Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

САКСОНСКИЙ АННАЛИСТ

ХРОНИКА

ANNALISTA SAXO. CHRONICA

Год 745.

В Боконской пустоши берёт своё начало Фульденский монастырь, основанный архиепископом Бонифацием 1, когда Карломан 2 и некоторые другие знатные люди передали ему земли в радиусе 3 тысяч шагов к югу, западу, востоку и северу.

Год 759.

До сих пор, то есть с 741 по 760 г. от воплощения Господня, среди писателей наблюдаются большие расхождения в счёте лет, хотя в описании самих событий царит полное согласие. В этом мы следуем за Регино 1, аббатом Прюмским, писавшем именно о правителях франкского народа; прочее, отсутствующее у него, но найденное нами, указано отдельно в соответствующем месте.

Год 781.

Придя в этом году в Саксонию, король Карл 1 разделил её на 8 епархий: Бременскую, Хальберштадтскую, Хильдесхаймскую, Верденскую, Падерборнскую, Минденскую, Мюнстерскую и Оснабрюккскую, установив между ними границы. Соорудив монастырь в местности под названием Залингенштедт – ныне в народе она зовётся Остервик 2 – он велел посвятить его мученику св. Стефану 3. Довольно долго искал он повсюду верного и мудрого управляющего, который, будучи поставлен над челядью Божьей, своевременно давал бы ей пищу, пока, наконец, по приказу папы римского Адриана 4, не утвердил в этой должности св. Хильдегрима 5, епископа Шалонского, рождённого от святых родителей – отца Тиатгрима и матери Лиасбурги, чьим братом был св. Лиутгер 6, 1-й епископ и исповедник Мюнстерский. В том же году св. Хильдегрим во исполнение воли Божьей перенёс епископский престол из Залингенштедта в город под названием Хальберштадт, где он и поныне сияет во славе и будет укрепляться в добре вплоть до дня конца света, находясь под защитой своего патрона – блаженного первомученика Стефана и всего небесного воинства.

Год 794.

Король построил Падерборнскую церковь, назначив её 1-м епископом Гатумара 1.

Год 795.

Саксы, оставив веру Христову, опять восстали.

Год 803.

В своём пфальце 1 император Карл чётко установил границы диоцеза св. Хильдегрима, 1-го епископа Хальберштадта, и утвердил их своей императорской властью и нерушимой привилегией в 3-й год своей императорской власти, 23-й – пребывания Хильдегрима в должности епископа, 12-го индикта, 15 мая. Вот эти границы: река Эльба, Заале, Унштрут, ров близ Гронау, лесистая возвышенность, носящая название Гарц, Окер, Дазанек, Дрюбек, Аллер, Изе, болото, которое разделяет Барденгау 2 и Витингау, Оре, Мильда, Прецекина и опять Эльба.

Год 804.

Умер Гатумар, епископ Падерборна; ему наследовал Бадурад 1.

Год 809.

В этом году св. Лиутгер, который вместе с братом своим Хильдегримом, епископом Хальберштадта, возложил на дикий народ саксов иго Христово, отошёл в вечность.

Год 815.

Возвращаясь на короткое время к более раннему периоду, сообщу 1, что император Карл Великий, придавив печатью католической веры Саксонию, - долгое время она была неукротима и свободна от имени Христа, но, наконец, укрощена длительной войной, - среди прочих саксонских мест, которые решил он сделать центрами епархий, счёл достойным епископского престола селение Эльце 2, - получившее это название от украшавшего это место королевского пфальца 2 и расположенное там, где река Заале, - малая, но богатая рыбой, - впадает в Лайне, - как ради превосходной красоты этого места, так и ради удобства торговли: ведь, корабли фризов, поднимаясь из Везера по Лайне, могли обогатить это место и сделать его самым обычным для всех и самым посещаемым транзитным пунктом 3. Решив это, Карл сам заложил первый камень в фундамент Эльцкой церкви, посвятив её, как первую в Саксонии и как символ одержанной Христом победы, стоящему на камне, - который есть сам Христос, - и носящему ключи от неба [апостолу] 4. Пребывая там в последующем, благочестивый император воздвигнул каменные стены этой церкви. Однако, Карлу, пока он был жив, военные предприятия и недостаток средств не дали возможности возвысить и преобразовать в епископство её и другие, основанные им церкви; тогда как Эльцкая церковь, управляемая теми, - говорю я, - направленными её основателем и возглавившими её священниками, которые питали Саксонию церковным молоком, - более твёрдую пищу она тогда не воспринимала, - стала наставницей в церковном законе окрестной провинции и светлым образцом христианской религии в местности, которую ныне освещает Хильдесхаймская церковь, и которая тогда терпела гнусные безобразия и, будучи покрыта топкими болотами и густым лесом, была пригодна только для охоты. Когда наступил конец и власти, и жизни Карла 5, Людовик 6, наследник как отцовского благочестия, так и его власти, всей душёй стремился сделать Эльцкую церковь главой и центром епархии и ради решения этого вопроса часто бывал в этом месте; случилось, что однажды, во время охоты, он перешёл Лайне, разбил палатки в месте, которое теперь занимает Хильдесхаймская церковь и, вытащив реликвии королевской капеллы, слушал мессу. А это, по Божьему промыслу, были реликвии св. Матери Божьей – Марии. Затем, вернувшись с охоты в Эльце, король собрался слушать праздничную мессу; капеллан же, только когда собирался положить реликвии на алтарь, вспомнил, что по забывчивости оставил их там, где за день до того служил мессу. Подгоняемый беспокойством, он вернулся туда и нашёл их там, где и повесил, а именно – на ветке дерева, закрывавшего собой чистейший источник; радостный, он поспешил к ним, но, – О, достойное изумления величие Божье! О, великая глубина Божьей власти! – лёгкой рукой он их туда повесил, но никакими силами не мог теперь снять. Поспешив назад, он сообщил императору о свершившемся чуде. Тот, страстно желая проверить услышанное, как можно быстрее, в окружении многочисленной свиты, пришёл туда и увидел, что реликвии действительно нельзя сдвинуть с места, к которому они однажды пристали. Поняв, что это – воля Божья, он поторопился построить там часовню во имя Матери Божьей, чтобы алтарь получил это место и висящие там реликвии. Итак, король Людовик, всеми силами пытаясь возвысить это место, освещённое новизной чуда и доказавшее таким образом свою угодность Матери Божьей, уступил часовне Богородицы ту главную кафедру епархии 7, которую прежде собирался даровать Эльцкой церкви, основанной его отцом и чтимой им самим во имя князя апостолов; 1-м епископом её он назначил Гунтера 8 – мужа испытанного благочестия. Так, когда Хильдесхаймская церковь получила первенство, а князь апостолов уступил место Матери своего Творца и Искупителя, Эльцкая церковь обрела, как мать и дочь, следующее: как дочь – епископскую церковь, как мать – ряд церквей, расположенных по ту сторону Лайне, и все – по эту сторону 9 реки. Часовня же, сооружённая королём Людовиком в Хильдесхайме и посвящённая св. Марии, продолжала выполнять своё культовое назначение без добавления к ней иной пристройки вплоть до Альтфрида 10, 4-го епископа этой церкви. Правда, Гунтер, 1-й её епископ, построил отдельно от названной часовни, на южном её склоне епископскую церковь с 2 высочайшими башнями, чтобы лучшие из духовной братии служили там Богу. Но многолюдность братии и усердное благочестие каноников отличали эту церковь только при первых 3-х епископах: Гунтере и Рейнберне 11, которые возглавляли епархию в течение 20 лет, и 3-м – Эббо 12, который ранее был архиепископом Реймса, а затем стал епископом Хильдесхайма.

Год 816.

Император Людовик с согласия папы Стефана 1 собрал в Ахене великий синод, на котором святые отцы постановили соблюдать устав каноников, извлечённый из сказанного Григорием, Августином и другими святыми отцами.

Год 825.

Умер св. Адальхард 1, аббат Корвейский; ему наследовал Варин 2.

Год 827.

Хильдегрим, 1-й епископ Хальберштадта, отошёл ко Христу 19 июня, в 47-й год своего пребывания в должности. Он упорядочил церковные учреждения во вверенной ему парафии, основал 35 приходских церквей в своём Хальберштадтском епископстве. Сверх того, он закончил начатую братом его, епископом и исповедником Лиутгером церковь, посвятив её в честь мучеников Иоанна и Павла. На его место императором Людовиком был поставлен Тиатгрим 1, их, то есть епископов Лиутгера и Хильдегрима, племянник.

Год 830.

Тело святого исповедника Аврелия было перенесено из города Милана, и основан первый [монастырь] в Хиршау 1. В течение долгого времени, он 2 процветал под управлением назначенных отцов; однако, позже, когда монахов изгнали, вместо них были поставлены каноники.

Год 836.

Святой Вит пришёл в Новую Корвею в Саксонии. Тело святого епископа Либория было перенесено из Галлии в Саксонию 1.

Год 837.

Лотарь 1, боясь своего брата Людовика 2, отправился вместе с отцом 3 в Компьень; Людовик, преследуя его вместе с Дрого 4, епископом Меца, и прочими верными людьми, вынудил бежать, отца, приведённого в Ахен, восстановил на престоле, а архиепископа Реймского Эббо, лишив должности, взял под стражу; впрочем, в другом месте сказано, что в 835-м году от воплощения Господня Эббо был низложен и милостью императора сослан в Хильдесхайм. В этом разночтении пусть каждый выберет то, чему желает следовать. Эббо стоял во главе Хильдесхаймской церкви 12 лет, усердно исполняя, как ему казалось, свои епископские обязанности.

Год 840.

После того, как Тиатгрим, 2-й епископ Хальберштадта, сиявший по примеру святых отцов многими добродетелями, был 8 февраля унесён лихорадкой, его тело было доставлено в Верденский монастырь, к предшественнику его и родственнику Хильдегриму, где и ожидает дня Страшного Суда.

Хеммо 1, монах из Херсфельда, был назначен Людовиком 2, сыном императора Людовика, 3-м епископом Хальберштадтской церкви, скорее во вред ей, нежели к пользе. Ведь он, забрав десятины со всего Фрезионфельда 3 у Хальберштадтской церкви, которой они уплачивались по закону, передал их [церкви] Херсфельдской.

Рабан 4, Фульденский аббат, оставив должность, удалился за Рейн, в королевство Лотаря 5; позже некоторые из братьев были отправлены, дабы призвать его назад. Но он отказался, и аббатом вместо него избрали Хатто 6. Рабан вернулся через несколько дней и, после того, как ему с согласия аббата и братии были уступлены те места, где он проживал, стал отшельником в восточной части этого монастыря.

Год 847.

Когда Эббо, сначала архиепископ Реймса, а затем епископ Хильдесхайма, умер, в качестве 4-го епископа был поставлен Альтфрид 1. Он, прекрасно зная, что священник и церковь связаны друг с другом такими же узами, как муж и жена, отменил согласно этому святейшему закону духовного брака те церковные распоряжения своего предшественника, которые тот провёл после утраты 1-го епископства и обретения 2-го, повторно проведя освящение церквей и посвящение в сан клириков, если они казались ему достойными этого.

Год 851.

Умер Бадурад, епископ Падерборна; ему наследовал Лиутард 1.

Год 852.

Этот церковный князь 1, соблюдая вместе со своим благочестивейшим духовенством трёхдневный пост, возносил к небесам настойчивые молитвы, умоляя Бога указать им в городе Хильдесхайме место, которое посредник между Богом и людьми счёл бы достойным для сооружения церкви в честь Его и Его матери. И вот, когда наступил 4-й день, стали видны искусно означенные для рытья фундамента церкви границы, будто [проведённые] угольником землемера и очерченные чем-то, наподобие весеннего инея; они простирались к западу от первоначальной часовни св. Марии, и отстояли друг от друга так, как того требовали плотность стен, а также длина и ширина церкви. Кроме того, в ту же ночь, когда закончился пост, епископу открылось, что в крипте, которую он собирался пристроить к некогда сооружённой императором Людовиком часовне, следует посвятить два алтаря: один – Иоанну Крестителю, второй – первомученику Стефану. Сиятельный епископ, обрадованный тем, что Божья милость содействует его планам, тотчас же заложил фундамент, - так, как ему было открыто, - и построил церковь – красивое и крепкое, но довольно узкое здание.

Год 853.

Тех людей, которые вышли из нижней Скифии, зовут на варварском языке норманнами, то есть людьми с севера; ибо вначале они пришли из этой части света 1.

Эгил был назначен аббатом Прюмского монастыря.

Хеммо, 3-й епископ Хальберштадтской церкви, скончавшись 27 марта, был погребён в церкви Хальберштадта; Хильдегрим Младший 2, муж высшей мудрости и благочестия, был назначен королём Людовиком 4-м епископом [этой] церкви.

Год 856.

Варин, 2-й аббат Новой Корвеи, умер 20 сентября; наследовал ему Адальгар 1.

Год 859.

Хильдегрим Младший, епископ Хальберштадта, найдя начатый предшественниками монастырь, завершил его, и, в сопровождении множества епископов, 5 ноября освятил в честь спасителя [нашего] Иисуса Христа и в память св. первомученика Стефана. В верхний алтарь были вложены кровь св. Стефана и зуб св. папы Иннокентия, части тел мучеников Дионисия, Рустика и Элевтерия, а также часть тела святого мученика Вита.

Год 868

Сильный голод жестоко поразил и Германию, и прочие европейские провинции. Норманны, заняв устье реки Луары, опять стало жестоко опустошать провинции Нант, Анжу, Пуату и Турень; Роберт, который держал марку, и Рамнульф, герцог Аквитании, отправили против них войско. Норманны, узнав об этом, поторопились вернуться к флоту, но с приближением войска поняли, что уже не смогут бежать; войдя в некое поместье, они укрепились там, насколько позволило время. Была там довольно большая каменная базилика, куда и вошло большинство их во главе со своим герцогом Хастингом. Роберт и Рамнульф, ворвавшись, перебили всех, кто оставался вне базилики. Подойдя к базилике, они, увидев, что место сильно укреплено, и заметив, что в нём укрылся немалый отряд язычников, на короткое время задумались, а затем разбили вокруг него лагерь, чтобы на следующий день атаковать их с помощью машин и осадной техники. Роберт, страдая от жары, снял шлем и панцирь, чтобы немного освежиться. И вот, когда все были заняты постройкой лагеря, норманны внезапно выскочили из укрепления и с криком набросились на Роберта и его товарищей; те, тотчас же схватив оружие, мужественно отразили врагов, вынудив их отступить в базилику. Роберт, поспешив туда без шлема и панциря и неосторожно преследуя врагов, был убит при входе в церковь; тело его было захвачено норманнами. Рамнульф же, стоя снаружи, был через окно базилики тяжело ранен из лука неким норманном; унесённый с поля боя, он едва прожил ещё 3 дня. Войско, охваченное после потери вождя скорбью и смятением, в тот же час сняло осаду и вернулось домой. А норманны, торжествуя, вернулись к судам. Чуть позже на место Роберта был назначен аббат Гуго, муж, обладавший всеми добродетелями; ведь Одо и Роберт, сыновья Роберта, были слишком малы, когда погиб их отец. В это же время сарацинский народ, придя из Африки в Беневент, огнём, мечом и грабежом опустошили почти всю эту страну. Император Людовик, сын Лотаря Старшего, собрав против них войско, послал к брату Лотарю в Галлию, чтобы он помог ему доблестью франков. Тот, не медля, собрал огромное войско и, как мог быстро, пришёл на помощь брату. И состоялось там множество битв, не только храбро, но и счастливо проведённых ими с помощью Божьей. Между тем, из войска Лотаря, сильно страдавшего от непривычной жары и нездорового воздуха, поражённого дизентерией и поносом, погибло бесчисленное множество людей; очень многие также погибли от укусов пауков, так что уже тогда стало ясно, что Бог наказал не только Лотаря за его жестокосердие и нежелание покаяться, но и всё его королевство. Итак, он вернулся во Францию, понеся большие потери среди своих людей.

Год 869

Святой папа Николай после множества битв за нерушимый статус святой церкви отошёл к Господу. Ни один епископ в городе Риме после блаженного Григория не был, как кажется, ему равен. Он повелевал королями и тиранами, и, словно владыка всего мира, превосходил их своей властью; с благочестивыми епископами и священниками он был ласков, приветлив, мягок и благочестив; со сбившимися же с истинного пути он был грозен и строг, так что, казалось, восстал второй Илия, пусть не по плоти, но по духу и добродетели. В понтификате ему наследовал Адриан, и пребывал в должности 3 года, 9 месяцев, 10 дней. Он постановил, что тот, кто убьёт епископа, будет проклят Богом и всеми святыми. Когда Лотарь узнал об этом, он направил ему такие слова: “Несчастная весть о том, что блаженной памяти господин Николай скончался, будучи призван к Христу, жестоко поразила слух нашего величества”. И после нескольких слов: “Но, - повторяем мы с прискорбием, - в глазах его святости большее значение имели козни наших врагов и лживые измышления, чем наша смиренная и чистая защита. Ведь мы, неустанно обращаясь к нему и в письмах, и словесно, повторяя то же самое через различные посольства, смиренно просили, чтобы мы и обвинители наши были выслушаны этим понтификом согласно божеским и человеческим законам, [предлагая], как учит разум, явиться к нему лично. Но всегда были отвергаемы”. И после нескольких слов: “Но так как всемогущий Бог, который выше всех пастырей, возвёл на престол светило Вашего святейшества, то весьма желали бы, если дозволит время, увидеться с Вами, оживиться Вашей, достойной Бога речью и получить медоточивое благословение”. И в конце этого письма: “Между тем, мы всеми мерами умоляем Вас письменно оповестить наше величество о Вашем желанном здравии и удостоить нас чести называться Вашим излюбленным сыном”. На это вышеназванный папа ответил, что престол блаженного Петра всегда готов принять достойное возмещение и никогда не отказывал в том, что справедливо предписывается божескими и человеческими законами; итак, если он считает, что невиновен в предъявленном обвинении, пусть со всей уверенностью отправляется к апостольскому престолу, чтобы получить желанное благословение; если чувствует за собой вину, и тогда пусть без промедления поспешит понести ради спасения достойное покаяние. Тиодо, аббат Фульденский, был низложен королём Людовиком; вместо него был избран почтенный муж Сигехард.

