Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИОГАНН ДЕ РОДЕС

ДОНЕСЕНИЯ

№ 1

Донесение от 15 марта 1653 г.

(оригинальные тесты Донесений не приводим)

Светлейшая, великодержавная Королева, 1

Всемилостивейшая Госпожа!

Вашему Королевскому Величеству с благонамереннейшим смирением 10-го числа отправлено мое последнее письмо, на которое я покорнейше ссылаюсь. Сюда еще не прибыл гонец, который был отправлен отсюда на Рождество в Польшу, однако говорят, что он в пути и прибудет в ближайшие дни. Великое Посольство, которое туда снаряжается, готовится ко времени прибытия гонца тронуться [в путь], для чего несколько дней назад оно было на приеме Их Царского Величества и получило дорожные деньги, как мне доверительно сообщили. Среди прочих распоряжений остается неизменным то, чтобы они выступили посредниками между Их Царским Величеством, королем Польши, и запорожцами и изо всех сил старались установить вечный мир между ними. 2 В моих предыдущих посланиях я упоминал, что патриарх нанес тогда визит дяде Их Царского Величества Никите Ивановичу Романову, 3 которому он засвидетельствовал свое расположение, которое он будто бы испытывал по отношению к нему, что, однако, оказалось совсем не так. На самом деле это было не что иное, как хитрый, подобный иезуитскому, трюк, чтобы прозондировать доброго господина и выведать его мысли; 10-го вечером патриарх послал к нему и приказал сказать, что он будто бы слышал, что у него должно быть очень много немецких платьев, так что не мог бы он послать [16] их ему на осмотр; каковые прислал ему царь вместе с ящиками с редкими длинными париками и шпагами, которые также были наполнены всевозможными платьями (ибо господин был покровителем иностранцев, и сам очень любил их платье и часто, когда хотел развлечься, среди прочих заказывал его для своих приближенных и для себя; он также выторговал у английских купцов платье, которое носил сам король Англии). 11-го числа в полдень патриарх приказал на своем дворе совершенно открыто развести костер, положить туда упомянутые ящики вместе с одеждой и сжечь все дотла. Похоже, в господина хотят крепко вцепиться, поскольку патриарх заполучил себе юношу, который служил господину, но из-за какой-то проделки был посажен в тюрьму, и чтобы освободиться, он должен был обвинить господина Романова в нескольких содомских грехах. 4 Сам он из-за этого сильно удручен и, скорее всего, невиновен, хотя он в то время был во дворце, что он, однако, отрицает. Что еще может произойти в дальнейшем, покажет время. Если же его сошлют или захотят сослать в какой-либо монастырь, а слухи об этом ходят, то это может повлечь за собой беспорядки и возбудить волнения. Я не думаю, что народ его отпустит. Что в дальнейшем за этим последует, будет в следующий раз покорнейше сообщено Вашему Величеству, на чем я заканчиваю и покорнейше желаю Вашему Королевскому Величеству всемогущего божественного блеска, сохранения долгого здоровья, счастливого правления, а заодно и благоденствия всех королевских сановников.

[P.]S. Только что я узнал, что гонец, который был отправлен отсюда в Польшу, вчера вечером снова сюда вернулся, так что Великое Посольство, поскольку пока еще есть санный путь, двинется отсюда в самом скором времени; этот гонец, как говорят, сообщил, что повсюду в Польше народ охвачен движением, намереваясь встретить, окружить и разбить Хмельницкого, который находится на Украине и теперь собирается встретиться с ними [поляками] лицом к лицу. С всеподданнейшим смирением Иоганн де Родес.

R. A. Muscovitica. Vol. 600. Л. 100-100 об. [23]

№ 2

Донесение от 15 ноября 1654 г.

Светлейший, Великодержавный Король 5

Милостивейший Государь,

После моего последнего письма из Смоленска пришло достоверное сообщение, что 16 августа был предпринят мощный штурм, который был, однако, отбит; свыше 5000 человек [24] было ранено и убито. Не осмотревшись, нападавшие уже были с 8 небольшими флагами на стене, но в том месте осажденные как раз взорвали башню, от чего свыше 500 русских взлетели на воздух. Было решено, что 1-го сентября должен быть предпринят повторный штурм, все же он был перенесен на 8-е [число] того же месяца, так как заключенное на 14 дней перемирие не дало никакого результата. 6 Между тем осажденные, из числа которых было взято несколько пленных (среди них был и брат находящегося в Смоленске полковника Корфа 7) и которых поддерживала армия Радзивилла, 8 издали проект соглашения, потому что они потеряли надежду на снятие блокады Радзивиллом, в распоряжении которого не более 7000 человек, а в особенности потому, что он находился в окрестностях Орши. После этого военная инициатива перешла от него к князю Якову Куденетовичу, 9 но поскольку и та и другая стороны не имели желания вступать в решающую схватку, между ними произошли разве что отдельные столкновения, после чего Куденетович немного отступил, а Радзивилл отвел свои войска, успокоился и подвергся нападению со стороны князя Трубецкого, 10 внезапно подошедшего со своей армией на помощь князю Якову, и был разбит. У него осталось только 3000 человек, а сам он был ранен, и поэтому заключил [мирное] соглашение. 27 числа того же месяца Смоленск был сдан. Считают, что они еще долго смогли бы продержаться, если бы большая сумма денег и возникшие вследствие этого разногласия между Польшей и Белоруссией не сотворили чуда.

