Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РИХЕР РЕЙМСКИЙ

ИСТОРИЯ

HISTORIARUM LIBRI IIII

КНИГА III

1.

По окончании похорон королева Герберга отправила послов к своим братьям, королю Оттону и архиепископу Брунону 1, ставшему герцогом, а также к Хугону, герцогу Галлии, прося их, чтобы Лотарь, ее сын, унаследовал умершему отцу. Итак, от короля Оттона прибыли все владетельные сеньоры Бельгики во главе с герцогом Бруноном, и некоторые из Германии. Приехал Хугон, герцог Галлии. Съехались и сеньоры из Бургундии, Аквитании и Готии, а также епископы из разных областей и городов. Всех их собрало в Реймсе, у королевы Герберги одно намерение: все единодушно желали, чтобы Лотарь унаследовал покойному отцу.

2.

Итак, с общего согласия Артольд, Реймский архиепископ, с помощью Брунона, дяди Лотаря по матери, под радостные крики знагных людей из разных народов, короновал двенадцатилетнего Лотаря 2 в базилике святого Ремигия, где отец его был погребен и упокоился рядом с другими королями. После коронации его мать Герберга и знатные сеньоры с большими почестями отвезли его в Лан, который с давних пор был королевской резиденцией. Герцог всегда был с ним неразлучен и, чтобы добиться большой благосклонности короля, он воспользовался тем, что сеньоры разъехались восвояси, чтобы совещаться с королем частным порядком. И чтобы показать, насколько прочна его верность, он пригласил короля и его мать осмотреть все большие и малые города, принадлежащие ему в Нейстрии, и получил согласие.

3.

Герцог провез короля и его мать по Нейстрии и подобающим образом принял его в Париже, Орлеане, Шартре, Type, Блуа и во многих других больших и малых городах Нейстрии. Оттуда они направились с войском в Аквитанию, и, когда герцог Вильгельм 3, предупрежденный послами, не пожелал поспешить к ним навстречу, осадили Пуатье, полагая, что герцог находится там. Пока войско упорно осаждало город и донимало горожан продолжительными военными действиями, некие королевские люди тайно проникли в замок святой Радегунды, соседствующий с городом, захватили и сожгли его. Через два месяца они наконец узнали, что герцога там нет, и [92] сняли осаду, так как войско было изнурено из-за нехватки продовольствия.

4.

А Вильгельм отправился в пределы Оверни, которая составляет часть Аквитании, вывел воинов из крепостей, готовя войско к войне. Собрав его, он пошел на короля. Узнав об этом, король с помощью герцога повернул войско назад и повел на врага. Подняв знамена, они сошлись. Завязалась яростная битва, с обеих сторон гибли люди. Но королевская конница одержала верх и обратила аквитанцев в бегство. Королевское войско их преследовало. В бегстве некоторые из аквитанцев были убиты и многие захвачены в плен. А Вильгельм с двумя спутниками бросился в сторону и едва ускользнул, укрывшись в горах.

5.

Король, прославившись успешной битвой, повелел вести войска на Пуатье, так как полагал, что очень легко взять город теперь, когда войско еще пылает отвагой недавнего сражения, а горожане скованы великим страхом из-за бегства своего государя и несчастного исхода его военного похода. Порадовавшись доблести короля, герцог повел к городу войско, хотя и утомленное, но воодушевленное столь блестящим успехом. А горожане, измученные войной, умоляли сохранить им жизнь и просили оставить город невредимым. И хотя войско хотело с боя ворваться в город и увезти добычу, герцог разубедил их и город не тронули по приказу короля. Король же взял у горожан заложников, сколько пожелал. Так благодаря заступничеству герцога город был избавлен от нашествия войска и осаду сняли, заключив мир, а король, добившись такого успеха, вернулся в Лан вместе с герцогом и войском. А герцог, возвратившись в Париж, занемог, болезнь усилилась и он окончил свою жизнь и был погребен в базилике святого Дионисия мученика 4.

6.

Между тем король Оттон вел войну с Булизлавом 5, королем сарматов, а некий Рагенерий, которого Оттон послал охранять Бельгику, совершил много недозволенного. Среди прочего он с безрассудством тирана захватил королевские поместья и земельные владения королевы Герберги, находившиеся в Бельгике 6. Королева сразу же стала советоваться со своими людьми, как вернуть земельные владения и королевские поместья. [93]

7.

Они решили, что из них мой отец лучше всего подходит для выполнения этого и попросили его постараться придумать что-нибудь. Однако он и сам решил совершить это дело и сказал так: «Позвольте мне обдумать это предприятие в течение нескольких дней. И если только возможно будет осуществить это нашими силами, то, без сомнения, за это время я придумаю план действий. А вы тем временем займитесь другими вещами. Пусть у вас все будет готово, чтобы, если только Бог пошлет нам возможность совершить это, вы без промедления могли взяться за дело». И они разъехались восвояси.

8.

Итак, мой отец направил к замку вышеназванного Рагенерия под названием Монс 7, где находилась его жена с двумя маленькими сыновьями, двух своих людей, которых он сам наставлял в военном деле, чтобы они осторожно разузнали, как выглядит эта местность, сколько там воинов, велики ли богатства в замке, где выход для прислужников и насколько прилежен ночной дозор. Отправились два лазутчика в бедной одежде и дошли до самых ворот замка. Тогда там возводили стены поперек самых лучших строений. Поэтому носильщики с камнями и щебенкой часто выходили через ворота и возвращались, передавая свою ношу тем, кто руководил работой. Пришли к ним и лазутчики и предложили себя для доставки камней. Им поручили работу и выдали вьючные корзины. Они переносили щебенку и камни и каждый день получали по монете. Госпожа дважды кормила рабочих, и лазутчики вместе с каменобойцами и каменотесами с любопытством все осматривали. Они подробно разведали, где спальня госпожи и место отдыха ее детей, где входят и выходят прислужники, в какое время что делается, где в замке лучшие места для засады. Они провели там четыре дня, приближалось воскресенье. Приняв плату за труды, они были освобождены от работы. Итак, они возвратились, все разузнав, и доложили моему отцу весьма важные сведения.

9.

Преисполнившись надежд, он известил королеву и с двумя когортами подошел к замку, подступив к искомому месту ночью, по совету тех, кого посылал прежде. Захватив ворота и все выходы, он поставил стражу, чтобы никто не убежал. А вам свирепо направился в спальню госпожи. Войдя в нее, он захватил в плен мать с двумя детьми. А прочие предались дележу дорогих украшений. Он взял в плен и воинов и сжег [94] замок. Спалив его, он вернулся к королеве Герберге с пленной госпожой и детьми и захваченными воинами 8.

10.

Узнав об этом, Рагенерий под давлением необходимости просил Брунона, брата королевы, чтобы королева поскорее назначила переговоры, на которых он вернет себе жену и детей, а королева получит поместья и земельные владения. Было назначено время встречи.

11.

Пока это происходило, Роберт, граф Труа, сын тирана Хериберта 9 и брат низложенного Хугона, причинил королю Лотарю следующую обиду. Он жаждал захватить королевский замок, который называется Дижон, возведенный на берегу быстрой реки Уш, так как полагал, что если только сможет завладеть им, в его руки перейдет лучшая часть Бургундии. Итак, он с помощью послов подговорил начальника замка перебежать к нему, многое обещая и еще больше суля под клятвой. Он говорил, что служа королю, тот сильно нуждается; у него же, утверждал он, тот получит достаточно добра, несколько замков и другие желанные отличия. Тогда юноша, охваченный желанием разбогатеть, попросил назначить плату за предательство. И они назвали сумму оплаты. Он также попросил их поклясться в том, что обещанное будет исполнено и получил клятву. В удобное время он впустил в замок тирана с большим войском и пошел к нему на службу, поклявшись в верности. Когда замок захватили, королевские воины были изгнаны с позором. В замке разместили воинов тирана.

12.

Об этом доложили королю, и король отправил послов к Брунону, дяде с материнской стороны, прося у него войско. Брунон не медлил и с двумя тысячами воинов из Бельгики занял владения тирана и осадил город Труа. А король с матерью повели войско к отнятому замку. Так как тирану угрожали сразу два войска, он сдался и просил милости. Его заставили дать заложников и принести присягу и выдать того, кто сдал ему замок. И по приговору короля его вскоре обезглавили на глазах отца перед воротами города.

13.

А король, завладев замком, вернулся с матерью в Лан. Туда к королю стеклись сеньоры из разных мест. Были среди них и два сына покойного герцога, Хугон 10 и Оттон 11, которые перед всеми поклялись верно служить королю. В ответ на их дружелюбие [95] король выказал неменьшую милость и сделал Хугона герцогом, как отца, а сверх того прибавил к его герцогству земли Пуатье, Оттону же пожаловал Бургундию.

14.

Во время этого распределения владений достопочтенный архиепископ Артольд усердно трудился весь день напролет, истекая потом от солнечного жара, так что ему пришлось сбросить верхнюю одежду. Тут-то осенний холод и проник в его тело через поры, открывшиеся от жары; внутреннее охлаждение породило болезнь печени, и, терзаемый сильной болью, он окончил последний день своей жизни накануне октябрьских календ, на двадцатый год своего архиепископства 12.

15.

Когда его похоронили, Хугон, которого король недавно сделал герцогом 13, смиренно пришел к королю и просил восстановить его архиепископский сан, напоминая, что он был избран еще до Артольда, и Артольд сменил его не из-за его преступлений, а из-за зависти короля Родульфа. Итак, он настаивал, чтобы ему возвратили архиепископство. И тотчас же королевским декретом было установлено, что через 40 дней состоится собор епископов.

16.

По прошествии этого срока в округе Мо 14, на берегу реки Марны, в селении ......15 состоялся собор 13 епископов из Реймского и Санского диоцезов под председательством епископа Санского. Среди них находились и сторонники Хугона, в основном те, кто был близок к герцогу 16, то есть епископы Орлеанский, Парижский и Санлисский 17; и они при всех советовали избрать Хугона. С ними спорили епископы Рорикон Ланский и Гибуин Шалонский, упорно настаивая на том, что отлучение, провозглашенное множеством епископов, не может быть снято меньшим их числом, и рассмотрение дела отложили до тех пор, пока от папы Римского не придет ответ на запрос.

17.

Немного спустя папа Иоанн 18, который уже сменил Октавиана, преемника Агапита, направил в Галлию посольство, утверждая, что вышеназванного низложенного Хугона и итальянские епископы как на Римском соборе, так и на том, который недавно состоялся в Павии, предали анафеме до тех пор, пока не перестанет он вновь и вновь творить недозволенное. Как только послы сообщили об этом, было решено не расматривать жалобу Хугона. Хугона принял к себе его брат [96] Роберт и спустя немного дней тот умер в Мо от чрезмерных волнений.

18.

Тогда архиепископ и герцог Брунон просил у короля архиепископства для некоего члена коллегии каноников Метца по имени Оделрик 19. Добившись этого, он представил его королю. То был человек выдающийся, славящийся богатством, знатностью и образованием; король спросил у него, дерзнет ли он принять архиепископство от щедрот короля. Ведь этой кафедры домогался и другой известный человек, которого поддерживал герцог. Но Оделрик, будучи человеком храбрым, ответил, что если король предлагает ему архиепископство, то он принимает его и будет защищать ото всех врагов. И тем самым он навлек на себя ненависть герцога.

19.

Итак, он был посвящен в базилике святого Ремигия 20 епископами Реймского диоцеза: Бидоном Суассонским, Рориконом Ланским, Гибуином Шалонским, Хадульфом Нойонским и Викфридом Верденским. Как только его посвятили в архиепископы, он сразу в соответствии с церковными законами призвал тиранов, посягавших на достояние его церкви, явиться и дать удовлетворение. И дал им на размышление три раза по сорок дней.

20.

По прошествии этого срока он предал анафеме Тетбальда Турского 21 и других расхитителей церковного имущества. Через несколько дней они явились, охваченные раскаянием, чтобы дать удовлетворение прелату, и законным порядком вернули похищенное добро. Итак, архиепископ принял от Хериберта богатое и многолюдное селение Эперне, а от Тетбальда — замок Куси и освободил их от оков проклятия. А замок он передал на условиях военной службы сыну Тетбальда, который принес ему присягу.

21.

В то время расстался с жизнью Арнульф, граф Теруанский 22. Вступив в его владения, король Лотарь милостиво вернул их сыну покойного и связал его и его воинов священной клятвой.

22.

А ему счастливо унаследовал Адальберон 23, муж королевской знатности, также из коллегии Метца. Далее будет рассказано, как он защищал своих друзей, и как претерпел от [97] завистников больше, чем заслуживал. В самом начале, после своего избрания 24, он прилагал большие старания, чтобы восстановить свою церковь 25. Он полностью разобрал массивные своды, которые загромождали почти четвертую часть всей базилики. Поэтому церковь украсилась и более просторными нефами, и более впечатляющим устройством. Также поместил у входа тело святого Каликста, папы и мученика, с должным почетом — на возвышении, посвятив ему алтарь и прибавив часовню, удобную для молящихся. Главный алтарь он украсил золотым крестом и с двух сторон обвел сверкающей оградой.

23.

Кроме этого он велел сделать переносной алтарь искусной работы. В четырех углах алтаря, от которого священник обращается к Богу, стояли изображения четырех евангелистов, выполненные из золота и серебра. Их свисающие одежды спускались с боков алтаря до середины, их лица были обращены к агнцу непорочному. Он также велел сделать ковчег Соломона. Сделал и канделябр из семи светильников, все семь срастались в одно, это означало, что семь даров благодати исходят от единого Духа. Ковчег он отделал не менее красиво и хранил в нем ветвь и зерно, являющиеся священными реликвиями. Для украшения церкви он развесил венцы, стоившие недешево; окна осветил витражами разного содержания, а для звона повесил звучные колокола.

24.

Каноников же, которые жили в отдельных жилищах и заботились только о своем, он наставлял жить по закону общежития. Поэтому он пристроил к их монастырю здание, где они каждый день пребывали вместе, а также дормиторий, где бы ночью отдыхали в молчании, и общую трапезную, где они за общим столом подкрепляли бы свои силы. И предписал, чтобы они во время проповедей в церкви переговаривались только знаками и только если это вызвано необходимостью 26; чтобы принимали пищу вместе и молча, а после трапезы пусть в благодарность поют хвалы Богу. По завершении же всех дневных молитв 27 пусть не нарушают тишины до утренних хвалений 28. Поднятые звоном колоколов, пусть поспешат отправить хваления. После первого часа дня никто не может свободно покинуть обитель, кроме тех, кого заставляют выйти их обязанности. И чтобы никто по незнанию не уклонился от выполнения своего долга, он предписал ежедневно зачитывать правила святого Августина и писания отцов церкви 29. [98]

25.