Год 870

Лотарь, отправившись в Рим, был с честью принят папой Адрианом; когда тот спросил его, соблюдал ли он увещевания благочестивого отца Николая и сдержал ли клятву, он, обманутый тем, кто есть враг истины, ответил, что сохранил всё так, как ему было велено свыше. Когда же это засвидетельствовали и знать, и князья и не нашлось никого, кто отважился бы выступить против законной власти короля, папа продолжил: “Если ваши показания истинны, то мы со всей радостью вознесём благодарение Богу. Итак, тебе, возлюбленный сын, осталось подойти к могиле св. Петра, где мы принесём спасительную жертву ради здравия твоей души и тела, которую тебе следует разделить вместе с нами, дабы вступить в общение с членами [церкви] Христовой, от которой ты, казалось, был отсечён”. Окончив торжественную мессу, он пригласил короля к трапезе Христовой и, взяв в руки тело и кровь Господни, сказал ему: “Если ты считаешь, что неповинен в запрещённом тебе господином Николаем нарушении брака и имеешь твёрдое [намерение] никогда более не вступать в нечестивую связь со своей наложницей Вальдрадой, то прими причастие вечного спасения ради прощения в будущем грехов [твоих]. Если же твоя совесть говорит, что рана ещё не затянулась или ты опять намерен вернуться в мерзость порока, то не дерзай принимать его, дабы средство спасения верующих не обратилось для тебя в осуждение и проклятие”. Но тот безрассудный, непреклонный и ослеплённый, без колебания принял причастие из рук понтифика. Затем епископ обратился к свите короля и его сторонникам, и каждому передал причастие со словами: “Если ты не оказывал содействие своему королю и государю Лотарю в предъявленном ему обвинении в нарушении брака и не давал на то согласия, а с Вальдрадой и прочими, отлучёнными этим престолом, не вступал в общение, то да послужит тебе тело и кровь Господня в жизнь вечную”. И вот, те, кто сознавая за собой вину, отважился принять причастие на таких условиях, умерли по приговору Божьему ещё прежде, чем наступило начало следующего года. Те же немногие, кто отказался от причастия, едва избежали смертельной опасности. Лотарь, покинув Рим, заболел и, дойдя до Пьяченцы, окончил свои дни 9 августа. И такая смертность поразила его людей, что, казалось, доблесть и благородство королевства не чума поразила, но вражеский меч, который в то время был столь изобилен, что распустившись на манер тучных посевов, словно рой заполнил собой пределы империи. Карл, король Галлии, узнав о смерти Лотаря, поспешил захватить его королевство; придя в Мец, он был возведён в короли епископом Адвентием и некоторыми князьями. Оттуда он прибыл в Ахенский пфальц, где к нему явились огромные толпы народа. В городах Трире и Кёльне тогда не было епископов, ибо, как было сказано выше, оба епископа умерли в Италии. Трирскую церковь Карл благодаря ходатайству епископа Адвентия поручил Бертульфу, его племяннику; ведь Адвентий пользовался тогда у него большим влиянием, ибо, движимый честолюбием, оказывал ему содействие в управлении королевством. Далее он пытался поручить Кёльнскую [кафедру] аббату Хильдуину и велел епископу Тонгерна Франко рукоположить его в Ахенском пфальце в священники прихода св. Петра вышеназванной митрополии. Людовик же, король Германии, отягощённый болезнью, лежал в это время в постели в баварских краях; услышав, что брат захватил вышеназванное королевство, он воспринял это с большим неудовольствием и, поспешно отправив послов, настоятельно просил его уйти из королевства, на которое по праву наследования они оба имеют равные права; а когда Бог возвратит ему здоровье, они проведут двусторонние переговоры и примут согласное решение о положении этого королевства. Между тем, он тайно направил в Кёльн архиепископа Майнцского Лиутберта, призывая его приложить все усилия к тому, чтобы упредить рукоположение Хильдуина и, посредством выбора горожан, посвятить епископа из духовенства этого города. Тот, взяв с собой других епископов, добрался до замка Деуц, после чего, опасаясь попасть в устроенную сторонниками Карла засаду, не стал переходить Рейн, а отправив послов, велел через них передать, чтобы к нему туда пришли самые лучшие и знатные из духовенства и народа. Когда же они пришли, он, следуя поручению короля, призвал их посоветоваться между собой и как можно скорее избрать из своей среды епископа; он же намерен немедленно посвятить избранного ими епископа. Однако те на это ответили, что епископство уже дано Хильдуину, что его уже рукоположили в священники этого престола и почти все, приложив руки, признали его власть. А тот и говорит им: “Если вы уважаете пожалованное вам королём право выбора, исполняйте волю короля, который желает дать вам епископа. И будьте уверены, что не пройдёт и 3-х дней, как у вас будет другой епископ, а не Хильдуин”. Услышав это, они единодушно избрали Виллиберта, почтенного мужа, которого архиепископ Лиутберт, - вопреки его воле, - рукоположил вместе с прочими священнослужителями; перейдя через Рейн, он с честью водворил его на владычном престоле и тут же удалился. Карл, узнав о рукоположении, воспылал гневом и немедленно отправился в Кёльн; пока всё это происходило, Хильдуин находился в Ахенском пфальце под надзором короля. Епископ Виллиберт и все, кто содействовал его посвящению, уйдя за Рейн, избежали ярости короля. Король же, не найдя никого, на ком он мог бы выместить свою злобу, вернулся назад по той же дороге, по какой и пришёл. Людовик опять отправил послов, умоляя, чтобы тот или ушёл из королевства, или готовился к войне с братом. Они осаждали его с таким искусством и таким упорством, что он без промедления удалился и вернулся в своё королевство. В этом году скончалась Гатмода, первая аббатиса Гандерсгейма; ей наследовала её сестра Герберга.

Год 871

Короли Людовик и Карл, придя с лучшими своими людьми в Мерсен на Мозеле, разделили между собой прежнее королевство Лотаря. Карл отправился в Геристаль, ибо этот пфальц достался ему по жребию, а Людовик вернулся в Ахенский пфальц, где почти 2 месяца пролежал в постели. Ведь когда он пришёл из восточных земель в область рипуариев и в окружении свиты поднялся на террасу в королевском поместье Фламерсхайм, терраса, обветшавшая от ветхости и гниения, внезапно рухнула, а короля так придавило, что 2 ребра его выскочили из суставов; однако, уже на следующий день, - что превосходит всякое вероятие, - он, скрывая боль, отправился на встречу с братом в Мерсен. Так велико было его самообладание, что хоть некоторые и слышали, как трещат его рёбра, сталкиваясь между собой, стонов его не слышал никто. В это время король Карл ослепил своего сына Карломана. Умер Тиодо, бывший некогда аббатом Фульды.

Год 872

Папа Адриан отошёл к Господу, и престол верховного понтифика занял Иоанн; этот Иоанн, дьякон Римской церкви, описал в 4-х книгах жизнь Григория I. Он постановил, чтобы никто из герцогов не смел вводить епископа в присутствие римского епископа, а также взыскивать с него налог на общественные нужды или какие-либо иные дары, но не разрешил епископу стоять перед мирянами. Адальгиз, герцог Беневента, поддавшись на уговоры греков, выступил против императора Людовика; следуя его призывам, большинство городов в провинциях Самнии, Кампании и Лукании, отпав от Людовика, подчинились власти греков. Император, двинув войска в провинцию Самний, вознамерился овладеть Беневентом, столицей этих провинций, очень укреплённым городом. Адальгиз же, испугавшись, прибегнул к хитрости; покинув Беневент, он добровольно явился к императору и под присягой заявил, что не оказывал мятежникам никакого содействия; затем, дарами расположив к себе императора, он вернулся в его милость. Император отправил к отпавшим городам войска и без труда вернул их, за исключением Капуи, которая, будучи сложена из 4-хугольного камня, оказала отчаянное сопротивление. И вот, когда её взяли в осаду, вход для всех был закрыт, окрестности жестоко разорены, а виноградники, оливки и прочие фруктовые деревья вырваны с корнем. Капуанцы, отчаявшись в успехе, пришли к епископу города, подняли на носилки тело св. епископа Германа и, открыв ворота, смиренно направились в таком виде в лагерь императора. Август, от всего сердца преданный благочестию, движимый милосердием, простил их заблуждения и велел войску воздержаться от грабежа. И вот, изгнав греков, он разместил в возвращённых городах гарнизоны из своих людей, а сам отправился в Беневент, где решил пробыть какое-то время. Войско, утомлённое длительной осадой городов, начало тосковать по родной земле и по этой причине ежедневно потихоньку таять. Между тем, Адальгиз, как человек очень хитрый, завёл с императором речь – зачем он тратит силы своих людей, когда на то нет никаких причин; следовало бы с одной стороны даровать отдых уставших, а с другой – милостью князя спасти почти [полностью] уже разорённую область. Согласившись с этим, император разрешил вернуться домой большей части войска; сам же с немногими людьми остался в этом месте, не подозревая ни о чём дурном. Адальгиз, видя, что он оставлен своими людьми, продолжил начатое злодейство и попытался со своими приспешниками захватить дворец, в котором император отдыхал в полдень. Разбуженный криком ворвавшихся людей, император вскочил с постели, схватился за оружие и, выйдя вместе с немногими телохранителями, мечом загородил проход и удержал врага на пороге. Адальгиз, понимая, что без риска ему не проникнуть в ворота дома, отступил от входа и приказал предать дворец пламени. Император, настойчиво добиваясь мира, просил заключить с ним договор; но ему ответили, что он добьётся мира только в том случае, если даст клятву никогда более в своей жизни не вступать в пределы Беневента и не мстить за испытанную им ныне обиду. Призвав в свидетели святых, он, вынужденный необходимостью, дал требуемую клятву, а на следующий день, без промедления, отбыл из Беневента. Страшная жара и сильная засуха летом погубили почти весь урожай; также множество домов вместе с людьми и скотом были сожжены молниями и обращены в пепел. В этом году, 5 индикта, 1 ноября кафедральный собор св. Марии в Хильдесхайме был освящён во имя мучеников Козьмы и Дамиана, Тибуртия и Валериана, а также девы Цецилии епископом тамошней церкви Альтфридом при участии епископов Римберта Бременского, Лиутарда Падерборнского и Дитриха, а также Корвейского аббата Адальгара.

Год 873

Император Людовик прибыл в Рим и, торжественно проведя там сейм, изложил перед верховным понтификом слёзную жалобу на насилие Адальгиза. В результате Адальгиз был объявлен римским сенатом тираном и врагом государства, и решено было начать против него войну. А папа Иоанн властью Бога и св. Петра освободил императора от данной им клятвы, утверждая, что нет ничего страшного в том, что он был вынужден сделать, дабы избежать смертельной опасности, и, несмотря на многочисленные проклятия, нельзя считать клятвой то, что направлено во вред государству. Этими доводами он возбудил дух князя к возобновлению борьбы. Всё же, чтобы не быть названным своими людьми клятвопреступником, он не выступил против тирана лично, но отправил королеву с войском. Адальгиз, узнав из надёжных источников, что против него всеми силами готовят войну и что он объявлен врагом и тираном; сознавая свою никчемность, он испугался и, возлагая на бегство все надежды на спасение, удалился на остров Корсику и скрывался там какое-то время. В Германии свирепствовал сильный голод. В это время король Карл ослепил своего сына Карломана. Ведь он имел от королевы Ирментруды 3-х сыновей – Карла, Карломана и Людовика; двое из них, к несчастью, погибли. Так, Карл, желая испытать твёрдость Альбуина, организовал на него в вечернее время нападение, а тот убил его, не узнав; позже, услышав, что это был сын короля, он бежал, избежав тем самым смерти. Далее, Карломан ещё ребёнком стал по приказу короля клириком, а затем был рукоположен в дьяконы. Став затем отступником, он, собрав разбойников, грабил церкви и творил неслыханное зло. Отец часть наказывал его за то, но тщетно; наконец, по приказу отца он был ослеплён и пришёл к своему дяде Людовику. Тот, движимый милосердием, уступил ему Эхтернах, монастырь св. Виллиброрда, для поддержания земной жизни; там он малое время спустя умер и был погребён.

Год 874

Полчища саранчи, придя с востока в августе месяце, разорили почти всю Галлию; они были крупнее, чем прочая саранча, и имели по 6 пар крыльев; они, - удивительным образом, - летели по воздуху, словно разбитые по порядку лагерные построения, и, опустившись на землю, также располагались лагерем. Вожаки вместе с немногими шли в течение дневного пути впереди войска, словно желая позаботиться об удобных местах для этой массы. Около 9-го часа они опускались там, где накануне осели вожаки, и не трогались с занятого места до восхода солнца; затем они опять повзводно отправлялись в путь, так что в столь малых тварях можно было видеть воинскую дисциплину. Они питались посевами, которые так ими обгладывались, что казались истреблёнными непогодой. В течение дневного перехода они проходили от 4-х до 5 миль. Достигнув Британского моря, они по воле Божьей были снесены в бездну сильным ветром и утонули; выброшенные приливом и течением океана, они заполнили собой берега, образовав равные горам кучи; от их смрада и гниения испортился воздух, и возникла среди местных жителей страшная чума. В это время король Карл осаждал город Анжер. Ведь норманны, убив Роберта и Рамнульфа, а также некоторых других мужей знатного рода, с оружием защищавших границы отечества, - ибо Бог разгневался на жителей этой земли, - и не найдя никого, кто мог бы оказать сопротивление их наглости, увлечённые грабежом немногих городов и областей и заключившие из добычи отдельных [городов], сколь велико должно быть всеобщее достояние, заняли город Анжер, найдя его покинутым обратившимися в бегство жителями. Увидев, что он сильно укреплён и, благодаря удачному местоположению, неприступен, они обрадовались и решили сделать его надёжнейшим убежищем для себя и своих отрядов против потревоженных войной народов. Немедленно подняв суда по реке Майне и расположив их у стен, они вступили [в город] вместе с жёнами и детьми, будто собираясь там жить, восстановили разрушенное, обновили ров и вал, и разорили внезапными набегами окрестные земли. Когда Карлу сообщили, что столь опасная зараза поселилась в сердце его королевства, он тотчас же собрал со всех земель, которые признавали его власть, войско, чтобы потушить всеобщий пожар, и, расположившись лагерем вокруг города, осадил его; поскольку река Майн омывала стены города со стороны Бретани, он велел королю Бретани Саломону, чтобы он как можно быстрее пришёл к нему на помощь, дабы совместными усилиями одолеть общего врага. Тот, взяв с собой множество бретонских воинов, разбил палатки на берегу реки Майн. И вот, город был блокирован со всех сторон; в течение многих дней [обе стороны] сражались с величайшей доблестью, использовались самые новые и совершенные виды осадной техники, однако все усилия короля не имели успеха, так как и характер места не давал возможности для лёгкого штурма, и сильный отряд язычников дрался крайне ожесточённо, ибо речь шла о его жизни. Огромной численности войско было утомлено трудностями длительной осады, голодом и болезнями; тогда бретонцы, видя, что город неприступен, попытались изменить течение реки, чтобы осушив её естественное русло, они могли напасть на корабли норманнов. И вот, они начали копать ров удивительной глубины и ширины; это обстоятельство привело норманнов в такой ужас, что они без промедления предложили Карлу большие деньги, если он снимет осаду и предоставит им свободный выход из своего королевства. Тот, уступая гнусной алчности, принял деньги и, сняв осаду, открыл путь врагам. Те, сев на суда, вернулись в Луару и никуда не ушли из его королевства, как обещали; но, оставаясь в том месте, совершили ещё более худшие и нечестивые дела, чем прежде.