Слоним, Рославль, Мстиславль и другие небольшие города, которые сдались со всем своим добром и оказали вначале совсем небольшое сопротивление, разграблены и сожжены, часть людей порублена или угнана. Дубровна, которая, видимо, является красивым городом, тоже, по всей видимости, была долгое время в осаде, однако осажденные упорно сопротивлялись, вследствие чего во время одного только штурма погибло 2000 человек, не говоря уже о погибших в отдельных стычках. В конце концов, когда стрелять уже было нечем и не было больше пороха, они сдались на определенных условиях, однако, несмотря на заключенный договор, этот город был разграблен, сожжен и полностью разрушен, а часть населения порублена или взята в плен. [25] Витебск все еще осажден, и из-за того, что городом отражено много штурмов и вылазок, ему нанесен большой урон. Как долго это все еще продлится, ввиду того, что о снятии осады еще и речи нет, покажет время. Если этот город будет сдан, то вся Белоруссия и многие другие населенные пункты в княжестве Литовском полностью отойдут Их Царскому Величеству. На 70 миль пути почти все сожжено и опустошено, урожай на полях выжжен, вытоптан и скормлен; напитки: венгерское вино, коньяк, медовуха и пиво — вылиты на землю и смешаны с дерьмом. Солдатам и офицерам высочайше предписано не пить ни капли [этих напитков]. Скот забивается солдатами только ради получения кожи, а мясо достается воронам.

После этого вся армия, кроме тех, кто еще оставался у Витебска, были направлены к Смоленску, где стрелецкие и солдатские полки расположились гарнизонами в удерживаемых ими населенных пунктах. Некоторые дворянские и пехотные полки отпущены по домам или в другие места расквартирования на границе, где они прежде находились, например в Камарицкую волость 11 и прочие места. Им отдан приказ снова быть готовыми [к службе] по первому требованию. Остальные стрельцы и дворяне пребывают у Их Царского Величества в Вязьме, где сейчас находится Их Царское Величество со [своими] приближенными и боярами. Многие полагают, что так как все опустошено и не сделано никаких запасов, в ближайшее время армии не выйдут в поход.

Супруга Их Царского Величества и Патриарх, которые какое-то время находились в Троицком монастыре, отправились по приказу Их Царского Величества вследствие чумы, которая начала распространяться, в Калязин, но так как зараза дошла и туда, они отправились оттуда в Вязьму к Их Царскому Величеству. Говорят, что Патриарх получил приказ ехать в Москву, однако также направился в Вязьму, поскольку понял его иначе, и еще потому, что он, по общему мнению, в этих вещах не доверяет даже самому себе. Все внимание приковано к нему. Чем закончится для него эта история, покажет время. 12

Насколько сильно в последнее время распространилась чума, сколько сотен тысяч людей погибло от нее и какая [26] нищета царит из-за нее здесь во всей стране, почти невозможно описать. Достоверно оценивают, что в Москве и вокруг нее погибло свыше 200 000 человек. 13 Если в большом городе почти нет домов, где бы не было погибших, то об умерших в других местах, как, например, в Казани, Нижнем, Вологде, Ярославле, Переяславле, Торжке, Твери, а также в землях и деревнях вокруг них, не говоря уже о совсем отдаленных населенных пунктах, еще не получено ни одного соответствующего известия. Множество мелких городов и деревень вымерло полностью, скот бродит там и тут по лесам и кустарникам: часть его достается диким зверям, часть умирает от голода. Город Москва опустел, так что ворота не охраняются и ночью стоят открытыми. На улицах собаки едят непогребенных мертвецов. Те из мошенников, кто поосторожнее, собираются в группы и грабят дворы, в которых все вымерли. Неизвестно по чьему злому умыслу сгорела колокольня над большими воротами дворца, и позолоченный орел свалился вниз. 14 Но теперь прибыло несколько сот стрельцов для охраны ворот, но они тоже мрут. Люди, отпущенные из-под Смоленска, снова возвращаются и тоже гибнут один за другим, так что стоит опасаться, что, если зима не будет очень холодной, то чума прекратится еще не скоро, хотя в Москве она сейчас уже немного поутихла. На Королевском Шведском Дворе 13 из моих людей были поражены ядовитой заразой и только трое из них оправились.

Несколько дней назад сюда прибыл гонец из Казани, который привез известие что калмыки, ногайцы и другие очень сильные местные народы, как утверждают, в количестве 100 000 [человек] напали на Царицын, Самару и Саратов, каковые находятся на Волге. Они увели много тысяч людей, все предали огню и все еще держат в осаде эти 3 города. Они разбили отряд, посланный им навстречу из казанской области. Невозможно точно узнать, подал ли им эту идею крымский хан или же они сами решили выступить в поход. Хмельницкий все это лето провел в спокойствии. Некоторые полагают, что он неусыпно наблюдал за крымскими татарами, другие говорят, что он предатель, много пообещал, мало сделал.