Что до монахов, то он с несказанной любовью и усердием исправлял их нравы и отделял их от общества мирян. Он не только пекся о том, чтобы они прославились отменным благочестием, но и был столь разумен, что заботился о приумножении их имущества и следил, чтобы оно не уменьшалось. Он ко всем относился с большой любовью, но особую любовь питал к монахам святого Ремигия, покровителя франков, поэтому, стремясь закрепить за ним на будущее их имущество, он поехал в Рим 30. И поскольку он был человеком решительным, знатным и славился у всех молвой о целомудренной жизни, благословенной памяти папа Иоанн 31 принял его с большим почетом. Они много беседовали, затем по его приказу Адальберон в присутствии двенадцати епископов отслужил праздничную мессу в день рождества Господня. И был он у него в такой милости, что папа велел ему просить, чего пожелает.

26. Как архиепископ Адальберон просил у папы Иоанна грамоту на владения святого Ремигия

Тогда славный муж начал так: «Святой отец, ты осыпал меня милостями, как родного сына, и я чрезвычайно привязан к тебе, поэтому, полагаю, то, что я у тебя попрошу, не обременит тебя. Я знаю, что заботливый отец радуется, принимая на себя бремя ради сына. Но то, что я хочу попросить, не будет особенно обременительно столь заботливому отцу, а просящему доставит большое удовольствие. Есть у меня в Галлии обитель монахов, расположенная недалеко от города Реймса. Там достойно упокоилось тело святого Ремигия, покровителя франков, и ему воздается должный почет. Желая закрепить за ней на будущее ее владения, я прошу вас утвердить сейчас вашей властью привилегию; то есть вашей апостольской властью закрепить и упрочить за монастырем земли возделанные и невозделанные, леса и пастбища, виноградники и сады, реки и водоемы, разрешение укрепить свой монастырь, безраздельную власть над деревнями и всеми сторонами их жизни, наконец, владение движимым и недвижимым имуществом. Кроме того, я в вашем присутствии и призывая в свидетели этих епископов, передаю этой обители аббатство святого Тимофея, которое находится в нашей власти, чтобы они отныне заботились о бедняках и чтобы служители Бога сохранили в обители память о нас. Пусть аббатство перейдет под власть вышеназванного святого и прибавится к вышеперечисленным владениям, и права на него также будут подкреплены вашей властью». [99]

27.

На это папа ответил: «Я с радостью соглашаюсь закрепить нашим апостольским решением имущество за господином и покровителем нашим Ремигием, чтобы оно отныне было в безопасности, а также прибавить к нему любую часть ваших владений, какую пожелаешь. Я не только сам скреплю эту грамоту своей подписью, но и всем присутствующим епископам велю подписать». И сразу приказал составить грамоту и, записав ее, прочесть при всех.

28.

Содержание грамоты было приблизительно следующим: «Иоанн, раб рабов Божьих ...» 32.

29.

Когда это донесли до слуха всех присутствующих, он сразу заверил свою подпись печатью и дал скрепить епископам. После этого архиепископ с разрешения папы и епископов уехал, вернулся в Галлию и взял путь к гробнице вышеназванного святого, чтобы поднести ему в присутствии монахов грамоту с привилегией. Монахи, приняв преподнесенную им грамоту, отправили ее в архив на хранение и должным образом возблагодарили архиепископа за такую милость.

30. Адальберон добивается подтверждения привилегии собором епископов

Шесть месяцев спустя после этих событий тот же архиепископ созвал собор епископов на горе святой Марии, которая принадлежит к Реймскому диоцезу 33. Собор открылся, и, после того, как епископы приняли некоторые постановления касательно собора и на благо святой церкви, епископ поведал им следующее: «Достопочтенные отцы, поскольку мы собрались здесь благодаря святому Духу и приняли постановления, которые показались нам нужными для блага святой церкви, нам предстоит решить еще одно дело, очень приятное для меня и полезное некоторым сынам нашей церкви и ныне, и в будущем. Я полагаю, вам следует узнать о нем и засвидетельствовать его вашей властью. Вам хорошо известно, что семь месяцев назад я поехал в Италию, прибыл в Рим и наслаждался дружеской беседой и благосклонностью папы Иоанна, который побудил меня просить, чего я желаю. Я решил просить, чтобы он своей властью издал привилегию, защищающую имущество господина и покровителя нашего Ремигия от всевозможных тиранов, а также присоединил к нему аббатство святого Тимофея, пожалованное мной, и легко добился этого. Итак, он приказал составить грамоту и зачитать ее в присутствии [100] двенадцати епископов и дал им подписать ее. Я прошу вас тоже подписать эту грамоту, скрепленную печатью папы. Заверенная столь большим числом людей, она обретет такую силу, что ничьи темные замыслы не смогут нарушить ее. Поэтому я и хотел бы, чтобы вы заверили ее». Собор сказал: «Заверяем». Затем архиепископ зачитал собору принесенную грамоту и передал епископам, и каждый из них приложил к ней руку, заверяя ее. Монахи, присутствующие там, приняли грамоту и вновь отнесли ее в монастырский архив.

31. Жалоба архиепископа по поводу благочестия монахов и соблюдения обрядов

Пока они обсуждали это и другие полезные дела, архиепископ печально пожаловался на благочестие монахов, ведь обряды, принятые издревле, искажались и изменялись некоторыми из них. Поэтому он в присутствии епископов постановил, чтобы съехались аббаты из разных обителей и надлежащим образом посовещались. Было назначено время и место проведения совещания; после чего собор был распущен.

32. Как аббат Родульф был избран председателем совещания аббатов

Между тем подошло время совещания и собрались аббаты из разных мест. Лучшее место и первенство было отдано Родульфу, аббату из обители святого Ремигия, мужу благословенной памяти. Он председательствовал и пользовался почетом, подобающим прелату, остальные разместились вокруг него. Архиепископ же сидел напротив него в плетеном кресле. По приглашению председателя и других отцов, он так начал свое выступление:

33. Вступительное слово архиепископа на совещании аббатов

«Очень важно, святейшие отцы, чтобы добрые люди собрались вместе и вместе взрастили плоды добродетели, ведь они тем самым послужат добрым людям и приуготовят добрые дела. Напротив, очень опасно, когда объединяются люди дурные, чтобы замышлять и исполнять преступные дела. Поэтому я увещеваю вас, кого я собрал здесь именем Бога, искать блага и не замышлять ничего дурного. Да не имеют над вами никакой силы мирские любовь и ненависть, которые губят правосудие и душат справедливость. Идет молва, что древние обычаи вашего ордена сверх меры удалились от древней чистоты; ведь вы соблюдаете правила по-разному, одни — так, другие иначе, как кто хочет или считает нужным. Поэтому многое надо изменить, дабы достичь истинной святости. И я [101] должен увещевать вас, собравшихся вместе милостью Бога, желать одного и того же, одно и то же думать, действовать одинаково, чтобы общая воля, общее желание, общий труд возвратили отвергнутую добродетель и решительно изгнали позорное бесчестье».

34. Ответ председателя и его негодование против дурных людей

На это председатель совещания аббатов сказал: «Твоя речь, святейший отец, запомнится надолго, ведь ты желаешь и телесной чистоты, и спасения душ. Известно, что никто не достигнет подлинной добродетели, если не укрепится духом и приложит старания, отыскивая благое, а то, что надлежит отвергать, не отвергнет. Ясно, что мы совершили преступление, так как уклонились от изыскивания благого, как должно. И следует остановить это, сурово осудив, ведь не малодушие ввергает нас в этот грех, и не нужда толкает к нему».

35. Председатель возмущается монахами

«Какая же сила толкает монаха, призванного на службу Господу в монастырской обители, заводить кумовьев и называться кумом? Подумайте, насколько это противоречит уставу вашего ордена. Говорю вам, кто такой кум? Если избрать из возможных толкований этого слова наиболее распространенное, то это человек, у которого есть отец и который сам является отцом. Но если он является отцом, он, без сомнения, имеет сына или дочь. Поэтому его скорее можно назвать распутником, чем монахом. А что можно сказать о куме? Что подразумевается под этим словом у мирян, как не женщина, способная на разврат? Говоря подобное, я не осуждаю мирян, но отвергаю недозволенные обычаи в нашем ордене. Поскольку эти обычаи неуместны, следует решительно запретить их». К этому достопочтенный архиепископ прибавил: «Если собору угодно, эти обычаи будут запрещены». Собор сказал: «Запрещаем». Итак, по приказу архиепископа и с общего согласия эти обычаи были запрещены.

36. Второе возражение председателя

И снова начал председатель: «Я снова разоблачаю обычаи, противоречащие уставу нашего ордена. Известны некоторые братья, имеющие опасную привычку постоянно уходить из монастыря в одиночестве, чтобы оказаться в одиночестве снаружи, без свидетелей своих поступков, и, что хуже всего, они выходят без благословения братьев и возвращаются без него. Нет сомнения в том, что гораздо легче обмануть тех, кто не защищен щитом братского благословения. Поэтому обвинители [102] упрекают нас в бесстыдном образе жизни и дурных обычаях, и использовании собственных денег. Мы должны согласиться с этими обвинениями, поскольку не можем выставить свидетелей, которые опровергли бы их. Поэтому следует запретить это вашим решением». Собор сказал: «Воспрещается». И достопочтенный епископ добавил: «Мы также воспрещаем это нашей властью».

37. Третье возражение председателя

К этому председатель добавил и другое: «Поскольку я уже начал говорить о пороках нашего ордена, то, полагаю, я ничего не должен оставлять на потом, дабы пороки эти были устранены и наше благочестие засияло, словно безоблачное небо. Ведь есть в нашем ордене и такие, кто открыто возлагает на голову шапки с наушниками и предпочитает чужеземные меха предписанным обычаем шапочкам, и отвергает скромные одеяния, надевая роскошные одежды 34. Они жаждут одеваться в дорогие туники, облегающие бока, с рукавами и развевающимися полами, так что со спины они своими обтянутыми талиями и выставленными ягодицами напоминают скорее блудниц, чем монахов».

38. О чрезмерном разноцветье одежды

«А что можно сказать о цвете одежд? Монахи настолько подвержены соблазну, что пытаются явить свое достоинство с помощью расцветок. Если туника не черного цвета, они ни за что не согласятся надеть ее, и если во время окраски черный смешать с белым, такую одежду также отвергнут. И желтый они отвергают. И природный черный цвет недостаточно хорош, если ткань не пропитана соком древесной коры; вот что я скажу об одежде».

39. Об избытке обуви

«Что же мне сказать об избытке обуви? Они так безумствуют в этом, что причиняют себе большое неудобство. Они надевают такую узкую обувь, что она стесняет и почти стреноживает их. Они также укрепляют на обуви острые носы и водружают с обеих сторон ушки и с большим трудом добиваются того, чтобы они не болтались. Кроме того, они требуют от своих прислужников, чтобы обувь блестела».

40. Об избытке белья и предметов роскоши

«Могу ли я умолчать о дорогом белье и меховых покрывалах? Я думаю, из-за того, что наши предшественники некогда получили дозволение надевать скромные меховые одежды, в орден прокрался порок излишества. Они украшают одежду чужеземной каймой шириной в два пальца, а сверху надевают [103] ткани из Норика 35. Никогда не разрешалось использовать полотно для белья, но некие менее благочестивые братья и других вовлекли в это излишество, и их число в разных монастырях очень велико, и множество дурных монахов подавляет горстку добрых».

41. Негодование по поводу коротких штанов

«А что я скажу о неподобающе коротких штанах? Их штанины длиной всего четыре раза по полтора фута, а материя такая тонкая, что не скрывает срамные части от взглядов. Количества материи, которого не хватило бы на одну пару, им достаточно, чтобы сшить две. Скажите, не желаете ли вы запретить все, о чем я рассказал вам? А остальное можно исправить и на наших частных совещаниях». Собор сказал: «Запрещаем».

42. Ответ архиепископа председателю

Ко всему этому архиепископ добавил: «Вам, с вашей строгостью, достаточно сказать немногое, чтобы пощадить многих, но поскольку вы рассудили, что из тех пороков, в которых мы упрекаем ваш орден, одни следует исправлять нам, а другие вам, на ваших частных совещаниях, я разделяю и одобряю ваше мнение. Поэтому мы своей властью запрещаем то, что вы просили строго воспретить. Мы предоставляем вам исправить и то, о чем вы умолчали». После этих слов собор был распущен. С тех пор благочестие монахов процветало, ведь архиепископ, лучше всех знавший религиозные установления, воодушевлял и увещевал их. А чтобы все отвечало его благородным намерениям, он всячески старался как следует наставить сынов своей церкви в свободных искусствах.

43. Герберт приезжает в Галлию

Пока он раздумывал над этим. Бог послал к нему Герберта 36, мужа великих природных дарований и чудесного красноречия, который подобно сияющему лучу озарил и просветил всю Галлию. Аквитанец по рождению, он был с детства взращен и обучен грамматике в обители святого исповедника Герольда 37. Пока юноша усердно обучался там, Боррелю, герцогу ближней части Испании 38, случилось приехать в ту же обитель помолиться. Аббат любезно принял его и в ходе беседы спросил, есть ли в Испании люди, сведущие в свободных искусствах. Герцог ответил утвердительно, и тогда аббат уговорил его взять кого-нибудь из его монахов и увезти с собой, чтобы тот обучился свободным искусствам. Герцог не отказал в его просьбе и с согласия братьев взял Герберта, увез в Испанию и поручил епископу Хаттону 39 наставлять его. С ним Герберт [104] много и успешно изучал математику. Но когда Провидение пожелало возжечь свет в покрытой мраком Галлии, оно навело вышеназванного герцога и епископа на мысль совершить паломничество в Рим. Приготовив все необходимое, они отправились в путь и взяли с собой вверенного им юношу. Приехав в Город и помолившись у гробниц святых апостолов, они пришли к блаженной памяти папе .....40, представились ему и радостно преподнесли из своего имущества то, что ему понравилось.

44. Как Хаттон умер во время посещения Рима 41

От папы не укрылось усердие юноши и его желание учиться. И так как музыка и астрономия в то время были неизвестны в Италии, папа сразу же известил через послов Оттона, короля Германии и Италии 42, что к нему прибыл такой юноша, который превосходно знает математику и может с пользой обучать других. Король посоветовал папе задержать юношу и никоим образом не позволять ему уехать. Герцогу и епископу, которые приехали из Испании вместе с ним, папа сказал просто, что король желает на время удержать юношу при себе, а немного спустя с почетом отошлет его и сверх того хорошо отблагодарит. Итак, он уговорил герцога и епископа отпустить юношу на этих условиях и вернуться в Испанию. Юноша остался при папе и был им доставлен к королю. Король спросил, каковы его познания, на что он ответил, что он достаточно хорошо знает математику, но желает еще изучить науку логику. Так как он упорно старался достичь этого, он ненадолго задержался там, занимаясь преподаванием 43.