Год 875

Людовику, королю Германии, явился во сне его отец – император Людовик, умоляя его во имя св. Троицы избавить его от мук, в которых он пребывал, дабы он смог, наконец, обрести вечный покой. Раздавав ради этого милостыню по разным монастырям, сын оказал отцу большую помощь. Из этого следует, что хоть этот император и сделал людям много добра, он всё же допустил, чтобы в королевстве случилось много такого, что противно Богу; наиболее тяжкими грехами его было, кажется, то, что он не противился ереси николаитов и, зная увещевания архангела Гавриила в 12 главах, которые Марк передал ему ради чтения и сохранения, не старался их соблюдать. Альтфрид, 4-й епископ Хильдесхайма, достигнув преклонного возраста, отошёл 15 августа к сонму святых и был погребён в Эссене, в церкви, которую сам построил и освятил; живущие там рассказывают, что он обладал удивительными добродетелями, как стало известно благодаря многочисленным знамениям. После него был назначен Лиудольф, монах Новой Корвеи, но он скончался, унесённый внезапной смертью. Ему наследовал Марквард, 5-й епископ. Говорят, что в Италии, в Брешии в течение 3-х дней текла кровь. Явилась комета, более яркая, чем обычно. Умер Людовик, император Италии, муж благочестивый и милосердный, смиренный, преданный справедливости, защитник церквей, отец сирот и убогих, щедрый в раздаче милостыни и смиренно подчинявшийся рабам Божьим, дабы справедливость его сохранилась во веки вечные. В том же году Карл, его дядя, король Галлии, отправился в Рим и, вручив папе Иоанну богатые дары, стал императором, - 70-м по счёту от Августа, - в 1506-м году от основания Города, в 875-м году от воплощения Господня. В том же году Саломон, король Бретани, был коварно убит своими герцогами Пастикваном и Вурфандом; после его смерти они хотели разделить между собой его королевство, но поссорились при разделе, ибо большинство стояло на стороне Пастиквана; в итоге между ними вспыхнула война. Пастикван, хоть и располагал огромным войском, всё же нанял за деньги вспомогательные отряды норманнов, добавил их для усиления мощи своего войска и тут же отправился на битву с соперником. Вассалы Вурфанда, видя, что [все] силы королевства перешли к Пастиквану, стали его покидать; в итоге, в строю вместе с ним осталась едва тысяча [воинов], которые начали его убеждать удалиться и избежать смертельной опасности; ведь он вместе с немногими не в состоянии сопротивляться бесчисленной толпе [врагов]. На это тот дал следующий ответ: “Да не сделаю я ныне, благородные соратники, то, чего никогда прежде не делал, а именно: да не обращусь я спиной к врагам моим и да не будет посрамлена слава моего имени! Лучше с честью умереть, чем с позором сохранить жизнь; да и не следует отчаиваться в победе. Померимся силами с врагами, испытаем – на чьей стороне удача; ведь спасение не в численности, но в Боге”. Воодушевив [своих] спутников такого рода речами, он атаковал, как говорят, 30 с лишним врагов. Шум поднялся до неба, завязалось крайне ожесточённое сражение. Вурфанд ворвался со своими людьми в очень плотный строй врагов и, как серп косит луговую траву или яростный натиск бури губит посевы, так мечи разили и поражали всё [живое]. Пастикван, увидев, что его людей режут, как скотину, бежал вместе с немногими уцелевшими. Затем норманны, которые были призваны на помощь, вступили в монастырь св. епископа Мелания и укрепились там по своему обыкновению; с наступлением ночи они, бежав, вернулись к кораблям. Эта битва произошла на полях близ города Ренна. Этот Вурфанд был славен среди своих людей родом, но ещё более славился доблестью и благородством, которые настолько проявились в нём, что по величию души и мужеству ему, казалось, не было равных. Так, когда однажды король Саломон расположился зимней порой лагерем против норманнов, чтобы защитить границы королевства от их набегов, и оставался там в течение многих дней, среди его спутников зашла речь о свирепости и дерзости норманнов, причём названный Вурфанд, дерзко и переоценивая свои силы, заявил, что, если король с войском уйдёт, он вместе со своими людьми берётся продержаться в этом месте в течение 3-х дней после ухода короля. Лагерь бретонцев отстоял от флота норманнов всего на 8 миль. О словах, легкомысленно сказанных Вурфандом, сообщили, - уж не знаю, кто именно, - норманнскому герцогу Хастингу. И вот, малое время спустя король Саломон, дав 500 коров, заключил мир с норманнами и, приняв заложников, собирался уже вернуться в королевство, когда посол Хастинга обратился к нему с такой речью: “Моему господину сообщили, что у тебя есть муж, который заявил, что если ты уйдёшь, он со своими только людьми дерзнёт остаться в этом месте. Так вот, если таков, каким кажется, пусть останется, ибо мой господин хочет его видеть и свести знакомство с доблестным мужем”. На вопрос короля, говорил ли он что-нибудь подобное, Вурфанд ответил, что говорил, что желает доказать сказанное делом, и тут же просил о разрешении там остаться. А когда государь отругал его, зачем мол он, охваченный глупым упрямством, и сам желает умереть из-за сказанных сгоряча слов, и своих людей предать смерти, тот, ничего не ответив, заявил, что если не получит разрешения остаться, никогда более не будет ему верен. Когда Саломон понял, что его намерение непреклонно, то хотел дать ему подкрепление из числа своих вассалов, но тот отказался, заявив, что если при нём будут не только свои, но и чужие, сказанное им уже не будет правдой. Итак, король со всеми силами вернулся в королевство, а Вурфанд остался в этом месте примерно с 200 мужами и ожидал там 5 дней. В 5-ю ночь Хастинг освободил из оков некоего пленника и, отправив его к Вурфанду, велел передать, чтобы тот вышел ему навстречу к броду некоего ручья между 3-м и 2-м часом текущего дня, чтобы насладиться совместной беседой. Тот, не откладывая, велел своим товарищам взять в руки оружие и без промедления отправился в условленное место; заметив, что брод ручья служит как бы границей между его людьми и противником, он ни в коем случае не захотел там остаться, но, перейдя реку, вышел навстречу врагам. Норманны, удивлённые смелостью и отвагой этого мужа, отошли от него и не решились совершить на него нападение. Тот, бесстрашно прождав до 6-го часа, увидел, что никто не пришёл со стороны врага и вернулся со своими людьми восвояси. Его дух был также непреклонен в смерти, как и по отношению к врагу. Так, после одержанной победы он заболел и оказался в страшной опасности. Ведь Пастикван, узнав о его болезни, опять собрал силы и приготовился напасть на его сторонников. Те, страшно испугавшись, бежали к герцогу и, со слезами открыв ему угрозы Пастиквана, просили о совете против страшной опасности. Тот призвал их смело выступить против врага, неся его знамя, и предрёк победу. Когда же они ответили, что не дерзают вступать в бой с врагами в его отсутствие, он, укрепив дух, который вместе с силами почти совсем уже покинул его, велел принести себя в постели, - ибо он не мог идти ни пешком, ни верхом, - поставить перед строем врагов и так идти в бой. Вассалы, сделав это, тут же обратили врагов в бегство. Когда была одержана победа и его хотели отнести домой, он на руках вассалов испустил дух, который ещё бился в его груди. А спустя несколько дней умер и Пастикван. После почти одновременной смерти этих двух герцогов Бретань разделили между собой Юдикель, рождённый от дочери короля Эриспоя, и Алан, брат вышеназванного Пастиквана. Между ними были многие ссоры и войны. А когда Юдикель погиб в битве с норманнами, сражаясь более храбро, чем осторожно, вся Бретань перешла под власть Алана.

Год 876

В июне произошло столь сильное и внезапное наводнение, что одно поместье, далеко отстоящее от ручьёв и рек, в мгновение ока было поглощено потоком вместе с людьми и скотиной, деревьями и строениями, церковью и алтарём, и не осталось там даже следов обитания. Людовик, король Германии, окончил свои дня 28 августа во Франкфуртском пфальце и был погребён в Лорше, в монастыре св. Назария. Это был христианнейший князь, по вере католик, достаточно сведущий как в светских, так и в церковных науках; усерднейший исполнитель всего, что требует благочестие, мир и справедливость; хитрый нравом и разумнейший в совете. При даровании или лишении общественных должностей он всегда руководствовался решением суда; он был победоносным в битвах, больше усердия проявляя к оружию, нежели к пирам, предпочитая богатствам орудия войны и ценя скрежет стали более, чем блеск золота. Бездарные люди никогда не пользовались у него влиянием, зато редко когда в немилость впадал талантливый человек; никто не мог подкупить его дарами, никто не получал у него за деньги ни церковных, ни светских должностей; но церковные [должности] приобретались добрыми нравами и святым образом жизни, а светские – преданной службой и верностью. Женой этого славнейшего короля, - да будет благословенна его память! – была королева Эмма, происходившая из знатного рода, но ещё более славная благородством духа; он имел от неё 3-х весьма одарённых сыновей – Карломана, Людовика и Карла, которые после смерти отца счастливо управляли империей. Карл, услышав о том, что брат ушёл из этого мира, как говорят, безмерно обрадовался и решил овладеть [второй] частью королевства Лотаря. Как можно скорее собрав войско, он прибыл со всеми своими силами в Ахенский пфальц и, пробыв там несколько дней, явился в Кёльн. Пока это происходило в королевстве Лотаря, Карломан, старший сын Людовика, вступил в пределы Италии, стремясь подчинить её отцовской и своей власти. Ведь Людовик, император Италии, как мы говорили, уже покинул этот мир, а Карл, его дядя, приняв титул императора, ушёл из Италии. Карл, его брат пребывал в Аламаннии. А Людовик, который присутствовал при смерти отца и с достойными почестями похоронил его, находился во Франкфурте, столице восточного королевства. Когда ему сообщили, что Карл, его дядя, заняв пределы отцовского королевства, разбил уже лагерь возле Кобленца, он воспылал страшным гневом и тут же направил к нему послов, умоляя его вспомнить о дружбе и родстве, вспомнить о Господе Иисусе Христе, чьё имя он и его брат упоминали перед лицом свидетелей при разделе между собой этого королевства, страшными клятвами обещав соблюдать двусторонний мир; да убоится он ставить ни во что такое имя и возвращать Господу свои клятвы; пусть нерушимо соблюдает союз, который они заключили друг с другом; пусть оставит в покое меч и, будучи охвачен столь нечестивым желанием, остережётся проливать человеческую кровь; пусть довольствуется своей частью, наслаждается в мире своей долей наследства, не посягая на чужие права, не отнимая их и никого не тревожа, дабы не было в столь великом муже жажды пустой славы, но только справедливость, любовь и согласие, и сохранялся бы между ним и племянниками крепкий мир. Но Карл презрел такого рода увещевания, заявив, что он заключал договор с братом, а не с племянниками. Между тем, Людовик собирает войско из Саксонии, Тюрингии и Восточной Франконии, - в сыне, как видишь, проявилась не столько отцовские черты, сколько отцовская проницательность и находчивость, - с большим великолепием разбивает лагерь на берегу реки против Кёльна и напротив лагеря Карла, а сам со всеми силами переходит Рейн между Кобленцем и Андернахом. Не было недостатка в людях, которые донесли бы до слуха Карла, что его племянник со всеми силами перешёл Рейн. Как только Карл понял, что одурачен лагерем Людовика, он без промедления двинул войско и, как говорят, с более чем 50 000 воинов выступил против него в округе Майенфельд, недалеко от крепости Андернах; но не спасла короля многочисленность войска. Ибо, как только начался бой, при первом же натиске погиб граф Регинар, который нёс знамя; густые ряды войска были атакованы воинами Людовика и, как огонь, брошенный в солому, мгновенно пожирает всё, так и силы врага были разбиты и повержены. Войско короля было страшно изрублено и обратило тыл, а победа досталась Людовику. Карл, видя бегство своих, бегством же спас свою жизнь, слишком поздно поняв, насколько преступно было из-за ненасытной жадности нарушать законы справедливости, утверждённые установлениями человеческих и божеских законов. Произошло это побоище 8 октября. После этого названные выше братья прибыли в место под названием Швалафельд, где и разделили отцовское королевство. Карломану достались Бавария, Паннония и Каринтия, которую неправильно называют Карантанией, а также славянские королевства чехов и моравов; к Людовику отошли Восточная Франкония, Тюрингия, Саксония, Фризия и часть королевства Лотаря; далее, Карлу была уступлена Алеманния и некоторые города из королевства Лотаря.

Год 877

Карл Старший во 2-й раз отправился в Рим, где уже за огромную сумму получил от епископа апостольского престола Иоанна императорский титул и видел Итальянское королевство более проездом, чем владел им реально. Вернувшись из Рима в Ломбардию, он отдал в жёны Бозо, брату королевы Рихильды, Ирмгарду, дочь императора Людовика. Свадьба была отпразднована с таким блеском и такими великолепными играми, что радость этого праздника превосходит всякую меру. Сверх того, он дал этому Бозо Прованс и, возложив на голову корону, велел провозгласить его королём, чтобы по обычаю древних императоров повелевать королями. Затем, по прошествии нескольких дней он вступил в Павию; когда он был занят там приведением в порядок общественных дел, ему внезапно сообщили, что Карломан с огромным количеством вооружённых людей вступил в пределы Ломбардии. Вне себя от страха он немедленно перешёл Тицин и По и, напрягая все силы, поторопился вернуться в Галлию; но ещё прежде, чем он достиг вершин Альпийского хребта и его узких тропинок, он был поражён недугом, за которым тут же последовала смерть и конец жизнь. Молва утверждает, что он принял кубок смерти от некоего еврея по имени Седекия, который был его доверенным лицом, ибо, как говорят, обладал большим опытом в лечении телесных язв; однако, он был шарлатаном и вводил людей в заблуждение магическими приёмами и ворожбой. Умер же [Карл] 6 октября. Тело его было положено на носилки и вынесено его людьми из Италии; однако, поскольку невыносимый смрад от разлагающегося трупа затруднял его переноску, они были вынуждены предать его земле. Через несколько лет его кости были перенесены и с честью погребены в Париже, в монастыре Сен-Дени; в королевстве ему наследовал его сын Людовик. Умер Адальгар, аббат Корвейский; [ему] наследовал Танкмар. Когда же и он скончался через 8 месяцев, ему наследовал блаженной памяти Аво. Умер Лиутберт, епископ Падерборна; ему наследовал Бизо.

Год 879.

Умер Аво, аббат Корвейский; ему наследовал любивший братию Бово 1.

Год 881.

Карл 1, сын Людовика 2, некогда короля всей Германии, брат Карломана 3, короля Баварии, и Людовика 4, короля восточных франков, выйдя из Алеманнии, которую [отец] уступил ему в качестве удела при разделе королевства, вступил в земли лангобардов и в течение нескольких дней овладел всей Италией.

Год 885.

30 ноября умерла королева Лиутгарда 1; с честью погребённая, лежит она в Ашаффенбурге.

Год 886.

Император Карл, когда умер Хильдегрим, 3-й 1 епископ Хальберштадта, назначил его преемником Агилольфа 2 Херсфельдского.

В живых остался мальчик Карл 3, сын короля Людовика 4, которого королева Адельгейда 5 носила в момент смерти отца во чреве; ему по праву досталось королевство галлов.

Год 888.

Карл Толстый, из императора-августа став объектом презрения гордецов, испытал все насмешки непостоянной судьбы, 12 января испустил дух и был погребён в монастыре Рейхенау; все королевства, которые подчинялись его власти, в связи с этим стали свободны, словно брошенные законным наследником.

Год 891.

Явилась некая звезда удивительной величины; многие полагали, что это комета. Ведь она, испуская вниз яркие лучи и восходя в течение многих ночей по Зодиаку, была видна 21 марта в середину 40-дневного поста 1.

После того, как умер папа Стефан 2, Формоз 3 занимал [апостольский престол] в течение 5 лет и 6 месяцев.

По совету короля и знати Сигехард добровольно оставил Фульденское аббатство, и приор Гуго 4, избранный в присутствии королевских послов Теутбальда и Поппо, был в Регенсбурге [утверждён] королём его преемником.

Год 893.

Майнцским архиепископством после Сунцо 1 управлял Хатто 2, нравами совершенно не похожий на своего предшественника.

Год 894.

Великий синод при участии 26 епископов и ряда аббатов состоялся в Трибуре 1, который письменно утвердил множество декретов относительно статуса святой церкви, [направленных] против ряда мирян, пытавшихся умалить [значение] церковной власти. Викберт 2, епископ Хильдесхаймский, проявил себя на соборе в полном блеске.

Год 900.

Умер Бизо, епископ Падерборна; [ему] наследовал Дитрих 1.

Год 902.

В этом году открылись знамения: в течение большей части ночи звёзды падали, словно дождь; Рейн и многие реки Саксонии, как то свидетельствуют моряки и мельники, изменили в ту ночь, то есть 27 сентября, естественное течение 1.

В это время Адальберт 2, великий герой, - его отцом был герцог Генрих 3, а мать звалась Баба 4, - сын сестры Генриха 5, позже [ставшего] королём, и внук Отто 6, герцога Саксонии, вместе со своими братьями воевал против Конрада 7, - отца того Конрада 8, который позднее [стал] королём, - приведя в беспорядок всё королевство Людовика 9, и даже не прося у этого короля как-либо укротить столь суровую войну, возникшую между столь славными мужами.

Год 906.

В этом году, 24 июня, венгры опустошили пределы Саксонии, перебив множество [людей]; бесчисленную толпу женщин – благородных, свободных и служанок, - они, взяв в плен, раздели и, связав их головы друг с другом волосами, словно ремнями, а груди продырявив, вместе с детьми увели с собой 1.

Год 907.

В это время в Саксонии славился Отто 1, сын герцога Лиудольфа 2, брат герцога Бруно 3; от него-то и произошёл царский отпрыск Генрих 4, которого родила ему Гедвига 5, первым свободно правивший в Саксонии. Были у [Отто] и другие сыновья – Танкмар и Лиудольф, но они умерли ещё при жизни отца. Когда речь зашла о разделе земель, они попытались отнять те из них, а именно – поместье в 11 тысяч мансов, которые их отец уступил Гандерсгеймской церкви. Не сумев воззвать к их совести, Генрих предпочёл скорее уступить церкви свою долю, нежели вместе с ними подвергнуться отлучению. Из прочих земель он ничего не получил, скорее с терпением перенеся то, что его, несчастного, лишили наследства. И вот, когда братья умерли, к нему, ставшему уже герцогом 6, перешло всё наследство.