В Архангельске в этом году у иностранных купцов была очень плохая торговля, потому что прибыло необычайно [27] много кораблей и товаров, и часть кораблей с неменьшим водоизмещением должна была отправиться обратно, поэтому русские удовлетворили свою потребность в их товарах, а им, таким образом, предоставили рынок, так что они вряд ли получат много прибыли. Через Архангельск прибыл также английский посол мистер Вильям Придакс, 15 у которого должно быть письмо от протектора Оливера 16 Их Царскому Величеству, в котором он еще раз упоминает о союзе и дружбе, которые поддерживали короли Англии — его предшественники с Их Царским Величеством, вследствие чего английский народ прежде всех других был пожалован предшественником Их Царского Величества особыми привилегиями. Но сейчас, однако, по отношению к английской компании, как ему сообщили его подданные об архангельской торговле, была допущена большая несправедливость, тем что некоторое время назад у англичан были отобраны их привилегии, их выселили из домов и дворов и изгнали. Причин, по которым это произошло, он, однако, не знает, и поэтому хочет просить Их Царское Величество даровать им старые привилегии, их дома и дворы, чтобы можно было в дальнейшем спокойно жить, не боясь притеснений, уезжать и снова возвращаться в Россию. В противном случае Их Царское Величество должны заплатить им за их дома и дворы и выплатить причитающиеся им долги и всех выпустить из страны, а в остальном же пусть будет воля Божия. Насколько это по форме и по содержанию соответствует оригиналу, я смогу в свое время узнать из копии, которую мне обещали предоставить. Посол же держит путь из Архангельска в Вологду, где и будет находиться. Когда и как быстро он доберется до Их Царского Величества и приступит к выполнению своих обязанностей, покажет время.

На этом на сей раз заканчиваю и покорнейше желаю с преданнейшим усердием Вашему Королевскому Величеству могущественной защиты в сохранении доброго здоровья, долгой жизни, счастливого правления и всего самого желанного, а также высочайшего королевского благоденствия.

С всеподданнейшим смирением Иоганн де Родес

R. A. Muscovitica. Vol. 600. Л. 152-155. [32]

№ 3

Донесение от 9 декабря 1654 г.

Светлейший Великодержавный Король,

Всемилостивейший Государь,

Вашему Королевскому Величеству 15-го прошлого месяца в нижайшей покорности было послано мое последнее [письмо], на которое покорнейше ссылаюсь. Поскольку теперь я получил известие, что это письмо якобы благополучно пересекло границу, то не сомневаюсь в его дальнейшей доставке. С тех пор я счел для себя очень важным ускорить вручение милостивого письма Их Королевского Величества, однако не смог [этого] сделать. Как сообщил мне канцлер Алмаз, 17 отправленный для исполнения этого поручения писарь якобы еще не вернулся, и уже четвертую неделю находится в пути. Их Царское Величество со всеми своими господами и боярами все еще находится в Вязьме. Туда же недавно прибыла супруга Их Царского Величества вместе с Патриархом, и Патриарх оттуда направился к Смоленску в один монастырь. 18 На всякий случай на всех дорогах у Вязьмы [33] находятся заставы или охрана, так что ни один человек, как говорят, не может туда пройти. Вследствие чумы, которая и там распространяется с неимоверной быстротой, все отписки туда должны переписываться над огнем четыре раза в четырех различных местах, и только последняя передается в Вязьму. Из-за этого у меня были большие сомнения, передавать ли канцлеру милостивое письмо Их Королевского Величества, поскольку я не знаю, приедет ли Их Царское Величество сюда, и если приедет, то когда. 19 Зато мне достоверно сообщают, что посланник Вашего Королевского Величества должно быть прибыл и принят в Новгороде, так что я со дня на день ожидаю известия о его прибытии в Вязьму. Так как вышеупомянутое письмо Их Королевского Величества обязательно должно быть получено прежде [его прибытия], мне будет необходимо передать его канцлеру взамен исчерпывающих предписаний или имеющихся у меня свидетельств. Никому не разрешается ездить отсюда в Вязьму. Я приложил немало усилий и много сделал для того, чтобы мне было позволено туда съездить, однако все напрасно, посему не могу себе вообразить, что буду иметь счастье беседовать с посланником Вашего Королевского Величества. Все, кто едет отсюда в Новгород, все еще находятся под постоянной охраной, так что невозможно ни к кому подступиться, и каким образом, если не произойдет никаких изменений, я смогу в ближайшее время передать мои письма, я не знаю. Из Новгорода у меня долгое время также не было совсем никаких известий. Все это происходит при наличии быстро распространяющейся заразы. Если я и дальше не буду получать никаких известий, то поскольку вследствие наступившей зимы эпидемия в Москве утихла настолько, что от вестового больше не слышно о смертях, можно предположить, что причиной этому [отсутствию известий. — прим. авт.] может быть нечто другое [а не эпидемия. — прим. авт.]. Укрепленный город Витебск также захвачен, так что Их Царское Величество отныне покорили всю Белоруссию, а именно привели к присяге всю киевскую, черниговскую, смоленскую и полоцкую области, которые, как сообщают, вводятся в новый [царский] титул. 20 Сообщают, правда, с некоторой неопределенностью, что к Их Царскому [34] Величеству якобы должен прибыть некий великий польский посол. Так ли это — покажет время. Между тем Их Царское Величество снова собрали все свои силы, бывшие в поле, и отдали приказ, чтобы к первому февраля обозы и провиант были доставлены к Смоленску, и к первому марта все были у Их Царского Величества. Как можно понять из некоторых разговоров, место сбора всему войску назначено у Великих Лук. Куда они должны двинуться дальше, я, правда, не знаю, однако, этим городам видимо слишком поздно стало ясно, насколько плохо они были подготовлены, из-за чего понесли заметный ущерб, когда их в это время неожиданно застал победоносный враг. Посланники Хмельницкого, бывшие в Вязьме, говорят, уехали оттуда довольными. С чем же они туда приезжали и какое дело выполняли, о том я не могу получить надлежащих сведений. На этом на сей раз заканчиваю и с преданным и покорнейшим усердием желаю Вашему Королевскому Величеству могущественнейшей защиты Всевышнего в сохранении долгих лет, крепкого здоровья и счастливого правления, а также всего того, что можно было бы пожелать при высоком уважении к Вашему Королевскому Величеству, остаюсь