45. Как король Оттон поручил его логику

В то время лучшим из логиков считался Геранн 44, архидиакон из Реймса. Король франков Лотарь отправил его тогда послом к королю Оттону. Обрадованный его приездом юноша пришел к королю и добился того, чтобы его приставили к Геранну. И он оставался некоторое время при Геранне и сопровождал его в Реймс. Он изучал у него науку логику и вскоре преуспел в ней, а Геранна учил математике, но сложность этого искусства устрашила того и он отказался от музыки. Тем временем Герберт стал известен вышеназванному архиепископу 45 своими выдающимися познаниями и снискал его милость. Поэтому по его просьбе архиепископ поручил ему наставлять в свободных искусствах 46 толпу учеников.

46. В каком порядке он использовал книги для обучения

Он бегло коснулся диалектики в том порядке, в каком указаны эти книги: прежде всего он растолковал «Изагоги» или «Введения» Порфирия 47, согласно переводу ритора Викторина 48, [105] а затем в переводе Манлия 49; затем он наилучшим образом разобрал книгу высказываний Аристотеля, то есгь «Категории» 50. Далее он изложил содержание книги «Пери Херменейас» или «Об истолковании» 51, а затем пересказал своим слушателям «Топики», то есть сочинение об основах доказательств, переведенное Туллием 52 с греческого на латынь, которое консул Манлий объяснил в шести книгах комментариев.

47. Как он подготавливал учеников к восприятию риторики

Также он прочел и ясно истолковал четыре книги о топических различиях, две о категорических силлогизмах, три о гипотетических силлогизмах 53, одну книгу о дефинициях и одну о делении. После изучения эгих трудов он пожелал, чгобы его ученики перешли к риторике, но опасался, что они не смогут овладеть ораторским искусством, не зная правил произнесения речей, которые можно почерпнуть у поэтов. Поэтому он использовал поэтов, которые, как он считал, могут научить этому. Он читал и объяснял им поэтов Марона 54, Стация 55 и Теренция 56, сатириков Ювенала 56а, Персия 57 и Горация 58, а также историографа Лукана 59. Когда ученики ознакомились с ними и усвоили от них основы красноречия, он перешел к риторике.

48. Для чего он препоручил их софисту

Преподав им риторику, он препоручил их софисту, чтобы они упражнялись с ним в контроверсиях и усвоили это искусство настолько, чтобы казалось, что они говорят безыскусно, что является величайшим даром для оратора.

49. Его математические труды

Эго о логике, а теперь уместным кажется поведать, каких трудов потребовала ог него математика 60. Он начал преподавание, ознакомив их с арифметикой, первой из математических наук. Затем познакомил и с музыкой, до того неведомой в Галлии. Он показывал ее ноты на монохорде, указывая их созвучия или симфонии в тонах и полутонах, в дитонах и диезах и разделяя тона на звуки, и так передал им полные знания 61.

50. Устройство цельной сферы

Полезно рассказать, с каким трудом им были собраны познания в области астрономии, дабы читатель смог постичь мудрость этого выдающегося человека и лучше понять, сколь плодотворны были его способы обучения. Хотя наука эта почти [106] непостижима, но чтобы добиться ее понимания, он использовал некоторые достойные восхищения приборы. Прежде всего сопоставив земную сферу с округлой сферой из дерева, он, исходя из сходства с меньшим, объяснил большее. На сфере он отметил два полюса, обозначив горизонт, затем сделал верхний полюс для обозначения северных созвездий и добавил нижний для обозначения южных созвездий, его положение определялось той окружностью, которую греки называют «горизонт», а латиняне — «пограничной» или «определяющей», так как с ее помощью различают и отделяют созвездия, которые можно видеть, от тех, которые видеть нельзя. Разместив полюса по отношению к горизонту так, чтобы успешно и правдоподобно показать восход и заход созвездий, он ввел своих учеников в изучение науки о природе и наставил в познании звезд 62. В ночное время он давал уроки по сверкающим звездам и побуждал учеников наблюдать за их перемещением в разных частях света как на восходе, так и на закате.

51. О значении промежуточных окружностей

Также надо сказать о кругах, которые греки называют «параллелями», а латиняне — «равноотстоящими» и которые, без сомнения, являются отвлеченными понятиями, но помогают постичь эту премудрость. Он соорудил полушарие, разделенное вдоль по диаметру. Этот диаметр он сделал в виде трубочки, концы которой, как он учил, обозначили северный и южный полюс. Само полушарие от полюса до полюса он разделил на 30 частей. На шестом делении он вставил трубочку, которая обозначала полярный круг. Затем, отсчитав от нее пять делений, также вставил трубочку, которая обозначала пояс жарких стран. На четвертом делении от нее он равным образом поместил трубочку, чтобы указать круг равноденствия; таким же образом разделил и оставшееся пространство вплоть до южного полюса. Это устройство — отделенное вдоль полушарие с диаметром, направленным к полюсам, было весьма ценным, так как позволяло познать незримые круги и надолго запечатлеть их в памяти.

52. Устройство сферы, чрезвычайно искусно приспособленной для познания планет

Благодаря его искусству можно было увидеть орбиты блуждающих созвездий, которые передвигаются по мирозданию и пересекаются друг с другом. Прежде всего он сделал сферу из кругов, то есть состоящую из одних только окружностей. Он обернул ее двумя окружностями, которые греки называют «колюрами», а латиняне — «падающими», поскольку они как бы падают друг на друга; на их поверхности он разместил полюса. Поверх колюров он укрепил пять других окружностей, [107] которые называются «параллелями», чтобы разделить сферу от полюса до полюса на 30 частей, причем не как придется и не в беспорядке. Из 30 частей сферы шесть он поместил между полюсом и первой окружностью, между первой и второй — пять, между второй и третьей — четыре, между третьей и четвертой — также четыре, пять — между четвертой и пятой, и шесть между пятой и полюсом. Наискось через эти окружности он укрепил окружность, которую греки называют «локсос» или «зоэ», а латиняне — «наклонной» или «животворной», поскольку на ней находятся изображения животных, обозначающие созвездия. Внутри этой наклонной окружности он на редкость искусно подвесил планеты. И самым доступным образом показывал своим ученикам их орбиты, высоту и расстояние между ними. Но как именно он это делал, мы не можем рассказать, так как это потребовало бы многословного отступления и нам пришлось бы сильно отклониться от заявленной темы сочинения.

53. Устройство сферы, предназначенной для познания звезд

Кроме той сферы, он сделал и другую, тоже из окружностей, внутри которой не стал помещать круги, но обернул ее поверху железной и медной проволокой для обозначения созвездий; пересек ее трубочкой в виде оси, которая обозначала небесные полюса, так что наблюдая ее, можно было получить представление об устройстве небес. Каждая звезда каждого созвездия была изображена в знаках сферы. Настолько удивительным был этот прибор, что даже тот, кто совсем не знал этой премудрости, если ему указывали одно созвездие на сфере, без учителя находил на сфере остальные; вот какие обширные знания он передавал своим ученикам. Это об астрономии.

54. Устройство абака

С неменьшим усердием он обучал их и геометрии. Для введения в нее он велел мастеру, делавшему щиты, изготовить абак, то есть доску с делениями 63. Она была разделена вдоль на 27 частей, которые он пометил девятью значками, обозначающими все цифры. По их подобию он сделал тысячу роговых фигур, которые передвигались по 27 колонкам абака и обозначали прибавление или деление чисел. Этот прибор позволял делить и умножать множество чисел так быстро, что об их количестве скорее можно помыслить, чем передать словами. Тот, кто желает полнее постичь эту премудрость, пусть прочтет его книгу, написанную им для грамматика Константина, где все это изложено достаточно подробно 64. [108]

55. Слава Герберта разносится по Галлии и Италии

Он увлеченно преподавал и число его учеников день ото дня прирастало. Молва о таком учителе разнеслась не только по Галлии, но достигла и народов Германии. Она пересекла Альпы и распространилась по Италии до самого Тирренского моря и Адриатики. В то время в Саксонии славился Отрик 65. Он услышал о славе философа и заметил, что тот во время всякого диспута старается четко разделять различные предметы; тогда он просил своих людей узнать для него несколько примеров разделений, которые философ приводит на уроках и в особенности примеры, относящиеся к философии, так как он думал, что разделение предметов в философии легче всего позволяет определить, каковы познания того, кто считается философом, поскольку эта наука охватывает вещи и земные, и божественные. Итак, направили в Реймс некоего саксонца, которого сочли наиболее пригодным для этой цели. Он присутствовал на уроках и тщательно записал разделение родов, установленное Гербертом, однако сильно ошибся там, где речь шла об основной классификации философии.

56. Отрик порицает схему философии Герберта, искаженную недоброжелателем

Ведь в то время, как Герберт назвал физику равной и столь же древней, как математика, тот подчинил физику математике как вид роду и неясно было, сделал ли он это по ошибке или нарочно. И в таком виде эта схема вместе с другими примерами разделения предметов стала известна Отрику. Тщательно обдумав ее, он злорадно сообщил своим ученикам, что Герберт разделил неверно, так как из схемы следовало, что из двух равных видов один другому подчиняется как вид роду. Из этого он дерзко заключил, что Герберт вовсе не понимает философию. Он говорил, что тот совершенно не знает, из чего состоят вещи божественные и земные, а без этого нельзя быть философом. Он отнес эту схему во дворец и разоблачил перед августом Оттоном 66 того, кто считался ученейшим. Август 67 и сам усердно занимался такими вещами, поэтому удивился, что Герберт так ошибся. Ведь он видел его и нередко слушал, как тот дискутирует. Поэтому он пожелал услышать от него самого объяснение этой схемы. Представилась и возможность для этого.

57.

Ведь в следующем году достопочтенный Реймский архиепископ Адальберон поехал вместе с Гербертом в Рим и в Тичино встретился с августом и Отриком 68. Оттон принял его с [109] большим почетом и на корабле отвез в Равенну по По. В удобное время по приказу императора во дворце собрались все мудрецы, которые находились при нем. Были там вышеназванный достопочтенный архиепископ, а также Адсон, аббат Монтьеранде 69, приехавший вместе с архиепископом; присутствовал и Отрик, который в прошедшем году хулил Герберта. Собралось также немалое число схоластиков, которые с нетерпением ожидали начала диспута; их занимало, дерзнет ли кто-нибудь спорить с Отриком. А август очень хитро придумал, как устроить подобное состязание. Он попытался столкнуть ничего не подозревающего Герберта с Отриком, чтобы неожиданное нападение заставило его спорить со своим противником с большим жаром. Отрика же он побуждал задавать множество вопросов и не отвечать ни на один. И когда все присутствующие расселись по порядку, август со своего трона сказал так:

58. Август Оттон обращается к собранию мудрецов с просьбой исправить неверное положение

«Насколько я могу судить, людская премудрость совершенствуется в частых раздумьях и упражнениях, если суть дела, правильно изложенная, трактуется в выражениях, принятых всеми учеными. Мы часто коснеем в праздности, но чьи-либо вопросы сразу наводят нас на плодотворные рассуждения. Вот так ученейшие мужи развивают науку, а сказанное ими изложено в книгах и оставлено нам на благо для славных упражнений. Итак, давайте займемся некоторыми вопросами; это занятие возвысит наш дух и укрепит наш разум. Прошу вас, давайте рассмотрим эту схему составных частей философии, которую нам показали в прошлом году. Прилежно изучите ее и пусть каждый скажет, согласен он с ней или нет, и почему. Если никто ничего против нее не имеет, давайте с вашего общего одобрения утвердим ее. А если вам покажется, что ее следует исправить, пусть решением мудрецов она будет либо отвергнута, либо приведена в порядок. Сейчас я предъявлю ее вам, чтобы вы могли ознакомиться с ней». Тогда Отрик показал схему, объяснил, что она составлена Гербертом и так воспринята и записана его слушателями, и протянул прочесть эту запись августу. Зачитав схему, он передал запись Герберту. Тот, внимательно просмотрев ее, отчасти одобрил, а отчасти оспорил, объявив, что он распределил эти понятия не так.

59. Разделение теоретической философии на виды.

Август попросил его исправить схему, и он сказал так: «Я считаю тебя, о Цезарь Август, величайшим из людей, поэтому готов повиноваться твоему приказу. Меня не смутит зависть [110] моих недоброжелателей, по наущению которых правильное разделение философии, недавно составленное мной в доступной форме, было извращено подменой одного вида. Итак, я утверждаю, что математика, физика и теология равны между собой и починены одному роду. Они составляют равные доли этого рода. Не может быть того, чтобы один и тот же вид, одна и та же категория была и равной одному виду, и подчинялась ему как вид роду. Вот мой ответ на этот вопрос. А если кто-нибудь возражает против него, пусть выдвинет свои доводы и заставит нас согласиться с тем, что природный разум никому и ничего не может подсказать».

60. Разделение философии

На это Отрик по знаку августа сказал так: «Поскольку ты вкратце коснулся частей философии, тебе следует полнее изложить твое разделение и объяснить его. И когда ты покажешь нам правильное разделение, с тебя будет снято подозрение в том, что ты составил искаженную схему». Тогда Герберт ответил: «Это очень сложный вопрос, ведь он охватывает познание сути божественных и человеческих дел, однако чтобы нас не упрекнули в малодушии и для пользы слушателей, я не устыжусь рассказать о разделении философии согласно Викторину 70 и Боэцию. Итак, есть род — философия, она включает в себя виды практические и теоретические; практические виды — это этика, экономика и политика, а под теоретическими понимаются натуральная физика, умозрительная математика и доступная пониманию теология. И мы не без основания поставим математику под физикой».

61. Отрик тщетно опровергает это разделение; ответ Герберта

Стараясь продолжить спор, Отрик заявил: «Я чрезвычайно удивлен тем, что ты только что поставил математику ниже физики, когда между ними подразумевается промежуточный род — физиология. Мне кажется большой ошибкой искать нужную часть так далеко, чтобы включить ее в разделение родов». На это Герберт ответил: «Можно было бы удивляться, если бы я подчинил математику физике, равной ей, как виду. Поскольку они равны и являются частями одного рода, было бы очень странно, если бы одна подчинялась другой. И я утверждаю, что физиология не является родом по отношению к физике, как ты предлагаешь, и не думаю, что между ними есть какое-либо другое различие, чем то, что существует между философией и филологией; в противном случае из этого следует, что филология есть род по отношению к философии». [111]

Тут множество схоластиков, досадуя на то, что изложение разделения философии прервано, просили августа продолжить диспут. Но Отрик сказал, что они продолжат эту тему чуть позже, а сначала побеседуют о причине самой философии. И, обернувшись к Герберту, он спросил у него, что является причиной философии.

