество Господне король Генрих отпраздновал в Госларе. Маркграф Экхард внезапно скончался от яда 1; его марку получил Вильгельм 2. Отцом его был Вильгельм 3, граф Веймара, почтенный старец, добившийся у Генриха, императора Бамбергского, отмены “свиной дани”, которую народ тюрингов ежегодно уплачивал в королевскую казну. Дань эту установил король Теодорих 4, который, истребив большую часть этих тюрингов, отдал саксам их землю. У этого графа Вильгельма 5 было три сына: тот маркграф Вильгельм, о котором мы уже сказали, а также Отто 6 и Поппо. Вильгельм, маркграф Нордмарка, и брат его Отто, одноимённые с этим Вильгельмом и братом его Отто, были связаны с ними узами близкого родства, но наименование и степень этого родства точно не установлены 7. Когда же вышеназванный граф Вильгельм умер, жена его Ода 8 вышла замуж за маркграфа Деди, как было сказано выше 9. Король Генрих, в гневе, в 3-й раз вступил в Паннонию и, с помощью милости Божьей, а также молитвами блаженного епископа Ульриха, стал победителем, прогнал Абу с женой, детьми и родичами, которым было куда бежать, восстановил на троне Петра и, подчинив себе королевство венгров, с великим почётом вернулся домой. Готфрид 10, герцог Лотарингии, сдавшись королю, содержался под стражей в замке Гибихенштейн 11, пока не дал достойного удовлетворения; так королевство краткое время пребывало в мире и покое. Умер Катело 12, епископ Цейца; ему наследовал Эппо 13. Умер Друтмар, аббат Корвейский; ему наследовал Рутард 14. Король Генрих, укротив Паннонский мятеж, отправился ради церковной надобности в Рим, имея в [своей] свите, наряду с прочими магнатами империи, также Адальберта, архиепископа Бременского; там, по решению синода были низложены три раскольника – Бенедикт, Грациан и Сильвестр, которые боролись [друг с другом] за апостольский престол 15; о них некий иеремит написал королю:

“Одна Сунамитянка 16 вышла замуж за трёх мужей.

О, король Генрих, вместо Всемогущего,

расторгни брак тройной, сомнительный!” 17.

Год 1047.

В этом году умер Отто 1, герцог Швабии; на его место был назначен Отто, маркграф Швейнфуртский, сын маркграфа Генриха и маркграфини Герберги. Умер папа Дамас 2, он же Поппо, поставленный в этом году.

Год 1048.

Рождество Господне император отпраздновал в Пёльде. Бруно 1, он же Лев, епископ Тульский, занял после Дамаса престол римского понтифика. Он был двоюродным братом императора Конрада, происходил из Эльзаса, из замка, что зовётся Эгенесхейм.

Прибыв, однажды, с визитом в Тевтонское королевство, он пришёл в Швабию, к сыну своей сестры, графу Адальберту 2 и под угрозой Страшного Суда Божьего увещевал его оставить несправедливо захваченный им монастырь в Хиршау и позаботиться о восстановлении в этом месте блюстителей святого устава; сей граф тотчас же старательно это исполнил. Этот папа торжественно изъял из склепа в девичьем монастыре, что зовётся Андлау 3, в Эльзасе тело святой императрицы Рихарды 4 и захоронил его в церкви. У императора Генриха родился сын – Генрих IV 5.

Год 1049.

Рождество Господне император отпраздновал во Фрейзинге. Хунфрид, архиепископ Магдебурга, освятил 15 июля крипту соборной церкви в честь св. Марии, св. евангелиста Иоанна, св. Килиана и его спутников, с помощью собратьев епископа Готшалка 1 и Хунольда, епископа Мерзебургского. Ушёл из жизни Бруно, епископ Верденский, сын графа Зигфрида фон Вальбека и графини Юдифи 2, дочери Генриха Лысого фон Штаде, брат Фридриха, бургграфа Магдебургского; наследовал ему Зигберт 3. Фридрих, брат [Бруно], родил от графини Титберги Конрада, бургграфа Магдебургского. Когда Фридрих умер, на его вдове Титберге женился некий знатный [сеньор] из Гессенской знати; та родила ему Мейнфрида 4, который наследовал своему названному брату Конраду в его графстве, ибо тот не имел сына. А вышеназванный Конрад взял себе жену из Баварии именем Адельгейда, которая родила ему дочь по имени Матильда; её взял в жёны Дитрих 5, граф фон Плёцкау, приняв вместе с ней всё её наследство, и родил от неё Конрада, графа Хелприка и 2-х дочерей – Ирмгарду и Адельгейду. Конрад, как говорят, умер девственником 6, а брат его Хелприк 7 женился на вдове Дитриха, графа фон Катленбурга, по имени Адела 8 и родил от неё 2-х сыновей – графа Бернгарда и маркграфа Конрада 9. Сестра Хелприка Адельгейда стала женой Отто, бургграфа Регенсбургского 10. Вторая, Ирмгарда 11, вышла замуж за маркграфа Удо, благодаря чему к нему перешло всё наследство её деда, графа Конрада; она родила [Удо] маркграфа Генриха и 2-х дочерей 12. А дочь вышеназванного Зигфрида фон Вальбека Оду 13 взял в жёны некий князь по имени Гоцвин фон Валькенберг; она родила ему графов Герхарда и Гоцвина 14. Граф Герхард женился на маркграфине Ирмгарде, вдове маркграфа Удо; всё же им не следовало вступать в брак, ибо они находились между собой в близкой степени родства.

Год 1050.

Умер Хунольд, епископ Мерзебурга; ему наследовал Альберик 1. В этом году состоялось освящение Кёльнским архиепископом Германом 2 Госларского монастыря в честь апостолов Симона и Иуды.

Год 1051.

Рождество Господне император отпраздновал в Вормсе. В Майнце состоялся генеральный собор под председательством господина папы Льва и императора Генриха, и при участии архиепископов Бардо Майнцского, Эберхарда 1 Трирского, Германа Кёльнского, Энгельхарда 2 Магдебургского, - будучи взят из Вюрцбургского хора, он наследовал умершему в этом году 28 февраля архиепископу Хунфриду, - и прочих провинциальных епископов.

Год 1053.

Норманны зовутся на варварском языке “северными людьми” потому, что пришли поначалу из этой части света 1. Отправившись почти 166 лет [назад] во главе с неким герцогом по имени Ролло 2 из нижней Скифии, что лежит в Азии, от реки Дунай на север и плывя по океану, они часто по пиратскому обыкновению тревожили набегами и германские, и галльские берега этого океана, пока, наконец, не проникли в ту Галлию, что обращена в сторону Британии, - Францией тогда правил Карл, по прозвищу “Простоватый” 3, - и не овладели в ней городом Руаном; вплоть до сего дня [эта территория] зовётся по их имени Нормандией. Позднее, укрепившись там, они пытались и далее протянуть свои руки.

Год 1056.

Пфальцграфа Деди 1, славного мужа, убил некий Бременский священник, которого тот принял от своего брата, архиепископа Адальберта, дабы отправить в изгнание за те преступления, которые ему вменяли [в вину]; по приказу императора [Деди] был погребён в Госларе 2; графство унаследовал его брат Фридрих 3. Он учредил приорство в месте, которое называется Зульца 4; сыном его был пфальцграф Фридрих 5, которого Людвиг 6, граф Тюрингии, приказал коварно убить, а вдову его 7, сестру маркграфа Удо, взял в жёны. Пфальцграф имел от неё сына по имени Фридрих 8, который родился уже после гибели отца, но при жизни деда. Сын его сестры, Фридрих фон Зоммершенбург 9, приобрёл пфальцграфство; отец же его звался Адальберт Скукко.

Варвары, что зовутся лютичами, учинили христианам страшное избиение: одни из них погибли от меча, другие – бежав в реку; случилось это близ замка, что зовётся Преслав, расположенного на берегу реки Эльба, там, где в неё впадает река Гавель; среди прочих погиб и Вильгельм, маркграф Нордмарка 10. Коварно окружённый между двумя реками язычниками, сей благоверный князь был убит там вместе с очень многими людьми. Тело его, покрытое тысячью ран, было растерзано варварами [на куски] и так и не было, как говорят, найдено своими. Этот Вильгельм и брат его Отто были связаны узами близкого родства с теми братьями Вильгельмом и Отто, сыновьями великого Вильгельма Веймарского, которые после смерти маркграфа Экхарда II один за другим владели его маркой, хотя название и степень этого родства точно не известны 11. Вместе с ним погиб и граф Дитрих фон Катленбург 12, сын того Удо, который вместе со своим братом Генрихом и некоторыми другими убил в Пёльде после смерти императора Оттона III маркграфа Экхарда 13. У этого Удо была жена, [родом] из Швабии, по имени Бертрада 14, которая и родила ему этого Дитриха. Женой последнего также была Бертрада 15, сестра графини Сванхильды из замка, что зовётся Лооц 16 в Хазбании, сыном которой был граф Арнольд 17, бургграф Майнца; она родила ему сына, которого тоже назвали Дитрих 18, и дочь, которую назвали Отельхильда 19 и которая вышла замуж за Конрада, брата маркграфа Деди. Этот Дитрих взял в жёны Гертруду 20, дочь маркграфа Экберта Старшего, мать императрицы Рихенцы 21, от которой родил тоже Дитриха 22, умершего бездетным. Маркграфу Вильгельму наследовал граф Удо фон Штаде 23, муж деятельный и благородный. Ведь у Генриха Лысого, графа фон Штаде, который жил во времена Оттона I и был родственником этого императора, была жена Юдифь, сестра герцога Удо, павшего наряду со многими в Калабрии во время войны императора Оттона Рыжего с сарацинами. Она родила ему сыновей Генриха, Удо и Зигфрида 24. Этот Зигфрид, когда умер брат Генрих, получил от цезаря Генриха, основателя Бамбергской церкви, графство своего отца. У него была жена Адела, дочь графа Геро фон Альслебена, которого император Оттон Рыжий приказал казнить на некоем острове близ Магдебурга 25, родившая ему графа Лиутгера, которого многие звали также Удо 26; женой последнего была Адельгейда 27, тётка короля Рудольфа, родившая ему названного Удо, который после того, как был убит Вильгельм, первым из этого рода получил Нордмарк 28.

После смерти императора Генриха III 29 королём стал Генрих, его сын, 4-й этого имени, из-за высокомерия которого умножилось зло на земле, убийствами 30, грабежами, пожарами и святотатствами были запятнаны почти все провинции Римской империи, но, особенно, Саксонская земля, и, согласно слову пророка 31, кровопролитие следовало за кровопролитием. Наконец, его, сверх меры злоупотребившего мечом светской власти, Григорий, - он же Гильдебрандт 32, - поразив мечом св. Петра, отлучил, словно негодный член, от тела Христова и матери-церкви и навечно связал нерасторжимыми узами анафемы. Впоследствии, в течение многих лет он, то проявляя в мнимом смирении кротость агнца, то в открытой свирепости являя ярость волка, претерпел по справедливому суду Божьему такие превратности судьбы, - то испытывая неудачи, то, напротив, как казалось, успехи, - что, кажется, по праву к нему следует отнести то, что сказано в некоем месте:

Все начинанья людей – игрушка божественной власти,

Час течёт – но от нас скрыто, чем кончится он 33.

Год 1057.