Иоганн де Родес

P.S.: Мне было доверительно сообщено, что патриарх московский днем и ночью всем внушает и о том же говорит публично, как Москва благодаря его молитве и совету получила от Польши все, что хотела, и как она к тому же спасла верных ее религии из их бедственного положения. Теперь в Москве говорят, что Бог благословил их в их праведном предприятии, а также, что поход его счастливо удался, и что отныне они должны снова привлечь к себе приверженцев своей несчастной религии на Украине и в Белоруссии; что, однако, по этому поводу решено, или должно быть решено, пока еще не известно.

R. A. Muscovitica. Vol. 600. Л. 156-158. [39]

№ 4

Донесение от 20 июля 1655 г.

Светлейший, Великодержавный Король,

Всемилостивейший Государь!

Вашему Королевскому Величеству 17 числа прошлого месяца с нижайшей преданностью было послано мое последнее [письмо], на которое я нижайше ссылаюсь. С тех пор очень стараюсь узнать что-нибудь более определенное относительно того, о чем в прошлый раз сообщалось неточно, однако что-либо узнать невозможно, и поэтому о состоянии и событиях в царской армии в этом населенном пункте я могу сообщить Вашему Королевскому Величеству мало определенного, ввиду того, что всем иностранным офицерам запрещено писать хоть что-нибудь об армии, от русских же, которые по поручению Их Царского Величества то и дело приезжают и уезжают отсюда, из-за их постоянного страха перед полагающимся за это суровыми наказаниями, вообще нельзя ничего добиться. В прошлом году, когда здешние захватывали тот или иной город или наносили врагу какой-либо урон, об этом объявлялось в замке 21 и всему народу звоном колоколов, однако в этом году по поводу взятия одного маленького города Велиж, 22 такого публичного объявления не было слышно. Их Царское Величество должны были 21 числа прошлого месяца определенно отправиться из Шклова к Могилеву, тогда как большей части армии было приказано двигаться маршем через Березов на Минск, что произошло потому, что здесь считают, что литовская армия Должна находиться под Минском. Об этом, вероятно, вскоре пришлют более надежное известие из Вильно в Ригу. Говорят, что генерал Трубецкой вместе со своей армией в [40] сопровождении Золотаренко 23 (который у соседнего города потерпел серьезное поражение) двинулся на Старый Быхов. 24 О генерале Хмельницком и боярине Василие Васильевиче Бутурлине 25 совсем ничего не слышно. Недавно прибывший иностранец из лагеря под Шкловом передал мне достоверное сообщение, что туда прибыл посланец Хмельницкого к Их Царскому Величеству, который вел речь о пропуске, однако [иностранец] собственно не знал, идет ли речь о всей армии или только об одном посланце, которого он хотел через Лифляндию отправить к Вашему Королевскому Величеству. Как он [иностранец] мог отметить, просьба эта была выслушана, но о том, смогут ли ее выполнить, тогда было еще невозможно узнать. Когда меня на днях в Посольском Приказе спросил канцлер Алмаз Иванов, не знаю ли я чего нового, мне пришло в голову ему на это ответить, что я слышал, что Афанасий Нащокин 26 окружил Динабург, 27 на что он, ехидно смеясь, сказал, что это не так. [Войска] оттуда уже отведены, и, кроме того, сказал он, не думаю ли я, что Их Королевское Величество подведет войска к этому городу, на что я, сделав вид, что ничего об этом не знаю, ответил, что мне это неизвестно. Здесь вокруг военных намерений Вашего Королевского Величества относительно Польши (так как это считают достаточно вероятным) подняли большой шум, так как по решению Вашего Королевского Величества эти намерения были поставлены под сомнение. Раньше здесь все жили в страхе и надежде, и страх был настолько силен, что я почти уверен в том, что по этой причине отход от Смоленска так долго откладывался. 28

То, что переданное с последним нарочным к Их Светлости Князю Курляндии 29 письмо от Их Царского Величества было довольно резким, должно быть следствием того, что все пленные говорили, что Их Княжеская Светлость очевидно до сих пор оказывая содействие войсками королю и трону Польши. В моем последнем письме, согласно полученному мной сообщению, я высказывал мнение, что отправленный в Голландию посланник хотел получить там некоторые гарантии, и в свете этого можно было предположить, что это были гарантии нейтралитета, однако это не так, и мне сейчас сообщают, что Генеральным Штатам было отправлено [41] письмо, в котором было сказано, что они позволяют себе опускать титул Их Царского Величества в их общественных газетах «Новости» или «Куранты», когда в них что-либо упоминается об этих странах, и что они должны чаще употреблять его для большего почтения к Их Царскому Величеству. Какой ответ на это последует, и нужно ли будет издателям «Курантов» что-либо менять, покажет время. Что касается остального, то чумная зараза так быстро распространяется на Тереке, в Бахчисарае и Астрахани, что в живых остались очень немногие, и поскольку она и дальше будет распространяться, то что в этом случае будут делать ногайцы и калмыки, покажут дальнейшие события.