62. Какова причина сотворения мира

Герберт попросил его яснее показать, о чем он хочет узнать, о той причине, которая породила философию, или о той, по которой она должна была появиться? Отрик ответил: «Я говорю о той причине, по которой философия должна была появиться». На это Герберт сказал: «Теперь мне ясно, что тебя интересует, и я отвечу, что философия появилась для того, чтобы мы смогли с ее помощью постичь дела божественные и людские». Отрик прервал его: «Зачем тебе столько слов, чтобы определить причину одного явления? Пожалуй, ее можно обозначить одним словом, ведь философы должны стремиться к краткости».

63. О том, что не все определения причин могут быть выражены одним словом

Герберт ответил: «Не все причины можно обозначить одним словом. Ведь Платон 71 выразил причину сотворения мира не одним, но тремя словами: «добрая воля божества», и ясно, что по-другому выразить причину сотворения мира невозможно. Ведь если сказать, что воля есть причина сотворения мира, этого было бы недостаточно, так как покажется, что речь идет о чьей угодно воле, а это неверно». Отрик возразил:

.«Если причиной сотворения мира называют Божью волю, то короче и удобнее было бы сказать, что Божья воля может быть только доброй и никакой иной. Кто отрицает, что Божья воля есть благо?» На это Герберт ответил: «Этого я ничуть не оспариваю. Но подумай, только божественная субстанция является единственно благой, а творения являются благими лишь отчасти; слово «добрая» прибавляется для определения природы этой воли, поскольку добро присуще Богу, но не творениям. И наконец, нет сомнения в том, что не все определения причин можно выразить одним словом. Что же, по-твоему, есть причина тени? Можно ли обозначить ее одним словом?»

64. Какова причина тени

«Я полагаю, что причиной тени является тело, противоположное свету. И никак нельзя выразить это короче. Если вы скажете, что причина тени есть тело, то это будет слишком общим определением. Если захотите назвать причиной противоположное [112] тело, это определение также не подойдет, так как будет неполным. Ведь есть и другие тела, противоположные чему-либо, но не являющиеся причиной тени. Я не отрицаю, что причины многих явлений могут быть выражены одним словом: таковы роды, которые являются причинами видов, таковы субстанция, количество и качество, и все об этом знают. Но есть и другие, и их нельзя выразить так просто, например, причины разумного и смертного».

65. Какое понятие шире: «разумный» или «смертный»?

Чрезвычайно удивленный Отрик сказал: «Уж не подчиняешь ли ты смертное разумному? Кто не знает, что понятие «разумное» включает только Бога, ангела и человека, а понятие «смертное» шире и содержательнее, поскольку охватывает все бренные создания, а их число бесконечно?» На это Герберт ответил: «Если ты тщательно исследуешь разделение субстанций вплоть до неделимого у Порфирия и Боэция, то, без сомнения, найдешь, что понятие «разумное» содержательнее, чем «смертное», и это легко обосновать соответствующими доводами. Поскольку субстанция, главнейший род, может быть разделена на подчиненные роды вплоть до неделимого, очевидно, что все эти подчиненные роды могут быть обозначены одним словом, но ясно, что названия одних состоят из одного слова, а других — из многих: из одного слова, как «тело», или из нескольких, как «живое разумное». По многим причинам подчиненный род, то есть «живое разумное» включает в себя понятие «живое разумное смертное». Я не говорю, что просто «разумное» включает в себя просто «смертное»; это неверно, но говорю, что «разумное», сопряженное с «живым» подразумевает и «смертное», сопряженное с «живым» и «разумным»».

Было произнесено множество речей и суждений и Герберт намеревался и дальше продолжать, но по воле августа диспуту был положен конец, так как на него потратили уже почти весь день и слушатели утомились от обширного и длительного спора. Герберт получил роскошные подарки от августа и со славой вернулся в Галлию вместе со своим архиепископом.

66. Собор, состоявшийся в Сант-Макре

В это время королеву Эмму 72 и Адальберона, епископа Ланского 73, обвиняли в позорном разврате 74, хотя это обвинение выдвигалось втайне и не подтверждалось открыто никакими свидетелями. Но так как сказанное тайком оказалось у всех на слуху, епископы сочли, что следует обсудить это обвинение, чтобы их брат и сотоварищ не подвергался такому позору. [113]

Итак, вышеназванный архиепископ собрал собор епископов в Сант-Макре, в Реймском диоцезе. Они вместе и разобрали некоторые неотложные дела, после чего архиепископ ...75

67. Германцы и белги возводят на трон Оттона

После кончины Оттона 76, короля германцев, королем германцев и белгов стал Оттон; его сын, который правил государством решительно и с успехом. То был муж выдающихся природных дарований и большой доблести. Он славился осведомленностью в свободных искусствах, так что в ходе научных диспутов он мог и искусно задавать вопросы, и правильно разрешать их. Королевство Германия вместе с частью Галлии оставалось под его властью до последнего дня его жизни, но иногда на сомнительных условиях. Ведь между ним и Лотарем, королем галлов, была свирепая вражда, и непонятно было, за кем осталась победа. Поскольку Оттон удерживал Бель-гику, а Лотарь пытался захватить ее, они оба применяли друг против друга и силу, и хитрость; каждый утверждал, что ею владел его отец, и оба, не раздумывая, защищали свои права на нее с помощью больших военных сил. Ведь на самом деле она принадлежала Людовику, отцу Лотаря, а позже он пожаловал ее Оттону, отцу Оттона 77. И таким образом Бельгика стала главным поводом для раздора между ними.

68. Гнев Лотаря на Оттона

В то время, как Оттон поселился во дворце в Ахене вместе с беременной супругой Феофано 78, Лотарь был очень встревожен тем, что Оттон находится так близко. Он собрал в Лане на совещание герцога франков Хугона и других знатнейших людей королевства, чтобы спросить их совета. Герцог пришел. Затем и все остальные, с кем он собирался посоветоваться, были допущены к королю. Когда они расселись, король напомнил им, что он претерпел двойную обиду: когда враг захватил часть его страны и теперь, когда враг бесстыдно подступил к границе его королевства. И наиболее обидно не то, что он занял его владения, но что, захватив их, осмеливается приближаться к его границе. Он же жаждет отметить за это, если они пожелают согласиться с его решением. Он не может отплатить тому своими силами, поскольку у него не хватает войска для осуществления замысла. Но если они согласятся исполнить его желание, он после отблагодарит их.

69. Внезапное нападение галлов на Оттона

Герцог и другие знатные сеньоры сразу и без возражений одобрили решение короля. Они обещали по доброй воле пойти за королем на Оттона, чтобы, настигнув его, убить или обратить [114] в бегство. План похода держался в тайне и был известен столь немногим, что выступившие в поход воины не знали, куда они направляются. Собранное войско шло столь тесным строем, что поднятые вверх копья напоминали скорее лес, чем оружие. Войско выступало в виде отдельных клиньев, каждое из которых имело свой опознавательный знак. Когда войско пересекло широкий Маас, центурионы, которых назначили и распределили по центуриям, разведали, что у Оттона недостаточно войска. Итак, они приближались, предвидя большую нехватку военных сил у врага 79.

70.

Когда это достигло слуха Оттона, он, будучи человеком храбрым, ответил, что Лотарь ни за что не сможет ни напасть на него, ни проникнуть в его владения, ведь и войска у него недостаточно, и на верность своих людей он не может полагаться. Но когда и одни, и другие упорно твердили ему, что Лотарь уже близко, он ответил, что ничто не заставит его поверить, если только он не убедится своими глазами. Итак, Оттон потребовал коня, вскочил на него и поехал смотреть. Он увидел, что Лотарь приближается с двадцатью тысячами воинов и стал раздумывать, стоит ли сейчас сопротивляться, или временно отступить и вернуться позже с большим войском. В конце концов он не устоял перед наседавшим Лотарем и уехал, не без слез, вместе с женой Феофано и знатными людьми королевства, бросив дворец и королевские инсигнии.

71.

Лотарь подошел с войском, намереваясь настичь Оттона, и он в самом деле захватил бы его, если бы обоз его войска не задержался в пути. Если бы он прибыл днем раньше, до его отступления, то смог бы или пленить его, или предать смерти. Дворец был занят врагами; королевские столы опрокинуты, съестные припасы растащены обозниками. Извлекли из тайников и увезли королевские инсигнии. Бронзового летящего орла, укрепленного на крыше дворца по воле Карла Великого, повернули на восток. Ведь германцы повернули его на запад, намекая на то, что их конница может одолеть галлов, когда пожелает. После этого безуспешного похода Лотарь увел войско без заложников и не заключив мира, надеясь вернуться позже.

72.

Оттон, на которого обрушилось такое несчастье, привлекал к себе своих людей многочисленными дарами и большими милостями. Жаждая отомстить, он старался вернуть расположение [114] тех, кого он обидел, возвращая им отнятое имущество или предоставляя обещанное ранее. Умиротворив всех и призвав тех, кто случайно отсутствовал, он собрал вместе знатных людей королевства и так обратился к ним:

73. Речь Оттона к его людям

«Не без причины, славные мужи, я пожелал собрать вас. Ваша доблесть побудила меня просить совета у вас, украшенных природными дарованиями и взращенных в духе благородства. Я не сомневаюсь, что получу от вас наилучший совет, ибо я никогда не забуду, сколь отважно и доблестно вы служили мне до сих пор, ни разу не нарушив верности. Теперь же, славные мужи, призовите вашу доблесть, чтобы обрести и честь, и славу, ведь вы блистаете мудростью на совете и на войне непобедимы. И ныне от вашей доблести зависит, не последует ли за громкой славой позорное бесчестье. Итак, постарайтесь изо всех сил скрыть испытанный нами позор под завесой величайшей славы. Вам известно, что недавно Лотарь обратил нас в постыдное бегство. За это следует воздать не просто военным походом, но смертью; это следует сделать ради вашей славы, этого требует время, к этому побуждают и удобные обстоятельства. Если вы предпочитаете повелевать, а не быть рабами, пока сильна ваша молодость и дух могуч 80, вы не пренебрежете этим деянием. Докажите вашей врожденной доблестью, что вам неведом страх перед незнатными людьми и чернью». И все порешили, что быть посему.

74. Нашествие на Галлию

Тем временем 81 Оттон готовился идти войной на Галлию с тридцатью тысячами всадников 82. И, не мешкая, выступил в поход, послав вперед центурионов 83. Его войско заполонило Кельтскую Галлию, частью пожгло ее и частью опустошило. В свою очередь наседая на Лотаря, который не имел военных сил, Оттон принудил его пересечь Сену и заставил идти плакаться к герцогу 84. Взволнованный неожиданным нападением врага, король приехал в Этамп, а герцог расположился в Париже, чтобы собрать войско. Пока войско собиралось, Оттон с войском продвигался вперед, разграбил и сжег королевское поместье Аттиньи, но подступив к окраинам города Реймса, оказал большие почести святому Ремигию 85. Миновав город Суассон и почтив святого Медарда, он начисто разграбил дворец в Компьене. А выступавшие впереди войска центурионы разрушили и подожгли монастырь святой Балтильды в Шель, не известив об этом короля. Он сильно огорчился из-за этого и направил немалые средства на восстановление монастыря. [116]

Наконец он подошел к реке Сене и разбил палатки для войска в виду города Парижа; почти вся округа опустошалась в течение трех дней.

75.

Итак, подошли всадники с обозными прислужниками, несущими продовольствие, и заняли пространство в 160 стадиев 86. Так как перед ними протекала Сена, никакое войско не могло приблизиться к ним. А герцог на другом берегу реки собирал воинов, но трех дней не хватило, чтобы собрать достаточно большое войско, поэтому он не мог повести его в сражение.

76. Поединок

В то время, как оба войска пребывали в замешательстве и гадали, на чьей же стороне окажется победа, некий германец, уверенный в своих силах и отваге, один подошел при боевом оружии к мосту, который вел к воротам, укрепленным железными засовами и гвоздями, и предложил сразиться с ним один на один. Многократно призывал он врага выйти на поединок. Он уже начал бесчестить галлов ругательствами и никто не отвечал ему, когда герцогу и нескольким знатным сеньорам, которые прибыли туда, доложили, что на мосту у ворот стоит такой вот человек, предлагает сразиться с ним один на один и докучает сеньорам поносными и обидными речами, и что он не уйдет оттуда, пока либо кто-нибудь не сразится с ним в поединке, либо защитники города не откроют ворота и не впустят все вражеское войско. Герцог с сеньорами, не стерпев этого оскорбления, уговаривал молодых воинов отогнать безумца 87 и обрести славу, избавив всех от такого позора 88. И сразу многие, пылая отвагой, предложили ответить на вызов. Из многих был избран Ивон 89, он и пошел сражаться. Храброму мужу сулили награду; засовы были сняты и ворота открылись перед ним. Оба поединщика двинулись навстречу друг другу. Они яростно сшиблись, прикрывшись щитами и уставив копья, и нанесли друг другу несколько ран. Наконец германец бросает копье 90 и мощным ударом пробивает щит галла. Но когда он выхватил меч и продолжил наступление, тотчас был поражен наискось копьем галла и расстался с жизнью. Победа досталась галлу, он унес отнятое у врага вооружение и доставил герцогу. Герой просил обещанной награды и получил ее 91.

77. Отступление Оттока из Галлии и бегство его людей

Оттон, зная, что войско галлов мало-помалу собирается, и зная также, что его войско может ослабеть, как из-за долгого пути, так и из-за вражеских нападений, решил отступить; дав [117] сигнал, он свернул лагерь. Обозникам тоже велено было поторопиться; снявшись с места, они отступили, торопливо и не без страха. Одни успели перейти широкую Эну, другие же, едва вступив в воду, были атакованы с тыла войском, посланным королем. Враги застигли их врасплох и сразу перебили многих, но никого из известных людей. Тем временем Оттон, отступая с войском, достиг Бельгики, там он распустил воинов; он завоевал такое расположение и любовь у своих людей, что они обещали сложить за него головы, какая бы опасность ему ни угрожала.

78.

Лотарь, понимая, что он не может ни заманить Оттона в ловушку, ни силой одолеть его, неоднократно спрашивал у своих приближенных, что лучше — продолжать сражаться с врагом, или помириться с ним. Он думал, что если продолжать войну, то может случиться так, что герцог соблазнится подарками и перейдет на сторону Оттона. А если уж мириться с врагом, то с этим надо поспешить, чтобы герцог не упредил его и не пожелал сам заключить мир с ним. А это могло произойти со дня на день. Так что из этих двоих он больше опасался герцога. Наконец, на совещании было решено предложить Оттону дружеский союз с королем, ведь он — муж доблестный, и с его помощью Лотарь сможет не только укротить герцога, но и подчинить других тиранов. Итак, послы, отправленные Лотарем, были весьма милостиво приняты Оттоном и трудились ради достижения дружбы между ними, а герцог ничего не знал.