Год 919.

Итак, умер король Конрад 1, муж храбрый и сильный, превосходный и дома, и на войне, славный щедростью и знаками всяческих достоинств. Он настолько заботился об общественном благе, что даже в отношении врага 2, - добродетель крайне редкая 3, - доказал это. Погребён он был в своём городе Вейльбурге 4 под плач и слёзы всех франков.

В уже названном выше году, а именно в 919 г. от воплощения Господня, 1571-м от основания Города 5, Генрих, 1-й этого имени, в ряду августов 75-й, первым из народа саксов стал править свободной властью, после чего центр Тевтонского королевства, бывший до сих пор во Франконии, переместился в Саксонию; вряд ли это случилось в результате случайностей войны и мира; невозможно усомниться в том, что это произошло по воле Божьей.

Так, Генрих, по прозвищу “Птицелов”, был избран с общего согласия франков, швабов, баваров и саксов, предпочтя Божьему служению светское поприще 6; покровитель вдов и сирот, утешитель пребывающих в печали, он положил начало своему правлению заключением и упрочением мира.

Год 921.

В то время, как Генрих с крайним усердием заботился о пределах королевства в Германии, в соседней Франции бушевали тяжкие внутренние смуты; волновался Гизельберт 1, страстно призывая низложить Карла 2. Между Генрихом и Карлом также возникло несогласие из-за королевства Лотаря 3, расположенного между Мозелем и Рейном, ибо Карл и Одо 4, его предшественник, получили его от Арнульфа 5, а Генрих, овладев королевством Арнульфа, вознамерился отобрать его у Карла по праву наследования.

Год 922.

Он 1 основал селение Гослар 2.

Год 923.

Тяжело болея, [Сигизмунд] 1 увидел во сне, что пастырский посох выскользнул из его рук, а Бернард 2, его капеллан, поднял его и в открытую понёс, отправил его обрести милость короля и знати. Бернард, вернувшись назад, когда тот уже умер, стал по воле Генриха его преемником; был он мужем благородным и святым, первым среди знати королевства.

Год 925.

Умер Хильтин 1, епископ Аугсбурга; вместо него, волей Бога и трудами Генриха, епископом стал Ульрих 2, святейший муж, достойный Бога и славный благодаря свидетельствам знамений и откровений.

Год 926.

Беренгар 1, который став некогда из герцога Фриули королём Италии, сначала в течении 13 лет воевал с Видо 2 и Людовиком 3, а затем в течение 20 лет самостоятельно правивший королевством, был убит итальянцами; тем не менее, Рудольф 4 не был пущен ими в королевство.

Год 932.

Король Генрих, обновив посредством Божьих и людских усилий Германское королевство, укрепил его божественными и человеческими учреждениями. Благодаря его ревности были крещены короли ободритов и данов; большую заботу проявлял он также о распространении культа Божьего.

Год 933.

Не легко изложить ни устно, ни письменно, сколь ревностно заботился король Генрих о своих подданных в дни мира и войны, с какой мудростью укрепил он Саксонию против вторжения всех народов в течение 9-летнего перемирия, заключённого с венграми, и сколь искусно вдохнул он уверенность в прежде неопытное сословие воинов.

Год 936.

Оттон 1, будучи избран, согласно обычаю франков, королём, начал править, - в ряду августов 76-й, - в 1688 году от основания Города, 936-м от воплощения Господня.

Обретя поддержку в Боге и державе скипетроносцев, великий Оттон велел помазать также свою супругу Эдит 2, дочь Эдмунда, короля Англии, бывшую весьма богобоязненной. Она имела много заслуг перед Богом, что стало ясно благодаря ряду обстоятельств. Так, однажды ночью, в отсутствие короля, пришла дикая лань и, часто стуча ногой в дверь, добилась, наконец, того, что госпожа её впустила; затем, направившись прямо к ней, [лань] пала [к её ногам], словно желая поведать о своём горе. И вот, по приказу королевы, которая поняла, что стряслась какая-то беда, охотник, перейдя Эльбу, - лань шла впереди него, - нашёл запутавшегося [в зарослях] оленёнка; когда его освободили, лань радостно скрылась в чаще. А вот ещё достопамятное событие, которое сделал с ней Господь. Когда она была слишком щедра в [раздаче] милостыни бедным, король, будто разгневавшись, а на самом деле желая проверить её твёрдость, запретил ей столь большие траты. И вот, во время какого-то особо торжественного праздника, она, облачившись в дорогие одежды, отправилась в церковь; король, облачившись в одежду нищего, - дабы она его не узнала, - коварно опередил её. Остановившись в воротах храма, он задержал её, когда она входила, и просил его пожалеть. Она же, сказав, что кроме одежды у неё ничего нет, услышала, что и кусочек её платья может помочь бедняку. Тогда королева, сгорая от стыда, укрыла его, крепко её державшего, своим плащом, разрешив оторвать рукав дорогого платья. Мнимый бедняк спрятал его у себя за пазухой, а она, в порванном платье, но укрытая плащом, вернулась на постоялый двор и, облачившись в новое платье, спрятала лохмотья; и вот, когда она пришла к столу, король оглядел её и спросил – почему она сменила то платье, что носила утром? Когда же она отговорилась случайностью, он велел принести прежнюю одежду. Не сумев ни раз, ни два обмануть [мужа], она в страхе извлекла платье из тайника и протянула ему. Осмотрев его и увидев, что оба рукава на месте, король вытащил тот [рукав], который сам оторвал, и поведал слушателям все обстоятельства этого дела, после чего стал уважать королеву больше прежнего.

В этом году, 23 сентября 3, то есть на следующий после праздника св. Маврикия день, король повелел учредить в этом городе 4 монашескую обитель; как ради любви к Богу, своему отцу и своей душе, а также к святейшей супруге и королю Рудольфу 5, который передал ему [мощи] св. Иннокентия, так и ради спасения всех своих должников, он построил здесь монастырь в честь князя апостолов св. Петра, св. Маврикия и Иннокентия, передав ему множество земель в различных местах; подчинив это место римскому мундибурдию 6, и уступив братии свободный выбор аббата, он совершил всё это с согласия архиепископов Фридриха Майнцского 7 и Адальдага 8 Бременского, а также многих других епископов.

Год 943.

Зима была очень суровая; за ней последовал сильнейший голод.

Год 945.

[Король] передал одному своему верному [вассалу], маркграфу Кристиану 1, значительные земли в округе Серимунт 2, в месте под названием Стено и месте под названием Кюнау, в графстве этого самого Кристиана.

Год 949.

Король Оттон утвердил своей грамотой [основание] епископства Бранденбургского; 1-м его епископом стал Титмар 1, избранный за 30 лет до [учреждения] Магдебургского епископства, основанного тем же [королём].

Год 951.

Вскоре после того король отправился в Италию; в пути некая женщина, выйдя навстречу, принесла жалобу на своего притеснителя, причинившего ей насилие. Король сказал ей: “Вернувшись к тебе, я, если буду жив, буду считать твою обиду своей собственной”. Когда же она ответила, что он её забудет, [король], указав пальцем на церковь, сказал: “Она будет мне памятным знаком” 1.

Итак, непобедимейший король Оттон, взяв в жёны королеву Адельгейду 2, угодную Богу, прекрасную ликом, мудрую в советах, весьма славную всяческими добродетелями, в роду которой деды и прадеды были королями, - к тому времени она уже овдовела, лишившись светлейшего супруга, короля Лотаря 3, - овладел с Божьей помощью всей Италией; подчинив миланцев, [Оттон] дал им новые деньги, которые до сих пор зовутся Оттелинами.

Год 952.

Как только стало известно о возвращении короля, все соединились друг с другом в твёрдой верности, дабы королю нечего было судить. Однако, глянув на упомянутую церковь и вспомнив о женщине, он велел ей предстать перед ним и изложить свою жалобу. Она же, вскоре после обвинения вступив в законный брак со своим обидчиком и родив ему сыновей, уже не жаловалась на него. Король, напротив, поклялся бородой Оттона, - такова была его клятва, - что обидчик, обвинённый ею прежде, должен узнать вкус обоюдоострой [секиры]. И тотчас исполнил просьбу [женщины] вопреки её желанию, оказал благодеяние вопреки её воле, судил, не доставив тем радости.

Три королевства – данов, шведов и норманнов, а также славяне, жившие в тех краях, - вагры, ободриты или ререги, линоги, варнабы, хиццины и цирципаны, вместе со всеми своими церквями были, согласно церковному праву, подчинены Гамбургской митрополии.

Год 955.

Венгры, выступив с очень большим войском и заявляя, что если только земля не разверзнется или небо не обрушится на них, никто не сможет их победить, были разбиты королём в сражении у города Аугсбурга в Швабии 1; тогда же Конрад 2, негодуя на венгров, прибежал к нему, умоляя Бога, чтобы в этой битве он был убит венграми за свою тяжкую провинность.

Год 959.

Король опять напал на славян, там, где был убит Титмар 1. Послы Елены 2, королевы русской, которая крестилась в Константинополе у императора Константинопольского Романа 3, придя к королю, притворно, - как выяснилось позднее, - просили его дать их народу епископа и священников. Тот, радушно их приняв, с великой радостью согласился на их просьбу, назначив для этого почтенного и католического мужа Либуция.

Год 961.

В правление благочестивейшего короля Оттона, в 25-й год его правления, в присутствии послов апостольского господина и вселенского папы Иоанна XII 1, а именно: Иоанна, архидьякона святой римской церкви, и Аццо, протоскриниария, архиепископов: Вальтберта Миланского, Вильгельма Майнцского 2, Фридриха Зальцбургского 3, а также епископов: Ульриха Аугсбургского, Поппо Вюрцбургского 4, Михаэля Регенсбургского 5, Хартберта Курского 6, Адальберта Лоршского 7, Абрахама Фрейзингенского 8, Лантварда Минденского 9, Петра Новарского, Рикберта Сабинского 10 и Ландеола Базельского, в канун Рождества Господня, было доставлено тело св. Маврикия и тела некоторых его спутников 11. С величайшей, как подобает, честью оно было перенесено в Партенополь 12, принято при всеобщем стечении горожан и селян, и до сих пор почитается там ко благу отечества. Сверх того, славнейшему королю в Регенсбург в тот же день были доставлены мощи многих святых – апостолов, мучеников, исповедников и святых дев.

Год 962.

Умер Амалунг 1, епископ Верденский, брат герцога Германа 2; ему наследовал Бруно 3, Корвейский монах, родственник этого герцога. Умер раб Божий Регинберт. Он построил в Швабии аббатство св. Блазия 4.

Этот Иоанн, сын Альберика 5, 12-й этого имени, по просьбе императора Оттона, которого сам же и посвятил, первым постановил учредить в городе Магдебурге архиепископский престол; правда, позже он за свою неверность был низложен императором, и завершил то, что он начал, его преемник Иоанн 6, 13-й этого имени. Всё же он дал относительно этого дела привилегию, записанную на краях [грамоты]:

“Епископ Иоанн, раб рабов Божьих, достопочтенным собратьям, архиепископам, епископам, аббатам, монахам, князьям, а также всему духовенству и народу в Галлии, Германии и Баварии.

Сколь часто ради пользы нового христианства от святой римской церкви, которой мы милостью Божьей преданно служим, требуется привилегия дозволения и утверждения, столь часто мы со всем тщанием и всей любовью, не жалея усилий заботимся, дабы из-за [нашего] бездействия происками коварного врага не расхищалось беспрестанно то, что мы охотнее стремимся согласно благочестивому желанию исполнить. Итак, дражайшие братья, нам всеми силами следует стремится, чтобы христианство, которое всемогущий Бог посредством рабов своих ежедневно распространяет небесными победами и продвигает вперёд, также и нашим содействием крепло в нём и сохранялось. И вот, дражайший и христианнейший сын наш, король Оттон, победив по милости Божьей варварские народы, - аваров и огромное множество других, - пришёл к высшему и вселенскому престолу, который мы по воле Божьей занимаем, дабы ради защиты святой церкви Божьей и победного триумфа принять через нас от блаженного князя апостолов Петра корону и императорское достоинство. Приняв его с отеческой заботливостью, мы ради защиты святой церкви Божьей помазали его с благословения блаженного Петра в императоры. Когда, беседуя в церкви блаженного апостола Петра о состоянии и управлении всего христианства, речь зашла о том, какие меры полезны ему и угодны Богу, названный благочестивейший император Оттон поведал нашему святейшеству о том, как победив славян, он вновь укрепил их в католической вере, и просил настойчиво и упорно, чтобы овцы, которых приобрёл он во Христе, не управлялись из-за отсутствия пастыря лукавством древнего змея. По праву, дражайшие братья, дали мы согласие на эту просьбу. Всеми фибрами души стремимся мы к тому, чтобы эта новая плантация была основана на вершине горы, на камне, который есть Христос, ибо она достойна того. Тот, кто не желает ничьей погибели, даст ей силы. С согласия Его милости мы желаем и посредством привилегии этого листа повелеваем преобразовать в центр архиепископства построенный в королевстве Саксонии на Эльбе Магдебургский монастырь, который упомянутый святейший император соорудил ради нового христианства, - ибо он ближайший из мест, соседствующих с язычниками, - дабы мог он управлять и распоряжаться посредством подчинённых ему епархий всей паствой Божьей. Мы желаем и посредством этой привилегии повелеваем, чтобы Мерзебургский монастырь, который этот благочестивейший император, сокрушив венгров, посвятил Богу, был преобразован в центр епископства, подчинённого Магдебургскому престолу. И, поскольку такое множество народов не может [хорошо] управляться одним пастырем, мы желаем и посредством привилегии нашей власти считаем наилучшим, чтобы ценз и десятину со всех народов, которые окрестил этот благочестивейший император, или которые ещё только будут с помощью Божьей окрещены им, его одноимённым сыном-королём 7, и их преемниками, они и преемники их имели право распределять и подчинять Магдебургскому, Мерзебургскому и любому иному будущему престолу по своему усмотрению. Мы желаем также, дражайшие братья, и предписываем приказом блаженного апостола Петра, чтобы архиепископы Майнца, Трира, Кёльна, Зальцбурга и Гамбурга всеми силами души и тела содействовали преобразованию Магдебургского монастыря в центр архиепископства, а Мерзебургского – в центр епископства. Когда же всемогущий Бог посредством вышеназванного раба своего, непобедимейшего императора, его сына-короля 7 и их преемников приведёт соседний народ славян к почитанию христианской веры, мы желаем, чтобы с их помощью в соответствующих сообразно удобству местах были созданы епископства, а в них, с согласия 5 вышеназванных архиепископов и их преемников, Магдебургским архиепископом были посвящены подчинённые ему епископы. Если же преемники названного сына нашего, благочестивейшего императора и его одноимённого сына-короля 7 попытаются нарушить их установления, или епископы названных церквей и прочих, и их преемники не будут помогать и содействовать Магдебургскому архиепископу и его преемникам, а также подчинённым ему епископам и их преемникам, пусть будут они поражены мечом анафемы и без конца подвергаются осуждению Всевышнего, воздающего за всё. Так пусть же даст всемогущий Бог долгую жизнь нашим духовным сынам, светлейшему императору Оттону и его одноимённому сыну-королю 7, чтобы живя в спокойствии в этом мире, они обрели пальму неувядающей славы в мире будущем. Написана рукою Льва, скриниария святого апостольского престола, в месяце феврале, 5-го индикта. Дана 12 февраля рукою Григория, секундицерия святого апостольского престола, в 7-й год понтификата господина Иоанна, милостью Божьей верховного понтифика и вселенского папы, в 1-й год императорской власти господина Оттона, благочестивейшего августа, коронованного Богом великого императора, в [указанном выше] месяце, 5-го индикта”.

Да не лишатся 8 старые церкви в пользу новых ни десятины, ни прочих владений. Да не будут отобраны дары церквям. Да сохранятся нерушимыми церковные установления и привилегии, переданные апостолами и другими [церковными] наставниками, и да подвергнутся отлучению те, кто их нарушит. Пусть обычаи церкви соблюдаются наравне с законом. Да упрочится 30-летнее владение. Как 30-летнее владение разрушает чужой диоцез, так пусть не допускает его земский суд. И пусть базилики, которые впредь будут основаны, без [всякого] сомнения принадлежат тому епископу, в чьём распоряжении находится [соответствующий] суд.

В этом году мощи святых мучеников Фабиана, Евстахия, Панталеона, Ипполита, Эвгея, Миниата, Валента, а также тело святой девы Лаврентии были доставлены названным императором в город Кведлинбург и самым благочестивым образом там приняты 9.

Год 963.

21 июля тело св. Геронтия руками епископа Откера 1 было по приказу императора Оттона доставлено из Италии, привезено 23 сентября в саксонскую метрополию Магдебург и с честью принято Бернгардом, епископом Хальберштадтским, в парафии которого находился [названный] город.

Год 964.

В город Кведлинбург было доставлено тело святой девы Стефаны.

Год 965.

Во времена этого императора славились два брата из местности в Тюрингии, под названием Веймар, - граф Вильгельм 1 и Поппо, капеллан этого цезаря. Насколько свято и праведно жил этот почтенный священник, ясно поведал Бог при его кончине 2.

Брат же его Вильгельм дожил в почтенной старости вплоть до времён императора Генриха 3 Бамбергского.