Отто 1, брат маркграфа Вильгельма, убитого лютичами в предыдущем году, рождённый, правда, от неравного брака, а именно – от матери-славянки, муж пылкого нрава и неутомимой руки, отправившись в Мерзебург ко двору короля, был убит близ села Ниендорф 2 на реке Зельке графами Бруно и Экбертом 3, сыновьями Лиудольфа фон Брауншвейга, который был дядей короля.

Отто Швейнфуртский, герцог Швабии, умер 28 сентября и погребён в Швейнфурте рядом со своими родителями.

В это время в Саксонии был в силе герцог Отто фон Нортхейм 4, родом саксонец, герцог же Баварский, муж высочайшего благородства, сын Бенно фон Нортхейма, брат которого Зигфрид, вместе с братьями Генрихом и Удо из Катленбурга, убил маркграфа Экхарда, сына Гунтера. Этого Отто король Генрих позднее лишил герцогства 5.

Год 1058.

Рождество Господне король вместе со своей матерью императрицей отпраздновал в Мерзебурге, а Пасху 1 – в Магдебурге. Юдифь, сестра герцога Отто Швейнфуртского, жена Бржетислава, княгиня Чешская, умерла 2 августа. Поскольку князь Спитигнев 2, её сын, изгнал её из Чехии, она не смогла отомстить сыну за обиду иначе, как в поношение ему и чехам выйти замуж за Петра, короля Венгрии. Позже она была перенесена оттуда своим сыном Вратиславом 3 и погребена в Праге, в церкви, рядом со своим мужем Бржетиславом. Бурхард 4, превосходный епископ Хальберштадтской церкви, умер 12 октября; ему наследовал тот Бурхард 5, он же Букко, приор Госларский, муж великого в церкви Христовой уважения, который рос в доме Господа и атрии Бога нашего, и вот, расцвёл, подобно пальме 6, в это время. Господь наделил его такой твёрдостью веры и упорством в любви, что он, не колеблясь, до смерти бился за закон Божий, до крови боролся против греха.

Год 1059.

Умер Бернгард Младший 1, герцог Люнебурга; его герцогство получил сын его Ордульф 2. Отцом [Бернгарда] был Бернгард Старший, он же Бенно, дедом – Герман, которого император Оттон I назначил герцогом и первым в войске; поручив ему свои земли в Саксонии, этот император и архиепископ Бременский удалились в Италию. Сам он, получив герцогство, справедливо и по закону управлял провинцией и до самого конца оставался ревностным защитником церквей. Этот Бернгард Младший имел от Эйлики 3, дочери маркграфа Генриха Швейнфуртского, 2-х сыновей – герцога Ордульфа и графа Германа 4, умершего, не оставив законных сыновей. Герцог Ордульф взял в жёны Вульфильду 5, дочь Олафа 6, норманнского короля и мученика, и родил от неё сына, которого назвал Магнус 7, ибо Магнусом 8 звался брат герцогини, король данов и норманнов. Блаженный король и мученик Олаф произвёл его на свет от наложницы.

Год 1060.

Умер Лиутпольд 1, архиепископ Майнцский; вместо него был поставлен Зигфрид 2, аббат Фульденский. Через Отто фон Орламюнде, позднее маркграфа, он стал требовать десятину с тюрингов 3; но не довёл дело до конца, поскольку уже тогда в королевстве начались войны, помешавшие ему [в этом].

Год 1061.

Умер Альбуин, аббат Ниенбургский; ему наследовал Фолькмар 1.

Князь же Вратислав 2 родил от дочери 3 Андрея, короля Венгрии, дочерей Юдифь 4 и Людмилу 5, Бржетислава 6 Младшего и Вратислава 7, который погиб в первом цвете юности; после её смерти он женился на Зватаве 8, дочери Казимира, польского князя, сестре Болеслава и Владислава; от неё он имел 4-х сыновей – Болеслава 9, Боривоя 10, Владислава 11 и Собеслава 12. Одну из его дочерей взял в жёны Викберт 13 Старший, - она родила ему Викберта Младшего, - а вторая вышла замуж за польского князя 14.

Год 1062.

Интригами некоторых князей, а именно – Зигфрида, архиепископа Майнцского, герцога Отто фон Нортхейма и Экберта, графа Брауншвейгского, который был дядей короля, король-мальчик был отнят у матери-императрицы 1.

2 Марку 3 же получил его брат Отто фон Орламюнде 2. Их, то есть маркграфов Вильгельма и Отто, братом был Поппо 4, имевший сына Ульриха 5, который, взяв в жёны сестру Владислава, короля Венгрии, Софью 6, имел от неё Ульриха 7 Младшего, женившегося на дочери 8 Людвига, графа Тюрингии. 2 Маркграф же Отто смог получить лены Майнцского епископства не иначе, как обещав давать десятину со всех своих владений в Тюрингии и заставить делать то же прочих тюрингов; это обстоятельство стало источником многих бед 2. Женой его была Адела 9 из Брабанта, из замка, что зовётся Лувен, которая родила ему 3-х дочерей – Оду, Кунигунду и Адельгейду. Оду 10 взял в жёны Экберт Младший, маркграф из Брауншвейга; она скончалась бездетной. Кунигунда 11 вышла замуж за русского короля 12 и родила дочь 13, на которой женился некий вельможа из Тюрингии именем Гунтер и родил от неё графа Сиццо. После его смерти она вернулась на родину и, выйдя замуж за Коно 14, графа фон Байхлингена, сына графа Отто фон Нортхейма, родила ему 4-х дочерей. Когда же и он умер, она в третий раз вышла замуж за Виперта Старшего 15. Адельгейда 16 же стала женой Адальберта, графа фон Балленштедта; преданный колокольным звоном, он был неожиданно настигнут и убит Эгено Младшим из Конрадсбурга, сыном Бурхарда, внуком Эгено Старшего. Этот Адальберт родил от неё графа Отто и пфальцграфа Зигфрида 17.

Год 1063.

Умер Энгельхард, архиепископ Магдебургский; вместо него был поставлен Вецело 1, он же Вернер, брат Анно 2, архиепископа Кёльнского. Императрица Агнеса приняла святой покров.

Год 1066.

Там погиб Гарольд 1, а вслед за ним почти 100 тысяч англов. Жена 2 этого Гарольда, тётка Роберта 3, графа Фландрии, была родственницей блаженного короля Эдмунда 4. Позже её взял в жёны Вельф, сын Аццо, маркграфа из Италии, и родил от неё герцогов Вельфа Младшего и Генриха 5. Звали её Юдифь, и огромно, едва вероятно то богатство, что привезла она с собой из Англии, ибо после смерти Гарольда, как гласит молва, к ней перешла вся собственность и короля Эдмунда, и названного Гарольда.

Год 1067.

Король Генрих взял в жёны Берту 1, дочь Отто, маркграфа из Италии, и Адельгейды 2, и отпраздновал свадьбу в Трибуре; эта Адельгейда была сестрой графа 3, получившего имя от горы Бардо в Италии, и Иммулы или Ирмгарды 4, которую после смерти герцога Отто Швейнфуртского взял в жёны Экберт Старший, маркграф из Брауншвейга. В это же время он 5, по совету некоторых злодеев, построил в Саксонии и Тюрингии крепости, - обстоятельство, ставшее причиной многих бед. Несколько отклоняясь [от темы], повторим, что когда после смерти отца он остался 5-летним ребёнком, заботу о нём и о королевстве приняла по приказу прочих князей его мать Агнеса, почтенная императрица.

Марку 6, которую он 7 держал, король уступил своему двоюродному брату, графу Экберту фон Брауншвейгу.

Кроме всего прочего 8, говорят, что он почитал некий образ, наподобие пальца, доставленный из Египта; и всякий раз, как искал он у него ответ, нужно было совершить или убийство, или прелюбодеяние в один из великих праздников. Итак, несчастливо он жил, ибо жил, как хотел 9.

Год 1070.

Ведь его 1 замки, Скидинген 2 и Байхлинген 3, были разрушены королём, а чуть позже сын его, Деди Младший 4, [служивший] в конном войске, рождённый Одой 5, матерью Отто фон Орламюнде, отойдя однажды ночью по естественной нужде, был убит, поражённый в пах, засевшим в засаде убийцей. Кто был виновником его смерти, точно не известно, но в народе говорят, что убили его по проискам мачехи 6. Она была вдовой названного Отто; когда Отто и мать его Ода скончались, Деди Старший взял её в жёны и родил от неё маркграфа Генриха 7 фон Эйленбурга и графа Конрада, который был убит язычниками. Звали её Адела и была она родом из Брабанта, из замка, что зовётся Лования или по народному Лувен 8; братьями её были граф Генрих и Ренье 9.

Умер Ульрих, маркграф Каринтии; вдову его Софью 10, сестру Владислава, короля Венгрии, взял в жёны Магнус, сын Ордульфа, герцога Саксонии, и родил от неё 2-х дочерей – Вульфильду 11 и Эйлику 12. В этом году Бурхард, епископ Хальберштадтский, преданный заботе о душах, узнав, что некая служительница Божья по имени Бия, воспитанная в монастыре Матери Божьей, что расположен к западу от города Кведлинбурга, желает вести жизнь отшельницы, велел заключить её в подходящем месте под названием Гуйсбург 13. Чтобы не лишить её службы Божьей, он назначил тамошним священником Экхарда, каноника св. Стефана в Хальберштадте, которого та ещё прежде сделала поверенным тайного своего желания, и, выделив подходящее помещение, позаботился о необходимом для них обоих содержании; всё же епископ не знал, что души обоих давно уже склонялись к этому намерению. Место же это было возвышенное, была в нём курия Хальберштадтского епископа и примыкавшая к епископскому дому часовня, которую построил прежний епископ Бурхард и предсказал в духе пророчества, что когда-нибудь в ней самым достойным образом будет учреждена служба Божья. На 6-й год после этого там же была заключена и некая раба Божья из Гандерсгеймского монастыря по имени Адельгейда, убеждённая как откровением Божьим, так и доводами названного Экхарда, и взятая епископом Бурхардом из своего монастыря. По его убеждению ими были приглашены некоторые монахи, причём в этом им помог почтенный епископ Бурхард. Но и названный Экхард принял монашеское одеяние, стал там позже аббатом и прибавил к 2-м вышеназванным рабыням Христовым, Бие и Адельгейде, 3-ю Божью служанку по имени Ида из Кведлинбурга. Прежде ими какое-то время руководил Херранд 14, которому епископ Бурхард поручил Ильзенбургский монастырь, чтобы поднять монашеское благочестие, которое там ослабло. Итак, когда таким образом возник Гуйсбургский монастырь, господин епископ Бурхард освободил это место от своего суда, пожаловал десятину и прочие доходы, а также, пока был жив, оказывал верующим во Христа многие милости. Умер Зигберт, епископ Верденский 15; ему наследовал Рикберт 16.

Год 1071.