79. Речь галлов к Оттону

«До сих пор процветали охотники до раздора, вражды и резни, так как на благороднейших королей большое влияние имели те, кто больше всего любит раздор 92; ведь они считали, что смогут хорошо нажиться, пока короли находятся в ссоре. Мало того, они замышляли и общую погибель, чтобы присвоить себе почетное место и большую славу у людей, пребывающих в смятении. Но государство больше выиграло бы, если бы злоба дурных людей была бы уже давно обуздана и воссияла бы ясным светом добродетель людей добрых. Да вернется согласие и да процветет оно между славнейшими королями, тогда зачинщики зла перестанут докучать вам и государство будет управляться вашей добродетелью лучше, чем тогда, когда оно было предано алчному раздору. Вы оба станете править спокойнее, когда заключите дружбу и объедините два войска в одно. Если один из вас решит идти войной на другие народы за [118] пределы своего королевства, то обретет в своем брате надежного защитника своих владений. Да будут угодны мир и дружба светлейшим королям, которых к тому же связывает кровное родство. Пусть дружба одолеет тех, чьи раздоры несут гибель государству, да установится согласие и да правит оно мужами».

80. Ответ Оттона галлам

На это Оттон ответил: «Я давно знал, какой вред наносят государству бесконечные распри, когда знатные сеньоры обоих королевств то и дело воюют друг с другом. Я знаю также, какое благо сулят государству согласие и дружба. Признаюсь, я и до сего дня прилагал много усилий, дабы достичь мира и согласия, и всегда ненавидел злобную зависть и раздор. Уничтожьте это несогласие, я считаю, что вам это по силам, ведь мы своей взаимной враждой причинили большой ущерб государству. Я одобряю ваше мудрое предложение. Пусть все согласятся исполнить сказанное вами». Уговорив его, послы уехали и, склонив королей ко взаимной благосклонности, подготовили их к заключению дружбы. Было установлено время переговоров и назначено место, удобное обоим: так как их королевства граничили в области реки Маас, они решили встретиться в месте под названием Маргу.

81. Примирение королей Лотаря и Оттона

Итак, они встретились 93. Подав друг другу руки, они, не колеблясь, обменялись самым дружеским поцелуем и скрепили дружбу обоюдной клятвой. Та часть Бельгики, которая была предметом спора, перешла под власть короля Оттона. Установив мир в своем королевстве, Оттон уехал в Италию и прибыл в Рим, чтобы повидать своих людей и расспросить их о положении дел в королевстве; а также подавить волнения, если они есть, и призвать смутьянов к миру в случае, если кто из сеньоров находится в ссоре. А Лотарь, поехав в Лан, вместе со своими приближенными занялся подобающими ему делами. Он уже не надеялся на дружбу с герцогом, ведь хотя он и добился мира хитростью, но имел против него большие подозрения. Все это уже стало известно народу, и некоторые в возмущении роптали против герцога, а герцог, тая в душе печаль, все сносил, а так как у него в обычае было по любому поводу спрашивать совета, он позвал к себе знатнейших сеньоров и обратился к ним с речью.

82. Речь герцога к его приближенным

Он начал так: «Всегда полезно спросить достойного совета у сведущих людей. Только к ним следует обращаться при необходимости; они всегда дадут разумный совет. Я считаю вас [119] хорошими советчиками и никогда не забуду, сколь часто вы одолевали моих противников своей доблестью и дарованиями. Поскольку вы связаны со мной клятвой и вложением рук, я не сомневаюсь в том, что вы сохраните нерушимую верность, и без колебаний прошу совета у моих верных. Если вы согласитесь со мной, то будете вознаграждены; если откажете мне в помощи, может произойти несчастье и на вас падет позор. Речь идет о жизни и смерти, поэтому будьте великодушны и дайте мне полезный совет. Вы знаете, как коварно король Лотарь обманул меня, неосторожного, когда без моего участия решил помириться с Оттоном и достиг этого. Из его памяти напрочь изгладилось, как отважно я подвергался стольким опасностям, как недавно он благодаря мне обратил в бегство врага и похитил из Бельгики инсигнии своего противника. На что же мне отныне надеяться, когда он так коварно обманул мое доверие?»

83. Приближенные герцога обращаются к нему

На это знатные сеньоры ответили: «Мы знаем не только каким опасностям ты подвергался вместе с нами за короля Лотаря, но и какое несчастье угрожает тебе с тех пор, как два короля, по слухам, сговорились против тебя. Ведь если ты двинешь войско, защищаясь от одного из них, то сразу оба они встанут против тебя. Если попытаешься бороться с обоими, то неминуемо столкнешься со многими бедами: с мощными набегами, с частыми засадами, поджогами и грабежами и, что хуже всего, среди нечестивой черни пойдут слухи, что мы не защищаемся от противников, а вероломно и безрассудно подняли мятеж против короля. Кроме того, народ станет обманываться, что можно, не совершая правонарушения и клятвопреступления, покидать своих господ и надменно поднимать головы против них. Нам кажется, что единственным и наилучшим образом действий в такой опасности было бы, поскольку два наших противника объединились против нас, отдалить одного от другого. А если невозможно склонить их на измену друг другу, найдем выход в дружеском союзе с одним из них, чтобы он, связанный с нами, не мог предоставить другому ни помощи, ни поощрения. Этого можно добиться, если ты, отправив послов, осторожно и благоразумно обратишься к Оттону, который ныне находится в Риме. Оттон не настолько беден рассудком, чтобы не знать, что ты превосходишь Лотаря и военными силами, и богатством, ведь он часто слышал об этом и сам испытал. Поэтому ты легко добьешься его дружбы, этому будет способствовать и ваше кровное родство, которым ты связан с ним так же, как и Лотарь». [120]

84.

Герцог охотно принял этот совет. Итак, отправив послов в Рим, он сообщил Оттону о своих намерениях 94. Оттон принял послов на удивление милостиво, говорил с ними о заключении дружбы и выразил полную готовность к союзу. Если герцог приедет к нему, чтобы доказать прочность обоюдной дружбы, он достойно и с почетом примет его и его людей. Послы, вернувшись, доложили герцогу порученное, и герцог отправился 95 в Рим вместе с некоторыми людьми, отличавшимися умом и хитроумием: Арнульфом, епископом Орлеанским, Бурхардом 96 и .....97, а также несколькими другими, избранными из числа его приближенных. Он почтил святых апостолов, а затем встретился с королем.

85. Свидание Оттона с Хугоном

Оттон, желая добиться вящей славы, подстроил, чтобы все прислужники удалились из королевской спальни, а его меч остался лежать поверх плетеного кресла; герцог вошел в сопровождении только одного епископа, поскольку король говорил на латыни, а епископ переводил его слова герцогу. Итак, их ввели и король принял их очень благосклонно. Король отбросил все обиды, нанесенные ему герцогом, и, поцеловав его, обратился к нему с дружеским расположением. После долгих переговоров о заключении дружбы король, выходя из покоев, обернулся и попросил свой меч, а герцог чуть отошел i наклонился, чтобы взять меч и поднести его королю. Меч был оставлен на кресле нарочно, чтобы герцог на глазах у всех подал королю меч и тем показал, что и дальше будет носить его 98. Но епископ, советник герцога, выхватил у него меч и сам поднес королю. Король был восхищен его сообразительностью и хитроумием и после часто с похвалой рассказывал об этом поступке своим приближенным. Заключив крепкую дружбу с герцогом, он распорядился проводить его с почетом и миром до самых Альпийских гор.

86. Письмо Лотаря к Конраду

Король Лотарь и королева Эмма повсюду готовили засады против герцога и измышляли разные уловки, чтобы захватить его на обратном пути. Итак, король отправил к Конраду 99, королю алеманнов письмо приблизительно следующего содержания: «Лотарь, Божьей милостью король франков, Конраду, королю алеманнов, привет. Мне всегда на радость было соблюдать договор о дружбе, давно уже заключенный нами. Так как наша дружба благодаря моим стараниям всегда приносила обильные плоды, я считаю возможным сообщить вам о некоем [121] деле и просить вас исполнить мое желание. Ты знаешь, что некогда я считал герцога своим другом. Но узнав, что он был моим тайным врагом, я отказался от его дружбы. А сейчас он поехал в Рим и встретился с Оттоном, чтобы убедить его нанести мне оскорбление и уготовить погибель моему королевству. Вот почему призовите все ваши силы и способности, чтобы он не ускользнул от вас. Будь здоров». Он повсюду разослал лазутчиков, чтобы они поджидали появления герцога на горных отрогах, между скал и на перекрестках дорог.

87. Письмо королевы Эммы к матери

А королева Эмма отправила к своей матери такое письмо: «Своей матери Аделаиде, августе императрице навечно, Эмма, королева франков, привет. Хотя меня и отделяет от вас большое расстояние, я прошу у вас помощи, как дочь у матери. Герцог Хугон не только коварно убедил знатных людей королевства нарушить верность нам, но затеял также отдалить от нас брата моего Оттона, для чего и поехал к нему в Рим. Итак, чтобы ему не удалось исполнить свое заветное желание, я прошу вашей помощи, как дочь у матери, пусть наш заклятый враг будет захвачен на обратном пути. Если можно, следует оставить его в плену, чтобы он не возвратился безнаказанным. А чтобы этот коварный человек не ухитрился ускользнуть от вас, я постаралась описать вам все особенности его внешности» 100. Затем она описала по порядку его глаза, уши, губы, зубы и нос, и остальные части тела, а также голос, и сделала столь подробное описание, что те, кто не знал его, могли бы теперь разыскать его и опознать 101.

88. Переодетый Хугон избегает засад

Герцог узнал об этом и поспешил с возвращением. Заранее опасаясь засад, он сменил одежду и притворился одним из прислужников. Он сам направлял и погонял вьючных лошадей, сам надевал и разгружал тюки и старался всем услужить. Герцог столь ловко скрывался с помощью потрепанного платья и неряшливого вида, что успешно миновал все засады, которые он не мог объехать, и благополучно провел тех, кто сидел в засадах. Только на одном постоялом дворе его чуть было не схватили. Ведь когда он отправился спать, ему приготовили удобное ложе и все его приближенные окружили его, предлагая свои услуги. Одни, преклонив колена, снимали с него обувь, другие принимали снятое, третьи, склонившись, растирали босые ноги и обертывали их чистыми обмотками. Хозяин сквозь щель в двери увидел это. Но его застигли за подглядыванием и сразу позвали и впустили в комнату, чтобы [122] он никому не рассказал об увиденном. Выхватив мечи и угрожая ему смертью, если подаст голос, они связали ему руки и ноги и затолкали в чулан. Там он и пролежал с заткнутым ртом до самого рассвета. По окончании ночи они поднялись еще в сумерках. Взяли и хозяина, усадили на коня и везли с собой до тех пор, пока не миновали все подозрительные места. А проехав их, они развязали и отпустили его и благополучно совершили оставшийся путь. Так же он избежал и ловушек короля Конрада, прячась, переодеваясь и используя различные уловки, хотя лазутчики усердно разыскивали его. Наконец, избежав стольких зол, он вернулся в Галлию.

89.

Когда оба государя узнали о коварных замыслах друг друга, они жестоко обрушились друг на друга, но не силой оружия, а с помощью тайных козней, так что раздоры великих мужей терзали государство в течение нескольких лет. В то время дурные люди предавались грабежам, притесняли бедняков, бесчестно посягали на имущество тех, кто был слабее. Тогда наиболее мудрые советники обоих государей собрались на совет и много жаловались на раздоры своих господ.

90. Примирение Лотаря и Хугона

Они постановили, чтобы доброжелатели каждого из государей просили другого о мире, дабы каждый из двух, тронутый дружелюбием другого, легче пошел к нему навстречу и горячо покаялся перед ним в нарушении дружеского союза. Этот план вскоре увенчался успехом. Они сумели благополучно убедить их и те заключили прочный союз. Так была скреплена их взаимная дружба 102.

91. Возведение Людовика 103 на трон королевства франков

Поскольку король желал, чтобы его сын Людовик унаследовал его трон, он попросил герцога устроить его коронацию, на что герцог ответил, что он охотно и не мешкая возьмет на себя исполнение этого замысла. Он отправил послов, чтобы созвать в Компьене знатных сеньоров королевства. Там герцог и остальные сеньоры провозгласили Людовика королем, а Реймский архиепископ, блаженной памяти Адальберон, короновал его как короля франков 104 в день святой пятидесятницы. Теперь правило два короля и обоим герцог выказывал необычайную обходительность и предлагал всевозможные услуги, превознося перед всеми королевское достоинство и не скрывая своей покорности. Он обещал им упрочить их власть над народами, которые им подвластны, а также успешно укротить непокорных. Он полагал, что Людовику и Лотарю следует править [123] в разных королевствах, чтобы теснота одного королевства не умалила власти обоих королей.

92. Возведение Людовика на трон Аквитании и его женитьба

Пока герцог усердно осуществлял этот замысел, некие коварные люди, зная о его планах и надеясь приобрести себе славу, пришли к королеве Эмме и сказали, что хотят посоветоваться об одном весьма важном деле. Принятые королевой, они сказали, что, как им кажется, королю Людовику лучше всего взять в супруги Аделаиду 105, вдову недавно скончавшегося Рагемунда, герцога Готии. С помощью этого брака можно не только увеличить его королевское могущество, но и извлечь другие выгоды. В самом деле, Людовик соберет под своей властью всю Аквитанию, равно как и Готию, заняв, как господин своей жены, все хорошо укрепленные города, а затем, в чем и заключается главное преимущество этого плана, отец и сын, находясь и тут, и там, смогут постоянно теснить герцога и других врагов, зажатых посередине.

93.

После того, как королю объяснили суть этого замысла, он в присутствии графа Гозфреда велел исполнить его. Приготовления шли без ведома герцога. Позже он узнал о них, но чтобы не показалось, что он противится королям, скрыл обиду и никак нс противодействовал. Тем временем собрались знатные люди королевства, была построена королевская конница, привезены королевские инсигнии, подготовлены в большом количестве съестные припасы, нагружены повозки. Когда все было готово, оба короля с большой конницей двинулись в Аквитанию и достигли замка, который исстари называется Бриод.