Иоанн, епископ Нарнийской церкви, был избран тогда всем римским народом, став понтификом апостольского престола 4. Этот Иоанн завершил в Магдебурге то, что начал его предшественник.

В этом году, 31 марта, обрушилась базилика Хальберштадтской церкви. Умер Геро 5, самый лучший и замечательный из маркграфов своего времени. Взволнованный смертью своего единственного сына Зигфрида 6, он, будучи уже немощным стариком, отправился в Рим, сложил перед алтарём князя апостолов Петра победоносное оружие и, получив у господина папы руку св. Кириака, нашёл со всем своим наследством пристанище у Бога; соорудив в лесу монастырь, названный его именем 7, он назначил его аббатисой вдову 8 своего сына, уже ранее принявшую от епископа Бернгарда покров, и, укрепив всех, 20 мая счастливо отошёл к Господу. Его брат Зигфрид 9 передал часть своего наследства св. Виту, построив в его честь монастырь в месте под названием Грёнинген. Их сестра Хидда 10, святая женщина, которая отправилась ради паломничества в Иерусалим и умерла там, родила маркграфа Титмара 11 и Геро 12, архиепископа Кёльнского, который в правление Оттона II построил в своём поместье на реке Заале аббатство в честь св. Богородицы и св. мученика Киприана 13.

Год 966.

В этом году, до того, как король ушёл в Италию, его единственная дочь Матильда 1, украшение монахинь, была, с согласия всего духовенства и благочестивейшего народа, избрана аббатисой обители св. Сервация 2 и, в присутствии отца, императора Оттона, матери, императрицы Адельгейды, бабушки, королевы Матильды, а также своего брата, короля Оттона, и всех знатных людей обоего пола из этого региона, рукоположена, - причём не одним, как то принято, епископом, но всеми архиепископами и епископами королевства, собравшимися здесь ради этой цели.

Год 967.

Император разделил наследство Вихманна 1 на две части, одну из них передав монастырю, построенному герцогом Германом 2 в Люнебурге, а вторую уступив аббатству под названием Кемнаде 3 на реке Везер. Оба эти монастыря значительно окрепли благодаря пожалованию императора и упрочились посредством королевской власти.

Год 968.

Бернгард, почтенный епископ Хальберштадтский, родом благороднейший сакс, - как это видно по всем, кто произошёл из этого рода 1, - и первый среди знати королевства, муж высшей умеренности и славнейшего благочестия, достигнув преклонного возраста, в 48-й год своего пребывания в должности, в тот день, то есть 3 февраля, почил в Бозе; тело его было погребено в церкви блаженного Стефана. Среди бесчисленных своих добрых дел, он привёз из Рима руку святого папы и мученика Сикста, наряду с мощами многих [других] святых. Когда цитра пределов наших сделалась унылой, а свирель нашей надежды – голосом плачевным 2, справедливость Господня, радующая сердца, и светлая заповедь Господня, просветляющая очи 3, зажгла огонь в светильнике, дабы светил он всем, кто есть в доме Божьем, то есть [дала нам] Хильдеварда 4, золотое украшение прежних епископов, образец нынешним, пример святой жизни последующим. Избранный по уставу с единодушного согласия всего духовенства и народа, поставленный Германом 5, герцогом Саксонии, в крепости Верле 6, он стал 8-м епископом этой церкви 7. Ведь император, отправляясь в Рим, доверил названному герцогу управление Саксонией. 21 декабря он был рукоположен Хатто 8, архиепископом Майнца, преемником Вильгельма 9.

После этого святая Матильда, сиятельная королева, уйдя 14 марта из этого мира, была погребена перед алтарём Христова епископа Сервация, возле своего господина, короля Генриха, ибо любя его живого, пока была жива, постоянно стремилась соединиться с ним после смерти 10. Чтобы сказать коротко о многом, [сообщим], что она, охваченная благочестивыми помыслами и полная благочестия, построила монастыри: [первый], - святым Дионисию и Сервацию, расположенный на горе, в Кведлинбурге, второй – в честь св. апостола Иакова и св. исповедника Викберта – в селении на королевском дворе, третий – св. Марии, матери Божьей, и св. Кресту в Нордхаузене, четвёртый – св. Дионисию – в Энгерне, и пятый – опять св. Сервацию – в Пёльде. И, хоть она энергично и всеми силами старалась поддержать состояние всех церквей, которые могла проведать через послов или посетить лично, всё же с большим [рвением] она не прекращала наделять всяческими благами те монастыри, о которых мы сказали выше, словно они с особым расположением относились к ней и её имени.

В это время император наделил Хальберштадтскую церковь и св. Стефана многими землями.

Вслед за тем император вызвал к себе Рихера, 3-го аббата Магдебургской церкви, - ведь его предшественники – Анно 11 и Отвин 12 – стали епископами Вормса и Хильдесхайма, - желая украсить его епископским саном; но, поскольку тот презрел доставленное ему тайно письмо, [Оттон] поставил во главе архиепископства Адальберта 13 Трирского, по роду занятий монаха, рукоположенного ранее в епископы Руси, но изгнанного оттуда язычниками, славного и испытанного во всех отношениях отца, и отправил его в Рим, чтобы получить у папы паллий. Господин папа Иоанн, 13-й этого имени, ранее епископ Нарнии, согласился со справедливой просьбой, не колеблясь, признал его в привилегии апостольской власти достойным сана архиепископа и, ради любви к блаженному Маврикию, Иннокентию и святым, которые покоятся в Магдебурге, а также к названному императору, вручил ему паллий для торжественного служения мессы в году от воплощения Господня 968-м, 12-го индикта, 18 октября, то есть в праздник св. евангелиста Луки, в 4-й год понтификата самого господина Иоанна, вселенского папы. После этого император отправил [Адальберта] к его престолу, предписав всей знати Саксонии посетить его в ближайшее Рождество Господне.

Сам император каждый день, как найдено в грамоте, имел пищу такого рода: тысячу свиней и овец, 10 бочек вина и 10 пива, тысячу мальтров зерна, 8 быков, не считая цыплят и поросят, рыбы, яиц, овощей и многого другого.

Год 969.

Монахи, которые прежде там 1 проживали, были переселены на гору в черте этого города, которая зовётся “Гора св. Иоанна” 2, 9 августа, то есть накануне дня св. мученика Лаврентия. Многие годы спустя они имели обыкновение босиком совершать в этот день шествие в город, - в знак уважения и памяти об этом переселении, - прося св. Маврикия и прочих святых о заступничестве. Этот обычай сохранялся вплоть до появления нового устава из Хиршау. А в каком году случилось это переселение, мы точно не знаем, разве что читали, что император в 965-м году от воплощения Господня, 8-го индикта, в 4-й год его императорской власти, королевской же – 30-й, передал этому монастырю всю медовую десятину со славянской провинции под названием Ницици 3. А в этом ли году произошло [переселение], в предыдущие ли, - неизвестно.

[Граф Генрих фон Штаде] 4 имел жену по имени Юдифь 5, сестру герцога Удо 6, который позднее, [в правление] Оттона Рыжего 7 погиб в Калабрии 8 вместе со многими [другими]; она родила ему 3-х сыновей, а именно – Генриха, Удо и Зигфрида, и 3-х дочерей 9; о них всех будет сказано в соответствующем месте 10. Сам [граф] построил замок в месте под названием Гарзефельд 11, фундамент и валы которого видны и по сей день. Он, вместе со своей супругой, погребён в Хееслингене 12.

Год 970.

Геро, [ставший] архиепископом Кёльнской церкви после Фолькмара 1, и его брат, маркграф Титмар, передали церкви св. Богородицы в Танкмаресфельде часть своего наследства. Это открыто произошло в вышеназванной церкви 29 августа.

Император Оттон разделил наследство Вихманна, убитого, как мы сказали выше, славянами, на две части; одну из них он передал монастырю, построенному герцогом Германом в Люнебурге, а вторую уступил аббатству под названием Кемнаде на реке Везер. Оба эти монастыря значительно окрепли благодаря пожалованию императора и упрочились посредством королевской власти 2.

Год 971.

Великолепный дворец в Дорнбурге 1 сгорел вместе с королевскими сокровищами.

Год 972.

Император Оттон велел доставить на Пасху в Рим своему сыну Оттону гречанку из Константинополя, сияющую талантами, красноречивую и прекраснейшую ликом Феофано 1; справив там в течение 8 [дней] после Пасхи королевскую свадьбу, он соединил невестку с сыном, к радости всей итальянской и германской знати.

Год 974.

Император Оттон, 2-й этого имени, по прозвищу “Рыжий”, был помазан в императоры-августы ещё при жизни отца, в год от основания Города 1175-й, и, будучи 75-м 1 в ряду августов, самостоятельно правил после [смерти] отца 10 лет.

Год 975.

Рождество Господне император отпраздновал в селении Пёльде, а Пасху – в пфальце Гроне. Генрих 1, герцог Баварии, был схвачен, доставлен в Ингельгейм и передан бдительной страже. Он был сыном герцога Генриха 2, брата Оттона I, и дочери герцога Арнульфа Баварского 3 по имени … 4

В этом году святость монашеского чина была перенесена из Танкмаресфельда в крепость под названием Ниенбург 5, расположенную на берегу реки Заале, в округе Нордтюринггау 6. Ведь им и многим верующим во Христа суровость того места и его всякого рода неудобства казались препятствием для служения Христу 7.

Год 976.

Умерли рабы Божьи Геро 1 и Хелмрик.

Год 977.

Генрих по прозвищу “Младший” 1, тот самый, который позже был маркграфом в Баварии, имел следующее происхождение. Граф Лотарь 2, сеньор Вальбека, пытаясь, как было сказано, убить императора Оттона 3, был схвачен, отправлен в Баварию и передан графу Бертольду 4; затем, вернув себе милость цезаря, он выдал за этого Бертольда замуж свою дочь Эйлу 5, которая и родила ему этого Генриха.

У императора Оттона и августы Феофано родилась дочь, которой [отец] дал имя своей матери, императрицы 6.

Год 978.

Умер маркграф Титмар, брат Геро, архиепископа Кёльнского, и погребён в Наумбурге. Женой его была дочь герцога Германа по имени Сванхильда 1, родившая ему [сына] – маркграфа Геро 2. Императрица Адельгейда, из-за размолвки, случившейся между ней и сыном, отправилась вместе с дочерью, аббатисой Адельгейдой 3, в Италию.

Год 979.

Его 1 дочь Адела вышла замуж за Зигфрида 2, сына Генриха, графа фон Штаде, и родила ему графа Лиутгера 3, а также Ирмгарду и Берту, аббатис Альслебена 4. Сама графиня Адела передала Магдебургской церкви поместье в качестве выкупа за голову своего отца. Кроме того, она подарила двум монастырям, расположенным в Альслебене и Гарзефельде, те земли, какими [владела] в Требнице 5.

Год 980.

Почтенный епископ Хильдевард перенёс кровь св. первомученика Стефана, вместе с 2-мя членами, - дар Дитриха 1, епископа Мецкого, - в Хальберштадтскую церковь, где она с великим почётом и славой была принята духовенством и народом; её святость стала ясна благодаря очевидным небесным знамениям. Случилось же это перенесение 9 мая, в 12-й год его пребывания в должности. В этом году родился Оттон III, будущий император 2.

Год 981.

Рождество Господне император справил в Равенне. Пасху же отпраздновал в Риме, в присутствии своей матери, а также императрицы Феофано и своей сестры, аббатисы Кведлинбургской 1; сюда же, - не считая князей и многочисленной знати, - прибыли короли – Конрад 2 из Бургундии и Гуго 3 из Галлии 4.

Год 982.

Славный герцог Отто 1, сын Лиудольфа 2, племянник Оттона II, умер внезапной смертью сразу после того, как вернулся с войны против сарацин.

Следует знать, что Козьма, декан Пражской церкви, автор этих слов, приписал его 3 избрание и посвящение к 969-му году от воплощения Господня, хотя съезд, созванный Оттоном II в Вероне после сарацинской войны, о котором он упомянул в том же месте, состоялся в 983-м году от воплощения Господня.

Год 983.

В Вероне император провёл сейм; Генрих Младший, сын Бертольда, был освобождён из изгнания и назначен герцогом Баварии 1, тогда как дядя императора Генрих по прежнему оставался под стражей. Сын императора, Оттон III, был всеми избран государем. После сейма и славнейшим образом проведённого в Вероне съезда саксов, швабов, лотарингцев, баваров, итальянцев и прочих [народов], различных родом, языком и одеждой, этот император-август вернулся в Рим, с приличествующим почётом поставив над римской церковью [нового] папу. Иоанн XIV 2 занимал [эту] должность 9 месяцев. Умер Фолькмар 3, епископ Падерборна.

Деди 4, сын Дитриха, мужа славной свободы 5, имел брата Фридриха 6, человека весьма мудрого. Когда Деди служил некогда маркграфу Рикдагу 7, он разграбил Цейцкую церковь и вместе с прочей толпой увёл в плен свою мать, не как сын, но как враг; позже, примирившись, он стал [верным] вассалом императора Оттона III, заслужив во время смуты его милость и дружбу. Его потомки 8, - о каждом из них позже будет рассказано, - благороднейше процветают среди знати Саксонии. А теперь вернёмся к начатому.

После этого, за разрушение церквей в Бранденбурге и Гавельберге 9, Дитрих 10, герцог и маркграф, бывший защитником этих краёв, лишился своей должности, и марку получил от императора Лотарь фон Вальбек 11. Император, оставив почтенную мать свою в городе Павии и прибыв в Рим, тяжело заболел; чувствуя приближение смерти, он разделил все свои богатства на 4 части: одну для церквей, вторую для бедных, третью для матери и единственной сестры, в качестве доказательства своей любви, и четвёртую – для рыцарей 12, которые предпочли любовь к нему и послушание жизни и отечеству 13.

Из-за того, что его дядя Бруно 14, архиепископ Кёльнский, воспитывавший его 15 с детских лет, наказывал мальчика с большой строгостью, он совершил далеко не детский поступок. Так, однажды ночью, когда епископ совершал ночную службу, он положил в свою постель умершего в городе мальчика и, накрыв его своей одеждой, - как будто это он сам умер, - ушёл. Епископ, вернувшись к постели племянника и найдя там мертвеца, подумал, что это он умер, и от сильной боли упал в обморок. Между тем, пока все его оплакивали, мальчик неожиданно вышел живой и на вопрос епископа, зачем он так его обманул, ответил: “Я не смог бы лучше отомстить за чрезмерные побои” 16.

Отвин, о котором мы уже говорили 17, был тем самым, кто доставил [мощи] св. Епифания из города Павии в Хильдесхайм; он же был 2-м аббатом св. Маврикия в городе Магдебурге.

Год 985.

Этот Рикдаг вместе со своей сестрой Эльсвинтой 1 построил и основал монастырь под названием Гербштедт 2. Там его сестра руководила монахинями, там же и сам он, вместе со своим сыном Карлом 3 и многими из его рода, был погребён. Наследовал ему Экхардт 4, сын Гунтера, муж великого трудолюбия, который долгое время защищая вместе со своим отцом поставленную под сомнение честь, претерпел многочисленные невзгоды.

Год 987.

Лиудольф 1 был рукоположен в епископы Аугсбурга.

Год 992.

Господин епископ Хильдевард посвятил св. Троице и её первому воину Стефану великий алтарь 1, украсив его, словно голову невесты украшением из 12 камней, помазанием 12 епископов. Под [алтарём] он спрятал частицу св. Креста, из его яслей и его склепа бороду св. апостола Петра и кое-что из его тела, часть одежд св. евангелиста Иоанна, а также мощи Филиппа, Варфоломея и всех апостолов; также кровь св. Стефана с двумя членами его тела, мощи святых мучеников Лаврентия, Фелициссима, Агапита, Януария, Марцеллина, Петра, Панкратия, Георгия, Никасия, Урбана, Бонифация, Анастасия, Дионисия, Элевтерия, Кириака, Ипполита, Блазия, и исповедников Мартина, Сервация и Лиудера; а также дев Лиутруды, Винцентии и Евфимии. К югу от него архиепископ Магдебурга Гизилер посвятил алтарь в честь святых мучеников Маврикия и его войска, и одарил его одеждой св. Маврикия и мощами Эксуперия, Кандида, Иннокентия и Виталия, соратников его. В северной части великого алтаря Лиавицо 2, архиепископ Бременский, посвятил алтарь в честь блаженных мучеников Вита, Юстина, Кириака, захоронив в нём мощи того же Кириака и Евстахия мучеников, а также воина Лонгина, который пронзил Господа копьём в бок, и св. Виллехарда, епископа и исповедника. У ворот монастырской часовни, а именно – в южной [стороне] церкви, Эрп 3, епископ Верденский, освятил алтарь в честь св. папы и мученика Климента и св. девы Цецилии, вложив в него мощи св. Климента, а также св. мучеников Григория, Марка и Марцеллина. В северной [стороне] церкви, у входа в спальню епископа, Ретар 4, епископ Падерборна, благословил алтарь в честь св. мученика Дионисия, его спутников и св. исповедника Либория, освятив его мощами св. Дионисия, Прота и Гиацинта мучеников, а также св. девы Мадальберты. В западной [части] церкви, а именно – в середине хора, алтарь освятил сам епископ Хильдевард в честь блаженных мучеников – папы Сикста и его спутников. К югу от этого алтаря Хильдебальд 5 освятил алтарь в честь мучеников Лаврентия, Ипполита, Панкратия, а также Винцентия и Кириака; и одарил его мощами мучеников Винцентия и Ипполита, и окровавленной одеждой св. мученика Венцеслава. А к северу от этого среднего алтаря Додо 6, епископ Аугсбургский, посвятил алтарь в честь св. мученика Себастьяна, св. Бонифация, архиепископа Майнцского, исповедников Лиутгера и Ульриха, и св. Афры; и вверил ему мощи Себастьяна, Панталеона, Юлиана и Василисы. Последний ораторий освятил Виллигиз 7, архиепископ Майнцский, в честь святых ангелов Михаила, Гавриила, Рафаила и всего небесного воинства, а также в память блаженного Мартина, епископа Турского, и св. исповедника Галла; и захоронил в нём мощи мучеников Георгия, Блазия и Кастория. Король Оттон, в короне и прочих королевских регалиях, участвовал в этом освящении, вложив во время священнодействия в руку понтифика свой золотой скипетр. Его бабушка, августа Адельгейда, со своей дочерью, прозрачным алмазом королевского рода, Матильдой, аббатисой Кведлинбурга, и своей племянницей, Гедвигой 8, аббатисой Гернроде, славной [своими] добрыми делами, также освятила этот святой алтарь благотворными молитвами и почтила его королевским даром.