В этом году господин Бурхард или Букко, епископ Хальберштадтский, торжественно освятил главный монастырь в Хальберштадте, восстановленный в 12-й год после пожара, 9-го индикта, 17-го эпакта, 5-го конкуррента, в 5-й год лунного и 8-й год 19-летнего цикла, на 2-й день Троицы, 13 июня; в 7-м таинстве Духа Святого его сопровождали 7 епископов 1, поставленных во славу царя царей. На 2-м после него месте был Адальберт, архиепископ Бременский, на 3-м – Рикберт Верденский, на 4-м – Вернер 2 Страсбургский, на 5-м – Бенно 3 Оснабрюккский, на 6-м – Тиатгрим 4 Бранденбургский, на 7-м – [епископ] Бирки 5 по имени Иоанн. С великим ликованием совершал [с ними] обход также король Генрих, облачённый в королевские одежды. Его сопровождали епископы и многие аббаты с длинной процессией духовенства, герцог Отто 6 и многие князья королевства с бесчисленной толпой обоего пола, громко крича во славу Божью. Была [здесь] и прекрасная королева Берта с тёткой своей Иммулой или Ирмгардой и сестрой короля Адельгейдой 7, аббатисой Кведлинбурга. Этот блаженной памяти епископ, щедрейший в милостыни, скромный и совершенный в любви, пылал сильной страстью к строительству. Он основал базилику св. исповедника Лиутгера и одарил столь щедро, что она вскоре стала госпиталем, в котором ежедневно восстанавливали силы 12 больных бедняков, получая всё необходимое; в другой построенной им базилике – св. исповедника Алексея – он позаботился о постоянной службе Божьей. В городе Хальберштадте он основал великолепную церковь в честь св. апостола Петра и обогатил как мог; он упорядочил в ней жизнь каноников и, если бы прожил дольше, возвысил бы её больше, чем можно верить. Во всякое время стремился он только к тому, чего требовали разум и справедливость. Тщательно обдумывая, кому он обязан своей священнической заботой, он завязывал дружбу преимущественно с теми, кого признавал угодными Богу благодаря заслугам их жизни. Умер Ордульф или Отто, герцог Саксонии, сын герцога Бернгарда и герцогини Эйлики; его сыном был Магнус, которого король долго держал в плену.

Год 1074.

В это время умер доброй памяти папа Александр 1; ему наследовал Гильдебранд, называемый также Григорием VII, по званию монах и архидьякон Римского престола; при нём, из-за неслыханных заблуждений, вся церковь подверглась расколу. Хотелось бы привести здесь один, достойный упоминания случай из его детства 2. Когда он был ребёнком, его отец, плотник, был нанят в Риме за плату неким клириком для строительства своего дома. Между тем, мальчик расположил во время детской игры срезанные палки в виде букв, хотя совсем не знал грамоты. Названный клирик, застав его [за этим занятием] и увидев, что сделал мальчик, сложил из этих букв такие слова: “Буду править от моря до моря”. Сильно удивившись, он предсказал его отцу, что [мальчик] станет верховным понтификом апостольского престола. Поэтому он, как прежде задумал в душе, велел обучить его грамоте. Получив образование, [Гильдебранд] пришёл ко двору императора Генриха и поступил в распоряжение его капеллана, записывая всё, что тот велел. Был же он весьма смугл и некрасив лицом. Сын императора Генрих, будучи ещё очень малым ребёнком, увидел его и, испытывая презрение, говорил о нём многим [людям] насмешливо и непочтительно, чем часто вызывал смех императора. Однако, императрица восприняла это с неудовольствием и строго удерживала сына от этих оскорблений. Однажды ночью император увидел сон, будто сын его, подобно царю, сидит за столом, а этот школяр расположился напротив за другим столом, и осыпают они друг друга оскорблениями. Между тем, он увидел, как на лбу этого школяра вырос рог, которым, схватив противника, он сбросил его в грязь 3. Когда он рассказал этот сон императрице, та предсказала, что школяр этот станет папой и сбросит её сына с трона. Император, беспокоясь за сына и надеясь изменить промысел Божий, схватил этого школяра и отправил в замок Хаммерштейн 4, дабы тот умер там от голода. Императрица, не имея сил вынести это, вступилась за него на собрании многих князей, представив императору постыдность того, что он из-за своего сна хочет убить человека. Освободившись таким образом, [Гильдебранд] отправился пить из источника философии. Презрев, наконец, земной мир, он взялся за постижение философской истины. Став, само собой, монахом, он вместе со своим аббатом часто приходил в Рим, пока, наконец, папа Бенедикт 5 не призвал его и не назначил архидьяконом Римской церкви. Пребывая в этом звании, он, слыша дурную славу о жизни короля Генриха, часто из уважения к его светлейшим родителям убеждал его в письмах изменить свою жизнь. Став же преемником Александра на папском [престоле], он, пока хватало терпения, не переставал делать то же самое, что позже станет более понятно из его писем, приведённых в соответствующем месте.

Папа Григорий, созвав собор, предал анафеме симонистов, то есть тех, кто продавал и покупал дары св. Духа, а также велел отстранить от службы алтарям николаитов, то есть женатых священников, запретив мирянам слушать их мессы. Поскольку этот блаженный папа взошёл на престол без королевского согласия, с одобрения одних только римлян, были люди, которые утверждали, что он поставлен не канонически, но насильственно захватил папскую власть 6. Всё же ясно, что не из-за какого иного обвинения вызвал он на себя гнев князей, как из-за того, что [отверг] ересь симонии, которая приносила им огромную прибыль; клириков же он сильно раздражил тем, что слишком рьяно боролся с нечистой язвой николаитов, отстранив сих нечестивцев от службы алтарям.

Итак, в то время, как этот блаженный папа Григорий часто призывал короля Генриха к исправлению жизни, а тот отсылал ему смиренные приветствия, извиняясь и приписывая свои распутства как юным годам, так и дурным советам тех, которые играют большую роль при дворе, папа, наконец, призвал к покаянию некоторых из его друзей, по наущению которых захватил он многие епископства и монастыри. Когда же те оставили это без внимания, он отлучил их от общения католической церкви, а короля призвал ни в коем случае не вступать с ними в общение. Между тем, король, собираясь вторгнуться с войском в Саксонию, отправил папе покаянные письма, в которых просил, чтобы тот апостольской властью исправил в церковных делах то, в чём он, возможно, поступил вопреки справедливости; в этом он обещал ему свою верную помощь. Папских легатов, которых тот отправил к нему и посредством которых призывал его к покаянию, он также обнадёжил обещаниями. Легатами же были Гумберт, епископ Пренесте, и Геральд, епископ Остии. О том, как он по своему обыкновению нарушил эти обещания, будет сказано ниже.

Год 1075.

Король же, одержав победу 1, нарушил те обеты относительно своего исправления, которые дал папе в тяжёлых обстоятельствах, и среди прочих опять почтил своей дружбой отлучённых [от церкви]. В это время, среди прочих увещеваний, отправленных ему через легатов и письма, получил он от папы Григория такое письмо:

“От Григория, епископа, раба рабов Божьих, Генриху, славнейшему королю и возлюбленному сыну во Христе, привет и апостольское благословение! Когда я получил письма твоего величества, те, с кем мне следовало обсудить, что я должен, - обстоятельно, как положено, - ответить вашему посольству, находились далеко от Города, главным образом по причине нездорового воздуха. По той же причине, то есть опасаясь болезни, ваш посол, доставивший [эти письма], побоялся долго оставаться у нас. Но, так как мы желаем иметь мир, который есть во Христе, не только с Вами, кого Бог поставил на вершину власти, но и со всеми людьми, соблюдая права каждого, я желаю примкнуть к тебе всем сердцем и душой. Ведь я знаю, - думаю, что и тебе это небезызвестно, - что люди, которые искренне любят Бога и не испытывают перед Римской церковью и Римской империей, как судьями своих преступлений, страха, делами и молитвами стремятся установить между нами мир и согласие. Я потому выразил столь добрую уверенность, что ты стал доверять это наше дело, а скорее дело всей церкви, благочестивым людям, которые любят нас, а не наш несправедливый [образ действий], и в святом рвении ищут, как бы восстановить христианскую веру. Я же, коротко говоря, готов по их совету, с помощью Христовой, открыть для тебя лоно святой церкви, принять тебя как государя, брата и сына и предоставить тебе ту помощь, в какой ты нуждаешься, не требуя от тебя ничего взамен, кроме того, чтобы ты не отказывался преклонять свой слух к увещеваниям о твоём же спасении и не мешал бы воздавать славу и почёт Творцу твоему, как то подобает тебе. Ибо весьма недостойно, чтобы честь, которую мы требуем от служителей и братии нашей, сами мы перестали воздавать Творцу и Спасителю нашему. Итак, божественное обещание, где говорится: “Кто славит Меня, того и Я прославлю, а те, кто меня отринет, сами будут отринуты”, побуждает нас пожертвовать Ему то, что доставляет нам радость в этой земной жизни, дабы на небесах наслаждаться этим даром духовным. Что же касается высокомерия саксов, незаконно Вам противящихся, то оно по приговору Божьему стёрто с лица Вашего, и радоваться должна церковь миру, и огорчаться, ибо много пролилось крови христианской. Вы же старайтесь в подобных делах защищать более честь Божью и справедливость Его, нежели заботиться о собственном почёте. Ведь каждый князь с большей безопасностью может покарать тысячу нечестивцев ради справедливости, нежели поразить мечом кого-либо из христиан ради своей славы. Тот сотворил всё и правит, кто сказал: “Я не ищу себе славы”. О спасении своём мы позаботимся тогда, когда предпочтём во всех делах наших славу Божью. О Германе 2 же, которого некогда называли епископом Бамбергским, пусть ваше величество знает, что уже давно он, - об этом через некоего клирика его церкви мы отправляли наши письма Вам и нашему собрату, архиепископу Майнцскому 3, - лишён властью апостольского престола епископского и всякого священнического сана и предан анафеме, ибо не боялся следовать симонийской ереси и, как тиран, опустошал вверенную ему святую церковь. Поэтому мы и просили, а со стороны блаженного Петра предписывали и предписываем, чтобы в названной церкви был, согласно Богу, рукоположен такой пастырь, который с помощью Божьей оживил бы то, что разрушил вор и разбойник, и смог бы исправить то, что он разорил. Пусть, благодаря заслугам и вмешательству блаженных апостолов Петра и Павла, всемогущий Бог, от которого исходят все блага, защищает и охраняет Вас своей милостью в этой жизни и с двойной победой приведёт Вас к жизни вечной”.

Но король поступил в отношении этой вакантной кафедры по своему обыкновению, предложив избрать вместо этого Германа другого по имени Руперт 4, не потому, что жизнью и мудростью был он более достоин епископства, а потому, что был большим льстецом в отношении постыдных дел короля.

Год 1076.

За него 1 вышла замуж названная выше Матильда 2, дочь Беатрисы 3 от Бонифация, маркграфа из Ломбардии, которую позже взял в жёны герцог Вельф 4, сын Вельфа, герцога Баварии; но сыновей не имел от неё ни тот, ни другой.

Пасху 5 король отпраздновал в Утрехте, где передал своему сыну Конраду 6 герцогство Лотарингию; марку же, что зовётся Антверпен, он отдал Готфриду 7, племяннику 8 названного герцога Гоцело или Готфрида 9, который пылал неутомимой страстью к военному делу; позже он получил также и герцогство Лотарингию. Это тот самый Готфрид, который через 20 примерно лет, обратив всё, чем владел, в деньги, отправился с вооружённым отрядом в Иерусалим, взял его штурмом и стал там править. Отцом его был граф Евстафий 10, а матерью – Ида 11, сестра названного герцога Гоцело. Братьями его были Балдуин 12, который наследовал ему в королевстве Иерусалимском, и граф Евстафий де Бон.