94. Восшествие Людовика и Аделаиды на трон Аквитании и их развод

Там заранее предупрежденная Аделаида устроила им пышный прием. В назначенный день, совершив подобающие обряды и взяв достойное приданое, король Людовик сочетался браком и был вместе с женой коронован епископами и возведен на трон 106. Но их королевский титул нс столь почитался, чтобы они смогли осуществлять королевскую власть над знатными сеньорами. Кроме того, между ними не было никакой супружеской любви. Ведь он был еще совсем молод, а она — в преклонных летах 107, и различия в их привычках порождали частые ссоры. Они отказались от общей спальни и отдыхали в разных покоях. Если им надо было поговорить, они делали это под открытым небом. И беседы их ограничивались несколькими [124] словами. Так они жили в течение двух лет, у них стали обычными сильные ссоры, а вскоре последовал и развод.

95.

Людовик, лишенный наставника, предавался суетным забавам, как все юноши. Одежду, принятую на его родине, он сменил чужеземной. Его положение было плачевным, он унижал себя и шла молва о его неспособности править. Тот, кто совсем недавно был могущественным королем, благодаря своему происхождению, славе и богатству, ныне влачил свою жизнь в нужде, испытывая недостаток как в средствах, так и в военных силах. Узнав об этом из разных источников, король Лотарь решил отозвать своего сына, понимая, что он и к худшему скатится, поскольку не обладает достоинством, чтобы блюсти королевскую честь, Итак, он приготовил конницу, чтобы вернуть сына. Вступив в Аквитанию, он пришел в Бриод, забрал сына и увез 108. Покинутая королева, печалясь и опасаясь дальнейших обид, поехала к Вильгельму Арльскому 109 и вышла за него замуж. Так их развод привел к неприкрытому разврату.

96. Смерть Оттона

В то время Оттон претерпел серьезную неудачу на войне с варварами. Он лишился войска, перебитого врагами, и сам попал бы в плен, если бы по Божьей милости не успел вернуться 110. Позже, в Риме, он захворал из-за дурного пищеварения и страдал запором в кишечнике от разлития черной желчи; желая выздороветь, он принял четыре драхмы алоэ. От этого его внутренности пришли в расстройство и в течение двух дней продолжалась диарея, вызвавшая геморроидальную опухоль. Переполненные прилившей кровью опухоли по прошествии немногих дней привели к его смерти 111.

97.

У покойного остался пятилетний сын Оттон 112. В то время, как одни могущественные люди желали, чтобы он унаследовал отцовское королевство, другие возражали против этого. В конце концов королевство осталось за ним, но только после многих усилий и различных превратностей. Ведь Хезилон 113, двоюродный брат покойного короля, которого до тех пор содержали в оковах в темнице, поскольку он оспаривал корону, освободился, благодаря козням дурных людей, на погибель королевству, и многие из них приняли его в своих замках. Столь же знатный, как и Оттон, он был красив и крепок телом, охоч до почестей и властолюбив, духом силен, но коварен. Жаждая править, он склонил на свою сторону и сделал [125] своими приближенными и друзьями всех клятвопреступников, осужденных по суду или опасающихся суда за содеянное 114, наконец, просто всех бесчестных людей, которые были ему по душе. Благодаря их коварству, он похитил сына покойного короля, маленького Оттона, рассчитывая править вместо него. Итак, полагая, что королевство уже находится в его власти, он готовился принять корону и скипетр. Он решил просить помощи у Лотаря и надеялся сделать его своим другом и соратником, уступив ему Бельгику; он отправил к нему послов, чтобы они скрепили этот договор клятвой. Согласно этой клятве, оба короля должны были встретиться в назначенном месте у Рейна 115.

98.

Согласно клятве, переданной через послов, Лотарь в назначенное время пересек Бельгику со своим войском, чтобы не нарушить обещание, и прибыл в назначенное место на Рейне. Но Хезилон, опасаясь, что если он поспешит навстречу, то знатные сеньоры заподозрят его в том, что он хочет принять Лотаря в своем королевстве, решился нарушить клятву и отказался прийти. Поняв, что над ним посмеялись, Лотарь отступил, однако не без труда, ибо белги, через земли которых он проходил с войском, возмущенные его появлением, завалили деревьями проезжие пути и вырыли глубокие рвы поперек дороги. Они хотели не сразиться с врагом в открытом поле, а напасть с тыла на противников, задержанных этими препятствиями, либо обосноваться на высоких горах и осыпать стрелами и камнями идущих внизу. Так как им не хватало духу сразиться в открытую, они разместили лучников с луками и арбалетами на возвышенных местах, и пока войско проходило внизу, они с высоты одних пронзили, а других изранили стрелами и другими снарядами. Но молодые воины отыскали проход к ним, взобрались и обрушились на врагов; в гневе они ранили некоторых, а некоторых предали смерти. Трижды они нападали столь свирепо, что навалили груды мертвых тел, подобные холмам. Когда они спустились, войско изрубило мечами завалы на дорогах и раздвинуло копьями наваленные кучи деревьев, и так расчистило себе путь. Наконец, с большим трудом войско миновало вражеские земли.

99.

В то время никто нс правил Германией, ведь Оттону не позволял править нежный возраст, а стремление Хезилона стать королем оспаривалось лучшими людьми королевства. Поэтому Логарь, пользуясь случаем, подумывал о вторичном [126] вторжении в Бельгику, чтобы вернуть ее под свою власть, ведь Оттона больше не было, а знатные сеньоры жили в раздоре и королевство оставалось без короля и никем не управлялось 116.

100.

Итак, он призвал Одона 117 и Хериберта 118, мужей известных и могущественных, и открыл им свое тайное желание. И поскольку немногим ранее он милостиво пожаловал им огромные владения их дяди, умершего без наследников, вместе с хорошо укрепленными замками, они тотчас ответили, что готовы служить ему и во время мира, и на войне. После того, как они обещали свою помощь, король рассказал им о своем намерении вернуться в Бельгику и завоевать ее; они предложили для начала взять Верден, так как этот город находится ближе всего, и они нападут на него, осадят и не отступят, пока не возьмут его. И они до тех пор останутся в Бельгике, пока либо не завоюют ее силой, либо пока белги не признают себя побежденными и не сдадутся. Приняв от них клятву, король сразу двинул свое войско на Верден.

101. Взятие Вердена

Расположение города позволяло нападающим подступить к нему спереди по удобопроходимой равнине, но с тыла он был недоступен. С этой стороны поднималась скала и простиралось глубокое ущелье. На другом его краю высились крутые отроги. Город изобиловал источниками и колодцами, на радость его обитателей, но и соседствовал с лесом и омывался рекой Маасом с крутыми берегами 119. Итак, подступ был только спереди, и нападающие соорудили на равнине военные машины разного назначения. Защитники города также приготовились к сопротивлению. Сражение длилось восемь дней напролет. Но поняв, что союзники вне города не посылают им никакой помощи и что они не смогут вынести тяжести бесконечного сражения, жители города посовещались и решили сдаться врагу на условиях, что им не причинят никакого ущерба и оставят невредимыми. Они открыли ворота города и сдались Лотарю 120.

102.

После этого король оставил в городе для охраны королеву Эмму. А сам с войском вернулся в Лан и позволил своим людям разойтись. Он пользовался у них такой благосклонностью и любовью, что они сулили, если он повторит поход, вновь пойти за ним, куда прикажет, и, бросив на время дома и детей, врукопашную сражаться с врагом 121. Тем временем Лотарь обсуждал со своими людьми, что ему лучше предпринять: идти [127] дальше и силой оружия подчинить себе всю Бельгику, или, обосновавшись в Вердене и разослав послов, увещевать врагов и склонить их на свою сторону. Если он одолеет их мечом, то только после большого кровопролития, и в дальнейшем не сможет добиться их доверия, причинив друзьям столько бед. А если будет ожидать, пока они вернутся к нему, привлеченные его милостью, то, полагал он, надо будет опасаться, как бы такое бездействие не усилило наглости его врагов.

103. Нападение белгов на Верден

Пока шли долгие совещания, герцог Бельгики Теодерик 122, а также Годефрид 123, муж знатный и решительный, и знаменитый Сигефрид 124, и славные и известные братья Бардон и Гозилон 125, и некоторые другие знатные сеньоры тайно задумали напасть на Верден и очистить его от галлов. Они с отборным войском хитростью заняли стоянку торговцев, которая была обнесена стеной наподобие крепости и отделялась от города течением Мааса, но соединялась с ним двумя мостами. Воины разбрелись по округе и свезли отовсюду продовольствие, забрали для нужд войны и припасы торговцев. Они приказали подвезти к ним бревна из Аргонны 126, чтобы, если враг использует против них машины, они также могли собрать внутри машины для защиты. Также они сплели прочные щиты из лозы и веток, чтобы, если обстоятельства того потребуют, закрыть ими машины. Приготовили они и колья, заостренные железом и обожженные на огне, чтобы поразить возможно большее число врагов, приказали кузнецам изготовить разного рода метательные снаряды, привезли для разных целей тысячи мотков веревок, установили щиты для «черепахи». Сверх того, у них были сотни смертоносных боевых машин.

104. Лотарь отбивает Верден

Лотарю сообщили об этом и он, крайне возмущенный сим преступным деянием, созвал распущенное войско и с десятью тысячами воинов пошел к Вердену и внезапно напал на противников. В первой схватке они выставили против врагов лучников. Выпущенные из луков и арбалетов стрелы и другие метательные снаряды сновали в воздухе так часто, что казалось, надвинулись тучи и скрыли землю. Защищаясь от них, враги на стене выстроили у себя над головой «черепаху»127; метательные снаряды ударялись о нее и отскакивали. По окончании этой схватки, галлы расположились вокруг осадой и укрепили свой лагерь, выкопав рвы, чтобы противники, внезапно напав на них, не нашли легкого доступа. [128]

105. Сооружение некоей военной машины

Для постройки машины подвезли высокие дубы, срубленные под корень. Положили на землю четыре бревна длиной в 30 футов таким образом, что два бревна лежали вдоль на расстоянии в 10 футов друг от друга и были связаны с двумя другими, уложенными поперек с тем же промежутком. Пространство, заключенное внутри этого сруба, в длину и ширину равнялось 10 футам. Длина внешних сторон сруба также составляла 10 футов. В местах соединения бревен водрузили стоймя четыре столба высотой в 40 футов, отстоящие друг от друга на равное расстояние, так что в плане получался квадрат; к ним прикрепили подъемные блоки. С четырех сторон в двух местах — посередине и у вершины — поместили поперечины длиной в 10 футов, чтобы столбы держались прочнее. У концов четырех бревен, на которых покоились столбы, установили четыре других бревна, которые шли наискось и упирались в верхние перекладины, их прикрепили к столбам, чтобы машина была устойчивой и не качалась. Поверх перекладин, которые связывали постройку сверху и посередине, положили брусья. К ним прикрепили плетни, на которых должны были стоять бойцы. С высоты они обрушивали вниз, на противника, град дротиков и камней. Соорудив эту машину, осаждающие намеревались подтащить ее к расположению врага 128. Но так как они опасались лучников, то изыскивали способ приблизить машину к врагам без потерь среди своих. Наконец, благодаря хитроумной выдумке они нашли отличное средство подогнать ее к врагам.

106. Как вышеупомянутую машину подогнали к врагам

Они велели прочно вкопать в землю четыре толстых столба; на десять футов они уходили в землю, а на восемь — возвышались над ней. Установив их, укрепили с четырех сторон прочные брусья. Поперек брусьев натянули канаты. К передним концам канатов привязали машину, которую надо было подвезти к врагам, а к задним — привязали быков. Причем вторые концы были длиннее первых. Передние концы, привязанные к машине, были короче, так что машина находилась между врагами и быками. Поэтому чем дальше быки отступали от врагов, тем ближе машина, подтягиваемая ими, подъезжала к ним. Кроме того, снизу к машине прикрепили цилиндры, чтобы легче было ее двигать, и благодаря этой выдумке машину удалось подогнать к врагам без потерь 129.

107. Победа Лотаря

Противники также соорудили подобную машину, но не столь высокую и крепкую130. Построенные машины возвышались [129] с обеих сторон. Обе стороны доблестно сражались и никто не отступал. Слишком близко подойдя к стене, король был ранен в верхнюю губу брошенным сверху дротиком. Воспламененные его ранением, его воины предались сражению еще упорнее. И так как враги, обладавшие военной машиной и оружием в избытке, никак не сдавались, король приказал использовать железные крючья. Их привязали, к веревкам, забросили на вражескую машину и, когда они пронзили дерево и впились в него, одни отбрасывали веревки, другие подхватывали и так накренили и повалили машину противников. Одни бойцы успели слезть вниз по столбам и спуститься с нее, другие, спасаясь, спрыгнули на землю, а некоторые в позорном страхе попрятались, опасаясь за свою жизнь. Увидев, что на них надвигается смертельная угроза, враги сдались своим противникам и молили сохранить им жизнь. Им приказали сложить с себя оружие и отдать его. И тут же король повелел, чтобы врагов брали в плен, не причиняя им вреда, и невредимыми уводили. Итак, их, безоружных и не потерпевших иного ущерба, кроме ударов, полученных в сражении, привели к королю. Припав к его ногам, они просили оставить им жизнь, ведь, будучи побежденными мощью короля, они опасались за нее.

108.

Одержав победу, король поручил своим людям стеречь пленных знатных сеньоров Бельгики, но приказал вернуть их в подходящее время. Остальным защитникам города позволили уйти. Сам король возвратился с войском в Лан и там распустил его. Город Верден находился в его безоговорочной власти вплоть до конца его жизни. Кроме того, он подумывал, какими средствами он мог бы расширить свое королевство с помощью дальнейших походов. И в самом деле, дела его шли успешно, а положение королевства, упроченное, когда знатные сеньоры попали в плен, побуждало его к этому предприятию. Но Провидение, правящее миром, положило конец и спокойствию белгов, и его правлению.

109. Смерть Лотаря

В том же году, когда теплая весна посетила охваченную холодом землю, король захворал в Лане из-за естественного изменения температуры. Мучимый недугом, который врачи называют коликами, он слег в постель. У него нестерпимо болело справа над срамными органами, жестокие боли терзали его от пупа до селезенки и от левого паха до заднего прохода. Кишечник и почки также были поражены недугом, он испытывал [130] постоянные тенезмы и кровотечение, иногда удушье мешало ему говорить. Время от времени он коченел от озноба; присутствовало урчание в кишечнике, постоянная тошнота, тщетные рвотные позывы, вздутие живота и жжение в желудке. Весь дом наполнился жалобными криками. Слышались различные голоса и разные выклики. Никто из бывших там не мог сдержать слез из-за такой беды. И, пережив Оттона на 10 лет 131, на тридцать седьмом году с тех пор, как воспринял королевство по смерти отца 132, на сорок восьмом, как еще при жизни отца получил корону и скипетр, а от рождения — на шестьдесят восьмом 133, он умер и так уплатил свой долг природе 134.