В Бургундии Одило 9, монах из Бриудского 10 духовенства, возглавил Клюнийский монастырь и в течение 56 лет с удивительным религиозным рвением успешно им управлял; помимо прочих знаков благочестия, он был славен не только примерной жизнью, но и чудесами на протяжении жизни. Он описал жизнь св. императрицы Адельгейды. – Императрица-августа Адельгейда дала ради материнской любви в дар своей дочери, аббатисе Матильде, двор, который был расположен в пределах Саксонии и назывался Вальбек, с прибавлением всего, что относилось туда из наследства, поручив или приспособить его для собственных нужд, или для каких-либо иных целей по своему усмотрению, и утвердила это собственноручно написанной надёжной грамотой 11, скреплённой императорским перстнем. Однако та, пылая жаром несомненной любви к Богу, склонная к проявлению щедрости и доброты, не желала сохранять у себя что-либо, из-за чего казалась бы более богатой в этом мире; постоянно стремясь всеми помыслами к небесному, она, избрав путём смиренного усыновления своим наследником того, чья власть и господство не имеют границ, велела построить там монастырь в честь св. апостола Андрея и собрать в нём дев, живущих по уставу св. Бенедикта 12.

В этом же году почтенный Хильдевард, епископ Хальберштадтский, построил в крепости Штутерлингебург женский монастырь. Наши в этом году дважды сражались со славянами: первый раз – 18 июня, причём в этой битве наряду со многими [другими] погиб знаменосец Титард, дьякон Верденской церкви; и вторично – 22 августа, когда был убит знаменосец Халегред, священник из Бремена.

Год 993.

Часть этой земли столь холодна потому, что удалена от солнечного тепла. Души её жителей также холодны к обоим видам любви. В этой части света кочуют, не ведая оседлости, скифы – дикий, звериных нравов народ, который таскает с собой свои жилища 1 из волос и шкур животных, и питается сырым мясом зверей и кобыльим молоком 2.

Год 996.

Хильдевард, епископ Хальберштадтский, истинный израилит, блестящим образом управлял церковью и вверенной ему паствой в течение 28 лет; лёжа на смертном одре, он увидел славу Божью и, призвав к себе своего капеллана Вульфера, сказал: “Видишь ты что-нибудь, брат?”. Тот, ответив, что ничего не видит, услышал от него следующее: “Комната эта, в которой я сейчас лежу и в которой скончались оба моих предшественника, полна величия Господня”. И, сказав это, он, незапятнанная жертва Христова, был взят 25 ноября из бренности этого мира к Богу, которого так жаждала его душа, чтобы многократно Его видеть и воскреснуть во плоти в [день всеобщего] воскресения праведников. Тело же своё, побуждённый смирением духа, он велел предать земле не в монастыре, но в склепе вместе со своими братьями, - ибо склеп был его собственностью. А когда братия не смогла собраться для избрания [преемника], 13 декабря [епископом] был поставлен Арнульф 1, приор из королевской капеллы. Тот святой муж, его предшественник, пока был жив, предсказывал это всем присутствовавшим, следующим образом: “Этого, - говорит, - гостя почитайте, и, насколько возможно, служите ему; ведь он должен заботиться о вас после меня”. Был он знатен родом, но ещё более знатен нравами и славен искренней щедростью. Город Хальберштадт, найденный им пришедшим по причине древности в упадок, он, взявшись за восстановление, сделал несравнимым с прочими городами; в пятницу перед Рождеством Господним он, облачённый в праздничные одежды, со многими [людьми] обошёл его, окропил и освятил в честь всемогущего Бога и св. первомученика Стефана и, обеспечив своим авторитетом мир городу, укрепил его вечным иммунитетом. Все города в его владении, найденные им в разрушенном состоянии, он также восстановил. Он намного увеличил жалованье для своей братии, прибавив им по 5 солидов на одежду. Он приобрёл также св. Стефану, - не грабежом, но милостью Божьей, - 1200 мансов, не считая крепостных обоего пола. А сколько приобрёл он в мельницах, полях, лугах, лесах и солеварнях, мы не можем и перечислить. Богатство св. Стефана в паллиях, священном облачении и всём, что относилось к его сану, он увеличил неисчислимо. Поверхность же верхнего алтаря он украсил чистым золотом и драгоценными камнями. Золотую кадильницу, золотой ларец для ладана и большую золотую чашу с блюдцем и различного рода украшениями преподнёс он св. Стефану 2.

Год 997.

А между тем, пока император опустошал Гевельден 1, в Барденгау в один день произошло два сражения со славянами.

Год 998.

Графиня Кунигунда 1, жена Зигфрида фон Вальбека 2, умерла в городе Гермерслебен 3 13 июля. Она была сестрой Генриха, Зигфрида и Удо, которые потерпели поражение, сражаясь против пиратов . [Кунигунда] родила мужу 5-х сыновей: Титмара 4, Зигфрида, Бруно 5, Генриха и Фридриха; трое из них стали епископами, Генрих получил графство отца, а Фридрих стал бургграфом в Магдебурге 6.

Год 999.

Императрица имела от своего 1-го мужа Лотаря, короля Италии, дочь 1, которая родила Лотарю 2, королю Франции, [сына] – короля Людовика 3; умерев бездетным, он, согласно королевскому обычаю, был погребён в Компьене.

В это же время женский монастырь в Хиллерслебене 4 был достойным жалости образом сожжён и разрушен славянами, а монахини уведены оттуда; в тот же день многие христиане – о ужас! – были перебиты язычниками.

Год 1000.

Монастырь под названием Хелмарсхаузен 1, а также соседний с ним Хильвардсхаузен 2, расположенный в верховьях реки, были основаны графом Экхардом. Сильное землетрясение случилось в этом году.

В это же время умер Болеслав 3, князь Чехии, 2-й этого имени.

Год 1002.

2 Ведь, когда он 1 по приказу отца осадил с сильным отрядом в Веймаре графа Вильгельма, славного старостью и всяческой добротой, - мстя за убийство его сыном Видукинда и Германа, - и заставил его, немощного старца, дать клятву, что он придёт к названному маркграфу и исполнит всё, что тот от него потребует, он получил [весть] о внезапной смерти отца, поспешил вместе с матерью [ему] навстречу и, с великой скорбью приняв отцовское тело, велел похоронить его в его городе именем Йена, в Майнцской парафии, в месте, где сливаются [реки] Заале и Унштрут 2. Но через много лет оно со многими другими из этого рода было перенесено оттуда в город Наумбург, [расположенный] недалеко от прежнего места, в низовьях реки Заале. Последующие наследники, когда [надежда] на потомство угасла, в смирении передали этот город для служению Богу, Его матери, св. Петру и прочим святым. С того времени епископский престол, который был в городе Цейце, был перенесён в этот город. По прошествии 30 дней госпожа Сванхильда 3 вместе с детьми отправилась в Мейсен. Она была дочерью Германа 4, герцога Люнебургского, сестрой герцога Бенно 5, - иначе Бернгарда, - а также графа Лиутгера 6 и графини Матильды 7, которая вышла замуж за Балдуина, графа Фландрии, а после его смерти – за герцога Готфрида. Эта Сванхильда была поначалу замужем за маркграфом Титмаром, братом Геро, архиепископа Кёльнского, и родила от него маркграфа Геро . Позднее, от названного маркграфа Экхарда она родила Германа, Экхарда и Гунтера 8.

Итак, 7 июня он 9 был избран и провозглашён королём, а затем помазан и коронован епископом Виллигизом. Франкская и мозельская знать, присягнув тогда королю, заслужила его милость. Был этот Генрих сыном герцога Генриха, рождённого, в свою очередь, герцогом Генрихом, братом Оттона I. Некогда, молясь в Регенсбургской церкви, он услышал голос, сказавший ему: “Прочти написанное на стене”. А там было написано: “После шести”. Прочитав это, - ведь он знал грамоту, - он в удивлении ушёл; боясь умереть на 6-й день, он проводил время в молитвах, посте и [раздавая] милостыню. Что же далее? 6 недель, 6 месяцев, 6 лет поступал он таким образом. А когда на 6-й год умер Оттон III 10, он, как написано выше, стал королём 11. 12 О нём после смерти императора благодаря Господнему откровению [так] было сказано неким почтенным отцом: “Ты помнишь, брат, как народ пел: ‘Бог не хочет, но герцог Генрих хочет править?’ Теперь же по промыслу или предназначению Божьему Генрих должен взять на себя заботу о королевстве”. Все, кто относился к духовному или светскому [сословию], волей, неволей, возвели его в короли, предпочтя прочим своим современникам 12. С госпожой Кунигундой 13, блаженной памяти девой, сестрой Дитриха 14, епископа Меца, и Генриха 15, в последующем герцога Баварии, ставшей соправительницей его королевства, он соединился будто бы узами брака, однако из-за обета целомудрия, данного ими обоими, так и не познал её, но любил, как сестру 15а. Там 16 король по просьбе этого графа, знати той земли и всего народа простил им “свиную дань”. Дань эта ежегодно уплачивалась в королевскую казну со времени Теодориха 17, сына Хлодвига, которого называют также Людовиком, вплоть до этого короля, в течение 582 лет 18.

Оттуда он решил вернуться во Франконию и переждать там предстоящие зимние холода; поскольку во всех королевствах его предшественника, исключая Италию и Швабию, его избрали и провозгласили королём, он задумал с наступлением весны напасть на герцога Германа 19, который один только и сопротивлялся ещё ему в заальпийских пределах. Этот Герман был сыном герцога Удо, павшего вместе со многими в Калабрии, когда император Оттон II воевал с сарацинами.

Год 1009.

Святой Бруно, - он же Бонифаций, - архиепископ язычников, а поначалу каноник св. Маврикия в Магдебурге, 14 февраля, как славный мученик, отправился на небо 1. Отец его звался Бруно, мать – Ида, а брата его звали Гебхард. Гебхард родил Бурхарда и Иду, а Бурхард родил Гебхарда, отца Конрада, архиепископа Магдебурга 2; Ида 3 же родила Гебхарда, отца императора Лотаря 4. То есть, этот блаженный мученик Бруно происходил из славнейшего рода, но благодаря Божьей милости ценился среди сынов Божьих выше остальных своих предков.

Король справил Троицу 5 в Мерзебурге, а затем пришёл в Магдебург. Там маркграф Вернер, будучи обвинён королём во многих [грехах], потерял бы по наущению Деди и милость его, и лен, если бы не был поражён внезапной болезнью и если бы пфальцграф Бурхардт 6 мудрым советом не добился отсрочки этого дела. Этот Деди был из того рода, что зовётся Букконами. Отцом его был [живший] во времена Оттона I Дитрих, муж славной свободы, родивший обоих братьев – графов Деди и Фридриха 7. Деди с детства служил маркграфу Рикдагу и его сыну Карлу, отличаясь равно силой духа и тела.

Произошло много пожаров, так что в одном селении даже люди погибли в огне. Майнцский монастырь, построенный архиепископом Виллигизом с великим стремлением к красоте в честь св. Мартина, со всеми прилегающими к нему постройками, - уцелела лишь старая церковь, - также достойным сожаления образом сгорел в огне 30 августа 8, в 8-й год короля Генриха II. В зимнее время часто гремел гром и сверкали молнии. При этом Генрихе город Гослар был, как говорят, основан следующим образом 9. Генрих имел обыкновение часто посещать это место ради охоты; ведь оно было богато лесом и весьма удобно для охоты на медведей, оленей и коз. Жил в этом месте бедный человек, крестьянин, по имени Гунделькарл, в дом которого король имел обыкновение заходить после охоты; а тот, в надежде на великую награду, имел обыкновение предоставлять ему очаг и стол, готовить пищу и подносить [её] после трудов. Ведь и короли при подобных обстоятельствах не брезгуют службой сервов и крестьян. Часто делая это, он израсходовал свои припасы, и стал умолять короля вспомнить о его службе и уступить ему что-нибудь для поддержания его бедной жизни, что тем не менее соответствовало бы королевскому величию. Тогда король сказал: “Когда представится удобный случай, ты получишь награду за свою службу”. Но, как обычно бывает, память о бедняке очень быстро ушла из сердца вельможи. Когда после этого король опять пришёл в названное место и вошёл по обыкновению в хижину крестьянина, тот истратил на него пищу, накопленную им за весь год. Часто делая это и ничего от него не получая, [крестьянин] однажды бросился королю в ноги, умоляя того хоть о какой-то награде. Тот разрешил ему просить всё, что он пожелает. Тогда [крестьянин] сказал, что не желает ничего иного, чем чтобы соседняя гора, которая зовётся Раммельсберг, была передана ему в лен. Милосердный король велел ему просить о чём-то более полезном. Но тот заверил, что ему не нужно ничего иного, что он, возможно, знает, какую пользу может принести ему эта гора. Наконец, побеждённый упорством этого человека, король уступил [ему] гору, говоря, что он всё же хотел бы, чтобы тот просил у него нечто более ценное. Не медля, названный уже человек отправился во Франконию, - ведь он и сам был франком, - и, взяв с собой многих товарищей из этого народа, начал строить селение Гослар, первым найдя залежи металлов – серебра, меди и свинца. Что долго говорить? Человек тот со своими [товарищами] обогатился сверх меры; многие люди стали селиться в этом месте, принося на продажу свои вещи. Таким образом возник весьма оживлённый торговый рынок. Однако, как это обычно бывает, вместе с богатством выросло и их высокомерие; к прибывавшим туда отовсюду [людям] они стали относиться с презрением, причиняя им многие несправедливости. Это стало известно саксонским князьям. Через послов они передали [франкам], что если те хотят вести спокойную и мирную жизнь, пусть перестанут терзать обидами прибывающих к ним. Однако, те, став слишком самоуверенными из-за своего богатства, по прежнему причиняли прибывающим к ним различные обиды. Возмущённые этим, саксонские князья отправили туда своих [людей] и многих из них перебили; другие же едва убежали из рук яростных [саксов]. Так это место, населённое прежде чужаками, перешло к саксам. То, что всё произошло именно так, мы узнали от тех людей, которые тогда жили; так ли это было или нет, мы точно не знаем. Ведь говорят, что и гора от первых жителей этого места получила название Франкенберг 10.

Год 1010.

Рождество Господне 1 король отпраздновал в Пёльде, где передал Дитриху, сыну убитого Деди 2, графство отца и все остальные лены, согласно праву, а также побуждаемый королевой и своей знатью. Кроме того, и марка, и всё, что Вернер держал со стороны короля, было уступлено Бернгарду 3, дяде этого Дитриха. Он был сыном Дитриха, герцога и маркграфа, который потерял эту должность в пользу Лотаря, отца этого Вернера, после того, как славяне разрушили церкви в Бранденбурге и Гавельберге и опять вернулись к язычеству 4. Граф Генрих 5, сын Генриха фон Штаде, разрушил крепость Гарзефельд, которую воздвиг его отец 6, и сделал из неё монастырь и конгрегацию каноников. Этот почтенный граф был весьма начитан и настолько усерден в служении Богу, что трижды отдавал себя в рабство св. матери Божьей Марии и столько же раз выкупался посредством книг и прочей церковной утвари.

Год 1011.

Когда умер герцог Бернгард, герцогство унаследовал его сын Бернгард 1. Братом его был граф Титмар 2, который позже погиб в поединке в присутствии императора Генриха 3.

Год 1015.

Эйла, дочь Лотаря фон Вальбека, мать маркграфа Генриха, умерла 19 августа и погребена в монастыре, который сама же и построила в Швейнфурте.

Год 1016.

Граф Генрих, сын Генриха фон Штаде, весьма сильный во Христе и в миру, умер в честной старости, [приняв] добрый конец 2 октября. Жену его звали Матильда 1; оба они процветали во всякого рода благополучии; вплоть до нашего времени многие часто посещают их могилы, где, как говорят, можно увидеть различные чудеса; вот одно из них. Когда мать недавно умершего графа Фридриха 2 стояла на его могиле, внезапно появилась рука, схватила её за голень и сильно сжала. Когда она закричала, её спросили, что с ней, и она рассказала о том, что ощутила и показала на голени след от пальцев; он сохранился на всю её жизнь.

Год 1019.

Священник Хеймерад, святой муж, счастливо отошёл ко Христу 1 из этой жизни в Хасунгене.

Год 1020.