Когда заканчивал [письмо], то узнал, что к Патриарху прибыл гонец от Их Царского Величества, который привез известие, что Их Царское Величество самолично прибыли в Борисов 30 и что у Минска был захвачен передовой отряд, после чего собравшиеся там дворяне и горожане числом 4000 вышли в поле с намерением сохранить положение и поддержать командование передового отряда, однако им это не удалось, и после нескольких часов боя они бросили боевое знамя и оставили город, после чего он был взят, и все, кто там были, были без пощады истреблены. При этом также сообщается, что после этого [русские] захватили городок Вислу и двинулись на Вильно.

От Хмельницкого гонец привез сообщение, что тот подошел со своей армией к Каменец Подольскому. Из-за какого благоприятного развития событий Патриарх снова приказал звонить во все колокола в здешнем замке, как, собственно, .здесь и происходит при событиях такого рода. Этот звон донесется через Вильно до Риги еще до прибытия этого сообщения.

Прошлой зимой Вашему Королевскому Величеству мною было покорнейше передано послание о том, что Их Царское Величество отдал приказ о спешном наборе в полки, для чего нужно было собрать 20 000 человек. Как мне было достоверно сообщено, со всех мест страны их было собрано, видимо, довольно много. Таким образом, хотя очень много народу померло, инфантерия все же очень сильна и теперь собрана на открытой местности. Как и многие другие рода войск, [42] она сильнее, чем в прошлом году. Кавалерия же, видимо, сильно смешалась с горожанами, и, так как был большой падеж лошадей, многие должны служить в пешем строю.

На этом теперь заканчиваю и с покорнейшим усердием желаю Вашему Королевскому Величеству могущественнейшей защиты Всевышнего в сохранении долгой жизни, крепкого здоровья и счастливого правления, а также победы и славы над всеми явными и тайными врагами; остаюсь преданным Вашему Королевскому Величеству

Покорнейший Иоганн де Родес

Москва, 20 июля 1655 г.

R. A. Muscovitica. Vol. 600. Л. 178-179 об. [45]

№ 5

Донесение от 9 августа 1655 г.

Светлейший Великодержавный Король,

Всемилостивейший Государь!

Вашему Королевскому Величеству 20-го числа прошедшего месяца с верноподданнейшим смирением было послано мое последнее [письмо]. С того времени я смиреннейшим образом получил всемилостивейшее послание Вашего Королевского Величества из Стокгольма от 14-го июня, из которого мне стала понятна всемилостивейшая воля Вашего Королевского Величества. Я также затем почувствовал, что после случившегося вечером хотят все побросать, из-за чего все должно быть, похоже, повернуто вспять и приостановлена поставка 8000 мушкетов. Помимо этого, я приложил много усердия и в настоящее время довел дело до того, что мне за мушкеты должно быть доставлено чистой пеньки по 12 рейхсталеров 31 за штуку, на каковую пеньку можно было бы авансировать 20 000 рейхсталеров против теперешней цены. Тем более у меня были причины усердствовать в этом, однако я получил известия, что пенька продается другому, кто предложил дать за нее на несколько рейхсталеров больше, и люди не хотят думать о том, что мне уже было дано слово, и что пеньку следует непременно доставить, и хотя я в надлежащем месте на это пожаловался, но ничего больше с этих 8000 мушкетов не получил. 32

В остальном, со времени моего последнего [письма] здесь, не произошло ничего достойного упоминания. Здесь по-прежнему пребывают в полной неизвестности о том, что происходит с обеими армиями — все до единого, кроме патриарха, который имеет возможность получать малейшее известие о том, что, собственно, происходит. Патриарх, низкий [человек], умеет чрезвычайно изощренно подавать то, что способствует чести [русских], а прочим управляет так, что ни у кого нет причин для беспокойства. 33 Между тем, однако же, снова поговаривают о сражении, в котором здешним пришлось довольно туго, и вроде бы даже один из генералов, по имени Богдан Матвеевич Хитрово, 34 сильно ранен, а различные полки полковников Мартода, Йонгмана и Говарда наголову разбиты, что якобы произошло недалеко от Минска. 35 [46]

На прошедшей неделе была изготовлена форма большого колокола, отлитая еще раз и увеличенная на 2000 пудов металла, так что она должна содержать веса 10 000 пудов. Когда произошло ее открытие, патриарх приказал по этому поводу служить обедню; отливка будет происходить в пяти печах. Все думают, что если форма удастся, то это будет чудом света.

Патриарх также распорядился вместо позолоченного орла, который стоял на воротах дворца и сгорел в прошлом году, сделать другого, который по величине намного превосходит предыдущего и больше украшен, а именно: над обеими головами его царская корона, в правой лапе он держит скипетр, а в левой — державу. Он будет установлен в самом скором времени.