110.

Королю устроили похороны с поистине королевским блеском. Для него изготовили ложе, украшенное изображениями королевских инсигний; тело одели в шелковые одеяния, а сверху накрыли пурпурным покровом, усыпанным самоцветами и расшитым золотом. Знатнейшие люди королевства несли это ложе. Выступали епископы и духовенство с распятиями и евангелиями, среди них, рыдая, шли те, кто нес его корону, блистающую золотом и драгоценными камнями, и многие другие знаки отличия. Погребальные песнопения прерывались слезами. Рыцари шли строем с печальными лицами, за ними с жалобами следовала остальная толпа 135. Его похоронили в Реймсе, в обители монахов святого Ремигия, рядом с отцом и матерью, как он ранее приказал своим приближенным; этот монастырь отстоит от места его смерти на 240 стадиев 136, и всю дорогу туда ему выказывали глубокое почтение и горячую любовь.

Комментарии

Глава 1

1 ...архиепископу Брунону... — Брунон, архиепископ Кельнский, герцог Лотарингии.

Глава 2

2 ...короновал двенадцатилетнего Лотаря... — Коронация Лотаря состоялась 12 ноября 954 г.

Глава 3

3 ...герцог Вильгельм... — Вильгельм (Гийом) Длинноволосый, граф Пуатье, позже принял титул герцога Аквитании.

Глава 5

4 ...был погребен в базилике святого Дионисия мученика. — Хугон Великий умер 16 июня 956 г. К этому времени он был могущественнейшим человеком в королевстве, под его властью находилось герцогство франков, включавшее в основном земли бывшей Нейстрии, Бургундия, Бретань, часть Нормандии.

Глава 6

5 ...вел войну с Булизлавом... — Флодоард пишет в «Анналах» за 955 г. (то есть Рихер опять нарушает хронологический порядок), что Оттон воевал против венгров «cum Burizlao», а затем — против двух «королей сарматов», «suffragante sioi Burizlao rege», а значит, этот «король» был его союзником.

6 ...владения королевы. Герберги, находившиеся в Бельгике. — Рагенерий (Ренье), граф Геннегау, племянник Гислеберта, герцога Лотарингии и первого мужа Герберги. Речь идет о владениях, доставшихся Герберге от Гислебер та, очевидно, Рагенерий считал себя вправе претендовать на них.

Глава 8

7 ...под названием Монс... —Латинское название этого замка переводится примерно как «Замковая Гора». Вспомним также названия типа «Высокая гора» (II, 26), «Гора Мучеников» (Монмартр, II, 41), «Острая Гора» (III, 84).

Глава 9

8 ...и захваченными воинами. — У Флодоарда (»Анналы», 956 г.) отец Рихера не упоминается, а замок Рагенерия берет сам король Лотарь.

Глава 11

9 ...сын тирана Хериберта... — У Хериберта II было пятеро сыновей: Хериберт III, Адальберт, граф Вермандуа, Роберт, граф Мо и Труа, Одон, граф Амьена и Хугон, неудачливый архиепископ Реймский.

Глава 13

10 ...Хугон... — Хугон Капет (ок. 940-996) будущий король западных франков.

11 ...Оттон... — Оттон или Одон, герцог Бургундии в 960-965 гг.

Глава 14

12 ...на двадцатый год своего архиепископства. — 30 сентября 961 г.

Глава 15

13 ...Хугон, которого король недавно сделал герцогом... — Очевидно Рихер путает Хугона Капета, который действительно недавно стал герцогом, с его двоюродным братом Хугоном, сыном Хериберта II Вермандуа и низложенным реймским архиепископом.

Глава 16

14 ...в округе Мо... — То есть на территории, подвластной Роберту, брату Хугона.

15 ...в селении... — Пропуск у Рихера.

16 ...те, кто был близок к герцогу... — Имеется в виду Хугон Капет.

17 ...епископы Орлеанский, Парижский и Санлисский...— Орлеан, Санлис и Сане находились на территории, подвластной Хугону Капету, а Париж был столицей Робертинов со времен Одона.

Глава 17

18 ...папа Иоанн... — Иоанн XII (955-964); он и Октавиан, преемник Агапита, упомянутый далее — одно лицо: Октавиан, сын римского диктатора Альберика, стал папой под именем Иоанна XII.

Глава 18

19 ...по имени Оделрик. — Оделрик, архиепископ Реймский (962-969), был, очевидно, ставленником Брунона Кельнского, дяди короля. Его преемник, Адальберон, также происходил из Лотарингии, будучи племянником Адальберона, епископа Метцкого.

Глава 19

20 ...был посвящен в базилике святого Религия... — Оделрик был посвящен только в 963 г.

Глава 20

21 ...предал анафеме Тетбальда Турского... — Тетбольд Мошенник, граф Тура, Блуа и Шартра, упомянут в 43 и 48-й главах второй книги.

Глава 21

22 ...Арнульф, граф Теруанский. — Арнульф I, граф Фландрский, умер 27 марта 965 г.

Глава 22

23 ...унаследовал Адальберон... — Рихер забыл рассказать о смерти Одел-рика (умер 6 ноября 969 г.)

24 ...после своего избрания... — Согласно продолжению «Анналов» Флодоарда, перестройка церкви началась только в 976 г.

25... восстановить свою церковь. — В продолжении «Анналов» Флодоарда говорится, что перестройке подверглась церковь святой Марии, а Ф.Лот полагает, что речь идет о церкви Сен-Дени: F.Lot, Les demiers carolingiens. Paris, 1891, p. 73,note 1,p.74.

Глава 24

26 ...только если это вызвано необходимостью... — Устав ордена святого Бенедикта позволял монахам прерывать молчание только для молитв или в случае крайней необходимости.

27 ...По завершении же всех дневных молите... — Этот цикл ежедневных молитв назывался комплеторием (completorium), этот термин и использует Рихер.

28 ...до утренних хвалений. — «Laudes» — заутреня.

29 ...и писания отцов церкви. — Эта глава и главы 32-42 чрезвычайно ценны, так как освещают начало монастырской реформы во Франции.

Глава 25

30 ...он поехал в Рим. — Поездка Адальберона в Рим продолжалась с ноября 971 г. по апрель 972 г.

31 ...папа Иоанн... — Иоанн XIII (965-972).

Глава 28

32 ...Иоанн, раб рабов Божьих... — После этих слов стоит крест, следующий лист отсутствует.

Глава 30

33 ...к Реймскому диоцезу. — Собор состоялся в мае 972 г. в Монт-Нотр-Дам в окрестностях Суассона.

Глава 37

34 ...надевая роскошные одежды. — В первой редакции далее стояло: «тогда как добрые монахи были бы довольны любым прикрытием для головы. Разве они не отступили от религиозных установлении? Ведь они судят о достоинстве по одежде, и простую, без сомнения, отвергают, и отсюда гнушаются тем, что напоминает им о религии».

Глава 40

35 ...ткани из Норика. — Норик — римская провинция между верхним течением Дравы и Дунаем (I в.). В данном случае, скорее, имеются ввиду ткани, привозимые из Византии и с Востока через земли бывшего Норика.

Глава 43

36 ...Бог послал к нему Герберта... — См. прим. 1 к Прологу.

37 ...в обители святого исповедника Герольда. — Монастырь святого Герольда в Орильяке (Орийаке).

38 ...Боррелю, герцогу ближней части Испании... — Боррель в то время еще не имел герцогского титула. Его паломничество, очевидно, состоялось около 967 г.

39 ...епископу Хаттону... — Хаттон или Аттон, епископ Вика.

40 ...к блаженной памяти папе ..... — Имя папы у Рихера пропущено, но папой в описываемое время был Иоанн XIII.

Глава 44

41 ...во время посещения Рима. — Хаттон был убит в Риме 22 августа 971 г., но Рихер об этом не пишет.

42 ...Оттона, короля Германии, и Италии... — В то время Оттон уже был императором (коронован в 962 г.), но Рихер предпочитает называть его королем.

43 ...занимаясь преподаванием. — Среди учеников Герберта был, вероятно, и сын Оттона I, будущий Оттон II.

Глава 45

44 ...лучшим из логиков считался Герани... — Н.М.Бубнов сообщает, что подпись архидиакона Геранна стоит под актами собора в Mont-Notre-Dame en Tardenois (См. III, 30) (Сборник писем Герберта как исторический источник, ч. 2, отд. 1, с. 33). У Рихера его имя обозначено аббревиатурой G.

45 ...вышеназванному архиепископу... — Имеется в виду Адальберон, при котором Герберт впоследствии исполнял обязанности секретаря.

46 ...наставлять в свободных искусствах... — См. прим. 49 к кн. 1.

Глава 46

47 ...»Изагоги» или «Введения» Порфирия... — Порфирий — греческий философ II века н.э., ученик неоплатоника Плотина. Большинство его трудов утеряно, сохранились «Изагоги» («Эйсагоге» — введение к «Категориям» Аристотеля) в переводе Боэция.

48 ...согласно переводу ритора Викторина... — Гай Марий Викторин — автор комментариев к «Риторике» Цицерона и перевода сочинения Порфирия.

49 ...в переводе Манлия... —Так Рихер называет Аниция Манлия Торквата Северина Боэция (ок. 480-524), римского философа и политического деятеля из знатного рода Анициев. Находился при дворе короля Теодориха в Равенне, занимая пост магистра оффиций (первого министра). Был заподозрен в тайных сношениях с Византией, провел долгое время в заключении и был в конце концов казнен. Один из наиболее почитаемых авторов в средние века, известны его переводы и комментарии к Аристотелю и Порфирию, трактаты, посвященные логике, арифметике, музыке, вопросам теологии. В XI в. была составлена приписываемая Боэцию «Геометрия», при написании которой, кстати, были использованы сочинения Герберта (Разоблачению этого подлога посвящена книга Н.М.Бубнова «Абак и Боэций», Пг., 1915). Широкой известностью пользовался и написанный Боэцием в заключении трактат «Утешение философией» («Consolatio philosophiae»).

50 ...книгу высказываний Аристотеля, то есть «Категории». — Аристотель (384-322 до н.э.) знаменитый греческий философ, основатель школы перипатетиков. «Категории» Аристотеля входят составной частью в свод трудов, посвященных логике и получивших название «Органон».

51 ...«Пери Херменейас» или «Об истолковании»... — Трактат Аристотеля по логике. В одном из писем Герберта упоминаются комментарии Боэция на эту книгу. См. Havet, № 123.

52 ...переведенное Туллием... — Марк Туллий Цицерон (106-43 до н.э.), известный римский оратор, писатель и политический деятель.

53 ...о гипотетических силлогизмах... — Эти указания Рихера заставляют вспомнить названия трактатов Боэция по логике: «О категорическом силлогизме», «О гипотетических силлогизмах», «О топических различиях», «О делении», их, видимо, и использовал Герберт.

54 ...Марона... — Публий Вергилий Марон (70-19 до н.э.), крупнейший римский поэт, автор сборника пастушеских стихотворений («Буколики» или «Эклоги»), поэм «Георгики» и «Энеиды», рассказывающей о странствиях троянского героя Энея после взятия Трои греками..

55 ...Стация... — Публий Папиний Стаций (ок. 40-95), римский поэт, автор эпических поэм «Фиваида» и «Ахиллеида»; рукопись последней упоминается в двух письмах Герберта. См. Havet, № 134, 148.

56 ...Теренция... — Теренций Афр (190-159 до н.э.), великий римский комедиограф, автор шести пьес.

56а ...Ювенала... — Децим Юний Ювенал (ок. 60-после 127), римский поэт-сатирик, популярный и в средние века.

57 ...Персия... — Авл Персии Флакк (34-62), римский поэт этрусского происхождения, автор сатир, написанных в духе Горация.

58 ...Горация... — Квинт Гораций Флакк (65-8 до н.э.), знаменитый римский поэт, автор лирических стихотворений («Carmina») и сатир («Sermones»).

59 ...историографа Лукана. — Марк Анней Лукан (39-65), римский эпический поэт, племянник философа Сенеки. Из его сочинений сохранилось 10 песен и поэма «Фарсалия», рассказывающая о войне между Цезарем и Помпеем.

Глава 49

60 ...каких трудов потребовала от него математика. — Первая часть курса Герберта представляет собой, по сути, тривий (диалектика (46), грамматика и риторика (47-48)), а вторая, которую Рихер называет «математикой» — это квадривий, включающий в себя арифметику (49), геометрию (54), астрономию (50-53) и музыку (49).

61 ...и так передал им полные знания. — Схолии Герберта к «Musica institutio» Боэция опубликованы в издании Н.М.Бубнова «Gerberti opera mathematica». Berlin, 1899, s. 28-31.

Глава 50

62 ...наставил в познании звезд. — Подобная сфера упоминается в одном из писем Герберта: именно в обмен на нее монах Ремигий из Трира согласился сделать для Герберта список «Ахиллеиды» Стация (Havet, № 148). См. также его трактат «Об устройстве сферы» («de spherae compositio»), PL, 1.139.

Глава 54

63 ... абак, то есть доску с делениями. — Абак — известный еще в Древнем Риме счетный прибор, действующий по принципу счетов, представлял собой доску, разделенную на столбцы, по которым передвигали жетоны. Герберт использовал вместо жетонов арабские цифры, вырезанные из рога; видимо, он и ввел их в Европе. По указанию Н.М.Бубнова, авторитет Герберта в это области был одно время так велик, что «людей, искусных в вычислениях, иногда называли «гербертистами» (Сборник писем Герберта, ч. II, отд. 1, прим. 73 к с. 38).

64 ...где все это изложено достаточно подробно. — Константин, монах аббатства святого Бенедикта, друг Герберта и адресат многих его писем. Указанное Рихером сочинение также представляет собой письмо, см. "Opera mathematica", p. 51.

Глава 55

65 ...в Саксонии славился Отрик. — Отрик, монах из монастыря святого Маврикия, получил образование и преподавал в Магдебурге, занимал при местном архиепископе примерно то же положение, что Герберт при Адальбероне. В 978 г. он оставил Магдебург и переехал ко двору Оттона II. Умер он в 981 г. Его учеником был святой Адальберт (Войтех), убитый язычниками-пруссами.

Глава 56

66 ...и разоблачил перед августом Оттоном... — Оттон II (973-983), но о его восшествии на престол Рихер скажет только в 67-й главе.

67 ...Август... — Обычно Рихер называет Оттона королем, здесь же использовано слово «август». Именно так обращается к Оттонам Герберт, что, возможно, говорит о том, что этот эпизод основан на рассказе Герберта.

Глава 57

68 ...и в Тичино встретился с августом и Отрикюм. — Поездка Адальберона и Герберта в Италию состоялась в декабре 980 г.