Но и другие части королевства не были свободны от военных смут. Ведь те, кто не хотел дать Генриху согласие на устранение верховного понтифика, были послушны верховному понтифику, запретившему им служить [Генриху] после его низложения, как королю, и подверглись со стороны последнего тяжким преследованиям.

Год 1077.

Зима была сурова, богата снегом и весьма продолжительна. С 26 ноября по 14 марта все реки были скованы льдом.

Генрих же, блуждая по Италии, умом, а более духом не знал, что ему теперь делать. Ведь он знал, что если не придёт со смирением к папе и не будет освобождён им от анафемы, то не сможет вернуть себе королевство; он также боялся, что если и придёт он к папе, тот из-за обилия преступлений всё равно лишит его королевства или апостольской властью удвоит непослушному оковы. Всё же он избрал ту долю, в которой, как он полагал, была хоть какая-то надежда; найдя папу в замке Каносса 1, он, сложив с себя всё королевское облачение, одетый в рубище и власяницу, в течение 3-х дней стоял у ворот замка; заявляя, что небесное царство ему дороже земного и громко рыдая, он сумел добиться помощи и утешения апостольского милосердия; благодаря слёзам и молитвам всех, кто там присутствовал, с него были, наконец, сняты господином папой оковы анафемы, он опять был принят в милость общения и лоно матери-церкви, но не раньше, чем папа получил от него, - ради исправления в будущем его жизни, - ряд гарантий. Среди прочих условий было предписано, чтобы королевский наряд он вернул себе не иначе, как с разрешения папы; во-вторых, чтобы на пиру и в беседах избегал он отлучённых [от церкви]; в-третьих, чтобы в любое, угодное папе время, он был готов дать отчёт во всех, вменяемых ему преступлениях; в-четвёртых, чтобы ни он сам, ни кто-либо из тех, кого он может заставить, никоим образом не препятствовали людям, отправившимся из какого-либо места земли к могилам апостолов.

Однако, когда господин папа потребовал от него, как было предписано, удовлетворения за преступления, друзья [императора] схватили людей, доставивших папские письма, и обошлись с ними нечестно. Некоторые из князей, приверженцев апостольского престола, вторично отправили к нему письма с папскими требованиями, но он их не принял и не пожелал дать ответ на то, что ему было сказано. Тогда господин кардинал Бернгард, возглавлявший это посольство, возобновил, как ему было поручено, то отлучение, от которого [Генрих] условно, как сказано, был освобождён и опять запретил ему исполнять королевские полномочия. И вот, в марте месяце, по требованию Зигфрида, митрополита Майнцского, Адальберта 2, епископа Вюрцбургского, Отто фон Нортхейма и Бертольда 3, герцога Церингенского, саксы и швабы собрались в Форххейме 4; но и от других земель пришли послы, постановившие одобрить всё, что там будет принято для блага государства. Присутствовал также и апостольский легат, который апостольской властью утвердил всё, что те мужественно постановили относительно королевской власти. Из многих, кого сочли достойными избрания, саксы и швабы единодушно избрали, наконец, своим королём Рудольфа, герцога Швабии 5.

Итак, Рудольф, уроженец Швабии, будучи избран королём указанным выше образом, правил неполных 4 года, да и то только в тех частях королевства, которые отложились от отлучённого уже Генриха. За этим разделением королевства последовали внутренние войны и убийства, неслыханное разорение церквей и церковных средств. Ведь Генрих, вступив во вторично запрещённое ему королевство, удержал оставшиеся его части. Умножая старые дерзости новыми, он захватил для своих нужд, а также для нужд своих людей церковные, вернее епархиальные запасы, ибо королевские доходы в результате битв 2-х королей иссякли. Он также сражался с Рудольфом в очень суровых битвах, о которых будет сказано в соответствующем месте.

В этом году в городе Магдебурге архиепископом Вернером был освящён верхний алтарь соборной церкви в честь нашего Спасителя, св. Марии, св. апостола Петра, святых мучеников Маврикия, Иннокентия и их спутников, а также мучеников Тимофея и Аполлинария. Умерла Агнеса, благочестивой памяти императрица.

Год 1078.

Папа Григорий провёл в Риме, в церкви Спасителя, что зовётся Константиана, собор, в котором приняли участие 100 архиепископов и епископов, и бесчисленное множество клириков и мирян различного ранга; укрепив на нём статус папы, он многое, что следовало исправить, исправил, а многое, что следовало укрепить, укрепил. Среди прочего он прибавил в конце соборного акта и велел записать для вечной памяти потомков следующее: “Поскольку мы видим, что многие, по вине грехов наших, гибнут из-за отлучения, частью по незнанию, частью по простоте, то ли от страха, то ли по необходимости, мы, склонные к милосердию, своевременно и насколько можем, смягчаем приговор анафемы. Так, в силу апостольской власти мы освобождаем от уз анафемы женщин, детей, сервов, служанок, крепостных, крестьян, служащих и всех, кто не настолько близок ко двору, чтобы по их совету могли совершаться преступления, а также тех, кто, не ведая, общается с отлучёнными и тех, кто общается с теми, кто общается с отлучёнными. Если какой-либо посол, чужеземец или путник войдёт в страну отлучённых, и не может ничего купить или не имеет на что купить, мы даём [ему] разрешение принимать это от отлучённых. И если кто-нибудь пожелает дать что-либо отлучённым не ради поддержки гордыни, но ради человечности, мы этого также не запрещаем”.

Год 1079.

Разделение, скорее раскол Тевтонского королевства, честолюбивая борьба 2-х королей за обладание им, и среди этого разрушение, неслыханное рабство и угнетение церкви Божьей продолжалось также, как и началось. Но вот, схватки между ними прекратились, и борьба стала вестись только дипломатическими методами. Поскольку оба короля искали поддержки у господина папы, податели писем активно сновали от одной стороны к другой. Однако, тем, кто был на стороне короля Рудольфа, очень сложно было отправлять послов, ибо прежде доступный для всех путь туда был закрыт старанием Генриха и его сторонников.

Король Рудольф поставил архиепископом в Магдебурге Гартвига 1 в тот самый день, когда год назад был убит его предшественник 2. Цейцскую же церковь он поручил Гунтеру 3, брату графа Вильгельма фон Камбурга, которого Магдебургская церковь, чьим сыном он был, страстно желала иметь своим главой.

Король Рудольф предпринял поход против вестфалов, которые, откупившись дарами, заключили с ним мир. Таким же был и его поход в Гессен, когда был сожжён Фрицлар вместе с монастырём, который построил св. Бонифаций. Подобным был поход Генриха в Швабию против сторонников Рудольфа.

Год 1081.

На Рождество Господне поднялся столь сильный ветер, что гибель грозила всему миру.

У короля Генриха родился сын Генрих Младший 1. На Рождество Господне поднялся столь сильный ветер, что гибель грозила всему миру.

Год 1082.

В этом году архиепископом Гартвигом и епископами Готшалком 1 и Гифродом 2 был освящён в пригороде города Магдебурга монастырь св. Иоанна Крестителя. 4 мая умер Удо Старший 3, саксонский маркграф. Жену его звали Ода 4, а происхождение её было следующим. Граф Рудольф, родом из Вестфалии, из места, что зовётся Верла, брат императрицы Гизелы, родил сына по имени Герман 5, который, взяв в жёны Рихенцу 6, родил от неё эту Оду. Та же родила названному Удо Генриха 7, Удо 8, Зигфрида 9, Рудольфа 10 и дочь, которую звали Адельгейда 11; последнюю взял в жёны пфальцграф Фридрих фон Путелендорф; когда же он умер, на ней женился Людвиг Старший, ландграф Тюрингии. Мать названной Оды вышла после смерти графа Германа замуж за бывшего некогда герцогом Отто фон Нортхейма, и родила от него светлейших мужей: графа Генриха Толстого 12, отца императрицы Рихенцы и пфальцграфини Гертруды, графа Зигфрида фон Бойнебурга 13 и графа Коно фон Байхлингена 14, а также 3-х дочерей, одну из которых – Этелинду 15 – взял в жёны Вельф, герцог Баварии; после того, как он с ней развёлся, [Этелинда] стала женой графа Германа фон Кальвеланге и родила ему графа Германа 16. 3-ю же взял в жёны граф Конрад фон Арнсберг 17 и родил от неё графа Фридриха. Итак, когда Удо Старший умер, ему наследовал его сын маркграф Генрих. Женой его была Евпраксия 18, дочь русского короля, которую на нашем языке звали Адельгейда и на которой позже женился император Генрих.

Год 1083.

Лето было настолько жарким, что огромное множество рыбы погибло в реках. Много детей и стариков погибло от дизентерии.

Был заключён мир Божий. Отто фон Нортхейм, мудрый и очень благородный муж, бывший некогда герцогом Баварии, но незаконно отстранённый королём Генрихом, умер 11 января. Дедом его был граф Зигфрид фон Нортхейм, родивший от графини Матильды Зигфрида, который убил великого маркграфа Экхарда 1, и Бенно, который от графини Эйлики родил того самого Отто, о котором мы ведём речь. Это последний оставил [после себя] сыновей и дочерей, которых родила ему герцогиня Рихенца и о которых будет сказано в соответствующем месте.

Год 1084.

Большое собрание князей состоялось в селении Герштунген 1 ради восстановления мира между ними и королём; но они разошлись, ничего не сделав.

Год 1085.