Несколько дней назад из дворца, из женской половины, одну девицу, должно быть дворянскую дочь, повели на большой рынок, где палач отрезал ей пол-языка. 36 Господин, который присутствует на экзекуции, спрашивает ее, может ли она теперь говорить то, что ей крепко-накрепко запрещали, после чего послал ее на телеге к ее матери. По какой причине это случилось, неизвестно. Вчера сюда приехал гонец с письмами Их Царского Величества, где Их Царское Величество повелевает принять послов Вашего Королевского Величества в Пскове, а других сопроводить в Москву. При этом с уверенностью говорят, что Их Царское Величество сами должны первого сентября прибыть сюда. Пока же он находится в 60 верстах от Вильны. 37 Что за этим последует, будет покорнейше сообщено Вашему Королевскому Величеству в следующем письме. На чем в этот раз заканчиваем и желаем Вашему Королевскому Величеству могущественной защиты Всевышнего в сохранение долгой жизни, крепкого здоровья, счастливого правления, а всем королевским сановникам благоденствия, а также победы и триумфа над всеми явными и тайными врагами, с верноподданнейшим смирением остаемся

Иоганн де Родес

Москва, 9 Августа 1655 г.

R. A. Muscovitica. Vol. 600. Л. 180-181.


Комментарии

1. Послание Родоса адресовано шведской королеве Августе Кристине (1632—1654), последней представительнице династии Ваза. В 1654 г. Кристина отреклась от престола в пользу своего двоюродного брата, будущего короля Карла X и приняла католичество. Королева была одной из самых образованных женщин своего времени, оказывала поддержку ученым.

2. Имеется в виду посольство Б. А. Репнина и Б. М. Хитрово, отправившееся в Польшу 30 апреля 1653 г. (см.: Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы в трех томах. Т. III. М., 1953. С. 262-263; Соловьев С. М. Сочинения в 18 книгах. Кн. V. М., 1990. С. 565).

3. Никита Иванович Романов (?-1654), двоюродный дядя царя Алексея Михайловича. В сентябре 1645 г. пожалован из стольников в бояре, в 1648 г. сыграл видную роль в усмирении восставшего народа во время московского бунта. Патриарх Никон был ярым противником Романова из-за его пристрастия к западному образу жизни. В мае 1654 г. Романов отправился в поход против Польши вместе с царем Алексеем Михайловичем. 11 декабря того же года он умер, «идучи с государевой службы». После его смерти патриарху досталась большая часть его земельных владений и богатств, львиная доля которых была пожалована Иверскому монастырю на Валдае. (Русский биографический словарь. Т. Романов—Рясовский. Пг., 1918. С. 39-42; Crummey R. О. Aristocrats and Servitors. The Boyar Elite in Russia 1613-1689. Princeton, 1984. P. 98, 124-134, 186).

4. Это обвинение в безнравственном поведении является отголоском борьбы с беспорядками в церковной и мирской среде, которую в свое время развернули «ревнители благочестия». (Подробнее о них см., например: Панченко А. М. Русская культура в канун петровских реформ. Л., 1984. С. 24-26, 64-66, 169-170.)

5. Послание адресовано шведскому королю Карлу X Густаву (1654—1660). После отречения от престола королевы Кристины в 1654 г. Карл взошел на шведский престол. Он проводил агрессивную внешнюю политику, нацеленную на укрепление шведского господства на побережье Балтийского моря.

6. Речь идет об осаде русскими войсками Смоленска, которая продолжалась с 28 июня по 23 сентября 1654 г. (Мальцев А. Н. Россия и Белоруссия в XVII веке. М., 1974. С. 40-44).

7. Николай Корф (7-1659) — представитель одной из ветвей вестфальских баронов, воевода венденский, полковник кровельский. В 1654 г. Н. Корф находился в осажденном Смоленске и был противником капитуляции юрода. Будучи сторонником Я. Радзивилла, выступал за подписание договора о передаче Великою княжества Литовскою под протекторат Швеции (Polski Slownik Biograficzny. Т. XIV/1. Wroclaw—Warszawa—Krakow, 1968. S. 71-72).

8. Януш Радзивилл (1612-1655) — виленский воевода, великий гетман Литовский (с 1654 г.), во время русско-польской воины (1654-1655) — командующий польской армией. После шведского вторжения в Польшу в 1655 г. стоял во главе литовских магнатов шведской ориентации и подписал Кейданский договор о переходе Литвы под протекторат Швеции.

9. Черкасский Яков Куденетович (? -1666/67) — боярин с 1645 г., происходил из кабардинских князей, в 1624 г. выехал на Русь и принял православие. Принимал активное участие в русско-польской войне (1654—1655) (Советская историческая энциклопедия. Т. 15. М., 1974. С. 843; Crummey R. О. Aristocrats and Servitors. P. 46, 186).

10. Трубецкой Алексей Никитич (?-1680) — князь, русский поэтический и военный деятель, дипломат, с 1645 г. — боярин. В русско-польской войне 1654-1655 гг. возглавлял южную группировку русских войск. В 1651 г. принимал участие в переговорах с посольством Б. Хмельницкого об условиях присоединения Украины к России (Советская историческая энциклопедия. 1973. Т. 14. С 471, Сrиттеу R. О. Aristocrats and Servitors. P. 46, 186. У Р. Крами дaтa смерти А. Н. Трубецкого указана не верно — 1662/63 г.).

11. Камарицкая волость и город Камаричи находятся в районе Севска и Новгород-Северского, на территории современной Брянской области.