Рождество Господне император отпраздновал в Вюрцбурге. Бернгард Младший, герцог Саксонии, брат выше названного Титмара, намереваясь восстать против императора, вступил в Шалькесбург 1, где император пребывал постоянно. Но, уступая справедливости, а также благодаря вмешательству императрицы, Бернгард вернул себе и милость императора, и отцовский лен. Его брат Титмар был убит в поединке в присутствии императора Генриха 2.

Год 1021.

Умер Эрканбальд 1, архиепископ Майнцский; ему наследовал Арибо 2, королевский капеллан; был найден его трактат относительно некоторых псалмов. Он построил монастырь на горе Хасунген в честь апостолов Петра и Павла и в память вышеназванного блаженного Хеймерада . Бржетислав 3, сын Ульриха 4, князя Чехии, похитил Юдифь 5, сестру Отто Швейнфуртского, дочь вышеназванного маркграфа Генриха, из монастыря, где та обучалась; хоть [его] товарищи, не ведая того, были схвачены ворвавшимися, - одним выкололи глаза и отрезали носы, другим – отрубили руки и ноги, - сам он вместе с немногими [уцелевшими] и девушкой едва сумел ночью бежать.

Год 1023.

Экхард, 4-й епископ Пражской церкви, а ранее аббат Нового города, Ниенбурга, 8 августа ушёл из этой жизни.

Арнульф, 9-й епископ Хальберштадтской церкви, верный служитель Христов, 7 сентября почил в Бозе. Он под защитой Божьей милости приобрёл для св. Стефана 1200 мансов и много иного [добра] в мельницах, полях, лесах, рвах и солеварнях, купленных в различных местах. Богатства св. Стефана в паллиях, в священных облачениях, ко всякому чину относящихся, увеличил он многократно. Поверхность верхнего алтаря украсил он чистым золотом и драгоценными камнями. Золотую кадильницу, золотой ларец для ладана и большую золотую чашу с блюдцем и различного рода украшениями предоставил он св. Стефану 1. Тело его было погребено в склепе.

Геро, архиепископ Магдебурга, обессилев от многих болезней, отошёл 22 октября, умерев для мира, но живя во Христе 2. Следуя совету верных своих, он обменял госпиталь, который построил император Оттон I в селении под названием Ротардесторп 3, и, создав в стенах города монастырь в честь св. матери Божьей Марии, пожаловал те земли, с которых прежде беднякам предоставлялось необходимое, а также другие земли, купленные им за деньги, этой церкви и создал там приорство. Он, кроме того, построил и освятил также другую церковь в честь блаженного евангелиста Иоанна; каноников, служивших там Богу, наделил он из собственного имущества так, что они не знали нужды ни в еде, ни в одежде, и посредством этих церквей с честью поднял статус места. Он также завершил стены города, которые начал император Оттон, обновил собор св. Маврикия вместе с различными украшениями и строениями епископства, и всё в своей церкви, как снаружи, так и внутри, улучшил и умножил. Скончался же он в селении Ваддеррот Хальберштадтской парафии, оставив потомкам многочисленные памятники своего трудолюбия 4. Отец его звался Деди фон Воденсвеге 5, а мать – Эйлика.

Год 1026.

Рождество Господне король 1 отпраздновал во Льеже; и сделал королём Генриха 2, своего сына от Гизелы 3. Эта Гизела, сестра её Матильда 4 и их братья Рудольф 5 и Бернгард 6 были родом из Вестфалии, из места под названием Верла. Гизела вышла сначала замуж за Эрнста 7, сына маркграфа Леопольда, и родила ему Германа 8, герцога Швабии. Когда герцог Эрнст умер, её взял в жёны граф Бруно фон Брауншвейг 9; ему она родила графа Лиудольфа 10. Когда же и граф Бруно умер, её силой взял в жёны Конрад 11, её родственник, которому она и родила того Генриха, о котором мы говорили. Матильда вышла замуж за графа Эзико фон Балленштедта 12, и родила от него графа Адальберта Старшего, отца графа Отто 13. Их брат Рудольф произвёл на свет графа Германа 14, отца госпожи Оды 15, вышедшей замуж за Удо, графа фон Штаде, который первым из своего рода 16 приобрёл Нордмарк. Граф Бернгард, второй брат этой королевы, имел дочерей, из которых одну, именем Ида 17, взял в жёны Генрих из замка, что зовётся Лауффе 18, брат Бруно, епископа Трирского, и графа Поппо. Когда мыши загрызли его до смерти, его вдову Иду взял в жёны некий князь из Саксонии и имел от неё графа Зигфрида фон Артленбург 18а. Дочь этой Иды от названного графа Генриха, именем Адельгейда, вышла замуж за Адольфа фон Хёвель 19 и родила ему Адольфа Младшего и его брата 20. После его смерти она вышла замуж за пфальцграфа Фридриха 21 Зоммершенбурга 21а и родила пфальцграфа Фридриха Младшего. Итак, король Конрад, как было сказано, сделал своего сына королём; Потребовав для него также, - через посредничество Унвана 22, архиепископа Бременского, - в жёны дочь Кнута 23, короля Дании, он дал последнему город Шлезвиг и марку, расположенную за Эгдорой, как залог дружбы; с этого времени [Шлезвиг] стал принадлежать королям Дании.

Вал 24, аббат Корвейский, умер 13 февраля. Он занимал должность 4 года; наследовал ему Друтмар 25.

Год 1027.

В этом году Арибо, архиепископ Майнцский, провёл во Франкфурте соборное совещание с 23 епископами 1, на котором по своему обыкновению опять причинил блаженному Годехарду беспокойство по поводу старой тяжбы 2. Там была соблюдена прекрасная и разумная уступка как со стороны короля, так и со стороны епископов. Ведь в восточной части у алтаря сидел архиепископ Арибо вместе с подчинёнными ему епископами – Вернером Страсбургским 3, Бруно Аугсбургским 4, Мейнверком Падерборнским 5, Эберхардом Бамбергским, Мейнхардом Вюрцбургским 6, Брантогом Хальберштадтским 7, Годехардом Хильдесхаймским, Хацеко Вормсским 8 и Виггером Верденским 9. В западной части сидел император, а справа от него – Пилигрим, архиепископ Кёльнский 10, вместе с подчинёнными ему Зигбертом Минденским 11, Зигфридом Мюнстерским и Бенно Утрехтским 12. Слева же от него – Хунфрид, архиепископ Магдебургский 13, со своими Хильдевардом Цейцским 14, Бруно Мерзебургским 15, Лиуцо Бранденбургским, Дитрихом Мейсенским 16. В южной части сидели епископы Рамберт Верденский 17, Рудольф Шлезвигский, Хильдольф Мантуанский, Рейнольд Ольденбургский 18. В северной части находились аббаты: Рихард Фульденский, Рейнбольд Лоршский, Арнольд Херсфельдский, Герберт Майнцский, а также другие 6 человек этого звания. Там, наконец, епископ Годехард, поскольку высшая истина, которая есть Христос, ему сочувствовала и помогала, канонически удержал во власти своего епископства всю территорию Гандерсгейма, благодаря свидетельству 7 епископов, которые и слышали, и видели названный договор в Гандерсгейме, а именно: с речью выступил Бруно Аугсбургский, решение принял Вернер Страсбургский, сам же митрополит неохотно утвердил истину святостью слова Божьего. Ведь епископами, которые засвидетельствовали то, что они видели и слышали, были: Бруно Аугсбургский, Эберхард Бамбергский, Мейнверк Падерборнский, Мейнхард Вюрцбургский, Зигберт Минденский, Хильдевард Цейцский, Бруно Мерзебургский. На этом синоде госпожа Софья 19, аббатиса Гандерсгейма, получила назад от архиепископа своих монахинь, как то велел соборный декрет.

Год 1028

Рождество Господне император отпраздновал во Льеже, а Пасху торжественно провёл в Ахене; там же и сын его Генрих с честью принял королевскую корону от архиепископа Пильгрима с согласия духовенства и народа.

В этом году архиепископ Арибо опять созвал собор в Гейследене, чтобы доставить беспокойство блаженному Годехарду, и через послов и письменно вызвал его туда; тот, сделав вид, что не может прийти, отправил к нему вместе с братией Тадило, почтенного мужа, декана своей церкви, который вежливо поздоровался с ним от имени своего господина, настойчиво напомнил о решении предыдущего собора и после многочисленных пререканий, с помощью епископов удержал его от повторения того же самого.

На этом соборе также среди прочего некий знатный человек был обвинён в убийстве графа Зигфрида, но очистился раскалённым железом: по решению собора он через 2 ночи подвергся испытанию и остался невредим.

Год 1029

Рождество Господне император отпраздновал в Пёльде; там названный архиепископ, опять созвав собор, в присутствии императора начал старую тяжбу против блаженного Годехарда, но после многочисленных пререканий епископы с трудом убедили его её прекратить.

В этом году умер Бруно, епископ города Аугсбурга; ему наследовал Эппо. Скончался также Вернер, епископ Страсбурга; после него был назначен Вильгельм. Императору сдались герцог Эрнст и граф Вельф.

Император Конрад напал с войском на Стефана, короля Паннонии, и трудным и мучительным путём вступил в его страну. Троицу в этом году он праздновал в Мерзебурге; там архиепископ Арибо и епископ Годехард после длительных споров примирились, наконец, друг с другом. Ибо этот митрополит тайно призвал отца Годехарда и в присутствии епископов признался в том, что ошибался относительно Гандерсгеймского прихода; призвав в свидетели Христа и церковь, он обещал любое братское удовлетворение, а также вечное молчание о предыдущей тяжбе и смиренно просил ради Бога простить его за прежние заблуждения.

В этом году император решил вести войско в Польшу. В установленное время он собрал за Эльбой, в месте под названием Лейцкау огромное войско и продолжил начатый им путь. Императрица же вернулась в Мерзебург и ожидала там исход дела. Обманутый император, после того как войско, идя по непроходимым лесам, болотам, пустынным и опасным местам, сильно утомилось, не стал идти туда, куда хотел, но следуя совету некоторых людей, осадил только Бауцен, город, некогда входивший в его королевство. При осаде с обеих сторон было много убитых и раненых. Тогда император, видя, что не в состоянии одолеть противника, отложил [поход] на следующий год и вернулся в пределы Саксонии.

В Швабии вместе со многими другими были убиты герцог Эрнст и граф Вернер. В это время умер маркграф Титмар, сын маркграфа Геро от маркграфини Адельгейды, и был, как полагают, погребён в монастыре, что зовётся Хелмарсхаузен. Сыном его был маркграф Ходо, который умер бездетным. Отец его Геро был сыном маркграфа Титмара и, соответственно, племянником Геро, архиепископа Кёльнского, которые основали монастырь Ниенбург на реке Заале. Матерью его была Сванхильда, дочь герцога Германа, сестра Бернгарда, которая после смерти своего мужа вышла замуж за маркграфа Экхарда, сына Гунтера, и родила ему Германа, Экхарда, Гунтера и Лиутгарду.

Год 1030

Рождество Господне император отпраздновал в Падерборне, а по окончании праздничных дней собрался идти за Рейн.

16 января случилось достойное печали и удивления всех верующих во Христа событие. Когда Мешко, князь Польши, который вопреки [законам] Римской империи присвоил королевский титул, узнал о смерти маркграфа Титмара, он, тайно взяв пособников дьявола, Зигфрида и прочих злодеев, ввёл войско язычников в святую церковь. Этот Зигфрид был братом матери графа Эзико фон Балленштедта и сыном славного маркграфа Ходо, который умер при Оттоне III и погребён в Ниенбурге. В этом монастыре Зигфрид долго жил среди монахов в соответствующем чине; однако после смерти отца он сбросил с себя и рясу, и благочестие, и стал отступником. Так вот, Мешко огнём и мечом опустошил более тысячи селений между Эльбой и Заале, 9065 христианских жён и мужей взял в плен и, словно презренного раба, взял в плен почтеннейшего епископа Бранденбургского Лиуцо; не пощадив святых алтарей, сильный убийством и кровью, он вооружённой рукой овладел благочестивыми и знатными дамами. Лишь одно избавление было от столь тяжких страданий – скорая и желанная смерть. Даже почтенных и беременных женщин неистовая рука язычников одних поражала мечом, других протыкала копьём. [Мешко] велел убивать всех, кого глубокая старость, нежный возраст или тяжкая болезнь лишили сил. Но вдруг явился граф Дитрих с рыцарями, многих их них убил, а остальных обратил в бегство.

В этом году умер Унван, архиепископ Бременский. Во время неоднократного празднования Пасхи он имел при себе 7 епископов и а сверх того не менее 10 аббатов и какое-то число графов той провинции, каждому из них оказывая великий почёт. В архиепископстве ему наследовал Лиавицо.

В этом году Бржетислав, князь Чехии, нанёс венграм тяжкое поражение и разорил их землю до города Эстергома. В том же году, 30 января, умер Хиццо, 5-й епископ Пражский. Он имел обыкновение ежедневно кормить 40 бедняков; ежедневно заботясь о пище и питье для них, он благословлял их и с приветливым видом распределял между ними.

Год 1031

Рождество Господне император Конрад отпраздновал в Падерборне, а Пасху – в Нимвегене. В этом году император, его сын Генрих, герцог Баварии, и Стефан, король Венгрии, дав клятву, заключили между собой мир.

В этом году блаженной памяти Арибо, архиепископ Майнцский, когда император, как было сказано, праздновал Рождество Господне в Падерборне, во время торжественного богослужения в этот день взял слово и просил у императора и братии разрешения отправиться в Рим, а также просил духовенство и народ добиться для него у Бога милости. Так, отправившись в путь после очищения св. Марии, он прибыл в Рим; на обратном пути оттуда он умер 13 апреля, в 11-й год своего пребывания в должности, и был по заслугам оплакан всеми католиками; ему наследовал Бардо, аббат Херсфельда, смиренный и праведный муж. С помощью Божьей он за короткое время счастливо достиг высшей степени совершенства; за прекрасную манеру проповедовать его прозвали Бардо Златоуст. Поначалу он был настоятелем Верденской обители; затем, когда там ему наследовал Герольд, фульденский монах, он при содействии императрицы Гизелы стал преемником аббата Херсфельдской церкви Арнульфа, мужа выдающегося в духовных и светских делах, который был обвинён некоторыми братьями этого места в ряде преступлений и, к несчастью, потерял должность. Но почти сразу же Бардо стал архиепископом; его преемником в Херсфельдском аббатстве стал Рудольф, приор обители в Ставло, который по указанию императора изменил тамошние обычаи монахов.

В этом году на рождество апостолов Петра и Павла Север, 6-й епископ Пражский, был рукоположен Майнцским архиепископом Бардо.

Император с малым войском саксов осенней порой вторгся в землю славян и заставил Мешко, долго ему сопротивлявшегося, вернуть землю Лаузиц с рядом городов, а также собранную им в предыдущие годы в Саксонии добычу и под присягой заключить мир. Всего через месяц после этого Мешко подвергся внезапному нападению со стороны своего брата Бесприма и был вынужден бежать в Чехию к князю Ульриху. Этот Бесприм, отослав императору корону, а также прочие регалии, которые незаконно присвоил его брат, смиренно и добровольно обещал подчиняться ему через своих послов.

Умер Виггер, епископ Верденский; после него в должность вступил Титмар.

Мейнверк, епископ Падерборна, построил в пригороде своей епархии монастырь и освятил его в честь всех святых, в присутствии епископов Хунфрида Магдебургского, Годехарда Хильдесхаймского и Зигберта Минденского и при содействии их авторитета; и ввёл в нём клюнийский монашеский устав.

Год 1032

Рождество Господне император Конрад торжественно отпраздновал в Госларе, а Пасху – в Зелигенштадте.

В этом году Бесприм из-за страшной жестокости своей тирании и, как говорит народ, по наущению своих братьев был убит своими же [людьми]. Мешко тут же вернулся домой; поняв, что всё, что он претерпел, было Божьей карой за его безмерное высокомерие, он отправил к императору [послов] и просил о времени, чтобы он мог явиться и дать достойное удовлетворение. Император принял его милостивее, чем он того ожидал, и разделил королевство, которым тот прежде владел самовластно, между ним и его двоюродным братом Дитрихом; впрочем, [позже] он опять стал править один. Ульрих же, князь Чехии, вызванный туда по приказу короля, отказался явиться; позднее, вняв доводам разума, он пришёл к императору в Вербен, где тот сидел ради умиротворения королевства против лютичей, покаялся в тех козни, что в течение 2-х лет причинил императору и был отправлен в изгнание.

Умер Рудольф, король Бургундии, передав свою корону императору Конраду.

Роберт и Ричард, выйдя из Нормандии, высадились в Апулии и храбро покорили жителей этой земли.

25 августа умер Лиавицо, архиепископ Бременский; ему наследовал Герман, приор Хальберштадта.

Арнульф, некогда аббат Херсфельда, умер 28 декабря и погребён в Гёллингене, где постоянно жил последнее время; но через 3 дня и столько же ночей был вырыт и по приказу своего преемника погребён в Херсфельде, в церкви св. Михаила.

27 ноября умер Зигфрид, епископ Мюнстерской церкви, сын графа Зигфрида фон Вальбека и Юдифи, дочери Генриха Лысого фон Штаде. Его братьями были епископы Титмар Мерзебургский и Бруно Верденский, а также граф Генрих и Фридрих, бургграф Магдебурга. В епископстве ему наследовал Герман, приор Кёльнский. ………….

………………………………………………………………………………………………………………………………….………………………………………………………………………………………………………………………………….………………………………………………………………………………………………………………………………….