Рождество Господне император Генрих провёл в Кёльне, а король Герман 1 в Госларе, причём очень многие, жаждущие новой власти, стекались к его двору. Подобным образом Рождество Господне отпраздновали: папа Григорий в Салерно, а его противник 2 – в Риме. Вслед за тем, 20 января, ради устранения столь бесконечного противостояния, в тюрингенском селении Перкстаде 3 с обеих сторон собрались князья. С одной стороны были архиепископы: Отто из Остии, удалившийся от своего Гебхарда 4 из Констанца, Гартвиг Магдебургский и Гебхард 5 Зальцбургский, который обиду Христову предпочёл богатствам египетским; а также епископы: Удо 6 Хильдесхаймский, Бурхард или Букко Хальберштадтский, Гартвиг 7 Верденский, Вернер 8 Мерзебургский, Гунтер из Цейца, Бенно 9 Мейсенский и Генрих 10 из Падерборна, назначенный, но до сих пор только субдьякон. С другой стороны – Лиеммар 11 Бременский и те, кто принял паллий от папы этой партии, - Майнцский, Трирский и Кёльнский [архиепископы] и все подчинённые [епископы], оказывавшие им содействие. Защиту своего дела вели: с одной стороны – Гебхард, архиепископ Зальцбургский, с другой же – [архиепископ] Майнцский – чтением, и Утрехтский – словом. Навострив уши, стояли различные светские лица, словно в силу обстоятельств мятежнейшего времени дело должно было решиться ангельским судом. Начав, [архиепископ] Зальцбургский сказал: “Мы пришли, чтобы, как было условленно, доказать, что нам не дозволено вступать в общение с теми, которые, как нам сказано, отлучены [от церкви], и, особенно, с теми, которых папа, беспрекословно овладев апостольским престолом, отлучил на вселенском соборе, сообщив нам в письмах об их отлучении, о причине отлучения и о запрете вступать с ними в общение”. Сказав это, он, чтобы придать веру словам, представил множество апостольских писем, скреплённых папской печатью, и авторитетом Евангелия и апостолов, декретами епископов апостольского престола, а также различными канонами доказал, что эдикты папы следует соблюдать и что нельзя вступать в общение с теми, кто объявлен отлучённым [от церкви]. Напротив, [архиепископ] Утрехта сказал: “Никто из нас не отрицает ваших изречений, однако мы не считаем отлучённым [от церкви] нашего государя, дело которого здесь обсуждается, ибо папа поступил с ним незаконно, отлучив того, кого отлучать не имел права”. Когда Майнцский [архиепископ] собирался уже доказать сказанное чтением [соответствующей главы], Зальцбургский, не откладывая ответ, заметил, что согласно установлениям Геласия, а также Никейского и Сердикского соборов никому не дозволяется вступать в общение с отлучённым, - пусть даже его отлучили несправедливо, - до справедливого суда в присутствии обеих сторон и до того, как отлучение будет снято тем, кто его наложил. И вот, Майнцский [архиепископ], когда наступила желанная тишина, зачитал главу о том, что нельзя вызывать на собор, судить и осудить того, кто претерпел урон в делах своих. Зачитав это мирянам, он заявил, что папа не имел права отлучать [от церкви] их государя после того, как тот лишился большей части королевства, когда от него отпали саксы и некоторые швабы. На это [архиепископ] Зальцбургский сказал: “Глава эта истинна не для всякого случая, и то, что авторитет её не защитит от апостольского отлучения того, о ком вы заботитесь, мы легко докажем; однако, мы подвергли бы опасности наше собственное положение, если бы вопреки эдиктам пап Геласия, Николая и многих других стали обсуждать приговоры апостольского престола, ибо его [право] судить обо всей церкви, и ничьё – о нём самом. Поэтому, в самом начале, когда было условленно о дне этих переговоров, мы ограничили данную акцию следующим условием: мы заявили, что не дадим вам никакого ответа относительно иного дела, кроме того, о чём вынуждены согласно католическому закону, а именно, что мы не вступим в общение с теми, о ком епископ апостольского престола объявил нам в достоверном послании, как об отлучённых им [от церкви] и с кем запретил вступать в общение. То, что мы согласились на эту встречу при этом, а не каком-то ином условии, пусть засвидетельствуют ваши посредники в этих переговорах”. Так, когда эти не желали преступать законы отцов, а те требовали обсудить на улице, при подчинённом судье то, что следовало решить в Риме, стороны расстались, ничего не решив. На следующий день собрались саксы и тюринги, чтобы узнать, кто вместе с ними будет оказывать сопротивление до конца, а кто хочет их покинуть. Удо, епископа Хильдесхаймского, брата его Конрада 12 и графа Дитриха 13 обвинили в том, что они перешли к злейшему их врагу Генриху и обещали предать ему родину. Однако те, протестуя, заявили, что до сих пор не обещали Генриху никакого подчинения, хотя и не отрицали, что говорили с ним и что от них потребовали дать заложников, дабы обеспечить обещанную верность их земляков. Когда они стали громко возражать, что не соответствует их природному достоинству, чтобы те, кого это меньше всего касается, призывали их к защите отечества, князьями и защитниками которого до сих пор были именно они, некоторые из [саксов] яростно бросились на Дитриха, графа выдающегося достоинства, и убили его, а епископ, его брат и их товарищи бежали. Не медля, собираясь отомстить за это оскорбление, епископ Удо прибыл во Фрицлар к Генриху, который вышел ему навстречу, и подчинился его власти. Обещая быть посредником и убедить саксов оставить короля Германа, он получил от Генриха клятву в том, если саксы обратятся и признают его отцовскую власть, он никогда не нарушит то право, что со времён их завоевателя Карла они имели как самое удобное и почётное, и что если кто-то из его людей обойдётся с кем-нибудь из саксов вопреки закону, он в течение 6 недель со дня объявления ему о случившемся уладит это посредством достойного возмещения. Прочие князья его и епископы также поклялись, что если Генрих когда-либо нарушит это положение, они не будут ему опорой против Саксонии. Епископ тотчас вернулся в свои [земли] и, обещав землякам то, в чём ему присягнули, многих привлёк в ту партию, к которой пристал и сам. Генрих, чтобы не упустить столь желанный для него случай, объявил о походе, собираясь напасть на Саксонию. Герман собрался выйти ему навстречу с теми, кто у него ещё оставался, но сборам обеих сторон помешал грядущий 40-дневный пост, в течение которого и вплоть до 8-го дня Троицы был клятвенно [обещан] Божий мир и даже оружие носить было нельзя. В Майнце, в день очищения св. Марии 14 Майнцским [архиепископом] были посвящены [давно] уже назначенные епископы, - одного назначили 7 лет назад, другого – 4, - Зигфрид 15 Аугсбургский и Нортберт 16 Курский, хотя большую часть Аугсбургской епархии до сих пор удерживал Гвиго, посвящённый архиепископом Зигфридом в Госларе при короле Рудольфе. Ты увидел бы тогда лицо Саксонии разительно изменившимся. Ведь те, которые прежде утверждали, что они противостоят Генриху только ради защиты апостольского престола, которые дали клятву никогда не вступать с ним в общение, пока отлучение не снимет тот, кто его наложил, то есть папа Григорий, забыв уже о том, что этот папа насильственно изгнан, король Герман бесчеловечно брошен, не только вступили в общение с Генрихом посредством частых посольств, но даже признали его императором, хотя он был посвящён отлучённым [от церкви]; они соревновались друг с другом в получении его расположения, полагая, что тот повредит сам себе, кто не сделает Генриха, собиравшегося уже овладеть Саксонией и всем Тевтонским королевством, обязанным себе за своё восстановление. И вот, сговорившись, почти вся Саксония с такой же страстью потребовала себе назад отлучённого, с какой яростью прежде изгнала его, ещё не отлучённого. Правда, архиепископы вместе с епископами возражали, но сказка сказывалась глухим, ибо те, кто был твёрд и возрастом, и нравом, а именно Отто, бывший герцогом Баварии, маркграф Удо и граф Дитрих уже умерли и власть в Саксонии перешла к колеблющейся молодёжи. Соблазнённые многими обещаниями Генриха, они согласно приняли условие, что никто из них не будет участвовать в лишении Генриха его наследственного королевства, ибо он, познав на себе силу саксов, исправился и желает вернуть им законы их отцов; у них не осталось более причин для войны, когда завоёвано то, ради чего они боролись. При таком положении дел ожидалось окончание мирного состояния, а именно середина лета.

Низложен Готшалк, аббат св. Альбана; вместо него избран Адальман. Умер Фолькмар, аббат Ниенбурга; ему наследовал Эремберт. Император Генрих, собрав большое войско, вступил в Саксонию и опустошил её, в то время как сопротивление ему оказывал маркграф Экберт 17. Действуя неразумно, император поставил в Саксонии некоторых только именем епископов. Был изгнан Букко, епископ Хальберштадта, церковный муж, и поставлен Хамецо; обращён в бегство Гартвиг, архиепископ Магдебурга, и поставлен Гартвиг 18, аббат Херсфельда. А когда Рейнхард, епископ Миндена, вступил согласно истинному призванию в Хелмварденский монастырь, епископство получил его соперник Фолькмар 19. Однако, этот Рейнхард несколько позже опять вернулся в своё епископство. Генрих же, разбив в летнее время лагерь на зелёных лугах близ Магдебурга, вступил со своими князьями в город и был там принят согласно королевскому обычаю. Но, так как из-за страха перед его прибытием архиепископ Гартвиг вместе с Букко, епископом Хальберштадтским, и королём Германом удалились к датчанам, он и поставил тех епископов, о которых мы сказали выше, а именно: в Магдебург – Гартвига, аббата Херсфельда, а в Хальберштадт – Хамецо, каноника тамошней церкви, дядю Людвига, ландграфа Тюрингии. Вслед за тем, после его ухода, из Дании вернулись епископы и уже сам Генрих был вскоре изгнан из отечества вместе с этими назначенцами.

Умер Готшалк, епископ Гавельберга.

Год 1086.

Граф Герман 1, дядя герцога Магнуса, умер без законных сыновей.

Год 1087.

Конрад, сын императора, был посвящён в Ахене в короли Сигевином 1, архиепископом Кёльнским. В Шпейере ради умиротворения государства собрался многочисленный съезд князей со всего королевства, но из-за действий некоторых из них возникло ещё большее несогласие. Император предпринял поход в Саксонию, но по совету своих друзей вернулся в Херсфельд. Со стороны саксов к нему сюда прибыл маркграф Экберт ради заключения обоюдного мир. Когда он наобещал от себя императору всяческие блага, император распустил войско, а Экберт отказался затем от всех благ, которые обещал, показав себя с тех пор уже не тайным, но явным врагом императора. Соломон 2, некогда король Венгрии, и Кнут 3, король Дании, были убиты своими [подданными]. Генрих 4, маркграф Штаденский, сын Удо, умер бездетным, и маркграфом стал его брат Лиутгер по прозвищу Удо 5. Он отдал своё Штаденское графство Фридриху 6, который держал его 40 лет. Этот Удо, его мать Ода, брат его Рудольф и муж их сестры Фридрих, пфальцграф фон Путелендорф, изгнав по совету Херранда, епископа Хальберштадтского, и других благочестивых мужей клириков из построенного ими места Гарзефельд, разместили там монахов. Так приорство, которое там было, стало теперь аббатством. Женой этого Удо была Ирмгарда 7, сестра Хелприка, графа фон Плёцкау; он имел от неё сына по имени Генрих 8 и 2-х дочерей 9.

Прибытие мощей св. Николая в Бари.

Год 1088.