12. Патриарх Никон (1605-1681) во время отсутствия царя в столице пользовался практически неограниченной властью. 24 июля 1654 г., вскоре после начала эпидемии чумы, он вместе с наследником престола царевичем Алексеем Алексеевичем и всей царской семьей покинул Москву и отправился сначала в Троице Сергиев, а затем в Калязин монастырь на Волге (РГАДА. Ф. 235. Он. 2. N 36. Л. 212-213об., Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи археографическою экспедициею имп. Академии наук. Т. IV. СПб., 1836. С. 111).

13. Это скорее всего преувеличение, хотя источники показывают, что эпидемия принесла страшное опустошение. В Москве, по оценкам исследователей, смертность достигала 80-90% (Брикнер А. Чума в Москве в 1654 году // Исторический вестник. 1884. Апрель. С. 16— 17). Иван Шушерин, биограф патриарха Никона, писал, что во время мора «в царствующем граде безчисленное множество измороша, и кратко рещи вси измороша» (Шушерин И. Известие о рождении, о воспитании и о житии святейшего Никона, патриарха московскою и всея России. М., 1908. С. 30). Таким образом, можно сделать вывод, что картина опустошения, нарисованная Родосом, выглядит вполне реалистично.

14. Впоследствии патриарх Никон приказал обновить ворота и заново сделать орла. См. донесение от 9 августа 1655 г.

15. Английский посол Вильям Придакс прибыл в Россию в 1655 г. (о его переговорах см. Соловьев С. М. Сочинения. В 18 книгах. Кн. VI. М., 1991. С. 511-512, Бантыш-Каменский Н. Н. Обзор внешних сношении России (по 1800 год). Ч. 1. М., 1894. С. 115). Целью его миссии было вернуть англичанам право беспошлинной торговли в России через Архангельский порт, которое было им даровано еще Иваном Грозным. В 1649 1. англичане в одночасье лишились всех своих привилегии и были высланы из страны за то, что они «учинили большое злое дело, Государя своего, Карлуса короля убили до смерти» (ПСЗ. Т. 1. № 9. С. 169).

16. Оливер Кромвель (1599-1658) — крупнейший деятель английской революции середины XVII в. После казни короля Карла I в 1649 г. и разгона Долгого парламента в 1653 г. провозглашен лордом-протектором. Вплоть до своей смерти пользовался практически неограниченной властью.

17. Алмаз Иванов (V-1669) — видный государственный деятель и дипломат времен царствования Алексея Михайловича. С 1646 г. — дьяк Посольского приказа, с 1653 г. — думный дьяк. Находясь на государственной службе, играл важную роль в проведении политики Московского государства. (Советская историческая энциклопедия. Т. 5. М., 1964. С. 735-736, Сrummey R.. О. Aristocrats and Servitors. P. 39, 60, 190).

18. Патриарх Никон возвратился в Москву 3 февраля 1655 г. (Дворцовые разряды. Т. III. СПб., 1852. Стб. 456)

19. В Вязьме царь Алексей Михайлович находился до 1 февраля 1655 г. Оттуда он поехал в Москву, куда и прибыл 10 февраля. Однако его пребывание в столице было кратковременным. Уже 11 марта царский поезд снова отправился в поход под Смоленск. В письме к А С. Матвееву царь писал. «К Москве идем на малое время и легким делом и назад тотчас пойдем. В Вязьму и Смоленск не замешкаем итить» (ПСЗ. Т. 1. № 138. С. 352, Мальцев А. Н Россия и Белоруссия в середине XVII века. С. 76. Прим. 2).

20. В указе от 3 сентября 1655 г. говорилось. «И указали Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, в своем Государском имянованьи и титле писати Себя Великим Государем, Наше Царское Величество, Великим Князем Литовским и Белыя России и Волынским и Подольским...» (ПСЗ. Т. 1. N. 164. С. 369).

21. В замке, то есть в Кремле.

22. Город Велиж был взят русскими войсками 17 июня 1655 г. (Мальцев А. Н. Россия и Белоруссия в XVII веке. С. 82).

23. Золотаренко Иван Никифорович (ум. 1655) в 1654-1655 гг. гетман малороссийский, один из сподвижников Богдана Хмельницкого. Принимал активное участие в воине с Польшей на стороне русской армии. В январе 1655 г. осаждал Новый Быхов, но неудачно, был разбит армией Радзивилла и вынужден был отойти к Moгилеву (Русский биографический словарь. Т. Жабокритский-Зяловский. Пг., 1916. С. 439-441, Мальцев А. Н Россия и Белоруссия в XVII веке. С. 49-50, 69-72).

24. Родес проявляет поразительную осведомленность о движении русской армии. Его сведения находят полное подтверждение в русских источниках (см. напр. Дворцовые разряды. Т. III. Стб. 480-483).

25. Бутурлин Василии Васильевич (?-1655) с 1650 г. — окольничий, с 1652 г. — боярин и дворецкий царя Алексея Михайловича. В 1653 г. возглавил посольство па Украине, где в январе 1654 г. принял от запорожских казаков присягу на верность русскому государю. Во время военных действии 1655 г. командовал армией, посланной на помощь Б. Хмельницкому (Советская историческая энциклопедия. Т. 2. М , 1962. С. 835, Сrиттеу R. О. Aristocrats and Servitors. Р. 189).