69 ...и также Адсон, аббат Монтьеранде... — Адсон, аббат Монтьеранде с 968 г., друг Герберта, писатель, обладатель обширной библиотеки, где была представлена в основном античная литература. Умер в 992 г. по дороге в Иерусалим, куда он сопровождал некоего графа Хильдуина, на которого сам наложил соответствующую епитимью. Труды Адсона см.: PL, t. 137. Также см. о нем: Verhelst D. Adson de Montier-en-Der. Religion et culture autour de l'An mil..., p. 25-30.

Глава 60

70 ...о разделении философии согласно Викторину... — В тексте стоит «Vitruvii», очевидно, описка Рихера, так как автор «Десяти книг об архитектуре» едва ли мог служить авторитетом в диспуте на данную тему. Разделение философии, подобное тому, которое излагает Герберт, содержится в Комментариях Боэция к «Изагогам» Порфирия в переводе Викторина (См. прим. 47-48).

Глава 63

71 ...Ведь Платон... — Платон (427-347 до н.э.), знаменитый греческий философ, ученик Сократа, основатель Академии в Афинах, родоначальник так называемого идеалистического направления в философии.

Глава 66

72 ...королеву Эмму... — Лотарь III женился на Эмме в начале 966 г. Она была дочерью Аделаиды, жены Оттона I, от первого брака с Лотарем, королем Италии.

73 ...Адальберона, епископа Ланского... — Они обозначены как «Е. R.» и «Ad. L.»

74 ...обвиняли в позорном разврате... — Адальберон, епископ Ланский, писатель (см. его «Carmen ad Rotbertum regem Francorum, PL, ser. Latina, t. 141), был в то время канцлером Лотаря. Считалось, что упомянутое обвинение было выдвинуто против него Карлом, младшим сыном Людовика IV и братом Лотаря.

75 ...после чего архиепископ... — Дальше лист обрезан.

Глава 67

76 ...После кончины Оттона... — Оттон I умер 7 мая 973 г.

77 ...он пожаловал ее Отточу, отцу Оттона. — Как уже говорилось, Людовик не располагал властью над Лотарингией и, соответственно, не мог пожаловать ее Оттону, который и не был его вассалом.

Глава 68

78 ...вместе с беременной супругой Феофано... — Оттон II был женат на Феофано, дочери византийского императора Романа II, их свадьба состоялась в Риме в апреле 972 г.

Глава 69

79 ...предвидя большую нехватку военных силу врага. — Этот поход состоялся летом 976 г.

Глава 73

80 ...пока сильна ваша молодость и дух могуч... — В речь Оттона вставлены цитаты из речи Катилины у Саллюстия: :»si igitur magis imperare quam servire parati estis ... dum aetas viget animusque valet», «О заговоре Катилины», 20.

Глава 74

81 ...Тем временем... — Осень 978 г.

82 ...с тридцатью тысячами всадников. — Хотя обычно Рихер приводит фантастические цифры, в данном случае Ф.Лот полагает, что Оттон II действительно мог располагать войском таких размеров. См.: Lot F., Les demiers ...,98).

83... послав вперед центурионов. — «centuriones». См. также упоминание о центуриях и центурионах в главе 69 настоящей книги. Рихер вообще увлекается античной военной терминологией, здесь, вероятно, имеются ввиду передовые отряды и их командиры.

84 ...идти плакаться к герцогу. — То есть к Хугону Капету.

85 ...оказал большие почести святому Ремигию. — Реймского архиепископа Адальберона позже обвиняли в сговоре с Оттоном, в планы которого входил не только грабительский набег, но, при случае, и свержение Лотаря. При войске Оттона находился изгнанный к тому времени Карл, брат короля, который и должен был заменить его на троне.

Глава 75

86 ...заняли пространство в 160 стадиев. — Стадий — мера длины (125 шагов, около 176,6 м). Видимо, Рихер хочет сказать, что войско разместилось, вытянувшись вдоль Сены в одну узкую линию.

Глава 76

87 ...отогнать безумца... — «Furentem», в первой редакции было «canem latrantem».

88...избавив всех от такого позора. — В первой редакции далее стояло: «и не только себя, но и весь свой народ прославить на вечные времена».

89 ...был избран Ивон... — Во второй редакции имя Ивона вычеркнуто. Ф.Лот приводит документ, из которого следует, что у Хугона Капета был вассал по имени Ивон, которому гог пожаловал аббатство Омбле. См.: Lot F., Les derniers .... р. 402.

90 ...германец бросает копье... — В описываемое Рихером время подобный поединок с использованием копий мог быть только конным, однако здесь германец бросает свое копье, как это делали германцы у Тацита.

91 ...просил обещанной награды и получил ее. — Параллель этому эпизоду традиционно видят в поединке Гильома Оранжского с Изоре,также у стен осажденного Парижа; считают также, что в «Монашестве» Гильома отразились воспоминания об осаде Парижа Оттоном II в 978 г. См.: Михайлов А.Д. Жеста Гильома // Песни о Гильоме Оранжском, с. 499. Но Ивон у Рихера сражался все-таки не с богатырем невероятной силы, а с обычным воином, до которого сеньоры не пожелали снизойти.

Глава 79.

92 ...те, кто больше всего любит раздор... — Могут подразумеваться Хугон Капет, Карл Лотарингский, Генрих, герцог Баварский.

Глава 81

93 ...они встретились. — Встреча при Маргу состоялась в начале июля 980 г. Глава 84

94 ...он сообщил Оттону о своих намерениях. — Посольство Хугона ездило в Италию в декабре 980 г., одновременно с Адальбероном и Гербертом (см. прим. 68); Н.М.Бубнов полагает, что это совпадение — не случайность и Адальберон был причастен к заключению союза между Хугоном и Оттоном II // Сборник писем Герберта ..., ч. 2, огд. 1, с. 119.

95 ...герцог отправился... — Весной 981 г.

96 ...Бурхардом... — Бурхард (Бушар), граф Вандомский.

97 ..... — Пропуск у Рихера.

Глава-85

98 ...что и дальше будет носить его. — Подавая Оттону меч при свидетелях, Хугон как бы признавал себя его вассалом. Ср. поведение Хугона Великого на первой встрече с будущим Людовиком IV, II, 4.

Глава 86

99 ...отправил к Конраду... — Конрад Тихий, король Бургундии, был братом Эммы.

Глава 87

100 ...все особенности его внешности. — Оба письма составлены Рихером.

101 ...разыскать его и опознать. — По мнению Н.Бубнова, Аделаида гостила у Оттона во время визита к нему Хугона Капета и могла, таким образом, обойтись без описания его внешности. См.: Сборник писем Герберта, ч. 2, отд. 1, с. 475. Однако слугам Аделаиды нужно было бы это описание.

Глава 90

102 ...Так была скреплена их взаимная дружба. — Примирение Лотаря с Хугоном состоялось 18 июня 985 г.

Глава 91

103 ...Возведение Людовика... — В первой редакции в заголовке стояло имя Роберта, затем Рихер исправил ошибку. Вероятно, он спутал Людовика V с Робертом, сыном Хугона Капета, который также был коронован при жизни отца и формально правил вместе с ним (См. IV, 12-13).

104 ...короновал его как короля франков... — Тринадцатилетний Людовик V был коронован 8 июня 979 г.; Рихер опять отступает от хронологического порядка.

Глава 92

105 ...взять в супруги Аделаиду... — Аделаида, вдова Стефана, графа Жеводан, и Раймонда Тулузского, маркиза Готии.

Глава 94

106 ...и возведен, на трон. — Свадьба и коронация состоялись в 982 г.

107 ...а она — в преклонных летах... — Разница в возрасте между Людовиком и его супругой составляла около двадцати лет.

Глава 95

108 ...Забрал сына и увез. — В 985 г.

109 ...поехала к Вильгельму Арльскому... — Вильгельм (Гийом), граф Арльский, правитель Прованса.

Глава 96

110 ...если бы по Божьей милости не успел вернуться. — Имеется в виду поражение, понесенное войском Оттона II от сарацин 15 мая 982 г. при мысе Колонна. Оттон I приобрел, путем женитьбы на Аделаиде, власть над Северной и Средней Италией, Южная же оставалась в руках византийцев, хотя Оттон старался присоединить и ее к своим владениям. Упомянутый неудачный поход Оттона II также был частью плана подчинения юга полуострова.

111 ...привели к его смерти. — Оттон II умер 7 декабря 983 г. в возрасте 28 лет.

Глава 97

112 ...остался пятилетний сын Оттон. — Оттон III родился в 980 г., и ему было 3 года. Короновали его 25 декабря 983 г.

113 ...Хезилон... — Хезилон — это Генрих, герцог Баварский, племянник Оттона. Ко времени смерти Оттона II он, уже неоднократно пытавшийся поднять мятеж, находился в заключении у Поппона, епископа Утрехтского, однако сумел выговорить себе свободу и даже добиться выдачи маленького Оттона III (мать которого Феофано была тогда в Италии), намереваясь первоначально стать регентом при Оттоне. В начале 984 г. Генрих-Хезилон собирает вокруг себя союзников, в числе которых оказался и Карл, которого Оттон II сделал герцогом нижней Лотарингии. На соборе знати в Магдебурге 16 марта Генрих предъявил уже претензии на корону, но его согласились признать королем только с согласия Оттона III, хотя Генрих все же присвоил королевский титул и начал переговоры с Мечиславом Польским и Болеславом Чешским, противниками Оттонов. На собрании на Бюрштадских полях около Вормса коалиция сторонников Оттона III во главе с Конрадом, герцогом Швабии и Виллигизом Майнцским вытребовала у Генриха обещание отдать Оттона; а в июне 984 г., на рейхстаге в Papa, на котором присутствовали и Феофано с Аделаидой, Оттона возвратили матери, и между двумя коалициями было заключено перемирие. Адальберон Реймский и Герберт проявили большой ингерес к этим событиям, пытаясь побудить Лотаря защитить интересы Оттона, сторонниками которого они были.

114 ...осужденных по суду или опасающихся суда за содеянное... — «judiliis convictos, sive etiam pro factis juditium timentes ...» — цитата из Саллюстия, «О заговоре Кагилины», 14.

115 —в назначенном месте у Рейна. — Встреча была назначена на 1 февраля 985 г., а местом всгречи, согласно Герберту, был Бризак (См. Havet, № 39).

Глава 99

116 ...королевство оставалось без короля и никем не управлялось. — Лотарь попытался извлечь для себя выгоду из смуты в Германии, сперва предъявив претензии на опеку над малолетним Оттоном III, затем — попытавшись вернуть под власть франкской короны Лотарингию. В переговорах, связанных с первым планом, принимали акгивное участие Адальберон Реймский и Герберт.

Глава 100

117 ...Одона... — Одон, граф Блуа и Шартра, сын Тетбольда Мошенника.

118 ...Хериберта... — Хериберт III, граф Труа, Мо и Вермандуа.

Глава 101

119 ...рекой Маасом с крутыми берегами. — Рихер неплохо представлял себе окрестносги Вердена. См. об эгом: Evrard J.-P. Verdun au temps de l'ereque Haymon (988-1024). Religion et culture autour de [An mil.... p. 273-278, см. также карту р. 278.

120... и сдались Лотарю. — Верден сдался в феврале 985 г.

Глава 102

121 ...врукопашную сражаться с врагом. — В очень похожих выражениях автор ранее говорил о преданности вассалов Оттона II своему господину (III, 77).

Глава 103

122 ...герцог Бельгики Теодерик... — Теодорик I, герцог Верхней Лотарингии (983-1026) и племянник герцога Хугона Капета (сын его сестры Беатрисы).

123 ...Годефрид... — Годефрид (Годфруа) Старый или Пленник, граф Вердена, брат реймского архиепископа Адальберона.

124 ...знаменитый Сигефрид... — Сигефрид (Сигфруа), граф Люксембурга.

125 ...известные братья Бардон и Гозилон... — Племянники Годефрида.

126 ...бревна из Аргонны... — Так назывался лес близ Вердена.

Глава 104

127 ...выстроили у них над головой «черепаху»... — Как уже говорилось раньше, особенность черепахи состояла в том, что это был передвижной навес (См. прим. 25 к кн. II). Это приспособление применялось при штурме, а не при обороне. В данном случае речь может идти об обычном защитном навесе.

Глава 105

128 ...подтащить ее к расположения», врага. — Рихер опять не приводит названия машины и гораздо больше рассказывает о ее устройстве, чем о ее конкретном предназначении и «боевых характеристиках». По сути эта «машина» представляет собой чрезвычайно примитивную, состоящую только из каркаса «гуляй-башню».

Глава 106

129 ...машину удалось подогнать к врагам без потерь. — Об этой выдумке известно только из сочинения Рихера. Непонятно только, каким образом удалось без потерь вкопать эти столбы и натянуть канаты: с помощью описанного устройства машина могла продвинуться только до столбов, так что их надо было бы установить почти вплотную к стене.

Глава 107

130 ...подобную машину, но не столь высокую и крепкую. — Осажденные могли соорудить в плохо приспособленном для осады укреплении башню из дерева, но вряд ли им удалось бы использовать внутри стен, в застроенном пространстве (эта «стоянка» представляла собой торговый квартал города) передвижную башню.

Глава 109

131 ...пережив Оттона на 10 лет... — На 3 года, если речь идет об Оттоне II, и на 13 лет, если об Оттоне I.

132 ...с тех пор, как воспринял королевство по смерти отца... — На тридцать втором году.

133 ...от рождения — на шестьдесят восьмом... — Лотарь умер в возрасте 45 лет.

134 ...он умер и так уплатил свой долг природе. — Это произошло 2 марта 986 г.

Глава 110

135 ...за ними с жалобами следовала остальная толпа. — Ср.: «Парадная кровать была из массивного золота и украшена ценными камнями; покрывало — из чистого пурпура и пестрило узорами; тело, лежавшее на нем, было покрыто алым сукном; голову царя обвивала диадема, а над нею лежала золотая корона, правая рука держала скипетр. Парадную кровать окружали сыновья и многочисленная толпа родственников; непосредственно за ними шли телохранители, отряд фракийцев, затем германцы и галлы — все в военных доспехах ... Тело перенесено было на расстояние двухсот стадий в Иродион, где оно, согласно завещанию, было предано земле» (Описание похорон Ирода Великого, Иосиф Флавий, «Иудейская война», I, 33, 9; Цит. по изд.:Иосиф Флавий. Иудейская война. Минск, 1991, с. 133).

136 ...на 240 стадиев... — Кстати, этой мерой длины Рихер, кажется, пользуется вполне осмысленно — расстояние от Лана до Реймса определяется им в 240 стадиев (примерно 45,4 км), что более менее соответствует действительности.

Текст воспроизведен по изданию: Рихер Реймский. История. М. РОССПЭН. 1997

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.