Умерла императрица Берта и погребена в Шпейере. В это время Бурхард или Букко, почтенный епископ Хальберштадтский, вместе с другими, равно католическими мужами, решительно отказался от [всякого] общения с императором Генрихом, решив лучше претерпеть какую угодно крайность, нежели вступить с ним общение. Но так как подобные радуются подобным, а преступление уравнивает тех, кто совершает пакости, маркграф Экберт 1, упорно содействуя неправой стороне, стал открыто действовать против почтенного епископа и в воскресенье, в середину 40-дневного поста огнём и мечом опустошил пределы его епархии, дабы силой заставить праведного мужа подчиниться своей тиранической власти. Однако тот, претерпев ранее из-за своей справедливости многие лишения, - ведь в течение многих лет он находился в плену и изгнании, лишь благодаря удивительной милости Божьей избежав смертельной опасности, - равнодушно взирал на все неприятности; всё же, мучаясь пастырской заботой о вверенных ему овцах, он через послов просил о мире, умоляя сберечь собственности св. Стефана, просил перемирия до ближайшего воскресенья, дабы в Госларе провести с друзьями доверительную беседу, и едва добился просимого срока. Экберт же, коварно согласившись с его просьбой, не оставил в душе укоренившуюся там злобу, но изо всех сил продолжал начатую против Божьего человека несправедливость. Так, упреждая их приход в Гослар, он, тайно вызвав некоторых горожан, путём ряда благодеяний резко усилил партию императора; сторонников же противной [партии] он обвинил во многих грехах и путём различных ссылок постарался выставить не заслуживающими прощения. Таким гнусным действием достопамятному мужу была подготовлена тайная засада, чтобы, когда при какой-либо случайности возникнет мятеж, он вместе со своими сторонниками был застигнут внезапной смутой и убит. И вот, за 3 дня до Вербного Воскресенья муж Божий Бурхард пришёл в Гослар со своими министериалами; здесь был также с немалой свитой Гартвиг, архиепископ Магдебургский; прибыл и граф Коно фон Байхлинген, сын Отто, бывшего некогда герцогом, вместе с многими саксонскими и баварскими князьями. Всех их привлекла сюда как ненависть к маркграфу, так и любовь к епископу и одно желание, одна воля была у всех – бороться против всех планов [Экберта] и всеми силами помогать епископу в любом его начинании. На следующий день епископ Бурхард открыл намерение своего сердца самым доверенным из тех, которые собрались, уверяя, что ослабленный как длительной болезнью, так и возрастом, - 60-летний уже [старик], - он не пригоден более для военных смут, но, пока жив, решил избегать общения с тираном, как смертоносной чумы. Поэтому ему будет особенно по сердцу, если решением нынешнего собрания он, пока не решится судьба их дела, отправится в изгнание, где навсегда избавится не только от общения, но и от самого вида тирана. Когда это и прочее было оговорено, и с обеих сторон сказано много слов, они под предлогом отдыха разошлись, с условием по прошествии этой ночи опять собраться и ещё более тщательно обсудить отдельные [вопросы]. Уже каждый вернулся под своды своей гостиницы, уже блаженный владыка, отложив заботы, привёл свою, привыкшую к созерцанию Бога душу в состояние покоя, когда внезапно в городе началось восстание и [горожане] с мятежными криками бросились к оружию. Поскольку пришёл один из спутников епископа, некий Вольфер, из знатнейших рыцарей св. Стефана, и поскольку искали повод, [мятежники], яростно напав на его воинов, убили и его, и его соратников. Ты увидел бы, как замечательной красоты мужи, стройные телом, выдающиеся силой, внезапно были застигнуты мятежом и словно простой скот поражены и растоптаны. Наконец, [мятежники] толпой сбежались к жилищу Божьего мужа и, дабы не мог он никуда бежать, окружили здание со всех сторон. Тот же, не ведая о происходящем, был разбужен криками мятежной толпы и укрылся в каменной комнате немалой крепости, где подвергся нападению, когда через окно заговорил с ними, и был поражён мечом, когда протянул руки в знак того, что сдаётся. Некоторые, между тем, силой взломав стены и двери, свирепствовали со всевозможной жестокостью, и всех, найденных там, даже беззащитных детей, убивали. Затем дикая толпа взобралась на крышу здания, - она была покрыта каменной черепицей, балками и густым тесом и защищена от всякой опасности пожара, - и дружно принялись её разрушать. Блаженный владыка, увидев, что всё здание до верху заполнено [людьми], протянув в молитве, по примеру блаженного мученика Лаврентия, [сложенные] в форме креста руки, бросился на землю и с задушевными молитвами и стонами вверил дух и душу свою милосердию Всевышнего. Не медля, нечестивцы набросились на праведника с камнями, палками, железом, свирепствуя против него со всевозможной жестокостью. Ведь должно было исполниться видение, которое могущественный муж Эзико видел о нём 13 лет назад, а именно: он с величайшей радостью увидел, что [епископ находится] в собрании одетых в белое мучеников различного пола и возраста, блистающих окроплёнными кровью столами, и отличается точно таким же нарядом и украшением. И вот, когда невинный и праведный [муж] был поражаем градом сыплющихся камней, наказан без причины, ослабев как от старости, так и от болезней, - ведь он до того был подавлен подагрой, что уже почти 8 лет не мог выходить к людям без экипажа или помощи какой-либо повозки, - и в столь многочисленных мучениях оставался твёрд в молитве, пока за добрую битву, которую вёл, за курс, которым следовал до конца, за веру, которую хранил, не был ему уготован венец праведника, вскоре полученный им от справедливого судьи. Наконец, один из них, более свирепый, чем прочие, изо всех сил поразил жертву Христову копьём, оставив в его груди наконечник, который, когда было извлечено древко, остался в теле Божьего мужа. Между тем, его вассалы, которые незадолго до того, как горожане восстали, бежали из города, опять обрели уверенность: большинство подожгли город, а прочие, вооружившись, поспешили вырвать из рук палачей хотя бы бездыханное тело своего господина. И вот, увидев их, враги устрашились духом: одни разбежались из страха перед вооружёнными людьми, другие, напуганные взметнувшимися [языками] пламени, решили позаботиться о своих домах. И вот, когда поднялся такой ужас, почтенный епископ был положен на носилки и той же ночью доставлен в Ильзенбургский монастырь, который прежде, лишённый почти всякого религиозности, он реформировал в соответствии с правилами монашеского благочестия, одарил землями и различными дарами и наметил в качестве места своего упокоения, - он и ныне покоится там. Доставленный согласно своему желанию в этот монастырь, он, громким голосом начав гимн “Уже добрый пастырь Пётр”, пропел его вместе со своими клириками, и 2-й стих, и 3-й продолжал с прежней силой. Затем, следуя с должным почтением правилу католической веры, он признался, что истинно веровал: сердцем в справедливость, устами во спасение, и со смиренной преданностью принёс милости Божьей сладчайший фимиам чистотой молитвы и приятную жертву сокрушённым духом. Доставленный затем в тайную комнату, он в течение всего дня вёл беседу о духовном, приобретая духовное духовным, но никому ничего не открыл о поразившем его тело острие. Так, некоей благочестивой рабе Божьей, доверительно спросившей его об этом, он кратко ответил, что это-де ведомо Богу, от которого у него нет секретов. Уже солнце склонилось к закату, когда боль поразила его жизненно важные [органы]; сделав открыто, в присутствии многих благочестивых – монахов, клириков и мирян слёзную исповедь о своих грехах и исполнив всё согласно обычаю, он, зрелый заслугами и годами, 7 апреля, в четверг, взволнованно начав посвящение: “Верую в единого Бога”, вступил на путь всякой плоти, чтобы, так сказать, солнце закатилось вместе с солнцем. Когда почтенное тело было выставлено ради омовения, наконечник, что скрывался в нём, стал виден всем желающим и погребён затем вместе с ним, как он того и хотел, чтобы и на Страшном суде засвидетельствовать всему миру о его мучениях. Погребли его в том же монастыре, в середине хора, как он и хотел. Сильное землетрясение произошло 11 мая.

Год 1089.

Лиеммар, архиепископ Бременский, и граф Бертольд, любимец императора, были взяты в плен.

Год 1090.

Рождество Господне император Генрих отпраздновал в Регенсбурге. Он также провёл в Шпейере собрание о заключении мира. Аббат Херранд, он же Стефан, был избран Хальберштадтским епископом, а Гебхард 1, возмужав, - поставлен епископом Регенсбурга. Также умер Гусман 2, епископ Шпейерский; вместо него был поставлен Иоанн 3.

Адальберон 4, 20-й после блаженного Бурхарда епископ святейшей Вюрцбургской церкви, был поставлен после смерти господина Бруно 29 июня и прожил 45 лет, 3 месяца и 7 дней, хотя на его место ставились 2 епископа – Мейнхард Младший 5 и Эмехард 6. Умер он 6 октября в поместье своего отца и был погребён в своём монастыре Ламбахе 7, где и покоится в мире.

Год 1091.

Аббат Марквард 1 и старшие [монахи] Корвея искали и нашли тело св. Вита.

Епископ Эрп 2 и граф Бодо отправились со многими в Иерусалим.

По случаю этого выступления кажется полезным сообщить кое-что о более давних [событиях]. Так вот, когда много лет назад Иерусалимской церковью правил патриарх Орест 3, из Вавилонии пришёл султан Ахим 4, племянник патриарха Ореста, отправил своё войско в Иерусалим и разрушил все, - а именно 4 тысячи, - церкви, а дядю своего, патриарха, велел увезти в Вавилонию и там его убил. Патриарху Оресту наследовал Феофил 5, Феофилу – Никифор 6; он, с разрешения султана Ахима, построил нынешний храм св. Гроба. Никифору наследовал Софроний 7. Итак, при этих патриархах Иерусалим стал собственностью сарацинских граждан и служил Вавилону, который тогда был столицей Египетского царства. Оскудевшее в нём благочестие христианского исповедания откупалось ежедневной данью.

В то время, когда турки 8 напали на Иерусалим и сарацин, многих убили и овладели городом, патриархом Иерусалимским был Софроний. После него был Евфимий 9, после [Евфимия] – Симеон 10, во время [правления] которого пришли франки во главе с герцогом Готфридом и взяли, как будет сказано позднее, город 11.

Год 1094.

Произошёл разрыв между императором Генрихом и его женой Адельгейдой 1.

Саксы и тюринги сражались друг с другом.

Год 1095.

19 мая скончалась также блаженной памяти герцогиня Софья 1. В это время, когда Римскую церковь возглавлял владыка Урбан 2, в Германии правил император Генрих IV, в Греции Алексей 3, а во Франции Филипп 4, повсюду согласно евангельскому пророчеству род поднялся на род и царство на царство, крупные землетрясения [прошлись] по [отдельным] местам, чума, голод, страх небесный и знаки великие, и так как уже во всех народах труба евангельская возвестила о приходе праведного Судьи, то и вся церковь рассматривала эти знамения, как пророческие, дающие знак всему миру. За сим последовал поход в Иерусалим, устроенный не столько людским, сколько Божьим [промыслом], со всего почти мира, но особенно из пределов, относящихся к западным королевствам.

Год 1096.

Однажды, с наступлением вечера, когда на небе не было ни облачка, в различных местах возникли огненные шары и опять скрылись в другой части неба. Чтобы стало ясно, что означали эти знаки, в пределах Испании объявился некий [муж], имя которого было Пётр 1 и который, как говорили, был поначалу затворником, а затем покинул свою келью; своей проповедью он возбудил весь Прованс, причём не только простых людей, но и королей, герцогов и прочих власть предержащих, скажу более, даже епископов, монахов и прочие церковные чины, убедил их следовать за собой, показывая всем некую грамоту, которая, как он утверждал, упала с неба, и где было сказано, что все христиане со всех концов света должны, взяв оружие, отправиться в Иерусалим и, изгнав оттуда язычников, навсегда завладеть им и его пределами; это он подтвердил свидетельством из Евангелия, где Иисус, говоря о разрушении города, так закончил свою речь: “Иерусалим, - говорит, - будет угнетаться язычниками, пока не исполнятся времена языческие”. Итак, все согласились с его словами и вот – царства были покинуты правителями, города – пастырями, сёла – жителями; не только мужчины и дети отправились в этот поход, но даже многие женщины.

В эти дни поднялся некий воинственный муж, граф тех земель, что лежат вокруг Рейна, по имени Эмико 2, известный прежде своей чрезмерной склонностью к насилию, а теперь, как говорят, подвигнутый к такого рода благочестию божественными откровениями, и взял к себе под начало 12 тысяч крестоносцев. Они открыто заявили, что желают отомстить за Христа язычникам и евреям. Потому-то в городе Майнце и перебили тогда примерно 900 евреев, не щадя ни женщин, ни детей. Епископом города был тогда Рутард 3, к помощи и защите которого прибежали евреи со своими богатствами; но ни епископ, ни воины его, которых было тогда при нём очень много, не смогли ни защитить, ни вырвать евреев из рук иерусалимцев, ибо, вероятнее всего, христиане не желали сражаться с христианами за евреев; когда напали на епископский двор, где те прятались, а затем ворвались также во внутренние покои этого архиепископа, все евреи, кого там нашли, были истреблены. Произошла эта резня евреев перед Воскресеньем на Троицу, во вторник; тяжело было видеть, как из города Майнца на телегах вывозились многочисленные и огромные груды тел.