26. Ордин-Нащокин Афанасий Лаврентьевич (?-1680) — русский государственный деятель и дипломат при дворе царя Алексея Михайловича. С 1658 г. — думный дворянин, с 1665 г. — окольничий, с 1667 г. — боярин. Во время русско-польской и русско-шведской воины участвовал в штурме Витебска (1654), походе на Динабург (1655), осаде Риги (1656). В 1656 г. подписал договор о союзе с Курляндией; в 1658 г. вел переговоры со шведами, в результате которых было подписано Валиесарское перемирие (Советская историческая энциклопедия. Т. 10. М., 1967. С. 603-604, Сrиттеy R. О. Aristocrats and Servitors. P. 42-43, 97-98, 100-101, 193 и др.).

27. Динабург — город на Западной Двине (Даугаве), современный Даугавпилс. Основан в XIII в. рыцарями Ливонского ордена. С 1893 г. назывался Двинск. А. Л. Ордин-Нащокин в мае 1655 г. осадил Динабург. Однако после вступления в войну Швеции ему было приказано снять осаду и отступить. 9 июня 1655 г. город был захвачен шведами. В мае 1656 г. Динабург снова осадила русская армия. Город был взят 31 июля и переименован в Борисовоглебск. По условиям Андрусовского мира (1667) Динабург снова отошел к Польше (Мальцев А. Н. Россия и Белоруссия в XVII веке. С. 81, 83, 111).

28. Швеция начала военные действия против Польши в июне 1655 г. Шведам удалось в течение короткого времени захватить значительную часть Великой Польши, включая Варшаву. Это привело к обострению отношений между Москвой и Стокгольмом, а впоследствии к русско-шведской войне.

29. Курляндское герцогство — вассальное государство Польши на территории современной Латвии. Во главе его стояли потомки магистра Ливонского ордена. Столица — Митава (Елгава).

30. Город Борисов был взят русскими войсками 19 июня 1655 г. 10 июля туда прибыл царь Алексей Михайлович. 13 июля государь выехал из Борисова по направлению к Вильно.

31. Рейхсталер — старинная денежная единица Швеции, в XVII в. равнялась 6 маркам. Родес приравнивает рейхсталер к 50 копейкам (см.: Курц Б. Г. Состояние России в 1650—1655 гг. по донесениям Родеса. С. 234).

32. Одной из главных задач Родеса в России был сбор сведении о русской торговле и заключение сделок, выгодных для шведской казны. Как видно из письма, Швеция продавала правительству Алексея Михайловича оружие, необходимое для ведения войны с Польшей (1654—1667). Взамен русские экспортировали меха, поташ, пеньку и т. д. (см.: Курц Б. Г. Состояние России... С. 163-167).

33. В 1655 г. русская армия вела активные военные действия против Польши. Сам царь Алексей Михайлович находился в походе с 11 марта по 10 декабря. Во время его отсутствия текущими делами в столице ведала боярская комиссия во главе с князем Г. С. Куракиным. Однако реальная власть принадлежала патриарху Никону. В донесении от 17 июня 1655 г. Родес сообщал, что «наместник» царя Г. С. Куракин не может без согласия патриарха выполнить самого незначительного дела (см.: Курц Б. Г. Состояние России... С. 244).

34. Хитрово Богдан Матвеевич — с 1647 г. окольничий, с 1666 г. — боярин. В 1653 г. был отправлен в Польшу в составе посольства боярина Репнина (см. прим. 2). После начала войны находился в походе вместе с царем Алексеем Михайловичем, участвовал в осаде Смоленска (1654) и сражении за Минск (1655). С 1657 г. он ведал Оружейную палату (Русский биографический словарь. Т. Фаберъ—Цявловский. СПб., 1901. С. 329-331; Crummey R. О. Aristocrats and Servitors... P. 99, 105). Б. М. Хитрово пользовался покровительством царя и был одним из противников патриарха Никона (о его роли в деле Никона см.: Гиббенет Н. Историческое исследование дела патриарха Никона. Ч. 1. СПб., 1884. С. 178-179).

35. Сражение под Минском произошло 3 июля 1655 г. Русскими войсками командовал окольничий Б. М. Хитрово. Поляки потерпели поражение, и город открыл ворота русской армии. Русские источники приводят роспись иностранных полковников, которые принимали участие в походе в составе центральной армии. Среди них упоминается и Ларонц Мартот (Мальцев А. Н. Россия и Белоруссия в XVII веке. С. 29, 90).

36. Членовредительство как вид наказания за различные преступления широко применялось в средние века и было законодательно закреплено Соборным Уложением 1649 г. Статья 10 главы XIV предписывала «клянящемуся во лжи язык урезати, аще после обличен будет» (Соборное Уложение 1649 года. Текст и комментарии. Л., 1987. С. 72).

37. Родес сообщает об ожидаемом прибытии в Москву шведского посольства Густава Бьелке, Александра фон Эссена и Филиппа Крузенштерна. Посольство прибыло в Москву 28 октября 1655 г. Оно должно было подтвердить Столбовский мирный договор 1617 г. Однако планам шведского правительства не суждено было сбыться. 17 мая 1656 г. Россия начала военные действия против Швеции. (Бантыш-Каменский Н. Н. Обзор внешних сношений России (по 1800 год). Ч. 4. М., 1902. С. 172).

(пер. Н. А. Бондарко и Г. В. Селезнева)
Текст воспроизведен по изданию: Донесения Иоганна де Родеса о России середины XVII в. // Русское прошлое. Книга 9. СПб. 2001

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.