Год 1035

Рождество Христово император Конрад вместе со множеством своих самых достойных людей отпраздновал в Госларе. Туда к нему пришли с дарами послы от самых разных народов; и ушли оттуда, одаренные, как то подобало императорскому величеству. Там же он пожаловал 1 января названному господину Альбуину сан аббата, и отправил в изгнание Конрада, сына Альберика, виновного в оскорблении величества.

Во время 40-дневного поста город Вербен был взят лютичами, а гарнизон [графа] Деди уведён в плен.

25 февраля сгорел монастырь в Тегернзее.

Пасху император отпраздновал в Падерборне, а Вознесение Господне – в Зелигенштадте. Троицу он провёл в Бамберге; оттуда он в гневе предпринял поход против лютичей. Там же король Генрих, сын императора, был торжественно обручён с дочерью Кнута, короля Дании; Отто фон Швейнфурт, сын маркграфа Генриха, рождённый от матери Герберги, также был обручён там с Матильдой, дочерью Болеслава, польского князя. Император с сильнейшим войском вступил в землю лютичей и опустошил её вдоль и поперёк огнём и мечом.

В этом году из этого мира ушёл Герман, митрополит Гамбургский; ему наследовал Бецелин, он же Адельбранд, королевский капеллан. В субботу перед Рождеством Христовым, в канун св. апостола Фомы он при величайшей радости своих земляков принял от подчинённых ему епископов священническое достоинство, а на следующий день с честью был возведён в сан владыки.

Умер Опперт, аббат Эльвангена; ему наследовал Рихард, фульденский монах.

Альберада, аббатиса Мёлленбека, благодаря интригам Зигберта, епископа Миндена, наследовала госпоже Мерксвите, аббатисе Вунсторфа, которая умерла 31 октября, вопреки ожесточённому сопротивлению всей конгрегации.

В Англии умер Кнут, король Дании, который в течение 22-х лет держал в своей власти королевства датчан, англичан и норманнов. После смерти ему в королевствах наследовали его сыновья: Гарольд в Англии, Свен – в Нормандии, Хардакнут – в Дании. Последний был сыном королевы Иммы, и имел сестру, которую взял в жёны король Генрих. Тогда как Свен и Гарольд были рождены от наложницы, получив согласно варварскому обычаю равную долю в наследстве.

Умер Гебхард, епископ Регенсбурга; ему наследовал также Гебхард.

18 сентября умерла Ода, святой памяти аббатиса Кауфунгена.

19 мая умер граф Бруно.

Италия страдала от гражданского несогласия.

Год 1036

Воплощение Господне император с блеском отпраздновал в Страсбурге, а очищение св. Марии провёл в Аугсбурге; там он провёл народное собрание, где пожаловал Конраду, своему двоюродному брату, герцогство Каринтию, которое забрал в прошлом году у Адальберона, виновного в оскорблении величества. В те же дни этот Адальберон убил графа Вильгельма и, чтобы скрыться, бежал позже в замок Эресбург. Пасху император провёл в Ингельгейме; отправившись затем в Трибур, он провёл там генеральный собор, на котором прежним решением восстановил братство 15 епископов и утвердил также некоторые необходимые для укрепления церкви мероприятия; там же названный Отто фон Швейнфурт отрёкся по решению собора от помолвки с Матильдой. После чего женился на даме, чьё имя было то ли Эмилия или Иммула, то ли Ирмгарда, и сестра которой по имени Адела вышла замуж за Отто, маркграфа из Италии. Названная Иммула или Ирмгарда родила Отто 5-х дочерей; вот их имена: Эйлика, Юдифь, Беатрис, Гизела, Берта. Эйлика была аббатисой. Юдифь вышла замуж за Коно, герцога Баварии, а когда он умер, стала женой некоего Бодо, весьма знатного [человека] и родила ему Адельгейду; Генрих, герцог Лимбурга, родил от неё герцога Вальрама, которого звали также Язычником, и 2-х дочерей, одна из которых, именем Агнеса, вышла замуж за пфальцграфа Фридриха фон Путелендорфа; а на другой женился Фридрих, граф фон Арнсберг. Беатрис вышла замуж за маркграфа [Генриха], и родила ему дочь, которую взял в жёны Готфрид фон Каппенберг и имел от неё 2-х сыновей – Готфрида и Отто. Берту взял в жёны один из баварских князей, который по своему укреплению звался Габсберг, и родил от неё дочь, которую звали Юдифь и которая, выйдя в результате несчастного стечения обстоятельств замуж за одного министериала, не равного ей знатностью, родила ему 2-х дочерей – Юдифь, имевшую прозвище “Храбрая”, и её сестру, взятую в жёны Фольрадом фон Ганторпом. Гизела была соединена [узами брака] с Вихманом, графом Зеебурга, родив ему графа Геро, отца Вихмана, архиепископа Магдебурга, и Гедвигу, аббатису Гернроде. Братом этого графа Вихмана был Вильгельм, граф Лутисбурга; а отцом их был граф Кристин, брат Гебхарда фон Кверфурта.

Вознесение Господне император провёл в Падерборне, Троицу же и рождество св. Иоанна – в Нимвегене; туда, к сыну императора, королю Генриху, из Дании прибыла королева Гунхильда, которая приняла там на рождество апостолов королевскую корону и, изменив при посвящении имя, стала зваться Кунигундой.

Император вступил с войском в землю лютичей; но по милости Божьей уладив там все дела по своему желанию, приняв заложников и огромные деньги, он с миром вернулся домой.

15 июня умер Мейнверк, епископ Падерборна; ему наследовал Рудольф, аббат Херсфельда; должность аббата вместо него получил Мегинхер, декан этого места, монах святого образа жизни.

15 августа скончался Бруно, епископ Мерзебурга; после него в должность вступил Хунольд, приор Хальберштадта.

24 августа ко Христу отошёл Пильгрим, почтенной памяти митрополит Кёльнской церкви, весьма деятельный во всех – и в духовных, и в светских делах. На его место, к несказанной радости всех благочестивых, вступил [Герман], благороднейшего таланта юноша, архидьякон этой церкви, а также королевский капеллан и заальпийский канцлер.

Брантог, владыка Хальберштадтский, почил в Господе 27 августа. Он учредил в Хальберштадте два приорства: одно в честь св. Иоанна Крестителя и св. евангелиста Иоанна, а другое – в честь св. епископа и мученика Бонифация, в Боссенлебене. Ему наследовал Бурхард, имперский канцлер.

10 октября испустил дух Зигберт, епископ Минденский; после него это епископство унаследовал Бруно, отпрыск благородного рода.

Гоцмар, епископ Оснабрюкка, умер 10 декабря; ему наследовал Альберик, королевский постсекветанеус.

18 декабря, в субботу перед Рождеством Господним господин Годехард, епископ Хильдесхайма, рукоположил в Хальберштадте в священнический сан владык Бруно Минденского и Бурхарда Хальберштадтского.

Год 1037

Рождество Господне император отпраздновал в Вероне, а императрица с сыном-королём и невесткой провела эти дни в Регенсбурге; тогда, на рождество св. первомученика Стефана Бурхард, епископ Хальберштадта, с честью принял в Хайлигенштадте от Бардо, митрополита Майнцского, и подчинённых ему епископов посвящение во владыки. После Рождества Господня император провёл в городе Салерно генеральное совещание о делах государства с заальпийскими и нашими князьями. Случилось, что Миланский епископ, который присутствовал на этом сейме, был обвинён со стороны короля в измене, а со стороны местных жителей и во многом другом. Когда император убеждал его исправить содеянное, он вместе со своими друзьями сначала удалился, а затем вернулся и, исполненный духом гордыни, дерзко заявил, что если он нашёл или приобрёл что-либо в собственность церкви св. Амвросия, то, пока жив, всегда будет этим владеть, ничего не упустив ни по приказу, ни по просьбе кого бы то ни было. Убеждённый первейшими лицами [государства], – исключая лишь одного императора, – он повторил сказанную им речь ещё раз. Возмущённый этим император, следуя совету сейма, велел вернуть незаконно захваченное и, схватив [епископа], поручил Поппо, патриарху Аквилеи, его сторожить. Однако, поскольку [Поппо] содержал [епископа] более свободно, чем следовало, тот через несколько дней бежал благодаря выдумке одного своего монаха, которому из милосердия было разрешено жить вместе с ним. Так [епископ] вернулся в Милан и, укрепив город, который и без того был достаточно крепок и твёрд, весь этот год, презирая законы, упорствовал в безумной [своей] затее. Затем, тайно отправив с согласия 3-х епископов – Верцелльского, Кремонского и Пьяченцского – послов, он договорился с часто упоминавшимся Бургундским тираном Одо о том, каким образом тот с его и его сторонников помощью будет возведён в достоинство римского императора, после того как август будет изгнан или устранён. Тот, охотно выслушав это, в страстном желании принял его совет, чем явно приблизил свою гибель, и определил день и место, где должны встретиться их послы и под присягой утвердить друг перед другом сей нечестивый сговор.

Император, следуя по пятам за мятежным епископом, в течение всего следующего года с опасностью для всего войска осаждал [его] город.

В святой день Троицы, на поле возле Милана, в присутствии императора, короля и многочисленной знати королевства, Бруно, епископ Минденский, с достоинством принял от Германа, митрополита Кёльнского, помазание в епископы. В тот же день, в 6-м часу дня, там с громом и молниями началась страшная гроза, которая, как говорят, погубила в войске императора не менее 60 мужей, а также неисчислимое количество коней и скота; но и на следующий день в тот же час она унесла кое-кого. В течение этого лета войско во множестве испытало там самые разные и необычные трудности.

Между тем, поскольку Бог [пожелал] разоблачить нечестие вышеназванных заговорщиков, одна верная дама, а именно – тёща Германа, герцога Швабии, которая была в этих краях, узнала о встрече послов и, захватив их всех с помощью отправленных ею слуг, – [послы] признались во всём, – отправила их императору, который проводил тогда народное собрание при участии 3-х вышеназванных епископов. Тотчас же вместе с верующими во Христа достойно возблагодарив божественное милосердие, август, согласно решению сената, отправил этих епископов за Альпы, как то казалось ему [наилучшим], под арест; таков был конец этого заговора.

9 ноября умер Ульрих, князь Чехии. У него не было потомства от законной супруги, ибо она была бесплодна, но он имел от одной женщины, по имени Боцена, прекрасного сына Бржетислава, о котором было сказано выше. Яромир, брат князя, ослеплённый им, услышав о смерти брата в оковах, велел отвезти себя в город Прагу; стоя у погребальных носилок, он от всего сердца простил его за то, что он ему сделал, и после похорон подвёл Бржетислава, своего племянника, к княжескому трону и обратился к народу с такими словами: “Подойдите, - говорит, - те, кто из рода Муницев и те, кто из рода Тептицев”. И называл по именам тех, которых знал как более сильных по оружию, более верных и более выдающихся своим богатством. Убедившись в том, что они здесь, [Яромир] сказал: “Так как судьба не дозволяет мне быть вашим князем, то мы ставим над вами князем [Бржетислава], чтобы вы его слушались так, как подобает слушаться князя. Тебя же, сын мой, я увещеваю: почитай их, как отцов, люби их, как братьев и во всех обстоятельствах имей их в качестве советчиков. А тех, кто принадлежит к Вршовцам – беспутных сыновей нечестивых отцов, внутренних недругов нашего рода, – ты сторонись, как грязного колеса, и избегай общаться с ними. И вот, меня, невинного человека и своего государя, они сначала связали и подвергли насмешкам, а потом своими коварными советами добились того, что брат лишил меня, своего брата, зрения. Всегда помни, сын мой, завет св. Адальберта, который, по причине совершенных ими жестокостей, своими святыми устами утверждал, что они подвергнутся разорению, и предал их анафеме в церкви”. Те, услышав его слова, ожесточились в сердцах и скрежетали против него зубами. Несколько дней спустя первый среди них и, как бы глава всего нечестия, Коган, преступнейший муж, отправил [к Яромиру] своего слугу, который ножом поразил [слепца] в то время, как тот очищал желудок в отхожем месте.

В этом году умерли граф Зигфрид и граф Танкмар.

Одо, тиран Бургундии, не найдя себе достойного конца в прежней затее, стал искать другой путь к гибели, ибо Божья воля явно гнала его к ней. Ведь, поскольку перед падением сердце [человека] возносится, он, решив напасть на дворец в Ахене, хвалился, что проведёт там Рождество Христово. Всего за месяц до этого праздника он осадил город императора, который зовётся Бера и расположен близ марки герцога Гоцело и его сына Готфрида; свирепствуя и опустошая всё вокруг, он был настигнут здесь названными герцогами, после чего, вступив в бой, бесславно пал одним из первых. Не узнанный этими победителями, он только на следующий день был найден голым среди груды [мёртвых тел], лишившись и жизни, и королевства, которого добивался. Этот Гоцело был сыном Матильды, дочери Германа фон Люнебурга, герцога Саксонии, и сестры герцога Бенно, или Бернгарда, и графа Лиутгера. Сначала она вышла замуж за Балдуина, графа Фландрии, сына Арнульфа Великого, который молодым умер от тяжкой болезни и был погребён у св. Бертина, и родила ему Арнульфа. После смерти Балдуина она вышла замуж за герцога Готфрида фон Хейха, от которого родила 3-х сыновей: герцога Гоцело, названного выше, Готфрида и Хецело.

Год 1038.

Вышеназванный Миланский епископ, до сих пор пребывая в начатом мятеже, поскольку ни угрозами не был напуган, ни милосердными обещаниями, которые сочувствия ради давались ему как господином папой, так и прочими епископами, не был подвигнут к раскаянию и даче удовлетворения, был, согласно решению всех владык, поражён господином папой проклятием анафемы, а его епископство, согласно воле императора унаследовал Амвросий, благородный муж, бывший королевским капелланом и уроженцем этой земли; если тот отсиживался за стенами [города], этот улаживал свои дела у его ворот 1.

Ему 2 наследовал господин Титмар 3, королевский капеллан, муж деятельный во всём – и в духовных, и в светских делах; 20 августа Бардо 4, митрополит Майнцский, рукоположил его в Лорше 5. [Титмар] решил значительно увеличить доходы своей церкви и обильную усладу братии, но отягощённый грехами, не смог это исполнить. Всё же он увеличил ежедневную пребенду братии, а также подарил ей поместье в селении под названием Вангерда, которое приобрёл священник Вальберт; он подарил также сияющую золотом и серебром корону, висящую перед главным алтарём. В этом году, 23 апреля, внезапно умер Лиудольф, граф Саксонский, сын Бруно Брауншвейгского и императрицы Гизелы, [доставив] этим великую печаль своим землякам. Его брат Герман, герцог Швабии, сын герцога Эрнста и названной императрицы Гизелы, участвуя в походе императора в Римские пределы, был поражён внезапной болезнью и тоже ушёл из этой жизни 16 июня 6, оплаканный всеми добрыми людьми. Они оба были пасынками императора Конрада, братьями короля Генриха по его матери – императрице. Лиудольф имел от графини Гертруды Бруно, который был убит возле деревни Ниендорф 7, и господина маркграфа Экберта 8. В том же году, 18 июля, из этого мира ушла благородная королева Гунхильда 9. Её преждевременная смерть огорчила многих людей всякого звания по всей империи. 25 апреля умер пфальцграф Зигфрид 10, брат Бруно, епископа Минденского, и погребён в Виммельбурге 11. Умер Стефан, благочестивый король Венгрии 12; он, вместе со всем своим народом обратился к вере Христовой. Крестил его св. Адальберт, епископ и мученик, а мать его 13, по имени Гизела, была сестрой Генриха, императора Бамбергского.

Год 1039.

Рождество Господне император достойно справил в Госларе, приняв нижайшие поздравления князей. В день праздника, когда ожидали, что он в королевском наряде пойдёт к мессе, присутствующим, - страшно и сказать, - пришлось с 3-го до 6-го часа со страхом и удивлением наблюдать необычное и страшное столкновение облаков 1.

Госпожа Софья, почтенной памяти аббатиса Гандерсгейма, умерла за 3 дня до очищения св. Марии 2; так Бог исполнил пророчество св. Годехарда. Её сестра Адельгейда, аббатиса Кведлинбурга, несмотря на сопротивление императора, - он, пока был жив, противился этому, - но с разрешения его сына Генриха наследовала ей в Господе, а аббатство Эссен получила Феофано 3, [их] любимая племянница .

В этом году скончались епископы Эйльберт Фрейзингенский 4, Рейнбольд Шпейерский 5, Ламберт Верденский 6 и многие другие знатные люди. Конрад 7, герцог Каринтии, двоюродный брат императора Конрада, долгое время страдавший от желтухи, 20 июля был унесён внезапной смертью. В тот же день умер почтенной памяти Рихард, аббат Фульденский; ему наследовал юный Сигехард 8, воспитанный им мудро и по уставу. 22 августа произошло солнечное затмение. В это время Казимир 9, сын польского князя Мешко, вернулся на родину, охотно был принят поляками и, взяв в жёны дочь русского короля 10, произвёл на свет 2-х сыновей – Владислава и Болеслава 11.

Текст переведен по изданию: Annalista Saxo. Herausgegeben von Georg Waitz. MGH. Scriptores VI. Hannover 1844. S. 542-777. Электронное издание текста в собрании: Fortsetzung der Quellensammlung zur mittelalterlichen Geschichte (Continuatio). www.heptagon.de

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.