Подобным образом евреи были перебиты и в Кёльне, Вормсе и других городах Галлии и Германии, кроме тех немногих, которые были вынуждены прибегнуть к крещению, хотя их не следовало принуждать к вере вопреки их желанию.

Год 1097.

Умер Гартвиг, епископ Верденский; ему наследовал Мацо 1. В этом году, в марте месяце начался поход в Иерусалим 2. Готфрид, герцог Лотарингии, муж славнейшего рода, оружия и нрава, обративший в предыдущем году всё, чем владел, в деньги, приобрёл сильную армию и крепкую веру и отправился в поход через восточную Франконию; его не устрашили венгерские беглецы 3, и он, получив разрешение императора Генриха, а также короля Коломана 4, прошёл со своими людьми, а также алеманнами 5, саксами и швабами через Паннонию и Болгарию. Подобным образом [действовали] и другие князья; вот их имена: Гуго Великий 6, брат короля Франции Филиппа, Боэмунд 7, князь Апулии, сын Роберта Гвискара, Балдуин 8, брат герцога Готфрида, позднее правивший в Иерусалиме, Раймунд 9, граф из Св. Эгидия вместе с готами и басками, Роберт 10, граф Нормандии, сын короля Англии Вильгельма, Роберт 11, граф Фландрии, Стефан 12, граф Блуа, граф Балдуин из Монса и Балдуин, граф Гента. В разное время в Иерусалимский поход отправились также архиепископ Пизанский из Тосканы, епископ Страсбурга 13 и Аймар из Пуату со своими земляками; а кроме них также брат короля Дании 14 с 2-мя епископами и многие другие князья со всей Европы.

Год 1098.

Рождество Господне император Генрих отпраздновал в Страсбурге.

Год 1099.

Пасху 1 император Генрих отпраздновал в Регенсбурге, где внезапно возникла сильная смертность. Она поразила пфальцграфа Рабодо 2 и его двоюродного брата Ульриха 3, считавшихся очень богатыми, а также огромное количество людей низкого звания, погубив немало народу по городам и весям. Конрад, епископ Утрехта 4, был убит фризским купцом в среду после Пасхи; ему наследовал Бурхард 5. Умер Герман, архиепископ Кёльнский; вместо него был поставлен Фридрих 6. Умер также Ульрих 7, епископ Эйхштетта. Аббатом Магдебурга стал Хильдибольд, который ввёл там Хиршауские порядки. Урбан, римский понтифик, скончался и погребён в кафедральной церкви Рима, то есть в [соборе] св. Петра.

Год 1100.

В этом году была очень суровая зима; многие земли поразил также голод, и была сильная смертность. Община Ильзенбургских монахов, не желавшая подчиняться Фридриху 1, отлучённому [от церкви] Хальберштадтскому узурпатору, и исполнять его распоряжения, была вынуждена по этой причине покинуть монастырь. От смерти Бурхарда II до избрания Рейнхарда насчитывается 18 лет. В эти годы малое время правили канонически избранные дьякон Титмар и аббат Херранд; из них первый был отравлен ядом и сразу умер, а второй – изгнан еретиками, после чего ими был поставлен епископом другой Титмар, а именно дядя императора Лотаря. Когда же и он умер, не получив посвящения, они поставили вместо него Фридриха, хотя ещё жив был епископ Херранд; так, в течение стольких лет церковь сильно утеснялась еретиками и раскольниками. Отто, аббат Ильзенбургский, отправившись ради Христа в Иерусалим, в Адрианополе покинул этот мир и был погребён в монастыре Богородицы Марии. Умер Отто 2, епископ Страсбурга; вместо него был поставлен Балдуин 3, который прожил два месяца и тоже умер. Пфальцграфиня Адела 4, или Адельгейда, скончалась по пути в Рим. Она и её сестра Кунигунда были дочерьми маркграфини Аделы от маркграфа Отто 5. Маркграф Удо и прочие саксы, в большом числе напав на варваров, что зовутся лютичами, со славой их победили и после 4-х месяцев осады овладели городом Бранденбургом. Вильгельм 6, король Англии, был застрелен из лука. Его брат Генрих 7, желая во спасение души его построить в этом месте монастырь, был удержан [от этого]. Ведь ему открылось, будто того несут два дракона, говоря, что его ничто уже не спасёт, ибо в его времена были разрушены все [строения], которые его предшественники соорудили в честь Господа. Бржетислав 8, князь Чехии, возвращаясь ночью накануне св. Фомы 9 с охоты, был поражён неким охотником, выскочившим из засады, рогатиной в пах, и через 2 ночи, 22 декабря, скончался; княжество унаследовал его брат Боривой. В то время Чехия долгие годы жестоко страдала от гражданских распрей, ибо страной этой, не слишком обширной, правило уже слишком много правителей княжеского рода. А у чехов есть закон, согласно которому княжеская власть всегда принадлежит самому старшему из князей. В это время жили многочисленные сыновья 3-х братьев, а именно Вратислава, Конрада и Отто. Сыновьями Вратислава, и братьями Бржетислава, о котором мы уже говорили, были князь Боривой, Болеслав, Владислав и Собеслав 10; сыновьями Конрада 11 – Ульрих и Лютольд; а сыновьями Отто 12 – Святополк и Отто.

Когда вслед за тем наступило жаркое лето, воздух в Палестине испортился от трупного зловония. Впрочем, были такие, кто говорил, что варвары отравили источники заразой, а колодцы – трупным ядом. От того и возникла чума, которая убила многих из наших, именно тех, кто сражался под чужеземным воздухом, и среди них того самого Готфрида, кого слёзно должен оплакивать народ Божий всей католической церкви, о котором он заботился с отцовской заботой, любил материнской любовью и покинул столь преждевременно. Даже если опустить или умолчать о тех многочисленных достоинствах, которыми он обладал, [следует заметить], что он с одинаковой кротостью относился как к местным жителям, так и к земляками, так что едва было заметно, кто сильнее его оплакивал, то ли франки, то ли сирийцы и греки. Возле горы Кальварии 13 в преддверии церкви на Голгофе был сооружён из паросского камня его мавзолей.

Здесь покоится Готфрид, чудесное светило,

Герцог франкского рода, овладевший святыми местами Сиона,

Ужас Египта, страх для арабов и персов.

Хоть королём был он избран, не пожелал ни королём называться,

Ни корону носить, но Христу лишь служить он желал.

Его заботой было вернуть Сиону его законы,

Следовать католическим благочестивым догмам,

Всякий раскол вокруг себя устраняя и право соблюдая.

Так он смог заслужить небесную корону,

Зеркало рыцарства, бодрость народа, якорь духовенства.

Виберт 14, некогда епископ Равенны, неохотно, как говорят некоторые, при живом папе взошёл на [папский] престол, пережил затем 3-х сменивших друг друга [пап] 15 и, отвергнутый обоими престолами – Рима и Равенны, умер, жалея, как он сам говорил, что принял некогда апостольское имя. Как бы то ни было, он был мужем талантливым, красноречивым, благородным и весьма уважаемым. Однако, не сохранив клятвенно обещанное им апостольскому престолу послушание, он стал всячески важничать по отношению к нему; поэтому апостольский престол и епископы всей церкви безвозвратно низложили и отлучили его на Римском соборе, причём не только на этом соборе, но и на всех соборах, которые проводились в течение 7 лет. Так, закостенев в нечестии, безвозвратно низложенный и отлучённый ими, он руками отлучённых же был возведён на престол римского понтифика, тогда как престол этот по прежнему возглавлял законный пастырь. Даже из самих отлучённых никто не отважился его посвятить, скорее проклясть, кроме [епископов] Модены и Ареццо, которые оба уже в течение 3-х лет были лишены за свои преступления и должности, и причастия. Но даже если бы они имели и должность, и причастие, если бы римский престол был лишён пастыря, то и тогда они не имели бы права дать этому престолу понтифика. Относительно же рукоположений этого Виберта часто упоминаемый [нами] папа Урбан объявил на совещании в Пьяченце такой декрет, говоря среди прочего: “Рукоположения, сделанные ересиархом Вибертом, после того, как он был осуждён апостольской памяти Григорием и Римской церковью, прочими ересиархами, поимённо отлучёнными [от церкви], а также теми, кто захватил престолы католических и до сих пор живых епископов, мы объявляем недействительными. Всё же, прикажите милосердно принять, сохранив их чины, тех, кто был посвящён епископами, некогда рукоположенными по католическому обряду, но при этом расколе отделившимися от Римской церкви, если только рекомендуют их жизнь и знания, если, ознакомившись с нашими декретами, они тотчас перейдут от заблуждения к католической церкви и обещают во всём повиноваться нам и нашим приказам. Однако же те, кто сейчас позволит рукоположить себя названным раскольникам и врагам святой церкви, ни в коем случае не будут считаться достойными этой милости. Хоть, исходя из соображений милосердия и будучи вынуждены крайней необходимостью, мы и утвердили это распоряжение о святых чинах, мы не желаем нанести ущерб святым канонам, но желаем, чтобы соблюдалась их сила. Ведь, уступая необходимости, уступают также в том, что было сделано ради необходимости. Ведь, когда многим грозит гибель, следует удалить излишнюю строгость, дабы усилить любовь”.

Год 1101.

После 4-х месячной осады Бранденбург был взят маркграфом Удо и саксами. Генрих Толстый 1, самый могущественный граф Саксонии, обретя милость императора, получил от него в лен Фризскую марку, даже, как говорят, посредством писанной грамоты. Отправившись во Фризию, дабы овладеть графствами этой провинции, ранее относившимися к Утрехтскому епископству, он попал в засаду, устроенную рыцарями Утрехтского епископа 2 и фризской чернью, для которых иго его господства было тяжко, и на чьё послушание он возлагал надежды; узнав в чём дело, он бежал к морю, но был ранен моряками и утоплен. Жена его, Гертруда 3, сестра маркграфа Экберта Младшего, едва спаслась. Она имела 2-х дочерей – Рихенцу, позже ставшую императрицей, и пфальцграфиню Гертруду 4. Гибель этого мужа, а именно сына Отто фон Нортхейма, некогда могущественного герцога Баварии, который вторым после короля осуществлял управление всей Саксонией, со скорбью была воспринята всем Тевтонским королевством. Пасху 5 император отпраздновал в Льеже, где его сыну Генриху Младшему вручили меч. Граф Генрих фон Лимбург 6 вместе с графом Дитрихом 7 восстал против императора. Поэтому император осадил и разрушил его крепость Лимбург, после чего и сам граф отдался во власть короля. В Россенфельде 8 была учреждена община монахов; по удалении оттуда клириков, первым тамошним аббатом был избран Вернер. Собственно, этот монастырь получил свободу от маркграфа Удо, его матери, брата и мужа их сестры и был передан в Риме св. Петру.

Год 1102.

Роберт 1, граф Фландрии, опустошил пределы Камбре. Он осадил и сам Камбре, но был мужественно отражён теми, кто составлял городской гарнизон. Возмущённый этим, император выступил осенней порой в поход против Роберта, опустошил большую часть его провинции и взял большинство замков. Наконец, когда Роберт удалился в крепости своей земли, не вступая в сражения, император вернулся домой. Возникла также ссора между Фридрихом, архиепископом Кёльнским, и Фридрихом, графом Вестфалии 2. В результате граф напал на Кёльнское епископство, грабя и сжигая [всё вокруг]; архиепископ, возмущённый этим, осадил и принудил к сдаче его замок Арнсберг 3. Эрик 4, король Дании, отправился в Иерусалим вместе со своей женой, но оба скончались в пути.

Год 1103.

Женой графа Коно 1 была Кунигунда, дочь Отто, маркграфа Орламюнде. Сначала она вышла замуж за короля Руси 2, а когда тот умер, вернулась на родину и вышла замуж за этого Коно. На её дочери, которую она имела от короля Руси, женился некий Гунтер, из тюрингенских князей, и имел от неё графа Сиццо 3. Кроме неё она родила от графа Коно 4-х дочерей, одну 4 из которых взял в жёны Генрих, граф фон Цютфен, вторую 5 – Вильгельм, граф Люксембурга, а третью, которую звали Адела 6, - граф Дитрих фон Катленбург; после его смерти она вышла замуж за Хелприка, графа фон Плёцкау, и родила ему маркграфа Конрада и графа Бернгарда. Четвёртая, - звали её Кунигунда 7, также как мать, - вышла замуж за Виперта Младшего; а когда он умер, её взял в жёны Дипольд, маркграф Баварии. Мать же их вступила в 3-й брак с Випертом Старшим 8. Умер Генрих 9, маркграф Эйленбурга, сын маркграфа Деди от маркграфини Аделы, вдовы маркграфа Отто фон Орламюнде, могущественный в то время муж в Саксонии. От Гертруды 10, графини Брауншвейгской, он имел сына – маркграфа Генриха Младшего 11, который, как говорят, был не настоящим его сыном, а подкидышем. Князья Саксонии, выступив против маркграфа Удо, осадили Альслебен; отечество же разорялось обеими сторонами, сжигавшими всё вокруг. Роберт, граф Фландрии, добиваясь через своих послов у императора мира, получил перемирие, с условием – прибыть во Льеж к императору и там уладить дело. И вот, на праздник апостолов Петра и Павла 12 император Генрих в сопровождении огромного количества князей со всего королевства прибыл во Льеж, и Роберт получил там его милость. Генрих, сын императора, взял Глизберг 13, укреплённейший замок.

Год 1104.

На Рождество Господне сильная непогода многим помешала отправиться в церковь; те же, кто отправился, утонули в реке Фульде. Рождество Господне император Генрих отпраздновал в Регенсбурге и пребывал там какое-то время. В огне сгорел монастырь в Альслебене. Умер Гумберт 1, архиепископ Бременский; ему наследовал Фридрих 2.

Итак, император Генрих, торжественно отпраздновав в Майнце святую Пасху 3, прибыл в Льеж. Между тем, Дитрих 4, граф Саксонии и родственник императора, в пику императору ограбил неких магдебуржцев, направлявшихся в Льеж к императору, и схватил среди них Азико, каноника Магдебургской церкви, и Германа 5, бургграфа Магдебурга, утверждая, что первый добивается епископства путём симонии, а второй является инициатором этой купли. Император, узнав об этом, сильно разгневался и, собрав около праздника св. Андрея 6 войско, сопровождаемый своим сыном, королём Генрихом, выступил в поход против этого Дитриха. Но, когда он расположился во Фрицларе, между ним и сыном возникло несогласие 7. Ведь сын, как и все верующие, гнушался его, ибо был он объявлен отлучённым от церкви папами Григорием, Урбаном и Пасхалием.

Год 1105.

В середине 40-дневного поста большая часть саксонской знати прибыла в Кведлинбург; там навстречу им вышли маркграф Дипольд 1 и граф Беренгар 2 фон Зульцбах, отправленные королём, который обещал через них всяческую верность и всяческую справедливость, если те окажут ему содействие в получении власти. Наконец, они с общего согласия обещали через них королю верность и службу и приглашали его прийти к ним на грядущую Пасху. Король же, в сопровождении большой свиты, направил свой путь в Тюрингию, к городу Эрфурту, где был радушно принят Рутардом, архиепископом Майнцским, и отпраздновал там Вербное Воскресенье 3. Оттуда он направился к саксам, которые с честью его приняли, в монастыре Гернроде справил вечерю Господню 4, а в святой Пяток 5 босиком прошёл в Кведлинбург, торжественно отпраздновав там святую Пасху 6.

Ильзенбургские монахи, которые, избегая епископа Фридриха 7, уже в течение 5 лет пребывали в изгнании, были по приказу короля с честью возвращены и избрали аббатом Мартина.

Елей их, изготовленный ими вопреки распоряжению архиепископа на вечерю Господню, был признан недействительным.

В то же время епископы Удо Хильдесхаймский, Фридрих Хальберштадтский и Генрих Падерборнский, пав к стопам митрополита, предали себя апостольскому послушанию. Их паства, тем не менее, решением папы была спасена; под сомнение поставлены только их должности; но если от церквей, которыми они каким-то образом управляли, они постараются заслужить своей жизнью добрый отзыв, то не будет им отказано в прощении. Когда они, согласно обычаю, были низложены, король, отпраздновав Троицу 8 в Мерзебурге, велел посвятить господина Генриха фон Ассель 9, который давно уже был назначен архиепископом Магдебургской церкви, но изгнан друзьями императора. Гебхард же, епископ Констанца, легат апостольского престола, организовал в святую субботу на Троицыной неделе, в Госларе рукоположения: рукоположенных Удо Хильдесхаймским, без белых [одежд], и рукоположенных Генрихом Падерборнским, одетых в белые и прочие одежды, - каждый был облачён в одежду своего ранга, - он разместил среди тех, кого следовало рукоположить и своей рукой восстановил поставление; там же он возвёл в сан священника господина Генриха, избранного в Магдебурге. Подобным же образом провёл рукоположения Рутард, архиепископ Майнцский, в приорстве Хайлигенштадта 10, восстановив рукоположенных Генрихом Падерборнским, которые туда пришли, таким же образом, как это сделал Гебхард со своими.

Акарон – это не город Ахон 11, как некоторые полагают;

Та зовётся Филистея, эта – Птолемаида 12.

Год 1106.

Между тем в Саксонии маркграф Нордмарка Удо 1, проведя встречу с герцогом Магнусом и архиепископом Бременским, внезапно почувствовал сильное недомогание. Когда болезнь усилилась, он был доставлен в место, что зовётся Россенфельде и 2 июля ушёл из этого мира, тем блаженнее, чем усерднее был поддержан постом и молитвами того святого легиона монахов, которому сам он усердно давал средства к земной жизни и облегчение отцовского утешения. Его брату Рудольфу 2 король Генрих на 8 лет поручил марку, чтобы он воспитывал сына [Удо] Генриха 3. Умер также Магнус, герцог Саксонии, женой которого была Софья, вдова Ульриха Веймарского 4, сестра Владислава, короля Венгрии, родившая ему 2-х дочерей – Вульфильду и Эйлику 5. Эйлика вышла замуж за графа Отто фон Балленштедта и родила от него маркграфа Адальберта 6 и дочь Адельгейду 7, которая, в свою очередь, вышла замуж за Генриха 8, маркграфа фон Штаде. Вульфильда же вышла замуж за герцога Генриха, сына герцога Баварского Вельфа Старшего, и родила Генриха 9, славного герцога Саксонии и Баварии, Вельфа 10 и 4-х дочерей. Одну из них, по имени Юдифь 11, взял в жёны Фридрих, герцог Швабии; другая, по имени Софья 12, вышла замуж за Бертольда, герцога Церингена, а когда его убили, - за Леопольда, маркграфа Штирии, имевшего прозвище “Храбрый”; 3-ю, Вульфильду 13, взял в жёны Рудольф, граф фон Брегенц; 4-я, по имени Матильда 14, стала женой Дипольда Младшего, сына маркграфа Дипольда Старшего; когда же тот умер, на ней женился Гебхард, сын Беренгара, графа фон Зульцбах.

Луна в ночь на 18 июля в течение нескольких часов была скрыта мраком.

5 дней спустя в Ахене умер Дитрих 15, граф фон Эмбике; умерли также графы Адольф 16 и Готфрид.

Герцогство Саксонию после герцога Магнуса получил Лотарь 17 или Лиутгер, граф Супплинбурга 18, из рода св. Бруно, которого звали также Бонифаций и который поначалу был каноником св. Маврикия в Магдебурге.

Отец этого епископа и мученика звался Бруно, мать – Ида, брат – Гебхард. Гебхард родил Бурхарда и Иду. Бурхард родил Гебхарда, отца Конрада, епископа Магдебурга, и [Бурхарда], бургграфа Магдебурга. Ида же родила Гебхарда, отца герцога Лотаря или Лиутгера, позднее ставшего императором 19.

Год 1107.

По приказу короля Генриха, а также по совету князей и насильственно, вопреки своей воле, в Хальберштадте был избран Рейнхард 1, принят и 31 марта посвящён в Майнце архиепископом Рутардом.

Декрет папы Пасхалия 2, данный в Труа:

“Тот, кто отныне получит епископскую инвеституру или иную духовную должность из рук мирянина, и если его рукоположат, то да будет низложен он сам и тот, кто его рукоположил! Деканы, которых мы называем архисвященниками, если не был ими принят духовный сан, да не будут таковыми! Если же будут, то да будут лишены лена и должности до тех пор, пока не получат сан и тогда только, если они того достойны, пусть будут восстановлены. Архидьяконы, если не был ими принят дьяконский чин, да не будут таковыми! Если же будут, то да будут они судимы согласно постановлению, данному об архисвященниках! Что касается женатых священников и тех, кто живёт с любовницей, то если они не разведутся, да будут отстранены от алтарей, а также отлучены от хора! Предписываем и повелеваем, что если и тогда они не разведутся, да будут удержаны вдали от порогов церкви, дабы не наслаждались светским общением! То же самое мы постановляем и относительно дьяконов”.

Затем, он через Тюрингию прибыл в Саксонию; Радельбург и Бойнебург 3, наиболее укреплённые замки в Тюрингии, из-за разбойничьих вылазок, предпринимавшихся оттуда против соседей, он велел сжечь. Вступив в октябре месяце этого года в землю Роберта 4, он, не без тяжёлых потерей для своего войска, больше месяца её опустошал, пока через посредников дело не было перенесено на ближайший сейм. Умер Марквард, аббат Корвеи; король, придя, поставил ему на смену Эркенберта 5, аббата Мерзебурга. Умер Генрих, архиепископ Магдебурга; 24 февраля Рейнхард, епископ Хальберштадта, похоронил его; в том же году ему наследовал Адальгот 6. Когда король Генрих проводил сейм в городе Госларе и вершил там правосудие, как хотел, вдруг возникла очень сильная буря, страшная молниями и раскатами грома, напугавшая короля и весь народ. Ведь ураган до того был яростен, что коснувшись королевского меча, повредил немалую часть его лезвия, а также перевязь королевского щита, после чего кожа внутри этого щита сморщилась. В этом году умерли Гебхард 7, епископ Шпейерский, и Бурхард 8 Базельский, который долгое время нападал на церковь, но, наконец, образумился.

Текст переведен по изданию: Annalista Saxo. Herausgegeben von Georg Waitz. MGH. Scriptores VI. Hannover 1844. S. 542-777. Электронное издание текста в собрании: Fortsetzung der Quellensammlung zur mittelalterlichen Geschichte (Continuatio). www.heptagon.de

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.